Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7450
Автор(ы) публикации: Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Тридцатилетнюю годовщину первой русской революции Советский союз встречает в обстановке, о которой и не мечтало большинство участников этого великого события. Осуществлены самые смелые надежды и мечты старой большевистской гвардии. Под руководством большевистской партии, под гениальным водительством Ленина и Сталина пролетариат России создал социалистическое государство, превратившееся в одну из самых могущественных держав мира, в несокрушимую крепость пролетарской диктатуры, в надежнейший оплот мировой пролетарской революции. Опыт борьбы за диктатуру пролетариата, опыт победоносного социалистического строительства, накопленный пролетариатом Советского союза, является ценнейшим вкладом в дело борьбы за пролетарскую революцию во всем мире, величайшим завоеванием трудящегося человечества.

Но этот опыт, как и самая победа, - результат борьбы в течение предшествовавших десятилетий. Никогда не следует забывать указания Ленина, что "без трех лет величайших классовых битв и революционной энергии русского пролетариата 1905 - 1907 годов была бы невозможна столь быстрая, в смысле завершения ее начального этапа, в несколько дней, вторая революция. Первая (1905 г.) глубоко взрыла почву, выкорчевала вековые предрассудки, пробудила к политической жизни и к политической борьбе миллионы рабочих и миллионы крестьян, показала друг другу - и всему миру - все классы (и все главные партии) русского общества в их действительной природе, в действительном соотношении их интересов, их сил, их способов действия, их ближайших и дальнейших целей. Первая революция и следующая за ней контр-революционная эпоха (1907 - 1914) обнажила всю суть царской монархии, довела ее до "последней черты", раскрыла всю ее гнилость, гнусность, весь цинизм и разврат царской шайки с чудовищным Распутиным во главе ее, все зверства семьи Романовых, этих погромщиков, заливших Россию кровью евреев, рабочих, революционеров, этих "первых среди равных" помещиков, владеющих миллионами десятин земли и идущих на все зверства, на все преступления, на разорение и удушение любого числа граждан ради сохранения этой своей и своего класса "священной собственности".

Без революции 1905 - 1907 годов, без контр-революции 1907 - 1914 годов невозможно было бы такое точное "самоопределение" всех классов русского народа и народов, населяющих Россию, определение отношения этих классов друг к другу и к царской монархии, которое проявило себя в восемь дней февральско-мартовской революции 1917 года"1 .


1 Ленин. Соч. Т. XX, стр. 13 - 14.

стр. 3

Первая русская революция сыграла огромную историческую роль в подготовке Великой пролетарской революции. Не даром Ленин в 1920 г. писал, что "без "генеральной репетиции" 1905 года победа Октябрьской революции 1917 года была бы невозможна"1 . Революционные события 1905 - 1907 гг. были героической эпохой первого пробуждения миллионных масс, грозным авангардным боем, предшествовавшим более решительному и более глубокому штурму российским пролетариатом и крестьянством твердынь царизма.

Буржуазно-демократическая революция 1905 - 1907 гг. совершилась в стране, о которой Энгельс еще в начале 80-х годов говорил народовольцу Г. Лопатину, что "Россия - это Франция нынешнего века. Ей законно и правомерно принадлежит революционная инициатива нового социального переустройства"2 .

Эта характеристика России была дана Энгельсом, когда в России уже начали складываться первые марксистские кружки. Но гораздо раньше Маркс и Энгельс обратили свое внимание на русские дела. Давая оценку положения в Европе еще в 40 - 50-х годах, они видели, какой огромной опасностью для европейской революции является существование на Востоке реакционнейшего русского абсолютизма, с его огромной армией, с господством в стране крепостнической системы хозяйства. В письме к "неизвестному" о русских делах Энгельс писал 22 октября 1883 года: "... За последние 20 лет кое-что в России изменилось. Так называемое освобождение крестьян создало безусловно революционное положение, поставив крестьян в такие условия, при которых они не могут ни жить, ни умереть. Быстрое развитие крупной промышленности и путей сообщения, банки и т. д. только обострили это положение. Россия находится накануне своего 1789 года. Нигилисты, с одной стороны, финансовая нужда, с другой - являются симптомами этого положения"3 . Напомним, что нигилистами в Европе тогда называли всех русских революционеров.

Эти высказывания основоположников научного социализма о русской революции, их надежды на революцию, в России заслуживают самого внимательного изучения историков-марксистов. Маркс и Энгельс, учитывая реакционную роль царизма, страстно мечтали об устранении этого препятствия для революции в Европе.

В мае 1851 г. Энгельс высказывал в письме к Марксу уверенность что "революция осуществится в полном виде скорее в России, чем в Польше...". "Что такое, - спрашивал Энгельс, - Варшава и Краков по сравнению с Петербургом, Москвой, Одессой и т. д. и т. д.?"4 . Энгельс правильно подметил, что крымская война 1853 - 1856 гг., "очевидно, ускорила нынешний поворот событий в России". Напомним, что именно после этой войны создалось и у царя Александра II убеждение, что если не освободить крестьян сверху, они освободят себя снизу - убеждение в неизбежности крестьянской революции, если не открыть отдушин ввиде некоторых реформ сверху.

За год до крестьянской реформы 1861 г., в январе 1860 г., Маркс писал Энгельсу, что величайшим в мире событием этого времени он считает, "с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти [Джона] Брауна, с другой стороны - движение рабов в России". Маркс считал, что эти два события открывают "социальное


1 Ленин. Соч. Т. XXV. стр. 176.

2 "Летописи марксизма" VII-VIII, стр. 55. ИМЭ, 1928. Письмо Г. Лопатина к Полонской (Ошаниной) от 20 сентября 1883 года.

3 "Летописи марксизма" VII-VIII, стр. 61. ИМЭ. 1928.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 211.

стр. 4

движение" на Западе и Востоке. Вместе с предстоящим down-break [крахом] в Центральной Европе это будет грандиозно", - писал Маркс1 .

Таким образом, в 50 - 70-х годах Маркс и Энгельс считали свержение русского царизма предварительным условием и одной из основных задач европейской революции. Четверть века спустя, в 1894 г., Ленин в своей замечательной работе "Что такое "друзья народа?", формулируя задачи партии революционного марксизма в России, писал, что свержение царизма есть предварительное условие коммунистической революции. Ленин был уверен, что, сознав свои классовые интересы, создав свою рабочую партию, "русский рабочий, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведет русский пролетариат (рядом с пролетариатом всех стран) прямой дорогой открытой политической борьбы к победоносной коммунистической революции"2 .

Через восемь лет, в 1902 г., Ленин в своей работе "Что делать?" снова со всей силой подчеркнул задачу свержения царизма как первейшую обязанность русских марксистов. А накануне революции 1905 года, обращаясь к своим единомышленникам, он писал: "История поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата"3 .

Ленин считал царизм могучим оплотом не только европейской, но и азиатской реакции. Следовательно, свержение царизма должно было облегчить и расчистить путь для социалистической революции не только в Европе, но и в Азии. Это предвидение Ленина полностью оправдалось. Крушение царизма развязало силы социалистической революции во всем мире, ив этом - гигантское историческое значение революции 1905 года, нанесшей сокрушительные удары царизму и показавшей путь к его свержению.

Чрезвычайно важно здесь же отметить, что Маркс и Энгельс совершенно правильно оценили роль крестьянства в русской революции как революционной силы. В свете этого особенно бросается в глаза, что "марксисты"-меньшевики, клянясь на каждом шагу Марксом, до конца дней своих не поняли двух вещей: 1) что русская революция на первом этапе по своему социальному содержанию была буржуазно-демократической, крестьянской революцией, являясь по средствам борьбы и руководящей в ней роли пролетариата пролетарской, и 2) что крестьянство в этой революции являлось союзником пролетариата.

Мы видели уже, что в начале 80-х годов Энгельс был уверен в неизбежности и близости революционного взрыва. В письме к Э. Бернштейну Энгельс писал 22 февраля 1882 г., что для революции в Европе, особенно в Германии, "не достает... только своевременного внешнего толчка". Таким толчком Энгельс считал неизбежную в ближайшее время революцию в России, которая "будет продолжаться годы, как 1789 - 94; таким образом, будет достаточно времени для воз-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXII, стр. 474.

2 Ленин. Соч. Т. I, стр. 194.

3 Ленин. Соч. Т. IV, стр. 382.

стр. 5

действия на Запад и в особенности на Германию, так что движение постепенно будет расти, а не как в 1848 г., когда реакция уже 20 марта начала укрепляться во всей Европе"1 .

Еще более определенно оценивает перспективы и историческое значение революции в России Энгельс в письме к В. И. Засулич.

"То, что я знаю или думаю, что знаю о положении в России, склоняет меня к тому мнению, что русские приближаются к своему 1789 г., - писал Энгельс 23 апреля 1885 г., - революция должна разразиться в течение определенного времени; но она может разразиться каждый день. В этих условиях страна подобна заряженной мине, к которой остается только поднести фитиль". Энгельс считал тогда, что не имеет значения, "какая фракция" русской революции выполнит эту историческую задачу. "Пусть только они пробьют брешь, которая разрушит плотину, - поток сам быстро положит конец их иллюзиям... Там, где положение так напряжено, в такой степени накопились революционные элементы, где экономическое положение огромной массы народа становится изо дня в день все более нестерпимым, где представлены все ступени социального развития, начиная от первобытной общины и кончая современной крупной промышленностью и финансовыми воротилами, и где все эти противоречия насильственно сдерживаются деспотизмом, не имеющим себе равного, деспотизмом, все более и более невыносимым для молодежи, воплощающей в себе разум и достоинство нации, - стоит в такой стране начаться 1789 г., как за ним не замедлит последовать 1793"2 .

Так Энгельс в начале 80-х годов, за четверть века до первой русской революции, оценивал ее историческую роль, ее размах и силу. Он считал, что это будет революция типа Великой буржуазной французской революции 1789 г., с неизбежностью перехода ее к 1793 г., т. е. к "якобинским", "плебейским" средствам борьбы и методам расправы с врагами пролетариата и крестьянства. Если в 1793 г. во Франции революционная мелкая буржуазия на короткое время захватила власть, чтобы использовать буржуазную революцию против самой буржуазии, то после Парижской коммуны, в эпоху империализма, когда революцией в России руководил пролетариат, "1793 год" не мог быть в условиях России не чем иным, как демократической диктатурой пролетариата и крестьянства, являющейся этапом на пути к полному свержению буржуазии, к завоеванию власти пролетариатом, к социалистической революции.

II

Разногласия между большевиками и меньшевиками в эпоху революции 1905 года шли прежде всего о том, кто должен руководить этой революцией, чтобы завершить ее в интересах пролетариата, чтобы в ходе борьбы обеспечить перерастание ее в социалистическую революцию, ибо для революционных марксистов вопрос о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую есть прежде всего вопрос борьбы, вопрос о руководстве революцией, о ее направлении. В предисловии к брошюре Каутского "Движущие силы российской революции" товарищ Сталин в феврале 1907 г. выделяет четыре пункта основных разногласий между большевиками и меньшевиками: 1) "...вопрос об общем характере нашей революции"; 2) "...может ли либеральная буржуазия


1 "Архив Маркса и Энгельса". Кн. 1-я, стр. 309. ИМЭ. Гиз. 1924.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVII, стр. 462 - 463.

стр. 6

быть по крайней мере союзником пролетариата в теперешней революции?"; 3) "...в чем состоит классовая сущность победы нашей революции, или, иначе говоря, какие классы должны одержать победы в нашей революции, какие классы должны завоевать власть?" и 4) "...допустимо ли, чтобы социал-демократия приняла участие в революционном правительстве?" Эти вопросы, особенно первые три вопроса, имеют особенно большое значение для оценки исторического значения революции 1905 года, ее места в истории других буржуазно-демократических революций.

"Что наша революция - буржуазно-демократическая, а не социалистическая, - говорил дальше товарищ Сталин, - что она должна закончиться разрушением феодализма, а не капитализма, - это для всех ясно. Но, спрашивается, кто будет руководить этой революцией и кто объединит вокруг себя недовольные элементы народа: буржуазия или пролетариат? Пойдет ли пролетариат в хвосте за буржуазией, как это имело место во Франции, или буржуазия пойдет за пролетариатом? Вот как стоит вопрос.

Меньшевики устами Мартынова говорят, что наша революция буржуазная, она является повторением французской революции и, так как французской революцией, как буржуазной революцией, руководила буржуазия, то поэтому и нашей революцией должна руководить буржуазия...

Большевики же говорят, что, правда, наша революция является буржуазной, но это совершенно не означает, что она будто бы является повторением французской революции, стало быть, не означает и того, что ею непременно должна руководить буржуазия, как это случилось во Франции. Во Франции пролетариат представлял собою малосознательную и неорганизованную силу, вследствие чего гегемония в революции осталась за буржуазией; у нас же пролетариат представляет собою сравнительно более сознательную и организованную силу, вследствие чего он уже не довольствуется ролью прихвостня буржуазии и, как наиреволюционнейший класс, становится во главе современного движения. Гегемония пролетариата не утопия, она - живой факт, пролетариат фактически объединяет вокруг себя недовольные элементы. И кто ему советует "следовать за буржуазной оппозицией", тот лишь препятствует самостоятельности пролетариата, тот российский пролетариат превращает в орудие буржуазии (см. "Две тактики" Ленина)"1 .

Но для оценки исторической роли первой русской революции недостаточно определение ее как буржуазно-демократической революции. Не следует забывать, что революция 1905 года была первой буржуазно-демократической революцией эпохи империализма, что революция происходила в империалистической стране, что империализм подготовил материальные условия для перехода этой революции в пролетарскую, социалистическую, что во всем мире империализм подготовил объективные условия для социалистической революции.

Революция 1905 года также совершалась после империалистской русско-японской войны, расшатавшей царизм и еще более выдвинувшей роль пролетариата как гегемона революции.

Для правильного определения исторического значения первой русской революции не следует также забывать, что она происходила после Парижской коммуны, когда далеко уже зашел начавшийся после


1 Цит. по докладу Л. Берия "К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье", стр. 54 - 55. Партиздат ЦК ВКП(б). 1935.

стр. 7

Парижской коммуны упадок капитализма, которому Коммуна нанесла первый серьезный удар, заставив весь капиталистический мир задрожать перед красным знаменем коммунистической революции.

Сравнивая первую русскую революцию с буржуазными революциями XVI-XVII вв., не следует забывать, что в новую эпоху, в эпоху империализма, роль классов в революции существенно изменилась. Ни в одной из прежних революций пролетариат не играл такой роли, как в первой русской революции. Главную армию во всех прежних буржуазно-демократических революциях составляли крестьяне. Говоря о крестьянской войне в Германии в XVI в., об английской буржуазной революции XVII в. и о буржуазной революции во Франции конца XVIII в., Энгельс указывал, что "...во всех трех великих буржуазных революциях крестьяне доставляют боевую армию и они же являются тем именно классом, который после одержанной победы неизбежно разоряется вследствие экономических результатов этой победы. Сто лет спустя после Кромвеля английские йоменри почти исчезли. Во всяком случае только благодаря вмешательству этих йоменри и плебейских элементов городов борьба была доведена до решительного конца, и Карл I взошел на эшафот. Чтобы пожать даже те плоды победы буржуазии, которые тогда вполне созрели для жатвы, понадобилось, чтобы революция зашла значительно дальше цели - совершенно так же, как в 1793 г. во Франции и в 1848 г. в Германии. Повидимому, таков действительно один из законов развития буржуазного общества"1 .

Впервой русской революции крестьянство также играло значительную роль, но - в отличие от прежних буржуазных революций - не как союзник буржуазии, а как союзник пролетариата. Первая русская революция, совершившаяся в эпоху империализма, будучи по своему социальному содержанию буржуазно-демократической, но по средствам борьбы пролетарской революцией, неизбежно становилась прологом пролетарской социалистической революции. Ленин еще в 90-х годах в своей работе "Что такое "друзья народа?" оценивал предстоящую революцию в России как преддверие социалистической революции. А в 1905 г., оценивая первые факты начавшейся гражданской войны, он писал, что "победа демократической революции в России будет сигналом к началу социалистической революции, к новой победе наших братьев, сознательных пролетариев всех стран"2 .

Следует иметь в виду также очень важное указание товарища Сталина, что Россия была средоточием самых разнообразных интересов мирового империализма, узлом скрещивающихся здесь противоречий империализма. Революция в России затрагивала интересы мирового капитала, а не только российского. Поэтому "кто хотел бить по царизму, тот неизбежно замахивался на империализм, кто восставал против царизма, тот должен был восстать и против империализма, ибо кто свергал царизм, тот должен был свергнуть и империализм, если он в самом деле думал не только разбить царизм, но и добить его без остатка. Революция против царизма сближалась, таким образом, и должна была перерасти в революцию против империализма, в революцию пролетарскую"3 .


1 Ф. Энгельс "Об историческом материализме" (К. Маркс "Избранные произведения в двух томах". Т. I, стр. 312. М. ИМЭЛ. Партиздат. 1933).

2 Ленин. Соч. Т. VII, стр. 365.

3 И. Сталин. "Вопросы ленинизма", стр. 5. 10-е изд. Партиздат ЦК ВКП(б). 1934.

стр. 8

III

9 января 1905 г. вошло в историю первой русской революции как день кровавого воскресенья. "Тысячи убитых и раненых - таковы итоги кровавого воскресенья 22(9) января в Петербурге. Войско победило безоружных рабочих, женщин и детей. Войско одолело неприятеля, расстреливая лежавших на земле рабочих. "Мы дали им хороший урок!" - с невыразимым цинизмом говорят теперь царские слуги и их европейские лакеи из консервативной буржуазии.

Да, урок был великий! Русский пролетариат не забудет этого урока. Самые неподготовленные, самые отсталые слои рабочего класса, наивно верившие в царя и искренно желавшие мирно передать "самому царю" просьбы измученного народа, все они получили урок от военной силы, руководимой царем или дядей царя, великим князем Владимиром.

Рабочий класс получил великий урок гражданской войны; революционное воспитание пролетариата за один день шагнуло вперед так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни. Лозунг геройского петербургского пролетариата "Смерть или свобода!" эхом перекатывается теперь по всей России"1 .

Так писал Ленин о начале революции в России при первых известиях о событиях 9 января. Ленин был уверен, что как бы ни кончилось это первое движение в столице, "...во всяком случае оно неизбежно и неминуемо станет первой ступенью к еще более широкому, более сознательному, более подготовленному восстанию"2 .

В то время буржуазные идеологи в Европе ставили еще вопрос, происходит ли в России бунт или революция, хотя они не могли не видеть, что события в России имеют не только общенациональный, народный характер, но также и огромное международное значение. Слишком велика была роль русского царизма, чтобы содрогание почвы под ним не ощущалось во всем капиталистическом мире как первые подземные толчки землетрясения для всей капиталистической системы. Россия была страной, где сплелись интересы всех важнейших капиталистических стран. Было ясно, что наступил поворотный пункт не только в истории России, но что последствия крушения царизма глубоко отразятся на состоянии всей капиталистической системы. "Низвержение царизма в России, геройски начатое нашим рабочим классом, будет поворотным пунктом в истории всех стран, облегчением дела" всех рабочих всех наций, во всех государствах, во всех концах земного шара"3 . Так писал Ленин через несколько дней после 9 января.

События после 9 января развивались с неудержимой силой. Это была революционная буря, становившаяся все грозней и грозней. За время с 9 января по декабрь 1905 г. Россия прошла от коленопреклоненного бунта, от петиции царю с хоругвями, иконами, царскими портретами к восстанию броненосца "Потемкин" и других судов Черноморского флота, к всеобщей политической стачке в октябре 1905 г. и вооруженному восстанию в декабре 1905 года.

В начале 1905 г. Ленин поставил вопрос: "...революция типа 1789 или типа 1848 года?" (в сноске Ленин добавлял: "N В: тут могут добавить - "или 1871 г."? Надо рассмотреть этот вопрос, как вероятное возражение нам со стороны многих несоциал-демократов").


1 Ленин. Соч. Т. VII, стр. 79.

2 Там же, стр. 80.

3 Там же, стр. 81.

стр. 9

"Важный вопрос относительно русской революции состоит вот в чем:

I дойдет ли она до полного свержения царского правительства, до республики,

II или ограничится урезкой, ограничением царской власти, монархической конституцией?

Или иначе: суждена ли нам революция типа 1789 или типа 1848 года? (говорим: типа, чтобы устранить нелепую мысль о возможности повторения безвозвратно минувшей социальной, политической и международной ситуации 1789 и 1848 годов)...

Спрашивается, какой тип вероятнее?

За I говорит (1) несравненно больший запас озлобления, революционности в русских низших классах, чем в Германии 1848 г. У нас перелом круче, у нас между самодержавием и политической свободой не было и нет никаких промежуточных ступеней (земство не в счет), у нас деспотизм азиатски девственен. (2) У нас несчастная война делает еще более вероятным резкий крах, ибо она запутывает царское правительство до конца. (3) У нас международная конъюнктура выгоднее, ибо пролетарская Европа сделает помощь русской монархии со стороны монархов европейских невозможной. (4) У нас развитие сознательно-революционных партий, литературы и организации их во много раз выше, чем в 1789, 1848 и 1871 годах. (5) У нас целый ряд угнетенных царизмом народностей, поляки, финляндцы и т. д., делают натиск на самодержавие особенно энергичным. (6) У нас крестьянство особенно разорено, обнищало невероятно и ему уже абсолютно терять нечего.

Все эти соображения, конечно, далеко не абсолютны. Им можно противопоставить другие: (1) Остатков феодализма у нас очень мало. (2) Правительство опытнее и располагает большими средствами распознания революционной опасности. (3) Война осложняет непосредственность революционного взрыва посторонними по отношению к революции задачами. Война доказывает слабость русских революционных классов, которые без войны были не в силах подняться... (4) Из других стран толчка к перевороту у нас нет. (5) Национальные движения к раздроблению России способны оторвать от нашей революции массу крупной и мелкой русской буржуазии. (6) Антагонизм пролетариата и буржуазии у нас гораздо глубже, чем в 1789, 1848 и 1871 гг., поэтому буржуазия будет больше бояться пролетарской революции и скорее бросится в объятия реакции.

Учесть все эти + и - сможет, конечно, только история. Наше дело, социал-демократии, толкать буржуазную революцию как можно дальше, никогда не забывая главного нашего дела: самостоятельной организации пролетариата"1 .

В этом замечательном наброске, гениальном по своей стройности, целостности, продуманности, глубине мысли и широкому охвату всей суммы вопросов, Ленин, по сути дела, ответил заранее, еще в начале 1905 г., на вопрос о месте первой русской революции в истории. Революция эта не может уже повторить полностью событий 1789, 1848, 1871 гг. из-за иного соотношения классов, иной политической обстановки и иных средств борьбы.

Это, конечно, не значило, что в русской революции мы в том или ином случае не будем иметь сходных с другими революциями положений. Ведь русская революция дала своих "якобинцев" и своих "жирондистов", свою "Гору" и "Жиронду". Ленин не однажды называл, например, меньшевиков жирондистами рус-


1 Ленин. Соч. Т. VII, стр. 181 - 182.

стр. 10

ской революции, а большевиков - якобинцами. Еще в своей более ранней работе "Шаг вперед - два назад" Ленин указал на то, что революционный марксист, связанный с массами, есть якобинец наших дней. Русская революция показала предательство либеральной буржуазии, не менее гнусное, чем предательство буржуазии в революцию 1848 года. Участие крестьянских масс как одной из основных движущих сил революции сближает первую русскую революцию с Великой французской буржуазной революцией; но особая роль пролетариата в русской революции делает ее непохожей на все прежние буржуазные революции, отличает ее от этих революций. Не следует забывать, что эти прежние революции совершались в обстановке восходящего развития мирового капитализма. Первая русская революция происходила в обстановке нисходящего развития капитализма, в период его загнивания и начавшегося уже распада. Эти обстоятельства наложили глубокий отпечаток на всю революцию, определили и взаимоотношения между классами и партиями в русской революции и роль этих партий и классов.

Особенно большое историческое значение для первой революции имеет то обстоятельство, что пролетариат впервые выступил в роли гегемона в буржуазно-демократической революции, стал во главе крестьянства. Это имело огромное значение для всего последующего хода событий в России. Говоря о роли крестьянства и пролетариата в буржуазно-демократической революции, товарищ Сталин отмечал, что "характерной чертой этого периода является высвобождение крестьянства из-под влияния либеральной буржуазии, отход крестьянства от кадетов, поворот крестьянства в сторону пролетариата, в сторону партии большевиков". На опыте борьбы первой революции и в особенности на опыте четырех дум крестьяне убедились, что "...им не получить из рук кадетов ни земли, ни воли, что царь всецело за помещиков, а кадеты поддерживают царя, что единственная сила, на помощь которой можно рассчитывать, - это городские рабочие, пролетариат"1 .

Так ли шли революции на Западе? "Буржуазные революции Запада (Англия, Франция, Германия, Австрия) пошли, как известно, по другому пути. Там гегемония в революции принадлежала не пролетариату, который не представлял и не мог представлять по своей слабости самостоятельную политическую силу, а либеральной буржуазии. Там освобождение от крепостнических порядков получило крестьянство не из рук пролетариата, который был малочислен и неорганизован, а из рук буржуазии. Там крестьянство шло против старых порядков вместе с либеральной буржуазией. Там крестьянство представляло резерв буржуазии. Там революция привела, ввиду этого, к громадному усилению политического веса буржуазии.

В России, наоборот, буржуазная революция дала прямо противоположные результаты. Революция в России привела не к усилению, а к ослаблению буржуазии как политической силы, не к умножению ее политических резервов, а к потере ею основного резерва, к потере крестьянства. Буржуазная революция в России выдвинула на первый план не либеральную буржуазию, а революционный пролетариат, сплотив вокруг него многомиллионное крестьянство.

Этим, между прочим, и объясняется тот факт, что буржуазная революция в России переросла в пролетарскую революцию в сравни-


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 35. 10-е изд.

стр. 11

тельно короткий срок. Гегемония пролетариата была зародышем и переходной ступенью к диктатуре пролетариата"1 .

Но для того, чтобы высвободить крестьянские массы из-под влияния кадетов, надо было высвободить их и из-под влияния меньшевиков и эсеров. Этот процесс затянулся гораздо дольше, и это было источником двоевластия после февральско-мартовской революции 1917 года, когда пролетариат под руководством партии большевиков боролся за переход трудящихся масс крестьянства на сторону пролетарской революции.

Мало этого: и сам пролетариат, чтобы стать гегемоном, прежде всего должен был освободить себя из-под влияния либеральной буржуазии. Ленин писал об этом в мае 1911 г. в "Дискуссионном листке": "...единственная реальная победа, одержанная революцией, была победой пролетариата, который отбросил либеральные советы идти в Булыгинскую Думу и повел за собой крестьянские массы на восстание. Это во-1-х. А во-2-х, своей геройской борьбой в течение трех лет (1905 - 1907) русский пролетариат завоевал себе и русскому народу то, на завоевание чего другие народы потратили десятилетия. Он завоевал освобождение рабочих масс из-под влияния предательского и презренно-бессильного либерализма. Он завоевал себе роль гегемона в борьбе за свободу, за демократию, как условие для борьбы за социализм. Он завоевал всем угнетенным и эксплуатируемым классам России уменье вести революционную массовую борьбу, без которой нигде на свете не достигалось ничего серьезного в прогрессе человечества"2 .

Вряд ли теперь, через тридцать лет после первой русской революции (и в особенности после 1917 г.), когда либеральная буржуазия много раз открыто выступала как контрреволюционная сила, надо подробно останавливаться на ее предательской роли. Иногда говорят: ей нечего было предавать, она с самого начала революции была контрреволюционной, была враждебна революции.

Это в значительной степени верно. Но необходимо напомнить то, что писал Ленин о либералах осенью 1910 г., когда уже полностью определилась роль либеральной буржуазии: "Либералы одной рукой, да и то очень-очень редко, помогали борьбе за свободу, а другую руку всегда протягивали царю, обещая ему сохранить и укрепить его власть, помирить крестьян с помещиками, "утихомирить" "буйных" рабочих. Когда революция дошла до решительной борьбы с царем, до декабрьского восстания 1905 года, либералы все целиком подло изменили свободе народа, отшатнулись от борьбы"3 . Следовательно, Ленин считает конец 1905 г. моментом окончательной и полной измены либералов, окончательного и полного их перехода на сторону монархии. Декабрь 1905 г. был оселком, на котором проверялись все партии, все классы России.

Понять и осознать предательскую роль либеральной буржуазии было очень важно для пролетариата и крестьянства, чтобы двигаться вперед, чтобы избежать колебаний и ошибок. Из первой русской революции пролетариат и крестьянство должны были вынести ненависть ко всей буржуазии, ко всем буржуазным партиям.

"Нигде в мире, - писал Ленин в 1907 г., - может быть, буржуазия не проявила в буржуазной революции такого реакционного зверства, такого тесного союза со старой властью, такой "свободы", от чего-


1 И. Сталин. "Вопросы ленинизма", стр. 36. 10-е изд.

2 Ленин. Соч. Т. XV, стр. 20.

3 Ленин. Соч. Т. XIV, стр. 373. (Разрядка моя. - Ем. Я. ).

стр. 12

нибудь хоть отдаленно похожего на искренние симпатии к культуре, к прогрессу, к охране человеческого достоинства, как у нас, - пусть же наш пролетариат вынесет из русской буржуазной революции тройную ненависть к буржуазии и решимость к борьбе против нее. Нигде в мире, вероятно, мелкая буржуазия - начиная от "народных социалистов" и трудовиков и кончая затесавшимися в социал-демократию интеллигентами - не проявляла такой трусости и бесхарактерности в борьбе, такого подлого разгула ренегатских настроений, такой угодливости по отношению к героям буржуазной моды или реакционного насилия, - пусть же наш пролетариат вынесет из нашей буржуазной революции тройное презрение к мелко-буржуазной дряблости и неустойчивости. Как бы ни шла дальше наша революция, какие бы тяжелые времена ни приходилось подчас переживать пролетариату, - эта ненависть и это презрение сплотят его ряды, очистят его от негодных выходцев из чужих классов, увеличат его силы, закалят его для нанесения тех ударов, с которыми он обрушится в свое время на все буржуазное общество"1 .

Декабрьское восстание 1905 г. было кульминационным пунктом революции, таким моментом, когда, наконец, произошло самоопределение классов и партий русского общества, когда полностью выявилось их отношение к революции. Если буржуазия, в том числе и мелкая, страшится повторения 1905 года, меняет вехи, ренегатствует, клевещет на революцию; если меньшевики устами Плеханова говорят, что "не надо было браться за оружие", уверяют, что "восстание-то пролетариата никакого не было", - то пролетариат уверен: "погодите, придет опять 1905 год"! В статье "К оценке русской революции" Ленин в 1908 г. указывал на то, что "наше крестьянство создало в первый же период русской революции аграрное движение, несравненно более сильное, определенное, политически сознательное, чем в предыдущих буржуазных революциях XIX века"2 . Следовательно, пролетариат имел в лице революционного крестьянства надежного и прочного союзника. Те слои, которые в буржуазных революциях Запада играли такую большую роль, - городская буржуазия и мелкая буржуазия, - в России после 1905 г. повернули против революции. Поэтому на пролетариат ложилась серьезная задача - "сохранить традиции революционной борьбы, от которой спешат отречься интеллигенция и мещанство, развить и укрепить эти традиции, внедрить их в сознание широких масс народа, донести их до следующего подъема неизбежного демократического движения". И рабочие, пережившие 1905 год, политические стачки и вооруженное восстание, убедившиеся, что действительные изменения в их положении даст только революционная борьба, "говорят теперь, или, по крайней мере, чувствуют все, как тот ткач, который заявил в письме в свой проф. орган: фабриканты отобрали наши завоевания, подмастерья опять попрежнему издеваются над нами, погодите, придет опять 1905 год"3 .

IV

Впервые в истории революционного движения в первой русской революции применена была в таких огромных размерах, с такой силой и таким успехом массовая политическая стачка. Споры с оппортунистами и с центристами о роли и значении массовой политической стачки как средства организации революци-


1 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 54.

2 Там же, стр. 206.

3 Там же.

стр. 13

онных сил, раскачивания их не только в городе, но и в деревне были разрешены ходом революционных событий. Политическая стачка в ходе этих событий перерастала в вооруженное восстание и в сочетании с вооруженным восстанием расшатала весь организм царской монархии, потрясла его до основания. Именно это отличает первую русскую революцию. Будучи буржуазно-демократической по своему социальному содержанию, "русская революция была вместе с тем и пролетарской, не только в том смысле, что пролетариат был руководящей силой, авангардом движения, но и в том смысле, что специфически пролетарское средство борьбы, именно стачка, представляло главное средство раскачивания масс и наиболее характерное явление в волнообразном нарастании решающих событий.

Русская революция является в мировой истории первой, но она будет, без сомнения, не последней, - великой революцией, в которой массовая политическая стачка сыграла необыкновенно большую роль. Можно даже утверждать, что нельзя понять событий русской революции и смены ее политических форм, если не изучить по статистике забастовок основы этих событий и этой смены форм"1 .

Вот почему Ленин так тщательно изучал статистику стачек, указывал в своем докладе швейцарской молодежи о революции 1905 года, что за десятилетие до революции 1905 года средняя цифра бастующих равнялась 43 тыс. в год, тогда как за один январь 1905 г. число бастующих поднялось до 403 тысяч. За один год число бастующих достигло в России 2800 тыс.; ни одна капиталистическая страна никогда до этого не знала ничего подобного. "... Это показывает, - писал Ленин, - насколько великой может быть дремлющая энергия пролетариата. Это говорит о том, что в революционную эпоху, - я утверждаю это без всякого преувеличения, на основании самых точных данных русской истории, - пролетариат может развить энергию борьбы во сто раз большую, чем в обычное спокойное время. Это говорит о том, что человечество вплоть до 1905 года не знало еще, как велико, как грандиозно может быть и будет напряжение сил пролетариата, если дело идет о том, чтобы бороться за действительно великие цели, бороться действительно революционно"2 .

Но этот опыт имел и другое значение. Он раскачал деревню. "Опыт русских революций 1905 и 1917 годов, подтвержденный и расширенный теперь опытом Германии и других передовых стран, показывает, что только развивающаяся массовая стачечная борьба (в которую, при известных условиях, могут и должны быть втягиваемы в деревне и мелкие крестьяне) способна разбить деревенскую спячку, пробудить классовое сознание и сознание необходимости классовой организации у эксплуатируемых масс в деревне, обнаружить перед ними наглядно и практически значение их союза с городскими рабочими"3 .

Три последних месяца 1905 г. были периодом, когда самые могучие средства революционной борьбы пролетариата - массовая политическая стачка и вооруженное восстание - были применены на огромных пространствах царской России. "Первый раз во всемирной истории была достигнута такая высота развития и такая сила революционной борьбы, что вооруженное восстание выступило в соединении с массовой стачкой, этим специфически пролетарским оружием.


1 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 345 - 346.

2 Там же, стр. 346.

3 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 277.

стр. 14

Ясно, что этот опыт имеет мировое значение для всех пролетарских революций. И большевики со всем вниманием и усердием изучали этот опыт как с его политической стороны, так и со стороны экономической"1 . "Массовые стачки и вооруженные восстания сами собой ставили на очередь дня вопрос о революционной власти и о диктатуре, ибо эти приемы борьбы неминуемо порождали - сначала в местном масштабе - изгнание старых властей, захват власти пролетариатом и революционными классами, изгнание помещиков, иногда захват фабрик и т. д. и т. п. Массовая революционная борьба указанного периода вызвала к жизни такие невиданные раньше в мировой истории организации, как Советы Рабочих Депутатов, а вслед за ними Советы Солдатских Депутатов, Крестьянские комитеты и тому подобное"2 .

Высшей точкой революции 1905 года было декабрьское вооруженное восстание. В письме к краснопресненским рабочим Ленин отметил глубочайшие изменения в народе, которые дало это восстание: "До вооруженного восстания в декабре 1905 года народ в России оказывался неспособным на массовую вооруженную борьбу с эксплоататорами. После декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бойцов, которые победили в 1917 году"3 .

До 1905 г. в среде западноевропейских социал-демократов распространялось убеждение, подкрепленное фальсифицированными Э. Бернштейном статьями Энгельса, будто время вооруженных восстаний и баррикадной борьбы миновало. Декабрьское вооруженное восстание 1905 г. дало наглядный урок, опровергший это утверждение. Это должен был заявить К. Каутский, тогда значительно "полевевший" под влиянием первой русской революции. В предисловии ко 2-му изданию своей брошюры о движущих силах русской революции К. Каутский писал: "Я не могу уже теперь... с той определенностью, как в 1902 году, утверждать, что вооруженные восстания и баррикадные битвы не будут играть в грядущих революциях решающей роли. Против этого свидетельствует слишком явно опыт московской уличной борьбы, когда горстка людей в течение недели держалась против целой армии в баррикадной борьбе и почти одержала бы победу, если бы неудача революционного движения в других городах не дала возможности послать такие подкрепления армии, что, в конце концов, против инсургентов сосредоточена была чудовищно перевешивавшая их сила. Конечно, этот относительный успех баррикадной борьбы был возможен лишь потому, что городское население энергично поддерживало революционеров, а войска были совершенно деморализованы. Но кто может с определенностью утверждать, что нечто подобное невозможно в Западной Европе?"4 .

Когда меньшевики и кадеты оплевывали декабрьское вооруженное восстание, когда эсеровские бомбисты, вроде Савинкова, писали "То, чего не было", Ленин, полный уверенности в неизбежности повторения пережитого подъема в еще более величественных размерах и более решающих формах, передавал эту свою уверенность, свою глубокую убежденность уцелевшим от разгрома революции бойцам: "Мы должны заявить, заявить открыто и во всеуслышание, в поучение колеблющихся и падающих духом, в посрамление ренегатствую-


1 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 432.

2 Там же.

3 Ленин. Соч. Т. XIII, стр. 451.

4 Цит. по статье Ленина "К оценке русской революции" (Соч. Т. XII, стр. 211).

стр. 15

щих и отходящих от социализма, что рабочая партия видит в непосредственно-революционной борьбе масс, в октябрьской и декабрьской борьбе 1905 года, величайшие движения пролетариата после Коммуны, что только в развитии таких форм борьбы лежит залог грядущих успехов революции, что эти образцы борьбы должны служить нам маяком в деле воспитания новых поколений борцов.

Ведя в таком направлении нашу повседневную работу и памятуя, что лишь многие годы серьезной и выдержанной подготовительной деятельности партии обеспечили ей полное влияние на пролетариат в 1905 году, - мы сумеем достигнуть того, что при любом развитии событий и темпе разложения самодержавия рабочий класс будет неуклонно крепнуть и вырастать в сознательную революционную социал-демократическую силу"1 .

Царское самодержавие не было свергнуто этим первым штурмом пролетариата и крестьянства. Но "даже реакционеры должны были признать, что 1905 год, год борьбы, "сумасшедший год", окончательно положил в гроб патриархальную Россию" (Ленин). Как всегда бывает в дни поражений, находятся люди, готовые, ревизовать пройденный путь, рассматривать поражение как доказательство неправильности избранного пути, как это сделали меньшевики, кадеты и эсеры. От партии пролетариата требовалась величайшая выдержка, чтобы предохранить революционные массы от этих пораженческих, ликвидаторских, упадочнических выводов и настроений: "Пусть либералы и растерявшиеся интеллигенты после первого действительного массового сражения за свободу падают духом и твердят трусливо: не идите туда, где были раз разбиты, не становитесь снова на этот роковой путь. Сознательный пролетариат ответит им: великие войны в истории, великие задачи революций решались только тем, что передовые классы не раз и не два повторяли свой натиск и добивались победы, наученные опытом поражений. Разбитые армии хорошо учатся, революционные классы России разбиты в первой кампании, но революционное положение остается. В новых формах и иным путем - иногда гораздо более медленно, чем мы бы желали - революционный кризис надвигается еще раз, назревает снова. Длительная работа подготовки к нему более широких масс, подготовки более серьезной, учитывающей более высокие и более конкретные задачи, должна быть выполнена нами, и чем успешнее будет она выполнена, тем вернее будет победа в новой борьбе. Русский пролетариат может гордиться тем, что в 1905 году под его руководством нация рабов превратилась впервые в нападающую на царизм рать миллионов, в армию революции. И тот же пролетариат сумеет теперь выполнить выдержанно, стойко, терпеливо работу воспитания и подготовки новых кадров более могучей революционной силы"2 .

Пролетариат из этой борьбы вынес убеждение, что только борьба может принести сколько-нибудь значительные изменения в его жизни, в жизни всего народа, - это был первый урок революции. "Один день октябрьской стачки или декабрьского восстания во сто раз больше значил и значит в истории борьбы за свободу, чем месяцы лакейских речей кадетов в Думе...", - писал Ленин3 .

Вторым уроком было убеждение, что "недостаточно подорвать, ограничить царскую власть. Ее надо уничтожить" (Ленин). А третьим уроком было наглядное познание пролетариатом всех классов и партий в революции, проверка своей собственной силы, по-


1 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 213.

2 Ленин. Соч. Т. XIV, стр. 29.

3 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 34.

стр. 16

тенциальных возможностей революционной победы. "Период натиска на самодержавие развернул силы пролетариата и научил его основам революционной тактики, показал условия успеха непосредственной борьбы масс, которая одна только в состоянии завоевать сколько-нибудь серьезные улучшения"1 .

Это были самые важные уроки революции 1905 года. В итоге этой революции пролетариат научился массовой революционной борьбе, научился владеть оружием массовой политической стачки и вооруженного восстания, научился вести за собой крестьянские массы. Чем глубже стала пропасть между трудом и капиталом после открытого перехода всей буржуазии на сторону царизма в 1905 г., тем глубже стало социалистическое сознание пролетариата.

Уже первая революция была гражданской войной пролетариата и крестьянства против буржуазии и помещиков. Это сближает русскую революцию с французской революцией 1871 года: "И несмотря на все различие в целях и задачах, поставленных перед русской революцией, сравнительно с французской 71 года, русский пролетариат должен был прибегнуть к тому же способу борьбы, которому начало дала Парижская Коммуна, - к гражданской войне. Помня ее уроки, он знал, что пролетариат не должен пренебрегать мирными орудиями борьбы - они служат его повседневным, будничным интересам, они необходимы в периоды подготовки революций - но никогда не должен он забывать и того, что классовая борьба при известных условиях выливается в формы вооруженной борьбы и гражданской войны; бывают моменты, когда интересы пролетариата требуют беспощадного истребления врагов в открытых боевых схватках. Впервые показал это французский пролетариат в Коммуне и блестяще подтвердил русский пролетариат в декабрьском восстании.

Пусть оба эти грандиозные восстания рабочего класса подавлены - будет новое восстание, перед которым слабыми окажутся силы врагов пролетариата, из которого с полной победой выйдет социалистический пролетариат"2 .

V

Революцию 1905 года Ленин называл генеральной репетицией Великой пролетарской революции 1917 года. Мы видели, какой огромный политический и организационный опыт дала пролетариату и крестьянству первая русская революция. К 1917 г. рабочие России имели уже: опыт массовой политической стачки, опыт вооруженного восстания, опыт гражданской войны, опыт союза пролетариата и крестьянства, опыт всех форм массовой легальной и нелегальной борьбы, опыт создания Советов рабочих и крестьянских депутатов, опыт борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, опыт оппортунистической политики мелкобуржуазных партий эсеров и меньшевиков, опыт измен и предательства либеральной буржуазии, зверских расправ победившего врага над революционерами, над рабочим классом и крестьянством, опыт наступления в 1905 - 1907 гг. и опыт маневренного отступления после поражения вооруженного восстания.

И, наконец, что особенно важно, рабочий класс убедился в том, что единственная революционная пролетарская партия есть партия большевиков. С этим опытом русский пролетариат вступил в революцию в 1917 г., и это облегчило


1 Ленин. Соч., Т. XII, стр. 75.

2 Там же, стр. 164.

стр. 17

ему возможность на протяжении восьми месяцев 1917 г. подготовить решающий удар, опрокинувший навсегда власть буржуазии на одной шестой части земного шара.

Пролетариат и крестьянство в первой русской революции приобрели огромный политический и организационный опыт. Но подытожить этот опыт, изучить его и правильно применить на деле помогла только партия большевиков. Без большевистской партии немыслима, невозможна была бы победа пролетариата. Крепко связанная с массами, проникнутая боевой железной дисциплиной и безгранично преданная делу революции, партия большевиков руководила всеми проявлениями классовой борьбы в первой русской революции, борясь с оппортунистами справа и слева. Она провела маневренное отступление в период реакции, она руководила на новом подъеме, восстановив в январе 1912 г. партийные центры и объединив разрозненные и ослабленные большевистские организации. Ни одна революция до этого не знала такого руководства, пролетариат никогда не имел во главе движения такой партии. Это, несомненно, выделяет революцию 1905 года из всех других предшествующих революций.

Только благодаря такому руководству пролетариат мог подняться за короткий период до такой высоты политической классовой сознательности. До этого "не бывало эпохи, когда бы так отчетливо и так "толково" размежевывались классы, определяли себя массы населения, проверялись теории и программы "интеллигентов" действиями миллионов"1 . Партия помогала пролетариату и крестьянству в этом распутывании сложных отношений, в определении правильной линии поведения.

Для дальнейшего хода событий имело, конечно, громадное значение, что в экономике России произошли огромные изменения в самом ходе революции 1905 года и после нее ("столыпинская реформа" и др.). Капиталистические отношения "дозревали с 1861 г. и быстро дозрели окончательно в огне 1905 г." (Ленин). Этим подталкивалась борьба за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, этим еще более определялось значение революции 1905 г, как пролога социалистической революции. Именно благодаря исключительной роли пролетариата в первой русской революции, благодаря руководству в революции ленинской партии революция эта была прологом социалистической пролетарской революции не только в России, но и во всем мире. Первая русская революция имела огромное международное значение. Она усилила в громадной степени позиции большевизма на международной арене: "...Россия была узловым пунктом всех... противоречий империализма... Россия была беременна революцией более, чем какая-либо другая страна, и только она была в состоянии ввиду этого разрешить эти противоречия революционным путем"2 . Под влиянием первой русской революции оживились и непосредственно под этим влиянием проходили революционные движения в Турции, в Персии и в Китае. Под влиянием этой революции выступления пролетариата в капиталистических странах Запада приняли совершенно другой характер. Эта революция знаменовала собой наступление нового периода в мировой истории, пришедшего на смену периоду "мирного" развития, - наступление периода бурных революционных потрясений на Востоке, нашедших отражение в Европе. Это


1 Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 133.

2 Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 4. 10-е изд.

стр. 18

было наступление периода мощного подъема рабочего движения во всем мире.

Под влиянием первой русской революции усилился процесс размежевания оппортунистических и революционных элементов в мировом рабочем движении. Именно под влиянием этих событий оформляется левое крыло во II интернационале, начинается освобождение германских левых от меньшевистских ошибок.

Большевизм становится в центре борьбы на международной арене, ведя линию на раскол во II интернационале, на выделение элементов подлинно интернационалистических, марксистских, тем самым выковывая программные, организационные, тактические принципы для будущего, Коммунистического интернационала. Величайшим завоеванием, вынесенным рабочим классом из первой революции, является большевизм-ленинизм - революционное учение рабочего класса и партия большевиков, носительница этого учения, знаменосец и вождь пролетарской революции.

Подведем итоги:

1) Революция 1905 года была первой буржуазно-демократической революцией эпохи империализма.

2) Революция 1905 года означала перемещение центра революционных событий на Восток, в Россию.

3) Революция 1905 года, хотя и не могла окончательно свергнуть, но расшатала царскую монархию, сильнейшую опору реакции не только в России, но и во всем мире.

4) Будучи буржуазно-демократической, крестьянской по своему содержанию, революция 1905 года была пролетарской по средствам борьбы, по руководящей в ней роли пролетариата.

5) Революция 1905 года была прологом социалистической пролетарской революции.

6) Революция 1905 года была генеральной репетицией революции 1917 года.

7) В революции 1905 года пролетариат впервые завоевал себе роль гегемона в буржуазно-демократической революции, освободившись из-под влияния либерализма.

8) Впервые в такой форме, в таких грандиозных размерах осуществился союз пролетариата и крестьянства.

9) В революции 1905 года впервые в истории мощным средством раскачивания не только рабочих, но и крестьянских масс была массовая политическая стачка. Впервые массовая политическая стачка переросла в вооруженное восстание, которое дезорганизовало и расшатало силы врага.

10) В революции 1905 года впервые рабочие массы выдвинули советы как новую форму революционной власти, которая стала в 1917 г. формой пролетарского государства.

11) Первая русская революция опрокинула тезис оппортунистов в невозможности победоносного вооруженного восстания и доказала возможность успешного вооруженного восстания при современной военной технике и современном устройстве городов.

12) Революция 1905 года дала могучий толчок революционному движению на Востоке и Западе, разбудила ряд стран Востока (Китай, Персию, Турцию) для революционной борьбы.

13) Революция 1905 года показала на деле торжество учения Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина, показала, что ленинизм есть новый, высший этап революционного марксизма.

стр. 19

14) И, наконец, что особенно важно, революцией 1905 года руководила самая революционная пролетарская партия - партия большевиков, давшая уже тогда образец пролетарской стратегии и тактики, величайшего революционного героизма, смелости и беззаветной преданности интересам социалистической революции. Во II интернационале это была единственная партия, которая не на словах, а на деле поставила перед собой задачу свержения капитализма, осуществленную в 1917 году.

Именно поэтому первая русская революция вошла в историю борьбы за социализм как одна из самых ярких, героических, славных революций, полная глубокого содержания и поучительных уроков, как революция новой эпохи, ставшая прологом социалистических революций во всем мире.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКОЕ-ЗНАЧЕНИЕ-БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1905-ГОДА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ, ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКОЕ-ЗНАЧЕНИЕ-БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1905-ГОДА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ:

Ем. ЯРОСЛАВСКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
309 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK