Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6641
Автор(ы) публикации: С. Пионтковский

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Характернейшей чертой буржуазной историографии дореволюционной России был национализм. Буржуазная историография не изучала в истории России национальных вопросов. Вся история России для нее была лишь историей Великороссии. Она отлично сознавала, как сформулировал это еще Ключевский, что великорусское племя образовалось путем "естественного нарождения и поглощения восточных инородцев" (В. Ключевский, курс, т. I, с. 25), но это поглощение, по его словам, происходило мирным путем, почти что незаметно, представляя собой просачивание в населенные земли. Происходило, писал он, "заселение, а не завоевание края, не порабощение или вытеснение туземцев". Памятники, утверждает Ключевский, "не помнят ни завоевательных нашествий, ни оборонительных восстаний" (с. 365). Скопившаяся в волго-окских лесах главная масса русского народа "собрала свои разбитые силы, окрепла в лесах центральной России, спасла свою народность и, вооружив ее силой сплоченного государства, опять пришла на днепровский юго-запад, чтобы спасти оставшуюся там слабейшую часть русского народа от чужеземного ига и влияния" (с. 360). Эти положения и формулировки ясно указывают, что Ключевский в своем творчестве является историком не народов России, а историком одного великорусского народа, бывшего, по его мнению, основным стержнем исторического процесса. В своем безудержном национализме Ключевский на всем протяжении своей исторической работы к национальным вопросам не возвращается, и национальные вопросы его не интересуют. Его интересует процесс охвата великорусским племенем всей европейской равнины и создание на ней централизованного государства. Отрицание национального вопроса было у него ничем не прикрытым шовинизмом, обслуживанием великодержавных тенденций господствующей буржуазии. Национализм Ключевского- это часть той охранительной и политической программы, которую он обосновывал и защищал в своих политических рабочих. Ключевский и сейчас является знаменем для буржуазной историографии. В своих построениях исторического прошлого нашей страны буржуазные историки и сейчас исходят из положений Ключевского. Выступавший в послеоктябрьский период в 1922 г. в русском историческом журнале, издаваемом Академий Наук, со специальной статьей о Ключевском - Голубцов указывал, что Ключевский оставил глубокие следы и имеет огромное значение для развития русской

стр. 21

историографии как раз именно тем, что он отрицал монистическое объяснение истории. Это превращает Ключевского в знамя целой школы. Шовинизм Ключевского, ею глубокий великорусский национализм являются характерной чертой, которую сохранила наряду с отрицанием монизма, т. е. отрицанием марксизма, и многими другими чертами воззрений Ключевского буржуазная историография нашего времени. Великодержавность и национал- шовинизм свойственны всем буржуазным историкам России. В своих исторических работах эти историки по своей методологии, по своим концепциям, по своей фразеологии стоят на тех позициях, которые были свойственны зоологическому национализму московских лабазников. Проф. Бахрушин, например, в своих исторических работах обнаруживает точные сведения о том, какой характер присущ той или другой нации. Поляки, по его сведениям, хвастуны, и в статье о Павле Хмелевском, напечатанной в сборнике в честь академика Платонова, он уверяет, что герой говорил "с самохвальством, свойственным его нации". А в своих очерках по истории колонизации Сибири тот же Бахрушин мелкие сибирские народы очень часто называет просто и красочно "дикарями". Этот национализм сохранился в исторических концепциях и Бахрушина, N Платонова, и Любавского, и многих других. Это - историки прежде всего великорусского народа, певцы господствующего прошлого Великороссии. В своих исторических работах они продолжают мечтать о "Великой и Неделимой". Все, что когда-то попадало в орбиту России, по их мнению, является достоянием русской истории, и объектом изучения русской истории является только Великороссия. Академик Успенский уверяет, что история Трапезундской империи "входит некоторой частью в задачи, принадлежащие истории России" только потому, что когда-то Трапезунд был связан с югом России ("Очерки из истории Трапезундской империи", Ленинград 1929, с. 2). Но, если, по мнению Успенского, Трапезундская империя является частью русской истории только потому, что она была когда-то связана с Россией, то, по мнению Бахрушина и Любавского, предметом изучения русской истории является только история великорусского народа. "Очерки по истории колонизации Сибири в XVI веке" 1 . Бахрушина и "Образование основной государственной территории великорусской народности"2 Любавского трактуют исключительно только об истории Великороссии. Акад. Любавский в предисловии к своей книге указывает, что его задачей является свести воедино "данные, относящиеся к истории заселения коренной Великороссии до XVI века". Поставив перед собой такую задачу, он естественно не мог обойтись без разрешения национальных вопросов. Но их он разрешает более чем просто. Он отлично знает, что славянское население появилось уже в населенной стране, но для него не существует вопроса о том, какие взаимоотношения создались между коренным населением страны и пришлыми


1 Изд. Сабашниковых, 1928.

2 Изд. Акад. наук, 1929.

стр. 22

славянскими племенами, в каких формах они протекали. Он готов изобразить эти отношения как непрерывную защиту великорусского племени от всевозможных насилий со стороны основного населения, уничтоженного в процессе колонизации. По его словам, отношения с Ордой и татарами определялись тем, что татары применяли "политику открытого грабежа и хищничества и русские князья поневоле должны были принимать меры к обороне своих владений" (с. 83). При таком методологическом подходе естественно Любавский считает, что одним из основных стимулов создающегося возвышения Москвы было национальное сознание. О росте национального сознания распространялся в свое время и Ключевский. А о системе производства, об экономической борьбе и порожденной ею борьбе классов Любавский молчит. Во время княжеских усобиц за московского князя против Твери стояло большинство потому, "что его противники пользовались услугами Литвы и татар" (с. 75). Вся цель работы Любавского направлена на то, чтобы выяснить, каким образом создалось Московское государство. При полном замалчивании истории отдельных национальностей и при подчеркнутом отношении к национальному вопросу, при упорной защите великороссийской национальности - это является резко шовинистическим выступлением. Внимание историка фиксируется только на великорусском народе и Московском княжестве, все остальное для него лишь материал, о котором не стоит говорить. Работа облечена в чрезвычайно примитивную и слабую в научном отношении форму. Вся ее ценность не идет дальше установления хронологического списка присоединений к Московскому княжеству отдельных областей и районов. От оценки национального вопроса Любавским не отстает и акад. Платонов. Объясняя рост Московского княжества в одной из своих работ, он указывает, что этот рост натолкнулся на борьбу с средневолжскими национальностями. Платонов оправдывает разорение и уничтожение этих национальностей как необходимое средство для возвышения великорусского народа. "Разбои черемис, - пишет он, - на рубежах и набеги их на галицких и на волоки к Сухони стали обычными и угнетали русское население. Необходимы были крутые и крупные меры, чтобы добиться спокойствия и безопасности, и они принимались"... (Платонов, Прошлое русского севера, 1923. с. 40). После таких исторических построений российских академиков вполне понятно, что проф. Бахрушин объясняет целый ряд явлений из колонизации Сибири тем, что сибирские народы нападали на русских колонистов. При переправах через Урал, пишет он, "русским людям грозила постоянная опасность от самоедов" (с. 77).

"Неспокойное состояние Приуральского края в XVI веке заставило принять меры предосторожности", и этим объясняются политика и мероприятия Строгановых по завоеванию Сибири. И ни слова не говорится, что эти торговые экспедиции в Сибирь несли с собой грабеж и разорение сибирским аборигенам и означали захват их земель и наложение дани и ясяка на свободное население. Все процессы колонизации Сибири

стр. 23

происходят в непрерывных стычках и боях с различными национальными племенами, населяющими Сибирь, Это само указывает на остроту национального вопроса и должно заставить, историка вдумываться в постановку национальной проблемы. В процессе колонизации Сибири Бахрушин только констатирует эти бои, его интерес сосредоточен вокруг истории распространения великорусского племени, его пути и дороги, страданий и борьбы - вот что интересует историка, и нигде историк не говорит о том, что все эти бои и труды велись лишь во имя ограбления и уничтожения в первую голову мелких сибирских национальностей. Историка интересует лишь внешняя сторона процесса колонизации, понимаемой в самом упрощенном смысле. Ни одной теоретической, ни одной социальной проблемы историк не ставит, он следит лишь за распространением великоруссов на сибирской территории и этим самым лишь резче подчеркивает свой примитивный национализм.

Зато он совершенно неожиданно вскрывает то, что понимал Ключевский под мирным проникновением. Проф. Бахрушин продолжает историческую традицию Ключевского и исходит из положения, высказанного в курсе Ключевского, что история России есть история страны, которая колонизируется. Бахрушин пишет о колонизации Сибири: "Характер этого передвижения, методы и цели завоевания, отношения, в которых колонисты становились к туземцам, повторены вероятно и в XVII веке и даже позднее приемами славянской колонизации финского Поволжья, и изучение колонизации Сибири за Уралом раскрывает конкретный процесс,, происходивший за много веков раньше на территории русской равнины (с 143). Здесь политические стремления историка вошли в конфликт с историческими фактами. Проф. Бахрушин сам заявил, что он продолжает национал-шовинистическую политику Ключевского, указав, что его книга является продолжением мыслей Ключевского. Но мысли Ключевского сводились к защите и обоснованию "Великой и Неделимой", к защите и обоснованию безраздельного господства и национального угнетения великорусским народом всех национальностей, населявших старую Россию. Бахрушин в своей книге обрисовал, как великорусское племя захватило и освоило необъятную по своим размерам Сибирь, подчеркнул активную роль великорусского племени, свел весь вопрос к борьбе с "дикарями", но он забыл о другой стороне положения Ключевского. Ключевскому нужно было не только избежать постановки национальной проблемы, но ему нужно было доказать отсутствие национального антагонизма в старой России. А Бахрушин, примитивно и грубо смолчавши о наличности этого национального антагонизма и рассказавши о боях и муках, какие терпели великорусские насильники Сибири, преодолевая сопротивление сибирских аборигенов, указал тем самым и на национальный антагонизм, а переключая этот процесс на великорусскую равнину за несколько столетий раньше, тем самым вскрыл то замалчивание, которое допустил Ключевский, и вскрыл и свое собственное замалчивание.

стр. 24

Говоря лишь о великоруссах, Бахрушин продемонстрировал свою связь с Ключевским как продолжатель национал-шовинистических традиций в историографии.

Национал-шовинистические течения и настроения не ограничиваются тем, что буржуазные историки трактуют больше всего об истории Великороссии и стремятся подменить историей Великороссии историю народов СССР; эти настроения сказываются и в том, что эти историки, говоря об истории отдельных народов СССР, выступают в роли апологетов великодержавной России. В "Известиях Академии Наук" была напечатана бесспорно "замечательная" в этом отношении работа акад. Маркевича, посвященная вопросу о переселении крымских татар в Турцию. Работа эта была опубликована в 1928/29 г. в "Известиях Академии Наук". Изучение прошлых судеб крымских татар - это научный ответ на задачу изучения истории народов СССР. И разрешение этой темы, ее разработка указывают, как буржуазная историография справляется с новыми задачами, вставшими перед ней, какой политический ответ она дает на них. Академик Маркевич в своей работе пишет о тех благах, которые несло татарам завоевание Крыма дворяно- феодальной Россией, и о том грубом непонимании, каким ответило татарское население на эти благодеяния. "Никакой вражды к татарам, - пишет Маркевич, -гнета их, преследования, ни со стороны властей, ни со стороны русского населения Крыма не было...","Русское правительство, - пишет он, -относилось к крымским татарам благожелательно, доверчиво и снисходительно, и они пользовались такими льготами и привилегиями, каких не имели другие народности России, русское население Крыма и вообще русский народ. Обвинения русского правительства в том, что оно упорно и систематически стремилось к изгнанию татар из Крыма, не имеет серьезных обоснований и является неверным. Что касается русского населения Крыма всех сословий и классов, то оно всегда относилось к татарам вполне дружелюбно"... Ученый академик забыл и крепостное право, и расхищение татарских земель, приведшее почти к поголовному обезземелению, и национальный гнет и гнет экономический. Из изучения истории он понял только необходимость защищать эксплоатацию крымских татар российским дворянством. По его словам, татары ушли из Крыма только по национальным причинам: "Религиозный фанатизм, националистические тенденции, косность и некультурность татарских масс, опасение отбывания общей воинской повинности вне Крыма - вот главные причины ухода татар из Крыма"...

Таковы последние исторические работы.

В области национального вопроса между работами русских буржуазных историков после Октября и работами буржуазной историографии до Октября в лице школы Ключевского намечается полная и тесная связь. Это одна и та же историческая традиция. Это выступление одного и того же класса. Одинаковыми средствами он пытается достигнуть хотя и

стр. 25

разных целей, но целей, стоящих перед одним классом, перед буржуазией. В дооктябрьской России буржуазия отрицала самое существование национального вопроса, перед российской буржуазией иногда стояла задача непрерывной эксплоатации всех народов России в своих собственных целях и интересах, и, отрицая и замалчивая национальною борьбу в прошлом, тем самым идеологи буржуазии укрепляли господство великорусской буржуазии и помещиков в настоящем. В послеоктябрьской России положение изменилось, и лишенная средств и орудий производства буржуазия обостренно трактует национальную проблему. Это для нее одно из средств мобилизации сил на борьбу за свое утраченное положение. Обосновывая создание Московского княжества, описывая колонизацию Сибири, она тем самым описывает старую "Великую и Неделимую". Последние остатки буржуазии своими историческими работами пытаются развернуть старую политическую программу. Теперь дело не идет об обосновании процесса эксплоатации, дело не идет о том, чтобы идеологически овладеть эксплоатируемой массой, -дело идет о том, чтобы завладеть вновь утраченными позициями. Для российской буржуазии национал-шовинистические выступления являются формой выражения ее тоски по потерянным позициям и ее стремления к восстановлению разрушенной системы отношений. Вот почему буржуазные историки обостренно защищают политику старой царской России, вот почему они исключают национальный вопрос из исторического изучения. Вот почему они историю народов СССР трактуют лишь как материал, из которого создавалась российская история. Вот почему в самой истории России они видят лишь вопрос о создании необъятного централизованного государства, поглотившего в себе все разнообразные края и народы европейской и азиатской России. Вот почему их сейчас привлекает и процесс образования великорусского племени и процесс колонизации Сибири: все, что было на территории России, относится к русской истории не только потому, что оно хранит на себе печать великорусского народа, но потому, что оно было объектом эксплоатации великорусской буржуазии, этих, по ироническому выражению Ленина, собирателей земли русской (Собр. соч., т. I, с. 149), которые создавали и держали в своих руках "Великую и Неделимую".

Разрешение национального вопроса Платоновым, Любавским, Бахрушиным, Маркевичем, продолжение ими традиции Ключевского - это политические выступления тех, кто до сих пор еще не примирился с окончательной гибелью системы отношений собственности, кто до сих пор не понял, что подменить историю народов СССР историей Великороссии так же не удастся, как не удастся заменить диктатуру пролетариата диктатурой буржуазии.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫЕ-ТЕНДЕНЦИИ-В-ИСТОРИОГРАФИИ-РОССИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

С. Пионтковский, ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИСТОРИОГРАФИИ РОССИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 13.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫЕ-ТЕНДЕНЦИИ-В-ИСТОРИОГРАФИИ-РОССИИ (дата обращения: 22.08.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - С. Пионтковский:

С. Пионтковский → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
537 просмотров рейтинг
13.08.2015 (739 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Негры в США. ГАРВИЗМ
Каталог: Право 
Вчера · от Марк Швеин
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОЗНЫЕ ВЗГЛЯДЫ ТИТА ЛИВИЯ
Каталог: Философия 
Вчера · от Марк Швеин
ЗАГАДКА ДРЕВНЕГО АВТОГРАФА
Каталог: История 
Вчера · от Марк Швеин
РУССКИЙ ПОСОЛЬСКИЙ ОБЫЧАЙ XVI ВЕКА
Каталог: История 
Вчера · от Марк Швеин
Золото? Какое золото?
Каталог: Право 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОРОДОВ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В XVI-XVII ВЕКАХ
Каталог: Строительство 
4 дней(я) назад · от Марк Швеин
БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ
4 дней(я) назад · от Марк Швеин
ПРОБЛЕМЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ В ЖУРНАЛЕ "KWARTALNIK HISTORYCZNY" ЗА 1970-1976 ГОДЫ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Марк Швеин
Сущность пола и игра полов в Мироздании. The essence of sex and the game of sexes in the Universe.
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Л. А. ЗАК. ЗАПАДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Марк Швеин

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИСТОРИОГРАФИИ РОССИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK