Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6701
Автор(ы) публикации: Н. РУБИНШТЕЙН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

(Материалы института иностранной библиографии Огиза)

Работы буржуазных историков, разбираемые нами в настоящем обзоре, являются одним из ярких примеров того глубокого упадка и застоя, в котором находится наука в капиталистических странах. В то время как в СССР, в стране пролетарской диктатуры, наблюдается небывалый расцвет во всех областях научной творческой мысли, в странах капитала наблюдается совершенно обратное. Все сильнее стискиваемый небывалым по своей остроте и размаху мировым кризисом капитализм тщетно ищет из него выхода. В качестве одного из средств против кризиса широко прокламируется объявление каникул для науки. Наука становится излишней для буржуазии. На смену ей буржуазия выдвигает самую неприкрытую поповщину. Виднейшие буржуазные ученые вынуждены громогласно заявлять о невозможности вести подлинно научную творческую работу в условиях капитализма.

Глубокий застой и регресс научной мысли в капиталистических странах отражаются и на той части исторической продукции, которая ставит своей задачей ознакомление европейского читателя с вопросами русской истории. Эта литература отмечена случайностью в выборе тем, поверхностностью и узостью их трактовки. Количественно она также незначительна.

Еще слабее выражен в буржуазной западноевропейской литературе интерес к истории СССР. В этой области чисто исторические темы заслоняются публицистикой, большей частью, разумеется, резко враждебной к стране строящегося социализма.

В качестве специалистов по статьям на современные темы выступают большей частью представители российской белой эмиграции.

От этих кратких общих замечаний перейдем к конкретному обзору.

1. ГЕРМАНИЯ

Изучение русской истории в Германии концентрируется в Deutsche Gesellschaft zum Studium Osteuropa (Кенисберг - Берлин) и Osteuropa Institut (Бреславль). Между обеими организациями имеется и персональная связь в лице Штелина (Stahlin), наиболее видного представителя русской истории в Германии, недавно выпустившего второй том своей "Истории России". (K. Stahlin, Geschichte Russlands von den Anfangen bis zur Gegenwart, Bd. II Brl. u Kanigsberg, Osteurop. VIg, 1930).

Немецкое общество по изучению Восточной Европы издаст два журнала: "Osteuropa" - посвящен вопросам текущей политики, "Zeitschrift fur osteuropaische Geschichte" трактует, вопросы истории. Редактором обоих журналов состоит Otto Hoetzsch (Гетч), интересы которого лежат, однако главным образом в области политики, сотрудничает он систематически в: "Osteuropa", где ведет политическую хронику. Его соредакторами по истерическому журналу являются названный выше К. Штелин и Р. Заломон (Гамбург).

Группа Гетча заняла в основном дружеские позиции в отношении СССР и поддерживала связь с советскими историками и в частности с М. Н. Покровским: и Гетч и Штелин бывали в СССР. Однако эта "дружеская" позиция консервативных буржуазных историков, которая определяется не их симпатией к существующему в СССР порядку, а политическими интересами и отражает все ту же внешнеполитическую ориентацию Германии на Восток. Не случайно, поэтому мы не раз сталкиваемся в журнале с антимарксистскими и антисоветскими выпадами.

Именно такой характер носит статья одного из редакторов журнала Р. Заломона, Zur Lage der Geschichtswissenschaft in Eussland (N 3 за 1932 г., стр. 385 - 401).

Статья посвящена двум советским историографическим работам: 1) изданию ЛОКА "Классовый враг на историческом фронте. Тарле и Платонов и их школы" (доклады Зайделя и Цвибака) и 2) книге С. Пионтковского "Буржуазная историческая наука в России". Статья полна резких нападок на ведущуюся в СССР борьбу с буржуазной историографией, перемешанных с прямой издевкой над советскими историками.

В более смягченной форме антимарксистские нотки звучат в статье Гетча о Покровском (N 4, стр. 535 - 552). Кстати сказать, в иностранной исторической прессе мы совершенно не находим откликов на смерть Покровского; буржуазные исторические журналы проводили его в могилу враждебным молчанием. Откликнулся только Гетч, да еще небольшой некролог появился в "Slavonic Review". Гетч находился в личных отношениях с Покровским, на смерть его откликнулся большим письмом на адрес Комакадемии, поместил коротенький некролог в "Osteuropa" за апрель (стр. 456 - 459) и затем указанную большую статью.

стр. 141

Эта статья обнаруживает известную личную симпатию к Покровскому и дает высокую оценку заслуг последнего перед русской исторической наукой, но Гетч видит эти заслуги главным образом в организационной и архивно-издательской работе Покровского и далек от должной оценки научно-исследовательской творческой работы его в деле создания подлинно научной, марксистской истории России. Данную Покровским общую марксистскую схему русской истории он обвиняет в схематизме, упрощенчестве и доктринерстве, критикуя ее с точки зрения эклектической буржуазной историографии. Его работы в области отдельных специальных вопросов русской истории, как, например, по внешней политике царской России, вовсе не упоминаются. А в области истории культуры Покровскому противопоставляется Милюков.

Милюкову посвящена специальная статья во второй книжке журнала P. N Miljoukovs Skizzen zur Geschichte der russischen Kultur (H. 2, Ss. 178 1932). Статья принадлежит историку В. А. Мякотину, бывшему лидеру народных социалистов, бывшему члену редакции журнала того же направления "Русское богатство", ныне белоэмигранту. Статья посвящена новому переработанному изданию II и III томов "Очерков по истории русской культуры", вышедшему в Париже в 1931 г. Объем этих томов возрос примерно в два раза, и изложение доведено до современности. Статья проникнута глубоким пиэтетом пред работой Милюкова, а в частных разногласиях оказывается даже более реакционной: так она обвиняет Милюкова в том, что в разделе, посвященном русской литературе, он обошел творчество русской эмиграции - Алдановых, Сириных и им подобных.

В журнале есть также статья Штелина, Aus den Berichten der III Abteilung S. M. Hochsteigener Kanzlei an Kaiser Nikolaus I. (H. 4 S. 477 - 512). Статья - яркий образчик прагматизма и бесхребетности всей исторической работы ее автора. Ознакомившись во время посещения СССР осенью 1931 г. с докладами III отделения за 30 и 60-годы, автор просто пересказывает содержание докладов, отразивших в себе различные моменты общественной жизни николаевского царствования: ссылку декабристов, эпидемию холеры 1931 г., следствие о некой Германне, дело Герцена и Огарева (студенческий кружок), эпизод с Чаадаевым, положение петербургских ремесленников, грабежи и убийства, башкирское движение, действия сибирской Администрации и т. д. В таком хаотическом беспорядке без всякой попытки систематизации преподносит автор свой материал, не подвергнутый никакой научной обработке.

Большая статья М. Кордуба из Варшавы, члена львовской группы украинских историков, постоянного сотрудника "Записок Наукового товарищества им. Шевченка у Львови Der Ukraine Niedergang und Aufschwung (H. 1, S. 170 - 195; H. 2, S. 193 - 230; H. 3, S. 358 - 383), посвящена VIII и IX томам "Iсторії Україні-Руси" Грушевского.

В основном статья дает лишь краткий пересказ работы Грушевского, излагая по Грушевскому историю "хмельничины". Автор проникнут величавшим уважением к творчеству Грушевского. Он пытается, правда, дать некоторую критику его работы, отмечая чрезмерно описательный, сугубо аналитический и фактический характер истории Украины; в одном месте он говорит даже о необходимости анализа классовых программ, классовых группировок. Но сам он в своем изложении не выходит из рамок такого же внешнего описания, не внося в него по существу ничего нового. Основное расхождение между автором и Грушевским касается оценки роли Хмельницкого, и то главным образом в части последней заключительной главы IX тома Грушевского. Для автора характерно восхваление Хмельницкого как национального героя, создателя украинской национальной державы.

В общем, контексте указанных статей надлежит особо выделить статью R. Stupperich Die rossische Kirchengeschichte in Deutschland seit 1914. Motive u. Ergebnisse (H. 4, S. 518 - 535). Эта историографическая и притом сугубо специальная статья интересна как единственная попытка, вскрыть имманентную политическую направленность исторического изучения. Автор устанавливает, что мировая война послужила толчком, усилившим интерес германской исторической науки к восточному вопросу и специально в разрезе истории церкви. Подчеркивание политической направленности исторического исследования и ее отражения в постановке и решении основных проблем представляет главный интерес этой статьи. Автор указывает, что немецкие исследователи изучали православие и православную церковь, прежде всего как политический институт и политическую силу.

Отметим еще появление в журнале перевода из книги пермского проф. Савича о хозяйстве Соловецкого монастыря "Die Agrarwirtschaft der Klosterguter d. russischen Nordens im 14 - 17. Jahrhundert (H. 1, S. 16 - 36). В 1932 г. печатается уже окончание - глава IV.

Osteuropa Institut в Бреславле издает "Jahrbucher fur Kultur u. Geschichte der Slaven". Редактор журнала L. Hanisch, в числе основных сотрудников К. Штелин (см. выше), K. Volker (Вена, специалист по истории Польши), Kotschke и др. Это издание отличается от первого журнала, прежде всего тем, что уделяет больше внимания истории западных славян, тогда как тот занимается в основном историей России, затем большей тематической специализацией в пределах главным образом истории культуры. За 1932 г. поступило еще только 3 книжки, в них даются две статьи по истории России.

Krusche J, Die Entstehung u. Entwieklung der. sandigen diplomatischen Vertretung Brandenburg-Preussens am Zarenhofe bis zum Eintritt Russlands in die Reihe d. europaischen Grossmochhte (H. 2, S. 143 - 216) дает последовательную хронологическую справку обо всех посольствах из Бранденбурга - Пруссии в Россию на протяжении XVII - XVIII вв. Особен-

стр. 142

ное внимание уделяется деятельности Кайзерлинга при Петре I и Мардерфельда при Петре III. Подробно описывается общее положение посольств, их состав, комплектование, бытовое устройство, финансы, правовое положение и пр. Статья представляет свод материала и никакого анализа и проблемных установок не дает.

Большего внимания заслуживает статья E. Lew, Ueber den Einfluss d. schonen Litteratur auf die russische soziale Bewegung (H. 33, S. 231 - 304). Общая установка автора - марксизм наизнанку. Автор начинает с методологического положения, что изучение влияния социальных отношений на литературу - предмет истории литературы, а предмет истории - мучение литературы как социального исторического фактора. При этом самое действие литературы представляется автору двояким: рядом с действием содержания литературы, влияющее на выработку общественного мнения, автор выдвигает непосредственное действие того, что он называет эстетическим фактором, включая сюда влияние красивой фразы, красивого слова. По его мнению, в России эстетический фактор оказался "исключительно мощным, даже решающим элементом социального движения". Это положение он хочет объяснить, исходя из идеалистических посылок кантовской эстетики, "примитивностью русского народа", обусловливающей "перевес чувственного элемента над рациональным". К этому он присоединяет еще специфические условия абсолютистского режима: литература, творчество "всегда свободно" и прогрессивно, а в условиях абсолютизма это, по мнению автора, совпадает с революционностью".

В результате литература превращается автором в источник, в могущественный фактор всего русского революционного движения XIX - XX вв. Автор начинает с литературных, влияний на декабристов, переходит к Пушкину, к русским критикам - Белинскому, Чернышевскому, Добролюбову, Писареву, затем к Тургеневу и Гончарову, к Некрасову, Толстому и Достоевскому, и в творчестве всех их находит непрерывность революционного действия. Нельзя не привести для курьеза отдельные "историко-философские" рассуждения автора.

Движение декабристов по старой традиции буржуазных историков выводится им целиком из факта ознакомления русского дворянства с Западной Европой. Но в противоположность своим предшественникам он интересуется отнюдь не политически воспитательным значением этого соприкосновения русской интеллигенции с революционизированным Западом (о таком влиянии порядка "рационального" - по терминологии автора - можно говорить только в отношении Пестеля или Муравьева). Масса, по его мнению, воспринимает западные влияния "эмоционально", на нее действует "эстетическое стремление к идеалу красивого будущего".

Некрасов представляет для Лева корни народничества. Морализирующая оценка народничества как "крестового похода" интеллигенции расценивается как "подмена эстетического момента этическим". В подтверждение приводится тезис Канта: "Объективное стремление к идеальной цели без личной заинтересованности есть эстетическое стремление".

Писарев понимается автором как основоположник русского марксизма: "Элементы писаревского нигилизма составляют основы коммунизма".

В заключение автор пускается в рассуждения об Октябрьской революции. Она, по его мнению, направлена против интеллигенции. Она - та же пугачевщина, обязанная успехом только организационному гению Ленина и неспособности к практическому действию интеллигенции, воспитанной на литературе, ибо для нее "litterarische Bildung" служила заменой (Ersatz) практического воспитания.

Так, русская история оказывается сведенной к истории русской интеллигенции и даже к истории русской литературы, причем в этой последней отметаются все подлинно революционные элементы (под предлогом их злободневности и преходящего значения) и провозглашается на основе все той же идеалистической философии истинная "революционность" "вечных" эстетических красот Пушкина, Толстого и даже Достоевского. Добавим, что все эти рассуждения приправляются цитатами из Ленина, конечно соответственно истолкованными.

Славянству посвящен еще третий журнал "Slavische Rundschau". Berichtende u. kritische Zeitschrift fur das geistige Leben der slavischen Volker (Информационно-критический журнал о духовной жизни славянских народов - так значится в подзаголовке). Журнал издается Немецким обществом славяноведческих исследований в Праге под редакцией Шпина и Геземанна с 1929 г. Материал по нашей теме в журнале, однако отсутствует. Журнал по преимуществу историко-литературный с преобладанием хроники культурной жизни. При этом в основном он посвящен вопросам западного славянства.

Надо полагать, что тематическая концентрация материала и концентрация кадров в специальных журналах обусловили то, что мы не найдем статей по русской истории в общих исторических журналах. Вопросы русской истории попадаются там лишь в связи с проблемами общей истории, точнее, германской истории. Таковы, например вопросы бисмарковской политики, служащие неизменным предметом изучения немецких историков. В "Historische Vierteljahresschrift" (1932, H. 2, S. 328 - 373) мы имеем на эту тему большую статью Schussler, Bismark zwischen England u. Russland - in der Krise von 1876 - 1880, другая статья Schussler, Bismarks Bundnissangebot an Russland "durch dick und dunn" im Herbst 1876. напечатана в "Historische Zeitschrift", Bd. 147, H. 1. Эти статьи строятся в плане германской истории и подлежат рассмотрению в ином контексте.

В заключение нельзя не отметить полное отсутствие статей по истории Октябрьской революции. Проблемы СССР рассматриваются в Германии (в специальных политических органах вроде "Osteuropa") исключительно в политическом, но не в историческом разрезе.

стр. 143

2. ФРАНЦИЯ

Во Франции известным аналогом указанных немецких журналов является специальный журнал "Lo Monde slave". Его отлично состоит, однако, прежде всего в том, что он объединяет и исторические и политические статьи, поделенные в Германии между двумя журналами. Его вторая особенность заключается в преобладании в составе сотрудников журнала русских белоэмигранток, что придает всему его направлению определенную окраску. Из 21 статьи по истории России, появившейся на протяжении 1932 г., 11 принадлежат русским белоэмигрантам. Политические и иные обзоры по СССР пишутся почти исключительно белоэмигрантами, прежде всего постоянным обозревателем журнала по вопросам СССР - Востоковым. Отсюда типичное для теоретических: позиции журнала евразийство (его главный представитель в журнале Н. Савицкий), а для политических позиций - антисоветская ориентация. В этом последнем отношении 1932 год дает впрочем, симптоматичные сдвиги. Особенно характерна статья некоего Правдина (очевидно псевдоним) в январе и феврале 1932 г., признающая успехи социалистического строительства (в частности реализация пятилетки и колхозного строительства), констатирующая политическое банкротство эмиграции и возлагающая отныне все надежды на внутреннее перерождение СССР, на расслоение внутри рабочего класса в результате экономических успехов.

Редакционный совет журнала состоит из Л. Эйзенмана, редактора "Revue historique", обычно патронирующего издательские начинания русских историков-эмигрантов (в частности и издание новой истории России, организованное Милюковым), Э. Фурноля, вице-президента Института славяноведения в Париже, Ж. Легра, "специалиста по России", о котором речь дальше, и Э. Муассэ.

Большинство исторических статей журнала по своей тематике имеет случайный характер и не является плодом научного исследования, попыткой разрешения определенных проблем; это тип "журнальной" статьи, приближающийся к публицистике.

Петр Рысс, многолетний сотрудник кадетской "Речи", в свое время эвакуировавшийся с добровольцами, печатает отрывки своих воспоминаний из детских лет (Il y a un demisiecle", 1932, XII, p. 354 - 377) и из лет войны ("Rencontres en Russie", 1913 - 1916, V, p. 176 - 187). Некто Кульман (Koulman N.) пишет статью о первой русской грамматике, составленной англичанином Лудольфом в XVII в. ("La premiere grammaire russe", III, p. 400 - 414). Б. Лосский дает сводку известий о пребывании Петра I в Париже с определенной тенденцией апологии Петра и опровержения не всегда лестных отзывов современников ("Le sejour de Pierre le Grand en France", VIII, p. 278 - 303). Г. Лозинский извлекает из информации французского филера историю жизни и романтических приключений Генриха Гросса - русского посла в Париже в XVIII в. ("La vie a Paris d'un diplomate russe 1744 - 1749", XI, p. 208 - 250). П. Гронский, бывший кадет и деятель городского союза, пишет поверхностную "юбилейную" статью о Своде законов по случаю столетия его составления, исполнившегося 1 января, 1932 г. (Le centenaire du code des lois russes", IX, p. 400 - 421). Монго (H. Mongault) посвящает 4 печатных листа Мериме как "историку России" (Merime et l'histoire russe, VIII, p. 192 - 216, IX, p. 349 - 373; X. p. 59 - 75).

К этой же по существу категории относится и статья J. Legras, La Russie en 1839 du Marquis de Custine" (V, p. 187 - 200). На ней все же следует остановиться в виду ее политической окраски, определяемой личностью автора: Легра состоял при ген. Жанене, военном представителе Франции при Колчаке, и в этом же журнале печатает свои воспоминания о колчаковщине. В известной книге Кюстина автора интересует не яркая картина николаевского режима, а общие рассуждения о специфических чертах русского парода и о "философии истории" России. Рассуждения о борьбе восточного и западного начала, о своеобразии России, органически связанной с Азией, резко отрицательное отношение к петровским реформам, якобы насильственно изменившим ход русской истории - все эти тезисы естественно близки евразийскому направлению журнала. "Кюстин верно почувствовал, - пишет автор, - что здесь лежит основная проблема России: Восток или Запад, православие или католичество, Европа или Азия". И дальше он продолжает: "Этот вопрос (Запад или Восток), по которому шла борьба между царем и народом (!) на протяжении всего XIX и начала XX вв., был насильственно разрешен революцией в пользу западнических тенденций". В истолковании автора Октябрьская революция реализует программу русского царизма.

Главный теоретик евразийства в журнале, его постоянный сотрудник Н. Савицкий поместил в 1932 г. три статьи. Большая статья о Витте лежит не в плане обычных работ автора ("Serge Witte", VIII, p. 161 - 191; IX, p. 32 - 349). Статья основана на воспоминаниях самого Витте и отчасти его современников. Ничего нового статья не дает; новейшие работы, полнившиеся в СССР, в ней даже не упоминаются. Для политических позиций автора характерны его симпатии к аграрной политике Столыпина. Евразийские тенденции автора неожиданно выступают в маленькой - тоже юбилейной - статье об Аввакуме ("Le protopope Avvakum et la geographie", IV, p. 91 - 107), приуроченной к 250-летию его смерти. Излагая географическое описание Сибири в автобиографии Аввакума, автор приходит к утверждению культурных творческих сил старообрядчества, рассматриваемого как национальное народное движение. В июньской книжке журнала Савицкий помещает еще общий обзор советского краеведения.

Мякотин (о нем речь была выше) печатает статью о закрепощении украинских крестьян ("La fixation des paysans ukrainiens a la glebe au XVII et XVIII siecles, X, p. 31 - 68; XI,

стр. 144

p. 132 - 207), в основном воспроизводящую положения его старых статей в "Русском богатстве" и изданной им в 1924 г. в Праге книги "Очерки социальной истории Украины в XVII и XVIII вв.". В этих работах Мякотина совершенно отсутствует необходимый анализ социальной природы украинской революции 1648 г. (которую он, кстати сказать, именует не революцией, а "восстанием Богдана Хмельницкого") и сильно преувеличивается разложение землевладельческих и крестьянских отношений в результате этой революции. Чрезвычайно упрощен анализ классовых отношений на Украине в XVII - XVIII вв.: проблема отношений между помещиками (старшиной) и крестьянами берется изолированно от общего комплекса социальных отношений.

Любопытна статья К. Зайцева, Le probleme de la liberation des serfs en Russie (VIII, p. 216 - 236). Статьи Зайцева мы встречаем и в английском журнале "Slavonic Review". Автор чужд не только классового анализа, но и того элементарного "экономизма", которого придерживалась в последнее время даже буржуазная русская историография. "Проблема освобождения крестьян" решается автором без участия самих крестьян, и на протяжении всей статьи не упоминается ни словом та классовая борьба, которую вели крестьяне. Зато усиленно рекламируются антикрепостнические "либеральные" взгляды русского царизма (Александра I и даже Николая I) и либерализм русского дворянства. Освобождение крестьян диктовалось, по мнению автора, изменением политических учреждении и политической идеологии России. Отмена "дворянской крепости" Петром III должна была иметь своим продолжением отмену крепости крестьянской. К сожалению, говорит автор, проведенная без должной подготовки, крестьянская реформа не дала крестьянству четкой организации, откуда все бедствия старого строя. Сам автор разводит туманные рассуждения о "кондоминиуме" - совладении землей помещика и крестьян, прикрывающем, по существу говоря, смягченную регламентированную форму, крепостного права.

Русско-польских отношений касается статья M. Handelsmann, Nicolas I ct Czartoryski (VIII, p. 237 - 258). Чарторийский олицетворяет для автора борьбу Польши за политическую самостоятельность на протяжении более полустолетия. Но в рассматриваемой статье эта борьба занимаем автора больше своей внешней романтичностью. Эволюции польского вопроса в системе международных отношений XIX в. остается вне его поля зрения. Общие методологические и теоретические позиции автора насквозь идеалистичны: в качестве основных исторических факторов выставляются "раса, религия, география". Он сам следующим образом определяет содержание своей статьи: "Я хотел, в конечном счете, показать невесомые тайные движения человеческого сердца в этом конфликте, который, сохраняя характер борьбы между двумя политическими системами, двумя расами (!), двумя цивилизациями (!), был в то же время дуэлью не на живот, а на смерть между двумя людьми неравной силы".

Значительно серьезнее и содержательнее другая статья этого автора на ту же тему - "La guerre de Crimee, la question polonaise et les origines du probleme bulgare" ("Revue hist. Mars - Avril 1932, N. 2, p. 271 - 315).

Автор устанавливает, что польская эмиграция в 40-х годах проявляла большую активность в Турции, встречая активную поддержку со стороны турецкого правительства в расчете на выступление поляков против России в момент неизбежной русско-турецкой войны1 . Особенно внимательно останавливается автор на попытках польских деятелей захватить руководство панславистским движением, в частности национально-освободительным движением славян в Турции, с тем, чтобы вырвать ведущую роль из рук России. После серьезных успехов в этом направлении положение польской дипломатии оказалось сильно поколебленным в результате поражения революционного движения в Европе и усиления позиций русского самодержавия. Крымская война вновь оживила польскую политику, но ненадолго. Движение было сорвано пассивностью союзников; не обошлось, верно, без влияния Пруссии и Австрии. Автор критически расценивает позиции союзников, считая демагогическим и ложным выброшенный ими лозунг защиты угнетенных национальностей, прикрывавший на дело своекорыстные цели участников войны. Более глубокого анализа общей политической конъюнктуры автор не дает, но собранный им фактический материал не лишен интереса. К статье приложены извлечения из французских архивов (стр. 291 - 315).

Отметим здесь же статью Рутковского, Les bases economiques des partages de l;ancienne Pologne (Revue d/histoire moderne, VII - X, 1932, N. S. N. 4, p. 303 - 395), трактующую вопрос, тесно связанный с историей России, - раздел Польши. Вопрос этот, однако, рассматривается в статье исключительно с точки зрения внутренней истории Польши, и лишь попутно отмечается вмешательство России в ее внутренние дела и целях подрыва ее обороноспособности и подготовки последующего захвата. Трактовка проблемы эклектична, и экономизм автора сугубо примитивен.

Нельзя не упомянуть еще статьи Rappaport, La Pologne entre la Russie et l'Allemagne ("Le Monde Slave", p. 462 - 479). Правда, статья посвящена последней программной книге лидера польских национал-демократов Дмовского, Sviat Powojenny i Polska


1 Эти сообщения Handelsmann интересно поставить в связь с информацией III отделения о печатании в 1848 г. польскими эмиссарами в Константинополе воззваний по-русски, французски и "на малороссийском наречии" для распространения в украинских губерниях (см. А Нифонтов, 1848 год в России, стр. 126).

стр. 145

W. 1931, и имеет скорее политический характер. Но деятельность Дмовского связана с политической жизнью Польщи с конца прошлого столетия, и для истории этой политики содержательная статья Ранппорта имеет интерес.

Современности - эпохе гражданской войны и интервенции - посвящены в журнале "Le Monde Slave" статьи Легра и Мельгунова. О личности Легра мы говорили выше. Он печатает воспоминания о своей деятельности в Сибири, причем за истекший год опубликована только четвертая глава ("L'Agonie de la Siberie, 1919 - 1920", IX, p. 375 - 399).

Статья даст красочную картину разложения колчаковщины, внутренних склок, роста недовольства масс, а также неплохое описание поведения самих интервентов. Очередная глава посвящена делу о беспорядках и насилиях, имевших место в районе Троицка. Часть добровольческого командования попыталась свалить ответственность за них на латышский батальон и повела организованную националистическую травлю последнего. По требованию французского командования, под прямым покровительством которого находился этот батальон (так же как и чешские войска), была организована следственная комиссия, к которой был приставлен для контроля Легра в качестве представителя французского командования. Автор дает весьма нелестные отзывы об отдельных представителях белых войск. Интересны его описания сношений французского командования с колчаковскими властями, с которыми французы разговаривали свысока в начальническом тоне.

Совсем другой характер имеет статья русского эмигранта, историка Мельгунова, Revoltes paysannes en Siberie (III, p. 311 - 345; IV, p. 39 - 64), дающая освещение событий в белогвардейском духе. Констатируя широкое развитие крестьянского повстанческого движения в Сибири, и даже придавая ему, решающее значение в крахе колчаковщины, автор в то же время старается представить выступления партизан как движение бандитских, темных сил, инспирируемое большевистскими агентами, которые в свою очередь, по уверению автора, рекрутировались из бандитов. Вместе с тем он старается уверить читателя, что правительство Колчака не давало никаких поводов для крестьянского движения, что последнее началось еще при эсеровском правительстве, разделяющем с Колчаком всю ответственность (в этой, части с утверждениями автора можно согласиться), что правительство Колчака повинно главным образом в недооценке движения и чрезмерной инертности в деле его подавления. Автор старается затушевать и оправдать жестокие расправы белых войск и иностранных легионов в сибирской деревне.

Статья дает некоторую сводку материалов о крестьянском революционном движении в Сибири в 1918 - 1919 гг., но в этой части основывается главным образом на печатных материалах и прежде всего на книге эсера Колосова, связанного с эсеровским правительством Сибири. Приведенная выше статья Легра неплохой комментарий к статье Мельгунова2 .

Статью о колчаковщине - последней особенно повезло - мы находим еще в "Revue d'histoire de la guerre mondiale", General Filatieff, L'amiral Koltchak et les evenements militaires de Siberie 1918 - 1919 (N. 2, p. 165 - 200; N. 3, p. 271 - 303).

Мемуары ген. Филатьева, прикомандированного к правительству Колчака в 1919 г., печатаются журналом в отделе документов. Мемуары сообщают мало нового материала сравнительно с тем, что мы находим в дневнике Будберга и других уже опубликованных источниках. Общий ход событий рассматривается преимущественно с военной точки зрения; резко критикуется организация и стратегия колчаковской армии. Филатьев сообщает любопытные цифровые данные: в армии числилось 800 тыс. человек, из коих едва 50 - 60 тыс. находились на фронте; через 6 месяцев в армии оставалось около 360 тыс., а еще через несколько месяцев бежали жалкие остатки - тысяч двенадцать. Автор не понимает социальной сущности событий и склонен всю неудачу, отнести за счет военных дефектов. Некоторые любопытные детали вносятся в историю последних дней колчаковщины.

Истории революционного движения посвящена легковесная статья Л. Бернштейна" Les intellectuels et la revolution ("Kevue des vivante" N. 5, p. 733 - 750). Интеллигенция: трактуется в духе русских народников как особы" социальный слой. На 17 станицах автор дает всю историю интеллигенции от декабристов до ваших дней, оперируя цитатами Герцена, Лаврова и др. без какого-либо анализа.

В "Evolution" некий Мишон дает исторический очерк восстания на броненосце Потемкине. Для советского читателя представляет некоторый интерес сводка отзывов французской буржуазной прессы о восстании.

В реакционной монархической "Revue des deux Mondes" от 1 сентября напечатана статья вывшего французского посла в России в год войны М. Палеолога, убранного из России уже после Февральской революции ввиду его явной реакционности. "Derniers jours de l'imperatrice de Russie" (p. 59 - 70). Статья проникнута монархическими симпатиями и мистицизмом, приемлющим даже "божьего старца" Распутица.

Там нее в номере от 1 августа напечатаны воспоминания бывшего генерал-квартирмейстера царской армии Данилова, La vie a, la premiere Stavka (p. 414 - 423). Описания жизни


2 Мы не останавливаемся на статьях Martel в этом же журнале, представляющих простую информацию об очередных документальных публикациях "Красного архива". Его статья в январской, октябрьской и ноябрьской книжках реферируют "Красный архив" с 41 по 49. том.

стр. 146

в барановической ставке преимущественно бытового характера с явной идеализацией последних Романовых.

В общем, стиле журнала дана и статья А. Половцева, Une journee de la grande Catherine (le 15 Novembre, p. 407 - 424). На основании трех источников - записок Храповицкого, записок Грибовского и сборника Карабанова - автор описывает распорядок дня Екатерины II. Статья должна служить восхвалению императрицы, ее личных и государственных качеств.

Нам остается отметить еще две статьи. Статья Despreaux E., L'offensive de Catherine II contre le catholicisme en Courlande ("Rovue des etudes historiques" Juin, p. 276 - 280) о восстановлении Бирона герцогом Курляндским как этапе на пути к захвату Курляндии Россией не дает в сущности ничего нового.

Miller A., Considerations sur les institutions financieres de l'Eatt moscovite an XVI et au XVII siecles ("Revue intern de sociologies), VII - VIII, p. 370 - 421). Статья описательная, основанная исключительно на чужих исследованиях. Автору известна и наша новейшая литература, но в основном он исходит из работ Б. Веселовского, Сошное письмо и Милюкова, Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в.

Особого внимания заслуживает статья R. Labonne, L'Ukraine ("La Revue de Paris", 15 Mai, N 10, p. 364 - 381 et Juin, N. 11, p. 618 - 635).

Статья Лабонна вполне типична. Французский империализм заинтересован в создании независимой" Украины, т. е. независимой от России и подчиненной Франции; это должно открыть французскому капитализму новый район эксплоатации и в то же время ослабить СССР. Но захватническая политика французского империализма должна быть представлена как политика защиты угнетенной национальности, и это порождает своеобразную схему украинской истории. Начиная свой исторический обзор с Святослава, Лабонн уже в это время находит антагонизм Украины и Великороссии и обращение Украины к Западу, особенно к Франции (эта французская ориентация особо подчеркивается автором). Крушение первой украинской державы связывается с наступательной политикой Великороссии в лице Андрея Боголюбского. Второй подъем украинской национальной державы - хмельничина. Рядом с Хмельницким автор ставит Дорошенко, Мазепу и, наконец, Орлика (последний значится гетманом), снова подчеркивая французскую ориентацию последнего. Далее автор связывает подъем национального движения на Украине с французской революцией, с наполеоновским поводом в Россию (он обвиняет Наполеона в недооценке украинского движения), с крымской войной. Если в этой схеме автор в основном использует уже готовую национально-державную схему украинских историков, только сдабривая ее тезисом французской ориентации, то его безусловной авторской собственностью является изображение революции 1905 г. и Февральской революции 1917 г., как чисто национальных революций угнетенных меньшинств, превратно понятых как социальные революции. "Переходя к периоду Октябрьской революции, автор поет дифирамбы Петлюре - этому "преемнику великих атаманов Хмельницкого, Мазепы, Дорошенко". Уверяя, что советский строй построен на угнетении малых народностей и является в этом отношении прямым преемником царской России, автор призывает Францию к поддержке украинского национального движения против СССР.

Украинской проблеме посвящена и статья белоэмигранта гетманской Украины Владимира Коростовца, The Ukrainian Problem, в английском журнале "The contem porari Review" VI, N. 798, p. 730). Ввиду тематической близости ее к предыдущим статьям мы дадим здесь ее краткую характеристику.

Автор статьи доказывает извечный антагонизм между Украиной и Великороссией, изображая его как антагонизм расовый - только украинцы остались "чистой расой", политический - свобода на Украине и деспотизм в России и культурный - Украина приобщилась к западной культуре и Россия сохранила азиатский характер. Эта политическая антитеза подкреплена трафаретной националистической схемой украинского исторического процесса с дополнительным заострением западнической ориентации Украины уже со времен Ярослава. Некоторая особенность схемы данного автора в том, что последним носителем украинской национальной идеи провозглашается Скоропадский. Впрочем, основное ядро статьи в описании экономических богатств Украины, которые должны побудить империалистические державы Западной Европы особенно заинтересоваться украинской "независимостью".

3. АНГЛИЯ

Общие исторические журналы Англии совершенно не занимаются историей России. Мы не найдем ни одной статьи по русской истории ни в "History", ни в "English historical review" ни в "English economic history", ни наконец в "Nineteenth century".

Вопросам русской истерии посвящен специальный журнал ""The Slavonic Review". Редакторы журнала - B. Pares, Seton Watson, Jopson. Пэйрсу принадлежат работы по истории России: "A history of Russia", изданная в 1926 г., и статья "Reaction and Revolution in Russia. 1861 - 1909" - в издании "The Cambridge Modern History" (XI - XII), Сетон-Ватсон известный как специалист по делам балканских славян. В числе постоянных сотрудников журнала надо отметить еще С. Харпера - автора книг по СССР.

"The Slavonic Review" является прямым аналогом французского журнала "Le Monde

стр. 147

Slave". Как этот последний, он объединяет историю и политику и так же обслуживается в основном - по крайней мере, в части России - русской эмиграцией. Здесь сотрудничают эмигранты-"социалисты", как Керенский, Байкалов; вплоть до 1931 г. сотрудничал Д. С. Мирский. В 1932 г. Мирский отошел от журнала, зато в числе сотрудников первой книжке ее 1933 г. мы находим П. Струве и Вернадского. Но и независимо от этой смены "социализм" названных раньше авторов - одна формальность, и по существу нет особых различий в позициях обоих журналов.

Отметим еще одно: кадрами и материалом английский журнал еще беднее: за весь 1932 г. он выпустил всего две книжки. В этих двух книжках к нашей теме относятся только четыре статьи.

Керенский в статье "The policy of the provisory government" (July 1932, p. 1 - 19) дает апологию Февральской (мартовской) революции и, прежде всего, конечно, свою личную. Надо признать, что эта апология - лучшее разоблачение "социалистического" Временного правительства. Она рассчитана в первую голову на "союзников". Керенский доказывает, что вся военная и дипломатическая деятельность Временного правительства была направлена на выполнение обязательств по отношению к союзникам, что Временному правительству обязаны они сохранением до осени 1917 г. восточного фронта, давшего союзникам возможность дождаться помощи САСШ и выиграть войну; ответственность за преждевременный развал фронта од возлагает на Корнилова.

По поводу внутренней политики Керенский говорит только о буржуазно-демократической революции, которой противостояла двойная угроза контрреволюционной диктатуры - со стороны генералов и со стороны пролетариата. "Социалист" Керенский изображает борьбу Пролетариата и Октябрьскую революцию "контрреволюционным выступлением" большевиков. В то же время он превозносит демократизм и "самопожертвование" русской буржуазии, констатируя, что все основные мероприятия последнего "социалистического" Временного правительства (хорошая аттестация для этих "социалистов") были разработаны еще Временным правительством первого состава. В заключение он высказывает надежду на возвращение России к "демократическим" буржуазным принципам мартовской революции.

В апрельской книге журнала напечатана статья А. Байкалова, The conquest and colonization of Siberia, (p. 557 - 571). Автор дает краткий очерк внешних событий завоевания Сибири, причем возводит это завоевание к временам новгородской вольницы. Колонизация Сибири рассматривается в трех разрезах: колонизация военно-казацкая, крестьянско-переселенческая и ссыльно-поселенческая. В правительственной политике автор усматривает двойственность: с одной стороны, стремление к освоению Сибири путем колонизации, с другой - охрана помещиков-крепостников, опасающихся потери рабочих рук; существенный перелом в правительственной политике совершается с открытием Сибирской железной дороги.

"Народы, населявшие Сибирь, совершенно игнорируются автором, который ничего не говорит о русской политике угнетения и прямого уничтожения этих народностей. Зато он много говорит о культурной роли России по освоению природных богатств Сибири и введению их в мировой оборот. Эти рассуждения - для "союзников". Не считаясь даже с свидетельствами иностранцев, побывавших в Сибири, он заявляет, что этот процесс развития Сибири прерван большевиками, но утешает себя мыслью, что их власть преходяща.

Ал. Ону - историк, ученик Кареева, автор специальной работы о выборах и канавах 1789 г. во Франции - посвящает свою статью мемуарам русского дипломата гр. Игнатьева из эпохи русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. ("The memoirs of count Ignatieff", April 1932, v. X, N. 30, p. 627 - 640; July, v. XI, N. 31, p. 108 - 125)3 . Первая часть статьи напечатана еще в 1931 г. Граф Игнатьев был русским послом в Константинополе перед войной, вел переговоры с Турцией вплоть до переноса переговоров на Берлинский конгресс. Игнатьев придерживался твердой внешней политики, утверждения русского царизма на базе панславизма и стоял в резкой оппозиции к нерешительной политике русского канцлера Горчакова, которая, по его мнению, и привела к Берлинскому конгрессу. На основании оппозиции Игнатьева политике Бисмарка и русско-австрийскому соглашению автор изображает Игнатьева, чуть ли не первым поборником будущего сближения России с Англией. Мемуары Игнатьева - несомненно, ценный исторический документ, несмотря на ряд моментов, чисто личного порядка в освещении событий автором. Статья же Ону пересказывает эти мемуары, не внося ничего нового по существу вопроса.

Единственная слабая дань "либерализму" в журнале - небольшая заметка-некролог о Покровском A. F. Doblie-Bateman, Michael Pokrowsky. Obituary, July 1932, p. 187. -189.


3 Мемуары гр. Игнатьева появились "в русских журналах в 1915 - 1916 гг.; до сих пор они не были предметом специального разбора.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ИНОСТРАННАЯ-ПЕРИОДИКА-ПО-ИСТОРИИ-РОССИИ-И-СССР

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. РУБИНШТЕЙН, ИНОСТРАННАЯ ПЕРИОДИКА ПО ИСТОРИИ РОССИИ И СССР // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ИНОСТРАННАЯ-ПЕРИОДИКА-ПО-ИСТОРИИ-РОССИИ-И-СССР (дата обращения: 19.08.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. РУБИНШТЕЙН:

Н. РУБИНШТЕЙН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
188 просмотров рейтинг
14.08.2015 (736 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Золото? Какое золото?
Каталог: Право 
22 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОРОДОВ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В XVI-XVII ВЕКАХ
Каталог: Строительство 
2 дней(я) назад · от Марк Швеин
БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ
2 дней(я) назад · от Марк Швеин
ПРОБЛЕМЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ В ЖУРНАЛЕ "KWARTALNIK HISTORYCZNY" ЗА 1970-1976 ГОДЫ
Каталог: История 
2 дней(я) назад · от Марк Швеин
Сущность пола и игра полов в Мироздании. The essence of sex and the game of sexes in the Universe.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Л. А. ЗАК. ЗАПАДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Марк Швеин
"РОССИЙСКО-КУБИНСКИЕ И СОВЕТСКО-КУБИНСКИЕ СВЯЗИ XVIII-XX ВЕКОВ"
Каталог: Право 
6 дней(я) назад · от Марк Швеин
В. Ф. ПЕТРОВСКИЙ. АМЕРИКАНСКАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ОРГАНИЗАЦИИ, МЕТОДОВ И СОДЕРЖАНИЯ БУРЖУАЗНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В США ПО ВОПРОСАМ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Марк Швеин
ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ от ПЕРВОИСТОЧНИКА известной ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА».Статья была НАПЕЧАТАНА 50 ЛЕТ НАЗАД в газете «Советская Белоруссия» в 1967г..........В статье ПРИВОДИТСЯ ОТ ПЕРВОИСТОЧНИКА ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ известной успешно ПРОВЕДЕННОЙ В НАЧАЛЕ 1944 ГОДА ПАРТИЗАНАМИ ОТРЯДА имени ЩОРСА ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА» по освобождению из немецкого плена воспитанников Полоцкого детдома..........На втором этапе операции приняли участие летчики 105-го отдельного авиаполка для осуществления переброски детей через линию фронта...Тогда СОВЕРШИЛ ПОДВИГ ЛЕТЧИК МАМКИН..........Освобождение почти 200 детей — ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ СЛУЧАЙ В ИСТОРИИ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ во время Великой Отечественной войны..........Эту ПРАВДИВУЮ ИНФОРМАЦИЮ от ПЕРВОИСТОЧНИКА ВАЖНО СОХРАНИТЬ для ПОТОМКОВ (ОТЕЦ был ОДНИМ из РАЗРАБОТЧИКОВ и УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ)..........Данное ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ от ПЕРВОИСТОЧНИКА становится КРАЕУГОЛЬНЫМ КАМНЕМ ИСТИННОЙ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Владимир Барминский
ДВИЖЕНИЕ БАЛАШОВЦЕВ
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Марк Швеин

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ИНОСТРАННАЯ ПЕРИОДИКА ПО ИСТОРИИ РОССИИ И СССР
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK