Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7087
Автор(ы) публикации: Г. ХАЧАПУРИДЗЕ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Крестьянская реформа в 1864 - 1871 гг., проведенная в отдельных районах Грузии, имела для крестьян тяжелые последствия.

В прокламации "Не царская реформа, а народная революция", написанной товарищем Сталиным в 1906 г. по поводу крестьянской реформы в Грузии, говорится: "Крестьяне требовали землю, исстари принадлежавшую им и орошенную их собственной кровью. Царь же отобрал у крестьян эту самую землю и передал дворянству, разрешив им выкупить лишь часть своей же земли, и то по самой дорогой цене! Таким образом, у крестьян стало еще меньше земли.

Крестьяне требовали волю, свободу от дворянских оков. Царь же чуточку только облегчив им тяжесть этих оков, накинул на них более тяжелые оковы - оковы царя-самодержца! Таким образом, крестьянам пришлось работать под двойным ярмом дворян и царя.

Крестьяне требовали отмену дворянских податей. Царь же, уменьшив только эти самые подати, навязал им более крупные государственные налоги, вконец подорвав, таким образом, основы крестьянского хозяйства!..

А чтобы доведенное до крайности крестьянство не восстало и не разнесло трон царского правительства, царь выдумал солдатчину, у крестьян же отнял он наилучших работников, переодел их в солдатские мундиры и заставил поклясться беспощадно стрелять в крестьян и рабочих, лишь только они осмелятся заговорить о своих человеческих правах!..

Правда, крестьянство добилось у правительства маленькой личной свободы, заставив его тем самым считаться с силой народного возмущения потому именно и празднуем мы 19 февраля, но что значит для крестьян одна только такая личная свобода без земли и без настоящей воли?..

Вот что называется у них "освобождением народа", вот как они пили кровь народа под фирмой "освобождения народа"1 .

Во второй половине XIX в., несмотря на наличие сильных феодально-крепостнических пережитков в Закавказье и Грузии, во всех областях народного хозяйства сначала медленно, а затем более быстрыми темпами начинает развиваться капитализм. Причем огромное значение имело развитие промышленного капитализма в России.

"Русский капитализм, - писал В. И. Ленин, - втягивал... Кавказ в мировое товарное обращение, нивеллировал его местные особенности - остаток старинной патриархальной замкнутости, - создавал себе рынок для своих фабрик. Страна, слабо заселенная в начале пореформенного периода или заселенная горцами, стоявшими в стороне


1 Тбилисский филиал Института Маркса - Энгельса - Ленина, фонд 33.

стр. 46

от мирового хозяйства и даже в стороне от истории, превращалась в страну нефтепромышленников, торговцев вином, фабрикантов пшеницы и табаку"1 .

Крупное значение для экономического развития всего Закавказья имело устройство здесь путей сообщения. В 1857 г. было учреждено "Русское общество пароходства и торговли" и начались правильные рейсы между Одессой, Редут-Кале и Трапезундом. В 1858 г. открывается для иностранной торговли порт в Поти и по реке Риону начинают ходить пароходы. В 1860 - 1862 гг. Грузия связывается с Центральной Россией телеграфом. В 1857 - 1861 гг. была реконструирована Военно-грузинская дорога и установлено регулярное движение дилижансов по ней до Ростова на Дону. Политические и экономические соображения настоятельно выдвигали необходимость связать Закавказье с Центральной Россией железной дорогой. В 1865 г. была начата постройка Закавказской железной дороги. 9 июня 1873 г. было открыто железнодорожное сообщение между Тбилиси и Поти. В 1883 г. была окончена постройка железнодорожной линии от Самтреди до Батуми и от Тбилиси до Баку. В конце XIX в. рельсовым путем были соединены Черное и Каспийское моря и весь край - с Европейской Россией. Проведение железных дорог ускорило социальное и политическое разложение старого строя и создавало предпосылки для развития в Закавказье машинной индустрии.

Особенно быстро начал развиваться Баку, превратившийся в крупный промышленный и рабочий центр. Наряду с местными и российскими капиталами в бакинскую нефтяную промышленность были вложены весьма значительные иностранные капиталы. В конце XIX в. иностранные вложения в бакинскую нефтяную промышленность исчислялись приблизительно в 47 млн. рублей. В 1865 г. в Баку было добыто нефти 557 тыс. пудов, а в 1902 г. - 637,7 млн. пудов.

В 1860 г. англичанином Руксом был открыт первый механический завод в Тбилиси. В 1865 г. здесь начала работать первая в Грузии текстильная фабрика Мирзоева.

В 70-х годах в Грузии помимо того существовали заводы: Чатахский - чугунолитейный, Аллавердский, Шамплугский, Ахтальский - медеплавильные. В Ширакской и Эльдарской степях производилась разработка нефтеносных земель, где добывалось в год до 40 тыс. пудов нефти.

С 1879 г. исключительно быстрыми темпами росла марганцевая промышленность, центром которой стала Чиатура с ее мировым запасом марганцевой руды. К концу XIX в. марганцевой руды добывалось уже более 600 тыс. тонн. С ростом потребности железных дорог в каменном угле увеличивается его добыча в Тквибули. В 1884 г. там было добыто 84 тыс. пудов каменного угля, а в 1898 г. - 1864 тыс. пудов. В тот же период, правда, в незначительных размерах, начинается разработка Ткварчельских каменноугольных копей.

В 1883 г. в Тбилиси были открыты главные железнодорожные мастерские и депо Закавказской железной дороги, где работало до 3 1/2 тыс. рабочих. В 1890 г., в Тбилиси начинает работать ряд новых фабрик и заводов: кожевенных, винно-коньячных, мыловаренных и др. Крупным промышленным центром Грузии становится Батуми, где в 1890 г. было более 10 крупных промышленных предприятий, связанных главным образом с вывозом через Батумский порт бакинской нефти заграницу. В 1900 г. была окончена постройка керосинопровода Баку-Батуми.

Но в общем большинство промышленных предприятий Грузии в описываемый период были мелкие и технически отсталые. Тбилиси продолжал оставаться преимущественно административным центром с много-


1 Ленин. Соч. Т. III, стр. 464.

стр. 47

численным царским чиновничеством, жандармерией, войском и всякого рода торговцами. Товарищ Сталин в 1918 г. писал: "Характерной чертой Закавказья является его экономическая отсталость. Если не считать Баку, этот промышленный оазис края, движимый главным образом заграничным капиталом, то Закавказье представляет аграрную страну с более или менее развитой торговой жизнью по краям, у берегов морей и с крепкими еще остатками чисто крепостнического уклада в центре"1 .

Проведение железной дороги, возникновение промышленности, развитие в сельском хозяйстве торгово-денежных отношений вызывали рост торговых оборотов в Закавказье и Грузии. В 1872 г. оборот заграничной торговли по Закавказью исчислялся в 15079,4 тыс. руб., а в 1893 г. он составлял уже 55835 тыс. рублей. В Тбилиси, Батуми, Кутаиси, Поти и Сухуми было введено городовое положение 1870 г., в остальных городах и местечках городское хозяйство было оставлено в ведении местной полицейской власти.

В 1867 г. в Тбилиси было открыто отделение Российского государственного банка. В 1871 г. здесь начинают свои операции Коммерческий банк, Общество взаимного кредита и другие финансово-кредитные учреждения. В 1874 г. Коммерческий банк был открыт в Кутаиси.

Со второй половины XIX в. в Грузии наблюдается быстрый рост населения и особенно быстрый рост городов. В начале XIX в. грузин считалось около 380 тыс. человек, по переписи же 1897 г., население Грузии (без б. Артвинского округа и части Борчалинского уезда) было около 1318 тыс. человек. В Тбилиси в 1865 г. жителей было 67770 человек, а по переписи 1897 г., - 160645 человек. Так же росли и другие города: Кутаиси, Батуми, Поти, Гори и др. В 1865 г. во всех городах Грузии было 120899 человек, а в 1897 г. население их возросло до 296372 человек.

"Рядом с процессом усиленной колонизации Кавказа, - писал В. И. Ленин, - и усиленного роста его земледельческого населения шел также (прикрываемый этим ростом) процесс отвлечения населения от земледелия к промышленности"2 .

Вместе с ростом в Грузии после крестьянской реформы промышленности и торговли становилась более многочисленной и буржуазия (и в том числе национальная, грузинская). Об этом свидетельствуют данные о росте промышленных предприятий, о повышении торговых оборотов, о расширении деятельности банков и кредитных учреждений, об увеличении числа частных домовладений в городах и развитии городского строительства.

Лучшие районы в городах, в частности в Тбилиси, застраиваются преимущественно крупной буржуазией. Весьма заметную роль в жизни страны начинают играть составившие себе крупные капиталы на казенных подрядах купцы Зубалишвили, Сараджишвили, Хоштария и др.

Одновременно с развитием промышленности в Грузии появляется и растет промышленный пролетариат. Он формировался из разорявшихся городских ремесленников, которые своими кустарными изделиями не могли конкурировать с товарами фабричной промышленности.

Если в Тбилиси в 60-х годах XIX в. ремесленников числилось 11500 человек, то в 1885 г. число их сократилось до 6 тысяч.

Но главным резервом рабочей силы для промышленности являлась деревня. Бегство бесправного крестьянства в города в погоне за куском хлеба и в силу стремления избавиться от беспощадной эксплоатации помещиков началось еще до отмены крепостного права.

Такого беглеца-крестьянина, - живущего впроголодь, очень хорошо описал известный грузинский общественный деятель Н. Николадзе


1 И. Сталин "Сборник статей", стр. 18. Партиздат ЦК КП(б)Г. 1935.

2 Ленин. Соч. Т. III, стр. 464.

стр. 48

в своей корреспонденции в "Колоколе" Герцена: "Муша (рабочий) в Грузии не имеет никаких прав гражданства, он даже не мещанин и не срочно-отпускной, он просто-напросто беглый. Имеретинские, гурийские, мингрельские и рачинские крестьяне, не покорившись помещичьей власти и не выдержав барского кнута, бегут в Тифлис... Отречение от семьи, и родины спасает крестьянина от помещичьей власти, но зато ставит его в зависимость от буржуазии и чиновничества, в рабство куска хлеба. Работа громадного большинства состоит в таскании камней, песку и извести для строений, воды и дров для жителей, и за подобный труд редко получается два-три абаза (40 - 60 коп. серебром)"1 .

После ликвидации в Грузии крепостного права бегство обнищавшей крестьянской массы в города, где стали открываться фабрики и заводы, еще более усиливается. "Такие селения, как Хидистави, Амаглеба, Суреби, Чохатаури и пр., отсылают большую часть своих рабочих рук в промышленные центры Кавказа, главным образом в Батум, Поти, Новороссийск. Гурийцы составляют значительную часть промышленных рабочих по всему побережью Черного моря; много их идет на бакинские промысла, а также в Тифлис и другие города. Нужда разбросала их по всей России и загнала даже на восток Азии, где их насчитывается "несколько десятков тысяч душ"2 .

Положение рабочих в Грузии было чрезвычайно тяжелым. Капиталистическая эксплоатация усугублялась политическим национально-колониальным угнетением. Рабочий день на фабрике и заводе законом не регулировался и достигал 14 часов, а вместе с обязательной сверхурочной работой - 17 часов. Рабочий превращался на фабрике, по словам Ленина, "не только в наемного, но и кабального раба". В промышленных предприятиях Грузии широко применялся женский и детский труд.

Рабочие получали нищенскую заработную плату. Охраны труда не существовало, на предприятиях царил произвол администрации. В результате, например на текстильной фабрике братьев Мирзоевых (в Тбилиси), несчастные случаи были очень часты, предохранительных мер никто не принимал. Никакой компенсации рабочим за увечья предприниматели не платили, пострадавших просто выбрасывали на улицу. Рабочих нанимали на год, деньгами им платили 20 руб. в год, кормили скудно и выдавали один раз в год одежду. Когда в 1872 г. рабочие Мирзоева заявили протест против произвольного снижения заработной платы, управляющий фабрикой цинично ответил: "Кому выгодно, пусть работает, кому же нет - пусть уходит, куда ему угодно"3 .

Жильем рабочие не были обеспечены. В Тбилиси они ютились на окраине, в Нахаловке, в тесных и скученных хибарках. В Чиатуре рабочие спали под открытым небом, а во время непогоды и зимой ночевали в копях.

Фабрично-заводская инспекция в Грузии была введена лишь в начале 1902 г., но деятельность ее была чисто формальной.

Общее количество промышленных рабочих в конце XIX в. в Грузии достигало 24 тыс. человек. О том, насколько чудовищной была эксплоатация рабочих и как усугублялась она вследствие национально-колониального гнета, свидетельствуют следующие слова ближайшего соратника Сталина, стойкого революционера-ленинца Л. Кецховели. В 1901 г. он писал: "Грузинский рабочий эксплоатируется вместе с русским и армянином, мучается, страдает, задыхается в царстве насилия со связанными руками, прикованный к бездушной машине, продукт которой целиком достается ее собственнику, а трудящемуся перепадают


1 "Колокол" N 204 за 1865 год.

2 В. Каландадзе и В. Мхеидзе "Очерки революционного движения в Гурии", стр. 4. СПБ. 1906.

3 Газета "Дроэба" N 15 за 1872 год.

стр. 49

остатки, объедки со стола, позволяющие ему тянуть мученическую лямку. На одной стороне - трудящийся, на другой - собственник орудий производства; на одной стороне - бедность, на другой - богатство и роскошь. Первый создает богатство, а сам изнывает в бедности; второй - даром, без затраты труда, присваивает это богатство и развлекается пирами во дворцах. Стоны многочисленного народа, полуживотное существование в грязных и затхлых подвалах"1 .

II

Капитализм пробивал дорогу и в сельское хозяйство Грузии, разрушая натурально-патриархальные его формы, преобразуя мелкое крестьянское хозяйство и делая его зависимым от рынка.

Об этом свидетельствует, между прочим, тот факт, что вывоз кукурузы заграницу из одной только Западной Грузии к 1894 г. достиг 7 млн. пудов. В сельское хозяйство, хотя и медленно, начинают внедряться товарные культуры. Особенно увеличивается табаководство, центром которого становится бывший Сухумский округ. В Аджарии начинают культивировать чай, цитрусовые, бамбук и другие южнотропические растения. В Западной Грузии увеличивается производство шолка. В Карталинии получает промышленное значение плодоводство. Центром виноградарства и виноделия являлась Кахетия, где в отдельных хозяйствах оно было поставлено по западноевропейскому образцу, например в имениях бывшего Удельного ведомства, а также и у отдельных помещиков.

В грузинской деревне начинают все больше обостряться противоречия, с одной стороны, между помещиками, сосредоточившими в своих руках лучшую часть земель, и крестьянством, а с другой стороны, между основной массой крестьянства и кулачеством.

Рост богатства у небольшой группы и обездоленное, полуголодное и нищенское существование большинства - такова была типичная картина грузинской деревни.

"Загляните в какую-нибудь кахетинскую деревню, - писал корреспондент в газету "Иверия", - (хоть даже в самый г. Телави) и понаблюдайте, какие две противоположные картины предстанут перед вами: с одной стороны вы увидите прекрасный двухэтажный дом европейской архитектуры, с другой - покосившуюся избу, которая больше похожа на курятник чем на дом. С одной стороны - вы увидите огромное богатство, иногда такое, что владелец, вследствие необразованности, не умеет пользоваться им, с другой стороны - страшную бедность и нищету! С одной стороны, вы слышите песни и хохот, с другой стороны - горе и плач"2 .

В конце XIX в. по 26 селениям Горийского уезда из всех категорий крестьян владели:

до

1

га

40,42%

"

2

"

21,37%

"

3

"

14,85%

"

5

"

11,53%

свыше

5

"

8,83%3

Если считать владеющих землей до 2 га бедняками, от 2 до 5 га середняками и свыше 5 га - кулаками, то окажется:

бедняков

64,79%

середняков

26,38%

кулаков

8,83%


1 Газета "Брдзола" N 1 за 1901 год.

2 Газета "Иверия" N 13 за 1878 год.

3 Журнал "Кавказское сельское хозяйство" за 1903 год, стр. 955 - 956.

стр. 50

В Западной Грузии малоземелье было еще острее. Наиболее безземельным районом была Гурия, где, по данным 80-х годов, 83% государственных крестьян и 89% крестьян-собственников фактически были или почти безземельными или имели земли не более 4 га на двор. Показателем степени расслоения крестьянства является распределение домашнего скота. Так, в Кахетии, в бывшем Телавском уезде, верхушка деревни прибрала в свои руки 44% всего скота, в то время как 54% крестьянских хозяйств вовсе не имели рабочего скота, а 14% хозяйств имели только по одной голове.

Систематически нуждаясь в деньгах, крестьяне могли занять их у ростовщиков за чрезмерные проценты. Заем приводил иногда бедняка к фактическому рабству. Бывали случаи, когда за долги умершего отца сын должен был служить батраком у деревенского богача в течение нескольких лет1 .

"Обеднению и упадку благосостояния крестьянина, - писал известный грузинский общественный деятель и литератор С. Месхи, - в настоящее время, между прочим, содействовали две экономические силы: сельская буржуазия - ростовщики и бывшие крепостники... Как бы мы решительно ни протестовали, бывший крепостник..., если сумеет отобрать у крестьянина половину урожая, отберет. Сколько бы мы ни убеждали ростовщика, он с десяти рублей взыщет с бедного крестьянина в конце года проценты в 20, 30, 40 рублей или же натурой на эту сумму"2 .

Известный грузинский писатель Э. Ниношвили в рассказе "Гогия Уишвили" ярко изобразил тип народившегося в деревне кулака в лице Давида Дроидзе. В руках последнего сила и богатство, в то время как большинство крестьян бедствует и находится на пути к вырождению. Между Давидом Дроидзе и остальными крестьянами пропасть; "Давид Дроидзе стал в своей деревне царьком".

Помещичье хозяйство в Грузии после реформы 60-х годов медленно переходило к капиталистическим методам эксплоатации, в основном оставаясь все еще крепостническим, базирующимся на докапиталистических формах эксплоатации крестьянских хозяйств. Например во всей Карталинии в конце XIX в. насчитывалось не более 4 - 5 имений и хозяйств, которые велись на капиталистических началах. Остальные помещики сдавали свои земли крестьянам в аренду на кабальных условиях. По данным официальной статистики, арендатор отдавал землевладельцу не менее 60% валового дохода с арендуемой земли. В некоторых же районах Грузии условия аренды были еще более тяжелыми: крестьяне в неурожайные годы должны были отдавать помещикам не только весь собранный на арендованной земле урожай, но и отдавать часть урожая с надельной земли. Правильного севооборота не существовало, в большинстве районов Грузии не придерживались даже трехполья. Техника земледелия была отсталая, удобрения не применялись. Все это вызывало резкое падение урожайности. Так, в Кутаисской губернии в 70-х годах урожай кукурузы с одного га в среднем равнялся 27 - 30 центнерам, а спустя 30 лет средний урожай кукурузы был всего 7 - 10 центнеров.

"Большая часть жителей нашего общества, - писал корреспондент в газету "Иверия" из Имеретии, - бедна. Пшеницу сеют редко. Все привыкли к кукурузе, но даже при благоприятном климате почти никто не может собрать столько урожая, чтобы хватило на год. Вино составляло единственный достаток у нашего общества, но и то последние годы сбор винограда и выход вина сильно стали уменьшаться в урожае"3 .


1 Журнал "Кавказское сельское хозяйство" за 1899 год, стр. 182.

2 Газета "Дроэба" N 12 за 1875 год.

3 Газета "Иверия" N 207 за 1893 год.

стр. 51

С ростом населения и с увеличением спроса рыночная стоимость земли сильно возросла. Достаточно указать, что в Гурии, например, кцева земли (0,4 га) в конце XIX в. оценивалась в 500 - 800 рублей.

Наиболее выгодным для сельского хозяйства Грузии был бы переход к высокоценным сельскохозяйственным культурам (чай, цитрусовые, хлопок, табак и др.). Однако пережитки крепостничества, отсутствие средств и необходимых агрономических знаний лишали большинство крестьян возможности сделать такой переход и тем повысить доходность своих хозяйств. Тяжесть кабалы, в которой были крестьяне у помещиков и сельской буржуазии, увеличивалась поборами духовенства; последнее, помимо платы за требы, собирало с крестьян так называемые "драмовые деньги" (обычно по 2 руб. со двора). Духовенство поборы с крестьян обычно собирало натурой.

"Сплошь и рядом мне приходилось, - писал тионетский уездный начальник Леонтьев, - разбирать жалобы сторон, выяснять странные и дикие факты: священник, желая получить за венчание более установленной суммы (например в одном случае 10 руб.), начав венчание, прекращал его и, добившись у сконфуженных новобрачных и смущенной публики, еще 15 рублей, кончал венчание; у крестьянки села Свимониантхеви умерли муж и ребенок; она заплатила священнику за похороны... 16 руб., 2 тунги (10 бутылок) вина, 2 баранов и 2 коды (один центнер) хлеба, т. е. около 35 руб., но священник остался недоволен и предъявил горем убитой женщине в сельский суд иск еще на 3 руб."1 .

Считаясь "низшим" сословием, крестьяне, помимо государственных земских налогов, несли еще повинности: подводную, дорожную и т. п.

Тяжелое экономическое положение крестьян усугублялось политическим бесправием и национальным угнетением.

Таким образом, в Грузии и после крестьянской реформы под влиянием развивавшегося капитализма, усиливающегося национально-колониального гнета, эксплоатации массы крестьян помещиками и буржуазно-кулацкой верхушкой деревни, не только не были устранены противоречия, но еще более обострилась классовая борьба. К грузинской деревне вполне применима поэтому та характеристика, которую дал Ф. Энгельс русской деревне пореформенного времени. "Таким образом, - писал он, - самые условия, в которых очутился теперь русский крестьянин, толкают его к движению, которое, правда, в настоящее время лишь только возникает, но которое в силу ухудшающегося с каждым днем положения крестьянской массы, неудержимо будет идти все дальше и дальше"2 .

Во второй половине XIX в. в Грузии не прекращались массовые крестьянские выступления. Во главе движения обычно шла крестьянская беднота.

В 1876 г. началось движение в селениях Лаиси и Пахулани, Зугдидского уезда, в Мегрелии, и скоро оно охватило большую часть уезда. Для подавления восстания в Кутаиси были двинуты крупные военные силы. В деревне Лерпурцуме произошло столкновение крестьян с войсками, в результате было убито 18 крестьян и ранено 30.

В 1875 - 1876 гг. происходили восстания в так называемой Вольной Сванетии. Они были ответом на намерение царизма лишить сванов старинных "вольностей". Карательная экспедиция с исключительной жестокостью подавила восстание. Селение Халде, где началось восстание, было уничтожено. Руководители движения были арестованы и сосланы на разные сроки в отдаленные районы Сибири.

Война 1877 - 1878 гг. России с Турцией велась, как известно, одновременно на балканском и кавказском фронтах и, конечно, должна была


1 Архивный отдел НКВД Грузинской ССР, ф. канцелярии наместника, отделение крестьянского стола N 570/529.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 253 (в сноске).

стр. 52

отразиться на пограничных с Турцией районах Грузии. Мобилизации в милицию, усиленная подводная повинность, прифронтовый военный режим и т. д. всей тяжестью легли на население Грузии.

В 1878 г. имело место выступление крестьян в Кахетии (бывшем Сигнахском уезде). Поводом послужило намерение властей в связи с войной произвести набор в милицию. Движение приняло массовый характер. Властям с трудом удалось подавить его.

Во время войны с Турцией 1877 - 1878 гг. подняли восстание крестьяне в Абхазии. Царизм жестоко отомстил абхазцам за "измену". По всей Абхазии свирепствовали карательные экспедиции. Многие деревни были превращены в развалины, уничтожались посевы, вырубались сады. Большая часть населения бежала в Турцию, оставшиеся были обречены на голодную смерть. Было издано следующее постановление:

"1. Все население возмутившихся местностей признать причастным к измене и виновным в мятеже и вследствие этого не производить особого расследования о степени причастности к мятежу каждой общины особо.

2. Во избежание возможности повторения событий 1866 и 1877 гг. виновное абхазское население сгруппировать таким образом: а) чтобы оно представляло не сплошную массу, а было разбросано между поселенцами, имеющими быть призванными на свободные земли, и б) чтобы оно было отделено от морского берега линией колонистских поселений"1 .

После окончания войны с Турцией, по Берлинскому трактату 1878 г., Россия получила на Кавказе Каре, Ардаган, Артвин и Аджарию с Батуми. Следует отметить, что аджарцы давали решительный отпор завоевательной политике царизма.

"Во всех трех войнах 1828 - 29 гг., 1853 - 55 гг. и 1877 - 78 гг. наши усилия овладеть Батумом, - пишет царский историк, - разбивались о могучее сопротивление не столько от турецких войск, сколько от народа, который, опираясь на свои, почти неприступные для атаки природно сильные позиции, успешно отстаивал свою территорию и вынуждал нас уходить, не достигнув цели - взятия Батума"2 .

Узнав о Берлинском трактате, закреплявшем Аджарию за Россией, десятитысячный отряд аджарцев готов был выступить на борьбу против царизма. Однако, не получив гарантий помощи со стороны европейских государств, аджарцы вынуждены были сложить оружие3 .

В Аджарии в качестве опоры для своей колонизаторской политики царизм решил использовать феодалов-беков и духовенство. Лучшие земли приморской полосы были отобраны в Удельное ведомство или розданы отдельными участками представителям русской военщины и крупной чиновничьей бюрократии. Одновременно Аджарию начинают заселять русскими колонистами.

Как и при турецком владычестве, земля в Аджарии фактически находилась в распоряжении феодалов, продолжавших держать крестьян в феодально-крепостнической зависимости.

Аджарские крестьяне влачили при царизме жалкое существование, находясь в нищете и невежестве. Поэтому когда в соседней Гурии в 1881 -1882 гг. возникло массовое крестьянское движение против властей и эксплоатации дворян и сельской буржуазии, выступили и аджарские крестьяне соседнего с Гурией Кобулетского района.

Грузинская газета "Дроэба" упоминает крестьян Д. Сургуладзе, Г. Ломджария, Г. Чкония и др., как руководителей крестьянских отрядов, наводившие страх на местные власти, помещиков, духовенство


1 Архивный отдел НКВД Грузинской ССР, ф. канцелярии наместника. 1878 г., св. N 8719, д. N 61, 68, 70.

2 Там же, д. N 10. Записка по аджарскому вопросу.

3 Газета "Иверия" N 4 за 1879 год.

стр. 53

и сельскую буржуазию. Карательный отряд под начальством ген. Смекалова прошел по всей Гурии и Аджарии и с трудом подавил крестьянское движение.

В последнее десятилетие XIX столетия массовые выступления крестьян происходили в 1894 г. в Душетском уезде, в 1897 г. - в Горийском уезде, в 1899 г. - в Боржом оком районе того же уезда. Но эти выступления имели еще малоорганизованный, скорее стихийный характер; "это было, - как писал Ленин о крестьянских восстаниях этого периода, - восстание темной, несознательной массы, восстание без определенных, ясных политических требований, т. -е. без требования изменить государственные порядки. Крестьянское восстание было подавлено, потому что оно было неподготовлено. Крестьянское восстаете было подавлено, потому что у деревенских пролетариев не было еще союза с городскими пролетариями"1 .

III

До XIX в. грузины не составляли одной нации.

Они жили на одной территории, имели общий язык, но в политическом отношении были раздроблены на отдельные царства, княжества и феодальные владения, которые находились во враждебных отношениях и часто вели между собой братоубийственные войны.

Между отдельными районами Грузии не было общности и экономических интересов. Слабо были развиты торговля и обмен. В стране господствовало натурально-патриархальное хозяйство. Почти каждая крестьянская семья производила не только продукты питания, но и примитивную обувь, одежду, сельскохозяйственные орудия. Слабо были развиты и пути сообщения. Восточную и Западную Грузию связывали тропы, по которым с большим риском для жизни можно было пробираться пешком или верхом на лошади. Попытки отдельных выдающихся государственных деятелей объединить грузин в одно государство и организовать отпор исконным врагам грузинского народа кончались неудачей. Так, в 1795 г. с огромными полчищами на Тбилиси из Ирана напал Ага-Магомет-хан. На помощь царю Ираклию II не пришли не только многие из грузинских феодалов, но и некоторые его сыновья. Даже в минуту смертельной опасности для государства феодалам оказались чужды общенародные интересы.

С присоединением Грузии к царской России, что являлось наименьшим злом по сравнению с теми перспективами, которые ожидали страну, если бы она подпала под власть Ирана или Турции, в истории грузинского народа начинается новый период. Благодаря присоединению к России грузинский народ сохранил себя физически, и в первой половине XIX в. Грузия почти полностью была собрана и восстановлена в своих исторических границах.

После отмены крепостного права, проведения железной дороги, телеграфа в Грузии начинают быстра развиваться товарно-денежные отношения, возникает промышленность, уничтожается вековая замкнутость натурально-патриархального хозяйства. Возникает разделение труда между отдельными районами и прочно устанавливается общность экономической жизни страны. Одновременно Грузия включается в систему мировых связей, и это также дает толчок развитию местных производительных сил и новых производственных отношений.

С развитием капитализма складываются новые классы: национальный пролетариат и буржуазия. С экономическим ослаблением теряет свое прежнее значение в общественной жизни консервативное дворянство. На основе новых, капиталистических потребностей в Грузию от


1 Ленин. Соч. Т. V, стр. 312.

стр. 54

русского народа и из Европы проникают новые идеи, появляются новые взгляды.

Новые социально-экономические условия вызвали в Грузии подъем национальной культуры. Особые успехи сделала художественная литература. Корифеи этого периода и родоначальники новой грузинской литературы - Илья Чавчавадзе и Акакий Церетели. Они становятся знаменосцами национально-освободительной борьбы против царизма. Видными писателями этого времени являются также В. Пшавела, А. Казбеги, Г. Церетели, Э. Ниношвили и др. Все они стояли на уровне передовых людей своего времени, выступали в роли передовых руководителей грузинской нации, духовно объединяли родную страну.

Грузия распадалась на Кхетию, Карталинию, Пшав-Хевсуретию, Мегрелию; передовые грузинские писатели горячо пропагандируют необходимость единения грузинского народа для борьбы за общность национальной культуры и для борьбы против национально-колониального гнета царизма. Все грузины, в каком бы районе они ни жили, являются, как образно выразился великий грузинский национальный поэт Акакий Церетели, "струнами одной чонгури (родины)" и если "хоть одна струна оборвется, необходима немедленная помощь".

Крупное развитие получает грузинский национальный театр, давший целое поколение драматургов и блестящих талантов и мастеров сцены, как Нато Габуния-Цагарели, М. Сапарова-Абашидзе, В. Абашидзе, Л. Месхишвили, Гуния и др.

Развивается национальная грузинская музыка, опирающаяся на музыкальный фольклор. Появляются крупнейшие мастера грузинской живописи (Г. Габашвили, Л. Мревлишвили и др.), боровшиеся за утверждение национального реалистического искусства. Особенно выделяется среди грузинских художников Л. Мревлишвили, яркий представитель демократического реализма; его революционные картины являлись протестом против национально-колониального угнетения царизма. Множатся кадры грузинских ученых: акад. И. Тархнишвили, проф. В. Петриашвили, П. Меликишвили, член-корреспондент Академии наук Д. Бакрадзе, проф. Д. Чубинишвили, проф. А. Хаханашвили, проф. А. Цагарели. В конце XIX в. начал свою выдающуюся научную деятельность ставший впоследствии академиком знаменитый востоковед, лингвист-археолог, создатель яфетической теории языка Н. Я. Марр.

Передовая грузинская общественность боролась за развитие национальной культуры, просвещения, родного языка. В 1879 г. удалось добиться утверждения устава "Общества по распространению грамотности среди грузин". С первых же шагов своей деятельности это Общество стало играть роль рассадника культуры и просвещения среди грузинского народа.

Особое внимание начинает уделяться собиранию и изучению народного фольклора. Во главе движения становятся И. Чавчавадзе и А. Церетели. Собираются во всех районах Грузии, изучаются и печатаются лучшие образцы народного творчества: песни, сказки, легенды, пословицы. Огромное значение в формировании национального сознания приобретает грузинская пресса.

Яркой демонстрацией сложившейся общности культуры грузинского народа было празднование в Тбилиси 22 октября 1896 г. 50-летия литературной и общественной деятельности Р. Эристави, оставившее у современников огромное впечатление. В Тбилиси на празднование съехались делегаты из всех районов Грузии, и юбилейное чествование Р. Эристави вылилось в подлинно национальное торжество.

"Нация, - пишет Сталин, - это исторически сложившаяся устойчивая общность языка, территории, эко-

стр. 55

номической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры"1 .

Грузинский народ во второй половине XIX в. уже обладал всеми указанными признаками. Под влиянием сложившихся социально-экономических условий грузинский народ складывается в это время в нацию.

После отмены в Грузии крепостного права, в связи с ростом капитализма, углублением классовой дифференциации и обострением классовой борьбы, происходит серьезный перелом в общественно-политической жизни страны.

Одновременно происходит укрепление установившихся еще в первой половине XIX в. связей грузинского народа с передовой культурой и общественной жизнью русского народа, прежде всего через грузинскую молодежь, которая за получением высшего образования направлялась в Москву, Петербург, Киев, Одессу, Харьков и другие культурные центры России.

Огромнейшее влияние на формирование мировоззрения грузинской молодежи имели великие русские революционные демократы: Белинский, Чернышевский, Добролюбов, Герцен, - которые вели непримиримую борьбу против самодержавно-крепостнического строя. Особым авторитетом и любовью в прогрессивном грузинском обществе пользовался Чернышевский, которого Ленин называл "русским великим социалистом домарксова периода"2 .

За молодыми грузинами, учившимися в России и усвоившими идеи русских шестидесятников, t no возвращении их на родину утвердилась кличка "тергдалеули" ("испивший воду из реки Терека", т. е. переступивший историческую границу Грузии).

В 1861 г. в Грузию вернулся 24-летний Илья Чавчавадзе, который до того был студентом Петербургского университета и был исключен за участие в студенческих "беспорядках".

Илья Чавчавадзе объединил вокруг себя передовую, прогрессивно настроенную молодежь и стал во главе нового общественно-литературного направления, которое впоследствии в истории общественных течений страны получило наименование "Пирвели даси" ("Первая группа").

На страницах единственного в то время грузинского журнала "Цискари" Илья Чавчавадзе выступил со страстным протестом против мертвящей действительности Грузии, против застоя и консерватизма, против идеологов консервативно-феодального дворянства, видным представителем которых являлся тогда известный грузинский поэт Григорий Орбелиани. Г. Орбелиани затеял в стихах полемику с Ильей Чавчавадзе. Это был спор консервативных "отцов" и передовых "детей".

Для распространения своих взглядов Чавчавадзе в 1863 г. основывает журнал "Сакартвелос моамбе" ("Вестник Грузии"), который становится боевым органом нового общественно-литературного направления. В журнале сотрудничали лучшие тогда литературно-художественные силы Грузии. На страницах "Сакартвелос моамбе" последовательно проводились новые, просветительные идеи. В этом журнале Илья Чавчавадзе напечатал свою повесть "И этот человек?", пять первых глав "Рассказа нищего", отрывки из поэмы "Разбойник Како". Все эти произведения, помимо своей художественной ценности, были яркими обличительными документами, направленными против крепостного права. Илья Чавчавадзе был непреклонным борцом против крепостников, защитником интересов крестьянских масс.

Илья Чавчавадзе встретил решительное противодействие консервативной грузинской знати, представители которой нападали на него за то, что у молодого критика "в одной руке меч, а в другой вместо щита


1 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 6. 1938.

2 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 212.

стр. 56

сочинения Белинского". С особой ненавистью имя Ильи Чавчавадзе стало произноситься в феодально-консервативном лагере после того, как он на собрании дворян Тбилисской губернии выступил с пламенной речью, требуя освобождения крестьян от крепостной зависимости с наделением их землей.

Чтобы знакомить грузинское общество с передовыми идеями того времени, а также с лучшими художественными произведениями русских и западноевропейских писателей, в журнале "Сакартвелос моамбе" печатались переводы произведений Белинского, Добролюбова, Виктора Гюго и др.

В тисках суровой царской цензуры "Сакартвелос моамбе" смог просуществовать всего один год. Журнал закрылся в 1864 г., но несмотря на краткость своего существования он оставил глубокий след в общественно-литературной жизни Грузии.

Илья Чавчавадзе был бойцом и знаменосцем национально-освободительного движения в Грузии. Одновременно он являлся и великим грузинским писателем, замечательным публицистом, критиком, историком, ученым и общественным деятелем. Мечты свободолюбивого грузинского народа Илья Чавчавадзе очень хорошо выразил в следующих стихах:

"Когда ж свободы луч расплавит все оковы,
Тысячелетия томящие людей,
И горестный грузин гордиться станет снова
Грузинским именем и родиной своей".

Писатель твердо верил, что грузинский народ, освободившись от гнета царизма, найдет путь к подлинной свободе и культуре. В своих известных стихотворениях: "Песнь грузин-студентов", "Базалетское озеро", "Будет ли день" - Илья Чавчавадзе высказывает заветные мечты о свободе, пророчески предвидя "лучезарное будущее", которое будет завоевано "сыновьями из стали".

И. Чавчавадзе боролся с консервативными идеологами из грузинского дворянского лагеря, являвшимися одновременно крупными русскими чиновниками: поэтом Г. Орбелиани, историком П. Иоселиани, сенатором и публицистом Багратион-Мухранским, автором брошюры "О существе национальной индивидуальности", в которой проповедывалась великодержавная идеология о неизбежности поглощения крупными нациями мелких национальностей.

В своих политических статьях Илья Чавчавадзе был беспощаден к мракобесам и апологетам русского самодержавия: Д. Толстому, Каткову, Яновскому и др. Относясь с величайшим уважением ко всем народам Закавказья, Илья Чавчавадзе в обширной политической статье "Армянские ученые и вопиющие камни" решительно выступает на защиту самобытности и величия грузинской культуры, разоблачая армянских национал-шовинистов в их попытках исказить действительную историю Грузии, посеять рознь между братскими армянским и грузинским народами.

Илья Чавчавадзе долгое время был в центре общественной и культурной жизни Грузии. Газета "Правда" охарактеризовала Илью Чавчавадзе "как великого писателя и популярнейшего деятеля национально-освободительного движения Грузии второй половины XIX века."1 .

Другим корифеем грузинской литературы, который также стоял в центре национально-освободительного движения и много по раб о таи над созданием новой грузинской литературы и языка, был Акакий Церетели (1840 - 1915 гг.). Общественные взгляды Акакия Церетели формировались под влиянием Белинского, Герцема, Чернышевского, Добролюбова. Акакий Церетели юным студентам познакомился в Петер-


1 "Правда" от 4 ноября 1936 года.

стр. 57

бурге с великим сыном украинского народа - Тарасом Шевченко. "Признаюсь, я в первый раз понял с его слов, - вспоминал потом об этой встрече А. Церетели, - как надо любить родину и свой народ".

А. Церетели смело поднял знамя борьбы против старого, консервативного лагеря, враждебно относившегося ко всему новому и прогрессивному. Красною нитью во всем творчестве Акакия Церетели проводит идея национально-освободительной борьбы против царизма. Он никогда не отделял борьбу грузинского народа от революционной борьбы русских рабочих и крестьян. 1 марта 1881 г., в день убийства Александра II, Акакий Церетели пишет стихотворение "Весна", в котором под аллегорией наступающей весны приветствует грядущую революцию:

"Пришла с дыханием весны
Ко мне неведомая шла.
Сказал я: "Воплотятся сны!"
Грядущее заговорило"1.

Акакий Церетели глубоко верил в светлое будущее грузинского народа, в то, что последний сбросит оковы рабства и станет на путь свободного творчества и расцвета. В известной поэме "Торнике Эристави" Акакий Церетели говорит:

"Наша Грузия подобна
Амирану, славные друзья!
Недруги кружатся злобно,
Словно стая воронья.
Но придет, настанет время,
Цепи разорвет народ,
Сбросит он страданья бремя,
Встретит радости приход"2.

Впротивовес человеконенавистнической политике царизма Акакий Церетели пропагандировал дружбу и общность интересов всех народов Закавказья. Он высоко ценил и перевел на грузинский язык азербайджанского писателя Мирза Фатали Ахундова, дружил с армянскими писателями Ованесом Туманяном и Ваганом Терьяном. Обращаясь к лучшему своему другу армянскому драматургу Габриэлю Сундукянцу, Акакий Церетели говорит:

"Ты - армянин, а я - грузин,
И все же братья мы родные,
И край родной у нас один -
Кавказа выси ледяные"3.

В 1866 г. в Грузии складывается новое общественно-литературное направление, получившее название "Меоре даси" ("Вторая группа"), возглавляемое Г. Церетели, Н. Николадзе, С. Месхи, К. Лордкипанидзе, П. Умикашвили, А. Церетели и др.

Печатными органами этой группы были: газета "Дроэба" (1866 - 1885), журналы "Мнатоби" (1869 - 1872), "Кребули" (1871 - 1873) на грузинском языке и большая общественно-политическая и литературная газета "Обзор" (1878 - 1881) на русском языке.

Одним из самых видных деятелей этой группы являлся Н. Я. Николадзе (1843 - 1928), публицист, общественный деятель и литературный критик. Н. Я. Николадзе был близко знаком с Чернышевским и Герценом, сотрудничал в "Современнике", "Искре", в "Колоколе" и "Отечественных записках", в последних руководил отделом литера-


1 Акакий Церетели "Избранное", стр. 82. М. 1940.

2 Там же, стр. 200.

3 Там же, стр. 153.

стр. 58

турной критики и напечатал статью "Луи Блан и Гамбетта", защищавшую принцип "государственного демократического социализма". Н. Я. Николадзе совместно с И. М. Мечниковым издавал журнал "Современность". Мировоззрение Николадзе формировалось под влиянием великих русских просветителей-демократов и западного утопического социализма. За участие в студенческих волнениях Н. Я. Николадзе был арестован и посажен в Петропавловскую крепость. В 1869 г. Н. Я. Николадзе приезжает в Грузию и вскоре становится одним из руководителей "Меоре даси".

С 80-х годов Н. Я. Николадзе переходит на позиции либеральной буржуазии, а впоследствии делается лидером партии грузинских национал-демократов. Группа буржуазных интеллигентов "Меоре даси" в противоположность "Пирвели даси" и ее основоположнику Илье Чавчавадзе отрицала какую-либо положительную роль грузинского дворянства. "Никто не совершает столько беззаконий и предательства в отношении своей страны, как это сословие (дворянство), - писал Г. Церетели. - Начиная с древних времен наша страна гибнет от несправедливости этого злого сословия. Трудиться оно не может, знаний и ловкости у него нет. По этой причине оно постепенно беднеет и средства уходят у него из-под рук, постепенно исчезнет и его наименование"1 .

В отличие от народников "меоре-дасисты" видели в развитии капитализма не одно только зло, а признавали за ним и прогрессивное значение. Поэтому они широко пропагандировали необходимость развития в Грузии промышленности, проведения железных дорог, улучшения путей сообщения, открытия банков, кредитных товариществ и других видов кооперации.

В 1868 г. под редакцией Г. Церетели в Тбилиси начинает выходить первая крестьянская газета - "Сасопло газети". В ней в популярной форме излагались необходимые деревне агрономические и другие практические сведения, которые должны были помочь улучшению крестьянского хозяйства.

В своих литературных органах группа "Меоре даси" знакомила прогрессивное грузинское общество с учением утопистов-социалистов Фурье, Оуэна, Сен-Симона и др.

"Меоре даси" широко пропагандировала необходимость усвоения грузинским народом передовой культуры русского и западноевропейских народов, содействовала открытию в Грузии народных школ, библиотек, читален, устройству спектаклей, культурно-просветительных учреждений.

Газета "Дроэба", по существу, была первым ежедневным периодическим изданием на грузинском языке. Редактировали ее Г. Церетели (с 1866 по 1869 г.), С. Месхи (с 1869 по 1883 г.) и И. Мачабели (с 1883 по 1885 г.), выдающиеся грузинские общественные деятели. В "Дроэба" принимали близкое участие А. Церетели, А. Казбеги, П. Умикашвили, А. Пурцеладзе, Н. Николадзе и др.

В статье, посвященной 10-летию существования "Дроэба", С. Месхи писал: "Все, что было творческим, энергичным и живым в нашем обществе, все и вся оставили след в этой газете. Она была почти единственной представительницей нашей литературы, при помощи которой можно было разговаривать с обществом; это был единственный орган, при помощи которого только и можно было сказать кому-нибудь что-либо, кто имел что сказать, кто хотел поделиться и распространить свои мысли и убеждения"2 .

В общественной жизни Грузии "Дроэба" сыграла, несомненно, очень крупную роль. Не было ни одного более или менее выдающегося


1 "Квали" N 46 за 1897 год.

2 Газета "Дроэба" N 27 за 1876 год.

стр. 59

общественно-политического явления, на которое не откликнулась бы газета. На ее страницах смело вскрывались недостатки общественной жизни, беспощадно громились крепостники, духовенство, сельская и городская буржуазия. Являясь другом и защитником подлинных интересов грузинского народа, "Дроэба" всеми доступными средствами боролась против колонизаторов и руссификаторов, отстаивая родной язык, литературу и культуру. Газета защищала братство и равенство всех народов Закавказья. "Сегодня Закавказье, - писала "Дроэба", - заселено тремя коренными, тяготеющими к просвещению народами: грузинскими племенами, армянскими, азербайджанскими... Грузинский народ и его передовые люди должны написать на своем знамени: взаимная помощь, взаимное уважение, забота о взаимных интересах, братский союз и соединенными усилиями искоренение того внутреннего зла, которое так сильно задерживает наше шествие по пути благоденствия".

Не удивительно, что царское правительство систематически преследовало "Дроэба". В газете запрещалось освещать политические события, редакции не было позволено иметь собственных корреспондентов в городах Западной Европы. Наконец, в сентябре 1885 г. "Дроэба" была окончательно закрыта администрацией.

Грузинская молодежь, обучаясь в русских университетах, естественно, втягивалась в общерусское революционное движение. Еще И. Чавчавадзе, Н. Николадзе, Г. Церетели и другие грузины-студенты принимали участие в студенческих выступлениях 1861 года.

Многие из грузин за получением высшего образования отправлялись заграницу, особенно женщины, которым, как и русским женщинам, в России был закрыт доступ в университеты. В 70-х годах в Цюрихе существовала колония молодых кавказцев, среди которых большинством были студенты-грузины.

Заграницей грузинская молодежь знакомилась с русскими, революционными эмигрантами (Лавровым, Ткачевым и др.), изучала западноевропейские социалистические теории, и там же созданы были первые революционные грузинские кружки и общества. Так, в Цюрихе в 1872 - 1873 гг. организовалось общество под названием "Угели" ("Ярмо"), которое ставило целью революционную борьбу против царизма и освобождение всех народов Закавказья от национально-колониального угнетения.

Народничество также нашло последователей среди части грузинских общественных деятелей. По социальному происхождению большинство грузинских народников были дети разорившихся дворян. Немало было среди них бывших семинаристов, народных учителей, мелких служащих. Таким образом, и в Грузии народники в большинстве также были разночинцы, здесь их называли "тетиата мотрпиале".

В 70-х годах в Тбилиси и других местах Грузии народнической интеллигенцией устраивались нелегальные собрания и были организованы нелегальные библиотеки. В последних наряду с сочинениями Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Лассаля, Прудона имелись также нелегальный "Колокол", революционные брошюры: "Сказка о четырех братьях", "Хитрая механика", "Голод в Самаре", "Сказка о копейке" и др. Некоторые из этих брошюр были изданы на грузинском языке. В с. Тквиави, Горийского уезда, для этой цели была организована примитивная нелегальная типография, собраны были даже деньги на выписку нового печатного станка из-за границы.

Оформление народнической организации в Грузии нужно относить к 1872 - 1873 годам. Во главе ее стояли И. Иоселиани, М. Кипиани, И. Кикодзе, А. Пурцеладзе, С. Мгалоблишвили, Ш. Давиташвили и др. Народнические кружки были в Тбилиси, Гори, Кутаиси, Телави, в Гурии, Мегрелии, Лечхуми и других местах. Грузинские народники: Джабадари, Зданевич-Маяшвили, А. Цицишвили, А. Гамкрелидзе, Н. Чико-

стр. 60

идзе и др. - принимали участие в русском народническом движении и были даже привлечены по процессу "50-ти" и сосланы в Сибирь. Но часть грузин-народников, настроенная националистически, была против совместной с русским народом борьбы с царизмом и требовала организации самостоятельной Закавказской федерации. С таким националистическим уклоном в народническом движении вели упорную борьбу остальные народники-грузины. Один из наиболее видных представителей народничества, Ш. Давиташвили, писал: "Грузия тесно связана с Россией. Грузинский народ не может освободиться, если не будет свергнут существующий строй в России. Поэтому, если грузинская молодежь служит революционному делу России в центре, тем самым она служит и интересам грузинского народа... Мы, местные революционеры, разделяли этот взгляд и ставили себе целью подготовить все население Кавказа, без различия национальностей, в тот момент, когда в центре России пробьет час борьбы"1 .

В Грузии не было общинного землевладения. Тем не менее грузинские народники считали необходимым культивировать земельную общину в Грузии, насаждать здесь всевозможные ассоциации, артели, создавать кооперативные крестьянские банки и т. д. Один из идеологов грузинских народников, Г. Тархан-Моурави, в своих статьях доказывал, что "хозяйственные ассоциации являются единственным средством для улучшения и укрепления положения мелких производителей". "Всякое изменение, - писал он, - всякий факт, который совершается в жизни человечества, есть результат ассоциации"2 .

Грузинские народники отрицали развитие в Грузии капитализма, не понимали роли пролетариата, считая общину лучшей формой общественного устройства.

Грузинские народники, как можно видеть из доклада судебного следователя по их делу, ставили своей целью "произвести восстание по данному везде в одно и то же время сигналу для уничтожения должностных лиц, духовенства и помещиков-дворян"3 .

Большую надежду в смысле осуществления своих революционных целей грузинские народники возлагали на ожидавшуюся тогда русско-турецкую войну, после объявления которой предполагалось поднять всеобщее восстание крестьян против царизма. Однако, как признают в своих воспоминаниях народники Ш. Давиташвили и С. Мгалоблишвили, их пропаганда встретила среди крестьян глухое равнодушие, и добиться прочных связей с крестьянскими массами народникам не удалось.

Первая народническая организация в Грузии была разгромлена царизмом в 1876 году. Большинство ее руководителей было сослано в Сибирь. После провала оставшиеся на свободе народники продолжали работу, главным образом среди учащейся молодежи и городских ремесленников. Руководящую роль в это время среди народников играли И. Иоселиани, С. Чрелашвили, М. Кипиани, А. Пурцеладзе и др. В 1882 г. в Тбилиси возник народнический кружок среди офицеров 2-го Мингрельского полка, но члены этого кружка были скоро арестованы.

В 80-х годах среди народников Грузии явственно наметились два течения: одно стояло на позиции партии "Народная воля" и защищало индивидуальный террор и необходимость политической борьбы, другое было либерально-народническим, отрицало террор и проповедывало только легальные методы работы.

Группируясь вокруг журнала "Имеди" ("Надежда"), издававшегося в Тбилиси с 1881 г. под редакцией М. Гургенидзе, и газеты "Шрома",


1 Ш. Давиташвили "Народническое движение в Грузии", сто 40 Тбилиси. 1933.

2 Газета "Дроэба" N 44 за 1868 год.

3 Архивный отдел Грузинской ССР, ф. N 36, д. 15. 1876.

стр. 61

издававшейся в Кутаиси с 1881 г. под редакцией Д. Дадиани, либеральные народники вели культуртрегерскую работу, доказывали возможность возрождения мелкого производства путем основания кооперативов и трудовых артелей. Отказываясь от революционной борьбы с царизмом, либеральные народники проповедывали примирение с ним и изыскивали пути соглашения.

В 1881 г. в обращении к царю Александру III они писали: "Будем надеяться, что император Александр облегчит положение своего народа, осушит его слезы, оправдает надежды и удовлетворит его нужды"1 . Даже в 90-х годах эпигоны народников продолжали отрицать капиталистический характер развития Грузии и возникновение в стране пролетариата, как самого передового и революционного класса общества. Марксистам в Грузии с первых же шагов пришлось повести беспощадную борьбу против народничества.

Общественная жизнь Грузии в 70 - 90-х годах XIX в. отмечена волнениями учащейся молодежи, которые имели место главным образом в Тбилисской духовной семинарии. Это учебное заведение по правилам внутреннего распорядка скорее было похоже в то время на тюрьму чем на среднюю школу. В семинарии господствовали иезуитские методы воспитания, велась неустанная слежка за учащимися, широко культивировался шпионаж. В беседе с немецким писателем Э. Людвигом в 1931 г., вспоминая свое пребывание в Тбилисской семинарии, товарищ Сталин говорил:

"...Основной их метод - это слежка, шпионаж, залезание в душу, издевательство, - что может быть в этом положительного? Например, слежка в пансионате: в 9 часов звонок к чаю, уходим в столовую, а когда возвращаемся к себе в комнаты, оказывается, что уже за это время обыскали и перепотрошили все наши вещевые ящики"2 .

Помимо исключительно строгого режима, проводившегося в семинарии, там преследовалось все грузинское. Грузинский язык некоторыми преподавателями цинично назывался "собачьим языкам", семинаристов исключали только за то, что у них находили книги на грузинском языке. Начальство требовало, чтобы учащиеся не смели даже думать по-грузински. Семинаристам строго запрещалось читать произведения Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Писарева, классиков художественной литературы. Л. Толстого, Тургенева, Достоевского, Салтыкова-Щедрина и др., знакомиться с научной литературой, посещать публичные лекции, библиотеки, театр. Этот ужасающий режим озлоблял семинаристов и приводил совсем не к тем результатам, какие были желательны семинарскому начальству. Несмотря на слежку в семинарии возникали нелегальные литературные, просветительные и даже революционные кружки, а начиная с 70-х годов там неоднократно имели место волнения учащихся.

Среди семинаристов в эти годы вели пропаганду отдельные народники.

С 1891 г. в Тбилисской духовной семинарии начал свою учебу и скоро развил революционную работу среди семинаристов Ладо Кецховели.

В 1893 г. в Тбилисской духовной семинарии происходит выступление семинаристов, вожаком которого стал Ладо Кецховели. 30 ноября 1893 г. в Сабуртало, на окраине Тбилиси, было устроено нелегальное собрание учащихся семинарии, на нем было принято решение объявить забастовку. Семинаристы предъявили экзарху Грузии требования: изменить в семинарии существующий полицейский режим, прекратить нацио-


1 Журнал "Имеди" N 2 за 1881 год.

2 И. Сталин "Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом", стр. 9. 1938.

стр. 62

нальную травлю, удалить из семинарии наиболее ненавистных надзирателей и учителей, восстановить преподавание грузинского языка и т. д. Забастовка началась в семинарии 1 декабря и продолжалась 4 дня. Начальство приняло против бастовавших учеников суровые меры, ни одно из их требовании не было удовлетворено. Семинария была закрыта на месяц, 87 учащихся были исключены из семинарии с выдачей им так называемых "волчьих билетов", лишавших их права поступать в другие учебные заведения и на государственную службу. 23 семинаристам, в том числе и Ладо Кецховели, помимо того было запрещено жить в Тбилиси.

IV

Во второй половине" XIX в. среди передовой части грузинского общества начали особенно широко распространяться социалистические идеи, заимствованные из России и Западной Европы.

Во многих статьях, например в газете "Дроэба", явно чувствуется влияние утопического социализма. Эта же газета откликнулась и на образование I Интернационала, напечатав сведения о I конгрессе и содержание устава I Интернационала.

Особенно широкий отклик в передовом грузинском обществе нашла Парижская коммуна.

В газете "Дроэба", выходившей под редакцией С. Месхи, помещались статьи, освещавшие деятельность Коммуны. Мало того, "Дроэба" даже в условиях царской цензуры сумела напечатать ряд прокламаций и декреты Парижской коммуны, в частности в номере от 23 мая 1871 г. было помещено обращение женщин-коммунарок.

Известие о поражении парижских рабочих опечалило все передовые слои грузинского общества. Великий грузинский писатель Илья Чавчавадзе написал стихотворение "В день падения Коммуны", в котором выражал свое искреннее сочувствие борцам, павшим в неравной борьбе:

"...И снова лишилось свободы
Столетье, летевшее вскачь,
И вновь, угнетая народы,
Тупой торжествует палач!"

Передовые люди грузинского общества Н. Николадзе, Г. Церетели, С. Месхи и др. и после 1871 г. неоднократно возвращались к вопросу о Парижской коммуне. Попадая в Париж, грузинские передовые общественные деятели того времени считали своим священным долгом посетить те места, где рабочие дрались против буржуазии, за свое освобождение от угнетения и эксплоатации. В журнале "Кребули" за 1873 г. Н. Николадзе писал: "Я видел ту улицу, на которой в течение восьми дней шла беспощадная борьба. Каждая пядь ее орошена кровью сотен тысяч человек. Видел также несколько дворов, в которые армия загоняла парижских рабочих и расстреливала их без суда митральезами. Видел я и то место, где после поражения коммунаров выступил на балконе известный писатель Делеклюз. Он стал у знамени, сложил руки, принял в грудь шесть пуль и пал мертвый. Одним словом, я осмотрел всю улицу, на которой, ведя ожесточенную борьбу, парижане проявляли величайший героизм".

О Парижской коммуне говорится в статье "Заметки и думы путешественника" С. Месхи, который в 1873 - 1874 гг. был в Европе. В 1872 г., давая общую оценку Парижской коммуне, газета "Дроэба" писала: "Мы были свидетелями таких исторических событий в европейской жизни, относительно которых будут еще долго говорить и часто задумываться будущие поколения".

Теоретическое знакомство с марксизмом в Грузии началось позднее чем в России. Впервые о Марксе, как организаторе и руководителе

стр. 63

I Интернационала, упоминается в газете "Дроэба" в 1871 году. В том же году Мевеле (псевдоним Д. Микеладзе) перевел на грузинский язык предисловие к "К критике политической экономии" К. Маркса. Перевод предназначался для напечатания в "Дроэба", но не был пропущен цензурой. В 1882 г. Г. Маиашвили ссылается на Маркса и его работу "К критике политической экономии"1 . Знакомство с трудами К. Маркса обнаруживает и Е. Бослевели (псевдоним Е. Мгеладзе), в газете "Шрома" за 1882 - 1883 т. была помещена его статья "Критический обзор". В 1886 г. в N 17 журнала "Театр" был напечатан библиографический обзор в связи с выходом "Капитала" К. Маркса на русском языке. В этой статье, между прочим, говорилось: "Многие из наших молодых людей если и не читали, то по крайней мере слыхали имя знаменитого писателя, великого знатока политической экономии и выдающегося критика Карла Маркса. Экономическая наука и критика, благодаря Карлу Марксу, достигли в настоящее время такого развития, что много времени пройдет, пока появится кто-нибудь подобный ему".

В легальных и нелегальных библиотеках Тбилиси в то время можно было встретить "Капитал" К. Маркса на русском языке, а также издания группы "Освобождение труда": "Коммунистический манифест", работу Плеханова "Социализм и политическая борьба" и др.

Таким образом, в 70 и 80-х годах прошлого столетия представители передовой грузинской интеллигенции не только теоретически были уже знакомы с марксизмом, но и в своих работах пытались опираться на авторитет Карла Маркса; появление подлинных сторонников революционного марксизма и создание марксистской организации в Грузии относятся лишь к 90-м годам.

Вследствие чудовищной капиталистической эксплоатации и национально-колониального гнета в Грузии рано начались стихийные и разрозненные выступления рабочих. Рабочие не осознали себя еще как класс и не имели своих организаций. Капиталистам, к услугам которых был военно-полицейский и судебный аппарат, легко удавалось подавлять эти разрозненные выступления рабочих. Горький опыт этих выступлений приводил передовых рабочих того времени к мысли, что необходима организованная борьба, иначе рабочие никогда не добьются успеха. Среди рабочих постепенно растет сознание общности интересов и необходимости объединения для борьбы против общего врага. Еще в 70-х годах в Тбилиси возникают рабочие кружки, члены которых занимались главным образом самообразованием. В начале 80-х годов среди рабочих и ремесленников ведет работу группа народников во главе с Г. Читадзе. Стоя на позициях народовольцев, эта группа издавала на грузинском языке и распространяла среди рабочих и ремесленников народнические листовки и брошюры. В 1884 г. среди рабочих собирались средства для устройства нелегальной типографии. В рабочих кружках народниками читалась нелегальная литература, устраивались беседы на социально-экономические темы, но народническая идеология не укрепилась среди рабочих. Она скоро была вытеснена марксизмом.

В 80-х годах у рабочих и ремесленников Тбилиси и других городов большой популярностью пользовался поэт И. Давиташвили (1850- 1887). Вышедший из бедняцкой среды и не получивший почти никакого образования, И. Давиташвили в своих произведениях изображал горемычную жизнь крестьянина-бедняка и городского рабочего и звал их на борьбу против своих угнетателей. В 1887 г. по поводу смерти Давиташвили за подписью 100 тбилисских рабочих была послана в редакцию газеты "Иверия" статья, в которой рабочие выражали свою глубокую скорбь по поводу безвременной кончины поэта. Аналогичными были проявления скорби по поводу смерти Давиташвили у рабочих


1 См. газету "Иверия" N7 - 8 за 1882 год.

стр. 64

Телави и Гори. Исключительно яркую надгробную речь у могилы И. Давиташвили произнес рабочий-ремесленник Гоциридзе.

0 том, что в это время в Грузии культурный уровень наиболее передовых и сознательных рабочих был довольно высок, свидетельствует опубликованное ныне замечательное письмо тбилисских рабочих по случаю смерти великого русского писателя-сатирика Салтыкова-Щедрина, посланное его жене. "Позвольте нам, рабочим, - писали они, - выразить Вам свою скорбь по горестной утрате Вами незабвенного и милого супруга. Смерть Михаила Евграфовича опечалила всех искренне желающих добра и счастья своей родине. В лице его Россия лишилась лучшего, справедливого и энергичного защитника правды и свободы, борца против зла, которое он своим сильным умом и словом разил в самом корне. И мы, рабочие, присоединяемся к общей скорби о великом человеке".

Дальше рабочие писали, что бессмертные рассказы Салтыкова-Щедрина будут ободрять и звать трудящихся "на борьбу против зла, угнетения и на поиски правды и света"1 .

В 1889 - 1892 гг. в Тбилиси издавались на грузинском языке нелегальные рабочие журналы "Муша" ("Рабочий"), "Гантиади" ("Рассвет") и "Синатле" ("Свет"). В них описывалось тяжелое положение рабочего класса в Грузии. Несмотря на примитивную технику и сравнительно недолгое существование этих журналов они сыграли известную положительную роль в деле воспитания рабочих и распространения среди них идей единения и солидарности.

В 90-х гг. в связи с общим промышленным подъемом в России происходит окончательное "экономическое завоевание" Закавказья и Грузии. Еще более энергично, чем это было раньше, проводится политика превращения Закавказья в источник" промышленного сырья и рынок сбыта для товаров русской промышленности. Суровая национально-колониальная политика царизма, развитие промышленности, рост рабочего движения подготовили почву для распространения марксизма в Закавказье.

Распространению идей марксизма в Закавказье и Грузии немало способствовали высланные сюда из Центральной России русские социал-демократы И. Коган, И. Лузин, Г. Франчески и др., а также грузинская молодежь, побывавшая заграницей или обучавшаяся в русских высших учебных заведениях. Об особой роли русских социал-демократов в деле распространения марксизма в Закавказье говорит И. В. Сталин в беседе с немецким писателем. Эмилем Людвигом: "В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. Эти группы имели на меня большое влияние и привили мне вкус к подпольной марксистской литературе"2 .

В 1893 г. в Грузии возникла первая марксистская организация - "Месаме даси". Свои взгляды эта организация пропагандировала в легальных грузинских органах: газете "Квали" и журнале "Моамбе". Но, признавая прогрессивное значение развития капитализма и ведя в этом направлении борьбу против народников, признавая классовую дифференциацию общества и борьбу классов, руководители "Месаме даси", тем не менее, решительно выступали против идей гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции и диктатуры пролетариата. В национальном вопросе большинство "Месаме даси" стояло на националистической позиции признания единства интересов всех грузин в деле национального возрождения Грузии. Большинство "Месаме даси", подобно "легальным марксистам" в России, вульгаризировало и иска-


1 "Литературное наследство" N 13 - 14. Т. II, стр. 221 - 223. М. 1934.

2 И. Сталин "Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом", стр. 9.

стр. 65

жало революционный марксизм и пыталось подчинить классовую борьбу пролетариата интересам буржуазно-национального движения.

В 1895 г. в организацию "Месаме даси" вступил революционный марксист Александр Цулукидзе; в 1897 г. - профессиональный революционер, выдающийся организатор ленинско-искровского подполья, Ладо Кецховели; в 1898 г. - один из основоположников великого революционного учения - марксизма-ленинизма, - ближайший соратник Ленина, гениальный продолжатель дела Маркса - Энгельса - Ленина, - Иосиф Виссарионович Сталин.

Эта группа во главе со Сталиным представляла революционно-марксистское меньшинство "Месаме даси". Она стала ядром РСДРП ленинско-искровского направления в Закавказье и объявила непримиримую борьбу оппортунистическому большинству "Месаме даси". Революционная группа социал-демократов во главе со Сталиным постепенно расширяет свое влияние в рабочих социал-демократических кружках, осуществляет переход от пропаганды и узко кружковой работы к массовой политической агитации и к соединению социализма с рабочим движением. Сталин становится во главе руководства политической борьбой рабочего класса против царя, помещиков и капиталистов.

Таким образом, с первых же дней возникновения большевизма в России великие идеи Маркса - Энгельса - Ленина стали проникать в Закавказье и Грузию.

Между рабочими Петербурга и молодым грузинским пролетариатом установилась крепкая и нерушимая дружба.

Лучшие сыны грузинского народа: И. В. Сталин, Л. Кецховели, А. Цулукидзе и др. - сразу стали под знамя Ленина.

Во главе ленинско-искровской организации в Закавказье становится И. В. Сталин, который "проникся безграничной верой в ленинский революционный гений и пошел по пути Ленина. Он никогда не сворачивал с этого пути и после смерти Ленина смело и уверенно продолжает его дело"1 .


1 "Иосиф Виссарионович Сталин". Краткая биография, стр. 8. 1939.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ГРУЗИЯ-ВО-ВТОРОЙ-ПОЛОВИНЕ-XIX-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Г. ХАЧАПУРИДЗЕ, ГРУЗИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ГРУЗИЯ-ВО-ВТОРОЙ-ПОЛОВИНЕ-XIX-ВЕКА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Г. ХАЧАПУРИДЗЕ:

Г. ХАЧАПУРИДЗЕ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
519 просмотров рейтинг
18.08.2015 (765 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ГРУЗИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK