Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14580
Автор(ы) публикации: Р. И. НАФИГОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

С 110-летию со дня рождения В И. Ленина

Во второй половине 80-х годов XIX в. русское революционное студенчество было реальной силой, открыто выступавшей против политики царского правительства, против господствовавшей в стране "разнузданной, невероятно бессмысленной и зверской реакции"1 . А. И. Ульянова писала: "В те годы затишья и безвременья, когда "Народная воля" была уже разбита, социал- демократическая партия еще не зародилась в России и массы еще не выступали на арену борьбы, единственным слоем, в котором недовольство не спало, как в других слоях общества, а проявлялось отдельными вспышками, было студенчество. В нем всегда находились честные горячие люди, открыто возмущавшиеся, пытавшиеся бороться"2 . Одним из передовых отрядов революционной молодежи было тогда и казанское студенчество, которое занимало видное место в русском революционном движении. Известны антиправительственные выступления студентов Казани с демократическими требованиями. Среди них выделяется сходка-демонстрания 4 декабря 1887 г. (ст. ст.). В ней принял деятельное участие студент юридического факультета Владимир Ульянов. То был его первый шаг по пути революционной деятельности.

В казанском подполье в те годы имелись люди, лично знавшие А. И. Желябова, Н. И. Кибальчича, С. Л. Перовскую, И. Н. Мышкина, В. Н. Фигнер, - их единомышленники, продолжавшие борьбу с царизмом. Среди них были 0. И. Сахарова и С. Субботина - подруги Перовской, которые поддерживали в Казани знакомство с М. Г. Фесенко-Пеньковской, сестрой члена группы "Освобождение труда" Л. Г. Дейча, и 0. Е. Сухановой, сестрой руководителя подпольной военной организации в Петербурге. Их рассказы о ткаче Петре Алексееве и его знаменитой речи на "процессе 50-ти", о Софье Перовской оставляли неизгладимый след в сердцах молодежи, воодушевляли ее на борьбу. Кузен Веры Фигнер Ю. М. Головня вместе с В. И. Ульяновым участвовал в сходке 4 декабря 1887 года. На одной квартире с Ольгой Сахаровой проживал видный деятель казанского подполья И. П. Чарушников3 , чья сестра Клавдия дружила с Софьей Субботиной4 . Преемственность поколений революционной молодежи подтверждается и другими фактами: дружескими отношениями видного социал-демократа Н. Е. Федосеева с бывшим казанским студентом Н. И. Овчинниковым, входившим в революционный кружок М. П. Четверговой; дружбой Е. А. Даниловой, члена петербургской социал- демократической группы П. В. Точисского, с проживавшей в Казани Фесенко- Пеньковской. Данилова же являлась племянницей Четверговой и жила у нее в Казани на квартире.

Бывший студент Казанского университета Н. Г. Орлов, последователь Н. Г. Чернышевского и участник подполья 60-х годов, продолжал революционную работу и в 80-е годы XIX века. Он вовлек в борьбу против самодержавия рабочего С. К. Волкова, который являлся одним из создателей "Северного союза русских рабочих", а в 80-е годы XIX в. после отбытия сибирской ссылки действовал в Поволжье. Он дожил до победы Великой Октябрьской социалистической революции, трудился на нефтепромыслах "Эмбанефть" и умер в 1924 году5 . В Казани еще в январе 1879 г. по-


1 В. И. Ленин. ПСС. Т. 1, стр. 295.

2 "Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Т. 1. М. 1968, стр. 27.

3 ЦГА ТАССР. ф. 1, оп. 3, д. 6751, л. 6.

4 Там же, д. 6409, л. 1.

5 См. "Рабочее движение в России в XIX в.". Т. II, ч. 1. М. 1950.

стр. 91


явилась программа "Северного союза русских рабочих" и была организована рабочая "Камско-Волжская группа". Другой рабочий, II. Е. Столяров, также приобщался к революционной деятельности в кружках Казани и Саратова, имея отношение к кружку, в котором вел пропаганду А. И. Ульянов. Столяров стал позднее членом большевистской партии, активно участвовал в подготовке вооруженного восстания в ходе первой русской революции и вместе с руководителем читинской социал-демократической организации А. А. Костюшко-Валюжаничем был расстрелян в 1906 г. карателями6 . При обысках у рабочих Поволжья жандармы находили произведения Чернышевского, издания I Интернационала, I том "Капитала" К. Маркса и его работу о Парижской Коммуне7 , фотокопии портретов Пугачева и Чернышевского8 . В местной газете "Волжский вестник" кратко излагалась история Парижской Коммуны, печатались корреспонденции о массовых рабочих демонстрациях в Париже под красным знаменем и с возгласами "Да здравствует Коммуна!" 9 .

В казанском подполье действовал знакомый народовольца Г. А. Лопатина С. Муратов; другом А. М. Пешкова (Горького), З. П. Кржижановской-Невзоровой, Л. Б. Красина была Г. Алкина. Родственники братьев Аитовых, привлекавшихся по "процессу 193-х" революционеров 70-х годов XIX в., продолжали поддерживать связи с видными деятелями революционного движения в России - сестрами Фигнер, будущей участницей Учредительного конгресса II Интернационала М. П. Лебедевой10 . Прочные и длительные "контакты поддерживались казанским подпольем с С. М. Степнякем-Кравчинским. Слушательница акушерских курсов при Казанском университете 3. Ф. Плетнева хранила у себя работу Степняка "Подпольная Россия" и давала читать ее своим подругам. Из Лондона в Казань постоянно приходили письма, а из Казани, в свою очередь, шла почта заграничным "нигилистам"11 . Например, дядя одного из участников сходки 4 декабря 1887 г. А. В. Васильев переписывался с лондонскими эмигрантами12 , через него получал часть литературы Н. Е. Федосеев.

Казанские революционеры хорошо знали покушавшихся на царя Д. В. Каракозова, А. К. Соловьева. Студентами Казанского университета были В. В. Берви-Флеровский, автор известной книги "Положение рабочего класса в России", корреспондент Маркса, поставлявший ему документальные материалы о народах Поволжья; друг Степняка-Кравчинского народник Д. А. Клеменц; близко стоявший к Чернышевскому "Павел из России" (П. А. Ровинский), которого торжественно провожало в Россию почти все население черногорской столицы Цетинье, где он проживал около семи лет, так что потом его звали "русским черногорцем"13 . Жена болгарского деятеля С. Заимова К. Корсак, известная "своими нигилистическими воззрениями", как доносили царские охранники в 1887 г., "проживая в Болгарии, распространяла там брошюры социального содержания"14 . Студенты Казанского университета С. В. Пирогов, В. Ф. Каминский, С. Г. Образцов, участвовавшие 29 декабря 1882 г. "в беспорядках" в Казани вместе с активными членами революционного подполья тех лет В. С. Осипановым, И. М. Женжуристом, Д. Д. Бекарюковым, Н. И. Овчинниковым, С. И. Муратовым, Н. Г. Каташем, А. Страндстремом, К. Малиновским, стояли затем в одних рядах с В. И. Ульяновым 4 декабря 1887 года15 .


6 "Карательные экспедиции в Сибири в 1905 - 1906 гг.". М. -Л. 1932, стр. 34, 35, 302, 307, 311 - 313, 315, 318, 319, 320.

7 ЦГА ТАССР, ф. 89, оп. 1, д. 1608, лл. 85-S6; д. 1614, л. 2; д. 1618, л. 16.

8 Там же, д. 1613, л. 19.

9 "Волжский вестник", 29.IV. 1886; 21.VIII.1888.

10 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 87, 1889 г., д. 376, лл. 4, 12, 16; ЦГА ТАССР, ф. 199, оп. 1, д. 3726, стр. 119.

11 ЦГА ТАССР, ф. 1, оп. 3, д. 5191, л. 11; д. 5199, лл. 185 - 188; ЦГИА СССР, ф. 21, оп. 1, д. 28, л. 251; ф. 1405, оп. 86, д. 10794, л. 19; см. Т. М. Смирнова. Деятельность революционных народнических кружков и групп Среднего Поволжья в первой половине 80-х годов XIX века. Казань. 1970.

12 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 83, 1887 г., д. 735, л. 7.

13 "Неделя", 12.1.1886, стр. 78.

14 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, от. 83, 1887 г., д. 369, л. 7. Ее сын генерал Владимир Займов за мужество, отвагу и стойкость, проявленные в период совместной борьбы советского и болгарского народов против фашизма, удостоен звания Героя Советского Союза ("Известия", 1.VI. 1972).

15 Н. Каташ вел переписку с Германом Лопатиным. К. Малиновский, перейдя впоследствии в Петербургский университет, был уволен за причастность к делу Александ-

стр. 92


Старшая сестра Ленина вспоминала, что она и Александр Ильич не раз слушали рассказы двоюродных братьев и сестер о казанском студенчестве, о тех событиях, которые происходили в университете в начале 80-х годов XIX века 16 . С А. И. Ульяновым зимой 1882 - 1883 гг. неоднократно встречался и беседовал П. Ф. Кудрявцев, связанный с казанским подпольем, затрагивая проблемы служения народу и борьбы против существующего строя17 . По крайней мере со второго класса гимназии и все последующие годы вместе с Н. Е. Федосеевым в одном классе учился двоюродный брат Ленина В. А. Ардашев18 . Их одноклассниками были еще один двоюродный брат Ульяновых Н. И. Веретенников19 и будущий соратник Ленина А. М. Стопани. Как известно, с Веретенниковым Ульяновы встречались в Кокушкино - до и после сходки 4 декабря 1887 года.

Геройская гибель Александра произвела большое впечатление на Владимира Ильича, Н. Е. Крупская писала: "Судьба брата имела, несомненно, глубокое влияние на Владимира Ильича. Большую роль при этом сыграло то, что Владимир Ильич к этому времени уже о многом самостоятельно думал, решал уже для себя вопрос о необходимости революционной борьбы. Если бы это было иначе, судьба брата, вероятно, причинила бы ему только глубокое горе или, в лучшем случае, вызвала бы в нем решимость и стремление идти по пути брата. При данных условиях судьба брата обострила лишь работу его мысли, выработала в нем необычайную трезвость, уменье глядеть правде в глаза, не давать себя ни на минуту увлечь фразой, иллюзией, выработала в нем величайшую честность в подходе ко всем вопросам"20 . Формирование политических взглядов В. И. Ульянова происходило в местах, где активно действовало революционное подполье, связанное с освободительным движением других районов страны, с революционной эмиграцией. К концу 80-х годов XIX в. Казань играет роль университетского центра, как бы имевшего не предусмотренный властями студенческий "факультет" революционной борьбы. Большую роль играла нелегальная студенческая библиотека, в которой уже с 60-х годов XIX в. имелись революционные, запрещенные издания. Литература эта перешла позднее в ведение Федосеева. Значительное место в ней занимали труды К. Маркса и Ф. Энгельса21 . Некоторое значение приобрела казанская пресса как один из источников пропаганды прогрессивных идей. В 1886 г. в ней печатаются отдельные статьи и заметки, направленные против либеральных иллюзий. Тогда же налаживается тайное издание трудов Маркса и Энгельса.

Революционное подполье стремилось использовать страницы легальной прессы для пропаганды своих идей, полемики против черносотенного "Гражданина" и либеральных народников22 . Часто можно было встретить в "Волжском вестнике" статьи П. А. Голубева - хорошего знакомого Н. Е. Федосеева. На страницах "Волжского вестника" и "Казанского биржевого листка" в 1887 - 1889 гг. увидело свет более десяти статей П. Н. Скворцова, направленных против либерального народничества23 . Публиковались в них материалы Н. Е. Федосеева, А. А. Санина, обширные извлечения из статей В. Т. Распопина. Не случайно в "Волжском вестнике" сотрудничал большой авторский актив студентов, учащихся старших классов гимназий, слушательниц акушерских курсов; в газету попадали отдельные корреспонденции рабочих, обращались с письмами в редакцию и солдаты. Писали в нее из разных городов и мест


ра Ульянова. Н. Овчинников стал другом Н. Е. Федосеева и вместе с ним был арестован 13 июля 1889 года. Д. Бекаркжов руководил в 1887 г. харьковским работам кружком, поддерживая переписку с товарищами в Казани.

16 "Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 года". М. -Л. 1927, стр. 68.

17 Из воспоминаний П. Ф. Кудрявцева об А. И. Ульянове. "Казанский медицинский журнал", 1930, N 5 - 6, стр. 513 - 514. О пребывании П. Ф. Кудрявцева в 1883 г. в Симбирске см. ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 15412, л. 6, и др.; о знакомстве его с А. И. Ульяновым см. В. И. Ленин. ПСС. Т. 3, стр. 746.

18 ЦГА ТАССР, ф. 87, оп. 1, д. 7671, лл. 20, 59 об., 79 об.

19 Там же, л. 61.

20 Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине. М. 1957, стр. 12.

21 См. "Коммунист Татарии", 1968, N 5, стр. 48 - 52.

22 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1. д. 17860, лл. 127 - 128.

23 "Из истории Казанского революционного подполья 80-х годов XIX века". Казань. 1970, стр. 3 - 25.

стр. 93


России. В одном из номеров "Волжского вестника" говорилось, что будущее "принадлежит рабочему вопросу"24 . Архивные документы и материалы "Волжского вестника" определенно свидетельствуют о тесной связи с редакцией ряда активных участников сходки 4 декабря 1887 года. В пользу Высших женских врачебных курсов сдавали деньги в редакцию газеты студенты В. А. Перимов, М. С. Дударь, Н. А. Вышенский, а также слушательницы акушерских курсов25 . Редакция оказывала материальную и моральную поддержку тем студентам, которых исключили за участие в сходке 4 декабря 1887 г., предоставляя им возможность выступать на страницах газеты и помогая найти работу. Некоторые сведения можно найти в "Волжском вестнике" и о семье Ульяновых. Установлено, что сестры Ленина [(двоюродная А. И. Веретенникова и родная - А. И. Ульянова-Елизарова)] печатались на ее страницах26 .

Казанские студенты поддерживали постоянные контакты с группой А. И. Ульянова через его одноклассников по гимназии Д. А. Гончарова, В. П. Волкова, В. М. Бурлакова. С ним же был связан студент Ветеринарного института А. П. Жарков, общавшийся с членами Симбирского землячества. Гончаров и Бурлаков издавали революционные воззвания, организовали перепечатку марксистской литературы27 . В 1887 г. Гончаров был связан с группой высланных из Петербурга революционеров, которые вели среди студентов Казанского университета политическую работу28 . Его исключили из университета "за обнаруженное вредное направление и дурное влияние на товарищей"29 .

Таким образом, сходка 4 декабря 1887 г. - вполне закономерное явление в жизни студентов университета. Она была подготовлена всем ходом революционного движения в Казани, и ее можно рассматривать как одну из высших точек революционной борьбы студенчества 1880-х годов.

Еще в начале 1887 г. казанские студенты выдвигали свои требования. Январское брожение вылилось в открытое массовое выступление студенчества, стремившегося отметить 50-летие со дня гибели А. С. Пушкина. В связи с этим в "Волжском вестнике" подробно освещались события в разных городах России. Появилась корреспонденция об организованном в Петербургском университете 28 - 29 января 1887 г. чествовании памяти Пушкина, где выступали профессора, были зачитаны реферат о трагедии "Борис Годунов" и стихотворение М. 10. Лермонтова "На смерть поэта". "Научно-литературное общество", членом которого был раньше А. И. Ульянов, в связи с годовщиной смерти поэта организовало собрание30 . Поволжский читатель понимал, о каких "Отголосках пушкинских дней" (так было озаглавлено сообщение) шла речь.

19 февраля 1887 г. состоялась сходка казанских студентов "совместно с высланными из Петербурга лицами", которые выступили против гонений и запрещения студенческих землячеств31 . Товарищ министра внутренних дел, ведавший полицией, сообщал 27 марта 1887 г., что в Казанском университете земляческие кружки "не только не прекратили своего существования, но продолжают пополняться присоеди-


24 "Волжский вестник" (цензорские гранки), 20.XII.1885 (1.I.1886).

25 "Волжский вестник" (цензорские гранки), 6(18).II.1886, 8(20).II.1886.

26 Р. И. Нафигов. В поисках новых источников и документов о жизни семьи Ульяновых в Поволжье. "Деятельность партийной организации Татарии по осуществлению ленинских идей строительства социалистического общества". Казань. 1971, стр. 272 - 275.

27 ЦГА ТАССР, ф. 977, д. 50, лл. 11, 16; ф. 92, д. 15910, лл. 19 - 22.

28 Там же, ф. 92, оп. 1, д. 17297. л. 51.

29 Там же, ф. 977, д. 55, л. 1. О Д. Гончарове А. И. Ульянова-Елизарова писала: "Из товарищей по занятиям В. И. (в самарский период. - Р. Н.) нужно еще назвать доктора Д. А. Гончарова" (И. И. Блюменталь. В. И. Ленин в Самаре. Самара. 1925, стр. 15. Из примечаний А. И. Ульяновой- Елизаровой). Д. И. и М. И. Ульяновы в своих воспоминаниях также положительно отзывались о Гончарове: "Видался Владимир Ильич и с Д. А. Гончаровым, студентом-медиком, исключенным в 1887 году из Казанского университета за участие в демонстрации. Он служил фельдшером в Тростянке, в 8 - 10 верстах от Алакаевки. Гончаров не принадлежал в то время ни к какой политической партии, но настроен был очень радикально. К Владимиру Ильичу он относился с огромным уважением" ("Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине". Ч. I. М. 1956, стр. 65 - 66).

30 "Волжский вестник" (цензорский экз.), N 33, 5(17).II.1887.

31 ЦГА ТАССР, ф. 1, оп. 3, д. 7276, лл. 6, 7.

стр. 94


нением к оным новых членов. Несколько времени тому назад образовалось новое "ветеринарное" землячество", "...которое ныне сливается с университетскими землячествами"; он утверждал, что в университете существует много кружков для "саморазвития студентов и подготовления их к противуправительственной деятельности"32 . Вскоре были применены карательные меры. Многих студентов исключили и выслали из города. Начальник Казанского губернского жандармского управления сообщал в столицу 7 сентября 1887 г., что в Казани теперь "наиболее вредные элементы отсутствуют, кружки потеряли своих инициаторов и новой группировки надо ожидать не ранее января месяца"33 .

Аресты и изгнание из города большой группы студентов университета и Ветеринарного института в мае - июне 1887 г. не смогли, однако, погасить студенческих волнений. Уже в конце октября местные власти извещали министерство внутренних дел, что многие исключенные не выехали из города и "пытаются являться в клиники и другие университетские помещения". В связи с этим они просили помочь им немедленно выслать неблагонадежных за пределы Казани34 .

С 25 августа 1887 г. лекции на юридическом факультете Казанского университета стал посещать Владимир Ульянов. Он сразу же активно включился в студенческое движение, участвовал в работе нелегального Самарско-Симбирского землячества, которое избрало его своим представителем в Союзном совете землячеств, органе, координировавшем их деятельность (в местное землячество ВХОДИЛИ также студенты Ветеринарного института)35 . В жизни землячеств не часто случалось, чтобы представителем в Союзный совет избирали первокурсника. Известна деятельность Владимира Ильича и в кружке Мотовилова - Богораза - Скворцова, который власти именовали кружком "крайне вредного направления". Там изучали революционную литературу, в том числе марксистскую, в особенности "Капитал", были установлены контакты с отдельными рабочими. Гектографированные листовки участников Казанской сходки были найдены в мае 1888 г. при обыске у рабочего М. В. Голубева, друга П. Е. Столярова36 .

Одним из поводов выступления казанского студенчества против властей осенью 1887 г. стало осуществление реакционнейшего университетского устава 1884 г., ликвидировавшего университетскую автономию, запрещавшего студенческие сходки и собрания и закрывшего двери университетов "кухаркиным детям". Все студенческие организации - землячества, кассы взаимопомощи, библиотеки - уставом запрещались. 5 ноября 1887 г. в Казани был проведен студентами бойкот официального торжественного акта, посвященного очередной годовщине основания университета. Появилось письменное объявление: "Студенты, хорошо понимающие современные деморализующие условия университетской жизни, желающие и ныне быть последовательными в своих действиях, приглашаются засвидетельствовать перед обществом о своем пренебрежении к холопскому празднику (5 ноября). Большая часть студенчества уже изъявила свое согласие. Просим извещать не знающих" 37 .

На организованном 5 ноября танцевальном вечере, сбор с которого шел в пользу бедных студентов, артистка местной драматической труппы Волгина декламировала не значившиеся в программе радикальные по содержанию стихотворения38 . Бойкот официального акта развернулся активно, особенно среди тех студентов, которые продолжали дело старших товарищей, исключенных и изгнанных ранее властями из Казани. Документально прослеживается в этих событиях роль друга В. И. Ульянова И. С. Зегржды. По словам попечителя, он "был в числе тех студентов, которые подстрекали своих товарищей не идти на акт в университет, дабы тем показать несочувствие студенчества к новому университетскому уставу"39 .


32 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 83, 1887 г., д. 109, лл. 3 - 3 об.

33 Там же, д. 503, л. 4 об.

34 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 19331, л. 5.

35 "Владимир Ильич Ленин, Биографическая хроника". Т. 1. М. 1970, стр. 31.

36 ЦГА ТАССР, ф. 1, оп. 3, д. 7878, л. 32; ф. 199, оп. 1, д. 3727, л. 7; "Коммунист Татарии", 1966, N 4 - 5, стр. 128.

37 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 83, 1887 г., д. 576, л. 5; д. 655, лл. 3, 10.

38 Там же, д. 655, лл. 17 - 19.

39 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 18308, л. 155.

стр. 95


Срыв церемонии явился началом студенческих выступлений. В последующие дни ноября и в декабре они постоянно усиливались. 14 и 21 ноября состоялись вечера на частных квартирах, первый - в пользу студентов-ветеринаров, второй - студентов университета40 . 22 ноября на негласном вечере, организаторами которого были студенты и ученицы Повивального института и земских фельдшерских курсов, студент Е. Н. Чириков прочитал стихи "с крайне вредным направлением"41 . 29 ноября состоялся вечер, устроенный членами Самарско-Симбирского землячества в доме на Рыбнорядской улице. Пришло человек 7042 .

Есть сведения, что вопрос о .декабрьской сходке был решен на собрании университетских судей (студенческого суда) и что в подготовке этих событий принимали участие Л. Л. Балль и А. А. Амбарова, высланные из Петербурга за участие в Добролюбовской демонстрации 1888 года. Жандармский полковник доносил, что эти девушки "имеют большое соприкосновение с Симбирским студенческим землячеством, побуждая членов этого землячества к действиям, имеющим характер протеста против существующего порядка"43 . Нелегальный студенческий суд выносил приговоры тем студентам, которые угодничали и пресмыкались перед начальством. Ведущая роль в суде принадлежала студентам-юристам. Так, был морально осужден студент историко-филологического факультета Кириллов, отказавшийся от бойкота университетского акта44 . В архиве имеются сведения о вынесении судом приговора ренегату Милонову45 . Это свидетельствует о наличии в Казанском университете авторитетной студенческой подпольной организации. Она поддерживала связи с другими городами. Так, приговор над Милоновым за несколько дней до сходки 4 декабря 1887 г. был получен в Симбирске 46 , посылался и в другие города Поволжья, а его гектографированный экземпляр был направлен в Москву студенту-юристу В. А. Варламову 47 .

Попечитель просил жандармского начальника "открыть главных деятелей" Самарско-Симбирского землячества, что, по его мнению, "настоятельно необходимо для ослабления силы противузаконных организаций в среде студенчества", и прилагал адреса двух активистов - С. Ф. Полянского и И. В. Португалова48 . В ночь на 3 декабря был произведен обыск у Португалова. Обыска же у Полянского "в то время сделать было нельзя, так как по адресу Полянского квартира его осталась неразысканною"49 . Имя Полянского тоже связано с В. И. Ульяновым: в одной квартире с Полянским проживали товарищи Владимира Ильича И. С. Зегржда50 , А. С. Тургеневский-Захаров. Полянский дружил с А. 3. Комлевым, который вместе с Г. А. Плетневым печатал листовки федосеевского кружка51 .

1 декабря 1887 г. на Нижне-Федоровской улице, в доме Воротникова, состоялось конспиративное совещание депутатов землячеств университета и Ветеринарного института, на котором присутствовали также представители московского студенчества. Совещание имело особое значение для подготовки и проведения сходки 4 декабря. На нем обсуждались программные документы - листовка и петиция, намечался день сходки. На этом собрании присутствовал В. И. Ульянов как представитель Самарско-Симбирского землячества52 . Тексты листовки и петиции были заготовлены заранее, здесь их лишь уточняли, дополняли и утверждали. После этого тексты размножали на


40 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 83, 1887 г., д. 662, ч. 1(2), л. 83.

41 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 17329, л. 13.

42 Там же, л. 12. Из секретного отношения инспектора студентов попечителю от 30 ноября 1887 года.

43 Там же, лл. 31, 17 об.

44 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во. оп. 83, 1887 г., д. 662, ч. 1(2), лл. 100, 101.

45 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 17329, лл. 5, 6, 27.

46 Там же, ф. 1, оп. 3, д. 7273, л. 44.

47 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во. оп. 83, 1887 г., д. 602, ч. 1(2), л. 78.

48 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 17329, лл. 3 - 4.

49 Там же, л. 29 об.

50 Там же, д. 18308, л. 155.

51 М. Елизарова. Горький в Казани (1884 - 1888 гг.). "Горький в Татарии". Казань. 1961, стр. 136.

52 Р. И. Нафигов. Первый шаг в революцию. В. И. Ульянов и казанское студенчество 80-х годов XIX века. Казань. 1970, стр. 114.

стр. 96


гектографе и распространяли через землячества. Листовки и петиции можно было увидеть в день сходки у многих студентов.

За В. И. Ульяновым в Казани велось негласное наблюдение. Было замечено "неисправное посещение" им лекций в ноябре и отсутствие на торжественном акте. На основании данных инспекции попечитель учебного округа Масленников писал в характеристике: "Еще дня за два до сходки подал повод подозревать его в подготовлении чего-то нехорошего: проводил время в курительной комнате, беседуя с наиболее подозрительными студентами, уходил домой и снова возвращался, приносил что-то по просьбе других и вообще вел себя очень странно"53 . О подготовке сходки власти узнали от Доносчиков и приняли предупредительные меры: усилили надзор за студентами, установили дежурство воинских частей. И все же сходка началась.

Большая группа первокурсников-юристов, среди них В. И. Ульянов, в 11 час. дня примкнула к студентам, ранее собравшимся в курительной комнате университета. Это не вызвало особого беспокойства у инспекции, так как в 12 час. у старшекурсников должна была начаться лекция ректора проф. Н. А. Кремлева по римскому праву. По заранее намеченному плану основные участники сходки собирались в двух местах: курительной комнате и у здания старой клиники по Воскресенской улице (ныне ул. Ленина). Движение в актовый зал намечалось начать только после объединения этих групп. Были посланы представители в Ветеринарный институт и в духовную семинарию, учащиеся которых по предварительной договоренности также должны были явиться в университет. Около 12 час. несколько десятков студентов прошли из курительной комнаты в вестибюль университета и по коридору направились к актовому залу, призывая всех участвовать в сходке. В руках у многих были листовки-воззвания. Некоторые студенты отделялись от толпы, забегали в аудитории, в которых шли занятия, и призывали сидевших присоединиться к ним. Раздавались возгласы: "В зал!", "Ура!", "Ректора!", "Долой инспекцию", "Братцы, постоим за правое дело товарищества!"54 . Образовались две группы. Одна из них - под руководством И. П. Каменского, В. П. Аргентовского и А. Н. Огородникова - устремилась в геологический кабинет с целью пробраться через него в зал, но двери оказались запертыми. Студенты бросились вслед за другой группой, во главе которой были В. И. Ульянов, С. Ф. Полянский, Н. П. Подбельский.

Толпа численностью до 150 человек пронеслась мимо выбежавшего из канцелярии инспектора Потапова, поднялась по лестнице и направилась к актовому залу. Но двери и здесь были заперты. Дружным напором студенты открыли их и ворвались в зал. Сходка началась. На подоконники, на кафедру, на столы и стулья поднимались ораторы. "Педели" (низшие чины инспекции) доложили инспектору, что студент Николай Алексеев агитировал, стоя в окне актового зала. Из здания университета он "ходил на улицу, снова возвращался, кричал из окна актового зала: "Ура! Наша взяла! "55 . А перед университетом собралось не менее 300 человек, в основном студенты; но были также ремесленники и мастеровые. В зал в сопровождении служителей инспекции вошел Потапов. "Именем власти, мне предоставленной, - закричал он, - я приказываю разойтись!" В зале установилась тишина, и студенты стеной пошли навстречу инспектору. Потапов закричал: "Требую разойтись, или я буду вынужден вызвать полицию и войсковую часть". Эта угроза вызвала взрыв возмущения. В инспекторе студенчество давно видело ревностного исполнителя реакционнейшего университетского устава и ненавидело его. Первокурсник- юрист Алексеев дал инспектору пощечину, тот сбежал. Год спустя, давая характеристики студентам, Потапов писал, что нанести ему оскорбление действием готовы были также студент Кузьма Ионов и Сергей Полянский. Архивные материалы свидетельствуют, что "вся толпа студентов выталкивала его из зала, имея в руках ножки и ручки от сломанных студентами кресел" 56 .

В момент столкновения с инспектором в зал вошли студенты клиники. Количество участников сходки почти удвоилось. Был избран комитет, собравшимся зачитаны пе-


53 "В. И. Ленин и Татария". Сборник документов, материалов и воспоминаний. Казань. 1970, стр. 163.

54 "Коммунист Татарии", 1967, N 12, стр. 57.

55 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 18308, л. 72.

56 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 83, 1887 г., д. 735, л. 7.

стр. 97


тиция и обращение "К обществу". Петиция была горячо одобрена присутствующими, она выражала их настроения, думы и чаяния. Уже ее первый абзац свидетельствовал о политической зрелости составителей, которые правильно рассматривали студенческое движение как часть общероссийского: "Собрало нас сюда не что иное, как сознание невозможности всех условий, в которые поставлена русская жизнь вообще и студенческая, в частности, а также желание обратить внимание общества на эти условия и предъявить правительству нижеследующие требования"57 . То был протест и ультиматум. Студенты требовали прекращения полицейского надзора и произвола по отношению к ним, разрешения сходок и подачи коллективных петиций, права иметь свои библиотеки, читальни, кассы взаимопомощи.

Важен второй пункт петиции, четко характеризующий ее общеполитический характер. Не только о себе думали казанские студенты, требуя уничтожения сословности и всякого рода препятствий, затруднявших поступление в учебные заведения. Студенчество выступало в защиту всей разночинной молодежи России, которой согласно циркуляру от 13 июня 1887 г. преграждался путь к получению образования. Они требовали восстановления во всех университетах исключенных за участие в волнениях: речь шла "о товарищах из всех университетов". Петиция заканчивалась требованием наказания лиц, по вине которых были совершены "зверские насилия" над московскими студентами и "даже убийства, официально скрываемые". Подчеркивалось, что это должно быть сделано "для удовлетворения не только студенческого, но и всего общественного мнения".

На сходку вышли и студенты Ветеринарного института. Их было около 100 человек58 . У себя в институте они подали директору такую же петицию, а затем, подойдя к университету, прорвались через толпу полицейских у входа и стали участниками сходки. Вот как описан этот момент в документе: "Подбельский выбежал из зала навстречу другой части ветеринаров, оставшейся за дверями, ведущими в коридор второго этажа, палкой разбил стекла в дверях, грозя нанести палкой удар первому, кто окажет сопротивление входу ветеринаров, чем дал возможность ветеринарам ворваться в коридор и достигнуть зала"59 . Возглавляли группу ветеринаров товарищи В. И. Ульянова по революционному кружку К. А. Выгорницкий, А. Е. Скворцов, Н. А. Мотовилов, И. И. Воскресенский. Участники университетской сходки встретили вновь прибывших радостными возгласами, объятиями. С большим подъемом, взволнованно и торжественно все вместе спели студенческую песню "Хвала тому, готов кто к бою", сочиненную студентом 4-го курса медицинского факультета В. В. Воробьевым, присутствовавшим на сходке.

Смолкла песня, и вновь начались выступления. В зал вошли ректор Кремлев, декан медицинского факультета Щербаков, профессора Штукенберг и Васильев. Увещевания ректора и профессоров не помогали. Утомленный длительной беседой, ректор вышел из зала. В дверях он встретился с профессором математики В. В. Преображенским, кумиром студентов, который объявил собравшимся, что удовлетворено его прошение об отставке, которое он подал накануне в знак протеста против университетских порядков60 . Аплодисментами было встречено это заявление, как нельзя лучше отвечавшее настроению участников сходки.

Сходка продолжалась около четырех часов. В 15 час. 45 мин. ректор получил предписание попечителя учебного округа очистить зал от студентов с помощью полиции. В случае необходимости предлагалось использовать войска. Во дворе соседнего с университетом здания - полицейского участка стоял наготове батальон 7-го пехотного Ревельского полка. Ректор, не желавший доводить дело до крайности, сообщил о предписании студентам. Тогда они покинули актовый зал61. Служители инспекции спешно составляли списки участников сходки. Уходя из актового зала, студенты бросали входные университетские билеты,.протестуя против полицейских порядков. Всего подобрали 99 билетов. Одним из первых швырнул свой билет Владимир Ульянов.


57 "В. И. Ленин и Татария", стр. 377.

58 ЦГА ТАССР, ф. 92, оп. 1, д. 17971, лл. 113 - 114.

59 "Коммунист Татарии", 1967, N 12, стр. 58.

60 Ю. В. Бурнашева, Р. И. Нафигов. В. И. Ленин в Казанском университете. Казань. 1977, стр. 19.

61 "Коммунист Татарии", 1907, N 12, стр. 58 - 59.

стр. 98


Многие участники сходки, у кого билетов не было с собой, 'принесли их позднее и сдали их вместе с прошениями о выходе из университета.

После ареста сына Мария Александровна пришла в университет. Она высказала мысль, что ее сына арестовали, вероятно, потому, что он брат Александра Ульянова. Ей ответили, что Владимир Ильич принимал активное участие в сходке, а инспектор Потапов видел его "в первых рядах, очень возбужденного, чуть ли не со сжатыми кулаками"62 . "4-го же декабря, - писал попечитель учебного округа об Ульянове, - бросился в актовый зал в первой партии и вместе с Полянским первыми неслись с криком по коридору 2-го этажа, махая руками, как бы желая этим воодушевить других"63 . В характеристике на активных участников сходки Потапов постоянно упоминал фамилию В. И. Ульянова и других студентов, признанных им "наиболее виновными" и "наиболее опасными" - старшекурсников братьев И. С. и Н. С. Зегржда, С. Ф. Полянского, Д. Н. Матвеева.

Поведение Владимира Ильича на сходке, его депутатство в Союзном совете землячеств, участие в конспиративных совещаниях, дружеские и деловые связи с революционным студенчеством дают основание считать его одним из организаторов сходки. В этом убеждают и те меры наказания, которые были к нему применены. Вечером 4 декабря попечитель Казанского учебного округа дал распоряжение правлению университета об исключении наиболее виновных студентов и на основании распоряжения министерства внутренних дел передаче их в ведение городской полиции для высылки из города. В списке 39 студентов, подлежащих немедленному исключению, значился и В. И. Ульянов. Из Ветеринарного института исключалось 36 студентов, а участвовало в демонстрации в институте более 100 человек из всех 172. Всего из университета было исключено и уволено 165 студентов, то есть более половины участников сходки, из них 40 арестовано. Владимира Ульянова арестовали в ночь на 5 декабря.

Еще не зная об исключении и предстоящем аресте, он написал прошение об отчислении из университета: "Не признавая возможным продолжать мое образование в Университете при настоящих условиях университетской жизни, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать надлежащее распоряжение об изъятии меня из числа студентов Императорского Казанского Университета"64 . Сравнение этого ленинского документа с прошениями других участников сходки дает основание для вывода, что они заранее договорились о подобной форме протеста. Подавляющее большинство прошений написано так же. Однако далеко не все студенты оказались верными выработанной тактике протеста. Кое-кто из-за малодушия или под нажимом родителей и по совету инспектора стал подавать покаянные прошения. Некоторых спасли от наказания сочувственно настроенные профессора, "добывая" через деканов брошенные ранее в зале билеты65 . Но многие выдержали испытание.

Известно, что некоторые участники сходки прожили долгую боевую и трудовую жизнь. Выпускник Казанского университета врач Ф. М. Бочков, работавший до 1936г. в Пятигорске66 , нередко вспоминал о днях своей юности и о том, как вместе с Лениным был 4 декабря 1887 г. в актовом зале университета. Хорошо помнил об этом дне выпускник Ветеринарного института И. П. Гейффье, исключенный, арестованный и высланный под надзор полиции в Воронеж. 67-летний де-Гейффье (так он подписался в письме от 28 декабря 1933 г.) запрашивал из Казанского архива документальные данные о своем участии в сходке 4 декабря67 . Ф. Г. Фаршнов, позднее заслуженный врач, Герой Труда, в 1886 г. перевелся в Казанский университет с физико-математического факультета (по разряду естественных наук) Петербургского университета68 . Он окончил Астраханскую гимназию в 1885 г., знал о проживании в его родном


62 А. Иванский. Молодой Ленин. М. 1964, стр. 403.

63 "В. И. Ленин и Татария", стр. 163 - 164.

64 В. И. Ленин. ПСС. Т. 1, стр. 551.

65 В. Разумовский. Студенческая сходка, на которой был Ленин. "Студенческая мысль", Саратов, 1924, NN I-3 (14 - 16), стр. 14.

66 ЦГА ТАССР, ф. 977, оп. 1, д. 30452, л. 30.

67 Там же, ф. 534, оп. 3, л., д. 784.

68 А. Закарян. Он учился с Лениным. "Арохчапаутюн", 1970, N 2, стр. 8 - 10 (на арм. яз.).

стр. 99


городе находившегося под особым надзором полиции Чернышевского, с секретарем которого К. М. Федоровым всю жизнь оставался в дружеских отношениях. Уже писалось о судьбе братьев Зегржда69 (Иосиф скончался в психиатрической лечебнице, а Н. Зегржда дожил до Великой Октябрьской социалистической революции, встретился с Лениным, который расспрашивал его о том, как он жил все эти годы, что с братом...). Сотрудник газеты "Знамя" Савинского района Ивановской области Ю. М. Ляпин, многие годы занимающийся поисками документов об участнике сходки 4 декабря 1887 г. А. Н. Огородникове, сообщал в письме от 29 ноября 1972 г., что тот в 1902 г. организовал в селе Вознесенском Иваново-Вознесенской губернии ячейку РСДРП, переписывался с Владимирским комитетом РСДРП, участвовал в вооруженном восстании в Москве в 1905 году.

Позднее в незаконченной автобиографии Ленин писал: "В декабре 1887 г. я был первый раз арестован и исключен из Казанского университета за студенческие волнения; затем выслан из Казани"70 . В личной анкете делегата XI Всероссийской конференции РКП(б) Владимир Ильич, отвечая на вопрос, подвергался ли репрессиям за революционную деятельность и когда, записал: "Арест и высылка в 1887 г."71 . Когда, находясь в тюрьме, студенты спрашивали друг друга о будущем, Владимир Ильич отвечал, что "перед ним одна дорога, дорога революционной борьбы"72 .

Казанский университет был закрыт с 5 декабря 1887 г. по 5 февраля 1888 года. Здание университета и квартира попечителя охранялись солдатами. Даже спектакли в театре были на время отменены. По городу рыскали полицейские чины. Но студенческое движение задушить не удалось. Студенты продолжали распространять документы сходки и гектографировать листовки, продолжались демонстрации73 . Всех исключенных и уволенных из университета и Ветеринарного института власти остерегались. 17 декабря 1887 г. они предписали начальникам средних учебных заведений Казанского учебного округа "принять самые деятельные меры" к тому, чтобы учащиеся старших возрастов не входили с высланными студентами в "какие-либо отношения"; вменялось в обязанность не впускать их в интернаты74 .

События в Казанском университете получили отклик и за рубежом. В своем ответе студентам Сорбонны казанские студенты 1 января 1888 г. писали: "Нас обрадовал ваш смелый голос в защиту попираемых прав университета и свободы". И далее объясняли, что студенческие волнения 1887 г. отличаются от прежних движений "своим более общим, не чисто студенческим, характером против общего порабощения России. Мы уверены, что требования студентов сольются с общерусскими требованиями". Заключительные слова ответа полны оптимизма и веры в грядущее: "Искренне благодарны вам, дорогие товарищи, за ваше сочувствие и надеемся встретить вас в освобожденной России... Просим передать наш привет и благодарность польским студенткам и студентам, выразившим свое сочувствие московскому студенчеству"75 . В составлении и отправке этого документа непосредственное участие принимали В. М. Зотова-Яковлева- одна из "вредных жителей Казани", подруга М. П. Четверговой, активный член революционного подполья; М. П. Задорина - знакомая Н. Е. Федосеева; А. А. Карелин - сотрудник газеты "Волжский вестник"76 .

По запросу департамента полиции от 11 - 12 декабря 1887 г. начальником Казанского губернского жандармского управления секретно были отосланы образцы почерка руки "наиболее подозрительных из числа исключенных из Казанского университета студентов, уроженцев г. Симбирска", в том числе В. И. Ульянова, а также одного из студентов Ветеринарного института77 . В письме одного из казанцев


69 "Огонек", 1968, N 52, стр. 9 - 11.

70 В. И. Ленин. ПСС. Т. 32, стр. 21.

71 "Ленинский сборник" XXXVI, стр. 374 - 375.

72 "Огонек", 1926, N 11, стр. 5.

73 ЦГА ТАССР, ф. 977, д. 1986, л. 119.

74 Там же, ф. 94, оп. 1, д. 16812, л. 337.

75 Там же, ф. 1, оп. 3, д. 7273, лл. 127 - 128.

76 Р. И. Нафигов. В поисках недостающих звеньев истории революционных марксистских кружков Казани конца 80-х годов XIX в. "Историография федосеевских марксистских кружков Поволжья". Казань. 1972, стр. 21.

77 ЦГАОР СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 83, 1887 г., д. 726, л. 5.

стр. 100


в Томск от 16 декабря 1887 г. говорится, что "сходки продолжаются и теперь, но уже на вольном воздухе, на Арском поле и Поддужной". 23 декабря из Казани писали, что "здесь все еще неспокойно"78 . Очевидцы отмечали, что два дня на Воскресенской улице "толпы человек по 200 - 300 собирались около здания полиции, встречая и провожая отъезжающих студентов аплодисментами, криками "Ура!"79 .

Сестра Ленина Ольга Ильинична сообщала подруге: "Общество отнеслось к студентам сочувственно: им прислали 300 рубл. в первые же дни арестов и высылки из Казани, также шубы и шарфы, потому что многим студентам не в чем ехать. Казанские дамы прислали им табаку и папирос, а гимназисты, особенно 1-й гимназии, отдали все свои деньги, у кого были - часы, некоторые - даже свои шубы. Гимназистки Мариинской гимназии (6-й класс) тоже жертвовали"80 . К заключенным приходили родственники, знакомые, товарищи, приносили им еду, деньги, теплые вещи. Распродал личную библиотеку Н. Е. Федосеев, чтобы помочь исключенным студентам. Несколько позднее он писал: "Люди, которых я всей душой любил, взбунтовались. Потому что в университете учиться нельзя"81 . Товарищ Ленина по сходке его сокурсник К. Г. Глядков 6 декабря 1887 г. распространял только что отгектографированные противоправительственные воззвания, в которых рассказывалось о сходке82 . Получил он их от студента 1 курса юридического факультета К. И. Свенцицкого83 .

В воскресенье, 6 декабря, из Казани выслали большую группу арестованных и исключенных студентов. Публика приветствовала их возгласами, в сани летели пакеты с подарками. Студенты разбрасывали листовки84 . В них говорилось: "Прощай, Казань... Прощай, университет!.. Недалеко еще то время, когда мы въезжали сюда, полные веры и любви к университету и его жизни, мы думали, что здесь, в храме науки, мы найдем те знания, опираясь на которые, мы могли бы войти в жизнь борцами за счастье и благо нашей измученной родины! Мы страстно искали этих знаний!.. Наступившие ноябрьские события в Москве, факты насильной и зверской расправы с нашими товарищами, студентами Московского университета нанесли нам, как студентам, кровное оскорбление... Мы должны были протестовать, и наш протест вылился в активную форму - сходку... За наш протест нас исключают из университета и изгоняют из Казани!!! Мы уезжаем из Казани с глубокой верой в правду нашего дела!.. Жмем руки тем, кто любит нас!!!"85 . Этот документ известен под названием "Прощальное письмо протестующих казанских студентов".

Ленин был внесен в список для исключения вечером 4 декабря. В нем значилось 39 фамилий (литер А - 12 человек, литер Б - 27 человек), причем против фамилии Ульянова стояло три крестика. Ими обозначали особо "опасных" и активных участников сходки, против других стояли один или два крестика 86 . В тот же день все перечисленные были исключены из университета, и их должны были выслать из Казани. Начались аресты. Всего взято было под стражу более 100 человек.

Удалось установить, что всего в сходке принимали участие 256 студентов университета, из них 142 - с медицинского факультета и 61 - с юридического 87 . Уточня-


78 Н. П. Муньков. К истории студенческих волнений в Казанском университете в 1881 -1882 гг. "Ученые записки" Казанского пединститута, 1949, вып. VII, стр. 93 - 95.

79 Б. П. Рождественский. В. И. Ленин в Казанском университете. Казань. 1959, стр. 39; ЦГА ТАССР, ф. 977, д. 1751.

80 Цит. по: И. Кондратьев. Ленин в Казани. Казань. 1962, стр. 57.

81 "Молодой Ленин". М. 1964, стр. 402.

82 ЦГА ТАССР, ф. 977, д. 1986, л. 119.

83 Там же, л. 121.

84 Е. Ильенко. Новое о студенческой сходке. "Комсомолец Татарии", 21.IV.1965.

85 "Ленин и Татария", стр. 385 - 386.

86 ЦГА ТАССР, ф. 1, оп. 3, д. 7273, лл. 32 - 33.

87 Подсчеты производились на основе анализа личных дел студентов университета, а также по описи ректора, инспектора и отдельных факультетов. В списки участников сходки Потаповым внесено 248 человек (ЦГА ТАССР, ф. 977, д. 1444, лл. 6 - 14; там же, медицинский факультет, д. 1751, лл. 31 - 39). Список этот не точен, поскольку инспектор записывал некоторых студентов по своим личным предположениям; часть участников сходки, например, И. В. Португалов, Прохоров (там же, инспектор студентов, д. 59, л. 8), С. С. Холопов, вольнослушатедь Е. А. Яблочков, Н. А. Шемаев (ф. 92, д. 18332, л. 448), Г. С. Кабалкин (ф. 977, д. 1794, л. 115), К. Н. Оленин (там же, ректор, д. 1994, л. 24),' А. П. Эрахтин и другие в его списке отсутствуют, а на сходке они были.

стр. 101


ются и сведения о числе исключенных и уволенных из университета участников сходки. Подсчеты М. Корбута и других авторов, в основном повторяющих приведенные им цифры, устарели, не точны. Количество исключенных и уволенных только из университета по прошению и без прошения, со строгим выговором и просто с выговором или без выговора, составляет 164 человека, из них исключенных - 46, уволенных- 11888 . Всем исключенным выдавался "волчий билет"; они лишались права поступления в какое-либо учебное заведение и возможности получить работу.

Кроме Ленина, в сходке участвовало еще 19 выпускников Симбирской гимназии (а всего их было в университете 61), четверо - одного с Лениным выпуска: К. Г. Глядков (юрфак), В. Г. Разумов (юрфак), А. Н. Дардальонов (медфак), Ф. Г. Стратонов (медфак). Первого отчислили из университета, третьему объявили выговор, двое других были арестованы, но затем оставлены учиться со строгим выговором. Участие в сходке выпускников Симбирской гимназии и Самарско-Симбирского землячества еще раз подтверждается этими данными. Вообще основная масса участников сходки - выходцы из Поволжья, а всего из 31 города. Большинство - разночинского происхождения. Среди них Ленин имел знакомство не только с земляками. Так, братья И. С. и Н. С. Зегржда (как видно из их личных дел, хранящихся в фонде университета) приехали в Казанский университет из Пензы, В. Д. Ладыгин и А. В. Васильев - из Уфы, Н. П. Подбельский - из Троицка, другие - из Екатеринодара и Области войска Донского. Принципиально важно участие в сходке студентов - представителей многих народов России: русских, украинцев, белорусов, грузин, башкир, армян, евреев, немцев, поляков. В числе последних дети ссыльных Бронислав Воротынский (окончил Тобольскую гимназию), Владислав Каминский (из Томской гимназии), Болеслав-Владислав Пежарский (из Слуцкой гимназии) и литовец Яков Мартинкус (из Шавельской гимназии).

Мало исследован вопрос об откликах на сходку казанских студентов в других городах и в университетах страны. По крайней мере в 15 губерниях и 60 городах - от Минска до Тобольска и от Астрахани до Вятки - были обнаружены документы сходки. У бывшего студента Петербургского технологического института И. М. Хоммера, высланного в начале января 1888 г. в Иркутск, при обыске была найдена "переписка с изложением обстоятельств, происходящих в Казани, в декабре 1887 года, студенческих беспорядков"89 . В конце февраля 1888 г. у слушательницы Фребелевских курсов О. Петлиной были найдены письма, присланные ей из Томска учениками реального училища. В одном из писем говорилось: "На днях приехало несколько человек из Казани, они привезли две вещи, ходящие (так в тексте. - Р. Н.) по рукам во время беспорядков: "Прощание с товарищами исключенных студентов", очень горячо написанное, и "К обществу"90 . Эти учащиеся входили в Томске в революционный кружок, руководимый политическими ссыльными. Они был\1 связаны с редакцией "Сибирской газеты", где сотрудничали такие, как ссыльные Ф. В. Волховский, Д. А. Клеменц и П. А. Голубев91 .

Почти во всех поволжских городах распространялась листовка "Чего нам ждать", в которой говорилось о выступлениях студенчества России, в том числе казанского. О студенческих выступлениях в стране 22 - 24 ноября 1887 г. в Москве, 2 декабря в Новороссийском университете, 3 декабря в Харькове и 4 декабря в Казани сообщал всероссийскому читателю журнал "Вестник Европы". Редакция критиковала официозные газеты "Свет" и "Гражданин" за попытки объяснить причину студенческих волнений то "иноземною интригою", то кознями "болтунов-педагогов"92 .


88 В обстоятельном сообщении В. Смирновой "Студенческое движение в Казанском университете в 1887 году" ("Вопросы истории", 1949, N 10, стр. 93 - 94) приводятся сравнительные таблицы состава исключенных студентов Харьковского технологического института, Харьковского и Казанского ветеринарного институтов, Казанского и Новороссийского университетов и др. Процент исключенных студентов в Казани, как выясняется теперь, намного выше, чем было известно тогда.

89 ЦГА ТАССР, ф. 199, оп. 1, д. 3726, лл. 30 - 31. И. Хоммер переписывался с лицами, связанными с участниками покушения 1 марта 1887 года.

90 Там же, стр. 32.

91 Там же, стр. 34.

92 "Вестник Европы", 1888, N 1, стр. 391 - 395

стр. 102


Если сегодня еще недостаточно полно известна роль Федосеева в событиях 4 декабря 1887 г., хотя его участие в них несомненно, то его активная деятельность по пропаганде сходки посредством издания прокламаций прослеживается через круг его товарищей - Д. А. Плетнева, А. М. Пешкова (Горького)93 и др. 23 участника сходки стали затем членами марксистских кружков Федосеева, потом вошли в контакты с плехановской группой "Освобождение труда", некоторые организовали через Берлин и польскую границу доставку марксистской литературы в Россию, наладили контакты на местах, переправляли корреспонденцию за границу, часть впоследствии продолжала борьбу в рядах большевистской партии. С участником сходки П. А. Шемаевым был дружен гимназист Н. Э. Бауман. Сходка 4 декабря 1887 г. помогла ее участникам лучше понять свою силу и слабость. Осталось навсегда чувство товарищества. Извлекались политические уроки, возникал вопрос о необходимости коллективных форм борьбы, многое нужно было переосмыслить.

...Ежегодно 16 декабря в Казанском университете 'в актовом зале проводится встреча представителей студенчества всей страны в память о том, как Владимир Ильич вступил на поприще революционной борьбы. А Ленинский мемориал в университете уже посетили свыше 4 млн. человек из более чем 100 стран мира.


93 ЦГА ТАССР, ф. 89, оп. 1, д. 1664, лл. 24 - 25; см. "Горький в Татарин", стр. 23 - 24.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/КАЗАНСКАЯ-СХОДКА-4-ДЕКАБРЯ-1887-ГОДА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Р. И. НАФИГОВ, КАЗАНСКАЯ СХОДКА 4 ДЕКАБРЯ 1887 ГОДА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.02.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/КАЗАНСКАЯ-СХОДКА-4-ДЕКАБРЯ-1887-ГОДА (дата обращения: 24.02.2018).

Автор(ы) публикации - Р. И. НАФИГОВ:

Р. И. НАФИГОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
38 просмотров рейтинг
14.02.2018 (10 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
1 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Видимо, настало время заполнить пустоту модели атома Резерфорда-Бора потому, что эта пустота демонстрирует несжимаемость атома. По нашей гипотезе пустота должна быть заполнена мини вихрями эфира – гравитонами, которые являются магнитными диполями. Притянутые друг к другу разноимёнными полюсами гравитоны образуют гравитационные, магнитные и электромагнитные поля. Гравитон также является квантом гравитационного поля, образующего тело атома, по силовым линиям которого вращаются электроны. Гравитоны также является квантами гравитационного поля, образующего тела ядер атомов, вращение которых с огромной скоростью определяют сильное взаимодействие.
Каталог: Физика 
3 часов(а) назад · от Геннадий Твердохлебов
Рецензии. ОЧЕРКИ ИСТОРИИ КУБЫ
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
НАДЕЖДА ТУРЧАНИНОВА И АВРААМ ЛИНКОЛЬН
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. "ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СТРАНАХ АФРИКИ"
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РИЧАРД ПАЙПС - ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ АНТИСОВЕТЧИК
Каталог: Военное дело 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРРОР - НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ АМЕРИКАНСКОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ
Каталог: Политология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
АНГЛИЯ И ПРОБЛЕМА ОГРАНИЧЕНИЯ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ
Каталог: Военное дело 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ТЕНДЕНЦИИ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ КРЕСТЬЯН В КОНЦЕ XVII в. (НА МАТЕРИАЛАХ ЖЕЛЕЗНОБОРОВСКОГО МОНАСТЫРЯ)
Каталог: Религиоведение 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА И ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XV-XVI в.
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
КАЗАНСКАЯ СХОДКА 4 ДЕКАБРЯ 1887 ГОДА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK