Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14716
Автор(ы) публикации: В. А. Шмаров

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Более 25 лет кипрский вопрос практически не сходит с повестки дня Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, обсуждается на многих международных форумах, а конфликт на острове и вокруг него то затухает, то вспыхивает с новой силой, угрожая втянуть в свой водоворот сопредельные страны.

В советской историографии есть немало работ по данной теме, хотя авторы и не ставили перед собой задачи раскрыть комплексное содержание кипрской проблемы. Имеющиеся исследования способствуют уяснению места Кипра в системе региональных международных отношений в Восточном Средиземноморье, раскрывают отдельные этапы его политического и экономического развития 1 . Проблема Кипра привлекает внимание и западных историков, что объясняется империалистической политикой США и НАТО в этом регионе, повышенным интересом их к этому острову как потенциально важному плацдарму в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Наиболее распространенная на Западе трактовка возникновения очага напряженности на Кипре отражает давно бытующее представление о кипрском кризисе как феномене современных международных отношений, который возник и продолжает сохраняться в результате межэтнического конфликта 2 .

Греческие авторы, например, П. Ванезис, вносят в эту версию существенное уточнение: катаклизмы возникли после захвата острова в 1570 г. Османской империей и расселения там турецких военнослужащих, составивших основу турецкой общины. По их мнению, "турецкий фактор" был использован английскими колонизаторами в политике "разделяй и властвуй", которую они активно проводили после захвата Кипра в 1878 году 3 . Турецкие историки не отрицают этого обстоятельства, но обвиняют греков в том, что они пытались подчинить турецкое население и нарушить равновесие сил в Восточном Средиземноморье, установленное Лозаннским договором 1923 года. Автор этой концепции Н. Эрим утверждает, что, поскольку нет кипрской нации, а на острове живут части двух наций - греческой и турецкой, необходимо строго соблюдать баланс сил, нарушение которого вызывает конфликт на острове и вокруг него 4 .

Кипрская проблема прошла ряд этапов, существенно менявших содержание ее основных элементов и соотношение между ними. Но в том виде, как она сложилась к настоящему времени, ее главной причиной является политика НАТО, направленная на ликвидацию Респуб-


1 Уразова Е. И. Кипр. М. 1966; Кипр (справочник). М. 1969; Шпаро О. Б. Захват Кипра Англией. М. 1974; Поцхверия Б. М. Внешняя политика Турции после второй мировой войны. М. 1976.

2 Stephans R. Cyprus a Place of Arms. Lnd. 1966; Folley Ch. and Sc. The Struggle for Cyprus. Vd. 1. 1975; Stern L. The Wrong Horse. N. Y. 1976.

3 Vanezis P. N. Makarios: Faith and Power. Lnd. 1971.

4 Erim N. Bildigim ve gоrdugum olculler icinde Kibris. Ankara. 1966.

стр. 58


лики Кипр - независимого суверенного государства, проводящего политику неприсоединения, выступающего против превращения своей территории в опорный пункт этого империалистического блока в восточной части Средиземноморья. Острота кипрского вопроса усугубляется наличием комплекса греко-турецких противоречий, геополитическими и стратегическими моментами, связанными с положением острова на стыке Европы, Азии и Африки, наконец, его близостью к нефтяным ресурсам арабского Востока.

Хотя современный этап кипрской проблемы характеризуется доминирующим воздействием внешних аспектов, анализ целесообразнее начать с изложения аспектов внутренних, которые возникли исторически в силу специфических особенностей этнического состава населения острова и были усугублены неоколонизаторской политикой Англии и НАТО. По данным переписи 1965 г., на острове проживало 463 тыс. киприотов-греков и 108 тыс. киприотов-турок. Турецкая община была малочисленнее и экономически значительно слабее греческой. По данным английской администрации, в 1957 г. киприоты-греки владели более 80% всех полезных земель, киприоты турки - около 17%. Частная недвижимая собственность, принадлежавшая греческой общине, оценивалась в 22 млн. ф. ст., а турецкой общине - в 3,3 млн. 5 . Торгово-промышленная буржуазия на Кипре формировалась в основном из числа киприотов-греков и имела связи с деловыми кругами Греции. Ведущие экономические позиции послужили важным фактором в определении националистическими кругами греческой общины линии на "эллинизацию" Кипра, которая выражалась в лозунге "энозиса" (присоединения Кипра к Греции) и подразумевала сведение статуса турецкой общины до положения подчиненного меньшинства 6 .

В этих условиях лозунг "энозиса", под которым киприоты-греки вели национально- освободительную борьбу, отпугивал киприотов-турок не только возможностью быть ассимилированными, но и перспективой замены английского угнетения греческим. Киприотов- турок настораживала деятельность Национальной организации борьбы за свободу (ЭОКА), созданной в 1955 г. греческим генералом Д. Гривасом, хотя с первого дня своего существования она в специальных воззваниях к турецкой общине заверяла, что не замышляет против нее никаких враждебных действий. Опасения вызывала крайне шовинистическая платформа этой организации, которая допускала в свои ряды только сторонников "энозиса", принадлежащих к православной церкви. В противовес ЭОКА была создана турецкая националистическая организация "Волкан", направлявшая свои террористические акции против всех патриотически настроенных киприотов. Одновременно в середине 50-х годов выдвигается лозунг "таксим" (раздел Кипра на греческую и турецкую части) в качестве альтернативного "энозису" варианта решения кипрского вопроса.

Используя межобщинные трения как компонент своей политики, а также сложную внутриполитическую ситуацию на острове, англо-американская дипломатия навязала в 1959 г. Кипру т. н. цюрихско-лондонские соглашения, по которым Англия, Греция и Турция объявлялись странами-гарантами независимости Республики Кипр и могли в одностороннем порядке вмешиваться в ее внутренние дела. Эти документы, предоставив острову независимость и определив основу его государственного устройства, в то же время серьезно ограничили суверенитет республики. Кроме того, ряд статей конституции, разработанной английскими юристами на базе этих соглашений, искусственно противопоставил греческое население турецкому: право вето президента-грека


5 Cyprus Republic, Summary of Main Statistical Data. Nicosia. 1964.

6 ООН, 1976 г., док. NA/31/PV. 61, с. 43.

стр. 59


и вице-президента-турка, раздельное голосование депутатов от двух общин в парламенте для введения в действие законов, раздельные муниципалитеты и судопроизводство, процентное соотношение служащих в органах государственного управления (70% киприотов-греков, 30% киприотов-турок), в армии и полиции (60% и 40%) и т. д. Именно эти обстоятельства побудили президента Республики Кипр архиепископа Макариоса, опираясь на волю подавляющего большинства населения, требовавшего упрочения молодого государства, призвать 30 ноября 1963 г. обе общины договориться об изменении некоторых статей конституции, которые мешали нормальному функционированию государства, создавали межобщинные трения.

В ответ в декабре 1963 г. агрессивными кругами НАТО были спровоцированы вооруженные столкновения между киприотами-греками и киприотами-турками. После военного переворота в Греции в апреле 1967 г. попытки вмешательства во внутренние дела Республики Кипр усилились и в ноябре - декабре 1967 г. привели к новому кризису и межобщинным столкновениям. Еще в 1963 г. представители турецкой общины вышли из состава правительства и с тех пор не участвуют в работе парламента и других государственных учреждений. В 1967 г. была создана "временная турецкая администрация", которая взяла на себя функции исполнительного органа власти турецкой общины.

Приведенные факты убедительно свидетельствуют о том, что замысел империалистических кругов при заключении цюрихско-лондонских соглашений состоял в том, чтобы превратить основной конфликт - столкновение между силами национального освобождения Кипра и колонизаторской политикой Лондона - в межобщинную вражду. В специфических условиях Кипра, созданных на основе этих соглашений, конфликт между общинами принял затяжной характер. Углублению межобщинных противоречий способствовали буржуазно- националистические доктрины - эллинизм и пантюркизм. Крайний экстремизм эллинистов выражался в дилемме: "либо Кипр в целом объединится с Грецией, либо наступит катастрофа" 7 . Идеологи пантюркизма выдвинули максималистский лозунг: "Кипр - турецкий" 8 .

Однако линия на разобщение киприотов по национальному и территориальному признакам вступала в противоречие с демографической спецификой Кипра. Особенность заключалась в том, что киприоты двух этнических групп были широко и беспорядочно разбросаны по всему острову. Указывая на эту особенность кипрской действительности, английский специалист в области государственного права лорд Рэдклифф, которому принадлежит идея "таксима", писал: "Нет четкого территориального размежевания между двумя общинами, и единственный способ создания такого размежевания заключается в насильственном перемещении киприотов" 9 . В этих условиях пантюркисты направили свою деятельность в основном на сегрегацию населения, на создание специальных турецких анклавов и удержания в них киприотов-турок. В докладе Генерального секретаря ООН отмечалось, что "руководство турецкой общины должно предпринять некоторые меры в отношении смягчения его политики, которая препятствует свободному передвижению киприотов-турок в районах, выходящих за рамки их контроля" 10 .

Анализируя межобщинные отношения за годы независимости Республики Кипр, можно условно выделить два периода. Первый охватывает события 1963, 1964, 1967 гг. и характеризуется ростом сепаратистских тенденций. Второй начинается с 1974 г., когда на острове


7 ООН, 1974 г., док. NA/SPC/PV. 922, с. 137.

8 Дзелеппи Э. Правда о Кипре. М. 1958, с. 25.

9 ООН, 1974 г., док. NA/SPC/PV. 922, с. 148.

10 Там же, с. 153.

стр. 60


произошел антиправительственный мятеж и последовало вторжение турецкого экспедиционного корпуса. Он продолжается до настоящего времени и отмечается фактически осуществленным этническим разделом страны. Хотя каждый из этих периодов существенно отличается друг от друга по своему содержанию, определяемому глубиной межобщинного разрыва, в основе своей они являются следствием чередования кризисов, инспирированных агентурой НАТО на острове в лице экстремистски настроенных элементов в греческой и турецкой общинах.

Рассматривая содержание межобщинных отношений, необходимо исходить из: 1) неустойчивости внутренних связей, порожденных курсом на создание унитарного государства, возглавляемого правительством киприотов-греков; 2) попыток империалистических сил использовать межобщинные противоречия как элемент политики давления и шантажа в отношении Республики Кипр. Тесная взаимосвязь этих компонентов не позволяет установить пределы, в которых сепаратизм киприотов-турок мог бы быть понят как стремление противостоять ассимиляции, утвердить свое достоинство, защитить свои законные права и интересы.

Этнический фактор был взят на вооружение внутренней и внешней реакцией с целью ликвидации независимого, суверенного и территориально целостного Кипра и превращения его территории в военно-стратегический плацдарм НАТО в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Давая оценку внутриполитическому положению страны за годы независимости, Генеральный секретарь Прогрессивной партии трудового народа Кипра (АКЭЛ) Э. Папаиоанну следующим образом суммировал негативные моменты: "Миролюбивый, стремящийся к прогрессу народ Кипра не смог использовать полностью этот период для созидательных усилий, направленных на развитие своей родины. Заговор империалистов основывается на стремлении расколоть кипрский народ путем различного рода давления и вмешательства. Они (империалисты) прибегли к подрывной деятельности и разжиганию национальной розни между греческим и турецким населением Кипра" 11 .

Превалирующее воздействие внешних сил, в том числе и активное использование ими экстремистских элементов для дестабилизации обстановки, было вызвано растущей ролью Кипра как потенциально важного опорного пункта экспансионистской политики международного империализма на Ближнем Востоке. При каждом очередном кризисе на Кипре Греция и Турция оказывались на грани войны, остро реагируя на положение общин. Кипр превращался, таким образом, в удобный рычаг давления на конфликтующих младших союзников по НАТО и удержания их в орбите Североатлантического блока. Кроме того, шла общая активизация империалистической стратегии в районе Ближнего Востока, усиливался курс на подрыв арабского национально-освободительного движения и поддержку израильских экстремистов. На Кипр практически возлагалась функция перевалочного пункта для снабжения Израиля оружием и боевой техникой, которое осуществлялось через базы, полученные Великобританией на основании цюрихско-лондонских соглашений. Участие США на стороне Израиля в ближневосточном конфликте автоматически вело к расширению американского присутствия на острове в виде англо-американского военного партнерства в использовании кипрских баз.

Перед империалистическими политиками возникала в связи с этим трудная задача: совместить обеспечение своих стратегических интересов в Средиземноморье и на Ближнем Востоке с удовлетворением "особых" целей и амбиций Греции и Турции в отношении Кипра, примирить двух союзников по НАТО за счет островного государства. Для раз-


11 Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Москва. 1969. Прага. 1969, с. 30.

стр. 61


решения этой задачи было необходимо перестроить кипрскую политику, которая из отдельных акций, расшатывавших и без того непрочные устои молодого государства, приняла бы форму определенной региональной концепции. В конце 60-х - начале 70-х годов разработка такой региональной концепции велась, по мнению американского исследователя Л. Стерна, в рамках "шизофренического подхода" к Кипру со стороны Вашингтона, который наряду с декларациями о поддержке законного правительства оказывал всестороннюю помощь кругам, стремившимся поглотить остров либо разделить его 12 . Спустя несколько дней после драматических событий 1974 г., вызвавших кризис на Кипре, греческий автор И. Яннакакис писал: "Историки международных отношений будут рассматривать "кипрское дело 1974 г." как классический пример действий американской дипломатии по принципу "куй железо, пока горячо", когда на первый взгляд независимые друг от друга, но возникающие в одном геополитическом пространстве конфликтные проблемы пытаются разрешить одновременно в пользу глобальной политики" 13 .

Внутренние аспекты проблемы отодвигались на второй план, в действие вводились силы, которые могли бы добиться в районе Восточного Средиземноморья решающих преимуществ для империализма. 15 июля 1974 г. военно-диктаторский режим Греции, действуя в интересах агрессивных кругов НАТО, осуществил государственный переворот на Кипре. 20 июля 1974 г. на остров высадился турецкий корпус, который поставил под свой контроль около 40% кипрской территории. Это привело к массовому бегству киприотов-греков из северных районов страны в южные и, в свою очередь, вызвало широкую миграцию турецкого населения в зону, контролируемую войсками Турции. По официальным данным, общее число перемещенных лиц из числа киприотов-греков составляет 198 556 человек, а киприотов-турок - 37 267 человек 14 . Произошло насильственное размежевание киприотов по национальному и географическому признакам, что, с одной стороны, способствовало территориальной консолидации двух общин, а с другой - внесло в обстановку на Кипре новые опасные элементы. Линия раздела длиною в 180 км начинается в предместьях Морфу, проходит через кварталы Никозии и тянется далее к Фамагусте. Ее ширина колеблется от 7 км до 20 м, охватывая около 3% территории страны 15 .

События 1974 г. и их последствия привели руководства двух общин к переоценке ценностей. В греческой общине заявили об отказе от лозунга "энозиса". Руководство турецкой общины, укрепив свои позиции, объявило о создании в одностороннем порядке "Федеративного турецкого государства Республики Кипр", были образованы законодательная ассамблея, совет министров, а лидер общины Р. Денкташ провозглашен президентом этого государственного образования. Каждому правительственному департаменту на греко-кипрской стороне сегодня противостоит соответствующая турецкая единица в северной зоне острова. Значительные изменения претерпела и система землепользования. Руководство греческой общины применило в отношении мигрировавших в северные районы киприотов-турок положения закона о реквизиции земли якобы с целью защиты их имущества, которое находится в доверительной собственности, а доходы от пользования им поступают в специальный фонд. Что же касается турецкой зоны, то киприотам- туркам, владевшим землей на юге и переехавшим на север, отводится в качестве компенсации земля вместе с документом на вла-


12 Stern L. Op. cit., p. 161.

13 Yannakakis I. Cypre, ou le "Derapage Controle". - Le Monde Diplomatique, 1974, N VIII, p. 6.

14 ООН, 1977, doc. NS/12463, p. 15.

15 Ibid., p. 10.

стр. 62


дение ею. Безземельные беженцы получили право на пользование наделом на основе ренты.

В изменившихся условиях пантюркисты выдвинули и иную идеологическую концепцию. В частности, руководство турецкой общины утверждает, что киприоты-турки, мол, не могут больше жить смешанно, бок о бок с киприотами-греками, а только рядом, в рамках двухобщинного федеративного государства 16 . Рассуждая чисто теоретически, эта концепция могла бы учесть новые элементы в структуре кипрского общества, если бы подразумевала комплекс мероприятий и политику, направленные на сохранение и укрепление независимого, суверенного и территориально целостного Кипрского государства, интересы упрочения единства его народа. Однако "проживание рядом" толкуется пантюркистами как консервация политики "свершившихся фактов", как ужесточение линии на сепаратизм. Такая трактовка концепции двух зон сопряжена с опасностью увековечения раскола Кипрского государства, с прямой угрозой его территориальной целостности. Вот почему одностороннее решение о создании "Федеративного турецкого государства Республики Кипр" было охарактеризовано в заявлении ТАСС как "новая попытка определенных кругов НАТО сорвать процесс урегулирования и осуществить раздел острова вопреки интересам кипрского народа" 17 .

Внедрение нового государственного образования выразилось, в частности, в изменении состава населения острова, которое происходит за счет притока иммигрантов из Турции и насильственной депортации киприотов-греков. Эта практика должна увеличить долю турецкой общины с 1 / 5 до 1 / 3 общей численности населения Кипра. В турецком секторе происходит искоренение всего греческого. Исчезли прежние надписи на стенах домов, переименованы названия улиц и учреждений, церкви стали мечетями. Граждане сепаратного государства расплачиваются при покупках турецкими лирами 18 .

Неурегулированность кипрской проблемы и связанные с этим осложнения экономического характера обусловили усиление в греческой и турецкой общинах оппозиционных, а также экстремистских течений. В греческой общине активизировались капитулянты и соглашатели, считавшие "западный фактор" в урегулировании кипрской проблемы решающим, не ушли со сцены и экстремисты, призывающие во имя идей эллинизма "вьетнамизировать Кипр", т. е. изгнать турецкие войска вооруженным путем. После чувствительного" поражения перегруппировывает свои силы подпольная террористическая организация ЭОКА-2. Наметился раскол и в турецкой общине. Нарушение традиционных экономических связей в сочетании с неумелым руководством привели к нехватке товаров и росту цен. Некогда доходные курорты в районах Кирении и Фамагусты наводняются туристами из Турции, которые привозят неустойчивые лиры, тогда как киприоты-турки нуждаются в твердой валюте 19 . Серьезное недовольство населения турецкой зоны вызывает социальная политика руководства общины. Взгляды оппозиции, которая группируется в основном вокруг Турецкой республиканской партии, выражает бывший лидер общины Ф. Кучук. Возникли также серьезные трения между киприотами- турками и переселенцами.

Разногласия существуют и в администрации Денкташа. Они касаются перспектив политического устройства и путей урегулирования кипрского вопроса. Национально-патриотические силы в турецкой


16 Milliyet, 17.IV.1975.

17 Правда, 17.11.1975.

18 Der Spiegel, N 31, 28.VII.1975.

19 Ibid.

стр. 63


общине подходят к решению кипрского вопроса на основе интересов и единства кипрского народа. Они выступают против раздела острова, за восстановление отношений сотрудничества между двумя общинами в рамках независимого, суверенного и территориально целостного государства. Это противоречит позиции администрации Денкташа, которая считает, что в условиях, когда около 20 стран готовы признать независимость турецко-кипрского государства, есть смысл продолжать политику с позиции силы и свершившихся фактов, вести дело к юридическому оформлению результатов событий 1974 года.

Таким образом, заговор атлантических кругов НАТО нанес чувствительный удар по структуре кипрского общества, вызвал фундаментальные изменения в содержании кипрского вопроса. К старым спорным проблемам двух общин прибавились более сложные: территориальный и конституционный вопросы, проблема беженцев, вопрос о свободе передвижения и поселения, поиски без вести пропавших киприотов.

Претерпели изменения и внешние аспекты проблемы, трансформировались характер и степень вовлеченности Греции и Турции в конфликтную ситуацию, их взгляды на присутствие иностранных войск на острове. Если до событий 1974 г. военно-диктаторский режим "черных полковников" видел оплот своего влияния и воздействия в греческих офицерах, присланных им для руководства кипрской национальной гвардией, и категорически отклонял требования президента Макариоса об их выводе, то новое правительство заняло иную позицию. Оно столкнулось с абсолютно другой ситуацией, когда определяющей силой на острове стали турецкие войска (23 тыс. человек). С греческими требованиями вывода всех иностранных контингентов и демилитаризации Кипра теперь не согласна Турция, заявившая, что ее вооруженное присутствие необходимо для обеспечения безопасности турецкой общины. Греция, хотя и продолжает придерживаться концепции интернационализации кипрской проблемы, не отрицает и возможности закулисного ее решения в рамках НАТО. Не принижая значения поддержки Грецией кипрского правительства, следует, однако, констатировать, что между ними существует и несовпадение взглядов по ряду вопросов. Что касается турецкой общины, то "самостоятельность" администрации Денкташа весьма своеобразна - все делается ею с согласия Анкары. Несмотря на ослабление международных позиций и экономические трудности, вызванные пребыванием турецких войск на Кипре, правящие круги Турции, судя по всему, не теряют надежды извлечь выгоды из своего военного успеха.

После событий 1974 г. арена борьбы вокруг кипрской проблемы переместилась в ООН. В конце октября - начале ноября 1974 г. на состоявшемся в ходе XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН обсуждении кипрской проблемы была принята резолюция N 3212, которая в постановляющей части призвала все государства уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность и политику неприсоединения Республики Кипр, воздерживаться от актов интервенции, направленных против нее, а также призвала к скорейшему выводу всех иностранных вооруженных сил и прекращению иностранного военного присутствия и всякого вмешательства в ее дела. Что касается внутренних аспектов проблемы, то в резолюции было выражено удовлетворение по поводу контактов и переговоров, ведущихся на равной основе при посредстве Генерального секретаря ООН между представителями киприотов-греков и киприотов- турок, и призвала к их продолжению с целью достижения взаимоприемлемого политического урегулирования на базе их законных прав 20 .


20 ООН, 1974 г., док. АН/9820.

стр. 64


В последующие годы ООН приняла более 20 резолюций, составивших основу для политического урегулирования кипрской проблемы. Несмотря на некоторые различия в отдельных пунктах, в целом эти документы содержат все элементы, изложенные в резолюции N 3212. Из числа этих документов следует отметить резолюцию, которая была принята 20 ноября 1979 г. на XXXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Она впервые констатирует право Республики Кипр и ее народа на полный и эффективный суверенитет и контроль над всей территорией страны, ее природными ресурсами и призывает все государства поддерживать правительство Кипра и помогать ему осуществлять упомянутое право 21 .

Хотя эти документы охватывают все аспекты проблемы, ни одно их положение до сих пор не выполнено. Причина кроется прежде всего в обструкционистской политике империалистических кругов НАТО. При каждом обсуждении проблемы в ООН четко обнаруживаются две противоположные позиции в подходе к решению кипрского вопроса: первая предусматривает достижение договоренности в обход ООН, в узком кругу стран НАТО, в интересах восстановления юго-восточного фланга этого блока, другая основывается на резолюциях Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН. Сторонники первой линии - империалистические круги США и НАТО - саботируют выполнение этих резолюций и с помощью различных рычагов давления пытаются навязать такую формулу урегулирования, которая учитывала бы в полной мере их военно-стратегические цели.

Нажимая на "кипрский нерв", США в последнее время активизировали кампанию, направленную на втягивание Греции в военную организацию НАТО. С другой стороны, стремясь найти замену своим утерянным позициям в Иране, они поспешили уладить свои противоречия с Турцией и заключили с нею 29 марта 1980 г. соглашение о сотрудничестве в области обороны и экономики. Соответственно повысился интерес и к Кипру, которому отводится важное место в ближневосточной политике США. Более того, согласно "доктрине Картера", английские базы на острове могли бы быть использованы для оказания материально-технической поддержки "корпуса быстрого реагирования". В подтверждение этому правительство Великобритании дало ясно понять, что оно не намерено уходить с "суверенных английских территорий" на Кипре. Иными словами, в политике империалистических кругов просматривается линия на активное использование острова в своей стратегии на Ближнем Востоке. Кипрская печать сообщает, что американская дипломатия разрабатывает новый вариант "решения" кипрской проблемы. В награду за "посреднические услуги" Вашингтон хотел бы получить на острове территорию для создания собственных военных баз.

В 1975 - 1978 гг. в соответствии с резолюциями Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН неоднократно предпринимались попытки добиться внутрикипрского урегулирования путем межобщинных переговоров с участием генерального секретаря ООН. За этот период состоялось шесть раундов встреч (28 апреля - 3 мая, 5 - 7 июня, 31 июля - 2 августа 1975 г. в Вене, 10 сентября 1975 г. в Нью-Йорке, в феврале 1976 г. и 31 марта - 7 апреля 1977 г. в Вене), которые, однако, лишь подтвердили наличие разногласий в позициях обеих сторон и не привели к достижению какой-либо, даже частичной, договоренности. Что касается конкретных позиций сторон, то они под влиянием времени, а также внешних факторов постоянно претерпевают изменения. Предложения греко-кипрской стороны базируются на принципе свободы передвижения всех граждан и свободе поселения, праве


21 Кипрский бюллетень, Никосия, 26.11.1979.

стр. 65


трудиться и приобретать собственность в любом районе страны. Территориальный аспект проблемы предлагается решить, исходя из пропорциональной численности населения 22 . Киприоты-турки категорически отвергают такие принципы, как свобода поселения и предоставление всем киприотам права на собственность, труд и профессиональную деятельность по всему Кипру, усматривая в них прямой путь к возврату положения, в котором находилась турецкая община в 1963 - 1974 годах 23 .

Важной вехой в налаживании межобщинного диалога явилась состоявшаяся 12 февраля 1977 г. в Никозии при участии генерального секретаря ООН К. Вальдхайма встреча президента Макариоса с лидером турецкой общины Денкташем. На ней была достигнута договоренность о четырех принципах, которыми должны руководствоваться представители двух общин на переговорах. В частности, была достигнута договоренность, что стороны будут стремиться к созданию независимой, неприсоединившейся, двухобщинной федеративной Республики Кипр и что территория, управляемая каждой из общин, будет определена, исходя из плодородия и экономической ценности земли, а также из собственности на нее. Стороны согласились обсудить такие вопросы, как свобода передвижения и поселения, право на собственность и другие проблемы. Четвертый пункт гласил: "Исполнительная власть и функции центрального, федеративного правительства должны быть направлены на сохранение единства страны, принимая во внимание двухобщинный характер государства" 24 .

Достигнутые договоренности отразили компромиссный подход, создав благоприятные предпосылки для комплексного урегулирования кипрской проблемы. Однако воспользоваться ими помешало отсутствие доверия, которое в преломлении к кипрской действительности стало одним из важнейших факторов внутриполитического развития. Только в мае 1979 г. в результате встречи президента С. Киприану с Р. Денкташем, которая и на этот раз проходила под эгидой генерального секретаря ООН, была достигнута договоренность возобновить межобщинные переговоры на основе принципов, согласованных в феврале 1977 г., а также десяти принципов, разработанных Киприану и Денкташем. Эти принципы представляют собой практическую формулу урегулирования спорных проблем, которая учитывает баланс интересов двух общин. В частности, предусматривается, что преимущество на переговорах будет отдано достижению соглашения о заселении Вароши (район Фамагусты) под эгидой ООН. Чрезвычайную важность имеет также принцип, согласно которому независимость, суверенитет, территориальная целостность и политика, неприсоединения должны быть в достаточной мере гарантированы от полного или частичного объединения Кипра с любой другой страной и от любой формы раздела или отделения. Особый пункт предусматривает обсуждение вопроса о демилитаризации Республики Кипр.

Переговоры на этой основе начались 15 июня 1979 г. в Никозии, вселив в киприотов надежду на достижение взаимоприемлемых договоренностей, но тоже закончились безрезультатно. Прогрессивные силы страны выступают за реализацию достигнутых ранее соглашений, призывают к искоренению любых форм вражды между киприотами, скорейшему восстановлению нормальных межобщинных отношений. Разъясняя позицию АКЭЛ, Папаиоанну заявил: "Все должны осознать,


22 Proposals of the Greek Cypriot Side on the Various Aspects of the Cyprus Problem Nicosia. April. 1976.

23 Proposals of the Turkish Cypriot Side. U. N. 1976.

24 Кипрский бюллетень, 11.IV.1979.

стр. 66


что нет другого решения кипрского вопроса, кроме как на основе создания федерации" 25 .

Чувство реализма вновь одержало верх над предубежденностью, когда на встрече 9 августа 1980 г. представителей греческой и турецкой общин была достигнута договоренность о возобновлении межобщинного диалога. Это решение явилось следствием нового раунда консультаций, проведенных специальным представителем Генерального секретаря ООН на Кипре Ю. Гобби. В ходе консультаций обе стороны подтвердили действенность соглашений от 12 февраля 1977 г. и 19 мая 1979 г., а также свою поддержку федеративного решения конституционного аспекта и двухзонального решения территориального аспекта проблемы. Переговоры начались 16 сентября 1980 г. в Никозии и касались следующих пунктов: 1. Достижение соглашения по вопросу заселения Вароши под эгидой ООН. 2. Принятие обеими сторонами предварительных практических мер для проявления доброй воли, взаимного доверия и стремления вернуться к нормальной обстановке. 3. Конституционные аспекты. 4. Территориальные аспекты. Стороны условились обсуждать эти вопросы совместно и по отдельности на последующих встречах. В соответствующий момент из представителей двух общин намечается создать комитеты или рабочие группы по различным вопросам.

Обмен мнениями выявил наличие серьезных разногласий. Хотя стороны и выступают за федеративное решение, они вкладывают в понятие федерации разный политический смысл. Основу подхода киприотов-греков к конституционному и территориальному аспектам проблемы составляет принцип численного преобладания греческого населения над турецким, а также определенный расчет на свой более широкий экономический потенциал. В своих предложениях они ставят на первый план территориальный вопрос, соглашаясь отдать под контроль турецкой общины 20% территории острова. Киприоты-греки выступают за широкую юрисдикцию центральных и исполнительных органов федерации. Важное значение придается вопросам свободы передвижения, расселения и праву собственности 26 . Киприоты-турки настаивают на создании "независимого, неприсоединившегося, двухобщинного и двухзонального федеративного государства" при полном равенстве обеих общин с их обособленными администрациями и с весьма слабыми полномочиями центральной федеральной власти. Руководство турецкой общины возражает против смешения греческого и турецкого населения и соответственно против возвращения греческих беженцев в подконтрольную ей зону с перспективой создания в ней греческих анклавов 27 .

Таким образом, существуют многочисленные разногласия, затрудняющие ведение внутрикипрских переговоров и препятствующие достижению договоренностей. На поиске взаимоприемлемого урегулирования сказывается и расстановка политических сил в кипрском обществе. В результате парламентских выборов, которые проходили 24 мая 1981 г. в контролируемой правительством зоне, 35 мест в законодательном органе страны распределились следующим образом: АКЭЛ - 12 депутатских мест; правящая Демократическая партия (ДП) - 8 мест; Единый демократический Союз Центра (ЭДЭК) - 3; крайне правая партия Демократический сбор - 12. 28 июня 1981 г. в турецком секторе состоялись выборы президента и всего состава "законодательной ассамблеи". Большинство мест сохранилось за правящей Партией национального единства, а президентом был вновь избран Денкташ.

Важным фактором, наложившим отпечаток на развитие политической ситуации в стране, является сотрудничество между АКЭЛ и


25 Харавги, 19.VI.1980 (на греч. яз.).

26 Кипрский бюллетень, 13.V.1982.

27 Halkm sesi, 8.III.1982.

стр. 67


ДП. Их общей платформой стала совместно разработанная программа-минимум. В канун президентских выборов, намеченных на февраль 1983 г., обе партии высказались в поддержку кандидатуры С. Киприану для переизбрания его на второй срок. В соответствии с программой- минимум АКЭЛ и ДП заявили о стремлении к созданию независимой, суверенной, территориально целостной федеративной двухрайонной республики, гарантирующей единство страны и народа в защиту его неотъемлемых прав. Отдавая приоритет развитию связей с неприсоединившимися и социалистическими государствами при одновременном расширении отношений с западными странами, обе партии поддержали идею интернационализации кипрского вопроса и советское предложение о созыве международной конференции по Кипру в рамках ООН 28 . Программа-минимум является результатом многолетней борьбы кипрских коммунистов за единство демократических и патриотических сил республики.

Поиску урегулирования кипрской проблемы способствует советско-кипрское сотрудничество. СССР занимает в кипрском вопросе принципиальную и последовательную позицию. Поддерживая национально-освободительную борьбу киприотов, наша страна решительно осуждает политику вмешательства во внутренние дела Республики Кипр, требует уважения ее независимости, суверенитета и территориальной целостности, выступает за вывод всех иностранных войск, за мирное и справедливое решение кипрского вопроса на основе резолюций ООН. О конструктивности советской позиции свидетельствует и упомянутое выше предложение СССР созвать под эгидой ООН представительную международную конференцию по Кипру 29 . Опираясь на объективную необходимость интернационализировать усилия в поисках взаимоприемлемого решения, СССР предлагает покончить с отжившей военно-политической структурой цюрихско-лондонских соглашений, создать новую, действенную систему международных гарантий независимой Республики Кипр. Что же касается внутренних аспектов проблемы, то их разрешение, по мнению советской стороны, является делом самих киприотов, для которых единственно приемлемым средством сближения позиций и урегулирования вопроса в целом являются прямые межобщинные переговоры.

Принципиальная и последовательная позиция СССР получила новое подтверждение в ходе состоявшегося в октябре - ноябре 1982 г. рабочего визита в СССР президента Республики Кипр С. Киприану. В ходе переговоров с советской стороны было подчеркнуто, что "СССР выступает за безотлагательное прочное и справедливое урегулирование кипрской проблемы без военного или иного вмешательства извне, путем конструктивных переговоров с учетом законных интересов обеих общин, за вывод всех иностранных войск и ликвидацию иностранных военных баз на Кипре, за то, чтобы Кипр существовал как единое, независимое, суверенное, неприсоединившееся государство" 30 .

Таким образом, в настоящее время ведется трудный поиск решения внутренних и внешних аспектов кипрской проблемы. Отсутствие прогресса в ее урегулировании ведет к закреплению фактического раздела острова, создает угрозу независимости и территориальной целостности Кипрского государства. Взаимоприемлемое решение проблемы, несомненно, будет отвечать интересам мира и международной безопасности не только в Восточном Средиземноморье, но и на Ближнем Востоке.


28 Кипрский бюллетень, 19.IV. 1982.

29 Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. Сборник документов. 1974 год. М. 1975, с. 135.

30 Правда, 3.XI.1982.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/КИПРСКИЙ-ВОПРОС

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. А. Шмаров, КИПРСКИЙ ВОПРОС // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 16.05.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/КИПРСКИЙ-ВОПРОС (дата обращения: 24.10.2018).

Автор(ы) публикации - В. А. Шмаров:

В. А. Шмаров → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
111 просмотров рейтинг
16.05.2018 (160 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
GEOLOGY AND MINERAL RESOURCES OF THE RUSSIAN SHELF AREAS
Каталог: Геология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
"PHOBOS-GRUNT" THE RUSSIAN PROJECT
Каталог: Космонавтика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
YAMSKIE ISLANDS: A NORTH PACIFIC PHENOMENON
Каталог: География 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Подсадные дети
Каталог: Журналистика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Яйцеклетка в приданое
Каталог: Биология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Традиции. ПРАЗДНИКИ НАД КУРОЙ
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
"Айы дере" - "Медвежье ущелье"
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Дети из пробирки грозят человечеству мутацией
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ON THE ICE CONTINENT
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
NORILSK PROJECT
Каталог: Вопросы науки 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн


ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
КИПРСКИЙ ВОПРОС
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Скачать приложение для смартфонов