Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-14568
Автор(ы) публикации: В.П.Ветров
Учреждение образования \ работы: Совет МОО ветеранов ВСС ВС (военной ветеринарии)
Источник: вэб
Сайт автора(ов): вэб страничка

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ИЗ ЗАПИСОК ВОЕННОГО ВЕТЕРИНАРА

 Служебные заметки.

 Январь 1973 года, поселок Пограничный, Приморский край

Дивизионное тактическое учение с боевой стрельбой. Восемьсот километровый марш на окружной Сергеевский учебный центр Дальневосточного военного округа. В двух - пяти км, от маршрута выдвижения, государственная граница с Китаем, дивизия на марше растянулась на сорок верст.    Гвардии лейтенант Виталий Ветров, кроме непосредственных задач, исполняет обязанности начальника дивизионных объединенных складов, в подчинении у него  до 30 кладовщиков, старшин сверхсрочников и солдат срочной службы. Он обеспечивает подвоз материальных средств, силами транспортом  440 отдельного автомобильного батальона. Всего в батальоне около 480 единиц техники, в нашем распоряжении две транспортные роты, а это около двухсот Зилов и Уралов. В то же время, как ветеринарный врач дивизии, отрабатываю все положенные боевые документы, исполняю обязанности офицера связи тылового пункта управления и одновременно являюсь комендантом этого пункта. Так что у меня власть во всех структурах и звеньях! Имел полную возможность, выезжать в полки и на командный пункт дивизии. Командующий войсками округа генерал-полковник Третьяк Иван Моисеевич приказал войскам занять оборону в зонах ответственности полков, вдоль государственной границы, то есть, зарыться в землю и  отрабатывать все полагающиеся элементы обороны. И так почти что тридцать суток, при 25-30 градусном морозе, с одним пунктом обогрева личного состава, из расчета один - на роту. Солдаты попеременно спят и отогреваются в палатках, остальные несут службу. Соединения, части фронтового комплекта и 36, 40, 123, 277 мотострелковые дивизии, это более 80 тысяч человек личного состава и до 17 тысяч единиц техники. По окончании учений, проводится строевой смотр. Войска построены в походный порядок. Впервые в жизни меня так поразил походный строй родной Духовщино-Хинганской мотострелковой дивизии, всего личного состава  было около 12 тысяч человек. Виталий не мог представлять себе подобное, что служит в такой военной махине.  Уважаемый МАКСИМ, благодарю Вас за добрые слова и высокую оценку! Моя лепта, всего лишь малая толика.(не скрываю, что и нынешнее время поменяло врачей и ветеринаров, не совсем в лучшую сторону.  Он, как любой и  лихой лейтенант, сдуру прокатился на машине комендантской службы, по дороге руководства, где в то время  был командующий армией. За самовольство и нарушение дисциплины, немедленно был арестован, и доставлен в комендантскую службу армии, до выяснения причин, подобного разгильдяйства. Тем временем, на лютом холоде, воины, в том числе теплолюбивые узбеки стали потихоньку замерзать, уже появилось четыре трупа. Один бедолаг, замерз у меня на складе, закутавшись в брезент в кузове автомобиля, уснул и больше не проснулся. Кроме бойцов, у меня в подчинении, было, пять красивейших военнослужащих - солдаток, писарей из ведущих тыловых служб. Видя, что наши замерзшие, усталые и грязные боевые подруги, за оставшиеся шесть суток, не выдержат всех трудностей и лишений, начальник организационно-планового отделения дивизии майор Анатолий Диянов уговорил начальника штаба дивизии, досрочно  отправить их на зимние квартиры. Потому, что обратный путь, по замыслу стратегических учений, предстояло совершать на железнодорожном транспорте. Да, их необходимо было срочно увозить в Барабаш. Дали мне машину, автоперевязочную, и я уже собрался ехать с ними домой. Но перед убытием, два моих солдата придурка, дернули в ближайшее село за водкой и провалились под лед реки Суйфун. При этом утопили машину Газ-66, а в ней было шесть автоматов Калашникова с полным боекомплектом. Вытащил этих баранов, вечером на тыловом пункте управления, построил весь свой личный состав и приказал старшине, который их послал за водкой, публично расстрелять виновных, конечно условно. Мои действия, тут же стали достоянием всех «заинтересованных» лиц. По возвращению, меня вызывает председатель партийной комиссии дивизии (естественно по доносу), устраивает жестокую «казнь». При этом лишает уже пройденного кандидатского стажа в члены коммунистической партии.  И, что характерно, сделал он «нехороший человек» все это единолично, не вникнув в суть вопроса. Лихо получилось! Из-за этого случая пролетела вступительная кампания в академию тыла и транспорта. Приехал к нам на тыловой пункт управления начальник штаба тыла округа, полковник Иван Федорович Кузыкин. Он всегда страшно ругался, по поводу и без повода, о нем ходили легенды. Его виртуозные ругательства, носили беззлобный характер, главное он был, не из числа злопамятных людей, видимо по этому, он ни как не мог получить генеральское звание. Увидев, уже праздно шатающего лейтенанта по ТПУ, спрашивает: «Что у тебя, мудак, во фляжке?». Я отвечаю: «Спирт, для прогрева души и очищения совести». Он не верит мне и командует: «наливай, негодяй!». Выпил, полную кружку, слегка закусил, а затем говорит: «Ну и дрань же ты пьешь, братец». За этот подвиг я получил твердую, хорошую оценку,  за все  возложенные на меня должности, и отмечен в приказе командира, за высокие показатели, в боевой, политической и специальной подготовке. Загрузил в машину радостных девчонок и повез их за пятьсот км, по заснеженным дорогам Приморья. По пути завез подруг в солдатскую баню «Румынского полка», сороковой дивизии в городе Уссурийске. Хорошо пропарились с ними, выдали им солдатское белье первой категории и славно опоили водочкой. В знак благодарности, угостили меня настойкой лимонника, затащили в Ккунг автоперевязочной, уложили рядом. А я и не помню, как доехали, до родного гарнизона. Вот так состоялось мое первое боевое крещение.

Воздушные границы Дальнего Востока. Знойное лето 1983 года.

Остров Итуруп, Охотское и Японское море, лето 1983 года.

 В вооруженных силах проводится широкомасштабная реформа в войсках противовоздушной обороны страны. Зенитно-ракетные, радиотехнические и военно-воздушные силы средств ПВО разделены на командова­ния. В зоне ответственности отдельной армии противовоздушной обороны Дальневосточного военного округа полки перевооружаются на зенитно-ракетный комплекс С-300. В оперативном подчинении ар­мии  три авиационных дивизии и три зенитно-ракетных бригады войск ПВО. В том числе 80 истребительно-авиационная дивизия ПВО, в составе трех истребительно-авиационных полков. Командир этой дивизии Анатолий Михайлович Карнуков, (будущий главнокомандующий ВВС и ПВО РФ) в поселке Хомутово на острове Сахалин, подвергается нападкам со стороны ветеринаров за бардак на продовольственных складах, столовых и свинарниках. Какие там к черту свинарники и свиньи.  У него, других государственных и важных дел, по самое  горло. А здесь армейский ветеринар Ветров, пристал, как банный лист, со своими бредовыми требованиями. Американцы прощупывают систему ПВО вдоль всего побережья Дальнего Востока. Авианосец «Мидуэй» у острова Итуруп курсирует в нейтральных водах. Периодически с его палубы взлетают по звеньям штурмовики F-16, и на низких высотах по урезу моря идут к советской границе. Доходя до морской границы с СССР, резко на 11 км  взмывают вверх. Наши естественно включают в данный момент все радиоэлектронные средства, которые сканируются пролетающим американским самолетом разведчиком ДРЛО Орион. И так продолжается полтора  месяца подряд. Виталию пора сдавать должность и убывать, к новому месту службы, в центр восточной Европы город-герой Минск. Но по долгу службы, майор Виталий Ветров мучается, на запасном командном пункте 18 пулеметно-артиллерийской дивизии и работает, со всеми тыловиками армии, по вопросам усовершенствования тылового обеспечения трех островов. Каждая ночь, на островах - тревога. Самолеты без опознавательных знаков идут над территорией СССР. Воздушные флотские разведчики, тоже проверяют бдительность сухопутных войск. В дивизии, кроме войсковых средств ПВО, других систем в то время не было. Войска активно начали применять имитацию работы зенитных средств. На аэродром Буревестник перегнали истребители Миг-23, взамен устаревшего самолетного парка, на базе Миг-17. Страсти накаляются до придела, янки в конец обнаглели, не проходит и дня, без нарушения наших воздушных границ. И вот финал, американцы пустили по нашему воздушному пространству пассажирский корейский самолет Боинг 707, а следом на удалении 300 км, следовал параллельным курсом АВАКС, снимая и засекая все расположенные силы и средства  11 отдельной армии ПВО. Пытались поднять в воздух звено истребительно-авиационного полка, дислоцированного, на острове Итуруп, но летуны не выполнил поставленную им боевую задачу, по посадке корейского Боинга. Они два раза заменжевались на взлете, так и не взлетев в небо. Сбил Боинг-707 летчик самолета с истребительно-авиационного полка, из городка Долинск (аэродром Сокол). Этого летчика-героя встречал на гарнизонной гауптвахте города Южно-Сахалинска, когда уже, будучи начальником военно-ветеринарной службы Белоруссии прилетел в ноябре 1983 года в командировку на Сахалин. Оказией послужила встреча с толковым ветеринарным фельдшером и добродушным пьяницей, прапорщиком Виктором  Оськиным, которого начальник ветеринарного отряда, слабовольный мудак Слава Гусев, сдавал на трое суток на гауптвахту, с целью вывода его из запоя.

Летчик был там для проведения, якобы следственного эксперимента. Он полностью расконвоирован, держался просто, говорил много, и охотно общался со мной, он впервые встретил ветеринара в погонах. За выполненную боевую задачу был награжден  орденом «Красной Звезды». Вся интрига было закручена средствами информации вокруг его имени, только по одной причине, создать надежное общественное мнение и прикрытие. Осудить якобы преступника, когда при трагедии, проявился чисто субъективный, человеческий фактор. А заодно реабилитировать государственную машину, допустившую гибель более 350 невинных душ, за, что оно конечно, и рассчиталось сполна. Все происходящие события были только лишь начальным звеном той цепи провокаций, на­правленных на уничтожение мощи Вооруженных Сил и государства в целом. Что мы практически, по истечению двух дксятков лет и пожинаем. А главным ветеринаром Одинадцатой армии ПВО. тогда был наш воспитанник Владимир Минаев, который тоже, с Анатолием Карнуковым вскоре, переедет на повышение в столицу.

                       Из цикла Кубинских воспоминаний.

Читателю предлагаются некоторые запоминающиеся, возможно казуистические события, представляющие интерес.

                    Кубинские будни и хлопоты

Лето 1975года, провинция Гавана и Матанзас, военно-морская база флота Революционных Вооруженных Сил. Порт Сьен-Фуэгос.

Выполняя задачи по обеспечению продовольствием  кораблей отдельной эскадры кораблей Северного флота, а также вспомогательных гидрографических судов, несущих боевое дежурство в южной Атлантике.   Старший лейтенант Виталий Ветров, кроме решения основных ветеринарных вопросов, назначался начальником команд по доставке материальных средств. У него в колонне обычно было по 5-10 машин с опытными водителями, в зави­симости от объема и пункта доставки. Полевая кухня и прапорщик Анатолий Иванович, опытный командир хозяйственного взвода. Перемещались они, как правило, но­чью, по безлюдным дорогам. Был конкретно определен маршрут передвижения до города Сьен-Фуэгос, по южной части острова. Дорога только строилась и проходила практически среди песков и кактусов. На пути встречались единичные поселения. На привал  всегда останавливал колонну в пункте Коридат, где был всего один дом, заросший кокосовыми пальмами, источник холодной воды и множество полудиких черных свиней. В дорогу брали с собой определенный запас продуктов, для непредвиденных встреч и подарков. С фермером и его семьей сдружились, постоянно привозили гостинцы. Благо на борту ма­шин были деликатесы со всего необъятного союза, вплоть до болгарских и венгерских вин. А пайки плавсостава, подводников военно-морского флота  очень богаты по своему набору и содержанию. Однажды, возвращаясь, домой, тащим на буксире две разбитые маши­ны. Кое-как дотянули до стоянки. Усталость и жажда одолели в тяжелой дороге. Воды, шаром покати, нет нигде. Фермерский руч­ной насос, водители придурки поломали. Прапорщик в полевой кухне приготовил и вез горячий украинский борщ. Позвали на ужин местных обитателей, они очень рады принять участие в трапезе. У автора полканистры канистры технического спирта «калошки», угостил на базе баталер большого противолодочного корабля.  С усталости наливаю всем по половине кубинского стакана (в нем 250 мл.) жидкости, а жара стоит свыше 35 градусов по Цельсию.  Дернули по всей емкости, и запили горячим борщом! Изумленным кубинцам, объяснили, что это установленная  норма довольствия  «советико милитар». Они, по всей вероятности, до сих пор верят этому бреду. Водители неспешно ремонтируют машины, и готовятся к отбою. Нам с прапорщиком привели юных невест из ближайшего ранчо.  Всем очень весело! Браки, кубинские законы разрешают с 14 лет. Мулат-хозяин от спирта одурел и снаряжает с нами свою дочь. Мы деликатно отделались подарком, отдали пару ящиков тушенки и три мешка крупы. Но девчушку не взя­ли, ссылаясь, что нам грозит пожизненное тюремное заключение, да и религия не позволяет. Зато воины-интернационалисты, скрыто, загрузили пару свиней в машины на шашлыки. Пропажа, конечно же, была раскрыта, тем не менее, наша дружба с кубашами сохранялась, они всегда с радостью встречали  и размешали нас. Гостеприимное ранчо располагалось на 130 километре, строящейся автодороги в четыре ряда. При движении машины выстраи­вали так, чтобы был полный обзор дороги с подветренной стороны. На максимальной  скорости, какую можно было выжать из наших «захаров», по колеса в пыли, мы мчались по такому бездорожью, и только шлейф красной пыли еще пол суток стоял за нами. Романтика больших, неизведанных и  незабываемых дорог! Поездки, как правило, оканчивалась благополучно и без происшествий, не считая небольших поломок и веселых приключений  в пути. В городе Ольгин, Виталий повел колонну по улице с односторонним движе­нием. Но мы дураки выехали на полосу встречного движения, хорошо, что была уже поздняя ночь. Жители высыпали из домов, орут, сигналят, лезут под колеса, а  денег у нас, ни сантима. Жара, страшно хочется воды или холодного пива! Захожу в бар и меняю ящик рыбных консервов на блок сигарет и ящик тростникового пива, бармен очень рад, такой выгодной сделке. Здесь же можно присмотреть красавицу невесту, на любой вкус, главное были бы деньги. На контакт с русскими, жрицы любви шли охотно, в знак нашей солидарности и бескорыстности. Возможно, это чувство осталось у населения, от предыдущего контингента войск, который квартировал в период кризиса 1961 года. В темноте  выбрал площадку у большого забора, поста­вили машины и заснули в кузовах. Утром просыпаемся, а все вокруг в копоти и рожи у нас в саже. Оказалось, за забором было кладбище, и чадил всю ночь крематорий, под трубами, которого мы разместились. Вот почему вездесущая полиция не беспокоила и не сопровождала нас, за грубое нарушение движения в городке, им было так гораздо спокойнее нести службу. А близость кладбища отпугивала суеверных и любознательных.

 Разрешил бойцам компенсировать моральную травму, купа­нием в реке, дал каждому по пол бутылки «Варны» и 12 часов дополнительного сна. Стоит невыносимая жара, очень тяжело в дороге, однажды захотел попить холодной водицы. Смотрю во флягах у всех водителей технический спирт. Оказывается при разгрузке танкера на военно-морской базе, они приловчились сливать из больших шлангов остатки спиртовой смеси, которую перекачивают в порту. Уз­нав такие подробности, я реквизировал по-братски, несколько емкостей «шила», чему несказанно были рады наши тыловики в бригаде. В местах отдыха все располагались на ночь, в своих машинах. Автор, на военно-морских базах всегда ночевал на судах, как кубинских, так и наших. Романтика моря, кора­бельный уклад, добрые морские традиции и обычаи. Порядок и дисциплина, человеческое отношение к подчиненным, забота на всех уровнях - все это отличало интеллигенцию вооруженных сил: военно-морской флот и военно-воздушные силы, от нас – бестолковой, пехоты! По долгу службы, часто бывал на спасательном буксире СБ-38 Северного флотаТ Одно только название буксир, там было все необходимое оборудование, для ремонта подводных лодок и спасения судов, одних водолазов только было до трех десятков человек. Коман­дир буксира радушно встречал нового человека, как правило, угощал  «водолазным» спиртом, кок варил нам сборную уху, из разной рыбы, мяса, консервов и птицы. Ставили на юте корабля походный столик, вывешивали экран и узкопленочный кино­аппарат «Украина-2», показывал нам, до пяти утра различные фильмы. На корабле их было четыре десятка. Только кинофильм «Чапаев» мы смотрели раз тридцать подряд.

                                    Ветеринарные забавы подчиненных

Деревня Нарокко, 12 учебный центр, провинция Гавана, 1975 год.

Повседневный контроль над военнослужащими был очень серьезный. Отсутствие любого солдата более 15 минут в казарме ночью, расценивалось, как происшествие. У меня был ветеринарный фельд­шер Василий Тарпов, толковый и работящий парень, одним словом, был мастер на все руки. В его обязанности вменялось обслуживание 20 семей пчел на пасеке, которая располагалась за пределами военного городка. Феноменальность его, как пчеловода заключалась в том, что он не чувствовал укусов пчел. При работе на пасеке его тело иной раз было покрыто всей массой пчелиного роя, и дискомфорта он не чувствовал ни какого. В процессе такой работы он умудрился делать медовуху на пасеке и стал угощать своих земляков, о чем стало известно командованию. Одна­жды негодяй обманул и нас с командиром хозяйственного взвода, самым наглым образом. Решили мы попить благодатного напитка, собираемся на пасеку, расположенную в 2,5 км, и предвкушая удовольствие. А тем временем, наш Василий, вместо браги наливает в 40 литровые термоса, грязную подслащенную воду из ржавой пожарной бочки. При этом, сумев значительно опередить нас, едущих на машине на дальний пост. Просто невероятно, как узнал о наших намерениях и как смог быстро добраться? Как-то ночью он убежал из расположе­ния части, нахлебался второпях  браги. И возвращаясь в казарму, уснул на горячем асфальте поперек дороги, прямо у караульного помещения. Его спящего, в одних трусах и тапочках чуть не раздавила дежурная машина гарнизонного караула. Приезжают к автору в лабораторию, на припортовой базе в Гаване, известные ныне коллеги из министерства сельского хозяйства СССР.  Двое сотрудников, уже как два года работали в местном департаменте ветеринарии, по вопросу ликвидации второй, по счету, вспышки классической чумы. Они подробно ввели меня в курс всех происходящих событий. Обменялись с ними опытом работы,  провел их на экскурсию по продовольственной базе. Как за­вел  их в одну из холодильных камер – они были просто радостно удивлены, не видели столько сухого вина и сразу столько. Как и полагается в таких случаях, мы провели дегустацию всех сортов, по полной схеме. Набрались, до чертиков. Пора уже заняться делом с начальником продовольственной службы бри­гады, товарищем Александром, но тот спит, под кондиционером, как пьяный слон. Про основную нашу задачу, загрузку  картошки и овощей, на предстоящие совместные кубиноско - советские оперативно-тактические учения, мы  забыли, в порыве встречи, взять под контроль. Прапора у нас были ушлые, угнали машины домой пустыми, понадеявшись на нас, а мы естественно на них. Пришлось среди ночи, срочно выправлять положение. Утром командир  объявил старшим лейтенантам по трое суток ареста, с содержанием на гауптвахте. Мы с горя хорошо опохмелились, взяли дежурную машину и поехали в поселок Торенс, за 50 км, бывшую когда-то военную базу США, вблизи Гаваны. Там располагался 20 отдельный мотострелковый батальон, охранявший стратегический объект. Центр радиотехнической и электронной разведки главного разведывательного управления ГШ ВС. Старый красивейший архитектурный ансамбль конца восемнадцатого века был построен, в классическом испанском стиле, где и располагалась наша «контора». А под гауптвахту приспособили отсеки бывших номеров публичного дома, где местные проститутки занимались своим тяжелым ремеслом. Неправда - ли забавно!  Мы, кстати, в советскую бытность с Александром  были первыми клиентами этой знаменитой гауптвахты, из числа офицерского состава. Зашли, посмотрели, потосковали и пошли звонить от дежурного по караулам, местному начальнику продовольственной службы, чтобы он обеспечил нам достойное пребывание. В карауле, как раз проходила инспекционная проверка  из главного штаба, от самого верховного, военного советника.  Мы, по телефону, не совсем трезво, управляем войсками. В общем-то, скандал набирает серьезные обороты! К обе­ду пришел замполит батальона, принес постель, чтобы мы, наконец, успокоились. Заодно узнает, имеем ли мы жалобы и предложения к командованию, вот что значит партийно-политический подход в воспитательной работе. Такой вариант нам очень подходит, видимо наш командир здорово, перегнул палку. Но не наше дело обсуждать приказы командира, мы их просто выполняем. Шурик вызвал своего подчиненного начальника продовольственной службы, который доставил изумительную снедь и соответствующее сопровождение. Местный народ, на нас смотрит, как в зоопарке на диковинных зверей. После обеда, приезжает на микроавтобусе «Аль­фа-Ромео» весь экипаж самолета главного военного советника с батареей рома «Гавана клуб», выразить нам свое соболезнование и морально поддержать, оступившихся товарищей по оружию.  Мы словно побеседовали, отдохнули и собираемся отходить ко сну. В полночь приезжает за нами началь­ник тыла  полковник Василий Андреевич Муков, пожурил нас, прочистил мозги, и мы погнали с ним, вслед ушедшей в ночь, боевой колонне мотострелковой бригады. Вот так, очень  коротко и закончился наш «романтический» отпуск. Вывод следующий; наш уважаемый бригадир, принимая решение, был не совсем здоров на голову, а вернее не совсем трезв. Впоследствии, в Минске, когда автор в 1983 году уже  был начальником ветеринарной службы Белорусского военного округа, бывший командир сказал мне об этом и даже извинился. Видимо старшие офицеры, в то время, настучали ему по воспаленным мозгам. Что это не союз, и не подобает так обращаться со своими  офицерами, не ровен час, рванут  к вероятному противнику, через мексиканский залив. На службе, работе, дома, везде и всегда - больше всех «принимает на грудь» командир и начальник, таковы его функциональные особенности руководства, и мы это видели и видим ежедневно. Не оправдываюсь и не раскаиваюсь! Просто этот маленький стресс был крайне необходим для будущей нелегкой службы и дальнейшего совершенствования своих познаний! И преподнесенный урок не прошел напрасно, он помог в дальнейшем мне и моим товарищам избежать многих неприятностей. Впоследствии, находясь на солидных должностях и имея достаточную дисциплинарную власть, неоднократно, сталкивался с подобными явлениями. Перед принятием решения всегда ставил себя на место провинившегося. И не напрасно, ни кому из подчиненных не сломал жизнь, судьбу и биографию.

 Из цикла кубинских воспоминаний

Международный  инцидент в La Lunes.

Городок Ла-Сьера, пляж Ла-Лунес, остров Куба, май 1975 года.

 На военно-морской базе Сьен-Фуэгос революционного кубинского флота, выдался свободный от занятий день. Благополучно загрузили продовольствие на судна гидрографического флота, привели технику в порядок, пора прошвырнуться по городу. Своему личному составу, в количестве семи водителей объявляю выходной день и везу их в ла-Лунес, на шикарный карибский пляж, расположенный в 30 км от города. Со мной напросились пятеро офицеров флота, с большого противолодочного корабля седьмой эскадры из Североморска. Красивейшая природа, чистота и порядок на улицах небольшого испанского городка, прелестные местные красавицы. Изголодав­шихся морячков поразило обилие девушек на пляже и их откровенных форм. Секс в морской воде, очень распространенная форма общения на Кубе. Видимо по этой причине у них не бывает такого массового распространения банальных инфекций, как, например, в нашей стране. Корабельные ребята, после обильного возлия­ния пива и привезенного с собой алкогольного суррогата, стали проявлять в воде свои самые наилучшие чувства и бойцовские качества. Саша Мориновский, в порыве любви и нежности, попал на примерную семейную пару кубинской молодежи. Ревнивый и оскорбленный комсомольский вожак, поднял грандиозный скандал, видимо, не без участия контрреволюционеров, поскольку простые обыватели, с участием относились к подобным выходкам, наших военных друзей. Скандал! «Советико милитар» условно домагаются свободных граждан первой, свободной территории Америки. Толпа на пляже возмущена и ждет ответных действий от местных властей. А Виталий тем временем встретил русскую девушку Наташу, из Киева, которая вышла замуж, за военного кубинца и навсегда уехала с ним на Кубу. Работала она преподавателем музыки в местном училище в городе. Он до того увлекся беседой с ней, что пару часов отсутствовал, тем самым потерял контроль за ситуацией на пляже, забыв, про то, что моряки не знают местных обычаев и нравов.  Прихожу на стоянку нашего транспорта, а там уже ждет полиция! Меня в одних плавках забирают и везут в управление национальной безопасности города Сьен-Фуэгоса. Не дали возможности одеться, хотя одежда была в легковой машине, которую без разрешения куда-то угнали. В общем-то, дело, как говорят труба. Доставили в местное отделение «КГБ», сижу напротив симпатичной офицера-мулатки, она исполняет обязанности дежурного и переводчика. Девушка с интересом рассматривает меня, не поймет, зачем же доставила полиция к ней задержанного. Ей в диковину видеть  раздетого русского, и страшно хочется совершенствовать свои навыки,  в русском языке. Мило угощает меня дешевой сигаретой и мороженым. Она с пониманием видит явное смущение и неловкость, моего положения, в котором я оказался перед дамой, пусть даже и униформе офицера национальной безопасности. Спрашивает меня о совершенно отвлеченных вещах, где живу, есть ли дети, с какого парохода, кем работаю, где учился.  Они не имели ни какого понятия, о нашем (советском) военном присутствии на Кубе.  До­кументов нет, ни каких. Благо помню наизусть номер телефона оперативного де­журного Касабланки. Подсказываю дежурному, позывной «сабле» Оперативники уточняют, что мы, не высадев­шиеся сексуальные террористы, а просто бестолковые советские военные, прибывшие на военно-морскую базу. Наш оперативный дежурный, из главного штаба советских военных специалистов, выслушав мой доклад, пообещал отправить меня первым же рейсом самолета в Москву. На этом встреча закончилась, на всякий случай попросил телефон у переводчицы. Меня отпускают с богом, полицейский отвозит опять на пляж. Возвращаюсь, толпа протрезвела и присмирела, особенно тыловые морячки - губельвахты им за самоход теперь точно не миновать! Какое теперь веселье. Как оказалось, мы прибыли в период проведения планового территориального учения в провинции, на случай интервенции американцев, и защите населения, при всяких стихийных бедствиях. Это был прототип, наших контртеррористических учений или учений гражданской обороны. А наше не запланированное появление в городке, весьма успешно вписалось в общий сценарий мероприятий гражданской обороны. Интересно было смотреть  на эскорт, выводящий мою колонну за пределы административного деления. Впереди два мотоцикла полиции, посередине пять моих машин, а сзади с включенными сиренами полиция, замыкает кортеж сдвоенная зенитная пусковая установка на платформе грузовика. Народ нам весело машет руками, все радуются и ликуют, наконец-то высадившийся десант в las Lunes благополучно пойман и обезврежен.

                          Забавно, почетно и значимо!

 Р. S. На этом мои приключения в Сьен - Фуэгос не закончились. Молодая особа Натали, помимо преподавания в училище музицировала в отеле la Jagua, где традиционно проводится ежегодный латиноамериканский шахматный турнир, памяти Капабланки Хосе Рауля, кубинского чемпиона мира 1921-27 годов,  и дипломата. Несмотря на баснословные цены, она устраивала нам всевозможные экскурсии по достопримечательностям и обеспечивала, при надобности ночлег в этом отеле, где мы впервые смогли убедиться в прелестях капиталистической жизни. Угощала нас настоящим хохлацким борщем с пампушками, а я в свою очередь привозил ей деликатесы и всегда тихоокеанскую селедку в банках. На Кубе этот «деликатес» не употребляют, он у жителей ассоциирует с неприятным запахом немытого женского тела. Мулаточка, местного отделения национальной безопасности,  с еврейским именем Рахиль, в период нашего посещения весь последующий 1976 год обеспечивала нам режим самого благоприятного пребывания в курортном местечке ла Лунес (луна). И надо же такому случиться, в 1989 году, будучи начальником  Военно-ветеринарного отдела Министерства обороны СССР я встречаю Рахиль  на Красной площади, рядом со Вторым домом минобороны. Я направлялся в бюро пропусков Кремля, и она была шокирована, что работаю в этой правительственной организации. Рахиль, а может быть, и нет, приезжала повышать свою квалификацию к своим коллегам. О своей жизни не говорила ни слова, все вокруг, да около, ее можно понять, условия работы таковы. Не санкционированные встречи им были категорически запрещены, но мы виделись пару раз на военном факультете, приглашал ее в гости. Даже ярый чекист и разведчик Василий Иосифович Мозгов не понял, кто же был со мой, он принял ее, за мою землячку из южного Казахстана, конечно по легенде.

  Легендарный экипаж самолета Дуглас. ИЛ-14. 2

   Республика Куба, международный аэропорт имени Хосе-Марти,  специальная стоянка советских военных самолетов.1974-1976 годы.

Дружественный нам экипаж специального самолета, это восемь  офицеров и прапорщиков, личного состава ВВС, такого нет ни в одном типовом военном штате. Возит он старшего советского во­енного советника в Республике Куба, генерала Вербицкого и офицеров его аппарата.  По долгу службы неоднократно приходилось бывать в полетах с ними, естественно тесно общаться и культурно проводить время. Часто вылетали на этом летательном аппарате на противоположную сторону острова, в города Никаро, Камагуэй или в Сантьяго де Куба. Однажды вылетели по маршруту: аэропорт Хосе-Марти - Камагуэй - Сантьяго-де-Куба – Гуантанамо, в армейский корпус Las FAR. Это отдельный армейский корпус, по сухопутной и морской границе  блокирующий военную базу США, Гуанта­намо. Чистого полетного времени, на этом поршневом самолете, около 4 часов. В салоне самолета, из всех присутствующих, я самый младший по званию и возрасту. Салон самолета, представлял собой, просторное помещение с двумя диванами по бортам, посередине большой стол, с подробной картой всего карибского бассейна под стеклом и несколько приставных кресел. Стойку мини бара и ни чего лишнего. Накрываю шикарный стол к обеду, разливаю для начала водку, ставлю обильную закуску и напитки. Наша команда, т.е. комиссия по приему генеральных грузов, из пяти человек, которая должна принять и отправить по назначению военно-техническое имущество, материальные средства и продовольствие, за качество которого и отвечал автор. А также все восемь членов  экипажа, этого «допотопного» летательного аппарата. Любые полеты им были крайне необходимы, в плане профессиональной пригодности и материальной заинтересованности. Они были рады каждой поездке, лишь бы не сидеть на аэродроме. Приглашаю к импровизированному столу командира, подполковника ВВС Александра. Он с воодушевлением вливает в себя все 250 граммов водки, и наша беседа за столом пошла в нужном направлении и русле. Затем к столу, уже после третьей чарки, были приглашены все присутствующие. Народ воодушевился, разговорился, затем приступили к игре в карты. Только штурман Валентин Иванович Коленов, иной раз суетился над своей рабочей картой, замеряя циркулем и линейкой, только ему понятные ориентиры. Я заглянул в кабину летчиков и ахнул! Совершенно никого нет!  Натружено и монотонно гудят двигатели самолета, невидимо подергиваются стрелки приборов, плавно играют штурвалы, раздается писк и треск в динамике бортовой связи.  Весь полу возбужденный народ дружно сгрудился над столом у карт, и громко обсуждают ход игры. От страха кричу: «Командир! Улетим на Багамы, на х…й». Командир, подполковник Александр Дробов от­вечает мне: «Только не рыдай сынок, мой автопилот дает отклонение самолета на (+-) 2,5 градуса, а ручное управление, в моих мозолистых руках, гораздо больше. Понял пацан и учись! Если хочешь порулить, то садись за второй штурвал, крути баранку. Очень был удивлен, что, не смотря, на принятые, на его могучую грудь 600 грамм спиртного. Он самолет  посадил в городке Гуантанамо, на грунтовой аэродром, так нежно и мягко, как французский Конкорд в аэропорту Орли.

 Эпизоды ранней юности.

местечко Капламбек, Южный Казахстан 1948-1965 годы.

Юного Виталия Ветрова с детства его, отец Петр Тихонович Ветров научил правильно связывать электрические провода на опорах, работать на высоте и не боятся высокого напряжения тока. Выполнять совершенно взрослую, не свойственную для 10-14 летнего парнишки работу. Не бояться трудностей и лишений, презирать подхалимство и трусость. В данном возрасте, он уже смело мог управлять трактором, комбайном, заниматься всеми агрономическими вопросами на винограднике и в саду, выращивать помидоры, картофель и прочие культуры, обрабатывать хлопчатник, пасти коров и овец и массу другой полезной и нужной в хозяйстве работы. В своем кругу сверстников, мы даже форсили тем, что взрослые смело, доверяют нам технику и различные механизмы, связанные с риском для здоровья и жизни. В период сезонных сельхоз работ, мальчишки  постоянно крутились, возле механических мастерских, пытаясь попасть, на какой либо трактор. Трактористы, народ тоже ушлый, кого попало, в кабину не сажали. Анализируя прошедшее время и сравнивая его с нынешними условиями, невольно приходишь к выводу: Да мы действительно были маленькими рабами Средней Азии и ушедшего в историю времени! Детский труд нещадно эксплуатировался, с ребят был спрос такой же, как и с взрослых.  За мелкую провинность или детскую шалость, маленький человек наказывался по полной схеме, существующей в государстве. Объективно это объясняется очень просто, в стране было жестокое время, полувоенный или полу лагерный порядок был  нужен стране, чтобы разболтанный народ держать в ежовых рукавицах. С третьего по восьмой класс школа им Владимира Ильича Ленина, затем Юрия Алексеевича Гагарина, в полном составе ежегодно с 15 сентября по 5 ноября,  привлекалась на уборку хлопка. Школьники также собирали нераскрывшиеся коробочки хлопка, за хлопкоуборочными машинами, называемыми «курак». Технология работы была предельно проста и проходила по схеме: на хлопковое поле самолет По-2 или У-2, а проьще «кукурузник» переоборудованный под сельскохозяйственные цели распыляет дефолианты, обыкновенный минеральный яд (оранж). На кустах хлопчатника опадают все  листья, затем идет хлопкоуборочная машина ХТС-5 и собирает в бункер хлопок. За ней плетутся (ползут) на брюхе, женщины или ребятишки всего Южного Казахстана, собирая все, что не попало в хедер сборочного механизма. Установленная норма сбора в день была до 30 кг хлопка или 60 курака.

Организованное питание в поле не оправдывалось, по причине отсутствия элементарных санитарных норм и правил, а также экономических соображений. Потому, что дизентерия, в условиях вечной грязи, моментально выкашивала целые классы сопливых школяров. Руководству колхозов было гораздо проще уходить от этих забот, ни чего не предпринимать, а предоставить все заботы, на откуп самих родителей. По принципу; ваши дети, вы и расхлебывайтесь, со своими болезнями.

 С собой на весь день, мы всегда брали пару вареных яиц, кусок хлеба и  кисть винограда. Воду пили прямо из арыков, наполненных суперфосфатом, селитрой и оранжем, но это тогда ни кого не волновало. Правда, в обеденный перерыв, ставилось по два 30 литровых титана с кипяченой водой, и брошенных в нее два брикета дешевого грузинского зеленого чая. Вот этот самый период Виталий и начинал понимать, силу тылового обеспечения и преимущества тыловиков. Для того чтобы изготовить пойло, под названием чай, необходимо было натаскать воды из оросительных арыков, собрать коровий навоз, (кизяк) потому, что дров в округе, кроме сухой травы и соломы не было. На выполнение данной работы у прнлежного школьника Виталия уходило ровно половину светового дня. За этот нелегкий труд, ему ежедневно весовщик приписывал 24 кг собранного хлопка, а остальные шесть кг,  за половину дня набирал, т. е. выполнял норму. Вот так, по азиатским меркам, он  стал чайханщиком и уважаемым человеком.  Для наших учителей,  главным было выполнить дневной план по сбору хлопка и не допустить происшествий и массового поноса среди ребятишек. По истечению ряда  лет задаешься вопросом. Кто же теперь ответит за загубленное здоровье нации и раннюю смерть тех людей, кто покорно и безропотно выполнял взятые высокие социалистические  обязательства? Анализируя жизненный путь  одноклассников, невольно приходишь к выводу, что 90% из них не дожили даже до 50 лет. Кто же виноват в этом? Коммунисты: Динмухамед Кунаев или Никита Хрущев? А может быть низкий, вернее нищенский уровень жизни населения, азиатских республик?

Постоянное чувства страха за свою жизнь и благополучие родных и  близких людей?

Или же стремления очень хорошо жить в дальнейшем и, наконец-то, выйти из беспробудной нищеты и голода? Конечно, нет! Тогда нами руководила глобальная идея созидания и единый порыв народа, сделать, как можно больше и лучше, для процветающей страны «дураков». В начале третьего тысячелетия, по спирали повторяется этот порочный  круг, но в более изощренной форме. Народ также травят, но не удобрениями и дефолиантами, а водкой и наркотой. Единственным различием является полное отсутствие какой-либо идеологии и полная свобода нравов, вернее, полная распущенность народа. По нашим меркам, пусть молодое поколение лучше мается в повседневном труде, нежели ежедневно пополняет двух миллионное стадо беспризорников и малолетних преступников. Эта страна скоро захлебнется в своей безысходности и своем бессилии наведении порядка. Мы не осознаем, что погрузились в пучину хаоса и беспредела, терроризм у нас на лицо, уже больше десятка лет. Мы же считаем, что взорвали, где - то и кого - то, и бог с ними, случилось горе, но только не у нас и наших близких. Наша хата с краю, а все происходящее нас не касается. Весь этот бардак  породили предшествующие марксисты и нынешние, незримые в открытом плане, идеологические сионисткие кланы, так называемых демократов. Народ искусственно, уже какой раз разбивают, на категории сверх богатых и совсем обездоленных. Россия не та страна, ей нужен царь, ей нужна палка, ей нужен  железный Феликс Дзержинский. Видимо такая радикальная мера, как укрепление вертикали власти, проводимая Путиным, возможно и даст какой-то результат. Если его не сломает, его же окружение. Вернемся в наше, рано повзрослевшее  детство. На всю оставшуюся жизнь автору, запомнились: порочная несправедливость партийных функционеров к простому человеку, пренебрежение к хлопкоробу и скотоводу, дремучее невежество и бескультурье, страшная антисанитария, вспышки дизентерии и прочих сапрофитных инфекций среднеазиатского региона. Но все же азиатские народы, по своей морали, на много превышали нас, выходцев из Европы.  В юной памяти навсегда от страха застыли в глазах,  пьяные шофера колхозов, лихо, возившие нас ежедневно  на работу. Благо, что были в то время небольшие скорости, плохие дороги и старые машины, особо сильно не разгонишься. А в каждый кузов автомобиля Газ 51 набивалось нас стоя, более 35 человек, все хотели, до темноты, попасть домой.  Был случай, когда один наш знакомый водитель, по имени Тахир, в пьяном виде в селе Ильич, сейчас спорная территория,перевернул  машину с людьми.  При этом погибло сразу 19 студентов техникума. Затем, скрываясь от наказания,  пытался спрятаться у моих родителей на винограднике.  Мне искренне было жалко его, совсем еще молодого таджичонка.  В бедных колхозах не было необходимого для перевозки автомобильного транспорта, возили нас на простых тракторных тележках, в которых не только тормозов не было, но и борта завязывались веревками.  А открытое колхозное воровство и приписки, просто не имели ни какого предела. Влажность, сортность и вес хлопка, на каждый день составлялись произвольно, конечный результат устанавливался на хлопкоприемных пунктах и то условно.  Как страшно горит сухой хлопок, как порох, буквально у всего населения в период работ, под страхом суда отнимались спички, и сколько людей по этому делу попали на скамью подсудимых. Я был свидетелем, когда от искры из выхлопной трубы трактора, за 2 минуты сгорели две тележки хлопка на дороге. Трактористу узбечонку,  впаяли три года тюрьмы, совершенно не за что. Нескрываемое «байство» должностных лиц, начиная от весовщика в поле, колхозного председателя - «баскармы», и кончая завучем нашей школы. Деньги за работу пропивались руководством колхозов и отчасти школы, нам же  на руки выдавались только копейки. Самая большая зарплата за месяц у меня была 4 рубля 30 копеек, счастливчики, выполнявшие по две - три нормы получали по 12 рублей.  Противно было смотреть на красные обветренные и пропитые рожи наших учителей, в том числе русских. Кому, как не чайханщику знать, кто, где и когда распивает портвейн, меня ведь самого посылали за ним в «капарат» в переводе магазин. О медицинском обслуживании не было и речи. Однажды, на мою жалобу о болях в животе, медицинская сестра заставила снять штаны и показать, действительно ли есть кровь в моем  анусе и содержимом поноса! Будучи председателем совета дружины, я взбаламутил два русских класса. Причиной забастовки была невыносимая по тем меркам холодная погода. Перед ноябрьскими праздниками 1962 года выпал ранний снег, было сыро и холодно, а  везли нас на  поля за 45 км. Естественно в открытой и продуваемой промозглым ветром машине. Учителя согрелись водкой, а мне председателю, не дали возможность разжечь костер для всех замерзших.  Мотивируя тем, что запалите, хлопковое поле и камыши, а согреетесь в работе, и чем быстрее начнете работу, тем станет гораздо теплее. Выбрав удачное время, пока руководство очередной раз грелось водярой, в вагончике полевого стана,  мы сорок бестолковых учеников, сбежали с хлопка. Шли обходным маршрутом, за 60 верст от дома. Детская бравада и глупость, конечно! Искали нас по полям и предгорьям района, а отлавливали уже по домам. Родителям устроили страшные разносы, вплоть до увольнения с работы. Была включена вся партийная и идеологическая машина. Позор и прочие неприятности, были объявлены саботажниками, но особенно здорово  досталось родителям! Повзрослев, насмотревшись и натерпевшись несправедливости, Виталий Ветров пошел, несколько иным путем. В техникуме ситуация и тактика у него была, совершенно другая. Как можно быстрее внедриться в эту закрытую для всех, волчью стаю, быть равноправным среди них, или стать на две головы выше их.  Самое перспективное и не обременительное занятие, для любого смертного, это заведовать кухней, продовольственным складом или ежедневно на ишачьей арбе развозить «баланду» по бескрайним хлопчатникам для  изголодавшихся тружеников хлопкоробов. Приведу, для примера, раскладку продуктов питания студентов на рабочий  день: на полевой стан для трех учебных курсов, а это более 140 студентов, рабочей бригаде привозили из санитарного изолятора (были тогда лечебно-санитарные пункты)  два полудохлых барана в сутки. Затем отваривались низкосортные макароны, частично сдобренные червями. Все перижаривалось луком в хлопковом масле, добавлялась куча азиатских специй, перебивающих неприятный запах и получался изумительный обед. Все точно так же, как на современных рынках. Всегда готовилось, если так его можно назвать, одно и то же блюдо. Этим искусством мастерски владел мой под ельник – однокурсник Леня Ященко.  В знак признательности, а я его немного наказывал, за всякие мелкие провинности, воровал для меня со стола руководства, все изысканные харчи и выпивку, даже  не моргнув и глазом. Да и мы себя не очень - то обижали, по ночам обворовывали местное население кишлаков, Тащили все подряд, начиная от сушеного бараньего мяса и высушенного кефира, «курта» до заготовленных на зиму, громадных азиатских дынь. Так что с голоду не умирали и не пухли. В начале 70-х годов во всех столовых появились идиотские лозунги:  «Берегите хлеб за столом!» В руки подавали только по два тонких кусочка ячменного (эрзац) хлеба. Такова была новая политика реформатора Никиты Сергеевича Хрущева, которого мне сейчас напоминает кудрявый цыган, от союза правых сил, Боря  Немцов. В ноябре 1964 года, партийно-хозяйственные местные власти Азии, должны сдавать  в эксплуатацию, построенную Чардарьинскую ГЭС, на реке Сырдарья. К открытию ее ждали  Генерального секретаря центрального комитета партии товарища Хрущева Никиту Сергеевича. Но, к величайшему счастью или несчастью, в тот период на пленуме ЦК КПСС его отстранили от всех занимаемых  постов. Перекос в культуре и воспитании народа выпирал, как назревший чирий, азиатское скотство,  бескультурье, беспросветная грязь и вшивость, постоянно преследовало нас. Людей из феодализма срочно переводили в развитой социализм, также как сейчас из социализма переводят в дикий капитализм. Смешно было смотреть на тех людей, да и на себя также. Сейчас сравниваю то время, с нынешними,   тупорылыми новыми русскими,  которые были вчера в грязи и навозе, а сегодня при деньгах, в нарядах и других атрибутах, но через меру грамотными и  умными, как они считают. Примеров из своего близкого окружения, могу привести с десяток, даже из числа вчерашних моих подчиненных. В те недалекие времена, в зооветеринарном техникуме, всех студентов по установленному графику обрабатывали против педикулеза. (вшей) Стремящийся к знаниям народ, был в основном, из забитых аулов Чимкентской области. Вошь среди казахов, считалась священным насекомым, оберегающим детей от болезней. С точки зрения биологии, это действительно было правдоподобно. Забирали поголовно всех обитателей общаг, вместе с постелью, скарбом и одеждой. Гнали эту грязную толпу, на прожарку «вшивобойню» как ее называли, с  дальнейшей принудительной  помывкой в бане и сменой белья. Скажите, чем не развитой коммунизм! Все как в Красной армии. Невероятно, но происходило все это в начале 70-х, и последующих 80-х годов, в период апогея социалистического строительства. Когда нам красиво врали вожди, от центрального комитета партии, что к 1980 году все население Советского Союза, будет жить при коммунистическом обществе! И мы безропотно верили, в эту красочную басню.

Да, мы действительно прожили при коммунизме двадцать лет.

Но осознается этот пройденный путь по жизни, всем моим поколением, слишком уж поздновато. Сейчас очень остро воспринимается то, что  раболепство, байство, азиатская коварность, а также другие пороки нашего общества, сопровождали мою шальную молодость. И очень хорошо, что Виталий, с юных лет, прошел эту суровую  и крайне необходимую школу жизни. Всегда старался учиться самостоятельно, ни кто не принуждал его к этому. Очень много читал художественной и специальной  литературы. Ни одна сволочь в азиатской школе, не дала мне того, что было необходимо в дальнейшем образовательном уровне, потому, что из нашего поколения, уже тогда, заведомо готовили профессиональных и тупых рабочих, исполнителей и  не выше того. Конечно, за мудрую науку жизни, спасибо тем добрым людям, которые окружали нас и воспитывали. И в первую очередь, безусловно, своим родителям и близким! На этом этапе жизни, не смотря на то, что нас окружала беспробудная пьянь,бывшие зеки,наркоманы, бродяги и море истрепавшихся проституток, мы выросли настоящими советскими людьми, не опозорили ни родителей и самих себя. Ведь в тех реальных условиях жизни, до края пропасти был всего лишь один шаг.  На окраину Ташкента, то есть, в наш поселок наезжали целые бандитские шайки, многочисленные цыганские таборы и весь послевоенный сброд.  В поселке Капламбек, на наших глазах, была поножовщина, дерзкие убийства, проигрывались в карты человеческие жизни и большие деньги. Очень легко и просто молодому человеку можно было перейти на эту новую жизненную стезю. Но мы послевоенное поколение, несмотря на все происходящее события, никому и никогда не были нужны, вспоминали о нас, лишь в тех случаях, когда кто-то, из нашего брата, чего-либо натворил и, в основном, были предоставлены сами себе, самостоятельно выбрали  правильный или неправильный жизненный путь. В детстве и юности Виталий трижды тонул в реке и пруду. Один раз умирал от местной лихоманки, по научной терминологии, геморрагической лихорадки. Отпоили его только ишачьим молоком. Родители об этом просто ничего не знали, всем занималась  крестная мать, Таисия Янсон. Царство ей небесное и вечная память! Да, основная часть того поколения  выросла порядочными и заслуженными людьми. Унижение,  преклонение, лизоблюдство и лицемерие, были всегда антагонистами их бытия, и самой сути их жизненных позиций. Жертвовать своими благами нас, и всех Ветровых видимо заставляло ни общество, ни идея, ни посулы и угрозы, а скорее всего, гены, запрограммированные и заложенные нашими  предками.

27 июня 2004 г. Москва Виталий Ветров.            

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ЗАПИСОК-ВОЕННОГО-ВЕТЕРИНАРА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Виталий Петрович ВетровКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Genvssl

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В.П.Ветров, ВОЕННЫЙ ВЕТЕРИНАР - УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 13.02.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ЗАПИСОК-ВОЕННОГО-ВЕТЕРИНАРА (дата обращения: 18.02.2018).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В.П.Ветров:

В.П.Ветров → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
68 просмотров рейтинг
13.02.2018 (5 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
1 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Я благодарен судьбе за встречу, за счастье и горечь пережитых лет, за все - то значимое, что называется одним словом – жизнь! В которой большая часть моих заслуг и достижений принадлежат твоей мудрой голове и твоим натруженным рукам.
Каталог: Психология 
10 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Подборка коротких рассказов и экстремальных ситуаций, запавших в память за долгую военную службу. Авиация не только привычное средство передвижения, но и единственное в условиях Крайнего Севера и Арктики. Виталий Ветров за одиннадцать лет службы на Дальнем Востоке сделал не один виток вокруг Земли на всех видах летательных аппаратов. В сознании любого летающего дальневосточника, вертушка или самолет, становятся такой же повседневной необходимостью, как автомобиль или дом родной, без которого уже не обойтись. А отношение к членам экипажа, совершенно иное, нежели, чем в гражданской авиации. Своих летунов любят, лелеют, заботятся, считают их своими родственниками
Каталог: Военное дело 
11 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Из истории военной ветеринарии. Ранние рассказы, казуистического направления и толка, которые имели место в жизни автора. И ему представляется, что подобное испытал каждый ветеринарный, или простой медицинский врач, в своей практической деятельности..Одним словом анекдоты.
Каталог: Военное дело 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Значимый вклад в совершенствование и развитие отечественной военной ветеринарии на рубеже XX-XXI веков внесли руководители Центрального военно-ветеринарного ведомства страны; генерал-майор медицинской службы О.С. Беленький, генерал-майор ветеринарной службы В.П. Ветров, полковник ветеринарной службы В.И. Бурков и полковник медицинской службы Ю. Г. Боев. Рассказ о В.И. Буркове.
Каталог: Военное дело 
42 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Необходимо, чтобы каждый военный ветеринарный врач знал, каким образом создалось настоящее служебное положение его и как постепенно, шаг за шагом, сложилось твердое основание, на котором зиждется теперь военно-ветеринарное ведомство. Если трудная доля и неопреде­ленное правовое положение ветеринарного врача ощущается на каждом шагу и теперь, то, что же было с ним  - на заре русской военной вете­ринарии? История русской военной ветеринарии - история прогресса вете­ринарии вообще и военной ветеринарии в частности - с одной стороны; с другой стороны она есть история скорби, печали и страданий, бывших ветеринарных врачей, боровшихся за самостоятельность и самобытность своего дела".
Каталог: Военное дело 
224 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
В послевоенный период орган военно-ветеринарной службы оперативного или оперативно-стратегического звена отвечал, в первую очередь, за эпизоотическое благополучие территории ответственности армии или округа, а не конкретных органов и организмов. Ведомственная подчиненность соединений, частей и учреждений в расчет не бралась, поскольку любая «эпизоотия или инвазия не знает границ». Противоэпизоотические и профилактические мероприятия выполнялись на основе единой государственной программы и эпизоотической ситуации, конкретного региона. Впервые, вопрос о создании единой системы ветеринарного обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации, по территориальному принципу, был поднят на уровне руководства Тыла Вооруженных Сил в 1992 году, который успешно решается.
Каталог: Военное дело 
233 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Использование животных в качестве вьючного транспорта известно с древних времен практически на всех континентах Земли. Александр Македонский в своих обозах наряду с повозками имел и вьюки. В Римской армии для перевозки обычных материальных средств содержалось 170 лошадей на каждую тысячу воинов. При этом часть грузов перевозилась на вьюках. В средние века воины-дворяне и их вассалы везли в походах провиант и другие грузы на телегах и на вьючных животных. В России первые сведения о вьючном обозе мы находим в описаниях движения войск Петра I к д. Лесной во время Северной войны. Мешки и торбы с запасами часто перевозились притороченными к строевым седлам в кавказских походах и экспедициях и в последующее столетие.
Каталог: Военное дело 
240 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Не смотря на прошедшее время и принятые законодательные акты на международном уровне, противостояния сверхдержав продолжается, и актуальность биологических средств поражения не снимается со счетов. Но при этом, простой обыватель, и любой государственный деятель в состоянии воспринимать простую истину. Государство, обладающее мощным ядерным и обычным потенциалом вооружений, биологические средства поражения могут предусматривать в своих стратегических планах применения вооруженных сил, лишь как второстепенный инструмент, как некий «десерт к большому столу»
Каталог: Военное дело 
244 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Российские военные ветеринары всегда отличались высочайшим профессионализмом, коллективной сплоченностью, а также невероятной преданностью своей работе, выносливостью и самопожертвованием. В любых, казалось бы, самых невероятных или невыносимых условиях, служба живет, работает и побеждает!
Каталог: Военное дело 
246 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Несомненно, большую роль в воспитании молодого поколения, слушателей, студенческой молодежи сыграл Музей истории военной ветеринарии, которому в 1996 г. приказом заместителя Министра обороны РФ – начальника Тыла ВС РФ был придан статус музейного образования. Основу его экспозиции составили материалы, имевшиеся на кафедрах Военно-ветеринарной академии, расформированной в 1948 году. Уникальные экспонаты были бережно сохранены предыдущим руководством службы генералами А.М. Пенионжко и О.С. Беленьким. Основную же роль выполнил, как и сказано ранее, полковник ветеринарной службы В.М. Коняев – первый начальник вновь созданного в 1978 г. Военно-ветеринарного факультета при МВА имени К.И. Скрябина.
Каталог: Ветеринария 
260 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ВОЕННЫЙ ВЕТЕРИНАР - УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK