Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7121
Автор(ы) публикации: А. КОЛЕНКОВСКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Bircher und Bode "Schliffen. Mann und Idee", Zurich. 1937. Цюрих. 1937.

Еще Мольтке-старший, бывший начальником генерального штаба в Германии во время войны 1870 - 1871 гг. и позже, до 1880 г., предвидя опасность франко-русской коалиции против Германии, поставил на твердое основание вопрос борьбы на два фронта. Большую часть вооруженных сил Германии он предполагал сосредоточить на одном из вероятных фронтов - русском, или французском, - а на другом оставить только прикрытие. Он считал, что сначала необходимо добиться победы над одним из противников и только после этого обрушиться на другого. Решение вопроса о том, на кого из двух вероятных противников направить первый удар, ставилось в зависимость от политической и военной обстановки.

Вопрос о времени, в течение которого необходимо разгромить того или иного противника, Мольтке не интересовал. Он занимался исключительно военно-оперативной стороной дела, предоставляя дипломатии выбирать удобный момент для заключения наиболее выгодного мира.

Сменивший Мольтке-старшего в должности начальника германского генерального штаба в 1888 г. граф Вальдерзее явился простым подражателем его идей и развивал их в полном соответствии с его предположениями. Вальдерзее на посту начальника генерального штаба в 1891 г. сменил граф Шлиффен, которому и посвящена книга швейцарских офицеров Бирхера и Боде "Шлиффен. Воин и мыслитель".

К 90-м годам прошлого столетия экономический подъем германской промышленности, выросшей в большей части за счет военной контрибуции, полученной от Франции в результате победы над ней, а также вследствие присоединения Эльзас-Лотарингии и других условий, поставил по-новому для Германии вопрос о борьбе на два фронта в смысле времени. Гигантская промышленность страны стала во многом зависеть от зарубежных рынков, изоляция от которых на продолжительное время могла привести Германию к тяжелым экономическим потерям. В силу этих соображений следовало добиться победы в возможно короткий срок. Поэтому вопрос о длительной и затяжной войне, естественно, подлежал пересмотру. Шлиффен пересмотрел этот вопрос и выдвинул свою теорию "молниеносной войны", войны на уничтожение противника, что и изложил в своем труде "Канны".

Наряду с этим, учитывая военную мощь Франции и царской России, Шлиффен подготовил ряд планов для войны на два фронта, т. е. против Франции и России одновременно.

До первой империалистической войны о планах Шлиффена было известно только то, что они основаны на полном уничтожении живой силы противника, о их конкретном содержании имелись лишь незначительные сведения, проскальзывавшие в военную печать.

Большое место в планах Шлиффена занимал вопрос о том, кого считать сильнейшим противником Германии: Францию или Россию - и, соответственно, против кого из них надлежит направить первый удар.

стр. 99

История этого вопроса ведет свое начало от Мольтке-старшего.

Непосредственно после франко-прусской войны, в 1871 - 1876 гг., Фракция была довольно слаба в военном отношении, в силу чего Мольтке считал возможным для Германии вести войну одновременно на двух фронтах - русском и французском. В следующий период, к 1879 г., Франция в военном отношении значительно усилилась, Россия же после русско-турецкой войны была ослаблена. Это приводило к решению сперва расправиться с Россией, а затем нанести удар по Франции, так как в противном случае война грозила затянуться ввиду наличия у Франции на общей границе с Германией почти законченного крепостного пояса, прорыв которого мог потребовать много времени.

К 1900 г. после изучения различных вариантов, доставшихся Шлиффену в наследство от Мольтке-старшего и Вальдерзее, было окончательно установлено, что главным противником, по которому необходимо нанести первый удар, является Франция. Эта концепция стала руководящей вплоть до 1914 года. Главнейшим основанием для этого было убеждение Шлиффена в необходимости быстротечной, молниеносной войны, а этого можно было достигнуть, разгромив сначала в кратчайшее время Францию.

За возможность быстрого разгрома Франции, по мнению Шлиффена, говорило то, что территория этой страны сравнительно ограничена, а также и то, что французы, вынужденные противопоставить немцам силы, не уступающие по численности, пошлют с самого начала на фронт все обученные контингенты. Немцы надеялись окружить и уничтожить французские армии; после этого Франция не могла бы уже продолжать сопротивления, так как у нее не осталось бы обученных военному делу людей.

Огромные пространства Россия вообще грозили затянуть операции на востоке, а между тем у Франции (в случае первого удара против России) остались бы развязанными руки на западе, что было очень опасно. Поэтому и было принято решение - при стремительном наступлении против Франции активно обороняться против России, не останавливаясь даже перед очищением приграничной с Россией территории, как например Восточной Пруссии, до Вислы. Вообще Шлиффен считал, что после победоносной войны все упущенное будет с лихвой возвращено.

Известно, что в первую мировую империалистическую войну германское командование действительно направило большую часть своих сил в северные департаменты Франции, в обход приграничных французских крепостей, через Бельгию и Люксембург. Этот маневр обхода французских приграничных крепостей в военной литературе стали рассматривать как претворение в жизнь плана войны, выработанного Шлиффеном; а так как, в конечном счете, этот план не удался, то, естественно, было взято под сомнение все шлиффеновское учение, а также и планы войны, составленные учеником Шлиффена - Мольтке-младшим, начальником германского генерального штаба перед войной 1914 - 1918 годов.

Разгорелась жестокая полемика. Военная литература стран бывшей Антанты жестоко критиковала планы Шлиффена, имевшие действительно много недостатков; наоборот, основная часть германского генералитета стала на сторону Шлиффена. Имена военных писателей, защищавших Шлиффена и его планы, в достаточной степени известны нашим советским военным кругам: это Ферстер, Тренер, Куль, Фрейтаг фон Лорингофен, Кабиш, Беттихер и другие.

Швейцарцы Бирхер и Боде задались целью - дать образ Шлиффена как человека-мыслителя и полководца, идеи которого одухотворяли военную мысль Германии вплоть до мировой войны. Их книга издана в 1937 году. Надо полагать, что если авторы занялись Шлиффеном через 23 года после поражения на Марке, то, несомненно, это отвечало запросам германской армии в послевоенные годы, и идеи Шлиффена в Германии и в ее военных кругах продолжали жить и после мировой войны.

Бирхер и Боде посвящают первые главы своего труда юношеским годам Шлиффена, его первым шагам на военном поприще, влияниям, которые оказали на Шлиффена война Пруссии с Австрией в 1866 г. и франко-прусская война 1870 - 1871 годов. Но нас, конечно, интересует не роль его как командира 1-го гвардейского уланского полка, а его работа в генеральном штабе, где он получил 3-й отдел, в круг ведения которого входило изучение Франции и Бельгии. Из 3-го отдела Шлиффен перешел во 2-й отдел Большого генерального штаба, на обязанности которого лежали подготовка и проведение мобилизации и следующий важнейший за ней шаг - стратегическое сосредоточение и развертывание. Там точно изучалось состояние французских железных дорог, что позволяло предугадывать возможные районы сосредоточения французской армии на границе с Германией и делать предположительные заключение о возможности переброски французских военных сил вдоль общей границы, т. е. вдоль фронта.

Шлиффен наблюдал, как французы лихорадочно усиливают свои восточные крепости, как генерал Серре-де-Ривьер развивает систему укреплений на р. Маас, модернизирует старые крепости: Бельфор, Эпиналь, Туль и Верден. Видимые над поверхностью земли форты углубляются в землю; оборона зарывается в землю, делается невидимой, крепости прикрываются целой системой фортов, и отдельные укрепления крепостной системы связываются между собой заграждениями, представляющими трудноодолимый пояс.

Сосредоточение французов - о чем говорил характер развития железных дорог, - повидимому, должно было происходить под прикрытием крепостей, с выдвижением на самую границу лишь завесы из кавалерии.

стр. 100

Трудоспособность Шлиффена была колоссальной, он часами сидел над изучением донесений и над картами. Только в пять часов пополудни, когда солнце бросает косые лучи в его кабинет, Шлиффен складывает свои карты и покидает здание Большого генерального штаба. Однако работа еще не кончена, она лишь начинается и проводится дома в четырех стенах; лишь здесь обобщаются полученные из Фракции сообщения, вырисовывается картина вероятного французского сосредоточения, рождаются мысли о необходимых контрмероприятиях. В четыре часа ночи Шлиффен ложится спать. В восемь часов он уже занят утренней верховой ездой в Тиргартене.

В 1887 г. произошло то, что обычно примято называть первым выстрелом: германские пограничники арестовали французского чиновника за шпионаж. "Воина!" - закричали французы. Бисмарк, опасаясь войны, вмешивается в инцидент. В конце концов во Франции торжествует "благоразумие"; удаляется с должности военного министра Буланже. В Германии вздохнули свободнее.

"В эта дни, - пишут авторы труда о Шлиффене, - впервые (для Германии. - А. К.) возникла ужасная проблема войны на два фронта" (стр. 80). Однако даже и усиленная к этому времени германская армия была все же слишком слаба, чтобы драться с обоими своими врагами одновременно. Победа могла быть достигнута лишь последовательным разгромом противников. Причем необходима была не частная победа, но "уничтожение" врага путем маневра во фланг и тыл противника.

10 августа 1888 г. граф Вальдерзее становится преемником старого Мольтке и продолжает проводить идею своего предшественника об усилении армии в артиллерийском отношении. После жестокой борьбы с военным министром Бронсартом фон Шеллендорфом Вальдерзее при поддержке Шлиффена, несмотря на оппозицию в рейхстаге, которой так боялся Бронсарт, добивается усиления артиллерии за счет сокращения пехоты.

Между тем условия возможной войны усложняются в связи с ухудшением международного положения Германий. Вальдерзее имел намерение начать превентивную войну с Францией, так как была некоторая гарантия, что русское правительство воздержится от войны с Германией. Вокруг этих предположений Вальдерзее возникла шумиха в кругах, близких к кайзеру, получившая отражение и в германской печати. Вальдерзее, которого считали виновником разжигания войны, принужден был написать военному министру письмо следующего содержания: "Всему миру было сказано, что начальник генерального штаба разжигает войну из любви к войне; он хочет напугать родину, ввергнуть половину Европы в кровавую войну по нечистым мотивам. Я могу расценивать это лишь как акт неслыханной грубости".

В 1891 г. Вальдерзее благодаря продолжавшимся на него нападкам германской печати принужден был уйти, с поста начальника генерального штаба. 7 февраля Шлиффен становится преемником Вальдерзее.

Перед Шлиффеном стояла, как пишут авторы данного труда, "задача - подготовиться ко всяким случайностям, проверить все возможные ситуации, подготовить офицеров генерального штаба, воспитать их в готовности ко всяким возможностям. Одиннадцать отделов генерального штаба увеличиваются до тринадцати, число сотрудников также увеличивается, и Шлиффеном высказывается мысль, что германская армия никогда не будет слишком велика в будущем, следовательно, нужно было заботиться об увеличении армии" (стр. 84).

Целая глава посвящена авторами одному из коренных вопросов - увеличению сил армии путем оснащения артиллерией тяжелых калибров. Известно, что Мольтке-старший предлагал разрешить этот вопрос, "поставив крепостную артиллерию на колеса". Шлиффен разрешил эту задачу тем, что ввел полевую гаубицу. По его мысли, калибры полевой артиллерии не должны были уменьшаться, равно как не должно сокращаться количество видов боевых средств. Калибры артиллерии следует увеличивать, дальность и эффективность действия орудий следует делать все более мощными. Кто первый поймет необходимость орудий навесного действия в полевых условиях, тяжелой и сверхтяжелой артиллерии в открытом поле, необходимость тяжелой и сверхтяжелой артиллерии против крепостных сооружений из стали и бетона, тот намного опередит врага. И нужно сказать, что в этом отношении Шлиффен был совершенна прав, как это показала первая мировая война. Германские войска в начале этой войны встретили недостаточно подготовленного в артиллерийском отношении врага; бельгийские и французские крепости испытали на себе действие сверхтяжелых полевых гаубиц неожиданных для них калибров. Наконец, известен обстрел Парижа сверхдальним орудием с дистанции около 120 километров.

Глава 10-я данного труда о Шлиффене посвящена его общим стратегическим взглядам и носит название "Стратегическая поездка". Для Шлиффена существовала только одна концепция войны - уничтожение врага. "Не разбить его, не отбросить его туда, откуда он пришел, не воспретить ему дальнейшее продвижение, не ослабить врага, не задерживать его, не играть на его нервах, не заморозить его холодом и не заморить голодом, не истребить его помощью эпидемических болезней и грязи, а единственно уничтожить врага путем боя" (стр. 89).

Не можем не остановить внимание читателя на односторонности этих рассуждений Шлиффена, однобокости его военно-профессиональной мысли, на которой воспитывались германские военные кадры при нем и его преемнике Мольтке-младшем. С этими взглядами вступил в войну мозг германской армии - ее генеральный штаб. В шорах этой мысли он не видел ни экономических, ни политических условий, в

стр. 101

которых воевали германская армия и армии противника.

Авторы данного труда вполне разделяют эту шлиффеновскую теорию уничтожения. Чтобы иллюстрировать эту теорию, они разбирают ряд сражений, в которых одна из сторон была уничтожена. Они, как и сам Шлиффен, в качестве примера берут Канны, где сравнительно слабая пехота карфагенской армии, имевшей сильную конницу, столкнулась с превосходящей силами римской армией. Карфагеняне удерживали свой центр, пока пуническая конница на одном из флангов не успела проскочить в тыл римлянам, в то время как пехота охватывала другой фланг римлян. Все завершается поражением. "Кровь римлян напитывает землю", - говорят авторы данного труда. Здесь полное уничтожение сильной армии более слабой. Уничтожение достигается тем, что неожиданно, своевременно и тактически целесообразно часть карфагенской армии направляется в тыл римской армии.

Сражение под Лейтеном 3 декабря 1757 г., во время Семилетней войны, является для Шлиффена наиболее любимым примером. Оно происходит по простой формуле: австрийская и прусская армии совершают марш. Все происходит на широком фронте. Фридрих I на виду у противника выдвигает свои полки на широком фронте так же, как это делают и австрийцы. Но он провел свой маневр так, что при дальнейшем движении его армия попадает в широкую складку местности, которая скрывает ее от взоров врага. В этом укрытии Фридрих быстро перестраивает свои полки к одному крылу (правому). В конце концов прусский левый фланг оказывается против левого фланга австрийцев. Затем прусская армия делает захождение под прямым углом и неожиданно атакует широким фронтом слабый левый фланг австрийцев. В результате - полный беспорядок среди австрийцев и поражение их.

Эта победа была одержана армией, вдвое слабейшей по сравнению с противником.

Затем авторы данного труда приводят в качестве примера Аустерлиц, где 20 ноября произошло сражение, завершившее русско-австро-французскую войну 1805 г. и также послужившее Шлиффену для обоснования его теории "операции на уничтожение". Австрийцы вместе с русскими были сильнее чем Бонапарт. Им было легко удлинить фронт и охватить французов с обоих флангов, они так и сделали. Бонапарт знал, что ему придется очень тяжело, так как он растянул свой фронт до последней крайности. Против наблюдательного пункта Наполеона находится высота у Пратцена. Наполеон в подзорную трубу наблюдает за передвижениями противника, последний все больше растягивает свой фронт, не оставляя никаких резервов. Возле Наполеона Сульт.

"Сколько времени потребуется вам для занятия своими частями высоты, что напротив?"

Маршал отвечает:

"Около 20 минут".

Наполеон видит перегруппировки русских и их движения на север и на юг, они пытаются охватить его. Корсиканец, улыбаясь, говорит своему маршалу:

"Подождем еще четверть часа".

В продолжение этой четверти часа Сульт приводит в готовность свой корпус для наступления на холм у Пратцена. Сульт смотрит на часы. Наполеон пытается одним взглядом охватить исчезающие фланги австрийцев и русских. Затем он кивает головой - и французский центр двинулся вперед. Высота у Пратцена достигнута и взята через двадцать минут, как обещал маршал. Французы смяли фронт противника, рассеяли его.

"В стратегии Шлиффена имеется много от наполеоновской стратегии", - устанавливают авторы, и это совершенно справедливо, добавим мы. Для подтверждения такой характеристики Шлиффена авторы ссылаются на французских генералов Луазо и Камона. Первый из них пишет: "Эта теория абсолютной войны, народной войны, возникшая из наполеоновского духа (Geist), изучена Клаузевицем, принята фельдмаршалом Мольтке, это Шлиффен сделал основой своей стратегии" (стр. 95). Генерал Камон идет еще дальше: он утверждает, что базирование наполеоновской армии в 1806 г. на Верхний Майн и угроза Берлину представляют точную параллель наступления германцев в 1914 г. через Бельгию.

Схема N 1.

Переходим к наиболее интересной главе разбираемого труда, предлагающей вниманию читателя так называемый "Большой план" Шлиффена. Но говорить о шлиффеновском плане как о едином плане будет

стр. 102

неверно (что отмечают и авторы), так как план, который мы называем шлиффеновским, многократно изменялся и постоянно совершенствовался в соответствии с изменявшимися перспективами ожидаемой войны. В 1893 - 1894 гг. сосредоточение на западе по плану выглядело согласно схеме N 1.

Четыре армии располагаются между Мецем и Страсбургом, от Страсбурга до Базеля две пехотные и одна кавалерийская дивизии. О движения через Бельгию нет и речи.

Сосредоточение, намечавшееся в 1900 г., выглядит уже иначе. Восемь активных дивизий и четыре резервных дивизии первой армии передвинуты на север, но лишь до Кобленца и немного севернее (схема N 2).

Схема N 2.

Как видно из схемы, мысли о вторжении да Бельгию и в этом плане нет.

В первый раз Шлиффен упоминает об ударе через Бельгию при полевой поездке генерального штаба в 1904 году. В план развертывания 1905 - 1906 гг. внесены были уже огромные изменения. Шлиффен приходит к выводу, что необходимо полностью обойти французскую крепостную систему - Бельфор, Верден - и со всей армией или, по крайней мере, с ее большей частью пройти севернее Вердена. Шлиффен в этом плане не предполагает атаковать укрепленный фронт Верден-Бельфор, а направляет главные силы через Бельгию на фронт Верден - Лилль (схема N 3).

На помощь союзника Германии - Италии - Шлиффен перестает надеяться еще в 1898 г. и действительно, в 1904 г. Италия дала понять Германии, что оказание военной помощи на Рейне крайне непопулярно в Италии. Начальник австро-венгерского генерального штаба Конрад фон Гетцендорф опасался, что в случае войны с Россией Италия может даже ударить в тыл Австрии с запада, для предупреждения чего был построен ряд фортов застав в Тирольских проходах (схема N 4).

Вернемся к плану 1905 - 1906 гг.; правое крыло германских армий на 22-й день мобилизации правым флангом должно было достигнуть Гента, имея ось захождения у Диденгофена левое крыло фронта - у Саарбурга. На 31-й день мобилизации правое крыло достигает линии Абвиль - Амьен - С.-Кентен; центр линии - Ретель, ось захождения и левый фланг, - как указано выше. В это время, по расчетам Шлиффена, в районе Абвиль - С.-Кентен должны находиться 17 армейских корпусов и 6 эрзац-резервных корпусов. В дальнейшем их распределение и движение организуются следующим образом: 7 армейских корпусов и 6 эрзац-резервных корпусов от Амьена большой дугой в обход с запада Парижа до р. Гран-Морен и Оксер; 10

Схема N 3.

стр. 103

армейских корпусов из района Перона заходят таким образом, что они на последнем рубеже находятся правым флангом перед центром крепостных укреплений Парижа, а левым флангом - против Ла-Фер. Таким образом создается следующая группировка: правое крыло - Оксер, Гран-Морен; центр - Компьен, Ретель; левое крыло - без изменения. Мы видим, что Шлиф-фен здесь размахнулся неслыханно далеко, вокруг Парижа, в тыл французскому фронту.

Не будем говорить о последнем варианте шлиффеновского плана, так как в основном он не отличается от плана 1905- 1906 годов. Остановим внимание на том, как идеи плана Шлиффена были претворены в жизнь преемником его на посту начальника генерального штаба - Мольтке-младшим (схема N 5).

В соответствии с характером приграничных условий германское развертывание 1914 г. отчетливо разбилось на две группы: северная группа в составе пяти армий развернулась от Крефельда до района Диденгофен - Мец; южная группа из двух армий - от Меца до Мюльгаузена. Северная группа насчитывала округленно 1080000 человек, а южная - 360000 человек. Это создавало соотношение сил между группами 3:1.

Таким образом, предусмотренная планом Мольтке-младшего численность сил на западноевропейском театре составляла в общем 1440000 человек. Наряду с этим Мольтке предполагал использовать, после того как выяснится место высадки англичан на французской территории, также и северную армию (9-й резервный корпус и части 1-го ландверного округа) в Шлезвиг-Голлшшии. В этом случае германские войска на французском театре войны достигали бы числа 1483000 человек.

Однако фактически французские силы на этом театре все же превосходили германские, насчитывая до 1660000 человек. К этому нужно еще прибавить английскую экспедиционную армию и бельгийскую - всего до 224000 человек. Таким образом, соединенные силы союзников на западноевропейском театре составляли почти 1900000 человек, т. е. германская армия была слабее на 300000 человек. Мольтке-младший, конечно, не мог с такой точностью подсчитать силы сбоях противников, но их возможный перевес ему следовало бы учесть. Принимая во внимание, что решающим направлением было направление к северу и западу от района Мец - Диденгофен, правое заходящее крыло германской армии оказалось слишком слабым, чтобы решить поставленную ему задачу. Из изучения мировой войны мы знаем, что это произошло благодаря усилению левого крыла германского фронта южнее Меца.

Среди военных кругов часто приходится слышать мнение, что на опыте первой мировой войны провалился именно план Шлиффена, так как развертывание германских вооруженных сил в 1914 г. было осуществлено на основе идей Шлиффена, учеником которого и был Мольтке-младший.

Бирхер и Боде считают, что Шлиффен дал гениальную идею, но после войны 1914 - 1918 гг. она была развенчана (стр. 173). Авторы останавливаются на этом развенчании шлиффеновской идеи.

Был ли шлиффеновский план "разбавлен водой"? (Гинденбург говорил о "разбавлении водой" основной идеи.) Генерал Крафт фон Дольмензинген говорит, что было бы ошибкой рассматривать план Мольтке как

Схема N 4.

стр. 104

Схема N 5.

шляффеновский план, "разбавленный водой", хотя Мольтке и перенял некоторую часть своего плана у Шлиффена.

Мольтке-младший, как и Шлиффен, хочет разбить противника в открытом поле. Он так же, как и Шлиффен, хочет наносить крупные, уничтожающие удары, но он не рассчитывает своего развертывания на большой, уничтожающий удар против армии противника на западе.

Мольтке-младший не рассчитывал нанести удар врагу всюду, где бы он ни встретил его. Он не намеревается, если враг захватит инициативу, чего можно ожидать, бить его все-таки там, где сам захочет. Этим Мольтке сразу поставил себя в зависимость от воли врага. Это первая и важнейшая разница в планах Шлиффена и Мольтке-младшего. Мольтке определенно ждет наступления врага в Лотарингии, если и не главными силами, то все же довольно значительными. Следовательно, Мольтке рассчитывал на вероятность раздельного наступления противника по обе стороны крепостей Лотарингии - Меца и Диденгофена. Значит, Мольтке надеялся на ошибку противника, что всегда является опасным. Мольтке, конечно, хотел разбить французов путем охвата через Бельгию. Однако он предполагал немедленно отказаться от этого, если бы французы начали наступление своими главными силами юго-восточнее Меца. Следовательно, Мольтке полностью приспособлялся к действиям противника.

Следует заметить, что такой же план действий противника предусматривался и Шлиффеном, но здесь имеется существенная, разница. Шлиффен изменил бы свой план лишь тогда, когда противник в результате чрезвычайно глубокого проникновения в пределы Германии поставил бы себя в удобное положение для уничтожения. Но Мольтке не желал позволить врагу проникнуть слишком глубоко внутрь Германии; он хотел приостановить продвижение французов уже около западной границы государства, на позициях Нид - Саар, много западнее Рейна.

Авторы данного труда свидетельствуют, что Шлиффен часто проверял возможности разгрома противника в Лотарингии, но каждый раз отказывался от мысли об уничтожении его там, так как наибольшая глубина его продвижения могла составить лишь 70 км от границы.

В противоположность Шлиффену Мольтке-младший и его советники, пишут авторы, ввели в германский оперативный план совершенно новую мысль: Мольтке рассчи-

стр. 105

тывал при переходе французов в наступление южнее Меца в Лотарингии нанести им поражение, раньше чем операции на северном, главном театре удастся довести до решающего момента. Мольтке считал возможным после победы в Лотарингии своевременно перебросить оттуда к правому крылу освободившиеся войска и этим удвоить эффективность действующих там сил.

Эта идея Мольтке, несомненно, вносила осложнения в монументальную простоту шлиффеновского плана, пишут авторы. Мольтке не хотел отдавать противнику столь большие германские области (Эльзас-Лотарингию), как предполагал это сделать Шлиффен, прежде чем дело дойдет до решительного сражения. В силу этого Мольтке был вынужден по-иному распределять свои силы и держать в готовности значительные резервы в Эльзас-Лотарингия, чтобы в случае наступления сильной французской ударной группы быстро ее разгромить. Вследствие этого он должен был, так же как и французы, разделить свои силы между северным и южным крылом в неблагоприятном для себя соотношении. По плану Шлиффена, это соотношение было 7:1, а у Мольтке оно превратилось в 3:1.

Мольтке, говорят авторы, надеялся, что впоследствии он сможет улучшить распределение сил, но кто мог сказать, будет ли возможно после сражения в Лотарингии перебросить силы на правое крыло? Если даже предположить, что вся операция в Лотарингии будет проведена по плану Мольтке, то все же сомнительно, удалось ли бы впоследствии достичь превосходства в силах на решающем крыле. В действительности сражение в Лотарингии, на реках Нид и Саар, могло бы иметь место в 1914 г. не ранее 23 или 24 августа. До выяснения обстановки, позволяющей начать перегруппировку, прошло бы еще несколько дней. Марш из Лотарингии до Мааса потребовал бы еще около недели. Следовательно, головные части войск, направленных из Лотарингии, могли бы прибыть к Маасу не ранее 3 или 4 сентября. Поэтому остается открытым вопрос, сыграли ли бы еще они решающую роль в генеральном сражении западнее Мааса, кроме того совершенно не поддавалась учету скорость, с какой могли бы развернуться события и в самой Лотарингии до решающих результатов.

Следовательно, говорят авторы разбираемой работы, "здесь Мольтке упустил из виду целый ряд положений своего великого дяди (Мольтке-старшего. - А. К .), который обычно служил для него образцом, а именно: "На войне имеет успех лишь простое решение"; "Ни один оперативный план не может быть достаточно полным, если в нем имеется лишь некоторая уверенность в исходе первого столкновения с неприятельскими главными силами". И это остается в силе для всякого первоначального крупного столкновения; "ошибки в первоначальном развертывании армии вряд ли можно исправить во всем ходе кампании" (стр. 177).

У Шлиффена мы видим непреклонное стремление навязать противнику свою волю на обоих флангах и положить в основу своего плана величайшую простоту и надежность, для чего он не останавливается перед территориальными жертвами. У Мольтке видна готовность приспособиться к противнику, недостаточное сосредоточение сил на решающем направлении, надежда на сомнительные возможности, меньшая простота и нежелание хотя бы и временно дать врагу в обладание германскую территорию в Эльзас-Лотарингии.

"В мире не существует отваги с перестраховкой. Нет гения, который был бы вдвойне застрахован" ("es gibt kein Genie mit doppeltem Baden").

Шлиффен, заканчивая размышления о возможных событиях в Эльзас-Лотарингия, говорит: "Немцы могут, если они будут твердо проводить свои операции, быть уверены, что французы быстро повернут обратно, притом не на юг, а на север от Меца, в направлении, откуда им грозит наибольшая опасность. Поэтому требуется, чтобы немцы настолько были сильны на своем правом фланге, как только окажется возможным, ибо здесь следует ожидать решающего сражения" (стр. 178).

Отрицательное отношение Мольтке к шлиффеновской идее подтверждается тем, что во время большой поездки генерального штаба в 1907 г. операции правого крыла германской армии были доведены только до района Перонна, где еще не достигалось решения кампании.

Во время полевой поездки генерального штаба в 1911 г. и во время военной игры зимой 1913 - 1914 гг. предлагалась военная обстановка, заключавшаяся в том, что французы в первый период войны переходят к обороне, ожидая германского наступления; при всех других дававшихся в играх обстановках французы, не считаясь с угрозой германского вторжения в Бельгию, переходят в свою очередь в наступление по обеим сторонам Меца или в направлении между Мецем и Страсбургом с одновременным переходом через Рейн и вторжением в Южную Германию. Только один единственный раз, во время полевой поездки генерального штаба в 1907 г., германское наступление через Бельгию имело своим следствием, что французы отказались от продолжения своего наступления в Южную Германию, отвели свои силы назад и обратились против вторгшихся через Бельгию германцев.

Здесь интересно то, что для Мольтке как руководителя поездки это решение играющих за французское командование было настолько неожиданным, что он счел это ошибкой. По его мнению, французы должны были бы продолжать свое наступление в глубь Германии На двух полевых поездках, когда командующий французской стороной хотел отказаться от наступления в Эльзас-Лотарингию ввиду наступления германцев через Бельгию, руководство вмешалось и заставило его продолжать наступление, дав особое вводное задание (якобы

стр. 106

наступление продолжается по приказу французского правительства).

Наконец, на двух полевых поездках, в 1906 и 1912 гг., Мольтке совершенно недвусмысленно высказался при разборах игры, что наступление главных французских сил южнее Меца в Эльзас-Лотарингию заставило бы немцев приостановить свой марш через Бельгию и прекратить захождение правым крылом против левого крыла французов. Мольтке порицал германских командующих, которые непоколебимо продолжали наступление через Бельгию несмотря на вторжение противника в Южную Германию.

"Надо уяснить себе то, - сказал при этом Мольтке, - почему вообще можно рискнуть на наступление через Бельгию. Оно не может преследовать иной цели, как только встретить французскую армию в открытом поле... Но если французы выйдут из своей крепости, то они окажутся в открытом поле. Нет никакого смысла продолжать продвижение через Бельгию большими силами, если французские главные силы наступают в Лотарингию. В этом случае все внимание должно быть сосредоточено на том, чтобы напасть всеми имеющимися в распоряжении силами на французскую армию и разгромить ее. Следовательно, марш через Бельгию не является самоцелью, а лишь средством к цели. Следовательно, решения можно было достигнуть в Лотарингии, и для этого сюда следует незамедлительно подвести все силы" (стр. 180).

И в дальнейшем авторы разбираемого труда продолжают рассматривать план Шлиффена, противопоставляя его плану Мольтке. Полагаем, что взгляды Мольтке на основе уже изложенного нами совершенно ясны для читателя. Нужно только сказать, что, будучи поклонниками Шлиффена, Бирхер и Боде присоединяются к мнению германских военных писателей Тренера и Куля, которые в общем считают, что если бы Шлиффея жил и руководил германскими армиями в 1914 г., то сражение на Марне не было бы проиграно.

Правы ли поклонники Шлиффена-Бирхер и Боде - и германские апологеты Шлиффена? Нужно признать, что идеи Шлиффена отличались решительностью и простотой. Однако его план нанесения Франции удара через Бельгию является сомнительным в смысле возможности организовать наступление почти миллионной массы на очень ограниченном пространстве. Известно, что правое крыло германских армий (1-й, 2-й и 3-й) в 1914 г. силой в 12 корпусов (вместо 23 корпусов, по плану Шлиффена) во время сражения на Марне терпело большие лишения вследствие оторванности от станций снабжения в Формье и Анор, вследствие слабой пропускной способности железных дорог в тылу, при зачаточном состоянии тогда автомобильного транспорта.

Далее: удалось ли бы Шлиффену провести свой план в 1914 г. вопреки требованиям промышленников Лотарингии о защите от французского нашествия этого промышленного района? Смог ли бы Шлиффен предоставить вторжению русских колыбель прусского юнкерства - Восточную Пруссию? Наконец, Шлиффен недооценивал значения Англии, основного противника Германии.

Мы знаем, что Мольтке в 1914 г. не оставил Восточную Пруссию беззащитной, а для активной обороны ее образовал целую армию в составе четырех корпусов, не считая подвижных крепостных частей. Тем не менее обстановка в первый период войны здесь так осложнилась, что казавшееся безвыходным положение было спасено только благодаря неспособности русских генералов, особенно Ренненкампфа, поведение которого граничило с прямым предательством. Что было бы, если бы против России было оставлено несколько ландверных бригад, как то намечал сделать Шлиффен? Нам думается, что прусское юнкерство не позволило бы Шлиффену распоряжаться их латифундиями, так же как оно не позволило это делать Мольтке.

Шлиффен прежде всего был талантливым солдатом, но он не понимал того, что война будет мировой, а не только войной Германии с Францией и Россией. Она не могла быть кратковременной, как это планировал Шлиффен, уже потому только, что одно поражение германского военно-морского флота повело бы к затягиванию войны, а оно было вероятно вследствие подавляющего превосходства Англии на море.

Таким образом, идеи Шлиффена, заложенные в его плане, были неполноценны с экономической и политической точки зрения. Мало того: они были неполноценны также и б смысле материального обеспечения войсковой массы, предназначенной для нанесения главного удара Франции через Бельгию. Наконец, самая мысль Шлиффена о вторжении во Францию через Бельгию ненова.

Энгельс в своей статье "По и Рейн", написанной за полустолетие до войны 1914 - 1918 гг., указал, что Бельгия должна была служить полем битвы во всех войнах, которые велись на севере между Францией и Германией: "Через Бельгию возможен обход всей Восточной Франции от Вердева и верхней Марны вплоть до Рейна, т. е. армия, вторгшаяся из Бельгии, может раньше оказаться под Парижем, чем французская армия, оперирующая на Рейне, успеет отойти обратно к Парижу через Верден или Шомон"1 . Следовательно, ничего нового Шлиффен не выдвинул и в стратегическом отношении в своем плане войны против Франции.

Небезынтересно для читателя привести высказывания о Шлиффене Зеекта (Gereraloberst von Seeckt), организатора германской армии в условиях версальской системы: "Если мы, стремимся обогатить наши знания величественными примерами, то мы должны изучить его (Шлиффена. - А. К. ) личность... Это изучение приведет к тому, что Шлиффен вырастет в наших глазах...


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XI. Ч. 2-я, стр. 35 - 36.

стр. 107

для собственной пользы мы должны занять должную позицию по отношению к этому великому человеку.

Граф Шлиффен заслуживает этой оценки, несмотря на веющий на нас почти ледяным холодом характер его деятельности, основанный на высшей отчетливости, потому что под ледяной поверхностью дремлет горячая страсть полководца. Граф Шлиффен... существует в мыслях и сердцах германского генерального штаба, германских солдат, в продолжающейся жизни германского народа. Мы не намерены превращать его в окаменелого носителя догмы, а будем в нем искать и извлекать из него обновленные и разъясненные старые, вечные принципы войны.

Мы сведем их сегодня в три пункта: уничтожение врага является целью войны, однако к этой цели ведут многие пути. Над каждой операцией должна господствовать простая, четкая идея. Этой идее должно быть подчинено все и всякий. На решающем месте должны быть введены решающие силы; успех можно добыть лишь жертвами.

Если мы примем к сердцу эти поучения Шлиффена, тогда понятие "Шлиффен" будет понятием победы" (стр. 186 - 187).

Так отвечал Зеект в начале 1928 г. на вопрос, чем является для немцев Шлиффен сегодня.

Бросим беглый взгляд на то, как отразились идеи Шлиффена в современной войне на западе Европы.

Первоначальный германский план сводился к тому, чтобы быстрым ударом вывести из войны Польшу, а затем бросить подавляющую часть своих сил против Англии и Франции, где немцы пока опирались на заранее подготовленные позиции ("линия Зигфрида"), Мы видим войну на два фронта, причем две трети сил были развернуты против Польши и одна треть оборонялась на западе. Быстро разгромив Польшу, что соответствует идеям Шлиффена, Германии далее следовало бы немедленно громить своих западных противников.

Однако во второй период войны, с октября 1939 г. по апрель 1940 г., решительные действия на основном, западном театре войны отсутствовали. Вся борьба здесь в общем свелась к так называемой экономической войне. Решающих результатов такая война в короткий срок дать не может. Но вместе с тем в Германии осознают, что основным противником является Англия, следовательно, необходимо прежде всего организовать против нее широкую базу от Нарвика, на побережье Норвегии, с оккупацией Норвегии, Дании, Голландии и Бельгии, что создаст выгодное исходное положение для вторжения в северные департаменты Франции и позволит Германии нанести ряд ударов мелкими морскими судами, а также и авиацией по Англии.

Вбить клин между Англией и Францией и поставить одновременно под угрозу изолированного разгрома ту и другую - такова сущность военного плана Германии к весне 1940 года.

Для этой операции было необходимо подавляющее превосходство прежде всего в сухопутной силе. Этим и объясняется пауза после разгрома Польши, которая была заполнена экономической борьбой. Одновременно с ней Германия с целью достигнуть подавляющего военного превосходства на континенте постаралась довести свои силы до 240 дивизий, что ей с успехом удалось.

Посылка в первый период войны большей части сил на решающее направление (Польша) вообще является требованием военного искусства. Под этим углом зрения следует рассматривать подготовку Германией грандиозных сил против Англии и Франции во второй период войны. Потеря времени во время военных действий оценивается в военном искусстве как отрицательное качество.

Итак, вопреки панегирику Шлиффену со стороны Зеекта, мы можем лишь очень отдаленно привязать идеи Шлиффена к нынешней войне, вернее было бы сказать, что шлиффеновских влияний к началу второй империалистической войны в высших германских военных кругах было, во всяком случае, очень мало. Что касается использования войск на поле боя, то оно происходило по общепринятым правилам обходов, охватов и прорывов.

Несмотря на это мы не должны отрицать того, что учение Шлиффена о войне исторически не могло не оставить следа в развитии военного искусства в Германии.

В последних трех главах книги рассказывается о деятельности Шлиффена после его отставки в 1905 г. по преклонности возраста и разбираются причины поражения германских армий на Марне. Эти главы ничего нового и интересного не дают, а потому мы их и опускаем.

В общем книга Бирхера и Боде о Шлиффене представляет сплошное восхваление "великого" Шлиффена в ущерб Мольтке-младшему.

Проф. А. Коленковский

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/БИРХЕР-И-БОДЕ-ШЛИФФЕН-ВОИН-И-МЫСЛИТЕЛЬ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. КОЛЕНКОВСКИЙ, БИРХЕР И БОДЕ "ШЛИФФЕН. ВОИН И МЫСЛИТЕЛЬ" // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/БИРХЕР-И-БОДЕ-ШЛИФФЕН-ВОИН-И-МЫСЛИТЕЛЬ (дата обращения: 23.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - А. КОЛЕНКОВСКИЙ:

А. КОЛЕНКОВСКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
299 просмотров рейтинг
18.08.2015 (828 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
20 часов(а) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
14 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
14 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
16 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
17 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
20 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
25 дней(я) назад · от Россия Онлайн
БАРАКАТУЛЛА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВОПРОСЫ РЕПАРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕЙХСТАГА)
Каталог: Военное дело 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
БИРХЕР И БОДЕ "ШЛИФФЕН. ВОИН И МЫСЛИТЕЛЬ"
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK