Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6970
Автор(ы) публикации: Д. КАШИНЦЕВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Широкая волна восстаний против царизма и заводчиков-крепостников, охватившая Урал в разгар крестьянской войны 1773 - 1774 гг., больно ударила по горнозаводскому хозяйству Урала и оказала большое влияние на дальнейшие судьбы уральской промышленности. Однако вопрос об экономических последствиях крестьянской войны 1773 - 1774 гг. не изучен и до сих пор. В то время, как общий ход крестьянской войны 1773 - 1774 гг., вопрос об участии в ней различных слоев населения и т. д. изучены довольно основательно и имеют обширную литературу, по вопросу о влиянии крестьянской войны на горнозаводское хозяйство Урала у нас нет ни одной сводной работы. В литературе приводятся только отдельные цифры и факты или описываются эпизоды захвата повстанцами отдельных заводов.

При изучении горнозаводского хозяйства Урала в 70-х годах XVIII в. перед исследователем встает ряд вопросов. Насколько сильное потрясение пережила горнозаводская промышленность? Какова география пострадавших предприятий? Каков характер заводских разрушений? Как и с какой быстротой происходило восстановление уральской металлургии? В какой степени при этом изменилось и обновилось техническое устройство заводов? Как отразилась катастрофа на русском и международном металлургических рынках?

В настоящей работе мы постараемся дать ответы хотя бы на часть поставленных выше вопросов. Это тем более необходимо, что некоторые из них уже слегка затрагивались в нашей литературе, но по недостатку материалов получали или неполное или неточное разрешение.

Основным источником нашего исследования послужили архивные документы Бергколлегии, хранящиеся в Государственном архиве феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ). Из них особенно ценным является дело N 1339 (1774 - 1779 гг.), состоящее из двух книг, содержащих "экстракты" и "краткие ведомости". Упоминания о некоторых пострадавших заводах рассеяны и в других, несистематизированных папках. Чтобы не лишить наши таблицы колорита эпохи, некоторые фразы из дела мы цитируем буквально1 .

Немало ценных материалов нам удалось извлечь из рукописей Н. Чупина, одного из выдающихся уральских краеведов. Рукописи и карты Н. Чупина, оставшиеся после его смерти, хранятся в настоящее время в библиотеке Свердловского музея.

О заводах южной Башкирии интересные данные мы нашли в рукописи "Краткое описание о построении в бывшей Уфимской провин-


1 Взятые в кавычки без ссылки на источник цитаты заимствованы из указанного выше дела N 1339.

стр. 133

ции, а потом в Оренбургской губернии рудокопных, медных и чугуноплавильных заводов", хранящейся в Ленинградской публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.

II

Производственная деятельность уральской металлургии летом и в начале осени 1773 г. не испытывала каких-либо резких нарушений. После привычной остановки заводов на "страду" работы до октября продолжались обычным порядком. Движение среди яицкого казачества первоначально не вызвало среди горнозаводского населения Урала таких откликов, которые нарушили бы нормальный производственный режим. Тем не менее атмосфера, особенно на южных заводах, географически близких к будущему центру восстания, была явно накалена.

Пугачев начал свои военные действия 17 сентября 1773 г., а 4 октября уже подступил к Оренбургу и начал его продолжительную осаду. Отдельные партии повстанцев под командой его ближайших и выдающихся сподвижников, как Зарубин (Чика) и Хлопуша, двинулись в горнозаводские районы. В первой половине октября были взяты без сопротивления и остановлены все расположенные на расстоянии до 200 км от Оренбурга частные медные предприятия: заводы Верхоторский, Воскресенский, Преображенский и Кано-Никольский. Самый крупный и наилучше оборудованный из них - Воскресенский - частично продолжал работать на повстанческую армию, так как он был приспособлен к литью орудий и снаряжения. За вторую половину октября в район восстания были вовлечены еще восемь южных заводов, в том числе Верхний Авзяно-Петровский, где имелись домны и где производство снаряжения можно было организовать из основного пушечного металла - чугуна.

В течение двух последующих месяцев, к концу 1773 г., почти весь уральский юг прекратил горнозаводские работы. Заводы в количестве 24 единиц были взяты повстанцами в большинстве случаев без сопротивления, подверглись реквизициям и мобилизациям, но поджогов или технических разрушений, как правило, не было. Лишь два медных завода на северозападе Южного Урала - Благовещенский и Богословский - не были захвачены восстанием ни в этот период, ни позже, но и они прекратили работу. Производство предметов военного назначения, весьма слабое и нерегулярное, на готовых запасах руды, железа и топлива, велось, кроме упомянутых выше предприятий, повидимому, еще на Ижевском и, по некоторым сведениям1 , на Белорецком заводах.

Средний Урал начал прекращать производство на два слишком месяца позже, когда южный район был уже целиком охвачен восстанием. Но движение на Среднем Урале, возглавляемое Белобородовым, развернулось настолько быстро, что в течение всего полутора месяцев, с половины декабря по конец января, здесь было захвачено и остановлено 39 заводов. В январе же перестали действовать и те 26 заводов, которые были на оборонном положении, частью подвергаясь нападениям восставших, частью только ожидая их. В последующие месяцы было остановлено всего 3 завода.

За весь период крестьянской войны 1773 - 1774 гг. упадок в горнозаводской промышленности достиг максимальной глубины в феврале 1774 года. Тогда бездействовало не менее 92 металлургических


1 А. Алекторов "История Оренбургской губернии". Оренбург. 1883.

стр. 134

заводов со всеми обслуживающими их рудниками, лесными угодьями и прочими хозяйственными статьями. Это равнялось трем четвертям промышленной мощности всего горнозаводского Урала, включая и его северозападную часть, группу вятских заводов1 . Последние на протяжении всего периода восстания оставались нетронутыми, и там даже происходила стройка нового завода. Наибольший ущерб понесла медеплавильная промышленность.

Депрессию переживали и предприятия более северной полосы: Верхнекамские и Гороблагодатские заводы не были остановлены, но сокращали работы, поскольку территориальное соседство с районом военных действий вносило расстройство и в их производственный режим.

Рабочие некоторых остановленных заводов пытались без администрации возобновить производство. В этом отношении особенно замечательны неоднократно описанные действия рабочих передельного Рождественского завода в Прикамье. Остановленный 24 декабря 1773 г. на праздники, он вскоре был без боя захвачен повстанцами, которые реквизировали хозяйскую казну, взяли оружие, но механизмов не повредили. Рабочие Рождественского завода были, повидимому, тесно связаны с повстанческим движением. Положение рабочих, не получавших жалованья и терпевших недостаток в продовольствии, становилось тягостным. Это особенно сильно ощущалось потому, что мастеровые были "люди беспахотные". "Пропитание получить не знаем откуда, - жаловались они, - а разойтись с завода для сыску себе пропитания никуда не смеем".

12 мая 1774 г. рабочие пробовали самостоятельно возобновить производство и начали ковку железа. Однако уже в первых числах июня завод опять остановился, вероятно, по недостатку чугуна, который невозможно было подвозить. Регулярная работа возобновилась только с конца сентября, когда в окрестностях наступило относительное спокойствие. Впрочем, и в следующем году Рождественский завод не мог функционировать полностью за недостатком угля, заготовить который не удалось из-за происходивших событий.

Частично возобновили производство захваченные восставшими Иргинский, Камбарский и Юговский заводы. Но, разумеется, эти мелкие факты не меняют общей картины почти полного паралича, охватившего горнозаводский Урал в разгар крестьянской войны.

Остановка заводов происходила от разных причин. Иногда завод, оставаясь в руках хозяйских приказчиков и правительственных отрядов, прекращал производство или вследствие осады со стороны повстанцев, или по причине рождественских праздников, обычно тянувшихся с 24 декабря по 6 января, или вследствие ремонта печей. Во всех этих случаях остановка производственных процессов совершалась технически правильным образом: агрегаты и вспомогательные устройства не страдали. Но при внезапном появлении повстанческих отрядов производственные операции прерывались на полном ходу, отчего установки портились независимо от дальнейших разрушительных действий. Больше всего страдали, конечно, доменные печи. Например на Билимбаевском заводе, где "доменное действие непорядочно остановлено и совсем застужено", образовались "козлы", вызвавшие необходимость длительного ремонта. На Уткинском заводе Яковлева доменную печь остановили "необыкновенным порядком, из кото-


1 В первой половине 1773 г. на всем пространстве уральского горнозаводского района действовало 129 металлургических предприятий, именно: 30 доменных и передельных, 12 доменных и медных, 38 передельных, 44 медных и 5 медных и передельных.

стр. 135

рой застывший чугун с великим трудом едва и выломан"1 . Такие факты имели место не потому, что повстанцы сознательно стремились разрушить производство, а по причине обстоятельств стихийного порядка. В подавляющем большинстве случаев мы встречаем со стороны начальников повстанческих отрядов чаще безразличное, а иногда даже бережное отношение к техническим устройствам2 .

Мы уже видели, что ряд заводов после их захвата восставшими продолжал производство, чаще всего для нужд повстанческой армии. На этих заводах создавалось новое управление, принимались необходимые меры к учету и охране заводского имущества, к созданию денежного фонда для оплаты труда рабочих и т. д.

Но в большинстве случаев захваченные заводы не представляли для восставших интереса как производственные единицы. Их население, денежные и натуральные ресурсы немедленно поступали на комплектование и снабжение повстанческой армии.

Первым, что захватывалось на заводе повстанцами и их союзниками из местных рабочих, были деньги и документы. Деньги, как правило, поступали в распоряжение штаба и нередко многотысячными суммами переправлялись в войсковой центр. Документы, а именно долговые денежные "письма" и трудовые договоры, конторские шнуровые книги и всякие "письменные дела", даже разные "присутственных мест указы" - все это шло в огонь. Так приписные крестьяне и закабаленные мастеровые пытались ликвидировать все следы своей зависимости от заводчиков-крепостников.

Реквизиция оружия и военных припасов, конского состава, хлеба, фуража и т. п. происходила обычно организованно. Быстро мобилизовывалось и население, как добровольно, так и принудительно. Тут же нередко начинался стихийный дележ хозяйского добра. В некоторых случаях он ограничивался только личным господским и приказчичьим имуществом, в других же случаях, кроме того, забирались заводские инструменты и готовый металл. При этом обычно сносились и дома администрации3 .

Военно-политическая обстановка весной 1774 г. в центре и на Южном Урале сложилась по-разному.

В центре уже началось энергичное продвижение правительственных войск, в заводских районах действовали карательные отряды. Под давлением противника главные силы Пугачева отходили на запад, к Волге, постепенно очищая Урал. Почти все заводы на север от линии Екатеринбург - Красноуфимск, с декабря - января находившейся под властью повстанцев, весной перешли в руки правительства. Часть предприятий довольно скоро стала пускать в ход отдельные цеха -


1 Цитаты из дела Бергколлегии 1774 г. N 1339.

2 Летом 1774 г., порывая с горнозаводской базой и двигаясь к Казани, Пугачев изменил тактику и стал сжигать заводы (Уинский, Шермяитокий, Ижевский).

3 Процедура разгрома одного из заводов так живописуется приказчиком заводчика Осокина: "Во многолюдстве разбойническою партиею напад господина моего [на] Юговский завод, при котором, как денежную казну, так медную разную посуду, литейные вещи и выплавленную медь, равно и прочие имеющиеся в доме господина моего и в припасных амбарах всякие съестные [припасы] и другие железные инструменты без остатку разграбили, склавши на подводы, увезли в татарские деревни. А к тому и тоже заводские служители, мастеровые и работные люди из тех пожитков к себе по домам разграбили - в том числе и черная медь, слышно, у них имеется - и так чисто сделали, что из господского дома дрова, лучину, все вывозили; а в покоях господских полы, двери, окошки все изрубили, печи изломали, уборы все увезли же... А штейгера горные, ездя по рудникам, оставший горный инструмент, в том числе котлы медные и сальные свечи, обирают и возят к себе и привозят для продажи в Осинскую волость" (Чупин. Рукопись в библиотеке Свердловского музея).

стр. 136

сначала передельные, а потом и плавильные. Были пущены также и те заводы, в количестве 19 единиц, которые избежали захвата восставшими и потому совершенно не пострадали. К началу 1775 г. по числу действующих единиц производство горнозаводского Урала было восстановлено до двух третей его мощности, причем почти исключительно за счет центрального района.

На юге обстановка была совершенно иной. В глубине башкирских гор, лесов и степей, сравнительно слабо затронутых русской колонизацией и еще слабее "освоенных" государственным аппаратом царизма, повстанческое движение еще продолжалось. После ухода отсюда на север главных сил Пугачева движение башкир вылилось в конце мая и в июне 1774 г. в стихийный разгром всех опорных пунктов русской крепостнической колонизации и в особенности заводов, которые являлись очагами колониального угнетения и экспроприации башкир. Заводское население большей частью разошлось отсюда еще в первый период восстания, направляясь главным образом на север, в Кунгурский уезд.

Разрушения на заводах Южного Урала были значительны: "Все строение истреблено огнем, и плотина во многих местах выжжена" (Златоустовский завод), или "Весь без остатку превращен в пепел" (Воскресенский), или "Узнать не можно, где какое строение находилось" (Кагинский) и т. д. Всего было разрушено 16 заводов на Южном Урале и 4 завода в южной части Среднего Урала1 .

Из металлургических заводов, находившихся на Южном Урале, меньше пострадал Катав-Ивановский, где до середины ноября 1774 г. находился башкирский штаб; Богоявленский и Богословский заводы, удаленные от основных центров восстания, остались в руках хозяев и не были подвергнуты разрушению, а об Архангельском заводе Красильникова нет подробных сведений; можно думать, что он сильно пострадал, так как лежал в полосе разгромов.

Восстановление производства на заводах Южного Урала началось значительно позже чем на Среднем Урале. Основное затруднение, на которое натолкнулись заводчики, было отсутствие горнозаводского населения, разбежавшегося во время восстания. Водворение назад крестьян и рабочих, бежавших с заводов, давалось нелегко, хотя государственный аппарат царизма и шел на помощь заводчикам-крепостникам.

10 ноября 1774 г. Бергколлегия издала указ, по которому разрешалось находившимся в Кунгурском уезде заводским людям Твердышева пробыть там, пока владельцы не исправят разрушенных жилищ и не запасутся провиантом. Однако несмотря на этот указ пермское горное начальство уже ранней весной следующего года рапортовало Бергколлегии, что твердышевский приказчик всех крестьян, зимовавших в Кунгурском уезде, "не оставливая ни одного человека, имеет вывезти на прежнее их хозяйство". Для содействия твердышевскому приказчику пермское горное начальство предписало сотникам, старостам и десятским повсюду разыскивать заводских людей и до 15 марта выслать их с семьями в Красноуфимскую крепость к агенту Твердышева. "Утайщикам" беглых заводских крестьян было объявлено, что с ними будет поступлено как с держателями беглых и обнаруженные заводские люди будут отправлены на юг за их счет.


1 Именно: оба Авзяно-Петровских, Архангельский, Твердышева, Белорецкий, Верхоторский, Вознесенский, Воскресенский, Златоустовский, Кагинский, Кано-Никольский, Кухтурский, Преображенский, Саткинский, Симский, Усть-Катавский и Юрюзаньский - все южные. Из центральных - Нязе-Петровский, Уфалейский, Суховязский - все в горной зоне - и Ижевский - в Прикамье.

стр. 137

К лету 1775 г. на разгромленные южные заводы была возвращена значительная часть беглых работников. Начались строительство жилищ, а затем медленная реставрация плотин, цеховых зданий, печей и гидравлических установок.

Южноуральские заводы бездействовали минимум два года. Только в конце 1775 г. начали работать менее пострадавшие Катавские заводы. Большинство заводов могло быть пущено только через три года, а домна главного Авзяно-Петровского завода была задута лишь через 10 лет после остановки.

III

Рассматривая повреждения, причиненные в 1773 - 1774 гг. заводам как производственным единицам, их можно распределить на три группы, соответственно производственному назначению объектов разрушения:

1) энергетическое хозяйство: плотины, вешняки, колеса, передаточные механизмы и т. п.;

2) производственные здания: "фабрики", подсобные цеха, склады и т. д.;

3) производственные установки: печи, горны, молоты и т. п.

Основным средством разрушения был огонь. Поэтому наибольший ущерб потерпели те сооружения, которые были сделаны из дерева, а уцелело или сравнительно мало пострадало то, что могло противостоять огню. Больше всего погибло производственных зданий: они почти всюду были деревянные, стояли далеко от воды и легко воспламенялись. "Фабрики" сгорели на 25 заводах, в том числе на 13 южных.

Одним из первых дезорганизующих производство действий был выпуск воды из энергетического бассейна, заводского пруда. Деревянные части плотин, лари, водоспуски и т. п. после этого обнажались и делались легко воспламеняемыми. Плотины и их деревянные принадлежности пострадали на 23 заводах, из которых на 15 сгорели до основания. Юг и в этой части потерпел наибольший ущерб: там было разрушено 14 плотин.

Совершенно другой характер носили повреждения производственных установок. Будучи "огнеупорными", они достаточно прочно противостояли пожару и поэтому пострадали сравнительно меньше. Домен пострадало не более 6 (из них 5 на юге), причем две старых златоустовских и без того готовились к разборке, так как рядом уже стояли две новых печи, которые при пожаре уцелели. Кричных горнов пришло в негодность около 35 (из них 12 на юге). Медеплавильных печей оказалось разрушено только 9 (на юге 6). Один из самых ненавистных башкирам заводов, Воскресенский завод Твердышева, будучи "весь без остатку превращен в пепел", сохранил все свои печи.

На заводах в районе башкирского восстания сгорели "до пошвы" и дома жителей со всеми постройками. Поэтому восстановление жилищного фонда было связано с не меньшими трудностями и расходами чем восстановление производственных зданий и установок.

IV

Еще задолго до ликвидации восстания, с весны 1774 г., Бергколлегия начала интересоваться состоянием уральских заводов в районах военных операций. Учреждения горного ведомства обращались к за-

стр. 138

водчикам с требованием представить точные сведения о пострадавших предприятиях, о степени их разрушения и о возможности наладить работы. Едва ли не самый ранний указ на этот предмет был издан Бергколлегией 16 июня 1774 года. Кроме сведений о времени, обстоятельствах и характере повреждений указ затребовал данные о размере производства за 1773 г. с целью взыскать причитающуюся за истекший срок недоимку. Следующий указ вышел 28 июля; он запрашивал сведения о количестве людей, потребных для пуска заводов. Очевидно, известия об июньских разгромах, учиненных на Южном Урале, в полном, виде еще не дошли до Петербурга, но в правительственных сферах уже чувствовалась уверенность в скором подавлении восстания.

Вслед за указом 12 сентября о выплате десятинных взносов или об удержании в пользу казны на соответствующую сумму фабрикатов появился решающий указ от 30 сентября. Указ предписывал немедленно возобновить заводские работы и принять меры к приведению крестьянства "в должное повиновение". Правительство учитывало всю опасность упадка металлургии в стране, истощенной продолжительной войной с Турцией и только что потрясенной гражданской войной, которая была ликвидирована не без помощи тех же уральских металлов - железа и меди. Уральскую металлургию необходимо было поставить на ноги во что бы то ни стало и притом немедленно.

В это время от заводчиков в учреждения горного ведомства стали уже поступать рапорты. Содержание их не вполне соответствовало действительному положению дел на заводах, так как они составлялись хозяйскими приказчиками, большей частью убежавшими с заводов, нередко со слов малонадежных очевидцев и, как правило, страдали преувеличениями. В этом отношении весьма показателен рапорт Петра Демидова, сообщавшего в Бергколлегию о разрушении Серебрянского завода, который в действительности остался вовсе нетронутым. Тенденция преувеличивать убытки совершенно понятна, так как владельцы заводов могли рассчитывать в худшем случае на уменьшение или сложение казенной задолженности, а в лучшем - на щедрое возмещение убытков.

Единой формы рапортовых ведомостей не было. Некоторые рапорты отличались краткостью, как например твердышевские, с общей "формулой" для всех девяти разрушенных заводов: "не только разорены, но и фабрики, вешняки и в плотинах слань, магазейны, пильные и все заводское строение и крестьянские домы с имеющимися при тех заводах деревнями до основания пожжены"1 . Другие чрезвычайно длинны, занимают десятки листов с мелочными перечнями крюков, петель, скобок и задвижек, кур и гусей, всяческой домашней рухляди и даже книг, преимущественно церковного содержания. Цены иногда проставлялись с явным расчетом на бесконтрольный пропуск. Например ведомости не подвергавшегося разрушениям и подлюгам Суксунского завода Александра Демидова подводят огромные итоги убыткам - 106462 рубля. Получилась эта сумма из не могущей никак быть проверенной статьи: истребленных долговых документов на 54671 руб. и длинного перечня разграбленных вещей с такой несуразной для того времени оценкой: 20 пар дверных крючков и петель - 20 руб., две клюки (кочерги) - 1 руб., вьюшка чугунная одна, 6 сковород - 1 руб. 60 коп. и т. д.

Рекордную бесцеремонность проявил приказчик Нижне-Тагильского завода Никиты Демидова. Не потерпев никакого разрушения, так


1 Дело Бергколлегии в ГАФКЭ.

стр. 139

как "пугачевцы" ближе 70 - 80 км к нему не подходили, завод приостановил на два месяца работу, находясь на оборонном положении. В рапортовой ведомости, однако, фигурировали такие статьи: "За отлучение мастеровых и работных людей и от остановки фабрик и за неприготовление угля железо недоделано и впредь от недостатка угля и остановок недоделается и оттого недополучится 63447 руб. 1/4 коп." и другая: "С заводов во время сражения со злодеями убито людей десять человек по 250 руб. каждый - на 2500 руб."1 . Рапорт Нижне-Тагильского завода был возвращен екатеринбургской горной канцелярией обратно для переделки.

29 октября 1774 г. сенатор и президент Бергколлегии Мих. Соймонов внес письменное "предложение" - назначить двух чиновников для поездки по районам разрушений и проверки на месте "экстракта" - списка пострадавших заводов, составленного по рапортам хозяев. "Многие из написанных в том экстракте заводов не скоро приведены быть могут в прежнее состояние, есть ли подлинно так разорены", - выражал сомнение Соймонов. "А обстоятельства сии останавливают сбор десятинных денег", - делает он реалистическое заключение. 13 декабря был издан соответствующий сенатский указ, заслушав который Бергколлегия выработала для отъезжающих чиновников инструкцию.

Инструкция предписывала немедленно по прибытии в Казанскую губернию начать объезд пострадавших предприятий и проверить данные, содержащиеся в "экстракте". Требовалось выяснить "начало время остановки и самого раззорения завода, число утраченных и разграбленных на оном вещей и прочего... и сколько чего осталось, а не меньше и притчины, от чего то последовало", и, наконец, "когда который завод поправлен или вновь в работу пущен [может быть]". В первую очередь Бергколлегия предписывает уведомить о наиболее пострадавших предприятиях, указав, "что к нужному единственно оного поправлению и пущению в прежнее действие или в какое хозяин оного пожелает необходимо потребно и какое к этому заводосодержатели средства имеют". В случае отсутствия владельцев инструкция предлагает допрашивать управителей и даже мастеровых и работных людей.

Так как по некоторым заводам Бергколлегия до крестьянской войны 1773 - 1774 гг. не имела ни планов, ни проспектов "для сведения же коллегии, а неменше и студентам, учащимся в горном училище, весма то нужно", то с уполномоченными чиновниками отправляются еще несколько горных офицеров и "две камер-опскуры" в надежде с помощью их получить нужные планы. Ближайшие к башкирским и киргизским границам заводы должны были быть при восстановлении закрыты небольшими деревянными укреплениями. В заключение инструкция, учитывая нравы царских чиновников, "единственного по долгу" напоминает командируемым вести себя по пути "благопристойно... обид и притеснений никому не чинить, а особливо взяток ни с кого не брать"2 .

Два горных чиновника из Бергколлегии, Глебовский и Перфильев, с помощниками, шихтмейстерами, немедленно отправились в Казань. Тем временем в Бергколлегии спохватились, что инструкция лишена всякого технического элемента. Казалось, что именно теперь, в силу прямой необходимости радикально поправлять или вновь стро-


1 Чупин. Рукопись в библиотеке Свердловского музея.

2 Цитаты здесь и выше из того же дела Бергколлегии, книга 1-я, листы 258 - 261.

стр. 140

ить, можно ввести некоторые улучшения в заводские установки. В начале января 1775 г. Соймонов внес дополнительное предложение, обращавшее внимание на неудовлетворительность энергетического хозяйства горных заводов. Действительно, из всех факторов, лимитировавших производительность уральской металлургии, наиболее сильным был энергетический. Недостаточность или неправильное использование водных ресурсов вызывали обязательные летне-зимние перерывы или ослабления в заводской работе. Соймонов обратил внимание на отсутствие где бы то ни было учета водных ресурсов и их режима, на неуменье правильно использовать их в действующих механизмах1 . По его предписанию специалист инженер Лешенколь составил "меморию" о том, как регистрировать силу и количество воды и как наиболее целесообразно ее утилизировать. В этой "мемории" Лешенколь с хорошим знанием дела давал не столько эмпирические советы, сколько точные математические формулы для строительных расчетов.

Новая техническая инструкция была отправлена вслед за уже скакавшими в Казань чиновниками и была получена ими в самом начале ревизии. Эффект при ее получении и изучении был для Бергколлегии самый неожиданный. Уже через два дня после передачи "мемории", 15 февраля, Глебовский и Перфильев рапортовали в Петербург, что водные промеры невозможны из-за тяжелых зимних условий, когда все покрыто снегом и крепким льдом. Однако и с наступлением летнего времени никаких положительных результатов техническая инструкция Бергколлегии не дала, так как командированные с чиновниками шихтмейстеры "объявили, что они механики и гидраулики не учились, а знание сих наук при сем случае необходимо потребно". Для успокоения Соймонова ревизоры все-таки отписались, что "поелику в сих вещах знание наше достигает, советуем заводчикам и их приказчикам, чтобы они следуя правилам механики и гидраулики старались поправить машины"2 . Так провалилась бюрократическая попытка использовать разгром горнозаводской промышленности для ее технической реконструкции.

Ревизоры закончили объезд пострадавшего района осенью того же года. В своих заключениях о состоянии заводов они почти полностью подтверждали показания владельцев, хотя посетили и не все предприятия. В конечном итоге роль ревизоров свелась к официаль-


1 Соображения Соймонова не лишены интереса и характеризуют уровень техники того времени: "Все медные и железоделательные заводы и к тому принадлежащие фабрики тем совершеннее и прибыточнее бывают, когда на оных в кратчайшее время и в большом количестве отрабатываются определенные вещи, в чем способствуют безостановочно и дешевле оные производить вододействуемые махины, когда только они по правилам механики расположены. Следовательно при каждой фабрике, которая силою воды работы свои отправляет и главнейше принимать должно во уважение, чтоб по количеству воды, собранной из главной реки и впадающих в нее источников в пруд и число действующих оною махин расположено было". Случается, "что не всю воду употреблять можно в пользу и действие, но во время прикопу оной непременно излишнюю воду опускать должно будет, вместо того, чтобы и оная в пользу употреблена быть могла; следовательно первее всего при заложении фабрик и должно стараться узнать, в какое время и какое количество воды в пруд собрать можно, а потом и все уже к действию махины располагать" (дело Бергколлегии, книга 1-я, лист 338). Не вполне четко сформулирована, но тем не менее ясна тенденция Соймонова уменьшить холостой, бросовый расход воды, который имел место и раньше и много позже на всем Урале. Слабые земляные низконапорные плотины XVII в. не позволили бы, впрочем, многого добиться и при самых прогрессивных намерениях.

2 Дело Бергколлегии, книга 1-я, лист 422.

стр. 141

ному штампованию приказчичьих ведомостей с незначительными к ним поправками1 .

На основании материалов объезда Бергколлегия составила классифицированную сводку предприятий, так или иначе затронутых восстанием. Все заводы были распределены по четырем категориям:

1) заводы, которые "сожжены и пограблены совсем" (23 завода), 2) "не совсем разорены, а только пограблены и малое пожжение было" (33 завода), 3) "до наезду злодеев действием остановлены и по наезде грабительство учинено" (4 завода) и 4) повреждений не имели, "а только происходили одни издержки расходов на защищение, недоковка в железе и недоплавка меди" (27 заводов). Более или менее поврежденных заводов по подсчету Бергколлегии оказалось 60. Этот итог включал и 4 неуральских предприятия, находившихся по правую сторону Волги и слегка задетых "пугачевцами" в конце движения.

В нашей литературе указывалось 56 разоренных металлургических предприятий. Но эта цифра неверна. Она значительно преуменьшена: сюда не включены пострадавшие казенные заводы, не все частновладельческие заводы оказались зарегистрированными и совсем не приняты во внимание бездействовавшие заводы, которые затем во время восстания были разрушены. Наша таблица, учитывающая большее количество предприятий и дающая иную классификацию, изображает положение дел ближе к действительности:

 

Доменные заводы

Передельные

Медные

Всего

Пострадало и не возобновило действия

22

-

53

7

Разрушено

9

8

8

25

Повреждено и разграблено

11

8

18

37

Находилось на оборонном положении

9

15

64

30

Не затронуто движением

13

7

15

35

 

44

38

52

134

Итак, из 129 работавших перед восстанием заводов получили более или менее крупные повреждения 64, или 50%. Среди них по специальности: чугуноплавильных 21, или 49% всего числа, железоделательных 16, или 42%, медеплавильных 27, или 56%.


1 В силу указанных особенностей "экстрактов" и ведомостей Бергколлегии нельзя настаивать на совершенной точности цифрового материала прилагаемой к статье таблицы. Однако следует иметь в виду, что особенно злостные преувеличения были допущены заводчиками при денежном исчислении своих убытков, натратив, номенклатура реальных технических повреждений в соответствующих перечнях в основном не вызывает сомнений, ибо здесь грубые отклонения от действительности слишком легко могли быть обнаружены.

2 Один был только что отстроен и еще не пущен в ход.

3 Четыре из них подолгу бездействовали перед восстанием.

4 В том числе три завода, лежавшие по границе оборонной зоны: Бизярский, Курашимский и Шаквинский, о которых сведения отсутствуют.

стр. 142

Лет через пять после подавления восстания, когда уже почти все пострадавшие заводы находились в полном действии, Бергколлегия произвела общий подсчет убытков и составила "краткую ведомость" по 60 предприятиям. Она дает сведения по следующим статьям:

1. Заводского строения, наличных заводских припасов и материалов

1059 тыс. руб.

2. Денег наличных

142 " "

3. Договоров, писем и задолжных по ним в работы денег

217 " "

4. Заводчиковых и крестьянских домов с их пожитками

1089 " "

5. Провианта

70 " "

6. Лошадей и разного скота

22 " "

7. Расходов на защищение

48 " "

8. На перестройку употреблено и употребить следует

123 " "

Итого

2770 тыс. руб.

Убито и без вести пропало 2670 человек. Выработать могли бы в остановочное время:

меди

133,5

тыс.

пуд.

железа

1838

"

"

Итого в остановочное время убытку 1625 тыс. руб.1

Хотя ведомость содержит несомненное преувеличение, но она довольно правильно отражает пропорцию потерь по главным разделам.

V

Правительство пришло на помощь пострадавшему от крестьянской войны классу крепостников: 31 марта 1775 г. был издан указ, предписывавший Московскому банку открыть кредит на полтора миллиона рублей ассигнациями. "Оренбургское отделение располагало 800 тыс. руб. для выдачи ссуд тем, "которых недвижимое имение, заводы, дворы и пожитки действительно пограблены и разорены были". Срок кредита определялся 10-летний с уплатой в первые три года 1%, в последующие 7 лет - 3%. Ссудами могли воспользоваться не только дворяне, но и "всякого рода жители, имеющие собственность... недвижимые имения, заводы, фабрики и дворы"2 .

В ближайшие годы горнозаводчики получили казенных ссуд на 330 тыс. руб., далеко не исчерпав кредита. Среди обратившихся к помощи банка владельцев на первом месте стоял Твердышев, получивший 180 тыс. руб., больше половины всей одолженной банком ссуды. Демидов Александр и Масалов взяли по 30 тыс. руб., другой Масалов - 22 тыс. руб., князь Шаховской - 19 тыс. руб., Миляков - 14 тыс. руб. и пятеро - на суммы от 10 до 5 тыс. рублей. Такая умеренность в использовании предложенной правительством помощи при громадных первоначальных заявках об убытках3 лишний раз свидетельствует о финансовой неоправданности рапортов, посылавшихся в Бергколлегию.

Темпы реставрации поврежденных заводов не могли быть одинаковыми. Они зависели от различных обстоятельств, как то: степень разрушения, наличие рабочей силы, легкость получения строительных, главным образом лесных, материалов, наличие денег у заводчика


1 Дело Бергколлегии, книга 2-я, л. 1006 - 1009.

2 Дело Бергколлегии, книга 2-я, л. 934.

3 Твердышев только по одной статье производственных убытков показал свыше 600 тыс. рублей.

стр. 143

и т. д. Для пуска заводов в ход требовались руда, флюсы, уголь. Затруднения с последним оказались наиболее значительными, так как запасы угля погибли при пожарах вместе с заводами, а на рубку леса, выжигание и доставку угля нужны были люди, лошади и, самое главное, время. Проще далось восстановление энергетики, так как насыпные дамбы плотин испытали только незначительные повреждения, а скоп воды в пруду мог быть закончен после первого же весеннего паводка.

Легче и быстрее всего были восстановлены менее пострадавшие заводы Среднего Урала. Здесь не было ликвидировано ни одно из пострадавших предприятий, причем на большинстве заводов работы начались раньше чем через год после остановки предприятия и захвата его повстанцами. Пуск затянулся до трех лет только на двух мелких медеплавильных заводах, где не хватало людей для приведения их в порядок1 .

На Южном Урале процесс восстановления протекал гораздо медленнее. Семь крупных заводов находились в состоянии консервации свыше трех лет, а шесть заводов были полностью ликвидированы.

Общие цифровые итоги восстановления горнозаводских предприятий таковы: 30 заводов были пущены в течение первого года после подавления восстания, на 22 заводах подготовка к пуску затянулась на срок от одного года до трех лет и, наконец, 9 заводов были пущены лишь спустя более трех лет после остановки. Однако и после пуска большинство заводов далеко не сразу подняло свою производительность до прежних размеров. Лишь к концу 70-х годов XVIII в. уральская горнозаводская промышленность по количеству выпускаемой продукции достигла уровня 1769 - 1772 годов.

VI

Всемирная история знает такие случаи, когда в результате катастрофического разрушения промышленности в том или ином районе вырастала новая промышленность, технически более прогрессивного типа. Поэтому, естественно, возникает вопрос, как повлияли события 1773 - 1774 гг. на технику уральской металлургии.

В исторической литературе за последние годы имели место попытки доказать, что восстановление уральской металлургии во второй половине 70-х годов XVIII в. сопровождалось значительным техническим прогрессом. "Разгром уральской металлургии, - пишет А. Берс, - принес ей, как это ни странно, большую пользу, ускорив ее развитие в последующие годы. Вынужденные почти всегда начинать дело сызнова, заводчики стали вводить много технических улучшений и новшеств, на которые бы они не раскачались без такой встряски"2 . Наш анализ документальных материалов приводит к иному выводу.

Для того чтобы обновлять, изменять и усовершенствовать технику производства, нужно было иметь хорошо проверенные на практике и освоенные образцы, так как заниматься опытами в период спешного восстановления было невозможно. Между тем мировая металлургическая практика к середине 70-х годов XVIII в. не дала еще, кроме плавки на коксе, значительных принципиальных новшеств, которые успели бы получить распространение в заводском деле. Пудлингование появилось на 8 лет позже. С 60-х годов XVIII в. в Англии начали при-


1 На Варзино-Алексеевском и Шермяитском.

2 А. Берс "Пугачевщина на Урале", стр. 43. М. 1925. Это мнение разделяет, хотя и с оговорками, А. Савич "Прошлое Урала", стр. 89. Пермь. 1925.

стр. 144

менять цилиндрические воздуходувные мехи при доменных печах - изобретение первостепенной важности. Однако на Урал они стали проникать лишь в 90-х годах XVIII в., а в 80-х годах на уральских заводах продолжали безраздельно господствовать старые семиметровые клинчатые громады. К этому нужно добавить, что уральские заводчики, насколько это можно проследить по документам, во второй половине 70-х годов не обращались за иностранной технической помощью, а предпочитали ограничиваться использованием своих собственных доморощенных "специалистов".

Сохранение техники на старом уровне предопределялось самым характером восстановительного процесса, который происходил в уральской металлургии. Как мы писали выше, на заводах, подвергшихся разрушению, уничтожены были главным образом горючие, деревянные части сооружений. Плавильные печи и горны на большинстве заводов уцелели и требовали лишь незначительных починок. Таким образом, нужно было восстановить деревянные части плотин и дать деревянную одежду стоявшим на месте каменным печам, построить еру бы и приладить к ним деревянные же вододействующие механизмы. В результате в буквальном смысле получалось, что "мертвый хватал живого" - сохранившиеся металлургические каменные установки не позволяли отступать от старого плана завода, предопределяли масштабы и внутреннее устройство цехов и почти лимитировали производство на прежнем уровне. Энергетика также не претерпела существенных изменений: указаний о том, что хоть одна плотина была бы возвышена и увеличивала запас воды в рабочем пруду, мы не имеем. Что касается "правил механики и гидраулики", о которых по обязанности разговаривали чиновники, командированные Бергколлегией, то и здесь результатов не могло быть по невежеству самих "инструкторов". К тому же и сами заводчики "за претерпенным разорением употребить на то иждивение отрекаются, а намерены сие исполнить при удобном случае"1 .

О рутинерстве предпринимателей как нельзя убедительнее свидетельствуют петербургские письма Никиты Демидова к приказчикам его двух, Кыштымского и Каслинского, заводов: "Подтверждаю накрепко вам о пущании в действие Кыштыму доменой и всех молотовых и о построении скором созженного и раззоренного всего по прежнему". В другом письме он пишет: "Умалять молотовых и на созженных не строить ни малого резону нет, ибо от трех домен весма можно да и весма лехко чюгуна наплавить на 300 тыс. пуд. железа, а мне надо непременно, штоб по 300 тыс. пуд. железа выходило всегда ежегодно, а больше мне и не надо..."2 . Предпринимательский идеал Никиты Демидова заключался в восстановлении всего "по прежнему". До 90-х годов XVIII в. почти никто из пострадавших заводчиков и не отошел от этой нормы, а некоторые даже спустились вниз.

Таким образом, нет решительно никаких данных утверждать, что потерпевшее поражение крестьянское восстание имело следствием технический прогресс металлургии. Наоборот, уровень производства остался в лучшем случае стабильным. Только лет на 10 позже, в конце XVIII в., Урал пережил еще один, четвертый по счету, период строительного подъема, когда на вновь основанных и на старых заводах были введены некоторые технические усовершенствования. Это было последнее усилие крепостнического Урала удержать первенство на мировом металлургическом рынке.


1 Дело Берголлегии, книга 2-я, л. 422.

2 Письма Никиты Демидова от 11 января и 27 февраля 1775 г. (подлинники хранятся в "библиотеке Свердловского музея).

стр. 145

ТАБЛИЦЫ ГОРНЫХ ЗАВОДОВ, ЗА

Название, владелец, время основания

Местоположение

Специальность, продукция и рабочая сила

1

2

3

I. ЗАВОДЫ, ПОСТРА

Азяш-Уфимский

Демидова Никиты

Основан около 1770 г.

Река Уфа (Белая-Кама) в 6 км ниже впадения р. Азяш, в 135 км к ЮЗ от Свердловска

Лесопильный, доменный и передельный

Вознесенский Казенный

Основан в 1755 г.

Река Иргизль, близ впадения в Белую, в 110 км к ЮЗ от Стерлитамака

Медеплавильный Работал не на всех печах Продукция не превышала 4 тыс. пуд. в год. Рабочей силы было больше 2 тыс. чел.

Ирнянский

Рычкова Петра

Основан в 1762 г.

Река Ирня (Зай - Кама) в быв. Бугульминском уезде

Медеплавильный Продукция не превышала 130 пуд. в год

Курганский

Частный

Основан в 1761 г.

Река Курган (приток Белой), в 30 км к 3 от Белебея

Медеплавильный Перед восстанием несколько лет бездействовал

Кухтурский

Демидова Евдокима

Основан около 1760 г.

Речка Кухтур, приток Белой, в 60 км к ЮЗ от Белирецка

Доменный

стр. 146

ТРОНУТЫХ КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНОЙ 1773 - 1774 гг.

Время захвата и срок остановки

Характер повреждений, виды и размер ущерба

Примечание

4

5

6

ДАВШИЕ И НЕ ВОЗОБНОВИВШИЕ ДЕЙСТВИЯ

Захвачен в январе 1774 г.

Вешняки выгорели, весь завод сожжен до основания, из обывательского строения осталось только 5 бань

Убыток от разрушения завода 21000 руб.

Потери жителей 3000 "

------------------------------

Всего убытка 24000 руб.

Завод был только что построен, но как металлургический до разгрома действовать не начинал

Остановлен 1 ноября 1773 г.

Сожжен и разграблен, у плотины сгорели срубы, запоры, валы

При захвате завода пугачевцы "из находящихся при оном служителей, мастеровых и работных людей в злодейскую толпу взяли"

К Пугачеву "мастеровые люди склонны не были, а приписные к тому заводу вольнонаемные и крестьяне согласились служить ему Пугачеву, коих с завода и уехало к нему 150 чел., и увезли имеющуюся при оном заводе чугунную пушку с порохом"

В декабре реквизировали часть заводской казны и провиант. В первых числах апреля 1774 г. явился Пугачев, взял деньги и сжег книги. В конце мая 1774 г. завод был опустошен башкирами

Остановлен в январе 1774 г.

Разграблен Убыток - 1000 руб.

Небольшой завод, имел всего две печи

-

Разорен до основания

-

Остановлен в начале ноября 1773 г.

Весь сожжен, остались поврежденные домны и горны

Убыток от разрушения завода 27620 руб.

Разграблено хозяйского имущества 1708 "

------------------------------

Всего убытка 29328 руб.

Крестьяне перешли к Пугачеву

стр. 147

Название, владелец, время основания

Местоположение

Специальность, продукция и рабочая сила

1

2

3

Покровский

Твердышева и Мясникова

Основан в 1755 г.

Река Б. Ик (Сакмара - Урал), в 100 км к Ю от Стерлитамака

Медеплавильный

Повидимому, в течение ряда лет перед восстанием бездействовал

Саралинский

Красильникова

Основан в начале XVIII в.

Речка Сарала, приток Камы, в 10 км к С от Елабуги

Медеплавильный

До крестьянской войны 1773 - 1774 гг. много лет бездействовал

II. ЗАВОДЫ

Авзяно-Петровский Верхний

Демидова Евдокима

Основан в 1753 г.

Река Авзян (Белая - Кама), в 80 км к ЮЗ от Белорецка

Доменный и передельный

Продукция чугуна в 1769 - 1773 гг. колебалась от 86 до 285 тыс. пуд.

Мастеровых 1309 чел. (вместе с Нижним Авзяно-Петровским заводом). Производительность с 1784 по 1795 г. колебалась от 2,5 тыс. до 137 тыс. пуд., всего выплавлено 1074 тыс. пуд.чугуна

Авзяно-Петровский Нижний

Демидова Евдокима

Основан в 1756 г.

В 5 км ниже Авзяно-Петровского Верхнего завода

Передельный

стр. 148

(Продолжение)

Время захвата и срок остановки

Характер повреждений, виды и размер ущерба

Примечания

4

5

6

Захвачен в середине октября 1773 г.

"Все истреблено огнем", плотина уцелела, но река Б. Ик "прорылась с правой стороны"

Разграблено материалов и пр. 2350 руб.

Сожжено заводских строений 1000 "

-------------------------------

Всего убытка 13350 руб.

С появлением слухов о начавшемся восстании "вольнонаемные и мастеровые, устрашась худых следствий, собравшись с крайним поспешением и торопливостью, оставя завод... выехали на Воскресенской медной завод". Был сожжен при первом же нападении пугачевцев, в октябре 1773 г.

Захвачен в 1774 г.

Разграблен

-

РАЗРУШЕННЫЕ

Работу на владельца прекратил во второй половине октября 1773 г. После ликвидации восстания заводчик просил:

Как за воды лежат внутри Башкирии, то по причине от сих легкомысленных башкирцев... предпринять... наиспособнейшие меры". Завод начал работать как передельный лишь в начале 1780-х

годов, а доменное производство возобновил только в конце 1784 г.

"Как фабрика, так господское и крестьянское строение сожжено ... все без остатку, а осталось только две домны и 8 горнов да куча чугуна". Вешняки и все надводные постройки плотины истреблены огнем.

Убыток от разрушения завода 42114 руб.

Разграблено хлеба 13159 "

Взято оружия 2042 "

Домов и имущества 14761 "

Прочих потерь 16507 "

-------------------------------

Всего убытка 88583 руб.

Впервые пугачевцы под предводительством Хлопуши появились на заводе 22 октября 1773 г. "Многие мастеровые и работные люди в ту воровскую партию склонены"

8 апреля 1774 г. на заводе появился сам Пугачев, забрал провиант, скот, 360 крестьян и ушел на Белорецкий завод

 

Кроме того по всем четырем заводам этого же владельца (обоим Авзяно-Петровским, Кагинскому и Кухтурскому) сгорело и разграблено

Крестьянского имущества 62289 руб.

Взято денег из конторы 12000 "

Прочих потерь 9975 "

-------------------------------

Всего по 4 заводам 84264 руб.

 

Остановлен одновременно с Верхним Авзяно-Петровским заводом

Частично возобновил работу с 1776 г.

"Весь без остатку превращен в пепел, а остались только одни горны"

Деревянные части плотины сгорели

Убыток от разрушения завода 15975 руб.

Взято железа 3531 "

Разграблено хозяйского имущества 9062

------------------------------

Всего убытка 28568 руб.

Подвергался опустошениям одновременно с Верхним Авзяно-Петровским заводом

стр. 149

Название, владелец, время основания

Местоположение

Специальность, продукция и рабочая сила

1

2

3

Архангельский

Твердышева и Мясникова

Основан в 1753 г.

Река Аксынь (Инзер - Сим - Белая), в 75 км к ЮВ от Уфы

Медеплавильный

Продукция за 1769 - 1773 гг. в среднем составляла 4392 пуда в год

Производительность с 1783 по 1795 г. колебалась от 1086 до 9202 пуда, всего выплавлено 84968 пуд. меди

Белорецкий

Твердышева и Мясникова

Основан в 1762 г.

Река Белая, приток Камы, в верхнем течении

Доменный и передельный

Выплавка чугуна в 1769 - 1773 гг. была в среднем 122 тыс. пуд. в год. Рабочая сила 871 чел.

Производительность с 1783 по 1795 г. колебалась от 5 тыс. до 142 тыс. пудов, всего выплавлено 1473 тыс. пуд. чугуна

Богоявленский

Твердышева и Мясникова

Основан в 1751 г.

Река Усолка (Белая - Кама), в 55 км к С от Стерлитамака

Медеплавильный Средняя продукция в 1769 - 1773 гг. составляла 8220 пуд.

Производительность с 1783 по 1795 г. колебалась от 5691 до 12185 пуд., всего получено 112741 пуд. меди

стр. 150

(Продолжение)

Время захвата и срок остановки

Характер повреждений, виды и размер ущерба

Примечание

4

5

6

Остановлен в конце октября 1773 г., бездействовал 2 года 8 месяцев

Сожжен до основания "с крестьянским строением"деревянная часть плотины сгорела, уцелели печи

Убыток от разрушения завода 42002 руб.

Сожжено строений 4275 "

Сожжено и расхищено имущ. 22709 "

-------------------------------

Всего убытка 68986 руб.

Побито и умерло 65 чел.

Не выплавлено меди 11715 п.

Добровольно передался пугачевцам

Сожжен при нападении башкир в июне 1774 г.

Остановлен в октябре 1773 г., бездействовал 3 года

Сожжен ларь, и свинки сожжены до основания, уцелело 11 горнов

Убыток от разрушения завода 92668 руб.

Сожжено и разграблено крестьянского имущества 90620 "

Всего убытка 183288 руб.

Побито и без вести пропало мужчин 409, женщин 377

Не выплавлено чугуна 367 тыс. пуд.

Осада длилась 6 недель, завод сдался в декабре 1773 года под угрозой поголовного истребления жителей был разграблен, деньги и продовольствие захвачены дела уничтожены

В апреле 1774 г. сам Пугачев вербовал на заводе людей, в июне завод окончательно разграблен окрестными башкирами и сожжен вместе с поселком; люди взяты в плен

Остановлен в октябре 1773 г., бездействовал 1 год 11 месяцев

"Подвержен был так, как и прочие в сей стране заводы, грабительству"

Разграблено припасов 48123 руб.

Повреждено заводских строений 10000 "

Крестьянских потерь 11536 "

------------------------------

Всего убытка 69659 руб.

Погибло 158 мужчин и 108 женщин

Пожара на заводе не было, но здание и установки пострадали ("у медеплавильной фабрики с крыши тес стаскан и переломан... у горнов повреждены засовы железные и связи выломаны и выбиты, бока у горнов поломаны")

Не выплавлено меди 15768 п.

Добровольно передался пугачевцам "С мая месяца по октябрь 1774 г. находился от башкирцев в беспрестанных атаках и нападениях"

стр. 151

Название, владелец, время основания

Местоположение

Специальность, продукция и рабочая сила

1

2

3

Верхоторский

Твердышева и Мясникова

Основан в 1759 г.

Река Тор (Нугуш - Белая), в 50 км к ЮВ от Стерлитамака

Медеплавильный

Средняя продукция за 1769 - 1773 гг. была 3873 пуда

Производительность с 1783 по 1795 г. колебалась от 3409 до 8874 пуд., всего получено 87970 пуд. меди

Воскресенский Твердышева и Мясникова основан в 1745 г.

Река Тор (Нугуш - Белая), в 60 км к Ю от Стерлитамака

Медеплавильный

Продукция за 1769 - 1773 гг. - в среднем 11738 пуд. меди в год

Рабочих насчитывалось до 1600 чел. (в том числе купленных около 1200 чел.)

Продукция в 1783 - 1795 гг. колебалась от 6073 до 13774 пуд., всего было выплавлено 114260 пуд. меди

Воткинский

Казенный

Основан в 1758 г.

Река Вотка (Сива - Кама), в 70 км к С от Сарапула

Передельный

Златоустовский

Лугинина Лариона

Основан в 1752 г. или 1753 г.

Река Ай (Уфа - Белая), в городе Златоусте

Доменный, передельный и медеплавильный.

Продукция за 1769 - 1773 гг. была от - 1771 до 1856 пуд. меди, чугуна - от 132 тыс. до 141 тыс. пуд.

Мастеровых - 306 чел. Производительность с 1788 по 1795 г. колебалась от 147 тыс. до 276 тыс. пуд чугуна, всего было выплавлено 2665 тыс. пуд.

стр. 152
Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ГОРНОЗАВОДСКАЯ-ПРОМЫШЛЕННОСТЬ-УРАЛА-И-КРЕСТЬЯНСКАЯ-ВОЙНА-1773-1774-ГОДОВ-1

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Д. КАШИНЦЕВ, ГОРНОЗАВОДСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ УРАЛА И КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА 1773-1774 ГОДОВ - 1 // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 17.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ГОРНОЗАВОДСКАЯ-ПРОМЫШЛЕННОСТЬ-УРАЛА-И-КРЕСТЬЯНСКАЯ-ВОЙНА-1773-1774-ГОДОВ-1 (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Д. КАШИНЦЕВ:

Д. КАШИНЦЕВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
294 просмотров рейтинг
17.08.2015 (766 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ГОРНОЗАВОДСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ УРАЛА И КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА 1773-1774 ГОДОВ - 1
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK