Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6945
Автор(ы) публикации: А. Бернштейн

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Письмо в редакцию 1

Статья т. Зиновьева в БСЭ является шагом назад от уже достигнутой нами ступени в исследовании истории германской социал-демократии. Это совершенно правильно констатируют тезисы т. Вакса.

Нас это обязывает к двум вещам. Прежде всего надо подвергнуть развернутой критике самую статью. Но в то же время надо привести в порядок наши нынешние взгляды на историю германской социал-демократии. Ибо в наших рядах - нужно сказать прямо-немало разнобоя.

Критика статьи т. Зиновьева не может поэтому не поднять перед нами всей совокупности сложнейших проблем истории германской социал-демократии. И эти проблемы мы должны теперь поставить со всей той политической заостренностью, которой они требуют.

Была ли германская социал-демократия в целом революционной партией? Этот вопрос можно и должно поставить.

Можно, ибо германская социал-демократия не была простой суммой разных внутрипартийных течении. Наряду с течениями в партии была и определенная "генеральная" линия. Многолетняя устойчивость руководящей верхушки тоже свидетельствует о преемственности и об устойчивости некоей общей партийной линии 2. Нельзя отрицать того, что деятельность германской социал-демократии за четыре десятка лет ее довоенного существования при всех отдельных отклонениях имеет характер цельности и своеобразного постоянства.

Должно, ибо иначе не будет ясности в оценке боровшихся в партии правых и левых течений, в ответе на ряд иных встающих перед исследователем вопросов.

Итак, - ставя вопрос в общей форме, в больших цифрах, - была ли довоенная германская социал- демократия объективно-революционной партией, играла ли она на определенном историческом этапе революционную роль?

Для революционного пролетариата последней четверти XIX в. важнейшей задачей было создание массовых, дисциплинированных рабочих партий. Эту задачу германская социал-демократия для Германии выполнила. В условиях той эпохи революционный пролетариат должен был пройти школу использования легальных возможностей, школу борьбы за частичные требования, чтобы завоевать элементарные условия для дальнейшей борьбы. Эти задачи германская социал- демократия, худо ли, хорошо ли, выполняла. Наконец длительный период передышки перед эпохой войн и решающих революций пролетариат должен был использовать для изучения и пропаганды теории марксизма. Худо ли, хорошо ли, германская социал-демократия и эту задачу выполняла: распространение марксистских идей среди немецких рабочих в начале XX в. не идет ни в какое сравнение с положением в 60-х-70-х гг. прошлого столетия.

Вот почему германская социал-демократия сыграла в истории рабочего движения революционную роль, подняла германский пролетариат


1 Редакция дает место выступлению т. Бернштейна, присланному в письменном виде из Нижнего-Новгорода, так как автор не мог присутствовать во время дискуссии. Ред.

2 Конечно история этой партийной линии есть одновременно история и одного из "течений" в партии. Но это то течение, которое определяло партийную линию.

стр. 149

на новую, более высокую ступень сравнительно с прежней эпохой Вейтлинга, Ст. Борна, Лассаля.

Чтобы понять подлинное историческое место социал-демократии, надо брать ее не только в отношении к будущей эпохе войн и революций, но и в отношении к прошлому, до-социал- демократическому этапу германского рабочего движения. Кто забывает об этом, тот теряет чутье исторической действительности и лишается возможности притти к правильным историческим оценкам.

Германская социал-демократия сыграла объективно-революционную роль, являлась в историческом разрезе шагом вперед в рабочем движении. Значит ли это, что она в своем идейном арсенале, в выработанной партией идеологии обладала последовательно-революционной теорией, стояла в основном и главном на позициях подлинного революционного марксизма? К подобному ошибочному представлению может привести статья т. Зиновьева в БСЭ 3.

Мы знаем, что июньские инсургенты 1848 г. шли в свой исторический бой под руководством революционных клубов, в которых боролись идейные традиции утопического социализма, бланкизма, якобинизма, но не революционного марксизма. Парижские коммунары, взявшие власть в 1871 г., находились под смешанным идейным влиянием прудонизма, бланкизма, якобинизма. Тем не менее и 1848 и 1871 гг. дали истории образцы подлиннопролетарского революционного движения, хотя чуждые идейные влияния и в том и в другом случае приводили к серьезным политическим ошибкам. Подымаясь со ступени на ступень, рабочий класс в практике классовых боев вырабатывал и свою революционную идеологию, не раз переживая при этом болезни роста как правые, так и "левые", но неуклонно приближаясь на опыте побед и поражений к революционному марксизму. Те, кто подобно Брокшмидту, приходят к огульному "осуждению" германской социал-демократии, характеризуя ее как оппортунистическую, контрреволюционную партию с самого ее зарождения, впадают в крайность, противоположную тенденции т. Зиновьева, и с точки зрения практической политики наших дней льют воду на мельницу "ультралевого" сектантства.

Какова же была идеология довоенной германской социал-демократии? Сравнительно с идейным содержанием международного рабочего движения 50 - 60-х гг. это был огромный шаг вперед. Шаг вперед к марксизму путем подчас болезненного преодоления иных влияний: лассальянства, дюрингианства, анархизма и др. Но был ли это уже последовательный революционный марксизм? Нет, не был. И это важно подчеркнуть именно теперь и именно нам, коммунистам-ленинцам. Стыдливое замалчивание лозунга диктатуры пролетариата, лассальянское отношение к насильственной революции и всеобщему избирательному праву (в связи с этим толкование самого термина "революция" только как процесса перехода к социалистическому обществу безразлично


3 Подробно я разобрал эту статью в докладе нижегородскому отделению Об-ва историков- марксистов весною с. г. Там же мне пришлось коснуться и одной своей неправильной формулировки, допущенной в статье "об эйзенахцах и лассальянцах". Эта формулировка, о ненужности исключительных законов против партии в 1878г., дала пищу для критики. Мой промах вызван конечно тем, что ни в один из периодов своей довоенной истории (в сравнение может пойти только период кануна войны 1910 - 1914 гг.) партия не стояла перед такой близкой опасностью скатиться к открытому оппортунизму, как в годы, непосредственно предшествовавшие исключительному закону. Однако сгоряча сделанный вывод, как легко может убедиться читатель, противоречит общей моей концепции.

стр. 150

какими путями), переоценка парламентаризма и "демократии", недопонимание марксовой теории государства - вот главные черты, всегда отделявшие этот социал-демократический марксизм от Маркса.

Представление о том, что это было так для эпохи с 90-х гг., у нас уже почти привилось. Но почему-то именно 80-е годы, - годы, когда партия еще только мучительно вырабатывала ту идеологию, которая отразилась в Эрфуртской программе, шла к ней от остатков чуждых влияний, идеологически росла от идейного разброда 75 - 79 гг. к уровню хотя бы эрфуртского марксизма, - именно эти годы вызывают подчас колебания. Иные склонны утверждать, что 80-е гг. -чуть ли не годы ортодоксального революционного марксизма, а Эрфуртская программа и 90-е гг. -шаг назад. Это значит ставить историю ногами кверху. Такие колебания связаны со смешением понятий. Имеют в виду нелегальное положение партии в эпоху исключительных законов, революционного настроения в массах в эти годы. Да, партия в 80-е гг. переживает свой героический период, но именно потому она в своей идеологии за эти годы и делает огромный скачок от той идейной путаницы, с которой партия вступила в эпоху исключительного закона, к Эрфуртской программе. Глубокое влияние Маркса и особенно Энгельса, помноженное на приток подлинно пролетарских масс в партию в первой половине 80-х гг., и дало такой эффект, который нельзя не признать огромным, если только мысленно сравнить германскую социал-демократию 75 - 79 гг. и 91-го года, но который все же не следует переоценивать.

Революционная пролетарская партия идеологически растет к марксизму. Все более отчетливо воспринимаются то те, то другие стороны этого революционнейшего в мире учения. Но в тех вопросах, которые позднее, на подъеме революции, станут решающими, в вопросах теории государства и теории самой революции, партия останавливается на полпути, не преодолевши до конца наследия Лассаля и не придя полностью к Марксу.

Как назвать эту идеологию? Ведь это та идеология, которую продолжало отстаивать партийное руководство в XX в. от правых ревизионистов и от леворадикалов. Та идеология, которая привела руководство к положению "центра". Поэтому ярче всего будет ее характеризовать как идеологию центризма, хотя она возникла гораздо раньше, чем историческое течение центра 4.

Итак, германская социал-демократия на целом историческом этапе была революционной пролетарской партией; но идеология ее руководства ни в один из периодов ее истории не подымалась выше центризма 5.


4 Мы полностью согласны здесь с Н. М. Лукиным, различающим центризм как течение в рядах германской социал-демократии и центризм как определенный вид идеологии.

5 Именно эти выводы в основном были сделаны мною в докладе, прочитанном в Институте истории весной прошлого года. Часть этого доклада (около 1/3)" охватывающая период 1869 - 1878 гг., была напечатана в виде статьи в "Историке-марксисте". Период этот является годами наибольших теоретических шатаний в социал-демократической партии, шатаний, приведших к прямому ликвидаторству 1878 - 1879 гг. Конечно, при наличии апологетической работы Меринга наше изложение этого периода должно отличаться особой заостренностью критики. Эту заостренность некоторые товарищи приняли, видимо, за готовность автора к самым крайним выводам об общем характере с. -д. партии. Действительно сделанные мною выводы, охватывавшие весь период до 1891 г., конечно, не могли быть присоединены к напечатанной части работы. Но многим они были известны. Удивительно, что некоторые товарищи приписали мне даже ультралевую концепцию Брокшмидта, против которой, как им прекрасно известно, я резко выступил в прениях по докладу т. Цобеля еще в декабре прошлого года.

стр. 151

Не понять первую или вторую часть этого вывода - значит впасть в левую или в правую ошибку. И та и другая - наруку социал-фашистам.

Несколько добавочных вопросов должны встать перед нами.

1. Ведь центризм - глубоко предательская, контрреволюционная теория. Как могла она когда-либо играть революционную роль? Первый ответ на это: обратимся к материалам. Тщательное и непредвзятое изучение первоисточников легко покажет всякому, что идеология партруководства никогда не подымалась выше того, что мы условились называть центризмом. А партия была массовой пролетарской партией и в общем и целом выполняла задачи, поставленные историей перед рабочим движением той эпохи. Так было.

Второй ответ: революционную роль играл не центризм как таковой; революционную роль играла партия. А идеология центризма лишь оказалась достаточным шагом вперед от лассальянства, дюрингианства, анархизма, чтобы дать партии возможность в общем и целом выполнять задачи, стоявшие перед рабочим движением той исторической эпохи. Когда же XX в. 6 поставил перед рабочим движением новые задачи, - центризм оказался уже препятствием для их выполнения, и рабочий класс должен был преодолеть традиции центризма.

Третий ответ: центризм XIX в. мог сыграть революционную роль потому, что его немаловажной чертой была революционная фраза, метод завуалирования, замалчивания, неопределенности в тех вопросах, где он отходил от революционного марксизма. Открытая борьба с марксизмом привела бы к гибели, а замалчивание, "спокойное предоставление будущему" коренных вопросов революции до поры до времени сеяло иллюзии, позволяло даже самим творцам идеологии центризма искренне думать, что они ортодоксальные марксисты.

2. Но чем отличался центризм от ревизионизма, от реформизма? Если только фразой - Нет, не только фразой. Есть еще два глубоких отличия.

а) Для ревизионистов каждая реформа, данная современным парламентом, - шаг к социализму, процесс врастания в "социализм". Для центристов - основная ставка была не на ближайшие реформы, а на завоевание парламента, хотя бы и избирательным бюллетенем. Лишь после такого "завоевания политической власти" начнутся социалистические реформы. А реформы буржуазного парламента правильно рассматривались как частичные требования, как создание лучших условий для дальнейшей борьбы. Отсюда вытекало и разное отношение к массовому движению: для ревизионистов оно стояло на втором плане, для центристов же массовая агитация и массовое (мирное) движение были важнейшей предпосылкой для завоевания парламентского большинства. В связи с этим и в практической агитации ревизионисты выдвигали на первое место очередную "реформу", а центристы стремились воодушевить "конечными целями". Различие достаточное для того, чтобы центристы в условиях XIX в. могли еще вести в общем и целом правильную тактику (по отношению к реформам и легальным возможностям, по отношению к массовой агитации и пропаганде, наконец в смысле создания большой дисциплинированной партии), хотя в основном, в отношении к буржуазному парламентаризму, они в сущности шли вместе с ревизионистами.


6 Более точные хронологические рамки мы дадим ниже.

стр. 152

6) Центристы с горячностью и искренне защищали марксизм и Маркса, хотя и по-своему, центристски понятого. Это имело гигантское значение для той эпохи, направляя мысль пролетария в верное революционное русло, идя по которому он в свое время смог преодолеть центристские недомолвки и утайки. Здесь тоже именно центристы могли играть революционную роль, которой не могли играть реформисты и ревизионисты.

Такова глубокая диалектика истории. Центризм вопреки контрреволюционным извращениям ряда основных звеньев революционного марксизма на известном этапе рабочего движения все же смог объективно подменять марксизм, выполняя роль идеологии революционной пролетарской партии.

3. Но разве природа центризма ни в чем не сказывалась в пору его расцвета? - Сказывалась, и очень чувствительно сказывалась. Если руководство партии, проникнутое центристской идеологией, в общем и целом, плохо ли, хорошо ли, выполняло исторические задачи, стоявшие перед рабочим движением, то выполняло "в общем и целом" и скорее плохо, чем хорошо. Выражалось это в четырех вещах.

а) Абсолютно отсутствовала организационная и идейная подготовка партии и рабочей массы к предстоявшей полосе войн и пролетарских революций. А эта подготовка была необходима именно в эпоху последней длительной "мирной" передышки. Давши образцы использования легальных возможностей, руководство отнюдь не сочетало этого дела с нелегальной революционной работой. Эпоха исключительного закона представляет исключение только по видимости. Ибо вынужденная в этот период нелегальная работа партии вовсе не ставила себе иных задач кроме распространения партийной газеты и проведения выборов в рейхстаг. В силу необходимости, созданной законами против социалистов, обычная предпарламентская деятельность проводилась в нелегальных формах. Поэтому-то с отменой исключительного закона для нелегальной организации с. -д. не осталось дела, и она была полностью ликвидирована.

Вплоть до самого 1914 г, германская социал-демократия не имела нелегальной организации, призванной подготовить партию к руководству рабочим классом в предстоящую революционную эпоху, и этот факт - прямое следствие центристской идеологии вождей.

б) Даже в легальных формах борьбы партийное руководство систематически совершало правые ошибки. Перечень их приводить здесь незачем. Внутрипарламентская работа германской социал- демократии далека от совершенства. Исследование протоколов германского рейхстага это легко вскрывает. То, что ошибки систематически совершаются вправо, объясняется отнюдь не только составом парламентской фракции, но и природой центристской идеологии партийного руководства.

в) Внутрипартийная политика строилась главным образом по принципу "огонь налево". Борьба с правыми, наоборот, на протяжении всей истории партии отличается мягкостью, непоследовательностью и отсутствием организационных мер. В результате происходит огромное разводнение партии правыми элементами, приведшее накануне войны к их преобладанию в партии. Примиренчество направо - отнюдь не "случайность", а тоже прямое следствие центристской идеологии руководства.

стр. 153

г) Сама эти идеология, упорно отстранявшая разработку проблем революционного восстания, питавшая демократические иллюзии в массах, как нам становится вполне ясно теперь, разряжала, а не укрепляла подлинно революционные настроения в рабочих массах. Это становится заметным особенно после 1905 г.

Таковы главные проявления центризма уже в эпоху его расцвета, в эпоху, когда ему вопреки всем минусам все же удается, в общем и целом, плохо ли, хорошо ли, содействовать выполнению основных исторических задач, стоявших в то время перед рабочим классом.

4. Но если центризм приводил к таким ошибкам, так несовершенно разрешал необходимые задачи, почему рабочий класс создал такую идеологию, почему он не пришел сразу к революционному марксизму? - Вот вопрос, который несмотря на его внешнюю наивность приходится часто слышать. Нелегко молодому классу, окруженному мелкобуржуазными попутчиками, непрерывно впитывающему в свою среду элементы, недавно лишь вышедшие из той же мелкобуржуазной среды, отягощенному множеством идейных традиций прошлого (Вейтлинг, Ст. Борн, Лассаль; во Франции - Прудон, Луи Блан, Бланки, м. -б. якобинизм; в Англии - оуэнизм, чартизм, тред- юнионизм; в России - народничество и т. д. и т. д.), притти сразу одним скачком к самой последовательной в мире классовой революционной идеологии. Рабочий класс теоретически растет, идет быстрыми шагами к марксизму, но не сразу осваивает все черты своего великого классового учения. Так возникает центризм, эта болезнь роста рабочего класса. Мелкобуржуазные попутчики и "идеологи" "помогли" закреплению этой идеологии на полпути, создав из нее препятствие к дальнейшему росту. Ценой слома, созданной десятилетиями партии, ставшей объективно, а вскоре и субъективно (в лице вождей), агентурой классового врага, преодолел и преодолевает рабочий класс эту болезнь собственного роста.

Так обстоит дело в общих чертах. Но отдельные передовые в смысле революционного политического настроения прослойки немецкого пролетариата выражали свой протест против центризма партруководства и прежде. На базе этого глухого, еще не вполне осознанного недовольства в отдельных частях партии и рабочего класса возникла в свое время оппозия Моста- Гирша, затем франкфуртская оппозиция и "молодые", наконец "лево-радикалы" в XX в. Но при этом оппозиционные элементы тоже разбавлялись мелкобуржуазными прослойками из типа "пришедших в отчаяние". Отсюда две струи в "левых оппозициях" XIX в. Отсюда (но не только отсюда) и их бессилие в выработке самостоятельной программы, их скатывание к анархизму или анархо-синдикализму. Исключение представили "лево-радикалы", возникшие на гребне подъема мирового рабочего движения уже в начале XX в. и явившиеся предтечей "Спартака" и ГКП.

5. Почему же рабочий класс не пошел за левыми уже в XIX в?

а) Оппозиция Моста, да и оппозиция "молодых" была сильна лишь своей критикой, да и то лишь постольку, поскольку не доходила в своих требованиях до более или менее прикрытого бойкотизма. Сколько-нибудь членораздельной самостоятельной программы ни та ни другая выработать не могли, удерживаясь на базе революционного марксизма. Так обстояло дело не только в Германии, но и в других странах: в Италии, в Голландии (Домела - Ниувенгойс), во Франции (рев. синди-

стр. 154

кализм), в Англии ("Социалистич. лига") и др. Центризм побивал таких "левых" не только организационно, но побивал и по существу.

б) Главная же причина та, что партруководство вопреки центристской своей идеологии все же в основном и главном выполняло те необходимые, понятные всей массе задачи, которые в XIX в. стояли на очереди. Это обрекало на неудачу все попытки "левых", лишало их возможности сомкнуться с широкими пролетарскими массами, бросало их в объятия анархизма.

6. Наконец последний вопрос: какова социальная база довоенного центризма? Не только как конкретное течение внутри партии с 1905 г., но тем более как идеология, центризм не имеет какой-то "особой" социальной базы в мелкобуржуазных попутчиках или в ремесленном пролетариате и в рабочей аристократии. Это не значит, что он вовсе не имеет социальной базы, как иногда готовы утверждать. Центризм как идеология имеет своей широкой базой пролетариат довоенной эпохи. Разумеется, в широких массах пролетариата этой эпохи далеко еще не были преодолены остатки мелкобуржуазных идейных влияний и традиций. В этом смысле и центризм отражает такие мелкобуржуазные влияния, но отражает через соответствующий уровень развития пролетариата. Центризм - болезнь роста самого пролетарского движения.

Ничего не может быть вреднее для историка, как успокоиться на какой-то обобщающей формуле и твердить о ней везде и всюду. Нам представлялась бы теперь совершенно излишней и пустой работа, в которой историк, анализируя основные документы партийной истории, доказывал бы, что и здесь, и там, и везде налицо идеология центризма. Это значило бы ломиться в открытую дверь. При всей необходимости этого обобщения, оно должно играть для нас главным образом служебную роль, подталкивая к дальнейшему тщательному исследованию разных этапов развития германской социал-демократии.

Ведь центризм характерен тем, что он легко принимает разные формы, разные оттенки, более или менее тонкие у разных его выразителей. Центризм Каутского тоньше, осторожнее, сложнее, чем центризм Бебеля или В. Либкнехта. Гед или Вальян, даже Жорес известного периода после 1905 г., Кейр-Гарди или Троцкий эпохи ликвидаторства - все это разные формы центризма. Не менее характерна и другая черта центризма: его гибкость, его способность в разные периоды в зависимости от обстановки менять окраску, показывать то одно, то другое свое лицо. Центризм хотя бы Каутского переживал и "левые" и "правые" этапы. То же было с Бебелем и В. Либкнехтом и т. д. Всю эту живую историю вытянуть в одну струну, прогладить гребнем "центризма" - дело пустое. Дело историка, наоборот, нарисовать живую картину вариаций приспособления, поворотов в сложной обстановке и т. д., - картину, которая одна дает верное представление как об исторической действительности, так и о характерных чертах самого центризма.

Наряду с этим острый интерес представляет изучение истории правых и левых течений в партии в разные периоды ее истории. Интерес двоякий: и самостоятельный и тот, что лишь в обстановке этой внутрипартийной борьбы вскрывается с полной ясностью и роль господствовавшего в партии направления.

Если для германской социал-демократии период 1869 - 1891-годы формирования центристской идеологии, а период 1891 - 1904-годы ее

стр. 155

расцвета, то предвоенное десятилетие (1905 - 1914) представляет своеобразный интерес в двояком отношении. Во-первых, при наличии возникшего в партии и развивающегося левого крыла наряду с всегда существовавшим правым господствовавшая в партии идеологии превращается теперь в господствующее в ней течение. Это меняет многое и прежде всего-гораздо ярче вскрывается перед массой оборотное лицо центризма, труднее становится маскировка, завуалирование и т. п. Во- вторых, эти годы, годы общего подъема революционного движения и полевения рабочего класса, годы непосредственной подготовки к мировой войне, годы крайнего обострения всех противоречий, годы сгущающейся мировой политической атмосферы, - шаг за шагом ставят перед рабочим движением новые задачи, которых уже не в состоянии разрешить центризм. Предвоенное десятилетие-период, когда центристы уже перестают выполнять задачи, встающие в это время перед рабочим движением. Перед лицом этих новых задач грань, отделявшая их от ревизионистов, постепенно стирается, хотя еще не исчезает полностью. Это период, в течение которого происходит перерождение объективной роли центризма. Отсюда вытекает та сложная тактика, которой придерживался в эти годы Ленин.

Таковы в грубых чертах основные периоды истории германской социал-демократии. Разумеется, каждый из них (в особенности первый) включает в себя ряд добавочных подразделений. Воссоздать во всей конкретности историю внутрипартийной борьбы в связи с объективной оценкой деятельности партии - дело исторического исследования.

Чрезвычайно существенно подчеркнуть лишний раз, что германская социал-демократия играла доминирующую роль в мировом рабочем движении до войны. Именно поэтому ее собственная история может быть полностью освещена и понятна лишь в рамках международного рабочего движения. Эта касается не только господствовавшего в ней направления, но и боровшихся в партии правых и левых течений 7.

Наконец особый интерес представляет исследование отношения Маркса и Энгельса к германской социал-демократии до 1895 г. и отношения Владимира Ильича и германской партии и вообще ко II Интернационалу за годы 1899 - 1914. Работа, проделанная покуда нами в этих двух направлениях, лишь больше укрепляет нас в изложенных здесь общих выводах.


7. Так напр., "молодые" были в тесной связи с голландскими социал-демократами, руководимыми Домелой Нивенгойсом, а также, невидимому, с отдельными элементами французского, итальянского и даже английского рабочего движения.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Доклады-в-обществе-ДИСКУССИЯ-О-ГЕРМАНСКОЙ-СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ-ПИСЬМО-В-РЕДАКЦИЮ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. Бернштейн, Доклады в обществе. ДИСКУССИЯ О ГЕРМАНСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Доклады-в-обществе-ДИСКУССИЯ-О-ГЕРМАНСКОЙ-СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ-ПИСЬМО-В-РЕДАКЦИЮ (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - А. Бернштейн:

А. Бернштейн → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
170 просмотров рейтинг
15.08.2015 (768 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
11 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
11 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Доклады в обществе. ДИСКУССИЯ О ГЕРМАНСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK