Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7178

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Январь

1 января. Опубликован (принятый еще на королевском совете 27 декабря 1788 г.) указ о представительстве сословий в Генеральных штатах. По этому указу, представители сословий должны составлять половину общего числа депутатов, а не одну треть их, как при прежних созывах Генеральных штатов. Опубликование указа вызывает большой энтузиазм. В Париже зажигают иллюминацию, как после победы (Л. Блан, II, 178)1 . Указ, однако, оставляет открытым вопрос первостепенной важности: как будут голосовать депутаты: по сословиям или сообща? При голосовании по сословиям удвоение числа депутатов от третьего сословия утрачивает всякое практическое значение.

Русский посол И. Симолин в своем донесении от 5 января пишет: "Новый год был отпразднован в Версале обычным образом... Исключительная дороговизна в этой стране растет вследствие суровой зимы изо дня в день и делает пребывание здесь в высшей степени тяжелым" ("Литературное наследство" N 29 - 30, стр. 388 - 389).

Основной причиной дороговизны является сильный неурожай в 1788 году. Тяжелое положение рабочего населения городов, особенно Парижа, усугубляется еще промышленным кризисом.

11 января. Установлена премия на зерно и муку, привозимые из европейских портов (уже 23 ноября 1788 г. такая премия была установлена для зерна, привозимого из Америки) (Buchez et Roux, I, 283).

24 января. Опубликован регламент о порядке выборов в Генеральные штаты. Механизм выборов очень сложен. В основном сохранена избирательная система, применявшаяся при выборах Генеральных штатов до 1614 г.: избирательным округом служит бальяж или (на юге) сенешальство. Но эти феодальные деления в XVIII в. уже утратили свое значение. В административном отношении Франция со времени Людовика XIV и Ришелье делится на генеральства или интендантства, а провинции, присоединенные к Франции в XVII в., вообще не знали деления на бальяжи и сенешальства. Поэтому в старый порядок регламент от 24 января 1789 г. вносит много поправок, еще усиливающих запутанность системы (Chassin, I, 101).

Февраль

13 февраля. Опубликованы особые правила для избрания депутатов от Парижа. Духовенство выбирает по приходам, дворянство разделено на 20 отделов, третье сословие - на 60 округов, или кварталов. Первичные собрания должны выбрать 600 выборщиков (в том числе 300 от третьего сословия), которые, собравшись под председательством парижского прево, должны избрать 40 депутатов (в том числе 20 от третьего сословия), а также заняться (сообща или отдельно, по сословиям) редактированием своих наказов. Избирательным правом пользуются только лица, уплачивающие не менее 6 ливров прямого налога. Рабочие, таким образом, почти целиком устраняются от участия в выборах. "При всеобщем избирательном праве оказалось бы около 120 тыс. избирателей. Регламент устранял две трети, и из 40 тыс., имевших право вотировать, в голосования приняло участие всего лишь 11 тыс. человек, т. е. около четверти" (Жорес, 1, 112).

Март

К весне усиливаются волнения, вызванные голодом. Иногда поводом для выступления недовольных масс служит созыв избирательных собраний.

2 3 марта. В Тулоне происходит настоящее восстание. Причиной его, помимо не-


1 При указании литературы приняты следующие сокращения (римская цифра указывает том, арабская - страницу): Л. Блан - Луи Блан "История французской революции". СПБ. 1907; Кропоткин - П. Кропоткин "Великая французская революция 1789 - 1793 гг.". М. 1919; Жорес - Жан Жорес "История Великой французской революции". М. 1920; Олар - А. Олар "Политическая история французской революции". Петроград. 1920; Buchez et Roux - Buchez et Roux "Histoire parlementaire de la Revolution francaise". Paris. 1834; Archives - "Archives parlementaires de 1787 a 1860". 1-ere serie. Paris. 1875; Chassin - Chassin "Le genie de la Revolution; Mathiez - A. Mathiez "La Revolution francaise". T. I - "La chute de la Royaute". Paris. 1925; Michelet - J. Michelet "Histoire de la Revolution francaise"; Тарле - Е. Тарле "Рабочий класс во Франции в эпоху резолюции". Части 1-я и 2-я. СПБ. 1909 - 1911; Lavisse - Lavisse et Rambaud "Histoire generate du IV siecle a nos jours". T. VIII (главы о революции, написанные Оларом); Sagnac - P. Sagnac "La Revolution" (первый том серии "Histoire de la France contemporaine" под редакцией Лависса, изд. 1920 г.).

стр. 200

достатка продовольствия, служит еще то, что рабочие арсенала в течение двух месяцев не получают заработной платы. Из Тулона движение перекинулось 24 - 26 марта в окрестные города.

25 марта. Волнения в Экс (Aix) вследствие отказа городских властей понизить цену на хлеб.

После 26 марта. Волнения распространяются на ряд других местностей. Всюду разыскивают припрятанный хлеб. Общественные склады, амбары торговцев, монастырей и частных лиц подвергаются разграблению.

Апрель

20 апреля. Ввозная премия на зерно и муку увеличена в два раза.

23 апреля. Издан указ, направленный против скупщиков. Судьям и полицейским офицерам предписывается следить за тем, чтобы собственники, фермеры, торговцы и другие лица, имеющие запасы, в достаточной мере снабжали рынок (Buchez et Roux, I, 283).

27 апреля. Герольды в парадном одеянии при звуках труб и литавр объявляют на главных площадях и улицах Версаля об открытии заседаний Генеральных штатов.

27 - 28 апреля. Народный мятеж в Сент-Антуанском предместье. Разгром дома и мануфактуры Ревельон. Поводом послужил слух, будто фабрикант обоев Ревельон сказал на собрании выборщиков, что заработная плата рабочих не должна превышать 15 су. Представляется более вероятным, что Ревельон требовал понижения хлебных цен до такого уровня, чтобы рабочий мог существовать на 15 су в день (Жорес, I, 96). Сам он платил как минимум 25 су (Тарле, I, 22). Мишле указывает, что в грабеже участвовало несколько сот человек, причем рабочие не принимали в этом участия: "Если бы 50 тысяч безработных последовали этому примеру и стали бы грабить дома богачей, то картина получилась бы совсем иная. Правительство сначала нарочно бездействовало, и если оно не затеяло мятежа, то, во всяком случае, оно с удовольствием взирало на него, ничего не сделало для того, чтобы ему воспрепятствовать, и жалело, что он кончился" (Michelet, I, 8).

Май

4 мая. Накануне открытия Генеральных штатов депутаты торжественной процессией отправляются в церковь св. Людовика слушать обедню. Епископ нансийский произносит проповедь на тему "Сила государств в религии" (Л. Блан, II, 202).

5 мая. Открытие Генеральных штагов. Духовенство и дворянство свободно пропускается в зал заседаний с главного входа. Представители третьего сословия вынуждены ждать у задних дверей. Придворный церемониймейстер вызывает их поодиночке, в порядке бальяжей, как они значились в списке 1614 года. Король произносит речь, в которой говорит о "неумеренном желании нововведений". По окончании его речи депутаты, духовенства и дворянства надевают шляпы. Депутаты третьего сословия, вопреки обычаю, следуют их примеру. Среди привилегированных поднимается ропот, и тогда Людовик XVI, желая водворить спокойствие, сам снимает шляпу. Неккер произносит трехчасовую речь, но не дает никакой программы и даже обходит вопрос о слиянии сословий в единое собрание. Финансовое положение страны он изображает в розовом свете, затушевывает угрожающее банкротство и уверяет, что дефицит не превысит 56 миллионов (Кропоткин, 51; Жорес, I, 182; Л. Блан, II, 204 - 205).

6 мая. Депутаты третьего сословия собираются в зале, где накануне происходило общее собрание. Дворянство и духовенство собираются отдельно и постановляют производить проверку полномочий по сословиям: у дворян это постановление принимается подавляющим большинством (188 против 47), у духовенства - всего 19 голосами (133 против 114). Правительство издает распоряжение о закрытии "Журнала Генеральных штатов", издаваемого Мирабо. Другой правительственный указ запрещает выпуск периодических изданий без специального разрешения. Таким образом, цензура, некоторое время бездействовавшая, снова возрождается (Жорес, I, 184; Michelet, I, 15).

7 мая. Малуэ предлагает депутатам третьего сословия отправить делегацию к двум другим сословиям с просьбой присоединиться для проверки полномочий, не предрешая вопроса о поголовном или посословном голосовании в других случаях. Делегация должна заверить дворянство и духовенство - в намерении третьего сословия "уважать собственность и почетные прерогативы дворянства и духовенства" (Жорес, I, 184). Против этого решительно возражает Мирабо, рекомендующий выжидательную тактику. Предложение Малуэ отклоняется, и собрание принимает предложение Мунье - предоставить нескольким представителям третьего сословия отправиться к двум другим сословиям в качестве частных лиц и настоятельно просить их присоединиться к третьему сословию. Собрание парижских выборщиков единодушно выносит протест против запрещения журнала. Мирабо продолжает свое издание под названием "Письма к моим доверителям" (Жорес, I, 184). В течение всего мая и первой половины июня происходят безрезультатные переговоры между депутатами третьего и первых двух сословий. Роялисты ведут упорную агитацию за сохранение старого порядка. Среди населения Парижа растет недовольство. Поведение народных масс становится все более угрожающим (Жорес, I, 184).

27 мая. Некоторые члены духовенства уже готовы присоединиться к представителям третьего сословия, но под давлением придворных прелатов решение откладывается.

28 мая. В спор вмешивается Людовик XVI, очевидно, по настоянию высшего духовенства, испугавшегося, что низшее духовенство отделится от него. Король требует, чтобы "комиссары-примирители" от

стр. 201

трех сословий возобновили свои совещания в присутствии хранителя печати.

29 мая. Депутаты третьего сословия постановляют "из уважения к отеческим намерениям короля" возобновить переговоры с духовенством и дворянством (Buchez et Roux, I, 420; Л. Блан, II, 219).

Июнь

10 июня. Сийес предлагает третьему сословию в последний раз обратиться к духовенству и дворянству и вызвать их для совместной проверки полномочий. Предложение принимается в несколько смягченном виде: слово "вызвать" заменяется словом "пригласить" (Archives, VIII, 85; Л. Блан, II, 222).

10 июня. Юнг, снова приехавший во Францию, пишет в своем дневнике, что в хлебе ощущается острый недостаток. Из провинции все время приходят известия о новых волнениях, и Для поддержания порядка на рынках приходится призывать на помощь войска. Фунт белого хлеба стоит 5 су, а "простой" хлеб, который едят бедняки, продается по 3 1/2 - 4 су за фунт. "Эти цены им не по средствам и ставят их в крайне бедственное положение" (A. Joung "Voyages en France". Французское издание под редакцией H. See. Paris. 1931).

12 июня. Депутации третьего сословия получают у духовенства вежливый, но, по существу, ни к чему не обязывающий ответ: дворянство отвечает в сухо-официальном тоне, что оно "обсудит у себя сделанное предложение и сообщит свой ответ". Третье сословие приступает к перекличке депутатов в алфавитном порядке бальяжей и сенешальств. Депутаты от духовенства и дворянства отсутствуют.

13 июня. Продолжается перекличка. Когда очередь по алфавиту доходит до сенешальства Пуату, то оказывается, что от него на заседании присутствуют и представители духовенства: священники Жалле, Лефевр и Баллар. Собрание восторженно приветствует первых представителей духовенства, присоединившихся к третьему сословию.

17 июня. Депутаты третьего сословия большинством 491 голоса против 90 постановляют принять наименование "Национальное собрание". В тот же день Собрание объявляет, что все существующие налоги взимаются незаконно. Однако оно разрешает временно их дальнейшее взимание, и то только до прекращения заседаний Собрания, "по какой бы причине они ни произошли" (Archives, VIII, 128).

19 июня. Духовенство большинством 149 голосов (из 250) несмотря на противодействие парижского архиепископа Жюинье постановляет присоединиться к третьему сословию и производить проверку полномочий на общем собрании. Дворянство, напуганное решением третьего сословия, отправляет королю жалобный адрес: "Ах, государь, дворянству остается только апеллировать к вашему сердцу... Мы защищаем не только наши интересы, но и ваши". Людовик XVI под влиянием Марии-Антуанетты и графа д'Артуа уступает настояниям дворянства и парижского архиепископа. Он назначает "королевское заседание" (Archives, VIII, 131; Жорес, I, 191).

20 июня. Под предлогом приготовления к "королевскому заседанию" депутатов Национального собрания не пускают в зал. Под проливным дождем они отправляются на поиски нового помещения и, наконец, собираются в манеже для игры в мяч. Здесь все депутаты, за исключением одного (Мартен д'Ош) дают по предложению Мунье клятву не расходиться, пока не будет установлена конституция (Жорес, I, 192).

22 июня. Назначенное на этот день "королевское заседание" переносится на 23 июня, о чем герольды возвещают на улицах. Представители третьего сословия устраивают заседание в церкви св. Людовика, и здесь к ним присоединяется большинство духовенства (Жорес, I, 192; Л. Блан, 233).

23 июня. "Королевское заседание" Генеральных штатов. Зал заседаний окружен стражей. На галереи никого не пускают. После открытия дверей зала обер-церемониймейстер де Брезе вводит сперва представителей дворянства и духовенства. Представителям третьего сословия приходится прождать более часа, к тому же еще под дождем. Заседание открывается речью короля, в которой он говорит о "пагубных раздорах" и упрекает Генеральные штаты, что они за два месяца не сумели столковаться относительно "прелиминарии своих работ". Затем оглашаются две декларации короля. В первой он выражает желание, чтобы "старинная раздельность трех сословий государства была всецело сохранена", и заявляет, что не потерпит никаких императивных мандатов и что права трех сословий, равно как и будущая организация Генеральных штатов, не могут быть обсуждаемы на общем заседании трех сословий. Не разрешается также совместное обсуждение вопросов, касающихся феодальных имуществ и прерогатив двух высших сословий. На заседания Штатов, как общие, так и отдельных сословий, публика не должна допускаться.

Вторая декларация содержит обещание устанавливать налоги и проводить займы не иначе, как с согласия Штатов, гарантировать защиту всех видов собственности, а также план реформы провинциальных штатов (с предоставлением половины мест третьему сословию). Вместе с тем Генеральным штатам предлагается выработать меры для примирения свободы печати с должным уважением к религии (Жорес, I, 196).

После этого король приказывает собранию разойтись и в сопровождении дворянства и высшего духовенства покидает зал. Представители третьего сословия остаются на своих местах. Обер-церемониймейстер Брезе, обращаясь к Бальи, спрашивает: "Вы слышали, сударь, приказ короля?" Бальи нерешительным тоном говорит: "Полагаю, собравшаяся нация не может получать приказов". Тогда выступает Мирабо и

стр. 202

произносит знаменитые слова: "Если вам поручено заставить нас уйти отсюда, то вы должны спросить приказаний о применении силы, потому что мы не покинем наших мест иначе, как под угрозой штыков". По предложению Мирабо собрание объявляет себя неприкосновенным; посягательство на неприкосновенность депутатов объявляется изменой нации и государственным преступлением (Л. Блан, II, 238 - 239).

25 июня. Меньшинство дворянского сословия (47 человек с герцогом Орлеанским во главе) присоединяется к третьему сословию. Король не осмеливается открыто протестовать, но в тот же вечер решает тайком вызвать 20 тыс. войск, преимущественно иностранные полки, которые он считает более надежными (Mathiez, I, 57).

26 июня. Король поручает передать дворянству, что он "просит, а если просьбы недостаточно, то приказывает" присоединиться всем к третьему сословию. Дворяне сначала колеблются, и только письмо графа д'Артуа побуждает их исполнить волю короля (Л. Блан, II, 242).

27 июня. Окончательное объединение представителей трех сословий в Национальном собрании.

30 июня. Толпа, собравшаяся в саду Пале-Рояля, узнав об аресте одиннадцати гвардейцев (за отказ зарядить ружья боевыми патронами), устремляется под предводительством Лустало к аббатству - тюрьме, где они заключены, - освобождает их и с триумфом приводит в Пале-Рояль.

Июль

По Парижу уже с конца июня ходят тревожные слухи о контрреволюционных намерениях двора. Утверждают, что существует план арестовать по одному депутату от каждого бальяжа и держать их в качестве заложников в Бастилии.

8 июля. Мирабо указывает в Национальном собрании на непрекращающееся сосредоточение войск в районе Версаля и Парижа. Каждый день прибывают новые части. "Тридцать пять тысяч уже расквартированы между Версалем и Парижем. Ожидают еще 20 тысяч. За ними следуют артиллерийские парки. Намечены пункты для установки батарей" (Buchez et Roux, II, 43).

11 июля. Неккер уволен в отставку с приказанием немедленно покинуть Францию. Его коллеги: Монморен, Сен-При, Ля-Люзерн - тоже получают отставку. Их преемниками назначаются сторонники так называемой "партии сопротивления": барон Бретейль, маршал Бройль и другие.

12 июля (воскресенье). Известие об отставке Неккера производит в Париже чрезвычайно сильное впечатление. Ожидают разгона Национального собрания. В Пале-Рояле Камилл Демулен призывает к оружию. Огромная толпа движется по улицам, неся бюст Неккера, покрытый крепом. Происходят стычки с войсками. Вечером народ требует, чтобы театры бы пи закрыты "в знак траура отечества" (Жорес, I, 204).

13 июля. Собрание парижских выборщиков посылает депутата от Парижа в Национальном собрании врача Гильотена в Версаль исходатайствовать у Собрания разрешение на организацию гражданской гвардии в Париже. Собрание колеблется, но под влиянием энергичной речи Шапелье решается вооружить Париж. В то же время выборщики, собравшись в здании ратуши, избирают при участии большого числа граждан "всех сословий и всех кварталов" Постоянный комитет, в который входят 8 членов прежнего городского управления и 14 членов, назначенных выборщиками. Комитету поручается организовать милицию и добыть оружие (Lavisse, VIII, 65; Жорес, I, 204 - 205).

13 июля. В версальском дворце вечером празднество: пьют за будущую победу над революционным парижским населением. Мария-Антуанетта со своими придворными дамами, принцы и их жены всячески ухаживают за иностранными солдатами, подготовляя их к предстоящему бою (Кропоткин, 87).

14 июля. Утром огромная толпа направляется к Дому инвалидов и захватывает 25 тыс. ружей. Начинается осада Бастилии. Постоянный комитет пытается добиться капитуляции мирными способами. Но парламентеров встречают выстрелами. Осаждающие пушечными ядрами разрывают цепи первого подъемного моста, по нему толпа врывается во двор, таща за собой свои пушки. Под градом пуль она заставляет опустить внутренний подъемный мост и овладевает Бастилией. Разъяренная толпа убивает захваченного в плен коменданта крепости Делонэ и купеческого старшину (prevot des marchands) Флесселя: первого - за предательский обстрел парламентеров, второго - за обман осаждавших, которым он обещал оружие, а доставил только ящики со старым бельем.

При взятии Бастилии наибольшую активность проявили те, кого законодатели Национального собрания отнесли к разряду "пассивных" граждан, т. е. народные массы.

"В списке сражавшихся не встречается имен рантье, капиталистов, для которых отчасти и совершилась революция: смертельный удар королевскому деспотизму в этот день был нанесен средними и мелкими буржуа, судебными писцами, ремесленниками и пролетариями" (Жорес, I, 207).

15 июля. Людовик XVI является в Национальное собрание и сообщает, что он отдал приказ увести войска. Собрание настаивает на призвании обратно Неккера. Король не сразу соглашается. Депутация Национального собрания отправляется в Париж. Председателя Национального собрания Бальи избирают мэром Парижа, Лафайета - командиром Национальной гвардии.

16 июля. Людовик XVI дает отставку Бретейлю и призывает обратно Неккера.

17 июля. Людовик XVI отправляется в Париж, в ратушу, и этим санкционирует восстание 14 июля. Из рук мэра Бальи он принимает трехцветную кокарду. Граф д'Артуа, Кондэ, Бретейль и другие руководители "партии сопротивления" эмигрируют. Граф д'Артуа обосновывается в Турине,

стр. 203

у своего тестя, короля сардинского. Турин становится первым центром контрреволюции (Л. Блан, II, 330).

18 июля. Постоянный комитет в Париже переименован выборщиками во Временный комитет. Он должен состоять из 60 человек. Вместе с тем собрание выборщиков принимает меры к тому, чтобы обезоружить народ. Оно постановляет предложить рабочим снова приступить к работе. Рабочие должны представить удостоверение от своих мастеров в том, что они возобновили работу, и удостоверение от своего округа, что они сдали оружие. За сдачу огнестрельного оружия обещается каждому по 6 ливров (Buchez et Roux, II, 144).

Вторая половина июля. Восстания в целом ряде городов: Труа, Страсбурге, Шербурге, Руане, Мобеже. Одновременно поднимается новая волна крестьянских восстаний (Кропоткин, 94).

24 июля. Парижский Временный комитет запрещает продажу печатных произведений, "способных вызвать опасное брожение".

30 июля. В Париже выборщики передают управление городам собранию из 120 членов, по 2 от каждого из 60 округов. Собрание объявляет себя "представителями Коммуны Парижа".

Август

2 августа. Ввиду жалоб на плохое качество хлеба парижское городское управление обращается к населению с воззванием, в котором сообщает, что "мука, доставленная морским путем, подверглась порче, но никто не виноват в том, что хлеб из нее невкусен... Необходимость заставляет есть то, что имеется, но порча (муки) не заключает в себе ничего вредного для здоровья" (Buchez et Roux, III, 350).

3 августа. От имени комиссии по представлению докладов депутат Саломон сообщает на основании писем, получаемых из провинции: "Повсюду пылают замки, разрушаются монастыри и фермы подвергаются разграблению. Крестьяне не признают ни налогов, ни феодальных повинностей. Законы бездействуют, власти бессильны, юстиция обратилась в призрак". Комитет предлагает Национальному собранию принять резолюцию, заявляющую, что Собрание занято выработкой конституции и обновлением государства и "не может, как бы ни были важны указываемые частные задачи, отвлечь свои взоры" от этого дела, "поглощающего все его внимание". Поэтому, "пока не воспоследует его решение" относительно различных повинностей, "нельзя ни под каким предлогом уклоняться от уплаты их". Резолюция передается в редакционную комиссию (Archives, VIII, 336).

4 августа. Отмена феодальных прав Национальным собранием. Историческое заседание в ночь на 5 августа начинается с оглашения "Проекта постановления о безопасности королевства". Это та же резолюция Саломона, но несколько смягченная редакционной комиссией. Между тем уже накануне вечером небольшая группа более прогрессивно настроенных дворян сговаривается выступить с предложением об отмене феодальных прав, видя в этом единственную возможность спасти помещичью собственность от аграрной революции. Выступить от имени группы поручается герцогу д'Эгильон, занимавшему по богатству второе место после короля. Но его опережает молодой аристократ виконт де Ноайль, который, как младший сын в семье, не обладал состоянием. Ноайль заявляет, что нельзя надеяться прекратить волнения в провинциях, не зная, в чем заключается причина мятежа, и предлагает до издания прокламации, составленной редакционным комитетом, объявить, что: 1) налоги впредь будут платиться всеми гражданами королевства пропорционально их доходам, 2) общественные повинности будут падать равномерно на всех, 3) все феодальные права подлежат выкупу по справедливой оценке, 4) все барщины, права "мертвой руки" и всякие личные сервитута отменяются без всякого выкупа.

Выступивший после Ноайля д'Эгильон предлагает выкуп всех феодальных прав, и притом по очень высокой расценке: из расчета их 30-кратной средней доходности. Между тем даже земельную ренту обычно выкупают из расчета капитализации ее в 17 - 20, много в 25 раз. Однако и д'Эгильон говорит о "варварских остатках феодальных законов" и выражает сочувствие крестьянам. Эти речи приводят в восторг представителей третьего сословия.

От сословных привилегий переходят к привилегиям отдельных провинций и городов. Их тоже предлагают отменить. Заседание заканчивается в два часа пополуночи. Выработка окончательной резолюции поручается редакционной комиссии. Но с этого момента по всей Франции распространяется весть, что все феодальные права уничтожены. Последующие законодательные акты с их разграничением повинностей, подлежащих выкупу и упраздняемых без выкупа, будут игнорироваться крестьянством (Жорес, I, 219 и след.; Кропоткин, 118 - 128; Л. Блан, II, 371 и след.)

5 августа. Людовик XVI пишет архиепископу арльскому: "Я доволен этим благородным и великодушным поступком двух первых государственных сословий. Они принесли большие жертвы для всеобщего примирения, для их отечества, для их короля... Жертва прекрасна, но я могу только дивиться ей". "Никогда не соглашусь на то, чтобы мое духовенство и мое дворянство были обобраны... Я не дам своей санкции декретам..." (Л. Блан, III, 5).

6 августа. Редакционная комиссия представляет выработанный ею текст постановления об отмене феодальных прав. Некоторые представители духовенства протестуют против "необдуманных постановлений ночи 4 августа". Тогда Бюзо провозглашает принцип: "церковные имущества принадлежат нации". Постановлениями, принятыми 4 августа и формулированными 6 августа, была "отобрана или объявлена подлежащей выкупу не вся собственность

стр. 204

сеньоров, а только ее феодальная доля". По приблизительному исчислению, феодальные повинности приносили 120 миллионов франков в год. Общая сумма доходов дворянства от земледелия определялась в 400 - 500 млн. франков. Таким образом, дворянство лишалось около одной четвертой части своих доходов. "И после этой операции дворянство далеко не утратило своего богатства и могущества" (Жорес, I, 227). После 4 августа крестьяне прекращают всякие платежи помещикам. Они "приняли к сведению лишь первую часть декрета: собрание всецело уничтожает феодальный режим" (Жорес, I, 227). Выкуп был и невозможен, так как при 30-кратной капитализации ежегодных крестьянских платежей дворянству (120 млн. в год) последнему причиталось бы 3,6 млрд. франков. Такую же сумму крестьянство должно было бы заплатить, и за выкуп церковной десятины (Жорес, 227).

7 августа. Неккер, указывая на полное отсутствие средств у казны, предлагает сделать заем в 30 млн. для покрытия расходов в течение двух месяцев.

8 августа. Собрание вотирует заем, но не из 5%, как предлагал Неккер, а из 4,5%, т. е. ниже обычного тогда во Франции процента по государственным займам, и без особых преимуществ для приобретателей займов, которые намечал министр финансов. Заем подвергается бойкоту со стороны капиталистов и спекулянтов и дает только 2,6 млн. франков (Л. Блан, III, 83).

10 августа. Крестьянские восстания продолжаются и распространяются на области, которые до того времени были сравнительно спокойны (Бретань). Национальное собрание принимает драконовские меры против восставших крестьян. Муниципалитетам предоставляется право вызывать войска, разгонять скопища и судить восставших скорым судом. Городская и деревенская буржуазия объединяется и начинает настоящую войну против крестьян (Buchez et Roux, II, 254).

11 августа. После продолжавшихся в течение нескольких дней прений об отмене десятинных податей архиепископ парижский заявляет, что духовенство "передает церковные десятинные подати в распоряжение справедливой и великодушной нации". Практически это означает, что на содержание духовенства будут изысканы другие средства, а до тех пор подати должны взиматься попрежнему (Л. Блан, III, 17).

12 августа. Собрание назначает комиссию из пяти членов для объединения нескольких представленных проектов декларации прав.

16 августа. Забастовка парижских подмастерьев-портных. 3000 подмастерьев отправляют депутацию в ратушу с требованием, чтобы поденная плата ввиду вздорожания продовольствия была повышена с 25 - 30 су до 40 су в день и чтобы торговцам старой одеждой было запрещено шить новое платье.

18 августа. Парижский коммунальный совет в утреннем заседании поручает Лафайету (главнокомандующему парижской Национальной гвардией) "обеспечить порядок".

19 августа. Булочники обращаются к собранию Коммуны с жалобой на то, что им не отпускают на рынке достаточно муки. Байи в своих мемуарах сообщает, что вечером 19 августа в Париже имелся запас муки всего на один день.

19 августа. Лалли Толлендаль вносит проект конституции, построенный по английскому образцу, с двухпалатной системой и вето короля (Л. Блан, III, 50 - 51).

20 августа. Лаборд де Меревиль предлагает, чтобы в декларации прав не упоминалось о боге. "Человек, - сказал он, - обязан своими правами природе; он не получает их ни от кого". Но Собрание принимает редакцию, по которой "Декларация" начинается словами: "Перед лицом верховного существа".

20 - 26 августа. Обсуждение принятого за основу проекта декларации прав.

21 августа. Ввиду недостатка продовольствия населением овладевает беспокойство. Стараются запастись хлебом на несколько дней вперед, На улицах расклеивают воззвание председателей коммуны, запрещающее образование очередей. В городе царит возбуждение. Крупная буржуазия опасается восстания бедноты. Лафайет принимает меры предосторожности, усиливает сторожевые посты, выставляет пушки у Монмартрской заставы: они должны служить угрозой рабочим монмартрских мастерских. Вместе с тем это подготовка к закрытию мастерских. Ряд забастовок: парикмахеров, домашней прислуги, сапожников, плотников, аптекарских помощников. Предприниматели, повидимому, под влиянием магистрата, идут на различные уступки. Фунт пшеничной муки стоит в Париже в розничной торговле 7 - 8 су.

26 августа. Национальное собрание принимает "Декларацию прав человека и гражданина". "Декларация" провозглашает принципы народного суверенитета, свободы и равенства, но в такой формулировке, которая обеспечивает интересы буржуазии, а не интересы широких трудящихся масс. Она умалчивает о свободе собраний и союзов, вместо полной свободы совести устанавливает только терпимость, объявляет собственность "священным правом", которое может быть нарушено в общественных интересах только "при условии справедливого, предварительно установленного вознаграждения" (Mrthiez, I, 77; Л. Блан, III, 42).

27 августа. Неккер объявляет Национальному собранию о неудаче 30-миллионного займа. Он упрекает Собрание в том, что оно не согласилось на его условия, и предлагает выпустить второй, 5-процентный заем на 80 млн. франков с гарантией приобретателям, что половина займа будет выплачена в звонкой монете. Собрание вотирует заем, но реализация его оказывается столь же неудачной, как и реализация первого займа.

29 августа. Закрытие монмартрских мастерских. Лустало пишет: "По случаю

стр. 205

закрытия благотворительных мастерских были приняты ужасные предосторожности. Туда были отправлены пушки и послан отряд отборных войск, состоявший главным образом из лиц, отличившихся при взятии Бастилии под начальством г. Гюллена. У входа четыре комиссара выдавали паспорта. Рабочие являлись попарно, чтобы вернуть назад орудия труда, которые были одолжены им, каждый из них получил 24 су и паспорт, всего было выдано около четырех тысяч паспортов. Не произошло решительно никаких беспорядков, не слышно было даже никаких угроз. Среди этих несчастных, конечно, были дурные, виновные и опасные люди. Но тем, которые так часто и так бесчеловечно говорили, что по ним нужно было бы стрелять картечью, следовало бы видеть их в данный момент". Жорес отмечает, что современные гравюры воспроизводят "славный поход" буржуазной артиллерии против - Монмартра, как нечто столь же похвальное, как и взятие Бастилии. "Крайние демократы, вроде Лустало, не шли дальше чувства жалости, а буржуазные революционеры под влиянием чувства страха... желали отделаться от монмартрских рабочих посредством картечи" (Buchez et Roux, II, 356; Жорес, I, 245).

30 августа. Лустало пишет в своей газете: "Проистекающий из хищнических спекуляций голод, приостановка работ, застой в торговле, постоянные тревоги, тайные лиги наших врагов - все удручает и страшит нас. Сегодня поутру распространяются тревожные слухи. Говорят, что существует коалиция между духовенством, дворянством и 400 членов общин, говорят, что многие вельможи уезжают из столицы. Все эти слухи, без сомнения, гадательны или ложны, но несомненно то, что некоторые члены Национального собрания осмелились вчера в этом высоком учреждении потребовать, чтобы королю было предоставлено право безусловного вето над народом".

30 - 31 августа. В Пале-Рояле патриоты, собравшиеся в кафе Фуа, обсуждают поход в Версаль, к Национальному собранию, которое рассматривает вопрос об абсолютном вето. Составляется резолюция, которую маркиз Сен-Юрюж и еще несколько депутатов собираются доставить Собранию. Вечером с ними отправляется 200 человек, но национальные гвардейцы арестовывают их (Жорес, I, 250).

Сентябрь

1 сентября. В парижских округах начинают обсуждать вопрос о королевском вето. На улицах выкрикивают названия множества брошюр, написанных на эту тему. В отличие от округов ратуша берет реакционный курс. Собрание представителей города издает два декрета. Один запрещает распространять на улицах и выкрикивать названия каких-либо печатных произведений, выпущенных частными лицами. Другой направлен против сборищ в Пале-Рояле и угрожает арестом "нарушителям общественного спокойствия" Декрет особенно протестует против "угроз и жестов", которые позволяют себе даже в Национальном собрании "частные лица, именующие себя депутатами завсегдатаев Пале-Рояля". Вечером того же дня было закрыто кафе Фуа, излюбленное место собраний полупролетарской интеллигенции. Тюрьмы переполнены арестованными (Buchez et Roux, II, 380).

4 сентября. Мунье представляет Собранию доклад от имени Конституционного комитета, отвергающий всеобщее избирательное право, так как "это значило бы доверить судьбу государства неопытным людям, которые скоро погубили бы его". Предлагается "включить в число избирателей всех, кто уплачивает прямой налог в размере трехдневной заработной платы", а "право быть избранным предоставить только лицам, обладающим земельной собственностью". Этот проект лишает избирательного права более половины граждан Франции. Но многочисленные ораторы, выступавшие по поводу его доклада, обходили молчанием этот вопрос. "Все говорили о вето, о санкции; никто не протестовал против той части проекта, которая лишала политических прав более 3 миллионов бедных французов" (Жорес, I, 295 - 296).

11 сентября. Несмотря на упорное сопротивление Мунье и его единомышленников Национальное собрание соглашается принять только "приостанавливающее вето" (Л. Блан, III, 90).

14 сентября. Король приказывает вызвать в Версаль Фландрский полк, стоящий в Дуэ. Распоряжение мотивируется необходимостью восстановить порядок в окрестностях Версаля. В действительности же приказ продиктован опасением восстания в Париже вследствие неутверждения королем декретов 4 августа.

18 сентября. Прибытие Фландрского полка ожидается только 25 сентября. Чтобы выиграть время, король присылает Национальному собранию записку, в которой старается по возможности отстоять имущественные интересы духовенства и дворянства и соглашается на безусловную отмену только "унизительных" феодальных повинностей. Остальные повинности должны быть выкуплены или даже сохранены в прежнем виде (Sagnac, 88).

24 сентября. Неккер докладывает Собранию о плачевном состоянии финансов и невозможности заключить новый заем. Он предлагает установить чрезвычайный сбор в размере 25% всех доходов, причем свыше определенной суммы отчисление доходов должно рассматриваться не как обязанность, а как патриотическое пожертвование.

26 сентября. Собрание принимает проект Неккера. Жессе предлагает обратить на государственные нужды золотую и серебряную утварь церквей. Парижский архиепископ Жюинье заявляет, - что духовенство готово отдать в распоряжение нации церковные украшения, за исключением тех, которые необходимы для приличной обстановки богослужения (Л. Блан, III, 91).

Октябрь

1 октября. Королю представляют на утверждение статьи конституции и "Де-

стр. 206

кларации". Он обещает дать ответ через несколько дней. Двор начинает тем временем подготовлять насильственный переворот (Олар, 41), Роялистская манифестация на парадном обеде, устроенном в оперном зале Версальского дворца лейбгвардейцами в честь Фландрского полка, чтобы подогреть верноподданнические чувства. Во время обеда появляется Мария-Антуанетта с королем и дофином. Мария-Антуанетта берет сына на руки и обходит столы. Придворные дамы ухаживают за офицерами и солдатами, раздают им белые кокарды. Один офицер кричит: "Долой трехцветные кокарды, возьмем черную!" Это австрийская кокарда, кокарда королевы. Национальную трехцветную кокарду топчут ногами (Л. Блан, III, 151; Кропоткин, 153; Sagnac, 97).

2 - 4 октября. В Версале продолжается безудержная роялистская агитация. Во дворце нельзя появиться в мундире Национальной гвардии, не рискуя подвергнуться оскорблениям. Когда к Марии-Антуанетте являются представители Национальной гвардии благодарить за пожалование знамен, королева бестактно говорит: "Я в восторге от всего того, что было в четверг" (т. е. 1 октября).

В Париже узнают о версальском банкете 3 октября из заметки, напечатанной в "Версальском курьере" Горсаса. Народные массы приходят в негодование. Марат в своем "Друге народа" призывает к оружию. Округ кордельеров под председательством Дантона выносят постановление, чтобы все надели национальную кокарду. Отказ от этого равно как и ношение белой или черной кокарды должны рассматриваться как измена отечеству, караться чрезвычайным судом. К этому требованию присоединяются округа Пти-Сент-Антуан и Сент-Маглуар, населенные рабочими и мелкой буржуазией. В Париже все готово к восстанию: для него имеются уже план и лозунг. Парижане хотят хлеба... хотят отомстить за оскорбление, нанесенное нации и национальной кокарде, хотят потребовать отсылки обратно Фландрского полка, а главное - потребовать утверждения конституции. Наконец, они хотят привести короля в Париж, чтобы вырвать его из контрреволюционного окружения. Крики: "Смерть камилавочникам (священникам)! Смерть аристократам! Смерть королеве!" - часто раздаются в Пале-Рояле и на Гревской площади" (Sagnac, 98).

5 октября. Поход на Версаль. В Париже толпа женщин направляется к ратуше с требованием хлеба. К ним присоединяются мужчины. Толпа захватывает оружие в ратуше и под предводительством видного участника взятия Бастилии - Мальяра - отправляется в Версаль.

Национальная гвардия посылает депутацию к Лафайету. Когда Лафайет выходит к выстроившимся на площади перед ратушей отрядам Национальной гвардии, его встречают кликами: "В Версаль, в Версаль!" Он отказывается и запрещает Национальной гвардии двинуться туда. Гвардия упорствует, переходит к угрозам. Уже кричат: "Надо вздернуть его на фонарь!" Тогда Лафайет посылает адъютанта в ратушу, чтобы сказать, что он не в состоянии дольше сопротивляться. "Ни жив, ни мертв", по словам саксонского посланника, наблюдавшего эту сцену, Лафайет направляется в Версаль. С ним идут 15 тысяч национальных гвардейцев и столько же добровольцев, рабочих и буржуа, вооруженных ружьями, а больше всего пиками.

В Версале Национальное собрание обсуждает ответ короля, все еще уклоняющегося от безоговорочного санкционирования декретов 4 августа, декларации прав и статей конституции о "приостанавливающем" вето и организации законодательной власти (однопалатной системе). Робеспьер заявляет: "Ответ короля противоречит правам нации. Король не имеет права критиковать конституцию, которую нация желает установить у себя".

В пятом часу дня в Версаль приходят женщины, предводимые Мальяром. Они шли под проливным дождем и промокли насквозь. Мальяр в сопровождении нескольких человек направляется в Национальное собрание. Он требует хлеба и наказания лейб-гвардейцев: "Аристократы хотят уморить "ас голодом". Он обвиняет также и духовенство в организации голода. Сопровождающие его женщины аплодируют ему и кричат: "Долой камилавочников! Нам нужен хлеб по 6 лиаров за фунт, а мясо по 8 лиаров (лиар = русскому довоенному грошу, т. е. 1/2 копейки)".

Национальное собрание отправляет депутацию к королю с Мунье во главе. Ее сопровождают несколько женщин. Король обещает позаботиться о продовольственном снабжении Парижа, а пока что приказывает выдать женщинам весь хлеб, который найдется в Версале. Когда делегатки возвращаются, толпа им не верит, кричит, что их подкупили, угрожает вздернуть их на фонаре. Делегатки возвращаются и приносят письменное обещание короля доставить хлеб в Париж. После этого делегатки вместе с Мальяром уезжают в экипажах, предоставленных в их распоряжение королем.

После этого король изъявляет согласие утвердить Декларацию прав и остальные постановления, принятые Национальным собранием.

В то же самое время король готовится к побегу. Сен-При советовал направиться в Нормандию и созвать Национальное собрание в Руане. Мунье и многие умеренные депутаты, не говоря уже о правых, обещали последовать за ним. Но потом под влиянием Неккера Людовик XVI отказывается от этого намерения.

Около полуночи приходит Лафайет со своим отрядом. Он проходит во дворец а, вместо того чтобы передать требования людей, с которыми он пришел, заверяет короля в своих верноподданнических чувствах. Король поручает ему наружную охрану дворца.

6 октября. Несмотря на расставленную повсюду охрану кучка женщин и мужчин, разыскав какую-то незапертую дверь, врывается во дворец и проникает в спальню королевы. Мария-Антуанетта едва успе-

стр. 207

вает убежать на половину, занимаемую Людовиком XVI. Спешно прискакавшему Лафайету удается успокоить толпу. Придворные разбегаются. Из комнаты, где собираются министры, выбрасывают во двор через окна записки, в которых сообщается, что король поедет в Париж. В полдень королевская семья, сопровождаемая народом, покидает Версаль. Вечером король и королева прибывают в Париж, сначала в здание ратуши, где их встречает парижский муниципалитет с Бальи во главе, а затем в Тюильрийский дворец. Парижане приветствуют короля. Эти манифестации устраиваются в значительной степени при участии агентов Лафайета, который старается использовать поход на Версаль в своих интересах.

7 октября. Лафайет убеждает герцога Орлеанского (которого он обвиняет в возбуждении масс 5 и 6 октября против короля) отправиться в Англию с дипломатической миссией. Герцог сначала соглашается, потом под влиянием Мирабо отказывается; но под угрозой расследования октябрьских событий снова соглашается и уезжает в середине октября (Mathiez, I, 87).

8 октября. Мунье, ссылаясь на то, что он охрип, отказывается от председательствования в Национальном собрании, не появляется в нем больше и 10 октября покидает Париж. После неудачной попытки поднять восстание в своей провинции Дофинэ он эмигрирует в Швейцарию. Одновременно эмигрируют его друзья Лали-Толлендаль и Бергас.

8 - 10 октября. Национальное собрание постановляет изменить титул короля и принимает формулу: "Людовик, милостью божьей и в силу учредительного закона государства, король французов". Формула представляет собой попытку компромисса между старым порядком и революцией: ссылка на милость божью направлена против демократии, упоминание об учредительном законе сделано в пользу буржуазного класса (Олар, 42).

9 октября. Новый председатель Национального собрания, Шапелье, сообщает, что около 200 депутатов затребовало у него паспорта. По предложению Мирабо, собрание постановляет, чтобы паспорта выдавались только тем, кто изложит свои мотивы в Собрании. В вечернем заседании Собрание принимает временно закон о реформе уголовного производства, предоставляющий большие гарантии обвиняемому. Король в письме председателю Собрания сообщает, "что выражения любви и верности", полученные от города Парижа, побуждают его перенести туда свою резиденцию, и приглашает Собрание переехать туда же.

10 октября. Людовик XVI назначает Лафайета командующим регулярными войсками Парижа и его окрестностей; он обещает ему порвать всякую связь с эмигрантами и сторонниками старого режима. Одновременно с этим Людовик XVI отправляет в Мадрид секретного агента, аббата Фюбрюна, и поручает ему заявить испанскому королю, что он, Людовик, наперед аннулирует все, что сделает или подпишет под давлением революционеров (Mathiez, 88).

Оглашаются имена депутатов, ходатайствующих о выдаче паспортов по состоянию здоровья. Один из депутатов замечает: "Забавно, что столько коллег заболело из-за предстоящего переселения Национального собрания в Париж". Талейран предлагает обратить церковное имущество в собственность нации для покрытия дефицита.

12 октября. Граф д'Артуа пишет австрийскому императору Иосифу И, брату Марии-Антуанетты, призывая его к интервенции. Иосиф II отвечает резким письмом, в котором советует графу д'Артуа принять меры к тому, "чтобы исчезла та своего рода оппозиционная партия", которая "в состоянии лишь делать зло". Он указывает, что "отставка министров, сосредоточение войск возле Парижа послужили поводом к тому, что этой партии стали злобно приписывать свирепые планы, ужаснувшие и все еще продолжающие ужасать народ и доведшие его до крайности". И в заключение он советует доказать общественному мнению, что не существует никакой противящейся ему, или так называемой аристократической партии, и подчинить свою точку зрения на общественное благо "точке зрения властного большинства" (Жорес, I, 275 - 276).

19 октября. Первое заседание Национального собрания в Париже.

21 октября. В Париже снова недостаток хлеба. Возбужденная толпа убивает булочника Франсуа. Национальное собрание принимает по ходатайству парижского муниципалитета закон о военном положении, дающий право муниципальным властям запрещать всякие сборища и применять военную силу "в случае возникновения опасности для общественного спокойствия" (Тарле, I, 202).

22 октября. Чернорабочего Блэна приговаривают к смертной казни по подозрению в участии в убийстве булочника разъяренной толпой. Казнь немедленно приводится в исполнение. Такая же участь постигает рабочего Мишеля Адриана, обвиняемого в стремлении возбудить мятеж, "крича на улицах, что Сент-Антуанское предместье и рабочие Бастилии соединяются с Сент-Марсельским предместьем, чтобы идти на монастыри". Национальная гвардия круто пресекает каждую попытку к неповиновению, обыскивает прохожих, арестует подозрительных (Тарле, I, 202).

23 - 25 октября. Закон о военном положении рассматривается на общих собраниях некоторых парижских округов и вызывает ряд протестов. Округ Сент-Мартен де Шан предлагает организовать коллективный протест всех 60 округов Парижа.

26 октября. Национальное собрание принимает постановление о недопустимости созыва и устройства всяких сословных собраний, в том числе и созыва провинциальных штатов.

29 октября. Национальнее собрание обсуждает вопрос о пассивном избирательном праве. Принимается налоговый ценз

стр. 208

в размере марки серебра, закрывающий доступ в Законодательное собрание не только пролетариям, но и значительной части буржуазии (Жорес, I, 303).

Ноябрь

2 ноября. Национальное собрание издает декрет о национализации церковных имуществ.

3 ноября. Национальное собрание постановляет, что парламенты (у которых как раз в это время каникулы) не должны больше собираться. Так называемые "вакационные камеры", выполняющие их функция во время каникул, должны продолжать свою деятельность. Декрет вызывает протесты со стороны "вакационных камер". Некоторые из них отказываются зарегистрировать декрет. Другие регистрируют с оговорками. Национальное собрание вызывает непокорных к себе и решительными действиями добивается исполнения своей воли (окончательное упразднение парламентов последовало в сентябре 1790 г.).

7 ноября. Национальное собрание постановляет, что "никто из депутатов не имеет права занимать должность министра, пока заседает это собрание". Постановление направлено против Мирабо, который своими нападками на Неккера ясно показал, что он стремится к власти.

8 ноября. Продовольственное снабжение Парижа улучшается, цена на хлеб понижена, и с 8 ноября очереди у булочных прекращаются. В городе восстанавливается спокойствие. В провинции, несмотря на довольно хороший урожай и значительный ввоз, кризис продолжается. По старой привычке, население стремится не выпускать хлеб за пределы своей провинции.

9 ноября. Вследствие обвала трибун Национальное собрание переносит свои заседания из зала архиепископского дворца, где оно устроилось 19 октября, в наскоро приготовленный зал манежа.

11 ноября. Национальное собрание принимает в принципе деление Франции на департаменты.

Декабрь

1 декабря. По предложению Гильотэна, Национальное собрание постановляет, что однородные преступления должны быть наказываемы одинаковым образом, независимо от ранга и положения виновного (Л. Блан, III, 357). В этом же заседании Гильотэн рекомендует для смертной казни свою "гильотину". "Моей машиной я вам отрублю голову в один миг, и вы ничего не почувствуете". Его предложение вызвало смех, но было принято в следующей формулировке: "В тех случаях, когда по закону выносится смертный приговор, казнь совершается одинаковым образом, независимо от характера преступлений: виновному будут отрубать голову. Это будет делаться при помощи простого механизма" (Buchez et Roux, IV, 447 - 448). Национальное собрание запрещает производить перевыборы муниципальных властей впредь до издания нового закона о муниципалитетах, которое должно последовать в самом близком будущем.

14 декабря. Закон о муниципалитетах упраздняет все существующие муниципальные власти; муниципальные чиновники должны продолжать выполнять свои функции, пока не будут заменены новыми должностными лицами, которые будут выборными. Но избирательное право предоставляется только "активным" гражданам, т. е. уплачивающим налог в размере местной трехдневной заработной платы. Право быть избранным связано с уплатой налога в размере 10-дневной заработной платы.

22 декабря. Национальное собрание постановляет разделить территорию Франции на 75 - 85 департаментов (окончательный закон о департаментах принимается 15 января 1790 г.).

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/БУРЖУАЗНАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-ВО-ФРАНЦИИ-Календарь-событий-1789-года

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ВО ФРАНЦИИ. (Календарь событий 1789 года) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/БУРЖУАЗНАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-ВО-ФРАНЦИИ-Календарь-событий-1789-года (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
422 просмотров рейтинг
18.08.2015 (765 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ВО ФРАНЦИИ. (Календарь событий 1789 года)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK