Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6888

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Пленарное заседание секции, вызвавшее большой интерес и привлекшее большое количество делегатов и гостей, было посвящено заслушанию доклада Н. М. Лукина на тему "Проблема изучения эпохи империализма".

Характеризуя состояние научной разработки проблем предвоенного империализма, докладчик отметил, что со времени окончания мировой войны в научных буржуазных кругах Европы и Америки наблюдается повышенный интерес к целому ряду проблем довоенного империализма, стимулируемый классовой борьбой и борьбой на арене мировой политики.

Два революционных потрясения - Октябрьская революция в России и Германская революция 18- го года - способствовали тому, чтобы были приоткрыты тайны дипломатической кухни и необходимые источники для изучения международных отношений - дипломатические документы, лежавшие десятилетиями под спудом, вышли на свет божий.

Вслед за русскими публикациями появилась германское издание дипломатических документов "Die Crosse Politik", дошедшее теперь до 40 томов, "Белая немецкая книга" и т. д., французские и английские публикации. Помимо вышеупомянутых материалов издается огромная мемуарная литература, а также целый ряд исторических работ, посвященных проблеме происхождения мировой войны и ряду других актуальных проблем предвоенного империализма.

Публикация документального материала не является объективной, а выходящая литература по различным проблемам довоенного империализма на 90% не является марксистской и часто даже враждебна марксизму и требует предварительного учета, критического анализа, коренной переработки всего огромного материала. Все это является ударной задачей марксистской историографии. В дальнейшем т. Лукин сделал центром своего доклада рассмотрение двух проблем: проблемы хронологических рамок эпохи довоенного империализма и вопрос о причинах живучести реформизма.

Он указал, что эпоха империализма не исчерпывается своеобразными явлениями в области экономики, экономической политики и что этот период характеризуется также рядом специфических изменений в общественной структуре, в политических группировках, в значении государства и парламентерской системы, рабочем и социалистическом движении и установил новую периодизацию предвоенного империализма.

Определение начала эпохи империализма наталкивается на ряд трудностей отдельные экономические черты эпохи становятся типичными в разное время; с другой стороны наблюдается хронологическое несовпадение при сопоставлении отдельных стран между собою.

Все же, поскольку это можно установить, уже с начала 80-х годов имеется:

1) усиление колониальной экспансии, 2) значительное развитие процесса кар-

стр. 246

тестирования, 3) появление новейшего протекционизма, 4) усиление экспорта капитала. Становится возможным отнести начало этой довоенной эпохи империализма к 80-м годам. С этого же времени с большей определенностью начинают выступать и социально-политические особенности империалистических государств, а также характерные для империализма черты рабочего движения и социализма.

Докладчик считает необходимым ввести также и дальнейшие подразделения. Период с 80-х годов до 1914 г. он разбивает на 2 части: на эпоху переходную с 80-х годов до 900 годов и на эпоху классического империализма - с 900-х годов до 1914 г.

Для этого последнего периода характерна особо важная роль экспорта капитала, а также монополия банков и деле организации промышленности, и с другой стороны - целый ряд изменений в области социально-политической, характерных для эпохи развитого империализма.

Десятилетие 1870 - 1880 гг. докладчик считает необходимым выделить в самостоятельное целое, в "предимпериалистический период", с которым история Западной Европы вступает в новую фазу.

В дальнейшем Н. М. Лукин рассматривает одну из важнейших особенностей эпохи империализма - вопрос о реформизме. В работах, относящихся к довоенному периоду, как подчеркивает докладчик, господствует чрезвычайно упрощенное объяснение этого вопроса. Крах германской социал-демократии и переход ее в лагерь соглашателей очень часто объясняют изменой вождей, в лучшем случае ссылаются на сверхприбыли, крохи которых, попадая в рабочие карманы, создают реформистские настроения среди пролетариата. Эти факторы играют известную роль, но корни реформизма лежат гораздо глубже. Необходимо изучить самый процесс формирования пролетариата в новейшее (время: а именно тщательно изучить те корни, откуда выходит пролетариат - из мелкобуржуазной среды, из городской среды или из деревни. Это чрезвычайно важно для того, чтобы определить физиономию различных слоев внутри пролетариата.

Сугубое внимание должно быть обращено на процесс диффузии рабочего класса в иную, чуждую социальную среду, Неизбежно происходит депролетаризация известных слоев рабочего класса, переход некоторой его части или в мелкобуржуазные прослойки или в разряд наемных служащих. Замечается также уход молодого поколения, детей лучших квалифицированных рабочих, за пределы того класса, к которому принадлежат их родители. Наконец, замечается переход части рабочих в ряды фабричной администрации.

Наряду с процессом диффузии рабочего класса в чуждую среду происходит процесс дифференциации внутри пролетариата. Известно, что намечается 3 группировки в среде рабочего класса: gelehrte - обученные, квалифицированные рабочие, не выполняющие автоматических функций в производстве. Вторая категория - это angelehrte или полуквалифицированные, полуобученные настоящие индустриальные рабочие. Третья группа - неквалифицированные, необученные рабочие.

Необходимо установить, в какие организации преимущественно входит каждый из этих слоев, тогда можно подойти вплотную к проблеме и определить, почему в капиталистических странах профсоюз делается оплотом реформизма. Важно также определить, как изменяется социальное и экономическое положение этих отдельных отрядов пролетариата и, какая из тенденций берет верх, тенденция загнивания или тенденция нивелировки. Только разрешение этих проблем, по мнению докладчика, приведет к более правильному разрешению вопроса о живучести реформизма. В заключение докладчик выражает пожелание, чтобы эта эпоха, несмотря ни методологические трудности ее исследования, стала объектом возможно более внимательного изучения историков- марксистов.

Доклад нашел широкий отклик в аудитории и вызвал многочисленные выступления товарищей.

Обсуждение доклада шло, во-первых, по линии обсуждения в целом проблемы империализма как чисто методологической проблемы, чрезвычайно важного и острого классового значения и, во- вторых, по линии критики позиции буржуазных и псевдомарксистских историков в этом вопросе.

Изучение истории эпохи империализма совершенно немыслимо, - говорит тов. Фридлянд, - без ясной и четкой методологически революционной политической установки. "Либерально- европейская буржуазная историография в изучении истории эпохи империализма дала очень много ценного, но дала, под углом зрения цельной, реакционной буржуазной системы". Попытка дать

стр. 247

историю эпохи империализма не под углом зрения революционного марксизма, а под углом зрения усвоения из марксизма той и или другой частицы, дает эклектическое истолкование этой эпохи.

Вопрос об империализме необходимо рассмотреть, - говорит тов. Зайдель, - с точки зрения соотношения между объективными факторами экономического развития и ролью партии и рабочего движения в эту эпоху. Субъективные факторы: партия, социал-демократия, ее политика в рабочем движении играют в эпоху империализма решающую роль. Этот момент обычно не учитывается буржуазными и псевдомарксистскими историками, как, например, акад. Тарле, который склонен появление левой социал-демократии объяснять случайными причинами, патриотическими чувствами со стороны рабочего класса и т. д.

Ряд товарищей делают предметом обсуждения предложенную докладчиком периодизацию империализма. Так, тов. Лурье, проводя аналогию между промышленным капитализмом и империализмом, указывает на трудность установления одного периода империализма, одинакового для всех стран. Не все страны в одно и то же время вступают в эпоху империализма, для одних стран это будут 80-е годы, для других 90-е годы, а для третьих-900-е годы и т. д. Можно установить в основном, что имеется империалистический и предимпериалистический период, но оговорившись, что эти периоды хронологически не совпадают и различны в отдельных странах.

Тов. Покровский указывает, что Москва является одним из центров, где разрабатывается предистория империалистической войны, влияние этого центра колоссально, его публикации заставляют буржуазных ученых пересмотреть еще раз целый ряд проблем о мировом соотношении сил. Эти публикации разоблачают и разоблачили империализм, а именно, самый опасный империализм, империализм английский.

Тов. Покровский указывает, что в деле установления буржуазными историками всякого рода хронологии решающую роль играет политический момент и иллюстрировал эту мысль целым рядом примеров из области опубликования документов империалистической войны.

Так, утверждает тов. Покровский, недавно появившееся на свет английское официальное издание дипломатических документов было предпринято со специальной целью доказать, что, если бы не был нарушен бельгийский нейтралитет, то Англия не вступила бы в воину. Этим изданием документов Англия пыталась спасти остатки британского престижа, но опубликовала такие материалы, которые разоблачили ее самое. Это издание на все 100% уничтожило легенду о бельгийском нейтралитете и показало, что уже в 1906 г. Бельгия была формальным союзником Англии и Франции.

В заключительном слове докладчик делает ряд дополнений в обоснование своей схемы периодизации. В вопросе периодизации нельзя проводить аналогии между промышленным капитализмом и империализмом, ибо эпоха империализма характеризуется тем, что процесс подтягивания стран отсталых к передовым странам совершается с головокружительной быстротой. Это позволяет распространять некоторые общие характеристики на целый ряд западноевропейских государств, а также и САСШ. Есть известные признаки, общие целому ряду передовых капиталистических стран, которые наблюдаются в том же самом периоде. В дальнейшем Н. М. Лукин указывает, что задача конкретного анализа - выявить те политические мотивы, которые заставляли буржуазных историков защищать ту или иную периодизацию империализма и в заключение подчеркивает ту классовую точку зрения, которую защищает по вопросу о реформизме.

По докладу т. Лукина выступали кроме вышеупомянутых следующие товарищи. По вопросу о периодизации империализма-Альперович, Горловский, по проблеме женского движения - Миловидова, по теории финансового капитала - т. Гиндин; по проблеме империализма с точки зрения загнивания капитализма Райский; Моносов, Фендель, Миронов указали на неразработанность ряда вопросов по истории рабочего движения.

Большой интерес вызвал доклад т. Фридлянда на тему - Итоги изучения Великой французской революции за 10 лет и задачи историков-марксистов. Т. Фридлянд поставил перед собой следующие задачи: 1) подвести итог проделанной историками-марксистами работы за 10 лет, 2) выяснить то место, которое занимает марксистская школа по изучению Великой револ. в исторической науке, 3) обратить внимание на ряд спорных проблем, выдвинутых в ходе марксистского изучения революции. Докладчик подробно останавливается на состоянии западноевро-

стр. 248

пейской буржуазной науки в области Великой французской революции. В докладе, прочитанном Саньяком в 1923 г. на Всемирном конгрессе в Брюсселе, в качестве родоначальников современного исторического исследования наряду с Жоресом назван также Тэн, в духе которого должно в дальнейшем пойти исследование Великой революции. Саньяк предлагает свою синтетическую схему всего революционного процесса в целом, причем подчеркивает, что между экономическим, политическим и духовным содержанием нет пропасти.

На том же Конгрессе Олар отметил, что во Франции изучение революции стало "делом правительственных организаций и частных усилий". Целый ряд фактов, по мнению т. Фридлянда, показывает, что в деле изучения Великой французской революции реакционная и либеральная школы историков представляют одно целое, они теснейшим образом связаны с правительством Третьей республики и используют изучение революции для борьбы с пролетариатом и его революцией.

Процесс диференциации в рядах историков - исследователей Великой революции идет по линии их отношения к историческому материализму и пролетарской революции. Для последнего пятилетия (1923 - 1928) характерен повышенный интерес к марксизму и попытки борьбы с ним. Причем такие историки, как Сэи, признавая значение экономического фактора, отказываются от признания наличия классовой борьбы в истории Великой революции. Олар же категорически утверждает, что марксизм абсолютно непригоден для изучения революции и выделяет экономический фактор, как момент, который ничего общего не имеет с марксистской трактовкой революции.

Все публикации по экономической истории Великой французской революции находятся в руках этой буржуазной, по преимуществу реакционной группы историков, они руководят "Центральной комиссией по экономической истории революции", в своих публикациях давая материал с вредной методологической установкой для подлинного объективного исследования.

Однако, процесс расслоения в рядах историков - исследователей привел не только к объединению враждебных марксизму сит, но и к формированию во Франции новой школы, школы Матьеза. Матьез не марксист, но значение его в том, что он в постановке проблем пошел дальше всех тех, кто работал одновременно с ним по этим вопросам. Экономическую проблему он ставит как социальную проблему, у него ясно выражен момент классовой борьбы, это делает его школу одной из наиболее близких к марксизму. Но в то же время школа Матьеза должна быть рассматриваема марксистами, как отдельное образование, как немарксистская школа, так как: 1) она отрицает прямые политические задачи, стоящие перед исследовательской работой по изучению Великой революции; 2) в своем методологическом подходе к изучению Великой революции Матьез недостаточно отчетливо представляет классовую природу робеспьеризма и "бешеных" и т. д. Матьеза нужно принять как представителя школы, ведущей борьбу за принципы классового изучения Великой революции, с которой марксисты могут солидаризироваться, но у марксистов имеются другие свои особые задачи.

Докладчик намечает основные этапы марксистской методологии в деле изучения Великой революции. Формирование марксистской школы он делит на 3 этапа: 1) обоснование точки зрения Маркса на революцию; 2) проблемы, поставленные перед изучением революции Каутским в конце XIX столетия и Куновым в начале XX столетия; 3) советская школа по изучению революции за последние годы.

Марксистская шкота в СССР, по мнению докладчика, датируется с 1919 г. (год появления работы Н. Лукина- "М. Робеспьер"). Фактическое изучение Великой французской революции начинается за последние 5 - 6 лет. За это время можно наметить несколько периодов в изучении Великой революции. В первый период советская школа марксистов дала общую картину революции под углом зрения классовой борьбы. Второй период, переживаемый нами в настоящий момент, имеет много отрицательных сторон. По целому ряду основных вопросов существует столько точек зрения, сколько существует марксистов.

Основное место в работах наших историков, - говорит докладчик, - занимает анализ якобинизма и борьба течений в рядах якобинцев, вопрос о борьбе классов во Франции в эпоху террора, анализ робеспьеризма, борьба между робеспьеристами и маратистами, отношение последних к бешеным, специальный вопрос о бешеных, в гораздо меньшей степени разработаны вопросы экономической истории революции. В активе имеется совместная работа Кунисско-

стр. 249

го и Позднякова "Об общинных землях" и Сказкина по вопросу "о феодальной реакции накануне революции". Как указывает докладчик, марксистская школа не дала ни одной фундаментальной работы, которая рассматривала бы крестьянство под углом зрения классовой борьбы. Этим объясняются разногласия по вопросу о социально-экономических процессах накануне революции и целый ряд других разногласий.

Доклад вызвал оживленный обмен мнений.

В прениях указывалось, что проблема изучения французской революции является делом не академическим, а политическим и вся западноевропейская историография так вопрос и ставит; исходя из этого, основной задачей историков-марксистов является образование самостоятельной школы и организованное выступление не только внутри СССР, но и вне его. Путем обостренного внимания к экономическому материалу и создания исследований по экономике революции, можно, по мнению ряда товарищей, изжить те разногласия, которые имеются среди марксистских исследователей по отдельным проблемам Великой революции. По докладу т. Фридлянда выступали следующие товарищи: Альперович, Васютинский, Зайдель, Захер, Камышан, Лукин, Рохкин, Щеголев.

К числу докладов, которые касались методологии изучения исторических вопросов, относится и доклад Потемкина, посвященный истории промышленной революции ("К вопросу о методологии истории промышленной революции").

В своем выступлении т. Потемкин сделал краткий обзор главнейшей литературы, посвященной промышленному перевороту, и должен был притти к тому заключению, что ни исследовательские, ни общие работы в буржуазной экономической и историко-экономической литературе не дают 'последовательной и выдерживающей марксистскую критику методологии проблемы промышленного переворота.

Положение вопроса в буржуазной литературе и неразработанность вопроса в марксистской литературе заставляют автора предложить методологическое построение этой проблемы.

С самой общей точки зрения промышленная революция есть прежде всего переворот в способе производства. Исследование же понятия "способа производства" у Маркса приводит к выводу о необходимости "Общественно - технического" критерия как основного критерия для установления эпохи промышленного переворота.

Промышленный переворот-это радикальный переворот в "органическом" способе производства, и с этой точки зрения промышленная революция - вполне ограниченный во времени феномен, хотя и не определяющийся точными хронологическими рамками. При этом независимо от национальных и географических различий развиваются сходные экономические и социальные явления, не повторяющиеся в последующий период.

Теория Маркса и индуктивное историческое исследование помогают, как утверждает докладчик, установить ряд отличительных признаков этого периода. В экономической характеристике промышленной революции необходимо отметить, что: а) нормы прибавочной стоимости далеко превосходят средние нормы эпохи; б) в эпоху промышленного переворота наблюдаются особые формы экономии на постоянном капитале, приобретающие особо хищническую форму. Предлагаемая методологическая установка резко дифференцирует промышленную революцию в текстильной промышленности от изменения в способе производства в области металлургии, ибо промышленная революция характеризуется применением маши", и с этой точки зрения ни пудлингование, ни бессемерование стали не являются промышленным переворотом; предлагаемая установка особо ставит вопрос об отношении аграрной революции к революции промышленной.

Промышленная революция может развиваться и без всякой связи с предшествующим аграрным переворотом, как это было в Англии, и вообще предполагает возможность иных предпосылок, которые обычно даются на основе английского примера.

Обращаясь к анализу конкретного материала-экономики Франции в первую половину XIX века - докладчик текстуально подтверждает, что целый ряд моментов, вытекающих из методологической установки, поверяется конкретным материалом, в особенности в области хищнического способа сбережения на постоянном капитале, выражающегося в эксплоатации детского труда, в увеличении и продолжительности рабочего дня и т. д.

Методология и исследование по французской экономической истории позволяют докладчику сделать следующие выводы.

стр. 250

Промышленная революция с точки зрения экономической характеризуется как радикальным переворотом в "органическом" способе производства, так и значительно превосходящими средний уровень нормами прибавочной стоимости и нормами прибыли, так как для отдельных отраслей и отдельных капиталов создаются особенные "анормальные" условия. Эти условия заключаются в том, что: а) увеличивается продолжительность рабочего дня за пределы среднего рабочего дня; б) заработная плата понижается ниже стоимости рабочей силы; в) капиталисты получают возможность пользоваться совершенно даровым трудом; г) формы сбережения на постоянном капитале носят особенно резко и хищно выраженный классовый характер...

С точки зрения социальной - промышленная революция независимо от географической и исторической среды есть подлинный период "бури и натиска". Положение рабочих характеризуется:

а) усилением процесса пролетаризации, б) удлинением рабочего дня и падением реальной заработной платы, в) привлечением женского и детского труда, г) ростом пауперизма.

С точки зрения технической - промышленная революция характеризуется применением машин, т. е. механизацией двигательной силы и рабочего инструмента до полного сведения роли рабочего к одному лишь наблюдению над производством продукта.

При обсуждении доклада указывалось, что определение, данное докладчиком промышленному перевороту, как эпохе бури и натиска, наталкивается на трудность периодизации промышленного переворота, потому что момент ломки в разных странах проходил по-разному и далеко не одновременно. Доклад, по мнению некоторых товарищей, ставит также необходимость и более точного установления отношения промышленной революции к аграрной революции. Ряд товарищей отмечает чрезвычайную ценность той методологической постановки вопроса, которую дал докладчик.

По докладу г. Потемкина выступали следующие товарищи: Арк-Ан, Вакс, Далин, Завитневич, Лавровский, Моносов, Ривлин, Фридлянд.

От докладов методологических мы переходим к ряду докладов, занимающихся анализом конкретного исторического материала. Здесь необходимо остановиться на одном докладе из области новой истории, из области тех проблем, которым до сих пор марксисты уделяли чрезвычайно мало внимания. Тов. Розенберг прочел доклад "Критика новейшей немецкой теории по вопросу о генезисе монархии Карла V".

Докладчик ставит своей целью, во-первых, критически изложить теорию немецкого историка Эмиля Дюрра, по вопросу о "генезисе монархи" Карла V", во-вторых, не "будучи согласен о основными положениями теории Дюрра, выдвигающей на первый план моменты чисто политического характера, докладчик стремится, на основе проработки первоисточников, вскрыть роль, которую играл в исторических событиях, тесно связанных с процессом генезиса монархии Карла V и в ее дальнейшей судьбе, ряд фактов социально-экономического порядка: роль лионских и женевских ярмарок, нидерландской текстильной индустрии, классовой борьбы в Испании, Нидерландах и юго-западной Германии и др.

Теория Дюрра тесно связывает проблем(у генезиса монархии Карла V с "проблемой внешней политики Карла Смелого Бургундского. Центр тяжести политики Карла Смелого Дюрр видит в борьбе против Франции. Этот же момент, по Дюрру, является основным в политике Габсбургов, "преемников Карла Смелого на бургундско-нидерландском престоле. Борьбе против Франции Дюрр приписывает важные с точки зрения генезиса монархии Карла V следствия.

Так, при Карле Смелом общая вражда Бургундии и Испании к Франции вызывает сближение между ними, в котором Дюрр видит зачаток будущего бургундско-испанского объединения.

В подчеркивании момента борьбы с Францией в теории Дюрра сказывается время ее создания - годы непосредственно предшествовавшие империалистической войне и первые годы войны.

Так же под несомненным влиянием империалистической войны другой немецкий историк Алоис Шульте в 1918 г. дал новое объяснение возникновения бургундско-швейцарской войны, в которой он увидел борьбу французской нации с немецкой. Докладчик подчеркивает, что как теория Дюрра, так и Шульте возникли в связи с международной ситуацией предвоенного и военного империализма, явились социальным заказом германской буржуазии, и в дальнейшем строит свой доклад на критике буржуазного понимания важнейших моментов генезиса монархии Карла V. Докладчик считает необходимым разобрать проблему бургундско-швейцарских от-

стр. 251

ношении, так как при этом раскрывается роль социально-экономических факторов, действовавших и в дальнейшей бургундско-габсбургской политической истории

Проблема возникновения бургундско-швейцарской воины по мнению докладчика, может быть понятна лишь в свете борьбы между лионскими и женевскими ярмарками во второй половине XV века Южно-германский капитал был заинтересован в лионских ярмарках; бургудская же политика стремилась привести лионские ярмарки к погибели. Здесь лежит корень конфликта, приведшего к войне. Противоречия между интересами торгового капитала, заинтересованного в лионских ярмарках и бургундско-габсбургской политикой вызвали ряд конфликтов при Карле V.

В выступлении швейцарцев против Карла Смелого большую роль играл и классовый антагонизм Карл Смелый который опирался во Франции на крупных феодалов и в Германии на рыцарство, на чем в значительной мере были основаны успехи его завоевательной политики, явился как бы оплотом эльзасского, швабского, австрийского и савойского дворянства глубоко враждебного относительно демократической Швейцарии Выступления швейцарцев были, таким образом, и актом классовой борьбы Разгром бургундской мощи следует рассматривать как одно из крупнейших событии истории к классовой борьбы в XV веке.

Стратегический ход важнейшего этапа бургундско-швейцарской воины может быть понят лишь в свете превосходного анализа стратегического значения рельефа местности, где происходила воина, произведенного Энгельсом.

Утверждение Дюрра, что в основе об единения владении бургундского дома с Испанией лежала и общая вражда к Франции, опровергается уже тем фактом, что в эпоху объединения бургундских в владении с Кастилией под властью Филиппа Красивого, бургундская политика была франкофильской.

Филипп Красивый опирался в Нидерландах на консервативную партию защищавшую интересы дворянства и ремесленников от наступления торгового капитала, все усиливавшегося в эту эпоху в Нидерландах. Одним из основных требовании этой партии было со хранение нидерландской текстильной индустрии защита ее от конкуренции обеспечение сырьем. Тесное политическое сближение между Нидерландами и Кастилией было в интересах обеих сторон так как первая нуждалась в шерсти для своем текстильной промышленности, а вторая - в рынке для сбыта продуктов своего овцеводческого хозяйства. Позиция занятая во время борьбы за кастильский престол между Филиппом Красивым и Фердинандом Католиком кастильскими овцеводами и купцами связанными с Нидерландами торговыми операциями находились в полном соответствии с вышеуказанными экономическими интересами. В тесной связи с проблемой испано- нидерландского об единения докладчиком были рас смотрены особенности хозяйственного строя Испании той эпохи, столь слабо освещенные в исторической литературе. Он обрисовал положение бродячего овцеводства в Испании и указал на существовании и роль Месты; могущественнейшей организации, в которую входили все владельцы бродячих овечьих стад Тов. Розенберг подробно остановился на процессе испанского огораживания для целей хлебопашества происходившего в ту эпоху, подчеркивая борьбу с этими огораживаниями Месты; докладчик рассмотрел также проблему соперничества между Англией и Испанией на почве торговли шерстью.

При обсуждении доклада указывалось на ценность того материала, который был привлечен докладчиком для характеристики испано-нидерландских отношении, указывалось также на ценность характеристики ряда частных вопросов проблемы взаимоотношения между английской и нидерландской торговлей шерстью, вопроса о соперничестве между Англией, Испанией и др.

В прениях по докладу выступили Сказкин, Косминский и Васютинский.

Доклад Розенберга посвящен проблеме Средней истории все остальные касались вопросов новейших эпох. Доминирующее положение занимали сообщения, посвященные различным проблемам Великой французской революции. Среди них некоторые предметом своего рассмотрения брали экономические проблемы Т. Вайнштейн остановился на вопросе "Французские торговые колонии на Леванте при старом порядке".

Докладчик поставил своей задачей проследить историю французских левантских колонии, которая представляет собою историю французского торгового капитала в его продвижении на Ближний Восток. До сих пор проблема экономической экспансии Франции в конце XVIII века на Восток не была предметом серьезного научного исследования не только в марксистской, но даже

стр. 252

в буржуазной исторической литературе. Каков же характер этой экспансии и какие организационные формы принято господство французов на Востоке Французский капитал на Леванте был поставлен в привилегированное положение так называемыми капитуляциями. Режим установленный капитуляцией, превратил Левант в объем колониальной эксплоатации французским торговым капиталом. Капитуляции давали целый ряд привилегии французским купцам, не предоставляя никаких выгод туземным грецким купцам. Между французским купечеством и тонкой прослойкой туземной буржуазии происходили постоянные конфликты. Сущность их в том что туземная буржуазия стремилась стать между французскими купцами и населением, чтобы несколько ограничить колоссальную прибыль французских купцов. Этой враждебностью определилась своеобразна" внутренняя организация левантских колонии, их замкнутость их изолированность от всего остального населения. В этих замкнутых единицах французское чиновничество, консульская администрация, которая целиком принадлежала к дворянскому классу, обладала дискреционной властью.

Французское купечество вело непрерывную борьбу с произволом консульской администрации эта борьба принимала чрезвычайно резкие формы.

У французского купечества, жившего на Леванте, было чрезвычайно много мотивов для недовольства политикой правительства старого порядка Поли тика правительства на Востоке отличалась слабостью и бессилием а) оказывалось слабое дипломатическое давление на турок в смысле выполнения капитуляции б) французское правительство оставалось безучастным свидетелем того грабежа который учинялся по отношению к Турции со стороны России и Австрии, грозя разрушением Турецкой империи.

Старое правительство было сметено революцией Как же французская буржуазия осуществляла свои задачи во время революции? Докладчик указывает что власть в колониях после революции переходит фактически к французскому купечеству значение консульской администрации было сведено на нет. Но революция угрожала мар сельским купцам потерей привилегии и монопольного положения. Завязалась усиленная борьба марсельской торговой палаты за монополию марсельских купцов. Наиболее сильными защитниками марсельской торговой крупной буржуазии были жирондисты, которые поддерживали постоянную и чрезвычайно тесную связь с крупнейшими марсельскими купцами Марсельское купечество было связано жирондистам тем, что, вопреки законам и декретам ему удалось сохранить свою монополию и торговую палату вплоть до августа 1793 г. когда Марсель был взят революционным восстанием.

Падение жирондистов и разгром Марсельской торговой палаты повлекли за собой ослабление связи левантийских колонии с Францией и обострение социальной борьбы внутри колонии. В этой борьбе отразились все партийные группировки французской революции. Консульская администрация, духовенство миссионеры и часть крупного купечества перешли в лагерь контрреволюционной эмиграции. Немногочисленная же интеллигенция, ремесленники и много численные категории рабочих заняли крайнюю левую позицию, группировались вокруг агентов французского кон вента, создавали целый ряд народных клубов в Алеппо, Константинополе Смирне, требовавших афилирования со стороны якобинских клубов.

Якобинцы в этом утверждении им от казали, ибо, как утверждает докладчик якобинцы боялись дипломатического разрыва с Турцией и не желали участвовать в каком бы то ни было пробуждении революционного сознания на Востоке: 9-е термидора нанесло клубам окончательный удар, дало торжество "модерантистских" элементов колонии над якобинцами, но экономическая мощь колонии не была восстановлена.

В заключение докладчик указывает что уже "до революции французский торговый капитал сдает одну за другой позиции английскому капиталу (уменьшение французского экспорта в Турцию)

Вызванная революцией борьба внутри колонии лишь ускорила процесс их распада. Падение французских колонии на Леванте было не следствием революции а следствием превосходства молодого английского промыт генного капитала над более отсталым торговым капиталом Франции".

Прения развернулись по линии установления ряда новых проблем возможности более широкой постановки тех вопросов, которые были затронуты докладчиком.

Необходимо, говорил ряд товарищей, - поставить вопрос, затронутый докладчиком несколько шире. Необхо-

стр. 253

димо рассмотреть тот узел взаимоотношений, который сложился на Ближнем Востоке, не только во Франции, Англии, Турции, но и в России и Австрии; разбирая вопрос о торговле Франции с Левантом, нужно установить факт торговых и дипломатических отношении Франции, России, Австрии, Англии, и отчасти Польши.

В обсуждении доклада Вайнштейна приняли участие следующие товарищи: Арк-Ан, Васютинский, Добролюбский, Крель, Розенберг, Фрейнберг.

К числу докладов, ставивших своей задачей рассмотрение экономических проблем, относится доклад т. Добролюбского "Дороговизна в Париже в 1795 г. после отмены максимума".

Проблема дороговизны в 1795 г. является важной социально-экономической проблемой, тесно связанной с экономической политикой термидорианской реакции. Докладчик поставил себе задачу рассмотреть вопрос о влиянии отмены максимума на обесценение ассигнаций и на дороговизну и установил связь между дороговизной и обесценением ассигнаций.

Неудовлетворительное разрешение этой проблемы в буржуазной литературе и недостаточная разработанность вопроса в марксистской литературе заставляет докладчика пересмотреть заново вопрос о причинах дороговизны в Париже в 1795 г.

Современники считали, что главной причиной дороговизны являлось слишком большое количество ассигнаций, находившихся в обращении. Это мнение принято и большинством историков (из новейших - М. Марионом). Докладчик считает несостоятельным это положение. С точки зрения докладчика на дороговизну не мог влиять и недостаток товаров, ибо снабжение рынков и базаров Парижа после отмены максимума значительно улучшилось.

Чтобы выяснить причины дороговизны после отмены максимума и связь между ростом ее в 1795 году с падением металлического курса ассигнаций, необходимо, как думает докладчик, сопоставит коэффициенты вздорожания их с соответствующими коэффициентами обесценения ассигнаций с конца 1794, а, во-вторых, сравнить цены 1795 г, как с ценами 1790 г., так и с металлическим курсом ассигнаций. Докладчиком проделана таким образом чрезвычайно кропотливая аналитическая работа. Основные положения т. Добролюбского таковы.

Сравнение цен до отмены максимума и цен через 10 месяцев при конце Конвента показывает, что с половины декабря 1794 г. до половины октября 1795 г. ассигнации в Париже были обесценены в 14 - 15 раз, а коэффициент вздорожания всех предметов поднялся гораздо выше, хлеб вздорожал в 30 раз, уголь почти в 47 раз, дрова в 22 раза и т. д. Те же результаты получаются из сопоставления коэффициентов вздорожания и коэффициентов обесценения ассигнаций сравнительно с 1780 г. Коэффициент вздорожания главнейших предметов потребления (хлеб, мыло, сахар и картофель) оставался выше коэффициентов общего обеспечения ассигнаций. Основные выводы докладчика следующие: 1) рост цен зимой и весной 1795 г. на большинство предметов первой необходимости, а с лета 1795 г. на главные предметы потребления, рост, перегонявший темп обеспечения ассигнаций, является одной из причин обесценения, а не следствием его; 2) ужасающая дороговизна в 1795 г. после отмены максимума была наряду с катастрофическим обесценением ассигнаций одним из последствий отмены максимума, ряда других финансовых мероприятий 1795 г. и вообще всей экономической политики термидорианской реакции, проводимой в интересах буржуазии и состоятельного крестьянства.

В прениях намечается ряд проблем, стоящих в тесной связи с заслушанным докладом, а именно вопрос о классовой сущности экономической политики термидорианской реакции и о ее результатах, вопрос о влиянии отмены максимума на снабжение Парижа и т. д.

Экономическая политика термидорианской реакции приводила, как указывают некоторые товарищи, к обнищанию масс и к идеологическому и фактическому крушению фритредерства; и самое падение ассигнаций необходимо рассматривать, как одно из последствий общего перелома в экономической политике термидорианской реакции, как результат изменения классовых соотношений (Щеголев).

Необходима дальнейшая разработка вопросов о снабжении рынков и базаров, ибо у докладчика этот тезис выражен очень обще. Относительное улучшение снабжения сменилось ухудшением. Документы констатируют уже весной 1795 г. неудачу отмены (Максимума и неспособности фритредерства разрешить задачу продовольственного снабжения (Щеголев, Фрейберг).

Доклад Щеголева был связан с проблемой изучения социальных дви-

стр. 254

жений и идеологических течений Великой революции и посвящен проблеме "Заговора равных".

Целью доклада Щеголева "К истории заговора равных" является приведение некоторых фактических данных и формулировка некоторых обобщающих выводов, связанных с фактической историей "Заговора равных".

По утверждению докладчика, до сих пор та литература, как марксистская, так и немарксистская, которая занимались историей "Заговора равных", исходила из книги Буонаротти. Труд этот и служил основой всех позднейших описаний о ходе заговора. Между тем Буонаротти не подвергался систематической критике, хотя его свидетельские показания нуждаются в проверке. Они были составлены много лет спустя после описываемых им событий. Можно также предположить, что сам Буонаротти в момент работы над своей книгой был лишен некоторых необходимых пособий (например комплекта "Tribun du Peuple") и исходил главным образом, из своих личных воспоминаний. Критика Буонаротти должна быть основана на анализе архивных источников, в первую очередь материалов Национального архива в Париже.

Основная проблема исследования истории "Заговора равных" сводится к выяснению социально- политического состава его участников и той социальной среды, в которой велась активная работа заговорщиков. Буонаротти рисует социальную и политическую принадлежность заговорщиков, как блок между остатками левых якобинцев и собственно бабувистов. Такая точка зрения кажется докладчику излишне упрощенной. Т. Щеголев устанавливает участие представителей тех левых течений, которые существовали в эпоху якобинской диктатуры, теперь перешли в другой период революции и продолжали заниматься политической деятельностью. В заговоре принимают участие как остатки "бешеных", так и эпигоны Эбера. В периферии заговора, на которую думали опереться заговорщики, находились и якобинцы, которых Бабеф пытался ассимилировать, привлечь к восстанию и объединить под своим руководством. Докладчик полагает, что в стадии подготовки заговора не было полного блока с якобинцами, в этот период была гегемония бабувизма, с попыткой ассимилировать ряд элементов якобинской диктатуры; блок был создан за два дня до осуществления заговора.

Таким образом, политический состав всей периферии представляется т. Щеголеву сложной амальгамой из якобинцев, собственно бабувистов и остатков бешеных и эбертистов. Какова классовая принадлежность большинства заговорщиков? Здесь, по утверждению докладчика, большой процент является представителями ремесла, ремесленной мелкой буржуазии (плотники столяры, сапожники, представители аналогичных профессий).

Докладчик отрицает узко-заговорщицкий характер заговора. Стратегия заговора, по его мнению, выросла из учета опыта массового движения французской революции, конкретно с учетом прериаля и жерминаля и даже с участием связанных с прериалем и жерминалем некоторых лиц. Эта попытка не удалась, но она делала установку на массу, на определенную массовую агитацию. Данные Национального архива подтверждают, что основная установка заговора была на рабочий класс и что активное участие рабочего класса во всем этом движении совершенно неоспоримо. Это движение имело определенные отклики в провинции в целом ряде городов (Тулузе, Лилле, Меце, в департаменте Юры, Реймсе и др.). В некоторых местах были попытки вооруженных демонстраций (Безансон). Таким образом это движение нельзя назвать чисто парижским, оно имело отклики и в провинции. Правда, оно не удалось даже в Париже, но значение его переходит пределы Парижа и имеет определенные последствия.

В прениях были подвергнуты обсуждению следующие вопросы: 1) проблема взаимоотношения левых якобинцев с бабувистами, характер самого заговора равных; 2) были намечены также актуальные задачи в области изучения движения.

Острая задача будущего изучения движения Бабефа, - говорят товарищи, - заключается в том, чтобы наметить преемственность между бешеными и бабувистами. Недостаточно установить идеологическую и тактическую связь, нужно повести изыскание по линии организационной преемственности. Преемственность между бешеными и бабувистами, указывают другие, необходимо признать также в смысле последовательности движения тех самых слоев, которые участвовали на протяжении революции в заговоре равных. Разработка вопроса о Бабефе и бабувизме настолько сложна, что должна стать делом коллективным.

стр. 255

В обсуждении доклада Щеголева участвовали следующие товарищи: Захер, Добролюбский, Волгин, Моносов, Фрейберг, Фридлянд, Удальцов.

Рассмотрением доклада и прении по докладу т. Щеголева мы заканчиваем обзор ряда докладов, посвященных проблеме Великой французской революции. На конференции были зачитаны два доклада по истории революции 48 года. Сюда относится доклад Молока об июньских днях 48 года и доклад Зайделя по вопросу об идеологических течениях в эпоху революции 48 года.

Задача доклада Молока "Июньские дни 1848 года" заключается в том, чтобы на основании материалов, почерпнутых из Национального архива и других книгохранилищ Парижа, расширить документально базу, на которую опирается фактическая история июньского восстания 1848 года и пересмотреть некоторые основные проблемы, связанные с изучением этой темы.

Материал Национального архива дает возможность установить с довольно большой степенью точности социальный состав участников. Наибольшее количество падает на рабочих (70%), среди которых на первом месте имеем поденщиков, затем идут столяры и сапожники. Насчитывается несколько сот профессий, дробность профессий как нельзя лучше вскрывает характер парижской индустрии в ту эпоху, в которой преобладает производство предметов домашнего обихода, предметов роскоши, организованное путем мелких мастерских. В восстании принимает участие некоторая часть мелкой буржуазии (14%) и небольшой процент интеллигенции (2%).

Докладчик возражает против распространенного представления, будто июньское восстание было восстанием лишь рабочих национальных мастерских. Т. Молок указывает, что отдельные группы Национальных мастерских сознательно уклонились от всякого участия в восстании (пестрота состава Национальных мастерских была препятствием их организованного выступления), 2) кроме рабочих, занятых в Национальных мастерских, в восстании участвовали определенные группы рабочих, в них незанятые рабочие Орлеанской ж. дороги, рабочие канализации и городского благоустройства, рабочие некоторых механических предприятий и т. д.

Июньское восстание разразилось в обстановке резкого обострения экономического кризиса и вместе с тем в обстановке резкого обострения классовой борьбы, ибо к этому моменту наблюдается факт консолидации собственнических элементов вокруг Национального собрания, объединения их в один фронт против пролетариата. Как утверждает докладчик, июньское восстание не следует рассматривать как специфическое парижское восстание. Оно было лишь крупнейшим звеном в цепи повсеместных рабочих волнении в мае и июне 1848 г., из коих самым значительным явилось восстание в Марселе. Все эти движения были вызваны так же, как и парижское, обострением экономического кризиса и являлись отпором идущей в наступление буржуазной реакции.

Как известно, руководящий центр отсутствовал, но восстание выдвинуло местных руководителей, направлявших борьбу в том или ином районе, на той или иной улице. Каков же политический состав руководящего ядра восстания? Наиболее активную роль сыграли бланкисты (напр. Пижоль), бабувисты (напр. Ракари), социалисты неопределенного толка (вроде напр. Де- Лакалонж) и якобинцы (Лярош и др.). Рабочее восстание, как утверждает докладчик, не успело оформиться программно и организационно. Элементы программы наметились в ходе восстания. Общим лозунгом всех восставших был лозунг "демократической и социальной республики", содержание этого лозунга меняется при переходе от одного документа к другому. Социально- экономическая программа отличается не всегда достаточно выраженной социалистической тенденцией.

Т. Молок дает и общую оценку июньскому восстанию 1848 г. Июньское восстание, возникшее как стихийный протест против наступления буржуазной реакции, обнаружило тенденцию перерасти из "восстания голода" в "восстание завоевания нового общественно-политического строя "демократической и социальной республики", в которой по сути дела скрывалось не что иное, как диктатура рабочего класса". Именно так оценивает истинный характер восстания Маркс, в то время как Чернышевский и др. видели в нем только восстание голода, аналогичное восстанию 1831 г.

В прениях были обсуждены проблемы взаимоотношения парижского восстания с провинциальным движением, роль национальных мастерских в восстании и вопрос о руководстве восстанием. Ряд

стр. 256

товарищей считал чрезвычайно ценным стремление докладчика изобразить июньские дни, как звено в общей цепи революционного движения, но вместе с тем утверждал, что решающую роль во всей революции 48 года имело именно парижское восстание (Вайнштейн, Лозинский). Другие товарищи считали ценным то, что доклад дал политическую характеристику головки восстания (Зайдель). Т. Фридлянд дал ряд интересных дополнений по вопросу о восстании на основании печатного документального материала.

Проблеме идеологических течений и революции 48 г. был посвящен доклад Зайделя "Бабувизм и марксизм".

Бабувизм является, как утверждает докладчик - специфической формой французского коммунизма. "Некоторые стороны учения Бабефа, поскольку они выразились в актах и документах, оставшихся от "Заговора равных", стали также составной частью бланкизма. Но в чистом своем виде идеи Бабефа были восприняты бабувистскими организациями 40-х годов во Франции. В качестве источников для докладчика служила многочисленная рабочая пресса сороковых годов, а также отчеты о судебных процессах секретных обществ этого времени, памфлетная и мемуарная литература кануна и эпохи революции 1848 г. -все это является, как указывает докладчик, ярким материалом для суждения о роли, программе и тактике бабувистских секретных обществ 40-х гг., из которых самым значительным было общество "Рабочих - эгалитэров".

Полная неразработанность вопроса в литературе, отсутствие в этой области как марксистских, так и немарксистских работ заставляет автора считать своевременным постановку проблемы.

Докладчик подчеркнул влияние бабувизма на рабочее движение Франции и в особенности на роль бабувистов во время революции 48 года. Работая в тесном контакте с бланкистами, бабувисты сохраняли свои организации и прессу. После разгрома революции 48 г. с прекращением издания газеты "Le Communiste" бабувизм, как самостоятельное течение совершенно сошел со сцены, бабувисты слились с бланкистами и стали участниками бланкистского движения Второй империи. Но идеологическое влияние бабувизма можно проследить и в последующие годы, в частности в 80-х годах на идеологии Гэда.

Идеологи бабувистских обществ, Дезами и др. оставили ряд работ, которые дают полное представление об идеологии бабувизма 40-х годов. Сильными сторонами этой идеологии являются, по утверждению докладчика: 1) жесткая критика капиталистического строя, 2) материализм, 3) учение о революционной диктатуре, 4) правильное представление об организации труда и трудовом воспитании детей. Слабыми сторонами его учения являются его догматизм: 1) учение о вечных и неизменных законах, на которых покоится общество, 2) грубая уравнительность, 3) фантастическое представление о том, что детальное описание будущей утопической коммуны может явиться убедительным стимулом к восприятию идей коммунизма.

Отмеченный догматизм бабувизма не мешает отдельным его представителям, в частности Дезами, защищать положения, которые представляют интерес для истории социализма.

У Дезами докладчик прослеживает следующие положения: 1) он пытается подправить рационализм "физиологизмом", 2) он выпрыгивает из "(вечных и неизменных законов", 3) он представляет себе революционную диктатуру не узко заговорщического типа, а опирающуюся на массы, 4) о" один из немногих предшественников Маркса отделяет пролетариат от буржуазии и проповедует необходимость соединения "философии" с пролетариатом.

В заключение докладчик говорит о влиянии Деаами на Маркса. Маркс в период 1842 года проявлял интерес к учению Дезами. В своих работах он подчеркивал революционность Дезами и значение "го идеи соединения "философии" с "пролетариатом". Последняя идея совпадает с мыслями Маркса, которые он внес в "Критику гегелевской философии права" и которые в этой работе Маркса выражены так: "Голова этой эмансипации - философия, сердце ее - пролетариат".

В прениях была дана оценка Дезами и его роли в истории социализма. С одной стороны указывали влияние на Дезами социалистических течений того времени, влияние Фурье, Сен-Симона и тем самым подчеркивалась близость Дезами к утопическому социализму; вместе с тем указывалось на те черты, которые сближают Дезами с Марксом, - а именно понимание диктатуры и революции. Роль Дезами можно сравнить с ролью Вейтлинга для Германии. Оба переводили индивидуали-

стр. 257

стический характер утопического социализма на язык Маркса. Дальнейшей задачей изучения проблемы является установление более тесной связи между Дезами и Марксом.

В прениях по докладу т. Зайделя участвовали 'Следующие товарищи: Арк-Ан, Волгин, Гингорн, Рохкин, Пригожий и другие.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Всесоюзная-конференция-историков-марксистов-IV-СЕКЦИЯ-ИСТОРИИ-ЗАПАДА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Всесоюзная конференция историков-марксистов. IV. СЕКЦИЯ ИСТОРИИ ЗАПАДА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Всесоюзная-конференция-историков-марксистов-IV-СЕКЦИЯ-ИСТОРИИ-ЗАПАДА (дата обращения: 25.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
143 просмотров рейтинг
15.08.2015 (772 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
26 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
29 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Всесоюзная конференция историков-марксистов. IV. СЕКЦИЯ ИСТОРИИ ЗАПАДА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK