Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7266
Автор(ы) публикации: Л. ЗУБОК

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Больше 700 лет ирландский народ непрерывно и героически ведет борьбу за свою национальную свободу и независимость. Население Ирландии вследствие гнета британского империализма не раз стояло на краю полной гибели; крестьянство, доведенное до состояния крайней нищеты, жестоко страдало от голода; английская буржуазия принимала все меры для уничтожения ирландской промышленности, поэтому заработная плата рабочих была так низка, что они влачили лишь полуголодное существование. В течение ряда веков английские эксплуататорские классы жестоко калечили культурное развитие целого народа. Разгромив старую, кельтскую цивилизацию, они пытались насильственно насадить в Ирландии цивилизацию британскую, навязать ирландцам протестантизм, урезывали их политические и гражданские права, ограничивали ирландцам доступ в школы, запрещали им пользоваться своим национальным языком и т. д. Эта вековая политика угнетения вынуждала миллионы ирландских крестьян и рабочих эмигрировать в другие страны. Целые области в Ирландии были превращены в пустыню. В то время как во второй половине XIX в. население в большинстве стран увеличилось, в Ирландии оно за 50 лет - с 1841 по 1891 г. - сократилось с 8175 тыс. человек до 4700 тыс. человек. Эти цифры являются приговором для британского господства в Ирландии. Не удивительно, что Энгельс, специально изучавший историю Ирландии, писал Марксу: "Чем основательнее я изучаю предмет, тем яснее становится для меня, что английское нашествие лишило Ирландию всякой возможности развития и отбросило ее на столетия назад, и притом тотчас же, начиная с XII века"1 .

И, действительно, история Ирландии изобилует примерами, характеризующими жестокость английских эксплуататоров. Каждая страница ее истории написана кровью и огнем. Английские завоеватели безжалостно грабили ирландское крестьянство. Конфискация земли началась с первых же дней британского вторжения в Ирландию. Земля раздавалась британским завоевателям и их пособникам и прислужникам. Ирландские крестьяне сгонялись с земли, уничтожались физически благодаря войне, голоду и террору или же превращались в фермеров-арендаторов. Известно, с какой жестокостью Кромвель выполнял свою "миссию" в Ирландии. При осаде Дрогеды было убито 30 тыс. католиков, в том числе много англичан; тысячи ирландцев, в том числе женщины и дети, были проданы тогда в рабство и отправлены в Вест-Индию. Кромвель предпринимал жесточайшие меры для экспроприации и переселения крестьян. После предпринятого Кромвелем переселения, по словам Конноли - вождя восстания 1916 г., - ирландское крестьянство оказалось "экспроприированным и лишенным всякой опоры на земле в Ирландии"2 .


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIV, стр. 280.

2 Connolly, J. "Reconquest of Ireland", p. 229. Dublin. 1922. Подробности см. Kelly, J. J. "The Robbery of Ireland and the Remedy", pp. 11 - 18. Dublin. 1928.

стр. 17

Законы, изданные в последующие десятилетия, окончательно лишили ирландских католиков экономической самостоятельности и политической власти. Они не могли владеть землей на правах собственности или брать ее в аренду на срок более 30 лет и т. д. Ирландские крестьяне превратились либо в арендаторов либо в батраков, причем первые вынуждены были платить непомерно высокую арендную плату. Нищета, хроническое недоедание и пища, состоящая главным образом из картофеля, - такова была доля ирландских крестьян.

Главной движущей силой в борьбе за национальное освобождение в Ирландии, пока там не образовался промышленный пролетариат, было крестьянство. Историю восстаний ирландского крестьянства, вызывавшихся ужасными условиями, в которые последнее было поставлено британскими лендлордами, можно разделить на два периода. В первом периоде, продолжавшемся до голода и восстания 1848 г., буржуазия использовала аграрную борьбу крестьянства для завоевания себе власти. Во втором периоде, отмеченном движением фениев и борьбой за землю, в Ирландии были уничтожены остатки феодального хозяйства и стало возможным развитие капиталистического сельского хозяйства1 . Многолетняя ожесточенная борьба ирландцев за землю, свободу и независимость вынудила английское правительство провести ряд земельных законов. Особенно знаменательны земельный закон Гладстона 1881 г. и законы о выкупе земли 1885, 1891, 1896 и 1902 гг., давшие возможность крестьянам покупать землю у помещиков. Однако эти земельные реформы британской буржуазии не разрешили аграрного вопроса в Ирландии: господство помещиков оказалось замененным господством держателей государственных займов. "Изданные за последнее время земельные законы, - писал Конноли, - действуя одновременно с развитием заокеанской торговли, превращают Ирландию из страны, управляемой на феодальных началах, в страну, принимающую тот облик, который диктуется законами капиталистического оборота"2 .

Дальнейшая борьба за независимость неизбежно должна была принять более широкие размеры и сочетаться с борьбой за социальное освобождение трудящихся. Руководящее место в борьбе за освобождение Ирландии от векового гнета должен был занять рабочий класс. Но благодаря тому, что английская буржуазия проводила в Ирландии политику колониального грабежа и политику уничтожения местной промышленности, выступление рабочего класса в качестве руководящей силы национально-освободительного движения задержалось. Английская промышленность, как известно, буквально высасывала последние соки из Ирландии. Быстрый расцвет английской промышленности стал возможен отчасти за счет разорения Ирландии. Еще в 1845 г. Энгельс писал: "Английская промышленность не могла бы развиться так быстро, если бы Англия не нашла в многочисленном и бедном населении Ирландии резерва, готового к ее услугам. Ирландцу дома нечего терять, зато в Англии он может много выиграть; и с тех пор, как в Ирландии стало известно, что по ту сторону канала св. Георга сильные руки могут найти верную работу за хорошую плату, толпы ирландцев двинулись в Англию"3 .

Совершенно ясно, что эта система колониальной эксплуатации


1 По этому вопросу см. книгу ирландского коммуниста Brian O'Neill "The War for the Land in Ireland". London. 1933; и 3-ю и 13-ю главы у Connolly, J. "Labour in Irish History". Dublin. 1922.

2 Connolly, J. "Labour in Irish History", pp. 213 - 214.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. III, стр. 383.

стр. 18

Ирландии британской буржуазией не могла не задержать развития в последней рабочего движения. Организации рабочих в Ирландии возникли очень поздно. Ирландский конгресс тредюнионов впервые был созван в 1894 году. На втором конгрессе ирландских тредюнионов в Корке присутствовало 150 делегатов, представлявших 50 тыс. членов тредюнионов. Только в 1896 г. в ирландском революционном движении почувствовалось новое влияние, и оно выдвинуло такие крупные фигуры, как Эмметт, Финтон Лелор, Джемс Стифенс, Майкель Девитт, Джемс Конноли. Последний был пионером социализма в Ирландии и руководителем ирландского восстания 1916 года. С самого начала своей деятельности Конноли понял необходимость объединения борьбы за национальное освобождение с революционной борьбой рабочего класса. В 1896 г. Джемс Конноли основал ирландскую социалистическую республиканскую партию. В ее программе было написано: "Установление ирландской социалистической республики, основанной на общественном владении ирландского народа землей и орудиями производства и на общественной организации распределения и обмена, Управление земледелием, как общественной функцией, должно осуществляться посредством комиссий управления, избираемых земледельческим населением"1 .

В 1903 г. Конноли эмигрировал в США, где он принимал активное участие в социалистическом движении. На родину он вернулся, чтобы принять участие в забастовочном движении 1913 года.

Забастовка транспортных рабочих в Бельфасте, первая большая забастовка в этом городе, сопровождалась стычками с войсками. В 1911 г. происходили большие забастовки и в Ирландии и Англии, но наибольшего подъема забастовочное движение достигло в 1913 году.

Условия, в которых в это время жили и работали дублинские рабочие, были ужасны. Правительство произвело в 1913 г. обследование жилищных условий в Дублине. Из представленного отчета было видно, что 25822 семейства, или 87305 человек, жили в 5322 многоквартирных домах. Из них 1518 квартир были совершенно непригодны для жилья, а 2288 - почти непригодны. В одной комнате обычно помещалось не меньше 4 человек, а в некоторых случаях в одной комнате жило 10, 11 и даже 12 человек. Даже консервативная газета "Таймс" вынуждена была признать, что "треть населения живет таким образом, что с утра до вечера и с вечера до утра находится в условиях, исключающих всякую возможность опрятности, интимной обстановки и сохранения чувства собственного достоинства. Санитарные условия возмутительны и даже не в состоянии обеспечить тот уровень морали, который наблюдается у дикарей..."2 .

Заработная плата мужчин равнялась 14 шиллингам за 70-часовую рабочую неделю, а женщин - 11 шиллингам за работу от 50 до 90 часов3 . Рабочие восстали против этих нечеловеческих условий труда. Между январем и августом в Дублине произошло 30 забастовок. Большинство из них возглавляли Конноли и Ларкин, лидер ирландского союза транспортных рабочих. Ирландские и английские капиталисты соединились, чтобы подавить волну забастовок. 404 работодателя объединились, чтобы уничтожить союз ирландских транспортных рабочих. Во главе хозяев встал В. М. Мартин Марфи, буржуазный националист, владелец газеты "Айриш индепендент" (Jrish Indepen-


1 Desmond Ryan "James Connolly", pp. 19 - 20. Dublin. 1924.

2 "Times". February 18, 1914.

3 Ryan W. P. "Labour Revolt and Larkinism", p. 14.

стр. 19

dent). Работодатели требовали от рабочих подписания следующего обязательства: "Настоящим обязуюсь выполнять все распоряжения, даваемые мне моими работодателями или от их лица. Кроме того я согласен немедленно отказаться от членства союза ирландских транспортных и союза чернорабочих (если состою в нем членом). Кроме того я обязуюсь в том, что не буду вступать в этот союз или каким бы то "и было способом поддерживать его"1 . Ларкин и Конноли были заключены в тюрьму. Но это не прекратило забастовки. Против забастовщиков были направлены армия и отряды полиции. 30 и 31 августа в стычках с войсками пострадало человек 400 и 80 человек было арестовано. В сентябре конгресс британских тредюнионов послал в Дублин корабли с продуктами для бастующих рабочих. Вожди конгресса британских тредюнионов всеми способами пытались воздействовать на британских и ирландских работодателей, чтобы заставить их договориться с забастовщиками. Однако работодатели, зная, что за ними стоят все правительственные силы, отказались вести переговоры. В конце января 1914 г. забастовка была прекращена без всякого соглашения.

По словам Конноли, "борьба кончилась вничью". Однако ирландский рабочий класс извлек из нее уроки, чрезвычайно важные для развития революционной борьбы. Ирландские рабочие поняли целя социалистов. Конгресс ирландских тредюнионов 1914 г. в одном из своих постановлений объявил, что "беспокойство среди рабочих может прекратиться только после упразднения капиталистической системы производства богатств, с присущей ей несправедливостью и нищетой"2 . Ирландские рабочие поняли, что их интересы не всегда совпадают с интересами буржуазных националистов. В боях 1913 - 1914 гг. ирландские буржуазные националисты заключили союз с британским капиталистическим классом против забастовщиков и их вождей.

Это относится не только к ирландской парламентской партии, возглавлявшейся Редмондом, но и к большинству партии Шинн фейн. Для нас особенно интересна точка зрения этой последней партии. Впервые шиннфейнеры оформились в политическую организацию в 1905 году. Основателем и вдохновителем этого националистического движения был Артур Гриффит. Слова "шинн фейн" обозначают буквально "мы сами, одни": ирландцы должны опираться на самих себя. С самого начала шиннфейнеры осуждали ирландское представительство в британском парламенте. Они были враждебны ирландской парламентской партии и официальному национализму Редмонда. Они настаивали на отзыве ирландских представителей из британского парламента. Вся энергия, говорили они, должна быть сосредоточена на экономическом, политическом и культурном развитии независимой Ирландии. В начале своей деятельности шиннфейнеры стояли за восстановление конституции 1782 г., которая была законодательным выражением права ирландского народа - быть самостоятельной нацией. Они выработали подробный план развития ирландской промышленности, требовали организации ирландских консульств в крупных столицах мира и т. д. С самого начала своего существования и в продолжение многих лет партия шиннфейнеров не была республиканской и не верила в возможность осуществления своих целей путем применения насильственных мер. В своих основных работах Артур Гриффит предлагал употреблять против британского владычества в Ирландии метод


1 Clarkson. J. D. "Labour and Nationalism in Ireland", p. 244. New York. 1925.

2 "Peporf ot 22-nd Annual Congress", p. 96. Dublin. 1914.

стр. 20

пассивного сопротивления, принятый Венгрией против австрийской власти. До мировой войны партия шиннфейнеров достигла весьма небольших успехов. За несколько лет до войны в ее рядах началось расслоение. Выделилось определенно республиканское крыло под руководством таких людей, как Пирс, Мак Даярмада и др., которые издавали свой собственный орган "Irish Freedom" ("Айриш фридом"), симпатизировали рабочему движению, забастовочной борьбе и стояли за революционные методы борьбы с Британией. Официальные же шиннфейнеры под руководством Гриффита нападали на рабочих во время забастовочной борьбы и были настроены, безусловно, антисоциалистично. Артур Гриффит в 1913 г. совершенно определенно заявил: "Шинн фейн есть движение национальное, а не групповое, и потому, что оно национальное, оно не должно и не может терпеть несправедливость и гнет внутри нации. Оно не желает, по крайней мере в моем лице, ассоциировать себя с классовой борьбой или с попыткой классовой борьбы. Классов может быть много, но нация может быть только одна"1 . Не удивительно, что в рабочей борьбе 1913 г., как говорит Л. О'Флахарти, группа шиннфейнеров была в резкой оппозиции к Ларкину и Артур Гриффит говорил, что "против стачечников следовало действовать штыками"2 . Вторым уроком событий 1913 г. было то, что рабочие усвоили необходимость организации, для того чтобы дать надлежащий отпор в случае, если против них пошлют войска. Гражданская армия, организованная Конноли, была вызвана к жизни опытом забастовки 1913 года. Кроме того ирландский рабочий лучше чем в какое бы то ни было другое время понял необходимость независимого политического действия. В борьбе 1913 г. капиталисты, как Марфи, член парламента и владелец ежедневной газеты "Айриш индепендент", шиннфейнеры, вроде Гриффита, представители буржуазного реакционного национализма и духовенство образовывали общий фронт с силами британского правительства против дублинских рабочих. Рассматривая расстановку сил в борьбе 1913 г., Ленин писал: "Дублинские события составят поворотный пункт в истории рабочего движения и социализма в Ирландии. Марфи грозил разрушить ирландские рабочие союзы. Он разрушил только последние остатки влияния националистической ирландской буржуазии на пролетариат Ирландии. Он помог закалить самостоятельное, чуждое националистических предрассудков и революционное рабочее движение в Ирландии"3 .

Наконец, борьба 1913 г. не только помогла разбить иллюзии ирландских рабочих относительно их собственной националистической буржуазии, но ясно показала рабочим Ирландии и Англии необходимость строжайшего единства в их борьбе против общего врага - британского империализма.

БОРЬБА ВОКРУГ БИЛЛЯ О ГОМРУЛЕ

Одновременно с борьбой дублинских рабочих шла борьба по вопросу о гомруле. Билль Асквита о гомруле, как известно, был внесен в палату общин в апреле 1912 года. Он предложил предоставить Ирландии местное самоуправление, оставив таможни, оборону страны, иностранную политику, продажу и покупку земли и (на 6 лет) полицию в руках имперского правительства. Ирландский парламент в Дублине должен был строго подчиняться Вестминстеру, Ирландия долж-


1 "Sinn Fein", November. 1913.

2 O'Flaherty, L. "Life of Tim Healy", p. 231.

3 Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 580.

стр. 21

на была оставаться представленной в имперском парламенте как составная часть объединенного королевства, число депутатов в парламент сокращалось до 42. Однако ввиду оппозиции как англичан, так к ольстерских унионистов с Эдуардом Карсоном во главе проведение этого билля оказалось чрезвычайно трудным делом. Споры и борьба вокруг него продолжались вплоть до мировой войны и чуть было не привели к гражданской войне в Ирландии.

В Ирландии билль был встречен враждебно. Однако лидер ирландской партии в палате общин Редмонд поддержал его. Занятая Редмондом позиция вызвала в рядах действительных борцов за ирландскую независимость большое недовольство. По словам Патрика Пирса, одного из вождей восстания 1916 г., принимая этот закон, Джон Редмонд "продал право первородства Ирландии за чечевичную похлебку и притом весьма сомнительную похлебку"1 . С другой стороны, в Ольстере, где помещики и буржуазия, которые так тесно были связаны с английскими империалистами, что они даже в местных делах предпочитали английскую власть ирландской, стала организовываться контрреволюционная сила, поставившая себе целью утопить в крови стремление ирландских масс к подлинной независимости. В течение веков Англия намеренно проводила в Ольстере политику, направленную на разрыв единства Ирландии. В этом отношении она добилась некоторых успехов. В сентябре 1912 г. больше 200 тысяч ольстерцев подписало торжественный союз и соглашение, по которому они обязывались: "Поддерживать друг друга в использовании всех средств, которые будут признаны необходимыми для того, чтобы расстроить заговор, имеющий целью создать в Ирландии парламент на основании гомруля"2.

Эдуард Карсон, консервативный член парламента и лидер ольстерской буржуазии, в 1913 и 1914 гг. при поддержке Бальфура, Лондондерри и Бонар Лоу провел в Ольстере кампании, приведшие к организации вооруженной контрреволюционной армии ольстерских волонтеров, исчислявшихся перед войной в количестве от 80 тыс. до 100 тыс. человек. Оружие и боеприпасы ввозились без всякого препятствия со стороны британских властей. 24 апреля 1914 г. в Ларне и Донагади было выгружено 50 тыс. винтовок и миллион патронов от "Дейче муниционен унд ваффен фабрик". Было организовано ольстерское временное правительство во главе с Карсоном и военным советом, долженствовавшее направлять борьбу в случае действительного введения гомруля.

Комментируя события в Ольстере, Ленин писал: "Теперь проходит через парламент закон о гомруле (самоуправлении) Ирландии. Но в Ирландии есть северная провинция Ольстер (или Ульстер, как иногда неправильно пишут); она населена частью выходцами из Англии, протестантами в отличие от католиков-ирландцев. И вот английские консерваторы с помещиком-черносотенцем Пуришкевичем... то бишь Карсоном во главе подняли бешеный вопль против автономии для Ирландии. Это де значит отдать ольстерцев на подчинение иноверцам и инородцам! Лорд Карсон грозил восстанием и организовывал вооруженные банды черносотенцев. Разумеется, угроза эта пустая. О восстании горстки хулиганов не может быть и речи... Дело просто в том, что помещики-черносотенцы запугивают либералов"3 .


1 "Address at the grave of Welfe Tone". June 22. 1913. Bodestown Series N 1; Three addresses by P, H. Pearson.

2 Allison W. Phillips "The Revolution in Ireland", pp. 65 - 66. London. 1926.

3 Ленин. Соч. Т. XVII, стр. 245 - 246.

стр. 22

Организация ольстерских добровольцев не могла не оказать влияния на остальную Ирландию. 25 ноября 1913 г. на специальном митинге в Дублине, созванном комитетом, представлявшим Шинн фейн, Ирландское республиканское братство и Гаэльскую ассоциацию, было постановлено организовать армию ирландских волонтеров. Конституционные националисты, сторонники парламентской группы, возглавлявшиеся Редмондом, так же как и революционные националисты, присоединились к этому постановлению. Был выпущен манифест к ирландскому народу, излагавший цель организации - "обеспечить и сохранить права и свободы всего ирландского народа. Вступление в нее открыто всем здоровым ирландцам без различия религии, политических убеждений и социального положения. Во имя национального единства, национального достоинства, национальной и индивидуальной свободы, мужественного гражданства мы призываем наших соотечественников понять и без колебания воспользоваться предоставляющейся им возможностью вступить в ряды ирландских волонтеров и сделать начатое ныне движение достойным того исторического наименования, которое оно себе присвоило"1 .

К середине 1914 г. ирландских волонтеров было около 100 тысяч, и число их увеличивалось на 15 тыс. еженедельно. Джон Мак-Нейль, профессор Национального университета, и Роджер Кезмент, в прошлом британский консул, были их активными организаторами.

Но действительной силой за спиной ирландских волонтеров было Ирландское республиканское братство, республиканцы типа Патрика Пирса. Говоря о развитии волонтеров в это время, "Айриш таймс" от 6 июня 1914 г. писал: "Националисты волонтеры маршируют и проходят учение теперь во всех графствах Ирландии, а на вооружение и экипировку деньги собираются по подписке"2 . Редмонд и Дублинский замок были сильно встревожены этим развитием волонтеров. Парламентская партия решила взять волонтеров в свои руки. "Айриш таймс" открыто заявил: "Националистская партия намерена не контролировать это движение, а уничтожить его. Мистер Редмонд и мистер Диллон собираются внести раскол в среду волонтеров и завладеть большинством"3 .

Редмонд потребовал, чтобы во временный комитет волонтеров было принято 25 его сторонников. Во избежание нежелательного раскола это требование было выполнено. Только девять республиканцев, меньшинство первоначального комитета, во главе с Пирсом боролись против принятия условий Редмонда. Однако это революционное меньшинство продолжало работать среди волонтеров и обратилось к рядовым (волонтерам) с воззванием "забыть о своих личных чувствах и попрежнему прилагать свои усилия к тому, чтобы ирландские волонтеры стали внушительной вооруженной силой"4 .

Почти в одно время с формированием ирландских волонтеров в качестве одного из результатов дублинской забастовки возникла другая военная организация - Ирландская гражданская армия. Ее организаторами были Ларкин и Конноли. Цели Гражданской армии ясно изложены в ее уставе, принятом в марте 1914 г., а именно: "Первым и основным принципом Ирландской гражданской армии является при-


1 Henry, R. M. "The Evolution of Sinn Fein", pp. 135 - 136. Dublin. 1920.

2 Цитировано из "Parlamentary Debates House of Commons". Voi. V, p. 218. 1916.

3 Там же, стр. 2129. "Irish Times", June, 6. 1916.

4 Beasiai. Piaras "Michael Collins and the Making of New Ireland". Vol. I. p. 37. Dublin. 1930.

стр. 23

знание, что владение Ирландией, моральное и материальное, по праву принадлежит народу Ирландии. Ирландская гражданская армия будет стоять за абсолютное единство ирландского народа и поддерживать права и свободу демократии всех народов. Одной из ее целей будет отмена всех различий происхождения, имущественного положения и вероисповедания и замена их общим именем ирландского народа. Вступление в Гражданскую армию открыто всем, признающим принципы равных прав и возможностей для ирландского народа"1 .

Гражданская армия не выросла в большую силу. Объясняется это тем, что большинство бросилось в ирландские волонтеры, которые были массовой организацией. Однако ее численная слабость возмещалась громадной преданностью делу большинства членов Гражданской армии. Она была пролетарской по характеру и состояла из людей, принимавших участие в дублинской забастовке и готовых рисковать своей жизнью за дело ирландской независимости. Многие из членов Гражданской армии не доверяли руководству ирландских волонтеров и особенно лидерам движения Шинн фейн, которых они считали, "жирондистскими политиками, использующими рабочих в качестве орудия для обеспечения своей собственной безопасности и удобства"2 .

Таким образом, в Ирландии были организованы две отдельные армии. Однако борьба из-за билля о гомруле и позиция, занятая ирландскими парламентариями во главе с Джоном Редмюндом, в течение первых лет войны привели к расслоению в рядах ирландских волонтеров. 9 марта 1914 г. премьер-министр предложил свой собственный компромисс, а именно, чтобы шесть ольстерских графств на пять лет были исключены из сферы действия билля о гомруле, с тем что по истечении этого срока он немедленно распространяется и на них, если парламент не решит иначе к концу отсрочки. Оба ирландские лидера, Редмонд и Карсон, публично отказались рассматривать это предложение правительства. Ольстерские унионисты были готовы в случае надобности бороться с оружием в руках, если только билль будет принят. Джон Редмонд, как было выше показано, формально идентифицировался с ирландскими волонтерами, но не соглашался ни на шаг отступить от конституционных способов борьбы. С самого начала левые лидеры ирландских волонтеров не доверяли Редмонду. Эта враждебность к лидеру буржуазных националистов еще более углубилась с началом мировой войны. Когда была объявлена война против Германии, Редмонд заявил в палате общин, что все споры между Британией и Ирландией кончены. Он голосовал за военные кредиты и, заверяя правительство в поддержке ирландского народа, сказал, что правительство может спокойно отозвать из Ирландии все войска, так как ее берега будут защищаться ее собственными вооруженными сынами3 . Он объехал Ирландию, действуя как агент британского правительства и агитируя за вступление в британскую империалистическую армию. Эта безусловная сдача и открытое предательство ирландской революционной борьбы привели к открытой борьбе революционных националистов против Редмонда. Положение еще более обострилось, когда 14 сентября правительство сообщило, что действие закона о гомруле откладывается на год (или если войн! к тому времени не окончится, то и далее, до конца войны). Были да-


1 Henry, R. M. "The Evolution of Sinn Fein", pp. 143 - 144.

2 Ibidem, p. 144.

3 Выступление его см. Redmond, J. E. "The Irish Nation and the War", pp. 1 - 2. Dublin. 1915.

стр. 24

ны заверения, что по окончании войны будет издан дополнительный закон в интересах Ольстера.

Революционные лидеры ирландских волонтеров обличали Редмонда и его политику поддержки империалистической войны: 24 сентября 1914 г. 20 членов ведущего комитета ирландских волонтеров, среди которых были Джон Мак-Нейль, Патрик Х. Пирс, Джозеф Планкетт и другие вожди восстания 1916 г., выпустили манифест, обвиняя Редмонда в согласии на "расчленение Ирландии". Манифест объявлял, что сторонники Редмонда исключаются из временного комитета, что "Ирландия не может с честью и безопасностью для себя принимать участие в иностранных распрях иначе, как на основе свободной деятельности собственного национального правительства"1 .

В напечатанной в "Айриш волонтир" ("Irish Volunteer") статье революционные националисты сообщали: "Ирландская национальная индивидуальность, национальная душа Ирландии требуют, чтобы Ирландия не содействовала этой несправедливой войне ни в лице своих вождей, ни своими массами. Англия - забияка среди других наций - находится в затруднении. Наш долг по отношению к нашим предкам, рисковавшим и терявшим свои жизни, чтобы освободить Ирландию от Англии, наш долг перед нами самими, живущими под пятой той же самой лицемерной державы, и прежде всего наш долг перед нашими потомками и наследниками этой земли, - заявить о нейтральности Ирландии"2 .

Это означало открытый раскол в рядах волонтеров. Часть (большинство) последовала, за Редмондом и стала известна под именем национальных волонтеров (редмонитов), другая часть потребовала придерживаться первоначальных принципов волонтеров. Она отделилась и образовала отдельную группу ирландских волонтеров, сопротивлявшихся вербовке в британскую армию и всякой уступке принципов единства и независимости Ирландии.

Таким образом, с самого начала войны антибританскими были следующие организации: 1) те члены ирландских волонтеров, которые отказались подчиниться Редмонду, 2) Шин фейн, 3) социалистическая партия и Гражданская армия под руководством Джемса Конноли. Если в начале войны только небольшая часть волонтеров была против политики Редмонда, то уже начиная с 1915 г. многие редмониты стали переходить к ирландским волонтерам.

Руководство шиннфейнеров, как например Гриффит, было открыто настроено антисоциалистически и против рабочих. Только очень небольшая часть левых шиннфейнеров поддерживала объединенные действия националистов и социалистов. Среди них были Пирс и де-Валера. После редмондовского раскола многие из них присоединились к ирландским волонтерам.

Единственная группа, которая с самого начала войны вела последовательную до конца борьбу против британского империализма, была группа социалистов и малочисленная Гражданская армия под руководством Джемса Конноли. В ноябре 1914 г. Ларкин выехал в США. Конноли сделался подлинным руководителем и вдохновителем революционного рабочего движения. Его смелая антиимпериалистическая агитация, его лозунг "Ни король, ни кайзер!" действительно принесли


1 Манифест был напечатан в "Irish Volunteer", October 31. 1914, а также В "Beaslai Michael Collins". Vol. I, pp. 47 - 51.

2 "Irish Volunteer", October 10. 1914.

стр. 25

плоды, и массы начали бороться с британским империализмом. Его статьи в "Айриш уоркер", "Глезгоу форвард", "Уоркерс репаблик" и т. д. - это страстные призывы к массам бороться с британским империализмом, В одной статье под заглавием "Континентальная революция" Конноли писал: "Неужели же не яснее ясного, что никакое восстание рабочего класса, никакое всеобщее выступление рабочих сил не сможет принести или повлечь за собой большей бойни социалистов чем их участие в войнах своих стран в качестве солдат... Перед нашими глазами разрушается цивилизация, результаты поколений терпеливого героического труда уничтожаются, расстреливаются сотнями пушек; тысячи наших товарищей, с которыми мы братски и душевно общались, будут убиты. Те, чьей единственной мечтой было жить для сотрудничества в построении совершенного общества будущего, вынуждаются к братоубийственному взаимному уничтожению, и в этой бойне их мечта будет затоплена морем крови"1 .

А неделей позже в той же самой газете он ясно сформулировал свою революционную линию, в отличие от пустого пацифизма: "Война порабощенной нации за независимость, за право жить собственной жизнью так, как ей заблагорассудится, может и должна оправдываться как священная и справедливая. Война порабощенного класса за освобождение от унизительного экономического и политического рабства должна всегда сама выбирать себе оружие и считать все священным орудием права. Но война народа против народа во имя интересов королевских пиратов и международных воров есть проклятое дело"2 .

Таким образом, Конноли вел ожесточенную борьбу против империалистической войны, обличал предательство лидеров II интернационала, со всей своей энергией боролся против вербовки и набора, выявлял редмонитских предателей ирландской свободы и до мельчайших подробностей вырабатывал свои планы освобождения Ирландии от ига британского империализма. В то самое время, когда лидеры II интернационала отказались от классовой борьбы и превратились в явных или скрытых шовинистов, Конноли все время указывал ирландскому рабочему классу на необходимость борьбы за его собственное освобождение. Согласно старому лозунгу ирландских революционеров всех времен, что "затруднения Англии - это шанс Ирландии", Конноли считал необходимой вооруженную борьбу против британского империализма во время войны. Он настаивал, что нельзя упустить эту возможность. День и ночь он трудился над использованием этого удобного случая.

Отстаивая права своего класса, Джемс Конноли четко видел необходимость единого фронта с лучшими революционными элементами из среды ирландских волонтеров для объединенной борьбы против британского империализма. Он по-марксистски понимал значение революционной национальной борьбы против британского империализма. Объединение революционных сил для совместной борьбы против Англии стало возможным главным образом благодаря деятельности Конноли и трудам Пирса. Три направления ирландской мысли слились, чтобы сделать возможной объединенную борьбу. Их выразителями были такие вожди, как Джемс Конноли, Патрик Х. Пирс и Томас Дж. Кларк. В отличие от Мак-Нейля, считавшего, что ирландское восстание не должно произойти во время войны, Кларк утвер-


1 "Glasgow Forward", August 15. 1914.

2 "Imprecor", March 28. 1936, p. 445.

стр. 26

ждал, что военное время должно быть использовано для подготовки вооруженного восстания. За свою фенианскую деятельность Кларк провел 18 лет в британской тюрьме. Он представлял собой революционный национализм мелкой буржуазии в противовес конституционалистской агитации ирландской парламентской партии Джона Редмонда. Конноли же, как уже говорилось, представлял рабочий класс и революционный социализм.

Патрик Х. Пирс, республиканец и член Ирландского республиканского братства, представлял культурное возрождение Ирландии. Это был человек большого таланта, эрудит в области ирландской литературы, искусства, истории и т. д. Он написал множество поэм, пьес, политических листовок и т. п., и все они проникнуты величайшей преданностью делу Ирландии. Юность его была посвящена не политической деятельности, а работе в Гаэльской лиге, писанию поэм, пьес, очерков и воспитательной работе. Деятельность в области культуры привела его к революционной политике. Став членом Ирландского республиканского братства, Пирс делается одним из его молодых вождей и пронизывает организацию своим, гаэльским мировоззрением. Пирс никогда до конца не принимал учения социализма. Однако положение дела в 1913 г. и его связь с Конноли помогли ему сформировать свои революционные идеи. В отличие от Гриффита и других шиннфейнеров, Пирс, как революционный республиканец, несомненно, сочувствовал рабочим в борьбе 1913 года. В последние 3 года жизни он во многом присоединился к учению Конноли. Он признал "материальную базу свободы", говоря, что он настаивает на "необходимости полного управления материальными ресурсами народа для полноты этой физической свободы" и на том, "что власть народа над материальными его ресурсами не ограничена"1 . Через все его политические листовки проходит одна главная идея: требование полного отделения от Англии. Он, как и Конноли, считал, что военное время должно быть использовано для вооруженного восстания; что "всякий, кто от имени Ирландии примет в качестве окончательного соглашения что-нибудь даже на одну йоту меньше чем отделение от Англии, будет новым поколением так же безусловно отвергнут, как был отвергнут О'Коннель пришедшим за ним поколением..."2 . Так же, как и Конноли, Пирс был исполнен решимости погибнуть, но победить британский империализм, с которым мира быть не могло. Он говорил: "Не может быть мира между правом и бесправием, между истиной и ложью, между справедливостью и угнетением, между свободой и тиранией. Между ними будет вечная война, пока бесправие не уступит праву, пока не восторжествует истина и справедливость, пока не будет добыта свобода.

Поэтому, если Англия толкует о мире, то мы знаем, что ответить ей: "Мир с вами? Мир, потому что вы одной рукой держите нас за горло, а другую запустили к нам в карман? Мир с разбойником? Мир с карманным вором? Мир с пиявкой, высасывающей из нас всю нашу кровь? Мир с чудовищем, чьи щупальца опутывают нас в то время, как оно распускает чернильную жидкость, скрывающую убийство от человеческих глаз? Не пришло еще время говорить о мире"3 .


1 Pearse, P. H. "Collected Works", pp. 337 - 338. (The Sovereign people).

2 Henry, R. M. "The Evolution of Sinn Fein" pp 205 - 206.

3 Pearse, P. H. "Collected Works". pp. 77 - 78.

стр. 27

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ВОССТАНИЮ

Из сказанного ясно, что Конноли, Кларк, Пирс и их последователи считали необходимым подготовить восстание для освобождения Ирландии от британского империализма. Эти три человека добились единства между социализмом и революционным национализмом. Они организовали и вели силы против британского империалистического режима, беспощадной эксплуатации и подавления. Из этого следует, что подготовка и проведение восстания не были делом шиннфейнеров, как это описывают буржуазные историки. Некоторые шиннфейнеры принимали участие в восстании, но руководство им принадлежало Ирландской гражданской армии, возглавленной Кониоли, и революционным ирландским волонтерам, возглавленным Пирсом, Кларком и их сторонниками.

Пока шла война, антагонизм между Англией и Ирландией все обострялся. Гомруль оставался на бумаге, и правительство не имело ни малейшего намерения проводить его каким-либо образом во время войны. Законы военного времени, как например закон о защите государства, применялись в Ирландии с гораздо большей строгостью чем в Англии. Налоговое бремя в Ирландии сильно возросло. За 1916 г. британское правительство собрало в Ирландии 22 млн. фунтов стерлингов налогов, т. е. вдвое больше чем за последний год перед войной. С самого начала войны британское правительство начало закрывать ирландские газеты. "Айриш фридом" и "Айриш уоркер" были закрыты в декабре 1914 года. Затем были закрыты "Шинн фейн", "Уоркерс репаблик", "Айрланд", "Айриш волонтир" и т. д. Был запрещен ввоз в Ирландию двух американских газет - "Гаэлик америкен" и "Айриш уорлд". Но на их месте возникали новые газеты, как например "Сиссорс энд пейст" ("Ножницы и клей") и "Нешионелити". "Сиссорс энд пейст" состояла исключительно из ловко выбранных выдержек из других английских, ирландских, колониальных и американских газет. "Сиссорс энд пейст" просуществовала немногим больше месяца. Первый номер "Нешионелити" вышел 19 июня 1915 года. Это был еженедельник, и просуществовал он до пасхи 1916 года. Он был воинствующей антибританской газетой. Кроме того по всей стране распространялись тысячи пропагандистских брошюр. В 1915 г. появились "Что намеревается делать Эммет в 1915 году", "Будет ли Ирландия разделена" - страстный протест против политики раздела, "Тайная история ирландских волонтеров", "Почему Ирландия бедна" - английские законы и ирландская промышленность, "Закон о защите государства и Ирландии", показывающая, как использовался этот закон для подавления националистической пропаганды. Книги Пирса и Конноли широко распространялись и с энтузиазмом принимались в рядах революционеров.

В то же время продолжалась деятельность ирландских волонтеров. В течение всего 1915 года чрезвычайно заботливо и законспирированно проводилась подготовка вооруженного восстания. На собрании Национального комитета ирландских волонтеров 30 мая 1915 г. предложенная Бульмером Гобсоном резолюция о немедленном восстании была отклонена только решающим голосом председателя профессора Мак-Нейля, однако это обозначало только временную отсрочку. Работа в том же направлении продолжалась. Аресты и ссылки нескольких организаторов ирландских волонтеров вызвали в рядах националистов огромное возмущение. Последние утверждали, что британские власти не имеют права высылать ирландца из его родной стра-

стр. 28

ны. Несомненно, что обозначился отход националистического общественного мнения от сторонников парламента и приближение его к революционным националистам, влияние которых все увеличивалось.

Ирландские волонтеры, подготовляя вооруженную борьбу, рассчитывали на помощь своих ирландских собратьев в Америке, которые доставляли большие суммы на экипировку и организацию, присылали оружие и т. д. Кроме того была организована покупка оружия в Германии. До сих пор еще не известно, в какой мере революционеры были связаны с Германией, и установить это чрезвычайно трудно. Миссия Роджера Кезмента, выехавшего в Германию в ноябре 1914 г., была делом одной из групп волонтеров. Сам Роджер Кезмент был одним из умеренных лидеров ирландских волонтеров. Он был, скорее, сторонником Мак-Нейля чем Пирса и Кларка. Последние не информировали Кезмента о планах восстания. В Германии Кезмент организовывал доставку боеприпасов и пытался организовать отряды волонтеров из ирландских военнопленных, которых посылали домой.

В октябре ирландские волонтеры начали открытую агитацию против набора и даже распространялись слухи, что подготовляется восстание для борьбы с набором, 6-го числа была прорепетирована волонтерами атака на Дублинский замок, штабквартиру британского империализма в Ирландии. 14 ноября в Атенри и Гальвее был устроен большой смотр ирландских волонтеров, на котором раздался ряд выстрелов. Но только в начале 1916 г. руководство волонтеров решило, что настал момент для вооруженной борьбы. На пасху 1916 г. было назначено всеобщее вооруженное восстание. Национальный комитет волонтеров официально одобрил это, хотя группа лидеров с Мак-Нейлем во главе все время настаивала на отсрочке и предлагала подождать до окончания войны. Активность ирландских волонтеров усилилась. В США был послан специальный эмиссар с инструкцией сорганизовать связи с Германией для получения боеприпасов. Из Германии было получено сообщение, что около пасхи в Ирландию прибудет судно, груженое боеприпасами. Все это было сорганизовано без ведома Кезмента, находившегося в то время в Германии. Однако благодаря деятельности американской секретной полиции весь план был открыт и сообщен британскому правительству, усилившему свою бдительность вокруг берегов Ирландии. До Кезмента дошли слухи о предполагавшемся восстании, но так как он считал, что ирландское восстание без высадки германских войск было бы безнадежным, а такая высадка в этот момент невозможна, то он немедленно написал в Ирландию, убеждая лидеров ирландских волонтеров отказаться от восстания именно в этот момент. В то же время он обратился к германскому правительству с просьбой отвезти его назад, в Ирландию. Он намеревался убедить ирландских лидеров отказаться от этого предприятия, если же это не удастся, то принять участие в опасностях борьбы. "Уоркерс репаблик" ("Workers Republic") под редакцией Конноли печатала статьи с призывом к объединению Гражданской армии с ирландскими волонтерами. Она одобрительно цитировала слова Финтона Лелора в "Айриш Фелон" ("Irish Felon") от 1848 г., что весь вопрос заключается единственно в том, чтобы как можно лучше убить или захватить в плен 40 тыс. человек в мундире и на службе Англии, "державших в своих руках Ирландию"1 . "Айриш волонтир" ("Irish Volunteer") печатала статьи об употреблении взрывчатых веществ. "Ра-


1 Allison W. Philliss "The Revolution of Ireland". 1906 - 1923, p. 96.

стр. 29

бочая республика" ("Workers Republic") напечатала ряд статей об уличных боях, о военной тактике и стратегии. Конноли однажды сказал: "Мой род занятий (профессия) - революция". Исходя из этого, он специально изучал французские революции 1830 и 1848 гг., Парижскую коммуну, декабрьское восстание 1905 г. в Москве, партизанскую войну в Индии, Мексике и т. д. Все это нашло свое отражение на столбцах "Рабочей республики". В феврале ирландские волонтеры открыто разгоняли вербовочные митинги. В день св. Патрика (17 марта) - ирландский национальный праздник - ирландские волонтеры провели по всей стране смотры. В провинции в смотрах участвовало 4500 человек, а в Дублине - более 20 тыс. человек1 . Вооруженные волонтеры в течение двух часов проводили военные маневры. В толпе зрителей раздавались листовки, содержавшие "двадцать простых фактов для ирландцев". В них, между прочим, говорилось: "Ирландцы получают возможность завоевать свободу ирландскому народу, набирая, обучая, вооружая и экипируя ирландских волонтеров как военный отряд". "Быть ирландским волонтером - долг каждого ирландца, желающего для своей страны ее естественного права на свободу, а для себя - естественного права быть свободным человеком"2 .

Несколько позже был также выпущен манифест, утверждавший право волонтеров быть вооруженными и заявлявший, что всякая попытка разоружить их встретит упорное сопротивление3 .

30 марта в Дублине произошел очень многолюдный митинг протеста против ареста и высылки некоторых организаторов волонтеров. Митинг принял следующую резолюцию: "Это публичное собрание дублинских граждан в Менджен-Хаус в Дублине предлагает всему ирландскому народу присоединиться к нему и бороться с попыткой правительства ссылать ирландцев за пределы Ирландии, попыткой, единогласно осужденной общественным мнением в прошлом году и несмотря на это опять возобновленной в нынешнем"4 .

Следом за этим и подобными митингами и демонстрациями произошло несколько вооруженных стычек с полицией. В то же время британские власти подготовляли более суровые меры против ирландских волонтеров. Они стали известны волонтерам, хотя еще че были целиком утверждены. 19 апреля на собрании дублинской корпорации альдерман Томас Келли зачитал документ, попавший, как он сказал, в его руки и содержавший план британского правительства разоружить ирландских волонтеров, арестовать всех их лидеров, лидеров шиннфейнеров, Национальный комитет Гаэльской лиги и занять войсками все центры Дублина5 .

Нет сомнения, что, розданный в большом количестве, этот документ произвел сильнейшее впечатление и пробудил воинственный дух волонтеров. Нельзя было терять времени. Им приходилось выбирать или разоружение или открытую вооруженную борьбу. В таком положении в силе оставалось прежнее решение волонтеров - никоим образом не соглашаться на разоружение и упорно бороться против него.


1 "Smn Fein Rebellion Handbook", p. 5.

2 Ibidem.

3 "Irish Volunteer", April 1. 1916.

4 "Sinn Fein Rebellion Handbook", p. 6.

5 Ibidem.

стр. 30

ВООРУЖЕННАЯ БОРЬБА НА ПАСХАЛЬНОЙ НЕДЕЛЕ

22 апреля было днем, полным событий. "Айриш волонтир" сообщила, что все приготовления закончены и что волонтерам и Ирландской гражданской армии было приказано быть готовыми к проведению на пасхальной неделе чрезвычайно интересных маневров. Однако почти одновременно стало известным, что: 1) британские миноносцы захватили в плен груженое боеприпасами германское судно, замаскированное как норвежское торговое судно, и что его собственная команда потопила его; 2) Роджер Кезмент, высадившийся на берегу Керри с подводной лодки, арестован полицией и спешно провезен через Ирландию в лондонскую тюрьму.

Известие об аресте Кезмента и о потери боеприпасов послужило колеблющемуся "лидеру" Мак-Нейлю предлогом для попытки остановить восстание. В ночь на субботу он издал приказ отставить "маневры". 23-го, в воскресенье, волонтеры были ошеломлены следующей заметкой в газете: "Ввиду чрезвычайно критического положения отменяются настоящим все данные ирландским волонтерам приказы, касающиеся завтрашнего дня, светлого воскресенья. Отменяются все парады, переходы и другие выступления ирландских волонтеров. Каждый отдельный волонтер должен точно и во всех подробностях повиноваться этому приказу".

Подпись: "Эйон Мак-Нейль, начальник штаба"1 .

Этот поступок Мак-Нейля, несомненно, ослабил движение и внес некоторое замешательство в ряды революционеров. Однако более решительные лидеры - Конноли, Пирс, Кларк и др. - созвали в "Либерти-Холл" специальную конференцию и решили выполнить постановление несмотря на приказы Мак-Нейля. Было назначено временное правительство с Пирсом в качестве президента Ирландской республики во главе. Конноли был назначен вице-президентом и главнокомандующим в Дублине. 24-го числа Пирс издал и подписал приказ начать восстание. Была выпущена прокламация к народу Ирландии, подписанная от лица временного правительства Томасом, Кларком, Пирсом, Джемсом Конноли и четырьмя другими. В прокламации, между прочим, говорилось: "Мы заявляем, что право народа Ирландии на владение Ирландией и на свободное управление судьбой Ирландии неограниченно и неотменимо. Продолжительная узурпация этого права чужим народом и правительством не уничтожила этого права и никогда не может уничтожить его, разве только уничтожением ирландского народа. Ирландский народ в каждом поколении подтверждал свое право на национальную свободу и суверенность. За последние 300 лет он шесть раз отстаивал его с оружием в руках. Основываясь на этом фундаментальном праве и вновь подтверждая его с оружием в руках перед лицом всего мира, мы настоящим" провозглашаем Ирландскую республику суверенным независимым государством и делу его свободы, его процветания и его возвышения среди других народов мы посвящаем свои жизни и жизни наших собратьев по оружию.

"Ирландская республика имеет право и настоящим требует преданности каждого ирландца и ирландки. Республика обеспечивает религиозную и гражданскую свободу, равные права и равные возможности всем своим гражданам и заявляет о своем решении стремиться


1 "Labour Monthly", p. 234. April, 1936.

стр. 31

к счастью и благосостоянию всего народа и всех его частей, относясь с одинаковой заботой, ко всем сынам ее и забывая все различия, которые чуждое правительство заботливо пестовало, отделяя в прошедшем меньшинство от большинства"1 .

План восстания был внимательно разработан. Восстание должно было быть всеобщим и одновременным. В Дублине намечен был захват строений и мест стратегического значения, таких, как замок, зданий судебных учреждений, почтамта, Стивенс грин, Тринити-колледж и др.

Первым неожиданным нападением ирландские волонтеры и Гражданская армия числом до 1200 человек захватили почтамт, четыре здания судебных учреждений, две станции железной дороги и большое число домов, имевших стратегическое значение. Были сделаны попытки захватить все железные дороги. Там, где это было невозможно, рельсы были разобраны, мосты уничтожены и т. д. Таким образом, Дублин был почти на неделю отрезан от всякого железнодорожного сообщения. Все телеграфные провода были перерезаны, так что город оказался изолированным от остальной страны. На всех главных дорогах, ведущих в город, были построены баррикады.

Однако, несмотря на то что британские войска были захвачены врасплох, с самого начала повстанцы были не в состоянии полностью провести свои планы. Во-первых, у них было недостаточно людей на передовых позициях и для того, чтобы занять все стратегические места. Это объяснялось тем, что приказ Мак-Нейля об отказе от восстания внес замешательство в ряды бойцов и поэтому отклик на приказ Пирса был далеко не таким всеобщим, как это было запланировано.

Во-вторых, повстанцы потерпели поражение в своем нападении на главную крепость британской власти в Ирландии: Дублинский замок, Тринити-колледж, телефонную станцию и Ирландский банк.

Многие историки считают, что "если бы на призыв ответил весь состав ирландских волонтеров, то они, вероятно, заняли" бы весь Дублин и задача подавления восстания оказалась бы в десять раз труднее, а то и совершенно невыполнимой"2 .

Главный штаб повстанцев находился на почтамте. Здесь расположился президент и главнокомандующий республиканской армией Пирс и с ним несколько штабных офицеров. Отсюда руководили восстанием и получали доклады из остальных районов. Джемс Конноли был главнокомандующим Дублина.

Британских войск было в городе около 4 тыс. человек3 . Раньше чем повстанцы перерезали провода, англичане успели связаться по телефону с генералом, командовавшим в Курраге, и приказать ему мобилизовать подвижную колонну, состоявшую из 1600 офицеров и рядовых. 25 апреля, во вторник, эти войска начали прибывать в город. Лород был объявлен на военном положении. Бои, в первый день бывшие только стычками, приняли ожесточенный характер. Повстанцы дрались как львы. Их дисциплина, организация, планомерность, военная тактика и храбрость, с которой они отдавали свою жизнь за святое дело, вызывали восхищение и уважение даже у кровожадных врагов. Ожесточенные бои шли во многих частях города, особенно в Сен-Стивене грин, где держались волонтеры с графиней Маркевич во главе.


1 Boyle, I. F. "The Irish Rebellion of 1916", pp. 50 - 53. London. 1916.

2 Allison W. Phillips "The Revolution in Ireland". 1906 - 1923, pp. 100 - 101.

3 Jones, F. P. "History of the Sinn Fein Movement and the Irish Rebellion of 1916", p. 336. New York. 1917

стр. 32

26-го, в среду, бои стали еще крупнее. Британские войска, подкрепленные прибытием артиллерии и канонерки "Хельга", которая поднялась вверх по Лиффей, остановилась против таможни и начала беспощадно бомбардировать центр города, особенно Либерти-Холл, перешли в наступление. Бомбардировка центра города тяжелой артиллерией продолжалась весь четверг и пятницу, внося в город разрушение. Свыше 200 зданий было охвачено огнем. Всего сгорело зданий и прочего имущества приблизительно на два с половиной миллиона фунтов1 .

Несмотря на огромные затруднения и превосходные силы и технику, с которыми им пришлось бороться, повстанцы не колебались до конца, дрались за каждый дюйм. Историк Джонс говорит: "Всю долгую ночь храбрые сыны и дочери республики сражались с далеко превосходящими силами и не уступали. Несмотря ни на пожар, ни на пули и гранаты, ни на пылающие улицы и воздух, горевший вместе с прорезающими его пулями, несмотря на все это, они ни разу не поколебались"2 .

Далее Джонс пишет: "Ирландские женщины сражались рядом с мужчинами, не уступая им ни энергией, ни храбростью. В качестве сестер милосердия они бесстрашно ходили по линии огня, исполняя свои обязанности. Они работали гонцами и проявляли полное презрение к опасности. На линии огня они помогали мужчинам, заряжали им ружья и подносили боеприпасы с одного места на другое. Они участвовали в бою и как бойцы, занимая свои места на линии огня рядом с мужчинами, стреляя с необычайной меткостью и действуя с той же самой хладнокровной отвагой, которая характеризовала каждый их поступок"3 .

В пятницу, 28-го, в борьбе с героическими ирландскими революционерами участвовало уже свыше 6 тыс. британских войск. Прибывали еще новые пополнения с артиллерией, винтовками, пулеметами и т. д. Все более и более сужалось кольцо войск, охвативших повстанцев. К этому времени было уже очевидно, что республиканцы проигрывают свою героическую битву. Оставалась еще только одна надежда: общее восстание в провинциях могло еще спасти положение. Однако оно не произошло.

Вожди, как Конноли и Пирс, своей собственной отвагой показывали наилучший пример того, как должно сражаться и жертвовать собой за независимость Ирландии. В этом отношении чрезвычайно интересен приказ, разосланный 28-го Джемсом Конноли всем командирам. Приказ был, по-видимому, послан для того, чтобы еще больше поддержать храбрость этих мужественных людей даже в эти последние часы борьбы. Среди многого другого там говорилось:

"Я хочу напомнить вам то, что вы сделали. Впервые за 700 лет флаг свободной Ирландии гордо развевается над городом Дублином.

"Британская армия, о подвигах которой нам постоянно трубят в уши, которая хвастается тем, что она штурмом взяла Дарданеллы и германские расположения на Марне, спрятавшись за свою артиллерию и пулеметы, боится наступать, а тем более штурмовать занятые нашими войсками позиции. Урон, который она понесла в течение


1 "Sinn Fein Rebellion Handbooks, p. 33.

2 Jones. F. P. "History of the Sinn Fein Movement arid the Irish Rebellion of 1916", p. 362

3 Ibidem, pp. 362 - 363.

стр. 33

нескольких первых дней, отнял у нее всякую энергию, и она не смеет опять решиться на пехотную атаку наших расположений...

"Как вы знаете, меня вчера дважды ранили, и я не в состоянии двигаться, но я приказал перенести мою койку па линию огня и с помощью ваших офицеров буду нам так же полелей, как и до сих нор.

"Смелее, ребята! Мы побеждаем и в час нашей победы не будем забывать замечательных женщин, которые везде стояли рядом с нами и подбодряли нас. Никогда у мужчин и женщин не было более высокой цели, и никогда ни одной цели не служили так высоко"1 .

Однако несмотря на эти смелые слова лидерам было уже ясно, что приближается конец. Вместе с приказом, посланным Конноли, Пирс в то же время послал свою последнюю прокламацию, предшествующую сдаче. Эта прокламация президента Ирландской республики - настоящий драгоценнейший исторический документ, хотя ее тон был более сдержанным чем приказ Конноли и даже намекал на возможность поражения. Прокламация содержала следующее:

"Четыре дня они (волонтеры) сражались и трудились почти беспрерывно, почти без сна, а в перерывах боев они пели песни о свободе Ирландии. Ни один человек не роптал, ни один не спросил - зачем? Каждый отдавал себя и был рад принести все свои силы на служение Ирландии и ее свободе. Если они не выиграют сражения, то, во всяком случае, они заслужили того, чтобы его выиграть. Но они его выиграют, хотя бы умирая. Они уже достигли нечто великое, - они сняли с Дублина великий позор и прославили его имя среди городов.

"Если бы я стал перечислять отдельные имена, то список мой был бы громаден. Я назову только главнокомандующего Джемса Конноли, командующего Дублинской дивизией. Он лежит раненый, но все же продолжает руководить нашим сопротивлением. Если мы даже сделаем не больше того, что уже сделали, то я буду удовлетворен. Я удовлетворен, ибо мы спасли честь Ирландии..."2 .

В пятницу, ночью, стало очевидным, что всякая надежда на помощь из провинции потеряна. Если бы по всей стране произошло одновременное восстание, то британские силы оказались бы рассеянными и героическим волонтерам была бы обеспечена победа, а теперь к субботе в Дублине было сконцентрировано несколько десятков тысяч британских войск3 . Вокруг почтамта, главного штаба республиканцев, было построено три ряда баррикад. В субботу, 29-го числа, они были разнесены тяжелой артиллерией. Руководство решило оставить почтамт и сделать последнюю попытку прорваться сквозь британские ряды. Эта попытка сорвалась. Силы повстанцев были отрезаны друг от друга. Пирс послал к генералу Мексуэллу, британскому командующему, сестру Красного креста с просьбой сообщить условия сдачи. Последний ответил, что возможна только безусловная сдача. Тогда руководство повстанцев решило сдаться, и был подписан следующий документ: "Для предупреждения дальнейшего убийства невооруженных людей и в надежде спасти жизнь нашим сторонникам, в настоящее время окруженным безнадежно большими силами, члены Временного комитета, находящиеся в главном штабе, согласились на


1 "Sinn Fein Rebellion Handbook", pp. 49 - 50.

2 Ibidem, pp. 50 - 51.

3 Согласно Джонсу, "в городе было от 50 до 60 тысяч английских солдат." (Jones, F. P. "History of the Sinn Fem Movemet and the Irish Rebellion", p. 393).

стр. 34

безусловную сдачу, и командующие всеми частями республиканских войск отдадут приказ своим отрядам сложить оружие".

Подпись: "П. Х. Пирс. 29 апреля 1916 г. В ч. 45 мин, пополудни"1 .

Слова Пирса "во избежание дальнейшего убийства невооруженных людей", несомненно, относятся к британским зверствам над гражданским населением города.

Сдача Пирса, по существу, закончила восстание. В некоторых частях города повстанцы продолжали сражаться даже и после сдачи. Многие бойцы предпочитали сдаче смерть на поле битвы, и бои продолжались более недели. Многим из повстанцев удалось бежать в Америку.

Движение в провинции запоздало. Когда некоторые волонтеры из провинции были готовы идти на помощь Дублину, было уже слишком поздно. В Гальвее восстала тысяча волонтеров под предводительством Меллоу. Они захватили Модель Фарм и оттуда стали наступать на Дублин. В среду они захватили замок Мойод. По пути они запугали полицию и другие войска. В пятницу, утром, волонтеры получили известие, что Дублин обречен и что в 6 милях от них находится британский отряд в 2 тыс. человек с пулеметами и артиллерией. Повстанцы решили расформироваться. Известие о провозглашении республики дошло до волонтеров и населения в Эннискорти, в графстве Уэксфорд, только в четверг. Волонтеры немедленно мобилизовались. Они захватили главное здание города, Атенеум, перерезали телеграфные и телефонные провода, разрушили железнодорожные линии с обоих концов города, выпустили прокламацию, провозглашающую республику, и призывали вступать в ряды волонтеров. Захвачены были полицейские казармы и Эннискортский замок. Повстанцы целиком овладели городом. Множество новых волонтеров принесло присягу. Повстанцы решили идти к Дублину, оставив в Эннискорти небольшой отряд. Наступление началось в субботу. Для него были использованы автомобили и грузовики. В воскресенье наступающие получили известие о сдаче. Они отказались верить ему. Двум из руководителей похода было дано разрешение съездить в Дублин на автомобиле. Там их провели к президенту Пирсу, а когда они вернулись, то решили, что сражаться безнадежно.

То же самое произошло во многих других провинциях. Несомненно, что повстанцы имели все шансы победить, если бы не был дан отменяющий приказ Мак-Нейля. Даже некоторые буржуазные историки, очень далекие от симпатий к ирландскому восстанию, признают всю его серьезность. "Сомнительно, - пишет историк Филлипс, - знает ли мир даже теперь, как велика была опасность восстания шиннфейнеров для дела союзников и как близок был успех этого мятежа"2 .

Подавив мятеж, англичане установили во всей Ирландии режим белого террора. Дом за домом подвергался обыскам. Аресты производились тысячами. В стране было военное положение. Мужчины и женщины партиями ссылались в тюрьмы Англии и Шотландии. Всего было арестовано 3480 мужчин и 70 женщин3 . 15 руководителей повстанцев, в том числе президент Пирс, Конноли и Кларк, были осуждены военным судом и расстреляны.


1 "Sinn Fein Rebellion Handbook", p. 10.

2 Allison W. Phillips "The Revolution of Ireland", p. 104.

3 Ibidem.

стр. 35

Джемс Конноли, тяжело раненый во время сражения, был принесен на заседание суда в кресле, потому что он не мог стоять. Он и расстрелян был в кресле. В своем последнем слове на военно-полевом суде он сказал: "Мы намеревались разорвать связь этой страны и Британской империи и установить Ирландскую республику. Мы считаем, что призыв наш к ирландскому народу был более благородным призывом к более святому делу чем любой другой призыв, обращенный к нему во время этой войны, в связи с войной...

"Считаю, что британское правительство не имеет никаких прав в Ирландии, никогда не имело никаких прав в Ирландии и никогда не может их иметь. Наличие в каждом поколении ирландцев хотя бы внушительного меньшинства, готового умереть за утверждение этой истины, делает управление Ирландии Англией раз навсегда узурпацией, преступлением по отношению к человеческому прогрессу..."1 .

Лучший союзник Джемса Конноли, Патрик Пирс, первый президент Ирландской республики, погиб не менее героически. Он был расстрелян в среду, 3 мая, после постановления британского военно-полевого суда. За несколько часов до своей казни он написал своей матери письмо, в котором выражал свое счастье "умереть смертью борца за Ирландию и за свободу. Мы поступили правильно. Сейчас о нас люди будут говорить плохо, но впоследствии они будут хвалить нас"2 .

Суд и казнь Роджера Кезмента не могут быть обойдены молчанием. Как уже указывалось, Кезмент был против восстания на пасхальной неделе, и его письмо к Мак-Нейлю привело к приказу этого последнего, отменяющему восстание. Однако несмотря на все это Кезмент был привлечен к суду согласно одному из законов Эдуарда Щ, присужден к смерти и повешен. В своей речи в конце суда Роджер Кезмент указывает: "Лояльность есть чувство, а не закон. Она опирается на любовь, а не на принуждение. Управление Англии Ирландией опирается на принуждение, а не на закон, и, поскольку оно не требует любви, оно не может вызвать лояльности..." "...С этой скамьи подсудимых я утверждаю, что меня судят здесь не потому, что это справедливо, а потому, что это несправедливо. Поставьте меня перед судом моих собственных соотечественников, кто бы они ни были, протестанты или католики, унионисты или националисты, шиннфейнеры или оранжисты, я приму их постановление и склонюсь перед законом и всеми его карами... Не я боюсь их приговора, а правительство. Если это не так, то почему бояться этого испытания? Я не боюсь его, а требую как своего права.

"Это обвинительный приговор для английского владычества, для законов, изданных англичанами, для английского режима в Ирландии, что оно не осмеливается опираться на волю ирландского народа, а существует против его воли; это режим, основанный не на праве, а на завоевании.

"Завоевание, милорд, не дает никаких прав, и если оно может добиться власти над телом, то перед духом оно пасует"3 .

А дальше, отвергая обвинение в германофильстве и в том, что он принял от немцев деньги, Кезмент сказал: "Во-первых, я никогда и ни при каких обстоятельствах не советовал ирландцам сражаться


1 Jones "History of the Sinn Fein Movement and the Irish Rebellion of 1916". pp. 424 - 425.

2 Ibidem, p. 414.

3 "Sinn Fein Rebellion Handbook", pp 143 - 146.

стр. 36

с турками, против русских, или с немцами на западном фронте. Во-вторых, я уже утверждал, что они не имеют никакого права сражаться ни за какую землю, кроме Ирландии... В-четвертых, существует широко распространенное обвинение меня в получении денег от немцев. Перед теми товарищами в Ирландии, которые на этом же основании обвиняются вместе со мной, я обязан раз навсегда заклеймить эту ложь... Те, кто меня знает, знают и всю невероятность этой злостной выдумки. Из всей моей прежней жизни они знают, что я никогда не продавался никому и никакому правительству. С первого момента моей высадки на континенте и до возвращения в Ирландию я не просил и не принимал ни одной копейки иностранных денег ни для себя, ни для какого-нибудь ирландского дела, ни вообще для какой бы то ни было цели. Я принимал деньги только ирландцев..."1 .

Многие другие вожди были присуждены к пожизненному заключению, например де-Валера, графиня Маркевич, Мак-Нейль и др.; остальные - к различным срокам заключения, от 2 до 20 лет.

Так кончилось ирландское восстание 1916 года. Оно было хорошо задумано и подготовлено. Бойцы за свободу Ирландии проявили почти невероятные отвагу, героизм и способность жертвовать собою. Семь дней героические республиканцы боролись с во много раз превосходящими их силами. Как Пирс писал в своей последней прокламации, бойцы за независимость Ирландии "огнем и сталью вписали самую славную главу в позднейшую историю Ирландии. Никогда нельзя будет вполне воздать должное их дисциплине, героизму, веселому и непобедимому духу среди опасностей и смерти"2 .

Однако приказ Мак-Нейля, призывавший отменить восстание в самый последний момент, и далеко недостаточная организация масс позади отрядов ирландских волонтеров возымели свое роковое действие. Повстанцы были разбиты, но было ясно, что поражение это временного характера. Несомненно, что восстание 1916 г. имеет большое историческое значение. Оно открыло новую фазу в революционной борьбе Ирландии за свободу. Восстание 1916 г. выявило единение ирландского рабочего движения и революционного национализма. Его авангард состоял из рабочей армии под предводительством Джемса Конноли. Восстание 1916 г. было первой серьезной брешью в империалистическом военном фронте и подтвердило теорию Ленина и Сталина о том, что национальная борьба угнетенных и эксплуатируемых народностей явится могущественным союзником мировой пролетарской революции. Борясь с теми, кто отказывался признать роль и значение национального вопроса, Ленин указывал, что "диалектика истории такова, что мелкие нации, бессильные, как самостоятельный фактор в борьбе с империализмом, играют роль как один из ферментов, одна из бацилл, помогающих выступлению на сцену настоящей силы против империализма, именно: социалистического пролетариата"3 .

Официальное рабочее движение Англии не выступило на поддержку ирландского восстания. Официальное руководство рабочим и тредюнионистским движением, поддерживавшее в империалистической войне 1914 - 1918 гг. правящий класс, не могло занять никакой другой позиции, кроме позиции своих хозяев. Оно не проявило ника-


1 "Sinn Fein Rebellion Handbooks, p. 141.

2 Jones "History of the Sinn Fein Movement and the Irish Rebellion of 1916", p. 382.

3 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 270.

стр. 37

кого признака поддержки ирландских революционеров в их вооруженной борьбе с превосходящими силами британских империалистов. Независимая рабочая партия также отреклась от восстания. Передовица ее официального органа "Социалист ревью" за сентябрь содержала следующее: "Мы не одобряем восстание шиннфейнеров. Мы не одобряем никакое вооруженное восстание, так как мы не одобряем никакой фермы милитаризма или войны"1 .

Многие социалисты других стран, особенно те, которые в это время боролись с учением Ленина по национальному вопросу, осуждали восстание. Некоторые из них рассматривали его как путч. Этим доктринерам Ленин, увидевший громадное значение ирландского восстания, ответил: "В газете "Berner Tagwachb, органе циммервальдистов вплоть до некоторых левых, появилась 9 мая 1916 г. по поводу ирландского восстания статья за инициалами К. Р. под заглавием "Песня спета". Ирландское восстание объявлялось, ни много ни мало, "путчем", ибо де "ирландский вопрос был аграрный вопрос", крестьяне были успокоены реформами, националистическое движение теперь было "чисто городским, мелкобуржуазным движением, за которым, несмотря на большой шум, который оно производило, социально стояло не многое". Неудивительно, что эта чудовищная по своему доктринерству и педантству оценка совпала с оценкой русского национал либерала кадета г. А. Кулишера ("Речь" 1916, номер 102, 15 апреля), который тоже обозвал восстание "дублинским путчем"... О "путче", в научном смысле слова, говорить можно только тогда, когда попытка восстания ничего кроме кружка заговорщиков или нелепых маниоков не обнаружила, никаких симпатий в массах не вызвала. Ирландское национальное движение, имея за собою века, проходя через различные этапы и сочетания классовых интересов, выразилось между прочим, в массовом ирландском национальном конгрессе в "Америке ("Vorwarts" 20.III.1916), высказавшемся за независимость Ирландии, - выразилось в уличных битвах части городской мелкой буржуазии и части рабочих, после долговременной массовой агитации, демонстраций, запрещения газет и т. п. Кто называет такое восстание путчем, тот либо злейший реакционер, либо доктринер, безнадежно неспособный представить себе социальную революцию как живое явление. Ибо думать, что мыслима социальная революция без восстаний маленьких наций в колониях и в Европе, без революционных взрывов части мелкой буржуазии со всеми ее предрассудками, без движения несознательных пролетарских и полупролетарских масс против помещичьего, церковного, монархического, национального и т. п. гнета, - думать так значит отрекаться от социальной революции"2 .

Мы видим, таким образом, что Ленин в 1916 г., ведя борьбу против антимарксистских взглядов Радека по национальному вопросу, поставил его на одну доску с кадетом Кулищером. Троцкистские выродки, контрреволюционеры Радек, Пятаков и Бухарин, не могли понять учения Ленина по национальному вопросу. Еще в годы войны они вели против Ленина борьбу по ряду важнейших теоретических вопросов и, в частности, по национальному вопросил Они выступили против ленинского лозунга самоопределения наций вплоть до отделения. Контрреволюционер Радек уже в то время дошел до того,


1 Мы уже объяснили, что восстание не было делом рук шиннфейнеров.

2 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 268, 269.

стр. 38

что считал поглощение мелких наций крупными прогрессивным фактором в развитии человечества. Троцкистские и бухаринские выродки никогда не могли понять глубоко диалектической постановки национального вопроса Лениным и Сталиным. Они никогда не могли понять, "...что путь победы революции на Западе проходит через революционный союз с освободительным движением колоний и зависимых стран против империализма. Национальный вопрос есть часть общего вопроса 6 пролетарской революции, часть вопроса о диктатуре пролетариата"1 .

Для Ленина и Сталина национальный вопрос был в то же время вопросом о союзниках и движущих силах пролетарской революции в ее борьбе против империализма, за социализм, вопросом о революционном союзе пролетариата Запада с освободительным движением колоний, "неразвитых, отсталых и угнетенных наций".

Бичуя Радека, Пятакова, Бухарина и др., Ленин указывал, что отрицание права наций на самоопределение приводит к замене марксизма прудонизмом, "...а на практике означало бы невольную поддержку самого опасного шовинизма и оппортунизма великодержавных наций"2 .

Товарищ Сталин, борясь против тех, кто не сумел увидеть правильность ленинского учения по национальному вопросу, также очень отчетливо высказал свою точку зрения на ирландское восстание 1916 г.: "Имеется движение за независимость Ирландии. За кого мы, товарищи? Либо мы за Ирландию, либо мы за английскую империю. И я спрашиваю, - и жизнь сама спрашивает, - за те ли мы народы, которые борются против угнетения, или за те классы, которые их угнетают? Мы говорим: социал-демократия, поскольку она держит курс на социалистическую революцию, должна поддерживать революционное движение народов, направленное против империализма... Разве движение Ирландии против английского империализма не есть движение демократическое, наносящее удар империализму? И разве это движение мы не должны поддерживать?"3 .

Оценка Лениным и Сталиным ирландского восстания на пасхальной неделе 1916 г., направленная против всех тех, кто был лишен марксистского понимания вопроса, была правильна не только в приложении к событиям 1916 г., но и была оправдана дальнейшим развитием событий в Ирландии, особенно в годы 1916 - 1918, когда ирландские массы на выборах в одной местности за другой подтверждали идеи Конноли - Пирса, идеи революционеров 1916 года. Идеи повстанцев связывали ирландские массы в один могущественный, объединенный фронт, который явился орудием для поражения закона правительства Ллойд-Джорджа от 1918 г. о наборе в армию. На, общих выборах 1918 г. буржуазные националисты из лагеря Редмонда, противники восстания на пасхальной неделе, из 84 мандатов сохранили только 6. Редмондиты потерпели жестокое поражение. Предатели национального дела и сторонники империалистической войны были отброшены народным негодованием. Но эти события ввиду своей колоссальной исторической важности для дела борьбы за ирландскую независимость потребовали бы отдельной статьи. Мы упоминаем о них только для тоги, чтобы показать, как оправдалась оценка Ленина и Сталина.


1 Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 45. 10-е изд.

2 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 48.

3 И. В. Сталин. "Марксизм и национально колониальный вопрос", стр. 49, 50. Партиздат. 1934.

стр. 39

Несомненно, что восстание на пасхальной неделе имело глубокие корни в прежнем революционном движении в Ирландии, что оно представляет собою одну из самых славных революционных традиций ирландского народа. Восстание на пасхальной неделе выдвинуло много важных уроков революционной борьбы в Ирландии. Самый значительный из них - это тот, что рабочий класс "есть единственный революционный класс, способный на непримиримую борьбу за национальную свободу и поэтому способный стоять во главе этого движения в качестве его руководителя"1 . Буржуазные ирландские националисты во главе с Артуром Гриффит вели политику, которая могла привести только лишь к компромиссу ирландских капиталистов с британским империализмом. Именно это и случилось в 1921 - 1922 годах. С другой стороны, мысль Конноли о том, что "дело угнетенных наций и угнетенных классов одинаково, что нельзя мыслить себе свободную Ирландию с угнетенным рабочим классом или свободный рабочий класс с угнетенной Ирландией", что "только ирландский рабочий класс остается неподкупным наследником в борьбе за свободу Ирландии"2 и т. д., - это принцип настоящего революционного движения за независимость. Главное, чего добивался Конноли в борьбе за национальную независимость, - это союз с рабочим классом. Он пытался осуществить свои идеи в 1916 г. и был уверен, что союз с рабочим классом непременно приведет Ирландию к ее конечной цели - социалистической республике. Рабочий класс Ирландии, наследник революционных традиций, под руководством коммунистической партии борется за достижение этой цели. В своем манифесте компартия указывает на роль рабочего класса в национальном движении за независимость. "Никакой другой класс, - говорит манифест, - не может привести нацию к независимости. Никакая другая партия, кроме партии рабочего класса, коммунистической партии Ирландии, не может привести трудящихся к их цели - национальной свободе, к единению севера и юга, к падению капитализма, к освобождению труда, к диктатуре рабочего класса в союзе с трудящимися фермерами - к республике рабочих и фермеров"3 .


1 Ireland's Path to Freedom, Manifest of the Communist Parry of Ireland, p. 9.

2 Murray, Jean "The Irish Case for Communism", p. 14.

3 "Ireland's Path to Freedom", p. 12.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ИРЛАНДСКОЕ-ВОССТАНИЕ-1916-ГОДА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Л. ЗУБОК, ИРЛАНДСКОЕ ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ИРЛАНДСКОЕ-ВОССТАНИЕ-1916-ГОДА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Л. ЗУБОК:

Л. ЗУБОК → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
440 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ИРЛАНДСКОЕ ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK