Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6887

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Доклад т. Ванага "О характере финансового капитала в России"

По существу подвел итоги той дискуссии, которая была вызвана его работой по этому вопросу "Финансовый капитал в России накануне войны". Но докладчик не только подвел итоги этой дискуссии, но и несколько расширил тему, по сравнению с прежней постановкой, говоря уже о характере финансового капитала в России на фоне классовой борьбы и различных социальных процессов, дополнивши эту тему рассмотрение периода военной экономики. Основное содержание доклада т. Ванага было в защите гак наз. теории "денационализации" русского капитализма, сводящейся к рассмотрению системы финансового капитала в России как системы не национальной, а иностранной. В своем докладе т. Ванаг не отрицал наличия в России туземного финансового капитала, сосредоточившегося главным образом в легкой индустрии, но указывал на его подчиненную роль при господствующем антантовском финансовом "капитале в России. Эта теория, вызвавшая в течение последних лет большую дискуссию, выявившая и наличие противоположной теории национального финансового капитала, вызвала и на конференции сильное оживление. По этому докладу выступало более 20 человек и сторонников, и противников "децентрализации". Ряд товарищей, сторонников другой точки зрения, сделал заявки на содоклады. Все это свидетельствует о том, что пробле-

стр. 231

ма финансового капитала в России привлекает к себе внимание наших историков и экономистов и что изучение ее еще не закончено и требует дальнейшего исследования и разрешения. Актуальность этой проблемы очевидна. И прав был М. Н. Покровский, указав в своем выступлении, что "вопросы, затронутые т. Ванагом, приобрели такую жгучесть и вызвали такую полемику потому, что они - крыльцо к гораздо более общему вопросу: был ли у нас самостоятельный империализм, вела ли Россия самостоятельную империалистическую политику и в связи с этим как смотреть на Октябрьскую революцию? Так что суть дела в участии России в войне, а вовсе не в том специальном вопросе, по которому сейчас здесь спорят". Правда, на конференции было отмечено, что и прежние споры о финансовом капитализме и дискуссия, развернувшаяся по докладу г. Ватага, страдали чрезмерны увлечением "цифирками" и "процентами" и сводили часто всю проблему к "чисто экономическим" объяснениям, опиравшимся только на статистику.

Опыт прошедших лет показал, - указывал т. Ванаг, -что, ограничиваясь одной лишь областью статистики и всевозможных арифметических подсчетов, сторонники другой точки зрения, внося ряд поправок и уточнений частного порядка, в особенности в области изучения деталей банковой системы, не смогли опровергнуть теорию "денационализации" финансового капитала в России, грозя скатиться к меньшевистской концепции Ерманского. "Заслуга т. Гиндина, сторонника теории "национализации", - указывал т. Ванаг, - заключается в том, что он принес большую пользу по линии чистой экономики. Но нам, историкам, нужно кое-что и другое. Цифры должны давать ту или иную перспективу, они должны объяснять историю классовой борьбы и всю сложность исторических процессов, которые происходят в стране".

В этой проблеме - несостоятельности чисто экономического объяснения ряда задач, в том числе и этой, т. Ванаг сделал в своем докладе некоторый шаг вперед по сравнению со своей прежней работой, где его схема также страдала этою погрешностью. В докладе он правильно указывал, что решение вопроса о характере русского финансового капитала должно опираться как на итоги статистико-экономических исследований, так и на результаты изучения социальных явлений эпохи. Ряд товарищей в прениях подчеркивал эту новую и очень важную постановку вопроса. Гвоздем доклада т. Ванага, говорили они, является перевод теории денационализации системы финансового капитала в России с языка статистики на язык классовой борьбы и выделения роли экономической политики самодержавия. От мелочного анализа статистических колонок цифр, характеризующих характер вложения иностранного капитала в русскую банковую систему, чем грешила и книга т. Ванага, он перешел в своем докладе к углубленному анализу классовых сил, к анализу характера тех классовых отношений, которые создавались в России в связи с этим проникновением иностранного капитала. Ряд выступавших товарищей подчеркивал важность этой стороны доклада т. Ванага, но все же считал ее недостаточно разработанной: так, например, у т. Ванага в объяснении русского империализма "чисто экономический" фактор играет основную роль.

Основной удар в своем докладе т. Ванаг направил против резкого противника своей теории, пытавшегося обосновать марксистской методологией свою схему развития русского финансового капитала, - т. Грановского. С точки зрения т. Ванага, является абсолютно необоснованным положение, что система финансового капитала в России сложилась во второй половине 90-х гг. По мнению докладчика, система монополистического капитализма в России оформилась в России в результате революции 1905 г. Останавливаясь на истории возникновения финансового капитала в. России, т. Ванаг указал, что социально-экономические условия, при которых развивался как промышленный капитализм в России, так и монополистический капитализм, привели к тому, что в России после революции 1905 г. увеличилась роль иностранного финансового капитала. В результате, мы имеем в России господство иностранного финансового капитала к кануну мировой войны, а не национальную систему. Некоторые товарищи указывали на необходимость отметить несколько периодов в развитии финансового капитала в России. В эпоху подъема перед войной отмечалось наличие господства иностранного капитала, но уже имелась сильная тенденция к вытеснению его собственным туземным накоплением. Национальное накопление, указывал т. Литвинов, превосходит в этот период сумму иностранных капиталов, в то время как в 90-х" гг. было наоборот. Война прервала этот-

стр. 232

процесс, и Россия стала филиалом иностранною капитала. Приток иностранного капитала в период войны никогда не был гак велик, как в предыдущий период, и с русским накоплением его и сравнить нельзя. Соглашаясь с наличием господства иностранных банков в России, некоторые товарищи находили, несмотря на это, наличие и других тенденций развития - в сторону самостоятельности, а не подчинения туземного капитала антантовскому, как указал т. Ванаг. Вопрос о роли туземного капитала вызвал очень большие споры. С точки зрения т. Ванага, увеличившееся в результате аграрной политики накопление туземного капитала до воины 1914 г. в основной массе укрепляло лишь позиции иностранного финансового капитала в России. Туземный финансовый капитал, указывал он, - не был той самодовлеющей силой, тесно связанной с иностранным финансовым капиталом и развивающейся по своим замкнутым схемам, о которой говорили сторонники теории национализации. Последние же находили, что в этом вопросе схема т. Ванага имеет большие погрешности. По мнению этих товарищей, если т. Ванаг сторонников "национализации" старается припугнуть меньшевиками, то взгляд Ванага "а роль иностранного капитала в России близок к взгляду Троцкого. Последний в предисловии к книге "1905 г." также игнорирует туземный капитал в России. "Мысли у Ванага и у Троцкого в этом отношении одинаковы". "Я, правда, "е собираюсь г. Ванага зачислить в троцкисты, - оговаривается т. Горин, - но эти ошибки Л. Троцкого, игнорирующего роль туземного накопления, не мешало бы учесть и сторонникам "денационализации".

Сторонники теории национализации возражали против трактовки т. Ванагом удельного веса и подчиненной роли туземного финансового капитала. Некоторые из них утверждали противоположное, а именно - господство системы русского финансового капитала. Тов. Раппопорт иллюстрировал это положение количеством и качеством банков, которыми владели русские финансовые магнаты в лице Стахеева, Ярошинского и Второва. Он указывал на наличие туземного капитала в текстильной и пищевой промышленности, дающих 2 /3 всего дохода. Многие товарищи считали подход Ванага в этом вопросе слишком схематичным. Ставили ему противники в вину и то, что он берет, по их мнению, за основу не крупные промышленные концерны, а такие, где национальные банки играют второстепенную роль. Обвиняли и в том, что он делает методологическую ошибку, когда берет все иностранные капиталы как одно целое и противопоставляет их всему туземному капиталу, -отсюда большие цифры и простая статистика. Сторонники теории "национализации" указывали и на недиалектический подход т. Ванага в этом вопросе. Доказывали это положение тем, что у него отсутствует попытка вскрыть противоречия внутри самого иностранного капитала, действующего на территории России, не всегда в монолитном виде, а раздираемого противоречиями в силу конкуренции. Эти противоречия и эта конкуренция, по мнению т. Горина, не давали возможности туземному капиталу занимать господствующее положение. И весь экономический процесс XIX - XX века,, указывал т. Горин, шел по линии усиления самостоятельности туземного капитала, а не по линии подчинения, ведя в силу этого и самостоятельную внешнюю политику. По мнению сторонников другой теории, роль туземного накопления гораздо выше, чем приводил т. Ванаг. В итоге они указывали, что вся схема т. Ванага противоречит схеме Ленина, и т. Ванаг лучше бы сделал, говорили они, если бы подошел к своей схеме с той точки зрения, с какой Ленин оценивал вопрос о характере русского империализма в "Развитии капитализма в России". Особенно большую дискуссию в этом отношении вызвали два следующих положения т. Ванага. Указав, что с развитием капитализма в России самодержавие, хотя и делает шаг в сторону буржуазии, но остается по существу крепостническим, г. Ванаг поставил лишний раз под сомнение существование национальной системы финансового капитала в России. Крепостнический характер государственной власти" отрицает, по его мнению, возможность сращивания финансового капитала с царизмом. И другие указывали, что нельзя признать сращение финансового капитала с системой русского самодержавия, т. к. в этом случае нужно стать на ту точку зрения, что русская монархия стала бы буржуазной.

М. Н. Покровский в своем выступлении указал, что неправильно отрицать возможность сращивания крепостнического государства с финансовым капиталом, как это делает т. Ванаг, так как самодержавие могло быть вполне использовано финансовым капиталом.

Большую дискуссию вызвало и другое положение т. Ванага, тоже, по мнению

стр. 233

его противников, противоречащее схеме Ленина, По мнению т. Ванага, господствующее положение иностранного капитала в России не определяет ни коренного изменения классовой природы русского самодержавия, ни вопроса об отношении сращивания финансового капитала с царизмом. Отношения между самодержавием и иностранным финансовым капиталом сложились таким образом, что самодержавие заняло подчиненное положение по отношению к иностранному капиталу. Что же касается туземного финансового капитала, то здесь командующая, господствующая роль осталась за крепостником-помещиком, ведущим определенную экономическую политику в интересах торгового капитала, а не финансового, оставаясь, по определению т. Ванага, отношениями "барина к камердинеру".

Противники т. Ванага не соглашались с ним в оценке господствующей роли крепостника- помещика, а в связи с этим и в оценке экономической политики Царизма, как направленной в защитуинтересов этою крепостника, обвиняя Ванага в недиалектическом подходе к тому, что представляло в XX в. самодержавие и его экономическая политика.

По мнению М. Н. Покровского, из "чисто экономических объяснений русского империализма, объяснение т. Ванага является наиболее близким и вовсе не противоречащим схеме Ленина, как некоторые пытались указать. Правда, - указывает М. Н., -схема Ленина говорит, что Россией управлял крепостник-помещик плюс финансовый магнат. Но кто командовал, об этом он не сказал в этой цитате, а в ряде других цитат сказал, что командующим в этой паре ?был крепостник- помещик, и сказал в другом месте, что этот капиталист орудовал на занятые капиталы, был филиалом Антанты". Поэтому, - указывает Т. Покровский, - никакого противоречия между Лениным и Ванагом нет, ибо т. Ванаг не отрицает зачатков туземного капитала в России, а только говорит, что он не был определяющим. Что же касается туземного накопления оно было колоссально перед войной, но из этого нельзя сделать вывода, что империализм был национальным Важно, кто распоряжался этими капиталами. Ряд цифр указывает, по мнению т. Покровского, что всеми миллиардами, накопленными в национальном порядке, распоряжалась интернациональная сила - международный банковский капитал.

Действительно, в своем докладе т. Ванаг указал, что господствующее положение иностранного финансового капитала не отрицает возможности существования национального финансового капитала и его экономического роста. Однако, говорит т. Ванаг, экономический рост национального капитала вплоть до войны 1914 г. настолько задерживался социально - экономическими условиями, что ни о каком его решающем положении в системе финансового капитала в России и речи быть не может. Только годы войны 1914 - 1917 создают относительно более благоприятные условия для его роста, когда его экономическое влияние в стране растет. И этот рост, происходивший в условиях экономического и политического господства иностранного финансового капитала в России и политического господства крепостников-помещиков, еще более усугублял и обострял, по мнению т. Ванага, противоречия в капитализме России.

Но признавая подчиненное положение туземного финансового капитала и господство иностранного, т. Ванаг подчеркивал в своем докладе, что он отнюдь не стоит на точке зрения превращения России в колонию, одновременно и не преуменьшая значения "национального" капитала в судьбе царской России.

По мнению сторонников противоположной концепции, логическое развитие теории Ванага должно было бы неизбежно привести его к признанию России колонией иностранного капитала.

Вопрос о том, самостоятельна ли была политика русского империализма во втором десятилетии XX века или не самостоятельна, по мнению М. Н. Покровского, нужно решать не только цифрами и подсчетами и рассуждениями о том, кто с кем сращивался, а также и общими политическими условиями. При рассмотрении вопроса со стороны этих общих политических условий, с точки зрения Покровского, т. Ванаг в значительной степени прав.

В дальнейшем М Н. Покровский, обосновывая эту точку зрения, указывал, что основной смысл войны в 1914 г. был в борьбе за проливы, корни которой нужно искать в хлебной торговле. "Какой это империализм, - спрашивал он, когда вся суть в хлебном экспорте? Тогда и Николай I являлся империалистом".

Основная линия лежала, указывает М. Н. Покровский, не в плоскости развития интересов русского империализма, зачатки которого, конечно, уже существовали и которые направлялись в сторону Персии, Монголии и Дальнего Во-

стр. 234

стока вообще, но не на проливы. Борьба за проливы явилась старой торгово-капиталистической задачей, и никакого тут империализма нет. По мнению М. Н. Покровского, тот факт, что Россия повернула в сторону интересов крепостника-помещика, а не финансового капитала, объясняется отчасти тем, что командовал крепостник, а также и тем, что интенсивный империализм толкал его в эту сторону. Англии нужно было столкнуть Россию с Германией в борьбе за проливы. "Почему же полезли в проливы, где для империализма никакого интереса не было и где был только интерес хлебного экспорта?- спрашивал М. Н. Покровский:- потому что довлел помещик и командовал помещик, а его всего больше за живое хватал хлебный экспорт".

И не учитывая политических условий, - подчеркивал М. Н. Покровский, - с одними экономическими подсчетами вопроса не решишь. Борясь с "чисто экономическими" объяснениями проблемы, М. Н. Покровский ссылается в данном случае на Ленина, говорящего по поводу книги Суханова, что "не пора ли авторов чисто экономических объяснений объявить дураками"-указывая на меньшевистский характер чисто экономических объяснений.

Доклад М. Н. Покровского "Ленинизм и русская история" 1

В этом докладе была вскрыта пропасть, которая существует между марксизмом и экономическим материализмом, представляющим собою вид упрощенства, вульгаризации марксизма, когда принимается во внимание только экономика и больше никаких других факторов.

Несмотря на то, что мы имеем уже третье издание Ленина, несмотря на то, что многие его знают почти наизусть, все-таки, указывает М. Н. Покровский, в настоящий момент борьба против экономического материализма крайне необходима.

Если брать историю и понимание исторического процесса, то экономический материализм, по мнению М. Н. Покровского, есть та раздельная черта, которая идет между настоящим пролетарским социализмом и всякими под него подделками, более или менее мелкобуржуазными, а иногда и крупнобуржуазного происхождения.

Кстати, для сведения молодых товарищей и для устранения путаницы, М. Н. Покровский упоминает, что термин "экономический материализм" по цензурным соображениям в период первой революции употребляется вместо марксизма и исторического материализма. Этот термин был приемлем и для царской цензуры, так как чисто экономическая интерпретация исторического процесса приемлема была для любого буржуа и разделялась многими буржуазными историками. Этим характерен был и легальный марксизм. По признанию М. Н. Покровского и в нем самом были остатки легального марксизма, которые заключались в преувеличенном объяснений событий из экономических условий. Это отметил и т. Сталин по поводу схем Покровского и Троцкого в период их дискуссии.

Признавая схему Троцкого совсем не марксистской, т. Сталин отметил правильность схемы Покровского, указав только, что она страдает некоторым упрощенством, заключающимся в преувеличенной роли экономического фактора.

Типичнейшим экономическим материалистом до самых последних дней был, по мнению М. Н. Покровского, Н. А. Рожков, прибавивший, правда, к этому и кое-какой психологизм. В этом была основная причина, почему Рожков свернул направо в 1909 - 1910 году. На случае с Рожковым, М. Н. Покровский указывает, к каким большим политическим последствиям приводит экономический материализм. Он есть источник больших ошибок в марксизме. Поэтому об этом очень важно говорить и в особенности на этой конференции, - подчеркивал т. Покровский.

В дальнейшем М. Н. Покровский останавливается на точке зрения Ленина на роль экономического фактора и указывает на его статью "Две утопии" и работу "Что такое друзья народа", где говорится, что не только чисто экономическое объяснение исторического процесса недостаточно, но и экономический материализм плюс классовая борьба не есть все-таки еще марксизм. "Только тот, кто признает политические выводы из марксизма, признает диктатуру пролетариата, тот настоящий марксист". Что же касается до идеи борьбы классов, то ее "выдвинул не марксизм, - напоминает М. Н. Покровский, - а буржуазия в лице Гизо. Но марксизм внес в нее такое дополнение, подчеркнут он, которое уже неприемлемо для буржуазии. Если мы привлечем к делу,


1 Доклад полностью напечатан в N- 1 "Пролет, рев." за 1929 г. - Ред.

стр. 235

сказывал М. Н. Покровский, не только борьбу классов, но еще борьбу классов с определенным исходом- с диктатурой пролетариата, то мы будем стоять на настоящей марксисткой точке зрения. В этом случае М. Н. ссылается на письмо Энгельса к Конраду Шмидту, где ставится им коренной вопрос: если политическая сила бессильна экономически, то к чему нам тогда диктатура пролетариата? И весь спор, который велся между большевиками и меньшевиками, правыми и левыми, и лежит, по мнению М. Н. Покровского, в этом вопросе. Бели диктатура пролетариата не может перевернуть экономического развития событий, на что тогда диктатура пролетариата, если законы экономики возьмут свое? М. Н. Покровский приводит взгляды Маркса, Энгельса и Ленина на значение политической власти, на воздействие не только экономики на государственную власть, но и обратном воздействии государственной власти на экономическое развитие. Настоящий марксизм, подчеркивает Покровский, допускает очень сильное вмешательство политического момента на всех стадиях развития, указывая в этом отношении на разницу между социологией, где мы можем из экономики исходить более или менее непосредственно, т. к. социология охватывает огромные периоды в истории стран, и историей, которая отличается тем, что в ней каждый отдельный момент очень важен.

Что же касается до концепции русской истории, приписываемой обыкновенно Покровскому, то по указанию М. Н. эта концепция принадлежит не ему, хотя и связана с его именем, а Ленину. Она нашла обоснование в работе Ленина "Что такое друзья народа?".

Тов. Покровский указывает, что положение о торговом капитале, о том, как торговый капитал создает московское государство, еще до него в 1894 г. было выдвинуто Лениным в указанной выше работе, как и положение, что "крепостное право вовсе не было отменено исключительно государством - сверху в государственных интересах". Еще в 1894 г. Ленин дал схему падения крепостного права как результата развития денежного хозяйства внутри крепостной вотчины. И по вопросу о революционной ситуации наших крестьянских волнений, накануне реформы 1861 года, Ленин оказался также прав, указывает М. Н. Покровский. Хотя он и не имел фактов, скрытых в архивах, но он гениально понял смысл ситуации. Понял, что именно назревал тот политический взрыв, без которого переход из одного экономического состояния в другое невозможен, так как он не происходит сам собой, а с помощью политических факторов - революции, восстании, волнении и т. д.

Изучение истории пролетариата Советского Союза, указывал докладчик, ставит перед историками-марксистами ряд серьезных научных задач, разрешение которых имеет большое теоретическое, политическое и практическое значение. Основным вопросом, на который должно ответить марксистское историческое исследование в этой области, является следующий: что представлял собою на протяжении своего исторического пути российский пролетариат, осуществляющий диктатуру своего класса и строящий впервые социалистическое хозяйство? С последней точки зрения, точки зрения революционного опыта, его история, конечно, имеет большое политическое значение для всего мирового пролетариата. Проблеме изучения истории пролетариата в России на конференции был отведен специальный.

Доклад т. Панкратовой: "Основные проблемы изучения истории пролетариата СССР"

Главной задачей доклада и было, как указывала т. Панкратова в своем заключительном слове, привлечение и даже заострение внимания товарищей на изучении истории пролетариата с точки зрения широко разработанной марксистской концепции. Это диктуется и общим состоянием научной разработки истории пролетариата. Подводя итоги изучению истории пролетариата бывшей России, т. Панкратова, как и ряд выступавших товарищей должны были признать изучение этого вопроса совсем неудовлетворительным. Работы общего характера (Туган- Барановский, Пажитнов, Балабанов и другие), указывала т. Панкратова, не дают вполне обоснованной марксистской концепции и общемарксистской схемы изучения-истории рабочего класса. Целый ряд важнейших проблем остается не изученным, а если и изучен, то не помарксистски освещен. Существующая периодизация истории рабочего класса, по мнению т. Панкратовой, не охватывает действительных этапов его эволюции. Доминирующей чертой существующих исследований, указывал докладчик, является либеральная или полумарксистская схема, меньшевист-

стр. 236

ские концепции и т. д. Отсюда вытекает необходимость марксистской схемы изучения истории пролетариата.

Некоторые товарищи, выступавшие в прениях, склонялись к тому, что дело с изучением истории пролетариата обстоит исключительно тяжело, так как за этот период революции, по мнению некоторых оппонентов, мы могли не ставить вновь проблему изучения пролетариата СССР, а уже подвести некоторые итоги марксистскому исследованию в этой области. В результате же мы имеем, не беря в счет нескольких монографий, вышедших до революции, только несколько беглых очерков, правда, с привлечением архивного материала, но без глубокой проработки. "Фактически изучение рабочего класса обстоит хуже, чем думает докладчик", указывали эти товарищи. В старых работах дело обстоит плохо с точки зрения невыдержанности марксистской концепции, с точки зрения не научности разработки ряда вопросов, в частности и у Туган-Барановского.

В процессе прении выявились и сторонники другой точки зрения, более оптимистически оценивающие состояние исторической науки в этой области. По мнению этих товарищей, "г. Панкратова несколько неверно изобразила изучение рабочего класса в России, что породило здесь известные недоразумения". И сторонники этой точки зрения - правда, их было меньшинство - указывали, что изучение истории рабочего класса в России уже давно подошло к изучению монографическому, причем огонь этого изучения мы сосредоточили на изучении отдельных битв пролетариата, отдельных вопросов рабочего движения, подходя к изучению рабочего движения на отдельных фабриках. Мы уже имеем ряд монографических исследований. Поэтому, по мнению этих товарищей, положение у нас с изучением рабочего класса совсем не катастрофическое. Как раз, указывали сторонники этой точки зрения, мы имеем на 12-м году революции некоторые результаты в этой области, так как изменилась тематика, изменились за период революции и методы изучения, а также изменился и характер архивного материала. И только теперь возможно перейти к изучению всей истории рабочего класса во всем объеме. Во всяком случае необходимость разработки сейчас марксистской схемы изучения истории пролетариата, такой - схемы, которая вытекала бы, как указывала т. Панкратова, из установленной Марксом общей схемы развития класса, проходящего путь от "класса в себе" в "класс для себя" в зависимости от положения в производстве, признавала всеми товарищами.

Тов. Панкратова наметила в своем докладе эту схему в следующем виде: 1. Происхождение рабочего класса (этап его существования как "класса в себе" и процесс отделения от других классов). 2. Этапы его количественного и качественного роста (формирование основных кадров пролетариата). 3. Эволюция экономического положения рабочего класса (в соответствии с изменением экономической структуры страны) как одна из существенных предпосылок оформления пролетариата в "класс для себя". 4. Формы и характер массового движения и развитие организации пролетариата (путь и способ его дальнейшего оформления в "класс для себя"). 5. Формирование идеологии рабочего класса (конституирование социалистической идеологии как завершения его пути в "класс для себя").

Эта марксистская схема, указывала т. Панкратова, должна дать основной стержень для постановки ряда проблем как основных, так и второстепенных, в изучении истории пролетариата СССР. По мнению докладчика, такими основными проблемами сейчас являются следующие:

1. Вопрос о происхождении пролетариата в России. 2. Его формирование в связи с развитием и структурой капитализма в России. 3. Эволюция экономического положения пролетариата в период промышленного капитализма и в эпоху империализма. 4. Формирование идеологии пролетариата в связи с развитием пролетарской борьбы в России и на Западе. 5. Особенности развития и положения пролетариата СССР в течение 10-летия после Октябрьской революции.

В дальнейшем т. Панкратова уже подробно останавливается на разработке каждой из этих выдвинутых ею проблем и в первую очередь на вопросе о происхождении пролетариата в России.

Но центральной проблемой в истории рабочего класса СССР и наименее разработанной, по мнению т. Панкратовой, является проблема формирования пролетариата в связи с развитием и структурой капитализма, проблема очень важная, т. к. научная разработка ее и должна дать представление о социологическом типе русского рабочего класса.

Что же касается эволюции экономического положения рабочего класса, то обычная схема, которая давалась ис-

стр. 237

следователям в этом процессе, как-то: заработная плата, рабочее время, бюджет, санитарно- гигиенические условия, рабочее законодательство, - все это, указывает докладчик, для марксистского изучения явно недостаточно. И эго подлежит марксистскому изучению, но в другом смысле и под другим углом зрения. Так например нужно изучать, отмечала т. Панкратова, не положение пролетариата вообще, а дифференцировать его по районам, отраслям производств и тому подобное, чтобы не потонуть в груде фактического материала в этой проблеме. Основное, что должен иметь в виду историк-марксист, по мнению г. Панкратовой, это зависимость от той или иной экономической структуры капитализма, методов и форм капиталистической эксплоатации в связи с процессом перехода от "класса в себе" в "класс для себя".

Первоочередной своей задачей историк-марксист, как указывала т. Панкратова, должен поставить и задачу изучения формирования идеологии пролетариата. С этой точки зрения необходимо изучить этапы рабочего движения. Особенно большую роль для выяснения развития классового самосознания должно сыграть - изучение стачечных волн 1905 - 1917 г, проблема изучения мелкобуржуазных течений в русском рабочем движении, как-то: экономизм, ликвидаторство, меньшевизм, социал-шовинизм (гвоздевщина) и т. д. Профсоюзы и партия и их роль в классовом оформлении пролетариата, влияние западноевропейского рабочего движения на движение пролетариата России, а также другие проблемы были выделены т. Панкратовой.

Основной нитью доклада т. Панкратовой было выдвижение необходимости коллективного принципа при изучении истории пролетариата. Особенно этот коллективный принцип нужен при исследовании совершенно почти неразработанной проблемы особенностей развития и положения пролетариата СССР после Октябрьской революции.

Предложенная схема т. Панкратовой вызвала очень живую дискуссию. Некоторые товарищи, соглашаясь с необходимостью увязки изучения истории пролетариата с общей схемой экономического развития, как это делала т. Панкратова, предостерегали ее от переоценки экономики в этой области, находя, что в ее схеме получается "чрезмерное давление старой схемы Туган-Барановского". "Тов. Панкратова - указывали некоторые товарищи - берет схему Туган- Барановского, т. е. петровскую фабрику, эволюцию крупной фабрики и далее фабрику капиталистическую. В результате выпадает ряд вещественных проблем для истории истоков пролетариата, связанного с истоками капиталистической промышленности". "От такого сужения в рамки одной схемы надо предостеречь, - указывали эти оппоненты, - потому что в результате получается и сужение поставленных проблем"

По мнению некоторых товарищей, критикующих схему т. Панкратовой и изучение экономики имеет для нас значение в той мере, в какой она является базисом, который определяет ход классовой борьбы. Подходя с этим общим положением к истории пролетариата, мы должны помнить, что центральной проблемой является история классовой борьбы пролетариата. Поэтому - указывали сторонники этой точки зрения, - основной проблемой при изучении истории рабочего класса должно быть изучение рабочего движения, тогда как в тезисах у т. Панкратовой эго г момент пропадает и не является самостоятельным в той же мере, как эволюция экономического положения пролетариата. В связи с этой установкой эти товарищи выдвигали изучение не кустарной и другой промышленности, а стачечного движения, а все остальное постольку, поскольку оно является фоном и помогает пониманию общего движения.

Некоторые товарищи указывали, что т. Панкратова поставила ряд новых проблем, по которым должно пойти изучение пролетариата в СССР. Но в ее схеме, по мнению этих товарищей, не все договорено, "не все проблемы увязаны в центральный узел проблем, у ней остались прагматика проблем, если можно так выразиться и целая куча проблем, а схемы, которая бы увязала все проблемы вместе, - нет". Неясно также поставлен ею вопрос об объеме и охвате изучения.

По мнению многих товарищей, директивой данной конференции в вопросе разработки истории пролетариата СССР должно быть исследование процесса созревания пролетариата в отдельных современных национальных республиках, входящих теперь в СССР. В связи с этим возник и другой вопрос о проблемах рабочего движения с точки зрения взаимодействия метрополии и колоний, о связи этапов рабочего движения с этапами созревания национально-освободительного движения в колониях и т. п. Изучение этого вопроса до сих пор еще идет по признаку того, что ближе к

стр. 238

Москве - указывали товарищи с мест. И с этой точки зрения, по мнению этих товарищей, нужно перестроить схему т. Панкратовой несколько иначе, а именно не только с точки зрения общих проблем, но принимая во внимание и местные проблемы.

Доклад т. Яворского "О современных антимарксистских течениях в украинской исторической науке"

Собственно украинская историческая наука сложилась на грани XVIII - XIX века на базе мелкобуржуазных тенденций, на базе развития украинского национализма, указывает т. Яворский. Идеи казацко-сословной автономии не могли удовлетворить мелкую буржуазию. Поэтому в первой половине XIX столетия в период развития национальной мелкой буржуазии она выдвинула в лице Костомарова новую теорию своего самоопределения - демократическую теорию. Но и программа Костомарова не могла удовлетворить мелкобуржуазный национализм, потому что на стороне последнего оставались остатки феодализма, носители украинской автономии. Эта прослойка выдвинула свою буржуазную теорию украинского исторического процесса - антидемократическую теорию Кулеша. Кризис украинского национализма в 60-х годах, указывает т. Яворский, приостановил дальнейшее развитие этих исторических концепций. Он выдвинул аполитичную школу - документального критицизма, культурничества, школу, господствующую всю вторую половину XIX века, возглавляемую Антоновичем, а позднее и проф. Багалеем, усиленно отрицающую всякую закономерность в историческом процессе. В конце XIX - нач. XX века элементы украинского национализма, по мнению т. Яворского, получили широкую базу в развитии мелкобуржуазных хозяйств на Украине, особенно после столыпинской реформы. Были выдвинуты две новые исторические концепции украинского исторического процесса, - новые исторические попытки самоопределения украинского национализма в лице Грушевского и В. Липинского. Схема Грушевского, как указывает т. Яворский, это дальнейшее развитие схемы Костомарова с некоторым видоизменением в сторону анархо-федерализма. Весь украинский исторический процесс с точки зрения Грушевского - это бесклассовый исторический процесс, и бесклассовому крестьянству, по его мнению, будет принадлежать будущее.

Что же касается Липинского, то он (в 1909 г.) выдвинул схему возрождения сословной казацкой монархии.

С наступлением Октябрьской революции, указывает т. Яворский, естественно, что эти теория переживают кризис. За последнее время наблюдается оживление буржуазных течений. Помимо общих причин для этого усиления буржуазных тенденций, т. Яворский указывает и на специфические, а именно на то, что западная часть Украины осталась в пределах влияния буржуазной Европы и на ней оказалась польско-украинская эмиграция. Среди последней г. Яворский констатирует наличие двух течений. Одно возглавляется Липинским,. выдвинувшим целую программу реконструкции исторического процесса по своей старой схеме с некоторыми внешними изменениями. Это - схема организации общества с советской формой устройства внизу и с сословным аристократическим господством, в виде монархизма наверху. Другое течение докладчик видит в возникновении украинского фашизма в лице Дронцова, носителя идеи украинского монархизма, отказывавшегося в своих старых работах от всех старых националистических схем, в том числе и схемы Грушевского, и выдвигавшего программу монархизма путем создания союза освобождения Украины для выявления активных элементов фашизма.

Что же касается УССР, то т. Яворский, отмечая причины оживления и здесь буржуазных течений, различает среди них тоже два течения, а именно: правое крыло в лице народнической школы академ. Василенко - течение, очень слабое на Украине, но совпадающее с программой Липинского, и второе течение, возглавляемое Грушевским, имевшим, по мнению докладчика, весьма солидную базу в виде ядра молодых работников вокруг себя. Стоя по существу на стороне анархо-федералистической теории бесклассового исторического процесса, Грушевский, как и Милюков, что и было подчеркнуто М. Н. Покровским в своем выступлении, возлагает сейчас все свои надежды на крестьянство, на его восстание против советской власти. Тов. Яворский указывает, что хотя Грушевский на своем юбилее 1926 г. и заявил о своем присоединении к лозунгам Октябрьской революции, но примирился он с ней лишь постольку, поскольку она дала самостоятельность Украине, оставаясь по существу на своей же старой позиции.

стр. 239

Тов. Яворский остановился и на анализе третьего течения в Украинской исторической науке, течения, которое стремилось притти к марксистам, оставаясь но существу на принципе экономического материализма. Весь "марксизм" понимается ими в том смысле, оказывает т Яворский, что они в своих работах излагают экономическую базу Украины, не понимая ни сущности классовой борьбы, ни диалектического процесса истории.

И, наконец, четвертое течение отметил т. Яворский уже среди марксистов - это различные антимарксистские уклоны и тенденции под влиянием мелкобуржуазных элементов в современности, где марксизм подменяется автономизмом, как у Оглобина, этнографизмом и т. п. Наличие этих элементов, особенно этнографизма, представляет довольно распространенное явление в республиках в силу молодости марксистской исторической мысли и в силу понятной сложности его условий работы. Этот момент отмечен и в резолюции, принятой конференцией. Отсюда возникают и задачи, которые стоят перед историками-марксистами Украины как и всего Союза: эта борьба с явно враждебными элементами, а также борьба с извращением марксизма, с теми, которые приходят к нам, не стряхнувши старого мелкобуржуазного наследства, в том числе и с идеологией народнических остатков, сплачивая силы за революционной воинствующий марксизм против вульгарного экономического материализма и национального марксизма. Выдвижение этих задач как основных политических положений и в работе этой секции, и в резолюции, принятой на конференции, революции политического руководства на местах, имеет большое значение. Тем более, что и на самой конференции, в частности в работе секции народов СССР, правда, в слабой степени, но сказывались элементы некоторого национального перегиба и этнографизма.

Правда, работа украинских историков-марксистов протекает в отличных и более тяжелых условиях, чем работа русских историков-марксистов. Враждебный исторический лагерь на Украине получил большее значение, большее влияние, чем в других местах. Выступавшие товарищи соглашались, что одним из враждебных центральных пунктов является теория Грушевского как типичного сейчас представители псевдо-марксизма, и отмечали, что т. Яворским не дан достаточно четкий анализ схемы Грушевского, как в частности некоторые не соглашались с оценкой взглядов Грушевского на характер украинского пролетариата, данной т. Яворским. Тот Грушевский, который приходит к нам, чтобы использовать пролетарскую революцию ради национальной идеи, по мнению некоторых товарищей не сюит на точке зрения, что окончательная украинизация пролетариата будет окончательным пунктом укрепления гегемонии украинскою пролетариата. В органе Академии наук, в одном из последних номеров, указывали выступавшие, он бросает лозунг "селянська-робiтнича Украiна", "селянська робiтнича революция", т. е. взгляд, противоположный нашему. В этом и заключается по выражению тов. Гуревича "тот троянский конь, с которым приходит на территорию Украины М. С. Грушевский". Грушевский сделал ряд тактических уступок, но ни одной принципиальной, и группирует вокруг себя целый ряд историков.

Ряд товарищей указывал на необходимость связи и тесной научной информации не только в целях научно-исторической работы, но и в целях борьбы с этими националистически-буржуазными течениями в той или иной форме. С этой точки зрения, и доклад т. Яворского и развернувшиеся прения имели колоссальное значение для устранения существовавшей до сих пор оторванности между РУССКИМИ и украинскими историками, когда взаимный опыт необходим. Прения вскрыли, что на Украине происходит очень оживленная научная работа и очень оживленная политическая борьба, в ситу большою обострения и выявления гам буржуазных и псевдо-марксистских течений. Необходим контакт для выработки единого фронта борьбы и для выработки единой твердой революционно-марксистской линии. Этот вопрос в связи с украинскими историками приобрел тем большее значение, что в прениях на конференции выяснились и ошибки отдельных украинских историков-марксистов, выражающиеся в некотором преувеличении своих национальных особенностей, в некотором выдвигании во главу угла национального момента за счет марксистского классового подхода. Так т. Гуревич попытался обнаружить "великодержавный шовинизм" в работе т. Нечкиной "Общество соединенных славян", работе "Об обществе, которое образовалось на Украине", говорил т. Гуревич, "об обществе, которое вышло из украинского общества, обществе лю-

стр. 240

дей, которые, собственно, вскормились на украинских традициях "Достаточно того факта, что в "катехизисе" Соединенных славян не было упомянуто Украины, чтобы в этой книге автор смог так искусно абсолютно обойти вопрос о влиянии украинских культурных и прочих традиций на формирование идеологи и программы этого общества". И другой факт, на который указывает т. Гуревич, был тот, что издательством Ком академии в выпущенном в 1927 г. II томе "Крестьянское движение в 1917 г." употреблялось (по случайной небрежности, как позже указывал М. Н. Покровский), старая терминология обозначения географических границ Украины.

В итоге - в прениях ряд товарищей указывал, что по вопросу об "Обществе соединенных славян" точка зрения т. Гуревича есть отголосок той концепции украинского декабризма, которую выдвинули три украинских академика - Ефремов, Багалей и Грушевский, и которая сводилась к тому, что существовал некий неведомый науке "украинский декабризм". По мнению этих академиков, особенности "украинских декабристов" в том, что они шли по линии национальных мечтаний, по линии возрождения самостийной Украины, по линии украинской национальной идеологии, хотя и нет ни одного факта, который смог бы подтвердить эту концепцию, -указывали товарищи, изучавшие этот вопрос.

Тов. Нечкина отметила, что требование о связи декабристов с концепцией украинского национализма не имеет под собой ни малейших исторических оснований, если итти за фактами, а не за теми повисшими в воздухе концепциями украинского декабризма, "которого не существует в природе". Особенности экономики Украины в работе о "Славянах" были учтены, но наличие в истории некоторого своеобразного "украинского декабризма" отрицаюсь как т. Нечкиной, так и другими выступавшими историками-марксистами. Правда, выступление т. Гуревича не разделялось другими украинскими товарищами.

Тов. Покровский, принявший участие ь обсуждении этого вопроса, также отметил, что "во всяком случае я должен сказать, то обвинение в великодержавности, которое здесь было брошено - это чистейшее недоразумение. Я должен сказать, - подчеркнул М. Н. Покровский, - что в речи т. Гуревича было другое место, которое меня беспокоило больше, чем та неряшливость, которая имеет место в наших статистических таблицах - это место по поводу Соединенных славян. В частности, т. Рубач стремился обосновать положение т. Гуревича тем, что так как Кирилло- мефодиевцы произошли от Соединенных славян, то и у последних была украинская основа" М. Н. Покровский в своем выступлении предостерегал от подобного рода обобщений.

"Тов. Рубач, вы здесь сами говорили относительно того опасного влияния, которое могут оказать на подрастающее поколение некоторые идеалистические концепции. Представьте себе, что когда- нибудь будет доказано, что идеология Соединенных славян польского происхождения, тогда выйдет, что вся украинская идеология польского происхождения".

"Марксизм, - отмечает далее М. Н. Покровский, - знает только классовую идеологию. Правда, в этой классовой идеологии встречается национальное преломление, но в основе лежит все-таки класс. В том-то и дело. И право каждого марксиста, - указывал М. Н. Покровский, - классовый момент поставить выше национального и при рассмотрении идеологии в первую очередь выдвигать класс". И, по мнению М. Н. Покровского, т. Гуревич в этом вопросе "о проявлении великодержавности" у русских историков-марксистов "невероятно перегнул палку, чрезвычайно ее перегнул. И если такого рода перегибы палки возможны, - подчеркивал М. Н. Покровский, - то это лучше всего объясняет влияние Грушевского до сегодняшнего дня. И против этой опасности приходится товарищей украинцев предупредить и предупредить особенно потому, что мы должны создать единый фронт, единый марксистский фронт, поскольку наши враги этот единый фронт уже создали". Тов. Гуревич в слове по личному вопросу отказался от обвинения в "великодержавном шовинизме".

В итоге - в процессе прений вскрылись ошибки среди украинских историков-марксистов не только в этом направлении националистического перегиба, но и в вопросе невыдержанности большевистской концепции в некоторых работах украинских историков-марксистов. В частности указаны подобного рода ошибки в книге самого т. Яворского "История Украины", изданной в 1926 г.

В своем выступлении т. Горин отметил ряд ошибок т. Яворского в этой работе. Например, ошибочно утверждение

стр. 241

что "буржуазия на Украине в 1905 г. была революционной силой, и удельный вес ее был настолько велик, что она заставила самодержавие итти на уступки", между тем самодержавие сделало уступки в силу боязни рабочей революции. То же по отношению к буржуазии в 1917 г.: по учебнику т. Яворского выходит, что в 1917 г. в феврале буржуазия произвела на Украине революцию, а не рабочие массы. В итоге - дается иная оценка расстановки классовых сил, чем это было в России. И эта оценка расстановки классовых сил в революционном движении XX в. приводит, как указывал т. Горин, к отсутствию определенной марксистской схемы. Отсутствие этой четкой, действительно марксистской схемы, по мнению т. Горина, приводит т. Яворского к ряду небольшевистских положений, которые и цитировал т. Горин в своем выступлении. "Я думаю, - отмечал т. Горин, - что цитаты, приведенные мною, случайны. Я не пытаюсь их представить как части какой-то уже оформившейся схемы. Но, во всяком случае, это не помешает нам притти к заключению, что из тех ошибок, которые я сейчас приводил, нужно сделать определенный вывод, что в борьбе - с немарксистскими схемами на Украине, схемами реакционными, которые часто стараются принять защитный цвет, необходима решительная борьба, а для этого и нужна ясная, четкая марксистская схема и никаких уступок идеологии мелкобуржуазного национализма".

Доклад т. Корбута "Рабочее законодательство в 3 и 4 Государственной думе".

Докладчик изложил содержание законов, прошедших через 3-ю Госуд. думу, и законодательных попыток в области рабочего вопроса в 4-й Госуд. думе. Ряд товарищей указывал на отсутствие в докладе правильной методологической установки, на отсутствие характеристики особенностей рабочего законодательства, - не с точки зрения юридического толкования каждого закона, а с точки зрения развития классовой борьбы в России, с точки зрения тех классовых пружин, которые толкали законодательство в данный период классовой борьбы.

Доклад т. Галузо "О периодизации национально-освободительного движения в Средней Азии".

Первый период, который выделил т. Галузо и на рассмотрении которого он остановился, это период эпохи завоевания Средней Азии русскими, период, сопровождавшийся волной национально-освободительного движения в различных районах. Конкретной революционной задачей, стоявшей перед этим движением, была борьба за самостоятельность как объединенных народностей края, так и борьба за объединение их. Преодолеть свою экономическую отсталость Средняя Азия могла, по мнению докладчика, в данный момент только через быстрое развитие капитализма, что могло осуществиться двумя путями. Путь первый, указывал докладчик, наиболее легкий, наименее мучительный, обеспечивающий быстрое развитие капитализма - это путь сохранения самостоятельности народов Средней Азии, т. е. отсутствие колониальной эксплоатации. Второй путь - мучительный и медленный - развитие капитализма, когда Средняя Азия "завоевывается" одной из капиталистических стран и обращается в ее колонию с вытекающими отсюда экономическими последствиями консервированием феодализма и т. д. В этих условиях, указывает т. Галузо, борьба за самостоятельность была борьбой прогрессивной, борьбой революционной за первый путь экономического развития Средней Азии. Что же касается расстановки классовых сил при этой борьбе, то, по мнению т. Галузо, в сохранении самостоятельности Средней Азии были заинтересованы все ее классовые группировки, за исключением очень тонкой феодальной верхушки - знати, связанной торговыми интересами с Россией и стоящей за добровольное ей подчинение. Лозунг газавата, появившийся впервые в этот период, и был, по мнению докладчика, лозунгом борьбы всех иноверных против всех русских.

В дальнейшем докладчик остановился на характеристике экономического положения Средней Азии в период господства России, давшего некоторый толчок к развитию там капитализма, но и задержавшего его путем сохранения феодальных остатков в целях эксплоатации ее как своей колонии. Остановился т. Галузо и на рассмотрении вытекающих отсюда задач национального освободительного движения, а именно свержении этого господства как политического, так и экономического. Эта задача, ясно обрисовавшаяся перед национальным освободительным движением, по указанию т. Галузо, в последней четверти XIX столетия все

стр. 242

же остается невыполненной вплоть до конца гражданской войны (1920 г.). Февральская революция делит задачу на две части: до Февраля национальному движению Средней Азии противостоит крепостническое самодержание, а "за его спиной русский промышленный капитал, а позже империализм; после февраля национально - освободительное движение сталкивается непосредственно лицом к лицу с русским империализмом".

Что же касается расстановки классовых сил в этот период, то, по мнению докладчика, господство русского капитала дифференцировало как туземное население, так и русское. (В результате русской колонизации края, указывает т. Галузо, в Туркестане насчитывалось до 30000 русского пролетариата и некоторое количество бедняцких и середняцких семей и поселенцев-кулаков). И чем ближе к революции 1917 года. тем национально-освободительное движение, по мнению докладчика, все более дифференцировать на движение туземных господствующих классов и движение крестьянства и сельского пролетариата. Рост рабочего движения в городе ставит в порядок дня борьбу пролетариата с туземной буржуазией за гегемонию его в революционном движении. В дальнейшем, на основании этих общих признаков национально-освободительного движения в период господства России, докладчик намечает и дальнейшую его периодизацию. Второй период (от конца 70-х до конца 90-х гг. XIX века), по мнению т. Галузо, характеризуется как переходный этап от борьбы за самостоятельность к борьбе за полное освобождение. В смысле движущих сил этот период характеризуется отсутствием рабочего движения и началом крестьянского, а также борьбой городских ремесленников. Движение "туземной знати" и "духовенства", по мнению т. Галузо, не дифференцировалось от движения крестьянского против господства русских товаров. Оно идет под лозунгом газавата и "восстановления Кокандского ханства", и ведущую идеологическую роль играет в том знать и духовенство.

Третий период национально-освободительного движения, по мнению т. Галузо, простирается от начала XX века и до восстания 1916 года. Характеризуется он ростом крестьянского движения. Наряду с этим, указывал докладчик, имело место движение торговой буржуазии и духовенства, которые, выдвигая свои лозунги борьбы против неверных, обнаруживали в то же время страх перед растущим крестьянским движением. 1905 год положил начало движению буржуазных демократов, которые отстали в своих программных требованиях, выдвигая лозунг борьбы за капитализм. В своих практических требованиях - они не шли дальше "национальной культурной автономии". Этот период докладчик отмечает ростом движения русского и туземного пролетариата, который делал попытки с 1905 года взять крестьянское движение под свое руководство. Но смычка происходит позднее, - в революцию 1937 г., которая и является уже четвертым периодом в национально-освободительном движении. Революция 1917 года, по мнению т. Галузо, могла итти в Средней Азии двумя путями - либо под руководством местной буржуазии, либо под руководством пролетариата. В последнем случае, указывает докладчик, она должна была итти по пути перерастания из революции национально-освободительной в революцию против туземных господствующих классов. Кокандская автономия и вся история басмачества - это была борьба за первый путь. Борьба за советскую власть - второй. Победили советы, говорит т. Галузо, потому что второй путь был в интересах пролетариата и крестьянства. Их союз ликвидировал эксплоатацию местной и русской буржуазии.

Доклад вызвал значительную марксистскую критику с указанием ряда недостатков, которые во многом отношении могут быть отнесены и за счет новизны марксистской методологии в истории Средней Азии, хотя здесь в секции истории народов СССР и впервые ставились основные вопросы марксистской истории Средней Азии, как и других автономных и союзных республик. Отсутствие марксистского наследства в изучении этого вопроса, естественно, ощущалось и в докладе т. Галузо и в последующих, связанных с историей отдельных народов СССР.

Основные возражения по докладу т. Галузо - это обвинение в нечеткой дифференциации торгового и промышленного капитала, не совсем правильная, с марксистской точки зрения, терминология и отсутствие конкретного учета социально-экономической структуры Средней Азии. Анализ революционных событий, указывали некоторые товарищи, требует географического, этнографического и экономического критерия. От-

стр. 243

сутствием этого фона они объясняли ошибки т. Галузо и в отношении выяснения революционных задач движения в Средней Азии, и в вопросе расстановки в нем классовых сил. Другие оппоненты указывали на несколько неправильное построение доклада т. Галузо в вопросе о ходе экономического развития Узбекистана. Отмечали и не дифференцированный подход к проблемам со стороны докладчика: отсутствие указания, какой капитализм развивался в Средней Азии, указывали оппоненты, спутывает представление о ходе экономического развития, на фоне которого происходила классовая борьба, явившаяся предметом периодизации в докладе т. Галузо. Указывали оппоненты и на недифференцированный подход докладчика к классовым моментам, как отсутствие анализа "знати", попутно отмечая и неправильное употребление им термина. Обвиняли т. Галузо и в некотором абстрагировании вопроса, схематичности, отсутствии достаточного анализа и учета конкретных фактов движения. В связи с этим отсутствием конкретного исторического анализа ряд товарищей находил и наличие погрешностей в периодизации т. Галузо, и не соглашались с ней. Они выдвигали другую: первый период до революции 1905 года, второй от 1905 до 1917 г. и третий - с Октябрьской революции до настоящих дней. В счет минусов ставилась докладчику и его попытка рассмотрения истории только узбекского народа, не рассматривая истории всего тюрско-татарского народа на всей территории Средней Азии; не соглашались также с толкованием докладчиком лозунга газавата, вопроса о панисламизме и т. п. Очень большую дискуссию вызвал вопрос о прогрессивной или регрессивной роли завоевания царизмом Средней Азии. Тут выявилась довольно различные точки зрения в среде марксистов по этому вопросу. Ряд товарищей указывал на прогрессивную роль, которую сыграли завоевания Средней Азии Россией, другие стояли на противоположной точке зрения, указывая, что эта прогрессивность была только с точки зрения капитализма, а не с точки зрения тех масс населения, которые давила царистская колониальная политика. Любопытно отметить, что почти все выступавшие представители с мест давали доказательства большой научной работы, проделанной на местах, в деле создания марксистской истории той или иной республики СССР.

Доклад г. Махарадзе "История Грузии XIX века"

Тов. Махарадзе в своем докладе захватил период, начиная со второй половины XVIII века и кончая XIX веком. Здесь проявилось то же, что и в отношении первого доклада. Отсутствие четко разработанной экономической истории республик, и в частности всего Закавказья, несколько затрудняли изложение истории Грузии в XIX веке. Благодаря этому докладчику зачастую приходилось ограничиваться лишь социально-политической историей.

Разложение Грузии в конце XVIII века, сопровождавшееся внешними и внутренними феодальными войнами, по мнению докладчика, могло иметь двоякого рода последствия: или завоевание ее Персией и Турцией или подчинение Грузии России в той или иной форме. Этого хотели, указывает т. Махарадзе, "правящие круги" Грузии, думая, что Грузии будет предоставлена в этом случае внутренняя самостоятельность. В итоге, Грузия имела не простое подчинение, а была завоевана посредством "штыка". В дальнейшем, докладчик подробно остановился на периоде господства российского торгового, капитала в Грузии и на ее колонизации, рассматривая в этом процессе несколько периодов. "Установление в Грузии в начале XIX века русского правительства означало начало кардинальнейших перемен как во внешней, так и во внутренней жизни грузинского народа", а именно - окончательное разложение феодализма, прекращение войн и введение новых порядков, вызвавших недовольство, переходящее позднее и в открытое восстание.

Останавливаясь на экономике Грузии в первой половине XIX века, докладчик указал на усиленное развитие в ней внешней и внутренней торговли. Что же касается классовой дифференциации в этот период, то, по его мнению, грузинское дворянство, частью идя на службу русскому правительству, частью занимаясь помещичьим хозяйством, в целом усиленно эксплоатировало крестьянство. Последнее испытывало двойной гнет и царской политики, и местного дворянства. В итоге 40-е и 50-е гг. характеризуются, как указывает т. Махарадзе, волнениями, переходящими " террористические акты. Далее, т. Махарадзе развертывает картину экономических последствий для Грузии отмены крепостного права, еще более ухудшавшей положение крестьянства, давшей

стр. 244

процесс пролетаризации, ряд волнении и в итоге широкую революционную войну в 1902 - 1906 гг.

70-е и 80-е годы XIX столетия характеризуются т. Махарадзе как годы развития промышленного капитализма в Грузии, а следовательно, и роста городскою пролетариата, находящегося в тисках особенной эксплоатации и получившего благодаря этому особую революционную закалку. В итоге, в самом конце XIX столетия, в Грузии имеется уже сильное рабочее движение.

Несмотря на русификаторскую политику царизма, Грузия вместе с экономическим ростом, по мнению докладчика, в течение XIX века переживает также процесс культурного развития.

Основной стержень, на котором базировался доклад, - это был вопрос о прогрессивной роли владычества России в Грузии. Это положение т. Махарадзе вызвало большую дискуссию и понятные возражения почти со стороны всех выступавших и, в частности, М. Н. Покровского, указавшего "а слишком большую мягкость тонов, характеристики аннексии Грузии Россией, сделанной докладчиком.

М. Н. Покровским была подчеркнута очень важная мысль, что Россией был совершен этот захват в порядке борьбы за Константинополь как за плацдарм против Турции.

Доклад т. Ратгаузера "Социальная сущность партии "муссават".

С точки зрения докладчика, партия "муссават" никогда не была партией мелкой буржуазии ни по составу, ни по программе. Она была партией "чисто буржуазной" с ориентировкой на русский промышленный капитал. Явилось это вследствие того, что тюркская буржуазия в Азербайджане, по мнению докладчика, образовалась не в результате нормального развития хозяйства Азербайджана, а при помощи иностранного и русского капитала, находясь от него в полной зависимости и не представляя в силу этого самостоятельной политической силы. Промышленный кризис пореволюционного периода и развитие революционного движения затрудняли, по мнению докладчика, дальнейшее политическое оформление тюркской буржуазии, вследствие чего и образование "муссавата" как политической партии произошло только в июле 1917 г.

Этот вопрос о периоде возникновения "муссавата" вызвал большую дискуссию. Ряд товарищей возражал против высказанного положения т. Ратгаузера, что партии "муссават" до революции не существовало, указывая, что в 1912 г. были уже программа и устав этой партии. Хотя организация и не была создана, но все-таки они относили возникновение "муссават" именно к этому моменту. По мнению докладчика, партия "муссават" возникла только в июле 1917 г. после соединения с ганджинскими помещиками, когда уже обострилась борьба бакинского пролетариата против капитала, и тюркская буржуазия, сознавая свою слабость и неорганизованность, поняла, что революция пойдет дальше обычных лозунгов равноправия.

В дальнейшем она оформляется в Закавказском сейме, объединившись с ганджинскими помещиками как партия тюркской буржуазии, с лозунгами аграрной реформы и независимости от Турции. Оккупация Азербайджана Турцией ослабила партию "муссават", окончательно оформившуюся с приходом англичан, как партия тюрской буржуазии, находящуюся в союзе с английским империализмом меньшего масштаба. Но даже вопрос о социальной сущности партии "муссават" вызвал большую дискуссию в определении классового характера этой партии. При этом выявились три различных точки зрения. Один из выступавших определял партию "муссават" как партию реакционной крупной промышленной буржуазии, другие - как национально- революционную и мелкобуржуазную по своему составу, гретый находили в ней черты, близкие русскому меньшевизму, и, наконец, четвертые определяли ее как партию крупных помещиков. Это положение указывает на необходимость привлечения еще большего материала по этому вопросу. Для исследования социальных корней партии, отмечали оппоненты, необходим анализ состояния не только бакинской промышленности, но и всего хозяйства Азербайджана в целом, учитывая и влияние иностранного капитала. Отсутствие истории конкретной экономики края сказалось и в данном докладе, хотя уже в меньшей степени.

Доклад т. Зорьян "О состоянии современной армянской историографии".

Делая обзор армянской истории с 18 века по настоящее время, т. Зорьян различал в ней два периода. Первый - до образования советской Армении - ха-

стр. 245

рактеризовался им как полное господство буржуазии. Второй период - с образования советской Армении и до сегодняшнего дня. В последнем периоде т. Зорьян различает три направления: упомянутое буржуазное направление, псевдо-марксистское, по существу опирающееся на основы буржуазной идеологии, но пытающееся приблизиться к некоторым положениям марксизма, и, наконец, зарождающееся марксистское направление. Ряд товарищей указывал еще на наличие псевдомарксистов, главным образом, из лагеря меньшевиков, например, Давид Ананун, Алдабидьян и др., относя указанных товарищем Зорьяном Лео и Манандзяна, как псевдо- марксистов, к типичному буржуазному течению. Основною задачей, стоящей перед современной марксистской исторической наукой, является, по мнению докладчика, объединение марксистских сил, как для научной работы, и в первую очередь исследования новейшего периода истории армянского народа, так и для борьбы с антисоветскими, антимарксистскими течениями. Поскольку история Армении является очень тесно связанной с историей других народов Закавказья, т. Зорьян выдвигал необходимость, особенно в данном случае, проведения принципа коллективности в работе, объединяясь и в научных, и в политических целях вокруг тифлисского общества историков-марксистов. В развернувшихся прениях ряд товарищей выдвигал необходимость осуществления задач изучения, основанных на изысканиях академика Марра, указавшего на общекавказские источники происхождения языка, культуры и т. д.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Всесоюзная-конференция-историков-марксистов-III-СЕКЦИЯ-ИСТОРИИ-НАРОДОВ-СССР

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Всесоюзная конференция историков-марксистов. III. СЕКЦИЯ ИСТОРИИ НАРОДОВ СССР // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Всесоюзная-конференция-историков-марксистов-III-СЕКЦИЯ-ИСТОРИИ-НАРОДОВ-СССР (дата обращения: 24.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
200 просмотров рейтинг
15.08.2015 (832 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА РИЖСКИХ РАБОЧИХ В 1905 ГОДУ
Каталог: Экономика 
9 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОЙ НАЦИИ
Каталог: Философия 
9 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
21 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Всесоюзная конференция историков-марксистов. III. СЕКЦИЯ ИСТОРИИ НАРОДОВ СССР
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK