Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7025
Автор(ы) публикации: Б. ШТЕЙН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

(Конец 1917 г. - начало 1918 г.)

В нашей исторической литературе принято считать началом периода вооруженной интервенции март - апрель 1918 года. При этом первыми участками вооруженной интервенции считаются Мурманск на севере и Владивосток на Дальнем Востоке. В марте 1918 г. англо-французы высадили войска на севере России, заняв Архангельск и Мурманск, а в апреле 1918 г. был высажен японский десант во Владивостоке.

Все эти данные абсолютно верны и не вызывают сомнений. Не вызывает также сомнения и то обстоятельство, что развернутый план вооруженной интервенции начал осуществляться весной 1918 года. Но немаловажный исторический интерес представляют и те события, которые начали развиваться в ноябре 1917 г., немедленно после Октябрьской революции, еще на одном участке вооруженной интервенции. Речь идет об интервенции на румынском фронте и о захвате Бессарабии. Здесь вооруженная интервенция (как это мы увидим из дальнейшего изложения) имела все характерные черты, с которыми народам Советского Союза пришлось столкнуться в течение 1918 - 1921 гг. и на других фронтах. Вот почему изучение вооруженной интервенции держав Антанты на румынском фронте мы считаем исторически важным и нужным.

I

Перемирие на румынском фронте в отличие от других фронтов, где инициатива его заключения принадлежала представителям советской власти или большевистски настроенным частям, было подписано контрреволюционным ген. Щербачевым, энергично сопротивлявшимся до этого мирным попыткам Советского правительства. Идя на подписание перемирия с германо-австрийскими армиями, ген. Щербачев действовал с согласия румынского правительства, а равно и союзников в лице ген. Бертелло, командующего французскими силами в Румынии. Одновременно ген. Щербачев заручился согласием Военно-революционного комитета армии, бывшего в тот период в руках соглашательских партий.

На этих фактах необходимо остановиться. Обстановка, создавшаяся на румынском фронте после Октябрьской революции, была исключительно сложна и запутанна. На румынском фронте оперировали армии двух государств - России и Румынии, - что само по себе до чрезвычайности осложняло обстановку. Самый фронт был расположен на территории Румынии - государства, переживавшего в тот момент всю тяжесть военного разгрома и находившегося под двойным давлением: военным со стороны центральных держав и политическим со стороны держав Антанты. Революционные организации румынского фронта находились в руках соглашательских партий - эсеров и меньшевиков, проти-

стр. 12

водействовавших мирным усилиям советской власти; в то же время солдатская масса, как и на всех других фронтах, требовала мира во что бы то ни стало. Центр советской власти был далеко от румынского фронта; значительно ближе как в территориальном отношении, так и в смысле организационного влияния была контрреволюционная Украинская Центральная рада. Если к этому прибавить антисоветскую деятельность представителей Антанты как в Одессе, так и при ставке главнокомандующего румынским фронтом, наличие в Кишиневе контрреволюционного Сфатул Церия (молдавского "парламента"), то станет ясна вся сложность и запутанность создавшейся там обстановки.

Сфатул Церий - временный представительный орган, возникший осенью 1917 г. из случайного числа представителей различных, по преимуществу буржуазных, организаций. Основную роль в создании его сыграл так называемый "молдавский военный конгресс", сорганизовавшийся в конце лета 1917 г. и состоявший из армейских представителей - молдаван. Организацией своей, социальным составом и политической ролью Сфатул Церий напоминал Украинскую раду.

Как и на Украине, национальное движение в Бессарабии захватили в свои руки буржуазно-националистические группы, стремившиеся, прикрываясь лозунгами национальной свободы и независимости, отодвинуть на задний план непосредственные революционные задачи. К сказанному следует добавить, что сейчас же после февральской революции румынское правительство начинает планомерную работу по овладению Бессарабией и с этой целью наводняет последнюю своими агентами. Эти агенты играли немалую роль как в создании Сфатул Церия, так и в направлении его деятельности. Румынским агентам пришлось немало поработать, прежде чем Сфатул Церий принял желательное им решение о присоединении Бессарабии к Румынии. Впрочем, обстановка этого "решения" (об этом ниже. - Б. Ш. ) исключает всякую мысль о его добровольности.

На первом заседании Сфатул Церия в ноябре 1917 г. не было и речи о присоединении Бессарабии к Румынии. Следует напомнить, что на заседании 2 декабря 1917 г. Сфатул Церий декларировал образование Молдавской демократической республики как федеративной части РСФСР.

Участники и свидетели событий на румынском фронте единогласно подчеркивают сложность создавшейся обстановки. Один из них пишет: "Прежде всего нужно подчеркнуть сложность и запутанность политической обстановки, в которой развивались тогда события. Революционная борьба чрезвычайно осложнялась и порою затемнялась (разрядка моя. - Б. Ш. ) рядом сильных привходящих элементов. Наиболее важные из них: во-первых, близость румынского фронта и связанная с этим постоянная угроза удара в спину со стороны реакционной Румынии и, во-вторых, так называемая украинизация - движение и политика украинских шовинистов, уже и тогда принимавшие порою самые нелепые и неприемлемые формы"1 .

Соотношение сил между революционной частью армии и соглашательскими группами рисовалось к моменту Октябрьской революции и непосредственно после нее в следующем виде: "На румынском фронте господствовали целиком -эсеры, еще не подразделенные на левых и правых. Представители армейских и корпусных комитетов были эсеры, и командный состав, быстро раскусивший этих "революционеров", стал на их сторону"2 . В партию эсеров записывались генералы, командиры корпусов и начдивы. В полках были ячейки эсеров, собиравшиеся с разрешения комполка и слушавшие доклады "о поднятии дисциплины". Группы


1 Сборник "Октябрьская революция". Харьков. 1922.

2 "Пролетарская революция" за октябрь 1922 года.

стр. 13

большевиков, очень незначительные, вели подпольную работу при штабах не ниже дивизии. В полках с большевиками не церемонились: против них находили какие-нибудь обвинения "уголовного характера", после чего их "изымали из обращения".

После февральской революции во главе так называемой революционной демократии стал Румчерод (Центральный исполнительный комитет советов румынского фронта и Черноморского флота). Румчерод был избран в мае 1917 г. съездом советов IV, VI, VIII и IX армий румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области. В его деятельности следует различать два периода: первый, когда он возглавлялся эсерами и меньшевиками (с мая по 25 декабря 1917 г.), и второй, когда во главе его стали большевики (с 27 декабря 1917 г. по конец мая 1918 г.). Во время Октябрьской революции Румчерод занял "нейтральную" (по существу контрреволюционную) позицию. Отклонив резолюцию левой части, приветствовавшей Октябрьскую революцию, Румчерод вместе с тем постановил не принимать участия в развертывающихся событиях на стороне Керенского и не оказывать последнему никакой поддержки1 .

Как осуществлялся Румчеродом и армейскими организациями этот "нейтралитет", видно из следующих фактов. После отрешения Духонина за активное противодействие заключению мира общеармейский комитет IV армии выразил свой "горячий протест" против действий советской власти. К этому протесту присоединился и Румчерод.

Немедленно после Октябрьской революции был созван чрезвычайный съезд Румчерода 13 - 14 ноября 1917 года. На этом съезде эсеры и меньшевики имели подавляющее большинство, большевиков же было всего 15 человек. При выработке политической резолюции была внесена поправка, заключавшая в себе осуждение большевиков. Большевики заявили, что в случае принятия этой поправки они немедленно покинут съезд. Заседание съезда было прервано, и большинство сделало попытку примирить непримиримые политические позиции. Новая поправка, предложенная большинством, говорила уже не об осуждении большевиков, а лишь об их ответственности за возможные последствия их действий. Однако большевики отвергли и эту поправку. После того как съезд снова вернулся к первоначальной позиции и принял резолюцию, заключавшую в себе осуждение большевиков, последние покинули съезд. На этом работа чрезвычайного съезда румфронта закончилась. Очень характерно, что о мире упоминается в резолюции между прочим, как об одной из задач будущего социалистического правительства, основная задача которого состоит, по мысли авторов резолюции, в доведении страны до Учредительного собрания.

К характеристике позиции Румчерода первого состава следует добавить, что его открытый саботаж советской политики мира и советской власти вообще вынудил главковерха издать 16 декабря 1917 г. приказ о роспуске Румчерода "в виду его отказа признать власть Совета Народных Комиссаров"2 . Румчерод этому приказу не подчинился и просуществовал еще неделю с лишним до открытия (23 декабря) II съезда румынского фронта и Одесской области.

Вскоре организациям румфронта пришлось заняться вопросом о мире, ибо требование мира настойчиво звучало в устах солдатской массы, которой надоело питаться резолюциями и ждать Учредительного собрания. Румчерод пробует уклониться от немедленного решения этой задачи. 24 ноября 1917 г., т. е. в тот момент, когда Центральная Советская власть уже осуществляла программу мира, фронтовой отдел Румчерода в экстренном заседании заслушал сообщение о протесте военных атташе союзных держав против сепаратных выступлений России в пользу


1 "Революция на Украине". Изд-во "Пролетарий". 1927.

2 Любимов И. "Революция 1917 г.", стр. 276.

стр. 14

заключения мира. Фронтовой отдел Румчерода всецело присоединился к постановлению Военно-революционного комитета румынского фронта о том, что только немедленно созданное центральное правительство, сконструированное согласно воле армии, высказанной на экстренном фронтовом съезде, и воле большинства организованной демократии с представительством от национальностей, может взять на себя решение вопросов внешней политики Российской республики.

Так отвечал меньшевистско-эсеровский Румчерод на требование мира. Резолюция фронтового Военно-революционного комитета, к которой присоединился Румчерод, повторяла в своей политической части резолюцию чрезвычайного фронтового съезда (13 - 14 ноября). Вместе с тем она заключала в себе и организационные выводы: "Военно-революционный комитет категорически, под страхом революционной ответственности, требует от всех солдат и офицеров румфронта, в каких бы чинах они ни находились, не исполнять никаких распоряжений, откуда бы они ни исходили, - от Совета Народных Комиссаров, от Центрорады, казачьего войскового круга и других. Только распоряжения, санкционированные Военно-революционным комитетом румфронта, подлежат исполнению, В интересах революции и родины Военно-революционный комитет считает совершенно недопустимым вступление в переговоры отдельных войсковых частей и заключение ими сепаратных перемирий"1 .

Фраза насчет сепаратных перемирий указывала на истинное положение вещей. Вопреки сопротивлению армейских организаций и их протесту мир осуществлялся волею солдатских масс в окопах. Так, за три дня до грозного окрика соглашательского Военно-революционного комитета румфронта 21 ноября по постановлению ревкома VIII армии члены ревкома встретились с группой германских и австрийских офицеров для предварительных переговоров. Постановление ревкома VIII армии отнюдь не было исключением. По свидетельству секретаря Военно-революционного комитета румфронта, из частей стали поступать сведения, что одна за другой дивизии заключают перемирие2 .

Можно назвать немало воинских частей румынского фронта, заключивших покорпусно и подивизионно мирные договоры с противником. Дальнейшее сопротивление перемирию становилось, повидимому, невозможным. Весь вопрос заключался в том, кто заключит перемирие, ибо от этого зависело в значительной мере дальнейшее развитие событий. Тот, кто добился бы мира, получил бы сразу авторитет в глазах солдатской массы и приобрел бы возможность руководить ею. Ведь и при ставке главнокомандующего (когда им был еще Духонин) существовал план - вырвать из рук большевиков инициативу и взять ее в свои руки. Автором этого плана был комиссар-верх Станкевич. В тот момент, когда СНК предложил ген. Духонину немедленно начать переговоры о перемирии, одним из наиболее сопротивляющихся этим переговорам командующих был ген. Щербачев. Его близость к ген. Бертелло и румынскому командованию придавала этому сопротивлению особенно упорный характер. Однако в течение двух недель, протекших с момента вручения иностранными атташе при ставке протеста против сепаратного перемирия, мнение ген. Щербачева существенно изменилось. Уже 3 декабря (20 ноября) он посылает фельдмаршалу Макензену предложение вступить в переговоры о перемирии. Предложение это, как мы отмечали выше, было сделано в результате соглашения с румынским командованием и меньшевистско-эсеровским Военно-революционным комитетом фронта.

Таким образом, три фактора действуют солидарно: ген. Щербачев, румынское командование и Военно-революционный комитет румфронта, -


1 "Вестник IV армии" N 115 от 15(28) ноября 1917 года.

2 "Голос революции", орган Румчерода, N 120 от 1(14) декабря 1917 года.

стр. 15

причем от имени всех трех выступает ген. Щербачев. Это - не все. Имеется еще один фактор, который остается в тени, но, по существу, определяет действия трех других. Это ген. Бертелло, сидевший в Яссах.

5 декабря (22 ноября) 1917 г. Военно-революционный комитет румфронта опубликовал следующее воззвание: "Фронтовой военно-революционный комитет румфронта и помглавкорум (т. е. ген. Щербачев, ибо главкорумом, т. е. главнокомандующим румынским фронтом до момента перемирия считался румынский король. - Б. Ш. ), заручившись полным согласием со стороны румынского правительства и беря на себя всю ответственность, решили вступить в переговоры о перемирии с противником, стоящим против нас и румынских войск на всем румфронте. Предложение командному составу противника послано в ночь на 21 ноября (на 4 декабря). В случае согласия противника на вступление в переговоры о перемирии состав полномочной комиссии для ведения переговоров будет объявлен особо. Призываем войска румфронта во имя спасения революции и страны, во имя светлого будущего нашей родины поддерживать полный порядок и спокойствие на фронте, прекратить неорганизованное братание с противником (свидетельство тому, что братание имело место. - Б. Ш. ), не вступать с ним ни в какие самочинные сношения и усилить бдительность за ним, памятуя, что успех переговоров о перемирии и даже самый мир будет достигнут нами тем скорее, чем более будет проявлено фронтом революционной выдержки и чувства ответственности за судьбы резолюции и страны в этот исключительной важности момент"1 .

Одновременно ген. Щербачев отдал приказ по войскам. Без цветистой эсеровски-меньшевистской фразеологии Щербачев говорит то же самое, что сказано и в воззвании Военно-революционного комитета. Основная забота как Щербачева, так и Ревкома - удержать руководство делом перемирия в своих руках, не допустить проявления подлинно революционной инициативы солдатских масс. Ген. Щербачев прекрасно понимает, какое оружие может дать ему в руки заключение и м договора о перемирии. В своем приказе он пишет: "Всякие самочинные выступления, грозят расколоть фронт и могут погубить нашу родину. Только совместной работой всего фронта можно сохранить фронт от развала (т. е. в руках Щербачева. - Б. Ш. ). После достигнутого сегодня соглашения с румынами и в полном согласии с военно-революционным комитетом я решил заключить перемирие на определенных условиях на всех фронтах русских и румынских армий до заключения мира центральным правительством... Яссы, 20 ноября, 22 ч. 05 м. N 01567. Щербачев". Несмотря на известную разницу стилей, при сравнении этих двух документов трудно решить, где кончается воззвание Ревкома и начинается приказ генерала.

20 ноября (3 декабря) 1917 г. через парламентеров IV и VI армий австро-германскому командованию была передана следующая телеграмма: "Фельдмаршалу Макензену и фельдмаршалу эрцгерцогу Иосифу. Предлагаю вам начать переговоры о заключении перемирия на фронте русских и румынских войск румынского фронта. Встреча делегатов с вашими представителями могла бы произойти в Фокшанах, и в этом случае наши делегаты перейдут линию на шоссе на юг от Калиени. О дне и часе встречи я вас извещу по получении от вас ответа. Яссы 20 ноября".

22 ноября (5 декабря) за подписью фельдмаршала Макензена в Яссах был получен положительный ответ.

Каковы были мотивы, которые толкали ген. Щербачева и Военно-революционный комитет на перемирие, ясно из предшествующего изло-


1 Бюллетень "Вестника IV армии" N 120 от 22 ноября 1917 года.

стр. 16

жения. Понятна и позиция румынского правительства. Вкрапленная в расположение русских частей румынская армия, в особенности после разгрома ее войсками Макензена, была неспособна на самостоятельные действия.

Какова же была позиция союзников? Выше мы говорили, что ген. Щербачев, заключая перемирие, действовал с ведома союзных держав. Да и как можно было действовать "без ведома" союзников в Яссах, где была ставка (и временно столица. - Б. Ш. ) румынского короля, ставка ген. Бертелло, окруженного огромным штабом французских офицеров? О том, что союзники не только знали, но и одобряли заключение перемирия, говорит ряд других фактов. Секретарь Военно-революционного комитета "объяснял" заключение перемирия ген. Щербачевым "смятением, вносимым в солдатскую массу самочинными переговорами отдельных войсковых частей". "Чтобы раз навсегда (? - Б. Ш. ) покончить с этим развалом, - заявлял он, - решено было заключить перемирие". В том же самом заявлении этот представитель Военно-революционного комитета говорит: "Правительство Румынии и представители союзных держав (разрядка моя. - Б. Ш. ) с большим интересом следят за деятельностью революционного комитета и считают позицию, занятую им, вполне правильной"1 (разрядка моя. - Б. Ш. ).

Наконец, имеется еще одно свидетельство того, что, заключая перемирие, румынское правительство отнюдь не действовало вопреки воле союзников и, в частности, Франции. Министр иностранных дел Франции Пишон произнес 14(27) декабря 1917 г. (т. е. после подписания перемирия) в палате депутатов речь, посвященную Румынии. В этой речи Пишон сказал: "Нам предстояло исполнить долг по отношению к нашей несчастной союзнице, жизни которой угрожает подготовляемая военная капитуляция. Мы обязаны более чем кто бы то ни было сдержать наше обещание по отношению к этой стране и ее правителю; к этому побуждает нас то участие, которое мы приняли в выступлении Румынии. Не наша вина, если первые шаги ее выступления были так шатки, так неудачны. Наш долг по отношению к ней особенный, так как французский генерал реорганизовал при помощи французских офицеров ее армию; сейчас их окружает ореол славы. Значит, у нас были особые права просить ее выступить активно. Мы заявили румынскому правительству в Яссах, что данное нами обещание в момент ее активного выступления будет неизменно. С нашего согласия и при нашей помощи Румыния заручилась содействием всех союзников; несмотря на общие усилия, никто не смог избежать заключения перемирия (разрядка моя. - Б. Ш. ). Злая участь Румынии будет одним из несчастных последствий захвата власти большевиками в Петрограде, но участь эта, так же как и Сербии и Бельгии, лишь временно подвергается испытаниям". Палата депутатов встретила эту речь "громом аплодисментов". Таким языком Пишон не стал бы говорить о стране, изменившей делу союзников, предавшей их интересы. Таким языком ни Пишон, ни другие деятели Актанты не говорили о Советской республике, заключившей перемирие, а затем и мир с Австрией и Германией. Это и понятно. Социально-политический смысл выхода из войны Советской республики и значение того перемирия, на которое вынуждена была пойти Румыния, были совершенно различны.

Союзники дали согласие румынскому правительству на перемирие. В результате они сохранили в своих руках полный контроль над условиями перемирия и его осуществлением румынской армией, а вместе


1 "Голос революции", орган Румчерода. N 120.

стр. 17

с тем приобрели влияние на ген. Щербачева, подчинили его целиком себе, обеспечив за собой таким образом решающее влияние на Румынию. Следует отметить еще одно обстоятельство, сыгравшее немаловажную роль в решении союзников. 1 декабря 1917 г. ген. Щербачев сообщил Духонину, что Бертелло в самых категорических выражениях протестовал против какого бы то ни было перемирия, а 3 декабря, т. е. через три дня, тот же Щербачев, несомненно, с согласия ген. Бертелло и французского штаба шлет фельдмаршалу Макензену предложение начать переговоры о перемирии. Что же могло в течение трех дней изменить позицию не только ген. Щербачева, но и ген. Бертелло? Дело в том, что произошли события, вынудившие Щербачева вместе с Военно-революционным комитетом, румынским командованием и представителями Антанты предпринять решительные шаги для заключения перемирия. 2 декабря 1917 г. большевистскими частями была взята ставка главковерха, а ген. Духонин был убит солдатами. Тогда же начались мирные переговоры между Советским правительством и германским командованием. Об этих событиях, вне всякого сомнения, сейчас же стало известно в Яссах, так как иностранные военные миссии отъехали от ставки только на 5 км и оттуда наблюдали за ходом событий. Все действующие на румынском фронте силы (ген. Щербачев и его штаб, Военно-революционный комитет, румынское командование и правительство и, наконец, штаб ген. Бертелло) поняли, что советское перемирие неотвратимо и неминуемо, что в случае дальнейшего сопротивления заключению перемирия на румынском фронте произойдут события, аналогичные тем, которые имели место в ставке; чтобы удержаться во главе фронта и в дальнейшем оказывать активное сопротивление как внутренним, так и внешним действиям советской власти, генералу Щербачеву и действовавшим за одно с ним необходимо было заключить перемирие, которое должно было послужить исходной точкой антисоветской борьбы. Перемирие было подписано в Фокшанах 9 декабря 1917 года.

II

Рассматривая советско-румынские отношения за период ноябрь 1917 г. - март 1918 г., нельзя упускать из виду общую международную обстановку, в которой находилась Советская республика; 21 ноября 1917 г. последовало первое (после декрета о мире 8 ноября 1917 г.) официальное обращение Советского правительства ко всем воюющим державам с предложением приступить к мирным переговорам. В течение декабря происходили на фронте переговоры с германским командованием, причем по требованию советской делегации эти переговоры дважды откладывались, дабы дать возможность союзникам ответить на мирное предложение Советского правительства. Союзники, как известно, на это предложение не ответили. Одновременно союзные военные представители при ставке Духонина заявили ему протест против советско-германских переговоров о мире, протест, полный угроз по адресу Советского правительства, Клемансо от имени Франции и Роберт Сесиль от имени Англии заявили о непризнании Советского правительства. На парижской конференции союзников в конце ноября и начале декабря обсуждался вопрос о вооруженной интервенции по отношению к советскому государству. 23 декабря 1917 г. Клемансо и лорд Милнер подписали англо-французский договор о "разделе сфер влияния в России". Этот договор оформил англо-французскую вооруженную интервенцию.

Такова была общая обстановка на румынском фронте. В ночь на 18 декабря 1917 г. все штабы на румынском и югозападном фронтах вместе со всеми техническими аппаратами, телеграфом и радиотелеграфом были заняты войсками Украинской рады. Румынский и прозападный фронты были таким образом фактически объединены в руках ген. Щербачева.

стр. 18

19 декабря 1917 г., т. е. через 10 дней после подписания перемирия, в ставке румфронта был арестован назначенный советской властью комиссар румфронта тов. Рошаль (впоследствии зверски убитый). Вместе с ним были арестованы выборный командующий IV армией и другие. Аналогичные аресты имели место и в других армиях румфронта (И, VI, VIII). По свидетельству очевидцев1 , все произошло по единому плану: 1) арест выборного комсостава, армревкомов, 2) разоружение русских частей, 3) организация офицерских добровольческих команд. Немедленно после переворота при всех штабах румынского фронта были организованы комитеты национальных (или национально-областных) комиссаров, "главной задачей которых являлась борьба с большевизмом и анархией на фронте"2 . Эта контрреволюционная организация возглавлялась в первую очередь украинскими офицерами и эсерами. События, связанные с арестом Рошаля и др. (разгром революционных организаций румфронта), послужили сигналом к началу оккупации Бессарабии румынами, действовавшими в согласии с ген. Щербачевым и союзниками. Подготовительные работы начались немедленно: к ген. Щербачеву были прикомандированы французские офицеры; в Соколы был послан румынский полк.

23 декабря в Одессе открылся II съезд Румчерода (съезд советов румынского фронта и Черноморского флота). К сожалению, в нашем распоряжении не имеется полных отчетов о работах съезда, и многое приходится восстанавливать по отрывочным газетным сообщениям.

Партийный состав съезда Румчерода был следующий: большевиков - 396, левых эсеров - 220, эсеров центра - 5, эсеров-интернационалистов - 7, с. -д. - оборонцев - 68, с. -д. -интернационалистов - 37, украинских с. -д. - 74, украинских эсеров - 6, народных социалистов - 6, анархистов - 8, беспартийных - 763 . Всего на съезде было 833 депутата. 31 декабря 1917 г. украинская фракция (украинские эсеры и украинские с. -д.) в составе 80 человек ушла со съезда, огласив предварительно свою декларацию. Соглашательские партии (эсеры и с. -д.) остались на съезде, продолжая проводить и на нем политику саботажа. К декларации, оглашенной украинской фракцией, присоединилась лишь мусульманская фракция4 .Уход украинцев не явился неожиданностью для съезда. Еще накануне было известно, что украинская фракция получила от Центральной рады из Киева директиву уйти со съезда. В ответ на декларацию украинцев большевики огласили свою убийственно саркастическую контрдекларацию: "Констатируя уход фракции украинцев, съезд считает, что в лице этой фракции он лишился элементов, все время мешавших съезду и являвшихся по существу своему лишь отрыжкой буржуазных политиканов Украины Съезд продолжает свою работу в сотрудничестве с истинными представителями пролетариата и крестьянства Украины".

На том же заседании съезда, с которого ушла украинская фракция, была оглашена телеграмма чрезвычайного крестьянского съезда румынского фронта, заседавшего в Кишиневе. Крестьянский съезд приветствовал фронтовой съезд "как истинного выразителя нужд фронта и борца за революцию и мир".

С приветствием от ВЦИК на съезде выступил тов. Володарский. Предложение блока эсеров, меньшевиков и других о посылке приветствия Учредительному собранию было отклонено большинством 509 против 320. Из 300 украинцев, присутствовавших на съезде, было 80 сторонников Центральной рады (они впоследствии ушли со съезда), 220


1 "Великий Октябрь на румынском франте". "Пролетарская революция" за октябрь 1922 года.

2 "Свободная Бессарабия" N 191 от 17(30) декабря 1917 года.

3 "Октябрь на Одесщине" "Известия ВЦИК" N 260.

4 В данных о партийном составе съезда она не указана; очевидно, эта фракция образовалась на самом съезде, возможно, из среды беспартийных делегатов-мусульман.

стр. 19

большевиков и левых эсеров. Доклад о текущем моменте сделал тов. Володарский. Прения по его докладу продолжались два дня. Огромным большинством съезд принял резолюцию, предложенную большевиками и левыми эсерами. В этой резолюции полностью одобрялась политика СНК и партии большевиков, в том числе и их линия в вопросе об Учредительном собрании. Съезд считал необходимым применить декрет об отзыве депутатов в первую очередь на румынском фронте, где настроение избирателей абсолютно не соответствовало партийному составу депутатов1 (большинство в Советах принадлежало правым эсерам). Прения, имевшие место на съезде, раскол, вызванный уходом украинских партий, и, наконец, избрание нового, большевистского Румчерода являются важнейшими моментами борьбы на румынском фронте.

Новый Румчерод был избран как высший орган власти на фронте и в области. Меньшевистско-эсеровскому крылу съезда было предоставлено известное количество мест в исполнительном комитете Румчерода (ЦИК), но оппозиция сама отказалась занять эти места. Съезд Румчерода явился началом создания реальной советской власти в. Одесской области и на фронте2 .

Попытаемся восстановить общую картину положения на фронте, создавшуюся после переворота, произведенного ген. Щербачевым с румынским командованием. Большевистски настроенные воинские части были разоружены и отправлены "в Россию".

Тысячи обезоруженных солдат, полуголые, часто босиком, шли по снегу, падали от усталости и замерзали на полях. Румынские власти держали их под пулеметами под открытым небом, на морозе по двое суток, не давая даже горячей воды. Офицерские банды свирепствовали под Дубоссарами и Тирасполем. Собирая группы отставших русских солдат, они приказывали им бежать "к своим" и вдогонку расстреливали.

Приведем 'свидетельство источника, который никак не может быть заподозрен в сочувствии к большевикам. Вот что пишет буржуазная газета "Одесские новости" по поводу положения на фронте: "То, что проделывается теперь румынами над русскими солдатами и офицерами большевистского толка, несомненно, говорит об особой линии поведения румынской власти (разрядка моя. - Б. Ш. ), решившей, очевидно, порвать с армиями, не признающими Центральной рады и единого украинского фронта (разрядка моя. - Б. Ш. ). Даже небольшевистские источники утверждают, что с каждым днем агрессивный образ действий румын в отношении русских усиливается и что румынская система "оздоровления" русской армии превратилась в систему издевательства. Офицеры и солдаты большевистского лагеря, появляясь теперь на улицах Ясс, рискуют подвергнуться разоружению, обыску и ограблению.

Еще худшее положение создалось на фронте в пределах Румынии, в особенности для IV и IX армий, испытывающих попрежнему ужасные лишения. Большевики объясняют неприсылку этим армиям продовольствия и фуража кознями Щербачева, решившего этим путем заставить армию либо раскассироваться либо реорганизоваться по национальному признаку с признанием в качестве высшей власти Центральной рады (разрядка моя. - Б. Ш. ). Но так как армии эти состоят преимущественно из большевиков, признающих только советскую власть, то борьба с ними продолжается. За арестом выборных организаций IV армии последовал разгром организации IX армии. Созванный в Бандушанах съезд представителей этой армии разогнан, причем много делегатов арестовано, среди них и избранный


1 "Известия ВЦИК" N 260.

2 История съезда Румчерода изложена по данным печати: "Голос революции", орган Румчерода, "Одесские новости" и "Известия Одесского совета рабочих и солдатских депутатов"

стр. 20

съездом комиссар армии (IX) солдат Сафонов. Арестованы также комитеты армий. Нечто подобное, хотя без участия румын, разыгралось и в Могилеве-Подольском. Здесь разогнан и отчасти арестован комитет? VIII армии"1 .

Мы опускаем дальнейшие ламентации этой газеты по поводу "анархии, царящей на фронте". Важны факты, приводимые газетой, в частности поведение Щербачева, действующего совместно с румынским командованием и выступающего под фирмой Центральной рады. Последняя, безусловно, играет в политике и действиях Щербачева роль "идеологического прикрытия", ибо убежденный монархист и сторонник "единой и неделимой России" (что он и доказал впоследствии) отнюдь не смотрел на украинских мелкобуржуазных шовинистов как на своих вождей и руководителей. Центральная рада была оплотом южной антисоветской контрреволюции, и как Щербачеву, так и румынам и союзникам было удобно делать ставку именно на Раду. Не следует забывать, что именно в это время французская военно-политическая миссия ген. Табуи находилась в Киеве, что одновременно шли переговоры о французском займе для Украины; 23 декабря 1917 г. заключен был англо-французский договор о разделе сфер влияния в России, и в то же время шли оживленные переговоры между Киевом и Яссами.

Ген. Щербачев открыто заявил о своей верности Украинской Центральной раде. Заседавший в Одессе II съезд Румчерода получил 28 - 29 декабря 1917 г. от Щербачева телеграмму следующего содержания: "Телеграмма председателя совета депутатов IX армии принесла известие, что командующим неукраинскими войсками IX армии избран солдат Сафонов. Эта телеграмма показывает, что не отдельные лица, а целые советы не только неспособны разъяснить войскам происходящие события, но сами их совершенно не понимают и принимают вздорные решения". Далее Щербачев разъясняет, что такое национализация армян и почему теперь фронт называется "украинским".

Это неожиданное внимание монархического генерала к нуждам национальной культуры вряд ли кого-нибудь могло обмануть.

Смысл и задачи "национализации" армии, проводимой Украинской радой, был понятен. Действуя под флагом Центральной рады, Щербачев отнюдь не собирался ей служить верой и правдой до конца своих дней. Он и в длительное существование Рады не очень верил. Весь вопрос был в том, чтобы временно действовать от имени какого-то русского (в этом смысле и правительство украинской народной республики было русское, а не иностранное. - Б. Ш. ) правительства. Открыто действовать на фронте именем румынского короля или ген. Бертелло было невозможно. Прошло немного времени, и ген. Щербачев пошел и на это, но пока фронт держался, пока "правительство" Украинской рады было в Киеве, удобнее было действовать именем Центральной рады.

Отчет о II съезде Румчерода дает исчерпывающую информацию о фактическом положении на фронте. На заседании съезда 25 декабря (н. ст.) председательствовавший огласил следующие факты: 1) Измученная голодом и отсутствием фуража IV армия заявила, что если, до 12 часов сего дня она не будет удовлетворена продовольствием, то с оружием в руках двинется в Россию. IV и IX армии голодают уже с 22 декабря. Причина этого голода - задержка румынами продовольствия. Румыния не пропускает продовольствия потому, что она хочет поддержать Центральную раду, собирающуюся взять измором армии, не признающие ее власти (разрядка моя. - Б. Ш. ). 2) Недавно имел место обстрел румынским крейсером Ялты, причем пострадал госпиталь2 .


1 "Одесские новости" N 10596 от 19 декабря 1917 года (1 января 1918 года).

2 "Голос революции" N 122 от 3(16) декабря 1917 года.

стр. 21

Далее, докладчик сообщил, что какие-то неизвестные части войск движутся между Мариуполем и Александровском, что не может не вызвать тревогу у населения Тавриды. Оглашенная информация побудила президиум съезда вступить по прямому проводу в переговоры со ставкой главкома румынского фронта. Ген. Щербачев, под предлогом болезни, от переговоров уклонился, поручив их врид. генерал-квартирмейстера румынского фронта полковнику Баумгартену. На запросы представителя президиума съезда о положении дел в IV и IX армиях, о положении арестованных большевиков и о том, "кто сейчас имеет фактическую власть на румынском фронте, в каком положении находятся русско-румынские отношения и правда ли, что румынами заняты наши (русские) продовольственные склады, а также артиллерийские склады в Соколах, и наконец, приняты ли меры к освобождению арестованных", - полковник Баумгартен ответил, что "сведения, которыми располагает съезд, неверны... обе армии (IV и IX) стоят на своих местах, но наблюдается частичное движение и уход с фронта". "Отдельные части давно уже грозятся уйти, но пока фактически это никем целиком не выполнено". Что касается нарушения снабжения армий, то это, по словам Баумгартена, происходит "по совершенно не зависящим от штаба фронта причинам". Станция Соколы, где скопилось много груженых вагонов, "стала центром политической борьбы обосновавшихся там партий (каких, полк. Баумгартен не говорит. - Б. Ш. ), и нормальная жизнь там совсем нарушилась. Сейчас с водворением порядка (? - Б. Ш. ) в Соколах подвоз вновь немедленно начался с полной интенсивностью".

Что же касается участи арестованных, то Баумгартен ответа по существу не дал, сообщив лишь, что "вопрос об освобождении арестованных или высылки их за пределы Украины (разрядка моя. - Б. Ш.) будет рассматриваться в ближайшие дни". Наконец, по вопросу о фактической власти на фронте Баумгартен ответил, что "фактическая власть на румфронте находится в руках комитетов национально-областных комиссаров, каковые комиссары организованы во всех армиях румфронта" (разрядка моя. - Б. Ш. ).

III

Перейдем, к вопросу о советско-румынских отношениях. Пространный ответ Баумгартена дает интересный материал к истории захвата Бессарабии румынскими войсками в декабре 1917 года. "Отношения между русскими и румынскими армиями, - заявил Баумгартен, - прежние, солидарные (разрядка моя. - Б. Ш. ), но румынское командование ввиду того, что отдельные безответственные элементы внесли дезорганизацию на железных дорогах и также могли (! - Б. Ш. ) угрожать беспорядками в резиденции короля, т. е. в Яссах - принуждено (разрядка моя. - Б. Ш. ) было принять ряд мер для укрепления порядка и для предупреждения каких бы то ни было беспорядков в будущем". (Итак на сцене появляется обычная теория "водворения порядка и предупреждения беспорядков"!)

Так "объяснял" происходившие на румынском фронте события штаб Щербачева. А в действительности вслед за заключением перемирия с австро-германскими войсками начался захват румынскими войсками Бессарабии. Этот захват наряду с целями аннексии Бессарабии имел задачей борьбу с советской властью. Захват Бессарабии производился по соглашению между Щербачевым, румынским командованием, комитетом национальных комиссаров, Центральной Украинской радой и союзниками в лице ген. Бертелло. О роли каждого из них скажем ниже. Теперь же отметим, что первый шаг вооруженной интервенции имел место в декабре 1917 г. на румын-

стр. 22

ском фронте и заключался в захвате румынской армией ряда местностей Бессарабии.

В течение 22 - 25 декабря продолжалась оккупация Бессарабии румынами. Командующий румчынской армией ген. Презан в согласии с ген. Щербачевым и ген. Бертелло издал приказ, в котором заявлял, что румынские войска вводятся для охраны русских и румынских границ и что "немедленно по установлении порядка и спокойствия (значит, не для охраны границ, а для охраны порядка! - Б. Ш. ) и как только будут гарантии (! - Б. Ш. ), что воровство, грабежи и убийства не возобновятся, воины румынские возвратятся к себе домой".

Оккупация происходила при прямой поддержке Сфатул Церия, органа бессарабского самоуправления. Сами же румыны оккупацию Бессарабии изображали как исполнение приказа русского командующего фронтом ген. Щербачева1 .

С момента ввода румынских войск на территорию Бессарабии румынское военное командование предприняло "чистку" Сфатул Церия. Ряд его депутатов был арестован, а некоторые из них расстреляны. 24 января 1918 г. (т. е. после вступления румынских войск в Бессарабию) Сфатул Церий принял постановление о полной независимости Молдавской республики. Это решение, конечно, не устраивало румынское правительство2 .

Президиум съезда Румчерода не ограничился переговорами со ставкой Щербачева, но попытался вступить в переговоры и непосредственно (по прямому проводу) с Центральной радой. Петлюру не удалось отыскать. Генеральный секретарь предложил обратиться к украинскому комиссару Одессы Поплавко, "если последний может быть чем-либо полезен". Последний ответ чрезвычайно характерен для иезуитской дипломатии политиков Рады. В вопросе о русско-румынских отношениях и, в частности, в вопросе о захвате Бессарабии они, играя определенную и далеко не последнюю роль, прикрывались позицией нейтралитета и предпочитали в решающие моменты "оказываться в нетях".

Прения на съезде без труда вскрыли лживые утверждения ставки Щербачева и дали действительную картину происходивших событий. Так например председатель Военно-революционного комитета в Соколах заявил; "Военно-революционный комитет в Соколах не мог примириться с губернаторским захватом власти коллегиальным федеративным комиссариатом. (Очевидно, речь идет, о комитете национально-областных комиссаров. - Б. Ш. ), Этот комиссариат не посмел вступить с нами в непосредственную борьбу. Эта борьба велась с нами под румынским флагом (разрядка моя. - Б. Ш. ). Румыны задерживают грузы, румыны чинят нам препятствия".

Следующий делегат съезда, также из Соколов, дополнил предыдущие показания. "Ссылка на Соколы, - сказал он, - будто бы препятствующие регулярному снабжению армии (это утверждал полк. Баумгартен. - Б. Ш.) - неправда. Яссы не подавали вагонов. Когда полковник (Баумгартен. - Б. Ш. ), говоривший с президиумом по прямому проводу, заявляет, что продовольствие в Соколах было разграблено русскими войсками или, как он говорит, какими-то бандами, то он лжет. Это продовольствие разграблено румынами. Румынские войска под угрозой пулеметов разоружили некоторые наши части. Румынские войска заявили нам, что они ничего не делают без


1 "Летопись революции". Т. II. 1925.

2 Позднее в Кишинев был послан известный румынский политический деятель Маргеломан, который при помощи политического насилия провел постановление Сфатул Церия о присоединении Бессарабии к Румынии. Заседание 25 ноября 1918 г. происходило ночью в здании, окруженном румынскими войсками. Однако даже эта чрезвычайная обстановка не могла дать румынам единогласного решения Сфатул Церия. Ряд депутатов опубликовал свой протест против "решения" Сфатул Церия и объявил его незаконным.

стр. 23

позволения ген. Щербачева" (разрядка моя. - Б. Ш. ). Выступившие затем делегаты с фронта сообщили ряд дополнительных фактов, характеризующих создавшееся положение, и опровергали заявления Баумгаргена. Приехавший в тот же день (25 декабря) из Ясс член Военно-революционного комитета сообщила "Сейчас на румынском фронте идет контрреволюция. Румынские власти сознательно не пропускают провианта. Ими совместно с Щербачевым ведется недобрая политическая игра. Издан приказ о том, что русские солдаты будут судиться по румынским законам и, быть может, даже расстреливаться. Русских солдат арестовывают, избивают". На заседании съезда 29 декабря (н. ст.) выступил делегат IV армии, прибывший накануне с фронта. Он заявил: "Я прибыл вчера из IV армии. 7, 8, 9 числа (ст. ст.) румыны продолжали обезоруживать наши войска. Отбирают все шашки, винтовки, даже перочинные ножи. В Соколах отобрали блиндированный поезд. Квартирьеров арестовали, сам видел этих арестованных. (С мест спрашивают: кто арестовал?) Украинские гайдамаки и румынские войска (разрядка моя. - Б. Ш. ). Три поезда фуфаек и полушубков свезли в румынское интендантство. В Соколах много фуража. Наш караул согнали, IV армии ничего не дают, народ движется голодный. Между Соколами и Унгенами поставили 300 орудий, в горах пулеметы, готовятся обезоружить нашу армию (разрядка моя. - Б. Ш. ). Не знаем, что из этого получится".

Цитированные выше выступления отдельных делегатов фронта дают исчерпывающую картину событий и позволяют без особого труда разоблачить ложь штаба Щербачева. Налицо осуществление задуманного плана, который должен был развертываться следующими этапами: арест и разгром революционных организаций фронта, передача власти в руки комитетов национальных комиссаров, действующих под флагом Центральной рады, обезоружение большевистских или большевистски настроенных частей, лишение их фуража и продовольствия и изгнание с фронта, грабительский захват румынами имущества российской армии и, наконец, постепенный захват румынами бессарабской территории. Конечной целью этого плана было создание из остатков румынского фронта на территории, захваченной румынскими войсками, боеспособной базы для борьбы с советской властью, успехи которой в этот момент уже распространялись на румынский фронт и Одесскую область.

Соглашение между ген. Бертелло и румынским правительством на захват Бессарабии, помимо указанных выше мотивов, диктовалось, вне всякого сомнения, еще двумя соображениями. Французы считали Бессарабию входящей в сферу своего "влияния в России", что и было зафиксировано в англо-французском соглашении от 23 декабря 1917 г. Кто же, как не румыны, мог выполнить это соглашение в декабре 1917 г., поскольку в тот момент французские части не освободились еще на западном фронте? Поскольку в Яссах продолжал оставаться всемогущий штаб ген. Бертелло, захват румынскими войсками Бессарабии соответствовал целиком планам французского командования. Этого мало. Необходимость заключения перемирия с Макензеном после разгрома румынской армии, бегства румынского двора и правительства и оставления Бухареста - все это значительно поколебало в сердцах румынских политиков их верность союзникам. Торг, предшествовавший выступлению Румынии в 1916 г., заключался, как известно, в том, что союзники предлагали румынам в качестве платы австро-венгерские области Банат и Трансильванию, а центральные державы - русскую Бессарабию. Румынская же буржуазия хотела получить (и благодаря двойной измене в конце концов получила) и то и другое. Вначале приманка ввиде Баната и Трансильвании перевесила, и Румыния выступила на стороне союзников.

стр. 24

После же разгрома румынской армии и февральской революция в России румынские политики увидели, что Банат и Трансильвания делаются все менее и менее реальными величинами, между тем как Бессарабию союзники не могут дать, поскольку Россия продолжает оставаться в едином межсоюзном фронте. Румыны испытывали горькое разочарование.

Надежды на захват Бессарабии возросли после Октябрьской революции и выхода Советской республики из войны. Теперь на очередь встал вопрос о том, из чьих рук Румыния получит Бессарабию: союзных (французских) или австро-германских. Заключение перемирия 9 декабря 1917 г. означало (в части, касающейся румынского правительства) этап на пути возвращения Румынии в лоно центральных держав, что и имело позднее место, при подписании бухарестского мира в мае 1918 года. Союзники, и, в частности французы, это обстоятельство хорошо понимали и учитывали. Предстояла новая борьба за румынские симпатии. Если Макензен на чашу весов этой борьбы бросил свои фаланги, то Бертелло, который в своем распоряжении фаланг не имел, соблазнил румынское правительство захватом Бессарабии. Интересы Румынии и Франции на данном отрезке времени снова сходились: они диктовали захват Бессарабии румынскими войсками. К этой сделке пристегнули Центральную раду из-за "идеологии" и ген. Щербачева в качестве организационного центра.

Съезд прекрасно разобрался в обстановке и сумел оценить ту "информацию", которую ему преподносил штаб Щербачева. Оценка эта вылилась прежде всего в резолюции об организации власти на фронте.

В этой резолюции съезда мы считаем необходимым) подчеркнуть следующие положения:

1) Съезд, представляющий весь румынский фронт, не признает самозванный комитет национальных комиссаров, возглавляемый ген. Щербачевым.

2) Съезд констатирует тот факт, что взятие власти на фронте национальными комиссарами сопряжено также с агрессивными действиями, со стороны румынского генералитета по отношению к русским революционным, войсками.

3) Съезд признает создавшееся положение опасным для революции. Съезд предлагает армейским комитетам немедленно выделить из своей среды временное главнокомандование.

4) Выделенному, таким образом, командованию съезд предлагает безотлагательно принять все меры к тому, чтобы решительна покончить с теми темными, контрреволюционными элементами, которые разлагают революционный франт.

Вторая резолюция съезда гласила:

"Заслушав доклад о положении на румынском фронте, съезд считает необходимым):

1) Предъявить требование румынскому правительству я Центральной раде немедленно, безотлагательно прекратить все насилия и репрессии, применяемые по отношению к русской революционной армии, три года истекающей кровью, защищая жизнь и достояние братьев в Румынии.

2) Съезд постановляет избрать полномочные делегации для посылки в Киев и Яссы. Одновременно съезд посылает делегации во все армии с самыми широкими полномочиями, коим (делегациям!) поручается наладить дело продовольствия, снабжения армии и подготовить вывод армии румфронта без различия национальностей в полном боевом порядке в пределы русской территории.

3) Делегация (очевидно, речь идет о двух делегациях в Яссы и Киев. - Б. Ш.), действуя как орган полномочного съезда, должна приложить все усилия к мирному улажению создавшегося положения.

4) Если же встанут на пути к тому какие-либо силы, съезд объявит - эти силы организацией

стр. 25

контрреволюции и найдет меры для осуществления воли съезда.

5) Съезд рассчитывает на то, что все демократические организации области в случае конфликта и столкновения станут на сторону революционного народа, а не его насильников".

Эта резолюция говорит языком власти. В ней съезд уже осознает себя властью и в качестве таковой предъявляет ультимативное требование румынскому правительству и Центральной раде, угрожая мерами, которые ой найдет нужным применить для осуществления своей воли.

IV

Переговоры в Брест-Литовске ввиду резко враждебной в отношении их позиции союзников превратились в переговоры о сепаратном мире между Советской республикой и Германией. Параллельно, начиная с января 1918 г., Германия вела переговоры с представителями Украинской рады, которая к началу переговоров объявила полную независимость Украины. По мере того как революционное восстание на Украине против Центральной рады расширялось, по мере того как советские войска занимали один за другим города и области Украины, Центральная рада обнаруживала все большую и большую уступчивость по отношению к германским требованиям и, наконец, 9 февраля 1918 г. подписала в Брест-Литовске изменнический кабальный договор, превращавший Украину в колонию германского империализма. 10 февраля 1918 г. германская делегация в Брест-Литовске предъявила ультиматум Советской республике. Вопреки ясным указаниям Ленина и Сталина Троцкий применил в Брест-Литовске предательскую тактику, которая, как известно, выражалась формулой "Мира не подписываем, войны не ведем". Через пять дней после отказа принять германские условия германские войска начали наступление на всем русском фронте, почти не встречая сопротивления при своем продвижении. Несмотря на телеграмму Совнаркома от 21 февраля, выражавшую согласие на принятие германского ультиматума, наступление продолжалось вплоть до 3 марта, когда в Брест-Литовске был подписан мирный договор. Его условия были неизмеримо хуже нежели те, которые были предъявлены Германией 10 февраля. Предательская тактика Троцкого стоила советскому государству ряда территорий, огромной контрибуции и других экономических жертв.

В то время как в Брест-Литовске шли переговоры, союзники деятельно готовились к вооруженной интервенции. Первая попытка интервенции, как мы видели, имела место на румынском фронте и в Бессарабии. В марте началась англо-американо-французская интервенция в Мурманске, а 5 апреля Япония высадила десант и овладела Владивостоком.

Такова была международная обстановка, на фоне которой разыгрывались анализируемые нами события.

Съезд Румчерода еще не закончился, когда в Петрограде 28 декабря была получена телеграмма Военно-революционного комитета румынского фронта из Кишинева, в которой так описывались события последних двух недель:

"Румынскими, войсками оккупированы местечко Левово и несколько сел Бессарабии (в действительности к этому времени район оккупации был более значительным. - Б. Ш. ). Рада передала железную дорогу Яссы - Унгены в распоряжение румын (разрядка моя. - Б. Ш. ). IV армии не посылаются продукты и фураж. Ген. Щербачев сказал, что бунтовщикам, жаждущим власти советов, не полагается ничего. Украинцы IV армии не признают ген. Щербачева и Раду; солдаты понимают, что вся буржуазия сплотилась, чтобы сорвать мир и потушить революцию. В Соколах образовался признанный всеми солдатами ВРК. Ген. Щербачев и румынские власти через русского полковника и румын-

стр. 26

ского генерала пригласили всех членов ВРК в Яссы, гарантируя им всякую безопасность, на что они согласились. В Яссах весь комитет был арестован офицерами ударных батальонов и казаками, после чего все члены ВРК были переданы румынским властям, которые пытались их расстрелять, но казаки опомнились и не допустили (ВРК излагает с значительным опозданием историю ареста тов. Рошаля и других, о чем см. выше. - Б. Ш. ). Некоторые члены ВРК были отпущены. Задержаны: Рошаль, Рок, Аксионов и Корнев; один (Рошаль) из них расстрелян. В Кишиневе организовался ВРК южного района. Приняты меры к освобождению арестованных и улучшению положения IV армии. Щербачев и румынские власти являются ответственными за всякие разгромы и беспорядки, чинимые голодными солдатами. Бессарабия объявлена Молдавской республикой, входящей в состав Российской федеративной республики с национальным парламентом Сфатул Церий"1 .

НКИД немедленно по получении телеграммы ВРК румфронта обратился с нотой к румынскому посольству. Изложив содержание полученной телеграммы, НКИД заявлял: "Ввиду того, что такого рода преступные действия (арест членов ВРК и расстрел одного из них. - Б. Ш. ) не могут быть терпимы, мы просим господина румынского посланника сообщить нам в течение сегодняшнего дня все, что известно румынскому посольству по этому поводу, а равно, какие меры приняло румынское правительство до настоящего дня для того, чтобы покарать преступные элементы из румынского офицерства и румынской бюрократии, осмелившиеся поднять руку на российскую революцию. Мы считаем -необходимым здесь же предупредить румынское посольство, что "а территории российской революции мы не потерпим более никаких репрессий не только против русских, но и против румынских революционеров и социалистов. Всякий румынский солдат, рабочий и крестьянин найдет поддержку русской советской власти против произвола реакционной румынской бюрократии. Вместе с тем мы считаем нужным через ваше посольство поставить на вид всем румынским властям", что советская власть не остановится перед самыми суровыми мерами против контрреволюционных румынских заговорщиков, сообщников Каледина, Щербачева и Рады, совершенно независимо от того, какие посты занимают эти заговорщики в румынской иерархии"2 . Эта нота была вручена румынскому посольству 29 декабря 1917 г., т. е. на второй день после получения телеграммы из Кишинева.

В своем ответе румынское посольство заявляло, что указанные в ноте НКИД события действительно имели место, но не получили дальнейшего развития ввиду своевременно принятых румынскими властями мер. Сожалея о происшедшем, румынское посольство вместе с тем указывает на дезорганизацию и вмешательство, вносимые русскими войсками, находящимися в Румынии, во внутренние дела последней. Связь Румынии с Кавказом и Радой посольство объясняет желанием получить обратно те продовольственные грузы, которыми в свое время Румыния снабжала русские войска (разрядка моя. - Б. Ш. ). Опубликовав этот ответ румынского посольства, НКИД заявил, что считает его неудовлетворительным. Однако никаких репрессивных мер Совнарком в этот момент против Румынии не предпринял, выжидая дальнейшего развертывания событий. В румынском ответе обращает на себя внимание объяснение связи Румынии с Радой и Кавказом (вероятно, с Доном - Калединым) при помощи ссылки на "продовольственные вопросы". Очевидно, эта формула была принята по совету французского посольства, которое в свою очередь "объясняло" НКИД посылку на юг России и Кавказ многочи-


1 "Известия ВЦИК" N 255 за 1917 год.

2 Там же.

стр. 27

сленных французских офицеров необходимостью урегулировать вопросы продовольствия.

Дальнейшие события развивались так: 12 января Совнаркомом был получен протест 49-й революционной дивизии и 194-го и 195-го полков, расположенных на румынском фронте. Уполномоченные этих частей писали: "Фуражные запасы 49-й дивизии захвачены румынами... передвижение полков задерживается силой оружия... 194-й полк был окружен румынами, подвоз провианта отрезан, после чего полк был разоружен и отведен в тыл... Румынами был арестован и передан высшим румынским властям выборный комитет 195-го полка. Вместе о ним были арестованы австрийские офицеры, приглашенные в штаб полка". Протест заканчивался следующим заявлением): "Мы готовы, если предательски арестованные не будут освобождены, сейчас выступить с оружием и заставить силою оружия освободить арестованных"1 . Эта телеграмма свидетельствовала, что румынское командование, осуществляя директиву союзников и, в частности, ген. Бертелло, и не думало отказаться от выполнения своей программы и что нота НКИД от 29 декабря 1917 г. не оказала на нее в этом смысле ни малейшего влияния. Оккупация Бессарабии систематически продолжалась, равно как и разгром революционных организаций на фронте и разоружение революционных частей. Получив эту телеграмму-протест, Совнарком отдал распоряжение о немедленном аресте румынской дипломатической и румынской военной миссий. Распоряжение было выполнено. Эта мера, как сказано в правительственном сообщении, была принята, "чтобы предотвратить войну между русскими солдатами и румынскими, которых несправедливо было бы наказывать за бесчинства их властей".

Одновременно по радио был послан ультиматум румынскому правительству, в котором Совнарком требовал "освобождения арестованных, наказания произведших аресты, беззакония и бесчинные действия румынских властей и гарантий, что подобные действия не повторятся". Ультиматум заканчивался следующим предупреждением: "Неполучение ответа на это наше требование в течение 24 часов будет рассматриваться нами как новый разрыв, и мы будем тогда принимать военные меры вплоть до самых решительных"2 .

Между тем события шли своим чередом, и румынское командование совместно с ген. Щербачевым и комитетом национальных комиссаров продолжали осуществлять свой контрреволюционный план, не останавливаясь ни перед чем. В воззвании от 27 января 1918 г. ко всем товарищам солдатам румынского и юго-западного фронтов, подписанном Военно-революционным комитетом и командующим VIII армией3 , так описываются действия румынской военщины: румынские отряды обезоруживают и расстреливают русских революционных солдат. Обнаглевшая и зарвавшаяся румынская военщина при попустительстве Киевской рады перенесла свои действия и "а русскую территорию. В Кишиневе и Бельцах произошли стычки румынских отрядов с советскими войсками. 5 февраля 1918 г., в 2 часа дня, после оказанного им сопротивления румыны заняли Бельцы4 . Когда румыны вошли в город, к начальнику румынского отряда явились с докладом, о положении в городе французский офицер генерального штаба, состоявший при IX армии, и представители Сфатул Церия; при их содействии румыны стали устраиваться в городе. Далее, в воззвании говорится: "Попутно с этим Киевская рада опутывает нас сетью обмана и тонкой провокацией. Петлюрой, Поршем и другими ставленни-


1 "Правда" N 1 за 1918 год.

2 Там же.

3 "Известия Исполнительного комитета VIII армии" N 19 за 1918 год.

4 "Известия Совета солдатских депутатов VIII армии" N 3 от 12 февраля 1918 года.

стр. 28

ками буржуазной Киевской рады отдаются приказы о роспуске всех великороссов по домам. На фронте они хотят оставить одних гайдамаков да румын... В союзе с французскими и английскими банкирами Киевская рада стремится сорвать дело мира, затянуть войну и получить Восточную Галицию (разрядка моя. - Б. Ш. ). В преступном союзе с румынскими боярами Киевская рада отдает Румынии Бессарабию". Военно-революционный комитет VIII армии, несомненно, правильно расценивал события, происходившие в тот момент на фронте и в пределах Бессарабии. Еще более четкий анализ событий дал через несколько дней орган Совета солдатских депутатов той же армии. "На очереди перед советской властью, - говорилось в нем, - в настоящее время стоит вопрос о ликвидации румынского наступления на Бессарабию. Многие думают, что мы имеем дело с одними румынами, и удивляются смелости румынских руководящих кругов, решившихся на войну с советской властью - Россией. Но в действительности это не так. По существу, румыны являются полуслепым (автор статьи, повидимому, не знал, что не слепо, а совершенно сознательно румынская олигархия приняла на себя поручение союзников. - Б. Ш. ) оружием в руках союзных империалистов и русских контрреволюционеров всех рангов и степеней. Действительными политическими вдохновителями румынской авантюры являются: дипломатический корпус союзных держав, коллегия национальных комиссаров (украинский, польский, мусульманский, казачий и представитель Сфатул Церия1 - Б. Ш. ) плюс румынское правительство. В особом манифесте, распространяемом среди населения местностей, занятых румынами, коллегия национальных комиссаров извещает бессарабский народ, что румыны ведут наступление в Бессарабии с целью изгнания анархических элементов и восстановления порядка и законности по соглашению с национальными правительствами и с ведома представителей союзных держав... Мы имеем дело не с простой оккупацией Бессарабии румынами. На деле это замаскированный поход всех врагов революции, организуемый в международном масштабе"2 (разрядка моя. - Б. Ш. ).

Этот вывод органа Совета депутатов VIII армии только подтверждает все, что было сказано выше о характере и сущности румыно-щербачевского наступления на советскую власть. В начале февраля имели место не только стычки, но и форменные сражения с румынскими войсками. Взятые в плен в одной стычке румынские солдаты рассказали, что они совершенно не осведомлены о происходящих событиях. У пленного румынского офицера было захвачено письмо, адресованное румынским главнокомандующим украинскому полку, размещенному в Бендерах. В письме говорилось, что между румынами и Киевской радой заключен договор о совместных действиях на бессарабском фронте. Выше несколько раз уже упоминалось об этом договоре. О нем" говорили решительно все, хотя никто самого договора не видел. Но слишком много согласованности и контакта в действиях и политике было между румынским командованием и Киевской радой, чтобы можно было сомневаться в наличии этого договора. Письмо главнокомандующего румынской армией подтверждало факт заключения договора между двумя контрреволюционными силами, выступавшими совместно против советской власти. У того же пленного офицера захвачено было воззвание румынского короля к населению Бессарабии. В. воззвании указывалось на то, что королем провозглашен лозунг "земля - народу". Бессарабское крестьянство весьма скоро на деле убедилось, какова цена этим королевским" лозунгам". Румынские пленные солдаты на вопрос, кто их прислал, отвечали,


1 Из цитируемой статьи вполне выявляется состав комитета национальных комиссаров.

2 "Известия Совета солдатских депутатов VIII армия" N 3 от 12 февраля 1918 года.

стр. 29

что они пришли по приглашению Сфатул Церия вместе а французскими и украинскими войсками.

Каково же было отношение Сфатул Церия к румынской оккупации? На основании доклада тов. Чарноцкого, командированного Румчеродом в Кишинев, можно установить ряд интереснейших фактов. Тов. Чарноцкий свой доклад сделал на заседании Исполнительного бюро ЦИК Румчерода 21 января 1918 г., а сообщаемые им факты относятся к заседанию Сфатул Церия 10 января 1918 года1 . На этом заседании Сфатул Церия и обсуждался вопрос о вводе румынских войск на территорию Бессарабии. Проект ввода войск, представленный одним из директоров (исполнительный орган Сфатул Церия назывался Совет директоров), сводился к следующему: предполагалось ввести войска (румынские) посоглашению со ставкой ген. Щербачева и под его руководством. Ввод войск мотивировался тем, что "большевики грабят и разоряют деревни" и что петроградское правительство помочь не может. Большинство Сфатул Церия настояло на вводе войск, была принята соответствующая резолюция. После окончания заседания представитель Румчерода тов. Чарноцкий (во время заседания ему не давали слова) передал председателю Сфатул Церия следующий протест: "От имени ЦИК Румчерода, в состав которого входят и представители от всей Бессарабии, я протестую против ввода в Бессарабию каких бы то ни было иностранных войск и заявляю, что вход этих войск мы будем рассматривать как поход против резолюции и что переход ими бессарабской границы мы будем рассматривать как переход границы Российской Федеративной Республики и что этим войскам мы противопоставим свои войска, дадим им бой, но в Бессарабию не пустим"". По словам тов. Чарноцкого, все его протесты остались гласом вопиющего в пустыне.

Вынося свою резолюцию, Сфатул Церий делал вид, что его решение свободно и воля его ничем не связана. Это решение предварительно даже обсуждалось по фракциям". Между тем фактически оккупация началась д о решения Сфатул Церия (мы видели, что фактически оккупация Бессарабии началась еще в декабре 1917 г., т. е. за месяц до решения Сфатул Церия), и последнее оккупантам нужно было для того, чтобы решением "бессарабского парламента" прикрыть происходившее уже по решению союзников занятие Бессарабии.

21 января 1918 г. ЦИК Румчерода принял следующее постановление:

1) Потребовать от румынского правительства немедленного увода войск.

2) Обратиться к Центральной раде и Сфатул Церию, чтобы они с таким же требованием обратились к румынскому правительству.

3) Обратиться с соответствующим требованием ко всем иностранным консулам (миссиям) в Одессе.

4) Издать приказ войскам фронта и области о приведении их в боевой порядок и приостановить демобилизацию.

5) Обратиться с воззванием ко всей России (в частности по радио) с разоблачением политики Рады, Сфатул Церия, ген. Щербачева и Румынии.

6) Обратиться с воззванием к населению области об организации обороны.

7) Продолжать отход наших армий из Румынии согласно разработанным планам.

8) Силами нашими в Бессарабии вытеснить за ее пределы румынские войска.

9) Войти в тесный контакт с румынским комитетом социал-демократической рабочей партии для координации действий.


1 Протокол N 4 от 8(21) января 1918 г. заседания Исполнительного бюро Румчерода. Центральный архив Октябрьской революции (ЦАОР), фонд 412, д. N 6, лл. 11, 13.

стр. 30

10) Обратиться в Петроград с изложением хода событий.

Между тем в Кишиневе, в официальном органе Сфатул Церия, 24 января 1918 г. появилось следующее сообщение:

"Именем директории Молдавской народной республики. Директория на своем заседании от 22 января 1918 г. приняла следующую резолюцию: Для того, чтобы успокоить население, взволнованное слухами, циркулирующими по вопросу о приходе румынских войск и цели, которую они преследуют, Директория постановила опубликовать следующий дипломатический документ, адресованный правительству Молдавской республики от имени французского правительства, равно как прочих союзных правительств:

"Французская миссия в Румынии. Яссы, 15 января 1918 г.

Французский посланник в Румынии г-ну французскому консулу в Кишиневе М. Сарре.

Полковник Дальбиа передал мне просьбу Директории, желающей получить письменную гарантию как с нашей стороны, так и со стороны наших союзников, касающуюся вопроса о вступлении румынских войск в Бессарабию. Все мои коллеги, послы союзных держав, и я сам уполномочены вам официально сообщить, что вступление румынских войск в Бессарабию является мерой исключительно военной, имеющей целью охрану нормального функционирования тыла русско-румынского фронта, согласно правилам, установленным всеми воюющими державами.

Вследствие этого вступление румынских войск в Бессарабию не будет влиять ни в чем ни на нынешнее политическое состояние Бессарабии, ни на судьбу этой страны в будущем. Я вас уполномачиваю сообщить официально все изложенное Директории и, если будет выражено пожелание, то передать ей заверенную копию этого сообщения.

Посланник Франции в Румынии - де Ст. Олер".

Этот документ говорит сам за себя. Союзники расписались в том, что румынская оккупация происходила под их руководством, и выдали вексель относительно ее целей. По этому векселю они, как известно, не заплатили. Директорам Сфатул Церия декларация союзных посланников необходима была для того, чтобы прикрыть ею факт своего сговора как с союзниками, так и с румынами и ген. Щербачевым по вопросу об оккупации.

2 февраля 1918 г. состоялся пленуме ЦИК Румчерода. На нем было решено: считать себя на положении войны с Румынией, объявить мобилизацию добровольческих отрядов и транспортной флотилии в Одессе и Тираспольском, Херсонском, Аккерманском, Бендероком и Одесском уездах.

11 февраля 1918 г. консульский, корпус Одессы передал Румчероду ноту о согласии румынского правительства, а равно и представителей союзных держав на образование смешанной, русско-румынской комиссии с участием нейтральных представителей. Действительно, через несколько дней в Одессу прибыла комиссия в составе двух офицеров, представителей румынского правительства, и французского военного атташе.

ЦИК Румчерода поручил вести переговоры комиссии, которой были даны "а заседании 14 февраля 1918 г. полномочия потребовать от румынского правительства: 1) немедленной эвакуации румынских войск, 2) возвращения награбленного имущества, 3) освобождения наших солдат в полном вооружении, 4) освобождения арестованных, 5) выдачи ген. Щербачева и контрреволюционеров, 6) предания суду убийц тов. Рошаля.

Один из членов Румчерода об этих переговорах пишет следующее: "Была попытка внести примирение в отношения между нами и Румынией - была отправлена в Яссы депутация с Терзневым и Брашеваном", затем оказавшимися шпионами румынского правительства, но эта депутация, получившая аудиенцию у Братиану, ничего не добилась и явилась определенным ходом со стороны румынского правительства, желавшего

стр. 31

только выиграть время (разрядка моя. - Б. Ш. ), сильно боявшегося нашего наступления и восстания в Бессарабии в связи с ним, да и у себя дома. Несколько раз объявлялось перемирие, приезжали в Румчерод румынские офицеры, которые при помощи тех же представителей Запада и при участии французского капитана, - фамилию его не помню, - вырабатывали различные предложения и условия, но все эти действия их сводились лишь к одному - выиграть время и отдалить момент нашего наступления"1 .

О дальнейшем ходе этих переговоров дает представление радио: "Всем, всем" из Одессы 15 февраля 1918 года. В радио говорится: "Вчера явились делегаты румынского генерального штаба - полковник Родалеску и капитан Кадерн. Они предложили перемирие до завтра 3(16) февраля 5 часов утра с тем, чтобы выждать условия мира, которые будут "ям предложены представителем французской военной миссии капитаном" Рейхтзаммером. Вследствие этого предложение было принято под условием занесения в протокол, что приостанавливаются лишь военные действия; что же касается передвижения и концентрации войск, то мы оставляем за собой полную свободу действий и полную же свободу допускаем для румынского генерального штаба. Между тем оказалось, что капитан Рейхтзаммер, согласно его собственному заявлению, не обладает никакими полномочиями и уполномочен лишь предложить нам создание смешанной русско-румынской комиссии для выяснения положения.

Мы полагаем вследствие этого, что румынская делегация, представленная полковником Родалеску и капитаном Кадерн, ввела нас в заблуждение приемом, недопустимым в международных правовых отношениях. Тем не менее наша революционная честь обязывает нас придерживаться перемирия до установленного срока, т. е. до завтрашнего утра, при условии сохранения свободы действий в передвижении и концентрации войск. Одновременно мы передаем наш ультиматум, предоставляя румынскому правительству срок до завтрашнего утра, чтобы принять следующие наши условия" (далее идет изложение условий, принятых ЦИК Румчерода 14 февраля 1918 г.).

Одновременно с этим ультиматумом Румчерода румынскому правительству был предъявлен ультиматум тогдашним командующим советскими войсками на Украине полк. Муравьевым. Этот последний, как известно, во главе советских войск 9 февраля 1918 г. занял Киев и изгнал оттуда Центральную раду, которая бежала в Житомир. Полк. Муравьев свой ультиматум вручил ген. Куанде, который находился в Киеве в качестве представителя Румынии при Центральной раде и почему-то не эвакуировался с последней в Житомир. Ультиматум был следующего содержания: 1) сообщить в Яссы о взятии Киева советскими войсками; 2) предложить правительству в Яссах немедленно распорядиться о выводе войск; 3) румынский народ, но не правительство может рассчитывать на полную поддержку в вопросах снабжения; 4) ответ на ультиматум должен поступить через 48 часов со времени его вручения ген. Куанде.

21 февраля из Ясс за подписью старшины дипломатического корпуса итальянского посланника Фасчиоти была послана итальянскому генеральному консулу и всем остальным союзным консулам Одессы телеграмма о том, что союзники ознакомились с "ультиматумом, предъявленным Румчеродом румынскому правительству". В телеграмме давалась директива консулам настаивать ("со всей силой") на "возобновлении переговоров между делегатами союзников, румын и Румчерода согласно правилам, существующим среди демократических и цивилизованных народов". Консулам рекомендовалось "напомнить" в отношении Бессарабии, что "вмешательство румынских войск является военной операцией без всякого


1 Христев "Румчерод в подготовке Октябрьской революции". "Летопись революции" N 1 за 1922 год.

стр. 32

политического характера, предпринятой в полном согласии с союзниками (разрядка моя. - Б. Ш. ) и бессарабскими властями с очевидно гуманной целью - гарантировать снабжение как русских и румынских войск, так и гражданского населения"1 .

Союзные министры, "протестуя" и "настаивая", заботились об одном: как бы выиграть время и не допустить переход революционных войск в наступление на румын; в военной надежности и устойчивости последних у них серьезной уверенности не было. В момент отправки союзниками ноты-протеста командующий советскими войсками на юге России полк. Муравьев был уже в Одессе. 23 февраля он принимает участие в заседании Верховной коллегии по русско-румынским делам2 . Союзные посланники, несомненно, были осведомлены через консулов о переезде Муравьева и его штаба в Одессу и могли ждать наступления советских войск со дня на день. Им необходимо было это наступление предотвратить или оттянуть; для этого, конечно, мало было ноты-протеста, необходимо было во что бы то ли стало добиться возобновления русско-румынских переговоров. Для этой цели пускаются в ход все пружины.

23 февраля 1918 г. на заседании Верховной коллегии было доложено о визите английского полк. Бойля и французского консула полк. Аркье и об их предложении создать смешанную комиссию для урегулирования русско-румынского конфликта. Верховная коллегия решила принять это предложение на следующих условиях:

1. Предложить румынскому правительству эвакуировать Бессарабию и в "первую очередь железную дорогу Бендеры - Реви - Бельцы - Рыбницы - Вильково.

2. Румынское правительство обязуется не предпринимать ни военных, ни каких-либо других враждебных действий, направленных против русской революции, и не поддерживать ни прямо, ни каким-либо косвенным путам каких-либо сил, направленных против русской революции.

3. Русские рабочие и крестьяне не допустят, чтобы их румынские братья страдали от голода. Они рассматривают, как свою священную обязанность, разделить последнюю корку хлеба с своими румынскими братьями, и румынский народ может рассчитывать на действительную помощь в вопросах снабжения. Но снабжение румынского народа может быть произведено органами советской власти и под их контролем.

4. Советская власть обеспечит помощь всякой организации, которая будет работать над урегулированием вопроса о снабжении продовольствием румынского народа, исходя из того, что деятельность подобных организаций соответствует (отвечает) суверенитету советской власти. Старые правительственные организации не пользуются ныне доверием трудящихся и поэтому как органы снабжения не могут работать плодотворно.

5. Румынское правительство обязуется эвакуировать свои войска с территории Бессарабии...

На следующий день, т. е. 24 февраля, условия соглашения с Румынией были переданы "посредникам" - английскому полковнику Бойлю и французскому консулу Аркье. Этот документ носил заглавие: "Ответ на предложения посредничества для мирного улажения русско-румынского конфликта, сделанные французской и английской военными миссиями в Одессе". Нужно заметить, что формулировка условий соглашения, данная в ответе, значительно отличалась от постановления, принятого накануне на заседании Верховной коллегии. Основное отличие заключалось в том), что советская сторона делала серьезную уступку, со-


1 ЦАОР, фонд 412, д. N 221, л. 94.

2 В январе 1918 г. Совнарком РСФСР образовал в Одессе Верховную коллегию по русско-румынским делам из представителей местных организаций, под председательством особоуполномоченного из центра. Этой коллегии было поручено ведение всех дел, касающихся взаимоотношений с Румынией.

стр. 33

глашаясь на эвакуацию Бессарабии не немедленно, а в течение двухмесячного срока. Эта уступка мотивировалась ссылкой на "немецкое наступление". В это время, как известно, ввиду предательства Троцкого были прерваны переговоры в Брест-Литовске и Германия возобновила наступление на Советскую Россию.

В "Ответе на предложения посредничества" уступки, сделанные Верховной коллегией, были сформулированы следующим образом): "Румынское правительство обязуется сделать формальную декларацию, касающуюся эвакуации Бессарабии оккупационными румынскими войсками. В первую очередь эвакуация Бендер и Себриани. Румынская оккупационная армия должна быть сокращена в течение двух месяцев до размеров гарнизона в 10 тысяч человек, причем ее назначение будет заключаться в охране румынских складов и железнодорожных линий. Полицейская служба должна быть немедленно передана милиции, сформированной из местных жителей. По мере эвакуации румынской армии русские военные силы, необходимые для поддержания порядка, будут занимать эвакуируемые пункты.

Румынское военное командование отказывается от всякого вмешательства во внутреннюю политическую жизнь Бессарабии. Оно не может производить Тресты и не может выполнять функции, которые принадлежат местным выборным властям".

Румынское правительство приняло это предложение. Ответ румынского правительства был подписан премьер-министром ген. Авереску, он содержал следующие пункты: "1. Все сроки указанного предложения (от 24 февраля. - Б. Ш. ) принимаются за исключением условия, содержащегося в п. 1 и касающегося немедленной эвакуации Бендер. 2. Обе стороны приступают немедленно к освобождению пленных и обменивают всех русских пленных в Румыния на всех румын-пленных в России". Далее шли пункты, регулирующие технику обмена пленными.

В ответ на это сообщение ген. Авереску, 5 марта 1918 г. в Яссы была послана телеграмма за подписями председателя Верховной коллегии по румынским делам, председателя ЦИК Румчерода, председателя Исполнительного комитета советов и главнокомандующего революционными армиями. В телеграмме было сказано: "Условия румынского правительства, вносящие известные изменения в наши предложения (речь идет о телеграмме ген. Авереску, приведенной выше. - Б. Ш. ) мира, приняты. С момента, когда румынское правительство подтвердит нам получение этого документа, мы будем считать мир установленным) между Россией и Румынией". Телеграмма была составлена на французском языке, подписи все были сделаны также ,на французском языке, кроме подписи полк. Муравьева, которая была сделана по-русски. На телеграмме была сделана приписка на английском языке: "Подписано, приложена печать и передано в моем присутствии в качестве свидетеля 5 марта 1918 года. Бойль лейтенант-полковник".

Б ответ на эту телеграмму, 8 марта из Ясс за подписью председателя Совета министров и канистра иностранных дел ген. Авереску был получен следующий ответ румынского правительства: "Румынское правительство принимает к сведению коллективное заявление Высшего автономного совета (речь идет о Верховной коллегии по румынским делам. - Б. Ш. ) Румчерода, Совета народных комиссаров Одесской области, Исполнительного комитета советов и главнокомандующего революционными армиями южнорусского фронта, датированное пятым марта 1918 г., и считает конфликт с сегодняшнего дня урегулированным".

9 марта был подписан протокол об урегулировании советско-румынского конфликта. Это было сделано в форме засвидетельствования подписью ген. Авереску документа, составленного в Одессе 5 марта. Протокол этот имеет следующий вид: "Протокол об урегулировании русско-румынского конфликта.

стр. 34

Верховная автономная коллегия, Румчерод, Совет народных комиссаров Одесской области, Исполнительный комитет советов объявляют, что они считают урегулированным вооруженный конфликт между Россией и Румынией на базе условий, предложенных нами в нашем ответе от 24 февраля 1918 г., и на основе изменений, внесенных румынским правительством, согласно письменной декларации, подписанной ген. Авереску, председателем совета министров румынского королевства.

Мы принимаем в то же время к сведению устное заявление полк. Бойля о том, что условия обмена русских пленных подписаны ген. Авереску, председателем совета министров румынского королевства. Одесса. 5 марта 1918 г. (подписи).

С подлинным верно: Председатель совета министров, министр иностранных дел ген. Авереску. Яссы, 9 марта 1918 г.".

Этим документом формально закончился советско-румынский конфликт. Идя на подписание договора, румынское правительство гарантировало себя от наступления советских войск. Этого наступления боялись как румыны, так и союзники. При этом они, конечно, учитывали, что советское государство обязалось, по брестскому миру от 3 марта, очистить Украину. Им необходимо было, таким образом, выиграть во что бы то ни стало время.

Договор 5 - 9 марта 1918 г., как известно, румынским правительством' не был выполнен, и Бессарабия не только не была очищена от румынских войск, но формально присоединена к румынскому королевству. Этой аннексии Бессарабии советское правительство, как известно, никогда не признавало.

Подведем итоги событий на румынском фронте с момента перемирия в Фокшанах, подписанного 9 декабря 1917 г. генералом Щербачевым с армиями центральных держав, и до советско-румынского протокола, подписанного 5 - 9 марта в Одессе - Яссах и грубо нарушенного румынским правительством через какой-нибудь месяц после его подписания.

Эти итоги сводятся к следующему:

1) Интервенция на румынском фронте и в Бессарабии была первой вооруженной интервенцией держав Антанты.

2) Эта интервенция направлялась и руководилась Францией и была осуществлена при помощи румынских войск.

3) Целью этой интервенции было нанесение удара Советской республике и одновременная аннексия Бессарабии для удовлетворения румынских аппетитов.

4) Пособниками при осуществлении этой интервенции были белогвардейский ген. Щербачев и его штаб, контрреволюционная Центральная Украинская рада и соглашательские партии.

5) Распределение ролей между участниками интервенции, позиция каждого из них и "идеологические оправдания" интервенции являются во многих отношениях типичными и для последующего периода вооруженного вмешательства держав Антанты в дела Советского государства.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО-ПЕРИОДА-ГРАЖДАНСКОЙ-ВОЙНЫ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Б. ШТЕЙН, ИЗ ИСТОРИИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО-ПЕРИОДА-ГРАЖДАНСКОЙ-ВОЙНЫ (дата обращения: 22.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Б. ШТЕЙН:

Б. ШТЕЙН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
309 просмотров рейтинг
18.08.2015 (766 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
20 часов(а) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
7 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
23 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
26 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ИЗ ИСТОРИИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK