Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Прикреплённые файлы
12 дней(я) назад
АНТЫ (ИНДОСЛАВИКА СЛАВЯНСКИХ ЭТНОНИМОВ)



Постоянный адрес файла на сервере Либмонстра:

Постоянный адрес документа (прямая ссылка на файл):

http://libmonster.ru/m/articles//download/14221/3145

Дата загрузки ИЛИ последнего изменения файла:

16.07.2017

Готовая обратная ссылка на данную страницу для научной работы (для цитирования):

АНТЫ (ИНДОСЛАВИКА СЛАВЯНСКИХ ЭТНОНИМОВ) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 16.07.2017 . URL: http://libmonster.ru/m/articles//download/14221/3145 (дата обращения: 28.07.2017 )

Вирусов нет! Проверено Либмонстром.
© http://libmonster.ru

Libmonster ID: RU-14221
Автор(ы) публикации: Владислав Олегович Кондратьев

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

 

                                                                              АНТЫ     

(ИНДОСЛАВИКА СЛАВЯНСКИХ ЭТНОНИМОВ)

 

                                                                                            सत्यमेव जयते

 

 

Происхождение славянского этнонима анты (ср.-греч. Ἄνται) является одной из интереснейших тем в исследованиях о славянах. Упоминает об антах, например, Иордан: “У левого их [Альп. – В. К.] склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения Вистулы [считается, что это Висла.– В. К.], на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, всё же преимущественно они называются склавенами и антами”[1].

Далее автор сообщает, что “склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра, а на север – до Висклы [считается, что это тоже Висла[2]. – В. К.]; вместо городов у них болота и леса. Анты же –  сильнейшие из обоих [племён] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов”[3].

Это сообщение Иордана отметил М. В. Ломоносов, что “от начала реки Вислы к северу по безмерному пространсву обитают многолюдные Вендские народы, которых имена, хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако общие славяне и анты называются”[4].

Прокопий из Кесарии (Прокопий Кесарийский, греч. Προκόπιος ο Καισαρεύς, лат. Procopius Caesarensis) в своей работе «Война с готами» отметил, что “эти племена, славяне и анты [Σκλαβηνοί τε καί Ἄνται. – В. К.], не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве [демократии], и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. Равным образом и во всем остальном можно сказать у обоих этих вышеназванных варварских племен вся жизнь и узаконения одинаковы. Они считают, что один только бог, творец великий, является владыкой над всем, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу, и, избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценою этой жертвы. Они почитают и реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания”[5].

Данный автор пояснил, что “у тех и других один и тот же язык <…>. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они тёмнокрасные. <…> по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же: в древности оба эти племени называли спорами [рассеянными], думаю потому, что они жили, занимая страну «спораден» (рассеянно), отдельными поселками. Поэтому-то им и земли приходится занимать много. Они живут на большей части берега Истра по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе”[6].

Достойно быть отмеченным, что Прокопий, видимо был первым из тех, кто сопоставил вместе славян и антов с цветом волос тех и других – тёмнокрасным. Это очень важное для нас обстоятельство. Дело в том, что епископ из Кремоны – Лиутпранд (Лиутпранд Кремонский, Liutprandus Cremonensis) в своей книге Antapodosis, что означает “Воздаяние”, писал: “Город Константинополь, который раньше назывался Византий, а теперь зовётся Новым Римом, расположен среди самых диких народов. Ведь на севере его соседями являются венгры, печенеги, хазары, руссы (Rusios), которых мы зовём другим именем, т. е. нордманнами <…>”[7]. Данное свидетельство Лиутпранда присяжными норманистами, выхватываемое из контекста, упорно привлекается для “доказывания” скандинавского происхождения руси (народа) и Руси (государства). Но даже из этого одного отрывка не следует, что народ русь является скандинавским, ибо, в ином случае пришлось бы признать скандинавскими и следующие, упомянутые здесь Лиутпрандом народы: венгров, печенегов, хазар. Действительно, ведь Лиутпранд назвал нордманнами: венгров, печенегов, хазар, русь. У Лиутпранда: “Habet quipped ab aquilone Hungarios, Pizenacos, Chazaros, Rusios quos alio nos nomine Nordmannos apellamus <…>”.

Это упоминание руссов (руси) у Лиутпрана не единственное. В другом месте он пишет, что “в северных краях есть некий народ, который греки по его внешнему виду называют Ρουσιος, русиос, мы же по их месту жительства зовём «нордманнами». Ведь на тевтонском языке [здесь: на немецком языке.– В. К.] «норд» означает «север», а  «ман»  – « человек»; отсюда «нордманны», то есть «северные люди»”[8].

Итак, термин «нордманны» имеет у Лиутпранда лишь территориальное значение («нордманны» – это северные люди, северяне; в этой связи стоит вспомнить про бореев и гипербореев, живущих «за северным ветром», то есть за Бореем – др.-греч. Βορέας, Βοῤῥᾶς, – которые, разумеется, будучи северянами=нордманнами, никоим образом не были скандинавами), народ русь находится на севере, но никак не в Скандинавии, так как север в рассматриваемых фрагментах – это места севернее Константинополя, места, где живут венгры, печенеги, хазары. При этом сам этноним имеет форму Ρουσιος, где ср.-греч. слово, обозначающее народ (Ρουσιος), является ср.-греч. словом (ρούσιος) со значением пурпурный, багряный. То есть славянский этноним русь передаётся ср.-греч. словом, он принадлежит славянскому народу, а упоминание о севере никоим образом не отсылает к Скандинавии, о которой и речи нет; эти данные доказательством псевдонаучной норманнской “теории” быть никак не могут. В данном месте мы не рассматриваем вопрос о происхождении самого этнонима русь этому вопросу мы посвящаем отдельное исследование.

Теперь сопоставим показание Лиутпранда с показанием Прокопия. Прокопий Кесарийский указал, что именно у славян (склавинов и антов; Σκλαβηνοί τε καί Ἄνται) “цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они тёмнокрасные”[9]. А Лиутпранд добавил, что один (славянский) народ, “греки по его внешнему виду называют Ρουσιος, русиос”[10]. То есть мы можем со всеми необходимыми оговорками утверждать, что этноним русь мог быть и был известен уже Прокопию из Кесарии, годы жизни которого: между 490 и 507 – после 565. Следовательно, уже в VI в. этноним русь существовал, что делает утверждение о скандинавском его происхождении совершенно фантастическим.

Но вернёмся к антам. Данный славянский этноним (то есть этноним народа славянского) принято, в основном, считать неславянским по происхождению. Но единства во взглядах на то, каким он является, не существует. Есть несколько версий, обоснованность большинства из которых сомнительна.

    

1. Иранская версия  

 

Иранская версия возводит этноним анты к иранскому ant, antas в значении край, граница. Данное слово – реконструированное: *anta- ‘край; кромка; предел; конец’ – из арийск. *anta- ‘край; внешний предел (в противовес середине)’, ср. др.-инд. ánta- ‘край, кайма, граница, конец, предел (в противовес середине)’, вед. ánta- ‘близость, присутствие’ (← ‘нахождение напротив’). Данное слово восходит к и.-е. производному от и.-е. *ant- ‘передняя сторона; лоб; против’[11].

Установлено, что в иранских языках так называемого не древнего периода рефлексы слова *anta- и его производных в ряде случаев совпадают с рефлексами производных от *anti- ‘вблизи, напротив’ из арийск. (ср. др.-инд. ánti ‘близ, вблизи, напротив; перед этим’), восходящего к и.-е. *anti, ср. др.-греч. ἁντί.[12]

Кроме того, со словами *anta-, *antа-ia или *anti-ia, *ant-ia связаны слова, обозначающие понятия «пограничного» устройства: двери, ворота…[13]

Сторонниками иранской версии происхождения этнонима анты являются многие исследователи. Так, Б. А. Рыбаков, не вдаваясь в исследование этнонима, писал: “Этноним «анты» не является самоназванием; он неизвестен славянским языкам и быстро исчез. Кажется [кажется!– В. К.], он означал в иранских наречиях «крайние», «окраинные», что вполне согласуется с их крайним юго-восточным размещением”[14]. Впрочем, самих антов Б. А. Рыбаков считал безусловно славянским народом: “Антов VI в. мы можем рассматривать как часть славянских племён, обособившуюся под этим собирательным именем, как предков значительной части восточных славян”[15].

Такая точка зрения принята, в основном, и на Западе. Так Г. В. Вернадский (Джорж Вернадски) рассуждает, что “поскольку (по нашему мнению) анты были славянами, организованными иранцами (аланами), правящий род антов должен был быть иранского происхождения”[16]. Но так как такая версия идёт вразрез с господствующей на Западе норманской “теорией”, то приходится создавать ирано(осетино)-скандинавскую химеру, по которой славян, завоёванных (организованных в государство иранцами), завоёвывают (организуют в государство) скандинавы, которые от иранцев воспринимают этноним русь и переносят его на славян, которые спокойно воспринимают смену своих господ с кавказцев на европейцев[17] (очевидно, предвидя, что в XX в. термин кавказец станет обозначать в англо-саксонских языках человека европеоидного антропологического типа). При этом государственная химера станет известна под именем Русского каганата[18], а также будут существовать (разновременно) две Руси: Русский каганат шведской руси и Рюриковская фрисландская русь. Дальнейшим развитием данной версии славянских древностей стали разыскания Е. С. Галкиной, изложенные в её книге[19]. При этом автор отмечает, что иранским (по её мнению), по своему происхождению являются и сербы: “Сербы в своей основе <…> тоже имели иранский субстрат. Они относятся к числу «антских» племён, покинувших Причерноморье в VI – начале VII в.”[20] В исследовании даётся и конкретный ответ на вопрос, какими именно иранцами были анты=русы – это предки современных осетин...[21]

М. Фасмер также разделял иранскую версию происхождения этнонима анты. Ἄνται, писал он, объясняется из ир. со значением «пограничный житель»[22]. Однако в обоснование своего мнения приводил слова, в основном, из и.-а. языков: др.-инд. ántas «конец», ántуas «конечный», – и только одно ир. слово –   осетинск. ætt`íyæ «позади»[23]. И добавлял: “<…> а также гот. andeis «конец»”[24]. Гот. язык, конечно, является и.-е., но вряд ли он – ир. или др.-инд. Если же М. Фасмер намекает на родство и.-е. слов, то непонятно, почему он считает этноним именно иранским, тем более, что дальше он и вовсе указывал: “Ср. герм. [здесь – нем. – В. К.] *Antjōs, англос. Entas, нов.-в.-н. Enz, которые не были ни тюрками [надо полагать, что тюркская версия происхождения этнонима анты М. Фасмером отвергалась – В. К.], ни кельтами”[25]. На тот факт, что сторонники иранской версии происхождения исследуемого нами этнонима оперируют неиранской, а иногда и вовсе неарийской лексикой, мы ещё обратим внимание. Ф. Фасмер же дополнительно отмечал, что “ничего общего с антами и венедами не имеет область лангобардов Antaib”[26].

Г. Г. Литаврин констатирует об антах, что “по происхождению это иранский этникон, который соседи перенесли на славян, занявших территории «скифов»”[27]. При этом решительно непонятно, существовал ли этот “иранский” этникон у иранцев, если да, то какому именно иранскому племени принадлежал, а если нет, то каким образом он возник и как (и кем) был передан славянам. Впрочем, “ответ” уже дан Вернадским – это могли сделать шведы.

Ф. П. Филин полагал, что слово «анти» созвучно с древнеиранскими словами antas («конец, край»), antyas («что находится на краю») и осетинским attiiya («задний, сзади»). Исходя из этого, значение слова «анты» можно перевести как «живущий на укрáине, пограничный житель[28].

Это положение дословно воспроизвёл О. Б. Бубенок: “Можно согласиться с мнением Ф. П. Филина, что слово «анти» созвучно с древнеиранскими словами antas («конец, край»), antyas («что находится на краю») и осетинским attiiya («задний, сзади»). Исходя из этого, значение слова «анты» можно перевести как «живущий на 2, пограничный житель[29]. И далее предположение об иранском происхождении этнонима порождает фантазии: “Вполне возможно, что под названием «анти» первоначально скрывалось ираноязычное население, находившееся в непосредственной близости от восточных славян, что в конечном итоге могло привести к их политическому объединению и перенесения данного этнонима на часть славянских жителей”[30].

В том же духе рассуждают и В. Я. Петрухин и Д. С. Раевский, сравнивая этноним анты с этнонимом кривичи (и считая его – этноним кривичи – тоже неславянским по происхождению): “ср. одну из этимологий этнонима кривичи – балто-славянское *kreiuo-, от *kreio – ‘отделяю, отрезаю’: это значение края вообще оказалось весьма продуктивным в славянской ономастике – такова упомянутая иранская этимология этникона анты (ср. значение слова Украина и т. п.)”[31].

Очарование ли иранской версии, кажущаяся ли её “обоснованность”, наличие ли заинтересованности в этой версии в СССР и в постсоветской России, но только эта версия является не только самой распространённой, но к сторонникам этой версии совершенно  необоснованно причисляются и лингвисты не только её не разделяющие, но и прямо с этой версией спорящие. Так, в русскоязычной версии Википедии к сторонникам иранской версии причислен, например, акад. О. Н. Трубачёв[32], который аргументировано иранскую версию отвергал и о взглядах которого на происхождение этнонима анты речь пойдёт ниже.

              

Однако есть версия, что анты – изначально вовсе неславянский народ. Так, А. Ольрик[33], “заявил, что анты Божа были не анты-славяне, а кавказские аланы, которые сами называли себя антами и которые имеют в своей (осетинской) традиции воспоминания о своей борьбе с племенем «Gut»”[34]. Вслед за А. Ольриком антов Божа стали считать аланами, как отмечает Е. Ч. Скржинская, Л. Шмидт[35] и Г. В. Вернадский[36], который сводил “«ант» к «ас» –   осетин, алан”[37]. Но, как отметила Е. Ч. Скржинская, Вернадский “изменил толкование этнического имени «анты» и смягчил своё мнение об антах, как представителях аланского племени”[38]. Вернадский приводит в обоснование своей версии лексику: иранского и индоарийского происхождения, – что подверг критике О. Н. Трубачёв и о чём пойдёт речь в разделе, посвящённом индоарийской версии происхождения этнонима анты[39].

Отмечено, что “советские учёные-слависты (М. Н. Тихомиров, Б. А. Рыбаков, П. Н. Третьяков, Д. С. Лихачёв и др.) не высказались в пользу мнения об антах-аланах”[40]. Что, хоть и косвенно, говорит об их неприятии версии принадлежности антов к иранскому (аланскому=осетинскому) этносу.

Как нетрудно заметить, сторонники иранской версии, в целом, делятся на две подгруппы: одна считает антов народом славянским, но имеющим этноним неславянского (иранского) происхождения; другая видит в антах иранцев, объединивших (или покоривших) славян и передавших славянам иранский этноним (самостоятельно или при посредстве третьих лиц – шведов или неизвестных историкам).

 

2. Славянская версия.

 

Славянская версия возводит этноним анты к этнониму венды, происходящему из и.-е. *ven- в значении мокрый, влажный.

Сторонником данной версии являлся польский лигвист С. Роспонд (польск. Stanisław Rospond)[41]. Данная версия, несмотря на её абсолютную непопулярность, может представлять определённый интерес, особенно в части обоснования происхождения этнонима венеды. Данный этноним мы можем сравнить с этнонимом славяне (праслав. *slověninъ, мн. *slověne, ст.-сл. словѣне).

В своей книге, озаглавленной А. М. Селищевым “Старославянский язык”, рассматривая суффикс -ēn-ino, -jan-ino, он отмечал, что вторая часть суффикса – то есть -ino – указывала на единичность и в формы множественного числа не входила[42], а сам суффикс использовался для образования существительных со значением имен лиц по их принадлежности к коллективу какой либо страны, какого-нибудь места жительства, какого либо общественного класса[43]: “selʼaninъ – selʼane, gordjaninъ – gordjane – ст.-сл. гражданинъ – граждане –  русск. горожанин – горожане; ст.-сл. самарɪ̵анинъ, – “житель Самарии”; галил3ɪ̵анинъ –“житель Галилеи”; болɪ̵аринъ<…>”[44]. И в этой связи он рассмотрел, особенно на этом не останавливаясь (и как бы не заостряя на этом внимание) связь славянского этнонима слов3не с рядом иноязычных слов, в том числе и с индоарийским: “<…> słověninъ, множ. słověne. Суффикс -ěninъ указывал, что корень этого имени относился к названию местности или реки Słovъ  (или Słovo, Słova): słověninъ – из Слова или из Словы (со Слова, со Словы). Корень slov- восходил к более раннему сочетанию k’loṷ – имел значение “течь, орошать, чистить”. Ему соответствует в литовском šlúo-ju (“мету, чищу”) топонимические Šlavė, Šlovė, в др.-индийском šrāv-ana (название дождливого осеннего месяца) <…>. Неизвестно, где находилась местность или река Słov (Słovo, Słova), по имени которой называлось население её. Но в топонимии Повисленья и Поднестровья названия с słov- имеются[45]. Например: несколько сёл “Словени” в Могилёвском, Смоленском и других краях”[46].

Здесь важно отметить слово “šrāv-ana (название дождливого осеннего месяца)” из книги А. М. Селищева. Это слово, которое в санскрите имеет форму  श्रावण II çrāvaa 1. относящийся к Лунному дому; [то есть к श्रवण II çrávaa <…> 2. m. назв. 20-го или 25-го Лунного дома, состоящего из трёх звёзд. – В. К.] II 2; 2. m. назв. пятого месяца индийского календаря; соотв. июлю – августу,[47] но есть ещё и श्रावण  I  çrāvaa 1. воспринимаемый на слух 2. n. объявление, провозглашение[48]. Нетрудно, в свою очередь, заметить связь श्रावण  I  çrāvaa с श्रवण I çrávaa 1) слушание 2)учение 3) репутация 4) крик; зов 5) приглашение[49]. Как и этноним словѣне, безусловно, так или иначе, связанный со словами слово, слава, слух, слыть и т. п., и слово श्रावण çrāvaa, и слово श्रवण çrávaa генетически связаны со словами: श्रव  çrava т. 1) слух (чувство)[50], श्रवस्  çrávas п.1) звук 2) слава 3) зов, призыв 4) цена 5) награда; приз 6) восторг, восхищение 7) рвение, усердие, пыл 8) вид, внешность[51]; श्रवस्य  I çravasyá 1) быть быстрым, стремительным 2) быть горячим, пылким[52] и श्रवस्य  II çravasya 1. 1) алчущий славы 2) быстрый 3) пылкий 2. п. славное деяние[53].

Таким образом, этноним венеды, если он происходит  из и.-е. *ven- в значении мокрый, влажный, прекрасно соотносится с этнонимом славяне в виду семантического тождества с этнонимом славяне (праслав. *slověninъ, мн. *slověne, ст.-сл. слов3не) в сравнении с др.-инд. श्रावण  çrāvaa m. назв. пятого месяца индийского календаря; соотв. июлю – августу.

Однако, объяснение С. Роспонда: и.-е. *ven-  мокрый, влажный → венды → анты, – не является единственно возможным. Так, Я. Отрембский (Ян Щепан Отрембский, польск. Jan Sczcepan Otrębski) выводил Ἄνται из *Slavǫnta[54]. Т. Лер-Сплавинский (также Лер-Сплавиньский, польск. Tadeusz Lehr-Spławiński) против этого возражал, что и не замедлил отметить М. Фасмер.[55]

На связь этнонима анты с этнонимом венеды и вѧтичи от корня *ṷędъ/ṷętъ указывает М. В. Грацианский[56]. Он полагает, что этноним анты образовался путём утраты начального билабиального ṷ: *ṷędъ → *(ṷ)ędъ [(ṷ)ętъ][57]. Далее, так в греч. не было средств для фиксации слабого звука – ṷ – то им при письме пренебрегали и исконнославянский этноним  [*ṷętъ (мн. *ṷętу) – В. К.] приобрёл  известную нам форму [Ἄνται], откуда был заимствован в лат. и сирийский языки[58]. Данный вывод автор предлагает дополнить убедительной, по его мнению, догадкой Ф. А. Брауна[59], что имя готского царя Винитарий (Vinitarius), который, по сообщению Иордана, победил антов, означает «победитель венетов»[60]. Автор заметил[61], что О. Н. Трубачёв интерпретацию Ф. А. Брауна уточнил: Винитарий (Vinitarius) – «убийца, потрошитель венетов»[62]. Из этого делается вывод, что для готов анты и венеты – одно и то же[63].

Версия М. В. Грацианского была подвергнута резкой критике А. Е. Аникиным и С. А. Ивановым[64] на том основании, что если этноним вятичи и связан с и.-е. этнонимом венеты, то этноним анты – нет; доводы М. В. Грацианского основаны на давней работе Д. В. Бубриха (1947 г.), а потому следует спорить с ним, а не с М. В. Грацианским, попытки которого развить выводы Д. В. Бубриха – несостоятельны; выводы самого М. В. Грацианского  оценены критиками как псевдопатриотические, потому, что если согласиться с тем, что если любые венеты были антами, а любые анты – славянами, то славян нужно возводить “прямо к Гомеру”[65]. А это (намёк на то, что славяне могли существовать до VI в. н. э.) – не просто псевдопатриотические экзерсисы, это перечёркивает последние полвека развития мировой исторической этнологии[66].

Такая реакция, даже без учёта научной ценности критикуемой работы понятна, если вспомнить, чему учат российских историков, – что “важнейшим аспектом в исследовании славянского этногенеза следует признать методические ограничения <…> самоограничительная установка историков, основанная на фиксации самоназвания славян …. представляется совершенно необходимой, в том числе и для того, чтобы искать праславян до VI в. [нашей эры. – В. К.]. Именно самоназвание является определённым, эксплицитно выраженным свидетельством возникновения этнического самосознания, без которого невозможно существование сложившейся этнической общности”[67]. Другой историк, в учебном пособии для вузов, отмечает, что цитированное выше, является “важным принципом, которого следует придерживаться при анализе существующих гипотез [происхождения славян. – В. К.]”[68]. С данными авторами, считающими научным запрет на исследование по какой-то причине неудобной им темы, один из критиков М. В. Грацианского вполне солидарен, призывая «не позволить удревнять славянскую историю»[69].

Ответ по существу М. В. Грацианским дан в 2014 г.[70]

 

3. Индоарийская версия

 

Индоарийская версия изложена О. Н. Трубачёвым[71]. Выше нами отмечено, что О. Н. Трубачёв, совершенно произвольно, причислен к сторонникам иранской версии. Он считал, что этноним анты, который старше, чем упоминание о нём в литературе (Ἄνται у Прокопия, Antes у Иордана), является неславянским по происхождению, никогда не был самоназванием славян и был дан им извне[72]. Однако, продолжает О. Н. Трубачёв, “любопытно, что, считая иранским, учёные сближали этот этноним с тохар. ant «равнина»[73], с лексемой «слепой, тёмный», представленной как авест. anda-, так и в др.-инд. andhá-[74], и, наконец, с исключительно древнеиндийским anta- «конец, край»[75]. В результате такой уязвимой методики понятие «иранский» приобретало всё более географический, а не лингвистический характер”[76]. В этом вопросе О. Н. Трубачёв, как видно, разошёлся во мнениях с Е. Ч. Скржинской, утверждавшей, что разъяснение Г. В. Вернадского “пока единственное” (на тот момент – 1960-й г.) “и, возможно, правильное”[77]. Думается, что после критического анализа этимологических штудий Г. В. Вернадского, проделанных О. Н. Трубачёвым, говорить о его разъяснении этнонима анты  как о единственном и (уж тем более!) верном – не приходится.

Напомним, что понятие «иранский» связывается не только со словами иранских языков, но и со словами и.-а. языков, а также и хеттского языка, что отметил О. Н. Трубачёв, и даже  со словами языков немецкой группы. Понятие «иранский»  в результате такой уязвимой методики становится уже не только нелигвистическим, но даже и негеографическим.

Далее О. Н. Трубачёв отметил, что не существовало ир. народа с этнонимом анты[78], “а попытки выделить этот этноним в составе социально-этнических группировок Limigantes, Ardaragantes[79] вызывают сомнения”[80]. [По сути дела, вопрос о том, является ли композит -antes в словах Limigantes, Ardaragantes корнем двукорневого слова, или суффиксом, даже не ставился. – В. К. ] О. Н. Трубачёв отвергает и ненадёжную (по его словам) тохарскую этимологию, а сближение с авест. anda- «слепой» встречает, по его мнению,  фонетические препятствия[81].

Что же остаётся в сухом остатке? О. Н. Трубачёв даёт такой ответ: “Остаётся наиболее импонирующее нам сближение Ἄνται с др.-инд. anta- «конец, край», безукоризненное фонетически, а также семантически, потому что так называемые анты в самом деле занимали юго-восточный край, известный впоследствии под названием Украина. Следует отметить, что как раз иранцы так назвать славян не могли, поскольку обозначали конец и край своим особым древним диалектным словом *karana- (авест. karana-, осет. kæron и др.). Назвать восточных славян термином *anta-, видимо, могло в силу изложенного индоарийское оседлое земледельческое население Юга [современной. – В. К.] Украины – возможно, скифы-земледельцы Геродота <…>”[82].

По мнению О. Н. Трубачёва, скифы-земледельцы Геродота (Σκύται Γεωργοί) были индоариями, подчинёнными кочевым иранцам[83]. В этом вопросе он, конечно, разошёлся во мнении с Б. А. Рыбаковым, который, в “Заключении” к своей книге “Язычество древних славян” недвусмысленно заявил, что скифы-земледельцы Геродота (Σκύται Γεωργοί), они же скифы-пахари в другом переводе этого этнонима, – это праславяне: “Греки ошибочно причисляли праславян-земледельцев к скифам-кочевникам, но Геродот внёс ясность, обозначив праславян как «скифов-пахарей» и указав тогдашнее самоназвание приднепровских праславян – «сколоты»”[84]. Это же он подчеркнул и в другом сочинении, озаглавив один из разделов второй главы как “Сколоты – славяне VII – III вв. до н. э.”[85]

Стоит, видимо, отметить, что версия Б. А. Рыбакова, что пусть бы и не все скифы, а только их часть (скифы-пахари/земледельцы, Σκύται Γεωργοί), да и то – подвластные “настоящим” скифам (царским), то есть “настоящим” иранским – были славянами, не встретила сочувствия. Не помогло и то, что Б. А. Рыбаков, гордившийся своим внимательным отношением к первоисточникам, предусмотрительно не стал ссылаться в своих работах на печально известного основоположника расизма (антинаучной и антигуманной расовой “теории”) Гобино (фр. Joseph Arthur comte de Gobineau), ещё в XIX в. утверждавшего славянство скифов-пахарей/земледельцев и писавшего: “Рядом с гетами, немного позже, в Пропонтиде и в соседних районах появился другой, также арийский народ. Это были скифы – не те известные трудолюбием скифы, настоящие славяне, а скифы воинственные, непобедимые, «царские скифы»”[86]. Понятно, что “воинственные и непобедимые” царские скифы, победившие славян и покорившие их – в сочинении Гобино – это проявление фрейдистского комплекса человека, принадлежащего к стране, потерпевшей военное поражение от России в результате Наполеоновских войн (когда русские славяне взяли Париж), и пытающегося “взять реванш” – пусть в античности, пусть чужими руками, пусть на страницах своего мракобесного сочинения, встретившего, впрочем, большое сочувствие в нацистской Германии, но “взять-таки реванш” у России (пусть бы и в прошлом, пусть бы и чужими руками, пусть бы и в своих мракобесных фантазиях)…

Ни и.-а., ни иран. версия не встретила интереса на постсоветской Украине. Казалось бы, если анты – это народ пограничный, порубежный, то данный этноним семантически тождествен этнониму маркоман(н)ы (Marcoman(n)i, герм. обитатели рубежей). Казалось бы, при тезисе, что Україна – цэ Европа, такая этимология позволяла бы Украине претендовать на место в той самой Европе, но на Украине предпочли этимологизировать название страны и народа, одновременно, из славянского край (в значении страна) и из названия мифического племени укров, пришедших на Украину откуда-то из Заволжья. При том, что истории и историкам (но не националистам) известно действительно западнославянское племя укран, имя которого производно от имени реки Укра/Вкра/Ukra/Vkra из прасл. *Vъkra.

Неужели кто-то догадался заглянуть в словарь санскритского языка и обнаружил там слова: क्रय krayá m. 1) покупка, купля 2) покупная цена[87], क्रयण  krayaṇa n. покупка; приобретение[88], क्रयय  kráyya продажный?[89] Никому, очевидно, не хочется быть продажным, а ведь данная версия вполне имеет перспективы для разработки, учитывая общеизвестное, что Русское государство складывалось вокруг так называемого (торгового) Пути из Варяг в Греки.

Индо-арийская версия О. Н. Трубачёва, в целом, встретила достаточно прохладное к себе отношение (очевидно, за ненадобностью – при наличии иранской, а также и тюркской, версий).

 

4.          Тюркская версия

 

Тюркская версия возводит этноним анты к гипотетическому слову *ant в значении клятва (получается, что анты – это тюркские варяги, или варяги – скандинавские тюрки-анты), что в монгольском имело форму anda — «побратим», «побратимство»[90] (на горы в Южной Америке, тем не менее, сторонники этой версии не замахиваются, как собственно, и сторонники авестийской «слепой» версии). Сторонниками тюркской версии являются, в частности, А. И. Попов,[91] В. В. Мавродин[92].

 

5.  Немецкая версия

 

Немецкая версия состоит в том, что сопоставляют этноним с гот. andeis «конец»” герм. [здесь – нем. – В. К.] *Antjōs, англос. Entas, нов.-в.-н. Enz[93].

 

     6. Адыгская версия

 

Адыгская версия изложена кабардинцем (адыгом, восточным адыгом) Ш. Ногмовым[94] (кабард. Нэгумэ Шорэ Бэчмырзэ и къуэ).

По версии Ногмова анты – предки адыгов (самоназвание адыг, адыгэ). Ногмов заявил, что “настоящее родовое название нашего народа [то есть адыгского. – В. К.] есть то, которое уцелело в поэзии и в преданиях, то есть Ант, изменившееся  с течением времени в Адыге или Адыхе, причём по свойству языка буква т изменилась в ди, с прибавлением слога хэ, служащего в именах наращением множественного числа. Есть в Кабарде старцы, которые выговаривают это слово сходно с прежним его произношением – Антихе; в некоторых же диалектах говорят просто Атихе[95].

Несмотря на то, что Ногмов привёл некоторое количество слов, которые, по его мнению, доказывают его версию происхождения антов как предков адыгов (именно народа, а не этнонима)[96], но само слово ант никак из собственно адыгского языка не этимологизируется. Во всяком случае, Ногмов не смог привести ничего, что обосновало бы его версию именно с лингвистической точки зрения. Его выводы были признаны ненаучными ещё в XIX в., например Е. П Ковалевским[97], а положения, высказанные в защиту этой версии М. В. Фёдоровой[98] рассматривать всерьёз, конечно, нельзя. Нужно, наверное, отметить, что ресурс под названием Википедия в сторонники версии Ш. Ногмова об адыгействе антов записал, совершенно необоснованно, Е. Ч. Скржинскую[99], которая, напротив, писала, что “всё же нет, как видно, необходимости отвергать принадлежность антов к славянским племенам.”[100]

Итак, мы видим, что в настоящее время существует несколько версий происхождения этнонима анты (и самого народа: то ли славян с неславянским именем, то ли неславян, то ли славян, смешанных с неславянами, то ли ославяненных изначальных неславян): славянская, индоарийская, иранская, тюркская, немецкая, адыхейская (адыгская). Очевидно, что тюркская, немецкая и адыгская версии всерьёз рассматриваться не могут, научных доводов в свою защиту не имеют и являются, по сути дела, околонаучными курьёзами. После критики О. Н. Трубачёвым придерживаться иранской версии, считавшейся наиболее аргументированной, – проявлять научную косность, вызванную инерцией мышления.

Остаются две версии: славянская (которой придерживается меньшинство исследователей) и индоарийская (в защиту которой так основательно высказался О. Н. Трубачёв). Какая же из них верная, могут ли они быть непротиворечивыми и что можно в таком случае предъявить в обоснование такой версии – вот вопросы, на которые в данной работе мы и попытаемся дать ответ.

Следует обратить внимание, что и.-а. слово, приводимое О. Н. Трубачёвым для объяснения этнонима анты – (“наиболее импонирующее нам сближение Ἄνται с др.-инд anta- «конец, край»”[101]) имеет, как это часто бывает в  санскрите, множество значений: अन्त ánta 1. 1) близко 2) последний 3) прекрасный, чудесный 2. m., n. 1) конец 2) край, граница; предел 3) завершение, окончание 4) грам. конечный 5) грам. последнее слово 6) смерть; гибель.[102] Данное слово, как и реконструированное ир.: *anta- ‘край; кромка; предел; конец’ – из арийск. *anta- ‘край; внешний предел (в противовес середине)’, ср. др.-инд. ánta- ‘край, кайма, граница, конец, предел (в противовес середине)’, вед. ánta- ‘близость, присутствие’ (← ‘нахождение напротив’), восходит к и.-е. производному от и.-е. *ant- ‘передняя сторона; лоб; против[103].

При таком положении дел считать априори, что этноним анты (ср.-греч. Ἄνται, лат. Antes), если он производен от слова, восходящего к и.-е. *ant- ‘передняя сторона; лоб; против’, только или ир., или и.-а., очевидно, неправильно. Мы должны проверить, не является ли этноним производным от слав. слова, но не из и.-е. *ven- в значении мокрый, влажный, как считал С. Роспонд[104], и не из из *Slavǫnta (как полагал Я. Отрембский)[105], но и не из*ṷędъ/ṷętъ (как считает М. В. Грацианский)[106].

В этом случае мы могли бы предложить рассмотреть русское слово утин в значении рубеж, граница[107]. Невозможно, в силу изложенных выше причин, согласиться с предположением М. Фасмера, что данное слово производно от тин в значении надрез и сопоставлять его со словом полтина[108]. В слове утин, нам представляется это очевидным, мы имеем слав. рефлекс и.-е. *ant- > прасл. *ǫtъ-. Ср. слав. утроба, ст.-сл. ѫтроба, прасл. *ǫtroba от *ǫtro, при санскр.   अन्त्र  antra n. внутренности; кишки[109].

Данное положение можно подкрепить ещё одним фактом. Ютландский полуостров назван по имени племени ютов. Данный этноним не имеет общепринятой этимологии, во всяком случае – скандинавской. Например, общеизвестным фактом считается, что имя (ныне) шведского Гётеборга производно от имени готов или гётов (шведск. Götar, измененное: Geatas, Gautar, Goths – готы, Gotar, Gøtar, Götar), но шведское произношение города – jœte`bɔrj – свидетельствует, что этноним, от которого произведено название города, имел форму jœte. Если мы вспомним, что Ютландия – это именно граница, где славяне соседили с неславянскими племенами, то вывод представляется необходимым: данный этноним (jœte) – представляет собой скандинавскую попытку передать славянский этноним *ǫtъ, *ǫty > *ѫты > *уты (при славянском утин граница) жители пограничья. В дальнейшем этот этноним мог перейти на скандинавов, а впоследствие был утрачен в связи с ассимиляционными процессами на п-ве Ютландия.

Что же до версии М. В. Грацианского, то, в случае правильности его этимологии этнонима вятичи и связи его с этнонимом анты, можно предположить, что могла быть контаминация двух слов – при взаимодействии двух племенных групп (разных племенных групп), с возможным переосмыслением изначальных вариантов, с переносом значений от племени к племени. Как в одну, так и в другую сторону.

Таким образом, следует сделать вывод, что этноним анты (ср.-греч. Ἄνται, лат. Antes) является исконнославянским, имеющим связь с и.-е. лексикой (но неиранской), то есть исследованный нами этноним имеет индославское (индослвянское) происхождение.

 

© 15.06.2015 Владислав Кондратьев

© Copyright: Владислав Кондратьев

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2015

Свидетельство о публикации №215061501164

© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2016

Свидетельство о публикации №116081204905



[1] Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М., 1960. С. 71 – 72.

[2] См.: Скржинская Е. Ч. Комментарий // Иордан. О происхождении и деяниях гетов. С. 218 и сл.

[3] Иодан. Цит. раб. С. 72.

[4] Ломоносов М. В. Древняя российская история. СПб., 1766. Гл. 2 // Полное собрание сочинений. М. – Л., 1952. Т. 6. С. 176.

[5] Прокопий Кесарийский о славянах // Хрестоматия  по истории СССР. Т. I / Сост. В. Лебедев  и др. М., 1940. С. 23.

[6] Там же.

[7] Лиутпранд Кремонский. Антаподосис // Лиутпранд Кремонский. Антаподосис; кнтга об Оттоне; отчёт о посольстве в Константинополь. М., 2006. С. 20.

[8] Там же. С. 96 – 97.

[9] Прокопий Кесарийский о славянах. С. 23.

[10] Лиутпранд Кремонский. Антаподосис. С. 96 – 97.

[11] См.: Расторгуева В. С., Эдельман Д. И. Этимологический словарь иранских языков. М., 2000. Т. 1. С. 173.

[12] См.: Там же.

[13] См.: Там же.

[14] Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества в XII - XIII вв. М., 1982. С. 49 – 50.

[15] Он же. Анты и Киевская Русь // ВДИ. М.,1939. № 1. С. 4.

[16] Вернадский Г. В. Древняя Русь. Тверь, 1996. С. 174.

[17] См.: Там же. С. 284.

[18] См.: Там же.

[19] См.: Галкина Е. С. Тайны русского каганата. М., 2002.

[20] Там же.

[21] См.: Там же.

[22] См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4т. М., 2003. Т. 1. С. 376.

[23] См.: Там же.

[24] Там же.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Литаврин Г. Г. Славяне и протоболгары до встречи в Подунавье // Краткая история Болгарии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987. С. 27.

[28] См.: Филин Ф. П. Заметка о термине «анты» и о так называемом «антском периоде» в древней истории восточных славян // Проблемы сравнительной филологии: Сб. статей к 70-летию чл.-корр. АН СССР В. М. Жирмунского. М. – Л., 1964. С. 268.

[29] Бубенок О. Б. Ясы и бродники в степях Восточной Европы (VI – начало XIII вв.). Киев., 1997. С. 117

[30] Там же.

[31] Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. М., 1998. С. 163; См.: То же. М., 2004. С. 166

[32] См.: Анты // https://ru.wikipedia.org/wiki/%C0%ED%F2%FB

[33] См.: Olric A. Ragnarök. Die Sagen vom  Weltuntergang. Berlin – Leipzig. 1922. S. 464 ff.

[34] Скржинская Е. Ч. Комментарий // Иордан. О происхождении и деяниях гетов. С. 321.

[35] См.: Schmidt L. Geschichte der Deutchen Stämme bis zum Ausgang der Völkerwanderung. Die Ostgermanen. München,1934. S. 256.

[36] Vernadsky G. Ancient Russia. New Haven, 1943. P. 83 – 84, 106, 126, 130.

[37] Скржинская Е. Ч. Комментарий // Там же. С. 321.

[38] Там же.

[39] См.: Трубачёв О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства: Индоарийцы в Северном Причерноморье // Вопросы языкознания. 1977. № 6. 

[40] Скржинская Е. Ч. Комментарий // Там же. С. 322.

[41] См.: Роспонд С. Структура и стратиграфия древнерусских топонимов // Восточно-славянская ономастика. М., 1972. С. 49.

[42] См.: Селищев А. М. Старославянский язык. Ч. 2. М., 1952. С. 65.

[43] См.: Там же.

[44] Там же.

[45] См.: Rozwadowski J.. Encore une étymologie – ou pseudologie – du nom slave (“Зборник филологичких и лингвистичких студиjа А. Белићу”. Београд,1921. С. 129 -131. ; Budimir M. Jevr. kʼleu-, teči, plaviti, prati, čistiti (в том же сборнике, 97 – 112). – Прим. А. М. Селищева.

[46] См.: Селищев А. М. Цит. раб. С. 65.

[47] См.: Кочергина В. А. Санскритско-русский словарь. М., 2005. С. 657.

[48] См.: Там же.

[49] См.: Там же.

[50] См.: Там же.

[51] См.: Там же.

[52] См.: Там же.

[53] См.: Там же.

[54] Cм.: Otrębski J. Słowianie. Poznań, 1947. S. 112.

[55] См.: Фасмер М. Цит. раб. Т. 1. С. 376.

[56] См.: Грацианский М. В. К вопросу о происхождении этнонима «анты» // Российское византиноведение: традиции и перспективы. Тезисы докладов XIX Всероссийской научной сессии византинистов. М., 2011. С. 74 и сл.; Он же. То же // Византийский временник. Вып. 71 (96). М., 2012. С. 27 и сл.

[57] См.: Он же. То же // Российское византиноведение… С. 76.

[58] См.: Там же.

[59] См. Браун Ф. А. Разыскания в области гото-славянских отношений. СПб., 1899. С. 252. Прим. 1, 333.

[60] См.: Грацианский М. В. К вопросу о происхождении этнонима «анты» // Российское византиноведение… С. 76.

[61] См.: Там же.

[62] См. Трубачёв О. Н. Germanica и Pseudogermanica в древней ономастике Северного Причерноморья. Этимологический комментарий // Этимология. 1986 – 1987. М., 1989. С. 51; Он же: Этногенез и культура древнейших славян. М., 2002. С. 98.

[63] См. Грацианский М. В. К вопросу о происхождении этнонима «анты» // Российское византиноведение… С. 76.

[64] См.: Аникин А. Е., Иванов С. А. Антская проблема как предмет этимологии и этноистории (возражение м. В. Грацианскому) // Византийский временник. Вып. 73 (98). М., 2014. С. 27 – 39.

[65] См.: Там же.

[66] См.: Там же.

[67] Петрухин В. Я. Начало этнокультурной истории Руси IX – XI веков. Смоленск – М., 1995. С. 9.

[68] Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX – XVII вв.). М., 2001. С. 27.

[69] См.: Иванов С. А. «В тени Юстиниановых крепостей?» Ф. Курта и парадоксы древнеславянской идентичности // Петербургские славянские и балканские исследования. 2008 (2009). № 2. С. 10.

[70] См.: Грацианский М. В. анты, венеты, вятичи, славяне: родство имён, родство племён (ответ С. А. Иванову и А. Е. Аникину) // Византийский временник. Т. 73 (98). М., 2014. С. 264 -278.

[71]См.: Трубачёв О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства… С. 24 – 25.

[72] См.: Там же. С. 24.

[73] См.: Vernadsky G. Ancient Russia. P. 82.

[74] См.: Pekkanen T. The ethnic origin of the ΔΟΥΛΟΣΠΟΡΟΙ. Helsinki, 1968 (= Arctos. Acta philological Fennica. Supplementum I). P. 130 – 131.

[75] См.: Rudnyćkyj J. Etymological dictionary of the Ukrainian language. I. P. 27.

[76] Трубачёв О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства… С. 24 – 25.

[77] См.: Скржинская Е. Ч. Комментарий // Там же. С. 321.

[78] См. Там же. С. 25.

[79] См.: Pekkanen T. The ethnic origin… P. 141; Его же. On the oldest relationship between Hungarians and Sarmatians: from Spali to Asphali. UAJb. 45. 1973. P. 11, 15.

[80] Трубачёв О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства… С. 25.

[81] См. Там же.

[82] Там же.

[83] См.: Там же.

[84] Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М., 2002. С. 582.

[85] См.: Он же. Язычество древней Руси. М., 2001. С. 69 – 71.

[86] Гобино Ж. А. де. Опыт о неравенстве человеческих рас. М., 2000. С. 612.

[87] См.: Кочергина В. А. Санскритско-русский словарь. М., 2005. С. 176.

[88] См.: Там же.

[89] См.: Там же.

[90] См.: Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков: Общетюркские и межтюркские основы на гласные. М., 1974. Т. I. С. 151.

[91] См.: Попов А. И. Названия народов СССР: Введение в этнонимику. — Л., 1973. С. 34.

[92] См.: Мавродин В. В. Происхождение русского народа. Л., 1978. С. 46.

[93] См.: Фасмер М. Цит. раб. Т. 1. С. 376.

[94] История адыхейского народа: Составленная по преданиям кабардинцев. Тифлис, 1861.

[95] Там же. С. 18.

[96] См.: Там же С. 18 – 19.

[97] См.: Ковалевский Е. П. Очерки этнографии Кавказа. 1867; То же. Нальчик, 2011.

[98] См.: Фёдорова М. В. Славяне, мордва и анты: к вопросу о языковых связях. Воронеж, 1976. С. 85.

[99] См.: Ногмов, Шора // https://ru.wikipedia.org/wiki/%CD%EE%E3%EC%EE%E2,_%D8%EE%F0%E0

[100] Скржинская Е. Ч. Комментарий // Там же. С. 322.

[101] Трубачёв О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства… С. 25.

[102] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 47.

[103] См.: Расторгуева В. С., Эдельман Д. И. Этимологический словарь иранских языков. М., 2000. Т. 1. С. 173.

[104] См.: Роспонд С. Структура и стратиграфия древнерусских топонимов. С. 49.

[105] Cм.: Otrębski J. Słowianie. Poznań, 1947. S. 112.

[106] См.: Грацианский М. В. К вопросу о происхождении этнонима «анты». С. 74 и сл.; Он же. То же // Византийский временник. Вып. 71 (96). М., 2012. С. 27 и сл.

[107] См. Фасмер М. Цит. раб. Т.4. С. 174.

[108] См.: Там же.

[109] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 49.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/АНТЫ-ИНДОСЛАВИКА-СЛАВЯНСКИХ-ЭТНОНИМОВ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Владислав КондратьевКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/rudra

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Владислав Олегович Кондратьев, АНТЫ (ИНДОСЛАВИКА СЛАВЯНСКИХ ЭТНОНИМОВ) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 16.07.2017. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/АНТЫ-ИНДОСЛАВИКА-СЛАВЯНСКИХ-ЭТНОНИМОВ (дата обращения: 28.07.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Владислав Олегович Кондратьев:

Владислав Олегович Кондратьев → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Владислав Кондратьев
Краснодар, Россия
40 просмотров рейтинг
16.07.2017 (12 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
1 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
НАСТУПИВШИЙ ГОД - УЖЕ ШЕСТОЙ ДЛЯ ФЛОТСКОЙ ПРОГРАММЫ "ЧЕСТЬ ИМЕЮ!"
Каталог: Журналистика 
11 часов(а) назад · от Валентин Протопопов
Блиц-интервью. РЕЦЕПТЫ КОМАНДИРСКОЙ КУХНИ ГЕНЕРАЛА ГРОМОВА
Каталог: Военное дело 
11 часов(а) назад · от Валентин Протопопов
РУССКИЕ ПОХОДНЫЕ КУХНИ В ХХ ВЕКЕ
Каталог: Военное дело 
11 часов(а) назад · от Валентин Протопопов
Bleak future for people of the Aral Sea
Каталог: Экология 
3 дней(я) назад · от Валентин Протопопов
Статья посвящена этимологии слова "зубр"; обосновывается вывод о том, что это слово, являющееся исконно славянским, возникло не менее, чем 10 000 лет назад, что является одним из лингвистических доказательств древности славян.
3 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев
В данной работе проблема аромакоррекции психофизического состояния человека рассматривается сквозь призму исследований кроссмодальных синестетических взаимодействий, в широком контексте новой общенаучной Координационной парадигмы развития И.М.Мирошник, определяющей, отличные от диалектико-синергетических законы и принципы гармонического, эволюционного пути развития и позволяющей создавать инновационные, высокоэффективные методы и координационные кросс-технологии психологической помощи, развития пластичности мозга и универсальных координационных способностей человека в XXI веке.
4 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Тезис автора состоит в том, что языковые игры, выявляемые в педагогических текстах, отражают социальные практики педагогики. В статье обсуждаются явления сухости, точности и строгости в отношении языка педагогики и проблема метода науки, лежащая в их подоплеке. Эти вопросы подводят к размышлениям о природе педагогики, ее месте и миссии. Рассмотрение терминов, мемов, концептов, идеологем языка педагогики дает основания автору сделать вывод о языковой герметичности и обратиться к социальным основаниям этого феномена. Анализ проблемы помогает прояснить, каким образом доминирующие в педагогике методология, язык, социальные структуры и отношения, испытывающие сильное влияние бюрократизации (менеджеристской парадигмы), составляют то поле, в котором глубокие образовательные идеи имеют малую проходимость.
4 дней(я) назад · от маргарита Кожевникова
Статья, представляющая собой анализ с позиций философии образования особенно значимых в рамках идеологии новых ФГОС концептов субъектности и автономии, посвящена необходимости постановки и решения проблемы автономии в образовании применительно к самим учителям.
4 дней(я) назад · от маргарита Кожевникова
Г. В. ФОКЕЕВ. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ АФРИКИ
5 дней(я) назад · от Марк Швеин
ГДЕ И СКОЛЬКО НОМЕРОВ ЛЕНИНСКОЙ "ИСКРЫ" БЫЛО НАПЕЧАТАНО
5 дней(я) назад · от Марк Швеин

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
АНТЫ (ИНДОСЛАВИКА СЛАВЯНСКИХ ЭТНОНИМОВ)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK