Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6752

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Проблема учебника является частным вопросом методики истории Тов. Кривцов уже показал, что марксистской методологии соответствует марксистская методика и, наоборот, эклектическая, идеалистическая и всякая иная немарксистская система ведет к своей особой методике Это можно подтвердить на частном вопросе об учебнике Основное методологическое положение "московской школы сводится к ТОМУ, что основой педагогического процесса является труд физический и умственный и что в получении школьных знаний надо итти исключительно от собственного опыта

Эта система взглядов приводит к потному отрицанию учебника. Но так как шкота требует учебника, они выдвинули положение об учебнике переходного периода - рабочей книге, которая дает лишь сырые материалы Для них это вполне естественно. Если единственным материалом для выработки мировозрения является личный опыт, то, очевидно, нужно, заставить учащихся самих проделать все те логические умственные операции которые до них проделал ученый. По существу на такой же позиции стоит и так наз. "Ленинградская школа" Причем Кудрявцев даже более решителен в отрицании учебника, чем Жаворонков и другие Основным для этих учении является то, что главным приемом обучения они считают индукцию. При помощи такой методики мы не сумеем дать учащимся того воспитания, которое мы им должны дать. В школьном преподавании надо поставить дето таким образом, чтобы в самом начале работы дать возможность учащимся овладеть марксистским методом Педагогический процесс должен отправляться в постановке занятий по истории не просто от исторического сырья, а определенным образом организованного сырья. Такая организация исторического сырья есть не что иное, как дача учащимся выводов, обобщений и теоретических положений, а для этого нужен учебник. Наш учебник ничего общего не имеет со старым учебником. Он построен на иной методологической основе. Учебник должен дать не только содержание, но и метод преподавания Конечно, учебник не является единственным всепоглощающим орудием воспитания Наряду с учебником нужно дать ряд других вспомогательных пособий, сборники документов, наглядные пособия, атласы и т. д. Очередной задачей является изучение восприятия учебного текста учащимися различных ступеней и различных школ.

Б. Жаворонков утверждает, что доклад Слуцкого, как и предыдущие, не обоснован. Он бьет по сторонникам трудовой шкоты, значит, также и по Покровскому и по Крупской. У методической секции подход от своих профессиональных интересов, а не от задач классовых и задач социалистического строительства. Учебник существует лишь для того, чтобы его зубрить. Это доказали Бочаров и Иоаннисиани своим учебником. В нем много принципиальных ошибок, и методически он не выдерживает критики. В тезисах Слуцкого - возврат к старой школе.

стр. 318

Н. Лихницкий замечает, что Жаворонков спорит с каждым докладчиком. Ничего не понимая в марксизме, он хочет руководить воспитанием в нашей школе. Надо покончить с жаворонковщиной и перейти к творческой работе основная установка Слуцкого и, что в центре внимания должен быть учебник,- правильна. Новый учебник должен состоять из трех частей общего обзора хрестоматии документов и источников, наглядных пособий. Учебника у нас еще нет Очередная задача - приступить к построению учебника.

И. Катаев находит, что напрасно гак нападают на московскую школу Позиция, которую занимает докладчик, с которой согласен и оппонент, очень привлекательна, но есть опасность, что она потянет назад. Нельзя отказываться от комплекса и рабочей книги.

Л. Mамет напоминает, что Жаворонков и Дзюбинский, как немарксисты, были допущены мандатной комиссией на конференцию лишь в качестве гостей, все же, говорит он, им не было отказано в слове, дабы дать им возможность собственными словами, себя разоблачить. Эта цель достигнута. В своих выступлениях они показали, насколько они далеки от марксизма Жаворонков все время пытается спрягаться за спину Покровского и других. По этому поводу Мих. Ник. поручил оратору заявить официально от его имени, что ни с Жаворонковым ни с его теорией он ничего общего не имеет. Какую школу представляет Жаворонков? Когда мы разрушали старую шкоту он нам в этом помогал. Но когда мы перешли к строительству новой школы, сказалась его мелкобуржуазная сущность, он стал вредным для школы.

Г. Александров упрекает методическую секцию в том, что она запоздала в своей борьбе против "московской школы" Если бы это было сделано несколько лет тому назад, мы бы не были свидетелями той разрухи, которая существует в обществоведении. Доклад тов. Слуцкого слишком теоретичен Надо было указать, об учебнике для какой школы идет речь. Что касается принципа, по которому надо строить учебник, оратор согласен с т. Слуцким.

Ю. Бочаров по поводу критики Жаворонковым учебника, составленного при его участии, говорит, что недовольство Жаворонкова является лучшей похвалой для авторов книги Все авторы солидарны с т. Слуцким и методической секцией. Оратор считает правильным тезис об изучении восприятия учебного текста учащимися и думает, что Госиздат хорошо бы поступил, если бы по примеру отдела крестьянской литературы зачитывал рукописи в соответствующих аудиториях.

К Котрохов как педагог-практик в целом ряде учебных заведении считает тезисы Слуцкого наиболее ценными и наиболее своевременными.

Е. Осипова считает недостатком всех докладов то, что они касались главным образом лишь школы второй ступени. Слишком много нападают на "московскую школу ", а она не так страшна, как ее рисуют докладчики. У нее есть много заслуг перед нашей школой.

П. Егоров считает правильным, что секция заострила внимание на школе второй ступени, так как это самое больное место Работу секции нужно всемерно поддержать.

И Татаров считает, что Дзюбинский отражает настроение той части учительства, которая не имеет мировоззрения Московская шкота, не умея сама выработать марксистского мировоззрения, скатывается на позиции вульгарного материализма.

В Дерман предлагает не забывать опыта американских школ. Там есть учебники, которые проводят патриотическую точку зрения, и результаты получаются весьма положительные для буржуазного общества, ибо его учебники искажают историческую истину. Обучая по нашим учебникам, мы восстанавливаем историческую истину и прививаем марксистское мировоззрение Давать в руки нашим учителям вместо учебника сырой материал - опасно, так как большинство из них не марксисты.

А. Г. Слуцкий в заключительном слове отвечает на упрек в том, что его доклад слишком теоретичен. Его задачей была не библиографическая оценка существующих учебников, а принципиальная постановка вопроса. Докладчик не случайно избегал термина "рабочая книга". Нет, единства в понимании этого термина у различных авторов.

Доклад С. С. Кривцова "Постановка методики истории в вузах".

Когда мы ставим вопрос о введении истории в ту или иную школу, нам возражают иногда, что нет учителей-историков. Поэтому вопрос о кадрах преподавателей истории является очень важным. В наших вузах более или менее благополучно обстоит с преподаванием истории. Но с подготовкой преподавателей-историков для школ - дело не нормально. Мы готовим обществоведов

стр. 319

вообще, а когда они попадают на место, то не могут даже составить задания, потому что не имеют соответствующей методической подготовки. Поэтому необходимо курс интегральной методики обществоведения разбить на ряд отдельных специальных методик: методику истории, политэкономии и т. д. При этом преподавать методические курсы должен не методист вообще, а преподаватель-специалист данной дисциплины. Конечно, курс методики должен быть не отвлеченным, а должен учитывать условия работы в школах разных типов. Даже считаясь с тем, что в наших школах зачастую имеется один лишь общее повед. надо признать целесообразным, если он, помимо общей методической грамотности, будет специалистом одной какой-либо части обществоведения. Необходимо поставить вопрос о создании В масштабе РСФСР такого центра, который бы готовил марксистов педагогов-историков. Я думаю, что таким центром мог бы стать 2-й МГУ. Центром же разработки принципиальных основ методики истории должна сыть Комакадемия и тот Институт истории, который при ней будет создан.

М. Кутузов констатирует, что большинство школьных работников считает правильной ту установку, которая дастся методической секцией. Книга, изданная секцией, читается нарасхват. К сожалению, преподаватели связаны программами и учебными планами, и на эту сторону методическая секция должна бы тратить свое внимание.

С. Семко считает положения докладчика чрезвычайно интересны и ценными и подтверждает их иллюстрациями из украинского опыта.

Д. Базанов подчеркиваем что программы Гуса требуют серьезной переработки. Без этого ценные предложения доклада нельзя будет осуществить.

С. Столбов, отмечая, что настоящий доклад является заключительных звеном той серии докладов, которые были заслушаны секцией, говорит, что только теперь становится ясным несколько логически и систематически они связаны между собой. Все пять докладов производят целый переворот в школе. Все учителя к этому отнесутся сочувственно. Но для того, чтобы этот переворот был проведен в жизнь, необходимо, чтобы нынешние программы были пересмотрены.

В Сербента поддерживает тезисы т. Кривцова, исходя из белорусского опыта.

С. С. Кривцов в заключительном слове отмечает, что его доклад не встретил возражений; это говорит о своевременности выдвинутых им положений. По его мнению, материалы конференции надо будет вынести на предстоящее партсовещание по вопросам народного образования, там наши предложения, несомненно, получат практическое оформление.

РЕЗОЛЮЦИЯ

На последнем пленарном заседании конференции была принята следующая резолюция по методический вопросам:

"Первая Всесоюзная конференция историков-марксистов обращает внимание на первостепенное значение вопроса о преподавании истории, так как вопрос о том, кто и как вносит исторические знания в массы и, в особенности, в подрастающее поколение, имеет огромное значение.

В методической литературе мы имеем налицо ряд течений, являющихся мелко-буржуазным извращением марксизма, которые сводят на-нет воспитательное значение исторических знаний, создавая у учащихся извращенное представление о ходе исторического процесса, и в результате воспитывают не марксистов-ленинцев, а людей, которые не будут готовы к роли активных строителей социалистического общества.

Конференция призывает к продолжению настойчивой и упорной борьбы с мелкобуржуазными течениями в вопросах преподавания истории и к четкой идеологической ленинской линии в нашем программном творчестве для школ и учебных заведении разных типов.

стр. 320

VIII. КОМИССИЯ ПО ИССЛЕДОВАНИЮ ИСТОРИЯ ВООРУЖЕННЫХ ВОССТАНИЙ И РЕВОЛЮЦИОННЫХ И ГРАЖДАНСКИХ ВОЙН 1

Доклад Б. И. Горева. "Война в истории и марксизм".

Тов. Горев в первой чаем и своего доклада, развивая более подробно некоторые мысли своего прежнего доклада на сходную тему (см. "Историк-марксист" N 9), констатирует, что судьбы войны как объекта теоретического и исторического исследования социалистов, отчасти сходны с судьбами теории революции. Большой интерес к вопросам войны проявляют революционные социалисты II трети XIX века, т. е. эпохи войн и революции (Маркс, Энгельс, Бланки. Чернышевский). Интерес этот падает (в теоретическом смысле) в эпоху II Интернационала и возрождается вновь в эпоху империализма и нового периода войн и революций (Меринг, Ленин, Покровский, Павлович). При этом докладчик в виде иллюстрации подробно останавливается на Плеханове, анализирует все имеющееся у него как политические, так и социолого-исторические высказывания о войне, вплоть до начала мировой войны, и приходит к выводу, что, несмотря на отдельные революционные мысли первого периода его марксистской деятельности, несмотря даже на несомненный интерес к вопросам войны и знакомство с рядом работ военных специалистов (в этом Плеханов выгодно отличался о г большинства типичных представителей II Интернационала), он все же не дал ничего кроме отрывочных мыслей, не прибавил ничего к тому основному в этом вопросе, что дал Энгельс в Анти-Дюринге. Таким образом, после Маркса и Энгельса единственными серьезными историками-теоретиками и публицистами революционного марксизма в области истории войн и проблемы войны в истории являются вышеупомянутые четыре писателя: Меринг, Ленин, Покровский, Павлович.

К сожалению, по мнению докладчика, наши советские историки-марксисты и социологи, за единственным почти исключением М. Н. Покровского, в своем отношении к проблемам воины сильно отстают от революционной марксистской политики, в которой эти проблемы занимают одно из центральных мест (резолюции ВКП(б) и Коминтерна). Во всех почти наших исторических работах и исследованиях, во всех наших курсах исторического материализма игнорируются и конкретные войны и социологическая проблема войны. Если что и делается в этом отношении марксистами, то почти исключительно лишь военными, главным образом в стенах военных академий (Военной академии РККА и Толмачевской).

В результате военная история по-прежнему разрабатывается или старыми военными специалистами или молодыми военными коммунистами, нередко еще недостаточно твердыми и опытными в марксистской методологии.

Образование при обществе историков-марксистов комиссии по изучению истории революционных войн и вооруженных восстаний, в которой вместе работают "гражданские" историки-марксисты с молодыми военными коммунистами, прошедшими через школы гражданской войны, представляет собою несомненный сдвиг. Нужно этот сдвиг закрепить и расширить.

По мнению докладчика, для того, чтобы ввести проблему войны в порядок дня марксистской теории, т. е. марксистского обществоведения и истории, необходимо прежде всего повести исследовательскую работу в двух направлениях: а) в области социологии воины, включив ее в сферу изучения проблем исторического материализма и тем приступив к выполнению прямых указаний Маркса (в письмах к Энгельсу)1 , и б) в области конкретной истории, для чего придется просмотреть с классовой точки зрения всю имеющуюся военно-историческую литературу и заново обработать наиболее интересные для нас неисследованные и мало исследованные области и эпохи. При этом должна быть особенно внимательно изучена роль политики в воинах последнего времени, ибо не только "война есть продолжение политики другими средствами, но политика продолжается и во время войны" (Ле-


1 Тезисы нижеследующих докладов были заранее рассмотрены и утверждены президиумом комиссии. Дискуссия во время рассмотрения тезисов т. Рабиновича обнаружила значительные разногласия в постановке вопроса между т. Рабиновичем и членами президиума. Однако президиум решил доклад т. Рабиновича поставить, считая, что отдельные ошибки т. Рабиновича должны быть подвергнуты критике во время прений.

1 Некоторый шаг вперед сделан в статье Ротштейна в XII т. БСЭ.

стр. 321

нин) и, как известно, в современных воинах играет все большую роль.

Во всей этой работе центральное внимание должно быть уделено революционно-классовым и национально-освободительным войнам в которых имело место военное творчество самих народных масс и их вождей, не только потому, что эти войны особенно для нас интересны (в последнее время прошлые пролетарские восстания начинают -в своих целях -изучаться и реакционной военщиной), но и потому, что они наименее изучены профессиональными военными историками, смотревшими на них с пренебрежением. Здесь предстоит огромная работа не только историческая, но и военно-теоретическая, в смысле теоретического обобщения социального и военного опыта этих воин и вооруженных восстании.

Наконец, кроме исследовательской и популяризаторской работы в указанных выше направлениях, историки - марксисты, по мнению докладчика, должны ввести социологические проблемы войны в историю важнейших войн и в сферу преподавания, создавая этим соответствующую историческую и теоретическую базу для проводимой в вузах военизации, при чем некоторый опыт в этом отношении могут дать наши военные академии (Военная академия РККА и Военно- политическая).

С. Бобинский в кратком информационном сообщении познакомил собрание со структурой комиссии по изучению революционных воин и вооруженных восстаний, с ее таном и предполагаемыми методами работы Комиссия делатся на секции народов СССР, западную, восточную и общих вопросов В ближайшие задачи комиссии входит ИЗУчение современной нам эпохи, начиная с октябрьской революции и, отчасти, революции 1905 г Более ранние эпохи- дело будущего и лишь частично включены в план этого года.

С Ясинский указал на те формы, в которых мыслится связь и взаимоотношения комиссии с работниками провинции. В частности он отметит то значение, которое будет иметь организуемый при комиссии кабинет, который будет консультировать всех корреспондентов по интересующим их вопросам, главным образом конечно по вопросам библиографии и архивным.

Почти все товарищи, выступавшие в прениях, принимали в общем основные положения и предложения докладчиков и лишь дополнили их рядом соображении.

К. Василевский указал, что в историю революционных войн Востока следует включить не только Китай, но и средний и ближний Восток.

С. Рабинович высказал пожелание чтобы журнал "Историк-марксист" больше посвящал внимания военным вопросам, в частности, статьям и рецензиям военных коммунистов.

М. Охитович обратил внимание на недостаточное проникновение марксизма в работы некоторых военных коммунистов, вышедших из Военной академии, и выдвигал пожелание о большем сближении молодых военных работников с РАНИОНом и ИКП.

А. Васютинский сообщил, что в буржуазных государствах уже наметился симбиоз между гражданскими и военными историками, при чем там внимательно изучают опыт нашей гражданской войны.

И. Фендель указал, что надо расширить за те пределы, которые поставил себе докладчик, изучение отношения социалистов разных стран, эпох и течений к проблеме войны Кроме того, он предлагал включить в план работ комиссии ряд дополнительных вопросов, как идеологическая подготовка империализмом новых войн, колониальные войны эпохи II Интернационала и т. д., а также научный отпор военным историкам в роде Свечина.

В. Меликов отмечал огромные трудности, которые стоят перед марксистской военной историей, и доказывал необходимость, при всем критическом отношении к ним, использовать работы и старых военных специалистов.

В Малаховский подчеркивал что в военно-исторических работах должна быть тесная связь стратегии с политикой, и предлагал создание военных семинариев в наших марксистских научно- исследовательских учреждениях.

С. Бобинский проводил, между прочим, ту мысль, что разное отношение марксистов к проблеме воины аналогично такому же отношению к роли надстроек и их обратному влиянию на базис. Здесь неизбежна была такая же эволюция, какую можно проследить даже в отношении самих Маркса и Энгельса к проблеме надстроек Он отмечал также ошибки Р. Люксембург по вопросу о войне.

В Трофимов призвал комиссию помочь в деле организации музея Дома красной армии.

С. Ботнер высказывал скептическое отношение к осуществлению того коллективного метода, о котором много го-

стр. 322

ворят, но мало делают, и призывал к большей конкретизации в этом вопросе.

В. Вегман отмечал громадное значение опыта революционных и гражданских войн для наших западных товарищей и приводил любопытные сведения о том, как японцы в Сибири изучали опыт нашей партизанской войны.

С. Будкевич, соглашаясь с положениями докладчиков, напомнил, что оперативные и стратегические вопросы не должны растворяться в политике, и настаивал в то же время на необходимости известной военизации общественных наук в гражданских вузах.

Б. Горев в своем заключительном слове остановился на некотором недоразумении, обнаружившемся в прениях. Докладчик исходит из того, что большевизм есть по существу и военная теория, ибо революция и война неразрывно связаны друг с другом. Но историки- марксисты недостаточно внимания уделяют теоретической проблеме войны и в этом отношении как бы продолжают традиции довоенного II Интернационала, где Меринг и Ленин были исключением.

Таким образом в его словах нельзя видеть обвинения наших коммунистов в "теоретическом пацифизме".

Доклад С. Рабиновича Военные организации большевиков в 1417 г.

Согласно мнению докладчика, основной задачей военно-революционной организации большевиков была дезорганизация старой армии и революционизирование ее с целью создать в недрах ее вооруженный оплот революции Главной целью своего доклада докладчик ставит выяснение вопроса, справились ли большевики с этой задачей.

В борьбе за армию партия должна была преодолеть ряд громадных трудностей, которые, отчасти, выражались в форме определенных уклонов в деятельности самих военных организации. Прежде всего надо было преодолеть уклон в сторону "самостоятельности" военных организаций, т. е. попытки в той или иной мере вырвать военные организации из-под общей партийной дисциплины и превратить их в организации, стоящие на ряд с партийными и только координирующие с ними свою деятельность.

Другим уклоном, который намечался в ряде местных организаций, были стремления к объединению с другими военно-революционными организациями, при чем иногда (например, на румынском фронте) явления эти вели к очень печальным для партии последствиям.

Далее докладчик, останавливаясь на некоторых наиболее характерных чертах организационно- агитационной деятельности большевиков в армии, подчеркивает, что только большевики перенесли центр тяжести своей работы в армии на ротные ячейки, использовали для революционных целей организацию солдатских "землячеств", создали подлинно солдатские газеты и проч.

Как некоторый недостаток в работе большевиков докладчик подчеркивает уделение недостаточного внимания культурно-просветительной работе, которую, таким образом, захватили в свои руки и использовали наши политические противники.

Армия - это прежде всего крестьяне в солдатских шинелях. Сумели ли большевики повести солдат на революционную борьбу, осуществили ли на деле в октябрьской революции союз рабочих с беднейшим крестьянством?

Докладчик утверждает, что в общем военные организации большевиков справились с этой задачей блестяще и что, вопреки утверждениям некоторых товарищей, крестьяне-солдаты, наряду с рабочими и красногвардейцами, принимали активное участие как в октябрьской революции, так и в позднейших революционных боях. В частности, докладчик полемизирует с. т. М. Н. Покровским, который, по его мнению, в своих статьях "Большевики на франте в ноябре 1917 г." и других отрицал активное участие солдат в революции. Ссылаясь на показания Пионтковского, Еремеева, Подвойского и других, докладчик старается доказать, что формулировка М. Н. Покровского неправильна, или, по крайней мере, неточна, и что массовое участие солдат крестьян в революции не подлежит сомнению. Не приходится спорить, говорит докладчик, что удельный вес рабочих-красногвардейцев в борьбе был гораздо значительнее, чем удельный вес солдат- крестьян. Однако же, главная задача военных организаций большевиков - создание в самой армий вооруженного оп юта для революционной борьбы, несмотря на отдельные трения и недостатки - несомненно была осуществлена.

О. Варенцова, одобряя в общем установку доклада т. Рабиновича и подчеркивая решающую роль армии в тогдашней революционной борьбе, высказалась против формулировки, будто бы большевики стремились к разложению армии. Большевики боролись за овладение армией, за создание в ней своего революционного авангарда, и, действи-

стр. 323

тельно - эту задачу, мы, вопреки мнениям некоторых товарищей, осуществили.

Б. Горев, работавший в 1917 г. в иногороднем отделении Пет. сов. раб. и солд. дел., дал некоторые интересные сведения о своих тогдашних впечатлениях на счет процесса революционизирования армии. Он подчеркивает, что главным результатом деятельности военных организаций большевиков было разложение старой армии и что это имело колоссальнейшее значение для победы революции. Относительно же активного участия солдатской массы в революционных боях он разделяет скорее оспариваемое докладчиком донесение белых генералов от 10/XI-17 г., ибо солдаты шли на безбоевые действия, а вся тяжесть действительной борьбы падала на рабочих.

В. Малаховский доказывал, что в самой постановке вопроса у докладчика имеется противоречие, ибо нельзя было дезорганизовать армию и одновременно надеяться использовать ее боевую способность в революционных целях. Только потому, что там или сям во время октябрьского переворота были отдельные кучки солдат-людей в потертых шинелях, нельзя сказать, что старая армия принимала участие в перевороте. Если солдаты шли с красногвардейцами, они не были уже солдатами.

С. Бобинский в общем высказался в пользу т. Малаховского. Он обращает внимание на то, что докладчик не сумел достаточно вжиться в описываемую эпоху переоценивая, например силу объединенческих тенденций в армии. Наконец, он полемизирует с т. Варенцевой насчет роли армии в октябрьском перевороте в Москве, подчеркивая, что различные части армии (прежде всего крестьянская беднота) лишь постепенно были увлечены революционной борьбой рабочих. Говорить о роли солдат, ставя ее в один ряд с ролью рабочих - неверно.

С. Будкевич тоже не согласился с установкой докладчика. В октябре 1917 г. солдатская масса - это была масса, которая "оккупировала улицы". В дальнейших боях фактически дрались матросы и латыши. На Украине получилась та же картина. Крестьяне стремились к тому, чтобы возвратиться домой, и не думали драться. После сформирования Красной армии среди крестьян также замечалось сильное дезертирство. Дело не в том, участвовали ли крестьяне-солдаты в Октябрьской революции, но как они участвовали.

О. Чаадаева подчеркивала, что докладчик обратил недостаточное внимание на классовый состав армии. Большая роль в революционизировании и разложении старой армии принадлежит крестьянской бедноте. Во время октябрьских боев пассивность солдатской массы, по ее мнению, налицо, и отдельные отряды, активно борющиеся на стороне революции, скорее составляли исключение. Однако же, солдаты (бедняки), возвращаясь домой, сыграли крупную роль в революционизировании деревни, в аграрной революции.

С. Рабинович в заключительном слове утверждал, что ряд товарищей неправильно толкуют его положения; что он никак не думал оспаривать руководящую роль рабочего класса в революции; что он признает также, что солдатская масса часто бывала пассивной, и подчеркивает, что он не согласен с положением т. Варенцовой о решающей роли армии в тогдашней борьбе. Однако же, он категорически утверждает, что разлагая старую армию, большевикам все-таки удалось в недрах ее из солдат-рабочих и крестьянской бедноты создать вооруженный оплот революции. Ссылка т. Будкевича на роль латышей, по мнению докладчика, как-раз говорит в его пользу, ибо Вацетис говорит, что по своему социальному составу латышские части представляли пролетариат, полу- пролетариат и беднейшее крестьянство.

IX. СОВЕЩАНИЕ ИСТОРИКОВ ВОСТОКА

После Всесоюзной конференции историков-марксистов по инициативе бюро секции истории Востока Общества историков-марксистов состоялось собрание участников конференции, работающих по истории Востока совместно с представителями востоковедческих учреждений Москвы. На повестке совещания стояли: 1) информация с мест, 2) утверждение предварительного плана работы секции истории Востока и 3) довыборы бюро секции.

Это совещание дало богатейший материал по вопросу о состоянии работы по истории Востока в СССР в настоящее время. С другой стороны, она наметило тот курс, который должно взять общество историков-марксистов в дальней-

стр. 324

шей работе по истории Востока. Настоящий отчет ставит своей задачей кратко информировать об этом совещании.

Доклад К. Василевского. Информация о работе историков Средней Азии.

Средняя Азия, по словам докладчика, в настоящее время переживает некоторый кризис в отношении самостоятельного изучения исторических проблем. Своих собственных работников там мало, поэтому до сих пор Средняя Азия является объектом изучения для приезжающих гастролеров. Что касается существующих в Средней Азии научных институтов, то их нужно разделить на три части: с одной стороны, целый ряд старых общественных организаций и институтов, в роде. Туркестанского географического общества. Оно располагает материалами, но не имеет средств для издания своих трудов и является отсталым как по своим методам, так и по своей идеологии. Другая категория научных институтов - это та, которая находится на содержании госбюджета соответствующих республик, в частности, Общество по изучению Таджикистана. Это общество издало ряд интересных монографий, но по сути дела его активность измеряется теми бюджетными ресурсами, которые республика Таджикистана время от времени отпускает. Наконец, третья категория научно-исследовательских институтов, вернее, общественных организаций - это те организации, которые возникли после Октябрьской революции. Здесь также ощущается большой недостаток средств и сил. В числе других мы имеем школу востоковедения РККА, где изучаются прежде всего вопросы национально-революционных движений на Востоке, а поскольку этот вуз является военным, в нем изучается и военная история применительно к Средней Азии. Этим вузом издано до 20 учебников, отдельные монографии и хрестоматии, прежде всего в области лингвистики и этнографии края.

Далее, имеется кружок по изучению Востока при государственном университете; этот кружок работает довольно активно, ставит целый ряд докладов, но носит преимущественно лингвистический уклон. Марксистских сил там нет. Большая работа проделана Коммунистическим университетом Средней Азии, который располагает относительно хорошими марксистскими кадрами для изучения Востока. От недавнего времени им издавался интересный журнал "Коммунистическая мысль", где был помещен целый ряд ценных работ по истории Средней Азии. Кроме того, необходимо указать также на большую работу, которая была проведена кружком востоковедения при этом университете.

В области преподавания истории Средней Азии дело обстоит весьма печально. К настоящему времени собственными силами составлены учебный план и программа по истории национальных движений в отдельных странах Средней Азии для коммунистического университета и совпартшкол. Эта работа выполнена не блестяще, но, поскольку отсутствуют другие программы и планы, приходится в течение ближайших 2 - 3 лет удовлетворяться ею.

Что же касается государственного университета, то там дело обстоит еще более печально. Это видно хотя бы из того факта, что государственный университет в Ташкенте не нашел ни одного марксиста-историка, которого он мог бы послать в качестве своего делегата на данную конференцию.

Сейчас создалась инициативная группа, которая ставит себе целью в ближайшем будущем организовать Средне-азиатское отделение Общества историков-марксистов, дабы объединенным фронтом ликвидировать тс недочеты, которые имеются.

Информацию т. Василевского дополняет представитель Туркмении В. Карпыч.

В Туркмении имеется маленький отряд историков-марксистов, который приступил к работе только в 1927 г., к моменту 10-летия Октябрьской революции. Когда нам пришлось ставить вопрос о создании научных работ по истории Туркмении, то выяснилось, что никакой истории, никаких исторических работ фактически нет. Тогда юбилейная сессия ЦИК признала необходимым создание историко-краеведческого комитета при Туркменском ЦИК. Был создан орган этого комитета, журнал "Туркменоведение". Этим было положено начало нашей историографии в Туркмении. Мы сейчас имеем следующее положение: организационным центром исторических работ является Институт турменской культуры, который создан год тому назад, посте юбилейной сессии. В составе туркменкульта имеется историческая секция, вокруг которой сконцентрированы наши историки-марксисты. Все они входят в кружок, который называется кружком начинающих историков-марксистов. Этот кружок имеет в своем составе 10 товарищей, исключительно партийцев.

стр. 325

При разработке наших исторических тем базовым материалом прежде всего является архивный материал. У нас существует Центральное управление архивными делами; в нем сосредоточено свыше 70000 дел, приведенных в прекрасный порядок. Следующей базой является истпартовский архив. Этот архив очень интересный, но он пока. Находится в полном беспорядке, свален кучами, т. е. в таком состоянии, что пользоваться им совершенно невозможно. Следующей нашей базой является Музей революции. Он создан в январе прошлого года, скоро получит помещение и развернет свою работу. К настоящему времени уже собрано 4 000 экспонатов, много фотографий, различных записок, картин и т. д.

Что же проделано в области истории Туркмении? Если мы разделим нашу историю на древнюю, дореволюционную и революционную, то мы увидим, что древняя история совершенно не изучена. Только в прошлом году мы связались с таким знатоком наших мест, как акад. Бартольд, которому и заказали работу по древней истории Туркменистана. Эта работа, как нам было недавно сообщено, уже закончена и сдана в печать.

За последнее время появился также целый ряд работ и статей как по предреволюционной, так и по послереволюционной истории Туркменистана.

Нам приходится жаловаться на то, что к нам ездит очень мало гастролеров, наши издания привлекают к себе очень мало внимания. Поэтому наша просьба сводится к тому, чтобы общество историков-марксистов со своим органом, а также и все другие исторические журналы уделили Туркмении больше внимания, чем до сих пор, помогли в разрешении проблем истории Туркмении.

Доклад Г. Губайдуллина. Информация о работе историков Азербайджана.

В Азербайджане имеется несколько учреждений, ведущих работу в области истории по принципу разделения труда. Общество по изучению Азербайджана главной своей целью ставит изучение древностей и затем новых времен до 70-х годов, т. е., до крестьянской реформы. В области древностей в этом году предположено продолжать издание тех арабских, персидских и тюркских авторов (с переводом и комментариями), которое было начато в прошлом году. Будет приступлено к изданию новых авторов: Карафьяна и ряда других. С нынешнего учебного года историческая комиссия в Обществе по изучению Азербайджана работает главным образом над феодализмом. По этому вопросу докладчиком издан на тюркском языке учебник, при чем на русском языке выходит компендиум. Ряд работников принимается за изучение генезиса феодализма на арабском Востоке.

Дальше предположены работы в области изучения крестьянского вопроса до 70-х годов, аграрных отношений и, главным образом, классовой борьбы в деревне.

Другое учреждение - Институт имени Шаумяна. В прошлом году проф. Ратгаузер с большой энергией принялся за реорганизацию этого института, который ставит своей целью изучение истории классовой борьбы в Азербайджане, начиная с 70 годов, до советизации, и затем изучение идеологических течений, враждебных нам, имевших место в этот период, а также изучение истории мелкобуржуазных партий Азербайджана. В то же время этот институт занимается не только историей, но и экономикой Азербайджана, некоторым пополнением статистических данных, в которых исторические дисциплины всегда нуждаются. В этой области вышло уже много работ: работы Я. А. Ратгаузера и ряд хроник, касающихся революции в Азербайджане. Ь настоящее время выходит объемистая публикация с большим предисловием о расстреле 26 комиссаров.

Историко-социологическое общество при педфаке и рабфаке у-та возглавляется профессорами и занимается, главным образом, историей Запада и историей педагогики.

Следующее учреждение, очень родственное Обществу историков-марксистов, - это коллегия марксистов. Тут ставятся чисто практические исторические вопросы. Вопросами теории в нем занимаются достаточно, но меньше занимаются фактами. Это чисто демократическое, широкое общество.

Наконец, на восточном факультете преподается не только история древнего Востока и средних веков, но и XIX столетия до ближайших времен. Здесь изучается также с марксистской точки зрения история идей на Востоке, история общественной мысли.

Надо упомянуть еще об одном учреждении, которое тоже развертывает работу по истории Востока, это центральный комитет нового тюркского алфавита. Вокруг этого комитета группируются профессора-марксисты и они дают статьи, касающиеся культуры Востока.

стр. 326

Доклад Г. Натадзе. Информация о работе историков Грузии.

Говоря о разработке истории Грузии, приходится этот вопрос разделить на две части: историю до XIX столетия и после XIX, потому что над ними работают лица, совершенно различные и по направлению, и по своей прошлой деятельности. История Грузии до XIX века разработана вообще довольно хорошо. Здесь работало много ученых специалистов. В смысле техническом и в смысле полноты материала дело обстоит очень хорошо. Гораздо хуже обстоит дело с тем направлением, в котором разрабатывалась история Грузии до XIX столетия. Здесь нет никакого намека на марксизм.

История Грузии после XIX столетия в лучшем положении, потому что разработка ее находится в руках марксистов. Историей Грузии XIX столетия занимается т. Махарадзе, историей развития социализма -Хундадзе. Используются и архивные материалы Центрархива, архива революции, архива Тифлисского музея революции. Эта работа произведена тт. Сефом и Драбкиной, но она касается главным образом революционного движения. Что же касается собственно экономического развития, то оно очень мало освещено.

В университете имеется кафедра по истории Персии и туркменологии. Там работают молодые силы, которые пока еще никак себя не проявили.

Дальше необходимо коснуться научных обществ. В Грузии существует историческое общество, которое находится всецело в руках школы Джавахашвили. Марксистам приходится выступать под серьезным обстрелом со стороны этой школы.

Кроме того, имеется географическое общество, но в виду недостатка средств это общество никаких работ не издает.

Затем имеется географический институт, находящийся в ведении Академии наук. Он издает свои бюллетени. Это работа очень ценная, но марксистского там ничего нет. Кроме того, в институте накопляется ценный материал, касающийся не только Грузии, но и всего Закавказья.

Далее несколько слов о Центрархиве. Это - громадное хранилище документального материала. К сожалению, он выпускает пока только периодические издания. Я думаю, что в ближайшем будущем его издательская работа значительно расширится.

Доклад т. Лихницкого. Информация о работе историков Северного Кавказа.

На Северном Кавказе краеведческие работы еще не вышли из стадии первоначальной их организации. В Ростове имеется институт культуры советской общественности, но Северо- кавказский край чрезвычайно мало чувствует его присутствие в Ростове, В краевой ассоциации научно-исследовательских институтов только несколько месяцев тому назад появились коммунисты.

Затем есть научное общество марксистов, где с этой осени создана историческая секция, ядром которой явился кружок московских историков-марксистов и, наконец, коммунистический университет и истпарт. Основным учреждением, где кое-какая работа велась и ведется, является истпарт, с которым связана наша секция Общества историков-марксистов, ибо Институт советской культуры представляет собою в отношении историографических работ почти пустое место.

Истпартом пока издана работа по истории гражданской воины на Северном Кавказе. Сейчас ведется разработка следующих тем: аграрный вопрос на Дону и колониальная политика на Дону. Вот и все.

Информацию т. Лихницкого по Северному Кавказу дополнил К. Гагуев. На первое место среди научно-исследовательских организаций автономных областей Северного Кавказа надо поставить Северо-осетинский институт краеведения, который зарекомендовал себя рядом печатных изданий, посвященных вопросам экономики, народного творчества и в некоторой части - истории, поскольку в издании этого института вышла, правда, не совсем марксистская, работа Кокиева по истории Осетии. Кроме того, научно-исследовательские институты существуют в данный момент почти во всех областях, за исключением Чечни. Там изучением этого вопроса занимается краеведческая комиссия при Чеченском музее. Ингушский научно-исследовательский институт краеведения выпустил пока что несколько отчетов об экспедициях этого института и поставил некоторые проблемы древней истории Ингушетии, требующие своего разрешения и изучения. В чеченской краеведческой комиссии кроме книги, которая называется "Абреки" и в которой перемешаны моменты беллетристические с моментами исследовательскими, ничего не напечатано. Эти издания очень слабы в смысле научном, не

стр. 327

говоря уже о марксизме. Краеведческая работа налаживается и в Адыгее. Там есть общество по изучению Адыгея. Оно зарекомендовало себя довольно солидным списком трудов, но не столько своих членов, сколько перепечатками сравнительно древних авторов Адыгея. Существует, наконец еще и Кабардино-балкарский институт. Слабость работы всех перечисленных учреждении можно объяснить тем, что среди руководителей этих учреждении нет работников марксистов.

Несколько слов об архивном деле в Северо-осетинской национальной области. Архивы северной Осетии представляют собой громадную ценность для работников по истории Северного Кавказа, но использовать их сейчас нельзя, ибо они не приведены в порядок.

Тов. Гатуева дополнил И. Н. Бороздин сведениями по Ингушетии, Дагестану и Кабарде.

Ингушский институт краеведения издал первый том своих очередных записок, где кроме работ этнографического порядка есть работа, посвященная экономике современного Дагестана. Недавно вышла работа Вильямса, касающаяся современной Ингушетии. Работа Ингушского института краеведения при небольшом количестве работников все-таки идет планомерно и довольно широко.

В Дагестане существует Институт дагестанской культуры, который выпускает свои труды. Наряду с вопросами этнографического порядка и вопросами лингвистики, там уделяется место и истории революционных движений. В этой области наиболее интересной работой является работа Тахо- Заде, посвященная очеркам революционного движения последних лет Дагестана. Точно так же в Дагестане ведется целый ряд интересных изучений, касающихся завоевания Кавказа.

Что касается Кабарды, то там было создано общество, которое сейчас больше не существует, но там есть целый ряд интересных работ. Одна из них посвящена экономике современной Кабарды. Татжиев занимается эволюцией пастушечьего хозяйства и подготовляет соответствующею публикацию к печати.

Доклад В. Дитякина. Информация о Татарии.

В нашей республике работа ведется двояко. С одной стороны, имеется научное общество татароведения, объединяющее в первую очередь научных работников-татар и затем работников других национальностей, изучающих русские вопросы. Затем, при университете формально существует общество археологии, истории и этнографии. И то и другое общество издают свои печатные органы Общество краеведения выпустило 7 томов, археологи-5 - 6 томов. В центре работы общества археологии стоит разработка археологических раскопок и находок. Есть также и интересные изучения по этнографии. В обществе татароведения наиболее интересные работы проведены по изучению татарских документов XI - XIV веков. Около истпарта организована группа товарищей по изучению крестьянского движения в Татарии или в бывшей Казанской губ., затем ведется изучение истории партийных организации. Истпарт не имеет своего журнала. Отчасти его работа печатается в изданиях общества археологии. Существует еще другая группа товарищей, которые ведут работу по ближнему и зарубежному Востоку. Их работы печатаются в центральных московских органах. В самое последнее время группой татарских работников начато исследование истории школы и просвещения. Затем кое-кто из наших работников сейчас исследует архивные материалы по истории просвещения среди татар в XVIII - XX вв.

Доклад тов. Пригожина. Информация о Владивостоке.

Владивосток имеет такое учреждение, как научно-исследовательский институт, тем не менее научно-исследовательская работа по изучению зарубежного Востока ведется чрезвычайно слабо. Объясняется это тем, что, несмотря на наличие больших материальных предпосылок, работников- марксистов в этой области чрезвычайно мало.

Что касается краеведческой работы, то нужно указать на две работы, более или менее солидные, - это на книгу проф. Огородникова - "Русские на Амуре" и на работу Георгиевского- "Русские на Дальнем Востоке"; первая отмечена критикой и премирована, вторая с нашей точки зрения абсолютно не выдерживает критики.

Что касается работы по зарубежному Востоку, то во Владивостоке имеется чрезвычайно ценный материал: архив маньчжурской династии, который во время боксерского движения русские казаки вывезли в Россию. Он представляет колоссальнейшую ценность. Мне говорили, что американцы за право скопировать этот архив предлагали чуть ли не два миллиона долларов. Архив тает

стр. 328

Сначала было семь веков, теперь осталось два века. От времени он разрушается. Я считаю, что этот архив, для его сохранения, нужно перевезти сюда.

Затем имеется во Владивостоке научно-исследовательский институт по Востоку, который состоит из двух секции: китайской и японской. Судя по прошлому году, работает он слабо.

Доклад Д. Гаджи-Заде. Информация о Ленинграде.

Ленинград-это единственный центр в СССР, в котором востоковедческие дисциплины представлены более или менее широко, т. е. гам ведется изучение большинства восточных стран. При этом Ленинград, как об этом 4 года тому назад на одном из заседаний коллегии востоковедения сказал акад. Бартольд, не только не отстал от других научных востоковедческих мировых центров, но даже идет впереди их. Между тем современное состояние ленинградского востоковедения нельзя назвать блестящим. Ленинградское востоковедение сконцентрировано в Академии наук. Там представлены следующие страны: Япония, Китай, Индия, Персия, арабские страны, Турция и наш советский Восток. Но слабое место в этой работе Академии наук заключается в том, что там никакой научной дифференциации в области востоковедения нет. Востоковедение там представлено так, что каждой страной занимается всего один или два профессора, при чем этот профессор является и лингвистом, и историком литературы, и экономистом, и историком. Следовательно, мы получаем какую-то эклектическую похлебку. Действительно надо быть крупным энциклопедистом, надо быть очень крупным ученым, чтобы разбираться достаточно полно во всех этих вопросах. Такие ученые появляются только один раз в век. Среди ленинградских востоковедов мы, конечно, таких людей, за исключением акад. Бар гольда и Марра, не имеем. В силу этого ленинградское востоковедение в настоящее время переживает большой кризис, оно находится в тупике. Это видно уже из того, что вокруг этих ученых не группируется более или менее талантливая молодежь, которая бы развивала их традиции и шла за ними.

Как и всякие эклектики, эти ученые не имеют определенного четкого мировоззрения, определенной четкой методологической установки по тем или другим вопросам. Ленинградское востоковедение очень хорошо обработало языковый материал, но эта обработка произведена исключительно формально. Социологически, как подходит к этому вопросу Марр, ленинградское востоковедение лингвистику не разработало. Эту задачу, очевидно, могут выполнить только марксисты.

Из других организаций, в которых идет разработка востоковедения, надо отметить главным образом Ленинградский восточный институт, который имеет очень много отделений и, представляя почти все восточные страны: Японию, Китай, Индию, Аравию, Персию, Турцию и советский Восток, своей задачей ставит не только практическое изучение стран Востока, подготовку практических работников для той или иной страны, но кроме этого организует семинары, которые разрабатывают чисто научные вопросы: тюркологический, яфетический и монгольский семинары. Характерная особенность их заключается в том, что слушателями являются исключительно националы. Но беда этих семинаров заключается в том, что академики не могут дать марксистского подхода к изучаемым явлениям.

Марксистов-востоковедов в Ленинграде еще нет. Есть только попытка научного общества марксистов создать таких специалистов путем организации восточной секции. Но при этой секции обнаружилась ничтожная численность востоковедческих сил, в том числе и таких, которых можно считать хотя бы "близкими к марксизму".

С дополнением о Ленинграде выступил А. Пригожий. Он сообщил об известного рода успехах, имеющихся в государственном университете, не в смысле реализации, но в смысле постановки вопроса. В университете создан восточный цикл, который разбивается на несколько кафедр: Древний Восток, Средневековой Восток и Новый Восток. На будущий год обещана постановка ряда новых дисциплин, в частности, китайской истории, японской истории, истории Афганистана, Ирана и т. д. Имеется аспирантура, хотя и немногочисленная.

Нужно обратить внимание на ленинградский архив, который содержит ценнейший материал: архив министерства иностранных дел, архив военно-морского министерства. Там имеется очень много материалов, относящихся непосредственно к Востоку.

Далее о Ленинграде дополнительное сообщение сделал В. Гурко-Кряжин.

Признавая правильность общей критической характеристики, сделанной в

стр. 329

предыдущих сообщениях, он указал, что в оценке отдельных учреждений была допущена некоторая стилизация. Указывалось на то, что институт востоковедения является таким учреждением, которое культивирует исключительно языки. На самом деле кроме изучения языка там ведется и изучение народного хозяйства стран Востока. Некоторые успехи есть и в области юридических предметов. Единственно, с чем обстоит дело печально, -это с историей Как же выходит институт из этого кризиса истории? С одной стороны, он старается выйти из него путем импорта московских историков-марксистов. С другой стороны, делается ставка на аспирантуру, и эта ставка очень фундаментальная. Таким образом, дело обстоит не так уж безнадежно, как это здесь рисовалось.

Информация П. Галузо. Об Институте красной профессуры.

Восточная секция исторического отделения института выросла из всей той работы по теории Востока, которая велась в институте еще до образования секции. Уже в 1926 г. несколько слушателей института приступили к работе по Востоку. Теперь из них организован третий курс восточного отделения института. Из вновь же поступивших в 1928 г. организован первый курс.

Первый курс не занимается сейчас исследовательской работой. Поэтому следует говорить только о третьем курсе, где сейчас ведется семинар по колониальной политике царского правительства под руководством М. Н. Покровского. У нас следующие проблемы: 1) завоевание Средней Азии, 2) завоевание Северного Кавказа, 3) дарданельская проблема, 4) дальневосточная проблема. Большинство товарищей, работающих в этом семинаре, делают попытку поставить вопрос не с точки зрения истории внешней политики царизма, а с точки зрения истории тех народов, которые были объектом этой политики.

Информация А. Мухараджи. Об Институте имени Нариманова и Международном аграрном институте.

Институт имени Нариманова подготовляет не историков, а работников наркоминдела и наркомторга главным образом. Но там есть отдельные секции для изучения истории Востока. Так, есть секция индусская, турецкая, персидская, арабская, египетская, Китая и Японии. Центр тяжести работы лежит на изучении революционных движений и истории общественных форм Востока. Аспиранты института работают в Институте народов Востока РАНИОНа.

В Международном аграрном институте прорабатываются восточные крестьянские движения и их динамика. В первую очередь в плане стоит изучение проблемы гандизма.

Информация В. Гурко-Кряжина, О научно-исследовательском институте РАНИОНа.

В Научно-исследовательском институте народов Востока разработка истории Востока ведется в секции которая названа секцией национального вопроса и истории национального революционного движения. Эта секция очень молодая, она образована весною 1928 г.; ею выработан производственный план, заключающий в себе ряд тем для коллективной проработки.

Разработка плана велась тремя способами: во первых, способом экспедиционным. Этот опыт был сделан прошлым летом в виде экспедиции в Среднюю Азию под руководством Асфендиарова. Экспедиция собрала много материала и работа та над ним. Во - вторых, имеются три семинара, в которых темы разрабатываются коллективно аспирантами и научно - исследовательским персоналом. Наконец, в-третьих, ставится на обсуждение серия докладов научных работников, объединенных в своей работе одним определенным вопросом.

В текущем году в институте произошел ряд изменений. Секция в результате этого изменения получила другое название Она сейчас называется секцией по истории общественных и родовых отношений народов Востока. Целевая же установка ее изменилась следующим образом. Раньше на первом месте ставилось изучение языка и литературы, затем шло исследование этнологии и материальной культуры и затем как заключительный момент шло изучение истории и истории экономики. Теперь вся эта конструкция перевернута: в основу кладется история экономики, дальше идет исследование идеологии, этнологии, материальной культуры, а затем только языка.

Информация т. Болина. О Научно-исследовательском институте по Китаю.

Работа института ведется не только по линии специально-исторической, но по всем линиям марксистского китаеведения. Институт по Китаю - очень молодая

стр. 330

организация. И, конечно, за краткий период своего существования больших достижении в работе института не могло быть. Однако, за это время проделано очень много. Наибольшее место во всех работах института занимает накопление основных материалов по Китаю и научно- вспомогательная работа. Институтом создан свой архив, приблизительно в 900 печатных листов. В нем накоплен материал, переведенный из китайских источников, который затрагивает основные линии нашей работы по линии экономики, истории и т. д.

Нужно сказать, что вопросы истории в изучении Китая занимают одно из центральных мест, и это отражается на самом плане нашей работы. У нас имеется ряд специальных секций, например: истории киткомпартии, истории крестьянского движения, рабочего класса в Китае и т. д. Имеется также специальная военная секция. Перед ней поставлен ряд задач: изучение опыта ранних восстаний в Китае, опыт кантонского и шанхайского восстаний и т. д., задача подведения итогов всей военной стороны последних революционных событий 1925 - 27 г. в Китае, истории Северной экспедиции и т. д. Эта военная секция входит в состав секции гражданских войн и вооруженных восстаний общества историков-марксистов.

Затем существует секция по истории XIX века. По линии этой секции подготовлен ряд докладов о боксерском движении, тайпингском восстании и т. д.

На ряду с этими работами у нас поставлена специальная задача по разработке опыта крестьянских восстаний XIX века и специально истории революции 1911 г. Работа эта поставлена на широкую ногу. Сейчас ведется большая подготовка по сбору и сортировке материала, имеются специальные сотрудники, сидящие в центрархиве, добывающие ценнейшие документы, о которых раньше никто не имел никакого понятия.

Нужно отметить особую ценность и значение работ научно-вспомогательного характера: институтом уже издан 16-и номер известных "Материалов по китайскому вопросу", в общей сложности 175 печатных листов. Сейчас намечается ряд других работ, из которых наиболее ценной является подготовка ежегодника Это - большая работа в 50 печатных листов. Для этой работы привечены все силы марксистов-китаеведов.

Издана очень ценная работа по кантонской коммуне, дающая интересный материал. Подготовлена к печати работа об уханском периоде. Затем идут такие монографии, как рабство в Китае и т. д.

Главной трудностью в работе нужно признать недостаток марксистских китаеведческих сил.

Информация т. Тележникова. О Научно-исследовательской ассоциации при коммунистическом университете трудящихся Востока им. т. Сталина.

Научно-исследовательская ассоциация при КУТВ организована в 1927 г., при чем сразу созданы были две секции: зарубежного Востока и советского Востока.

Ассоциация в ее работе тесно увязывается с университетом и его задачами. Она является не чем иным, как научной лабораторией при университете. Вся наша научная продукция, научно- исследовательская работа, которая проводится в рамках научно-исследовательской ассоциации, подчинена учебным задачам университета, как коммунистического вуза. В частности, одной из основных задач ассоциации является задача подготовки новых научных работников по Востоку и преподавателей всесоюзных комвузов.

Теперь о работе. Организационный период уже давно прошел. Сейчас ассоциация имеет в своем составе около 30 работников, включая сюда аспирантов и молодых вспомогательных сотрудников. Почти все они являются коммунистами. В будущем году ожидается первый выпуск. Из выпускаемых некоторые смогут притти на смену тому кадру научно-исследовательских работников, которые имеются в ассоциации.

В отношении преподавательской работы в самом университете проделана большая работа по подготовке курсов по Востоку.

В настоящее время имеется возможность проводить семинары почти по всем странам, которые представлены в КУТВЕ благодаря тому, что проведена известная научно-исследовательская работа, давшая для этого соответствующий материал. В частности, нужно отметить курс, который заинтересовал местных работников, это-история национальных компартий. Программы этих курсов скоро выйдут из печати. Из издательских работ следует упомянуть наиболее важную, это- издание энциклопедии зарубежного Востока. Эта работа началась 11 |2 года тому назад и теперь близка к концу. Она вызвана тем, что у нас в области суммарных знаний по Востоку имеется большой пробел.

стр. 331

При научной ассоциации существуют кружки по Персии, Монголии, Средней Азии и т. д. В этом году прелагается организовать кружок по Китаю, а также целый ряд других кружков с участием студентов и аспирантуры. Задача заключается в том, чтобы разобрать отдельные проблемы и втянуть в работу подрастающие кадры молодых востоковедов.

Информация т. Мышковского. Об ассоциации востоковедения СССР.

Историческая работа в ассоциации востоковедения протекала по двум основным отделам: экономико-историческому и этнолого-лингвистическому. Это объясняется как временем, когда возникла сама ассоциация, так и теми целями, которые она себе ставила, и теми людьми, которые были в ее распоряжении. Ассоциация основана в 1921 г., т. е. 6 - 7 лет тому назад. Тогда не было КУТВа, не было Института красной профессуры, а Институт востоковедения был в крайне жалком состоянии, сил было мало. В то же время стояла задача поставить академическое востоковедение в ту или иную связь с теми задачами, которые выдвигаются революционным движением. Приходилось использовать те академические силы, которые остались от старого режима, ту часть из них, которая могла пойти навстречу нуждам революции. Эта основная организационная задача была в известной мере выполнена. Значительная часть востоковедческих сил была завоевана для советского востоковедения

Как протекает работа? Что касается области истории, то теперь на очереди разработка проб тем, которые связаны с революционным движением, с историей империалистических захватов, колониальной политики и т. д. Выдвигался и вопрос о феодализме на Востоке.

Информация И. Левина О комиссии по национальному вопросу при Коммунистической академии.

Хотя комиссия не является учреждением ни чисто историческим, ни чисто востоковедческим, но ей приходится соприкасаться с историей как советского, так и зарубежного Востока. Собирается материал по национальному вопросу за период с 1905 г. до настоящего времени. Эта работа ведется с конца 1926 г. До сих пор она охватила небольшой период - от февраля до октября 1917 г. В настоящее время мы приступаем к разработке периода Октябрьской революции и гражданской войны.

Сейчас в нашем распоряжении имеется материала до трехсот печатных листов. Этот материал индексирован и расположен по источникам, так что он вполне пригоден для использования его в научной работе.

В настоящее время сдан в печать первый сборник материалов, по 1917 г. Этот сборник будет заключать акты и все другие материалы временного правительства по национальному вопросу, материалы общероссийских съездов и материалы всех национальных партий не только по национальному вопросу, но и по другим соприкасающимся вопросам. Кроме этой работы, собирается материал по истории национального вопроса и составляется библиография национального вопроса. Дополнительно к этому комиссией проводится "научно- исследовательская работа, часть которой приходится и на историю Востока

РЕЗОЛЮЦИЯ

По заслушании информации собранием была принята следующая резолюция:

"Заслушав информацию с мест о состоянии научно-исследовательской работы по истории Востока, собрание участников конференции, занимающихся историей Востока, совместно с представителями востоковедных учреждений г. Москвы постановляет:

1) Информация показала, что состояние работы по истории Востока характеризуется сейчас следующими чертами:

а) старая буржуазная восточная историческая наука переживает совершенно очевидный кризис: она накопляет все больше и больше фактического материала, но ничего стройного и теоретически цельного дать не может;

б) новые марксистские силы еще только начинают разворачивать свою работу;

в) в то же время вся работа марксистов сейчас ведется недостаточно организованно;

стр. 332

г) основные востоковедческие учреждения, в силу последних двух обстоятельств, все же остаются в руках старых буржуазных ученых;

2) Очередные задачи марксистской восточной исторической науки сводятся в настоящее время к следующему;

а) в области идеологической - вести решительную борьбу против всяких немарксистских течений, откуда бы они ни исходили, особенно же заострить вопрос на критике старых буржуазных школ в области истории Востока;

б) объединить, организовать и спланировать ту работу марксистов-историков Востока, которая сейчас развертывается;

в) в этой работе перенести центр тяжести на разработку истории колониальной политики как России, так и остальных капиталистических стран;

г) в области разработки истории советского Вистока - обратить особенное внимание на разработку курсов истории этих стран для вузов и комвузов;

д) президиуму секции истории Востока на ближайший период необходимо перенести основной цент тяжести своей работы на организационное объединение марксистских востоковедческих сил и на координацию их работы".

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ВСЕСОЮЗНАЯ-КОНФЕРЕНЦИЯ-ИСТОРИКОВ-МАРКСИСТОВ-1929-й-год-2015-08-14

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ВСЕСОЮЗНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ИСТОРИКОВ-МАРКСИСТОВ, 1929-й год // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ВСЕСОЮЗНАЯ-КОНФЕРЕНЦИЯ-ИСТОРИКОВ-МАРКСИСТОВ-1929-й-год-2015-08-14 (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
325 просмотров рейтинг
14.08.2015 (774 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Комплекс Больших Пирамид — в сути Око, зрачок чей есть Сфинкс. The complex of the Great Pyramids is essentially an eye, the pupil of which is the Sphinx.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ВСЕСОЮЗНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ИСТОРИКОВ-МАРКСИСТОВ, 1929-й год
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK