Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14712
Автор(ы) публикации: С. Г. Лившиц

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

С января и до середины ноября 1918 г. российская контрреволюция пыталась создать в Сибири несколько антисоветских "правительств", претендовавших на "всероссийскую" власть: Временное правительство автономной Сибири (ВПАС), Временное Сибирское правительство, Комуч в Самаре и "деловой кабинет" в Харбине, возглавляемый начальником Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) генерал-лейтенантом Д. Л. Хорватом и др. 1 . Все эти группировки надеялись укрепиться с помощью Антанты, у которой просили признания их "законности". Американские, французские, английские и японские дипломаты внимательно следили за действиями этих "правительств", изучали их состав, партийность, внутреннюю и внешнеполитическую ориентацию. Хорошо осведомленный советник бывшего российского посольства в Париже Н. А. Базили писал бывшему царскому послу в Англии К. Д. Набокову, что в возникшей на востоке России ситуации "союзникам трудно не делать выбора между вновь создавшимися властями". По его сведениям, ВПАС и Комуч, т. е. "правительства" мелкобуржуазной контрреволюции, рассматривались Антантой как правительства "крайне левого направления", состоявшие "из людей мало политически ценных и во всяком случае далеких от понимания требований реальной политики" 2 . Аналогичную информацию получил и бывший российский посол в Италии М. Н. Гире. Он подтверждал в письме от 30 июля того же года своему коллеге в Японии В. Н. Крупенскому намерение союзников поддерживать правительство, способное "прежде всего доказать свою ценность в деле организации русской армии" 3 , которая могла бы стать опорой диктатора.

Лидерам Антанты тогда больше других импонировал харбинский "деловой кабинет", первым среди сибирских "правительств" провозгласивший принцип единоличной власти своего главы Хорвата. Поэтому он оценивался Антантой как состоящий "из лиц, более способных к деловой государственной деятельности, чем члены правительства владивостокского (ВПАС. - С. Л.) и быть может омского (Временного Сибирского правительства. - С. Л.)". Но империалистов не устраивало откровенно монархическое "направление Хорвата и работающих вместе с ним" 4 . Кроме того, это "правительство" не имело "своей" территории в России, действовало только в зоне отчуждения КВЖД и потому не годилось в качестве опорной базы для установления военной диктатуры.

В этих условиях с конца лета 1918 г. Антанта делала ставку на Временное Сибирское правительство П. В. Вологодского, которое с помощью белочехов и казачьих войск временно распространило свою власть на Сибирь, часть Урала и Приуралье, провело мобилизацию, обладало тем золотым запасом России, что был захвачен белыми и чехами в Казани, и значительными резервами продовольствия.


1 Подробнее см.: История Сибири. Т. 4. Л. 1968, с. 90 - 97; Гармиза В. В. Крах эсеровских правительств. М. 1970, с. 65 - 114, 184 - 204; его же. Директория и Колчак. - Вопросы истории, 1976, N 10; Лившиц С. Г. Крах Временного правительства автономной Сибири. - Там же, 1974, N 8; его же. К истории Западно-Сибирского комиссариата. В кн.: Вопросы истории СССР. Ученые записки Барнаульского пединститута. 1974; его же. Временное Сибирское правительство (июль - ноябрь 1918 г.). - Вопросы истории, 1979, N 12.

2 Коллекция ЦГАОР СССР, Базили - Набокову, 5.VIII.1918.

3 Там же, Гирс - Крупенскому, 30.VII.1918.

4 Там же, Базили - Набокову, 5.VIII.1918.

стр. 79


Временное Сибирское правительство тем более импонировало Антанте, что из его состава были удалены сибирские областники, а их попытка в сентябре 1918 г. вернуться к власти была подавлена силой: заместителя премьера В. М. Крутовского и министра М. Б. Шатилова арестовали, а претендовавшего на министерский пост в Омске члена ВИАС А. Е. Новоселова расстреляли 5 . Одновременно фактически прекратилась деятельность Сибирской областной думы, в которой преобладали эсеры. Газета "Заря", официоз Сибирского правительства, писала, что "сентябрьский переворот" совершен с учетом "настроения союзных руководящих кругов", а "отказ от включения в состав министерства Новоселова, члена дерберовского правительства" (ВПАС. - С. Л.), был вызван "трезвым учетом политической обстановки" и реакции тех же "союзников" 6 .

Руководители стран Антанты пришли к мнению, что установление нужных им порядков в России "является геркулесовым делом", а "полуиспеченный конституционализм" эсеровских "правительств" типа ВПАС и Комуча не сможет "преуспеть" в этом деле. Они нацелились на "создание временного военного правительства" во главе с "надежными военными руководителями", которых Антанта поддержит "финансами, а также военной силой" 7 . По инициативе англичан Антантой был намечен кандидатом N 1 в диктаторы находившийся тогда на Кубани генерал-от-инфантерии М. В. Алексеев, бывший начальник штаба верховного главнокомандующего в годы первой мировой войны и один из главных организаторов Добровольческой армии на юге России. В Сибири, в силу ее отдаленности от Кубани, имелось в виду создать местный режим, подчиненный Алексееву. "Высокий комиссар" Англии в Сибири Ч. Эллиот получил от своего министра иностранных дел А. Бальфура инструкцию, гласившую, что если на местах возникнет движение в поддержку верховной власти Алексеева, то Эллиот должен этому содействовать 8 . Основным кандидатом в местные диктаторы являлся вице-адмирал А. В. Колчак.

Эти планы империалистических интервентов соответствовали пожеланиям лидеров внутренней контрреволюции. На совещании омских торговцев и промышленников, проходившем 16 - 21 июля 1918 г., была принята резолюция, требовавшая установления в Сибири власти "одного лица" 9 . В сентябре Всероссийский съезд торговли и промышленности, проходивший в Уфе, также потребовал, чтобы "все военное и гражданское управление" было "объединено в лице верховного главнокомандующего, обладающего полнотой власти" 10 . Не было у них расхождений и в вопросе о кандидатах в диктаторы. "Национальный центр" в согласии с другими контрреволюционными организациями главным кандидатом наметил Алексеева, а "Колчак имелся в виду... как второй кандидат" 11 . И далеко не случайно Вологодский уже на второй день после приезда во Владивосток на переговоры с представителями Антанты встретился там с вице- адмиралом и имел с ним конфиденциальную беседу 12 . Они договорились о том, что в Сибири будет установлена диктатура, а Колчак станет диктатором 13 .

В ходе переговоров с дипломатическими и военными представителями Антанты Вологодский согласился отдать железные дороги Сибири и Дальнего Востока под "союзный", фактически американский, контроль и назначил чешского генерала Р. Гайду главкомом сибирской армии. 23 сентября Гайда выехал в Омск, а неделю спустя на ст. Маньчжурия имел откровенный разговор с В. Н. Пепеляевым, од-


5 Подробнее см.: Лившиц С. Г. Временное Сибирское правительство, с. 106; его же. Империалистическая интервенция в Сибири в 1918 - 1920 гг. Барнаул. 1979, с. 47 - 48.

6 Заря, 27.IX.1918.

7 Интервью заместителя министра иностранных дел Англии Р. Сессила корреспонденту белогвардейского "Русского слова" (сентябрь 1918 г.). Цит. по.: Ullman R. Intervention and the War. Vol. I. Princeton - Lnd. 1961, pp. 273 - 274.

8 Ibid., p. 274.

9 Промышленность Западной Сибири, Омск, 1918, N 3, с. 19.

10 Коллекция ЦГАОР СССР, резолюция N 1 политической секции Всероссийского съезда торговли и промышленности от 7.IX.1918.

11 Дневник В. Пепеляева. 1918. -Красные зори, Иркутск, 1923, N 4, с. 79.

12 Заря, 25.IX.1918.

13 Дневник В. Пепеляева, с. 79.

стр. 80


ним из руководителей "Национального центра" и членом ЦК кадетской партии, которыми он был командирован в Сибирь для участия в установлении там диктатуры. Гайда сообщил Пепеляеву о том, что подготовка к перевороту уже идет, "но пока не все готово. Пока не организованы военные силы" 14 . Представители Антанты поддержали Вологодского в борьбе с другими претендентами на власть в знак благодарности за сотрудничество с ними. С их помощью были ликвидированы ВПАС и "деловой кабинет" Хорвата. 8 октября, заручившись поддержкой Антанты, Вологодский выехал в Омск. Вслед за ним, с небольшими интервалами туда отправились Колчак и генерал-майор А. Нокс, назначенный главой британской военной миссии в Сибири.

Между тем в Уфе с 8 по 23 сентября проходило "государственное" совещание руководителей контрреволюционных "правительств" и партий. Его задачей было объединение сил для борьбы с Советской властью и создание единого "Всероссийского правительства" 15 . На совещание пригласили представителей и Сибирского правительства, но Вологодский предпочел переговоры с Антантой дискуссиям с представителями "демократической" контрреволюции. В Уфу с опозданием на четыре дня отправилась делегация из второстепенных лиц, которым Вологодский, "ожидая благоприятного результата поездки на Восток" 16 , приказал добиваться, чтобы "организуемая власть" была "твердой, крепкой, сильной" и не ответственной перед Учредительным собранием 17 . 16 сентября, будучи в пути, Вологодский дополнил эту инструкцию пунктом о необходимости добиться перерыва в работе совещания на две недели, т. е. до окончания его переговоров с державами 18 . После встреч в Харбине с Эллиотом и японским дипломатом Мацудайрой Вологодский потребовал признания совещанием в Уфе Сибирского правительства "властью всероссийской" 19 .

Однако прибывшая в Уфу делегация нарушила эти инструкции 20 , опасаясь остаться в изоляции. "Сибиряки" приняли участие в выборах правительства (официально именовавшегося директорией), которое окончательно было "сконструировано" 23 сентября в следующем составе: член "Союза возрождения", формально вышедший из партии эсеров и ставший главой директории Н. Д. Авксентьев, кадеты П. В. Вологодский и Н. И. Астров, генерал-лейтенант В. Г. Болдырев (беспартийный) и глава правительства Северной области "народный социалист" Н. В. Чайковский. Поскольку Астров и Чайковский были вне пределов Сибири, вместо них в дирекцию вошли кадет В. А. Виноградов и правый эсер В. М. Зензинов, избранные как их заместители.

Однако эсеры и меньшевики были недовольны отсутствием среди членов директории представителей Комуча, правые - наличием там двух эсеров. Отрицательно отнеслись к факту избрания директории представители Антанты. По словам Вологодского, "союзники не верят во всероссийскую власть, во-первых, неорганизованную, не имеющую реальной силы, во-вторых,., состоящую из разнородных элементов, в-третьих, зависимую от Учредительного собрания" 21 , а "здоровая Сибирь


14 Там же. Назначение Гайды главкомом не состоялось из-за оппозиции омского генералитета, но он получил в командование один из участков Уральского фронта.

15 Подробнее см. Гармиза В. В. Директория и Колчак, с. 16 - 32.

16 Гипс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Т. I. Пекин. 1921, с. 212.

17 Красный архив, 1933, N 6(61), с. 63. Инструкция делегации Сибирского правительства на Уфимское совещание (начало сентября 1918 г.).

18 Коллекция ЦГАОР СССР, Вологодский (Иркутск)-Серебренникову, министру снабжения, 16.IX. 1918. Серебренников возглавлял делегацию Сибирского правительства в Уфе.

19 Красный архив, 1933, N 6(61), с. 72. Вологодский (Харбин) - Серебренникову, 18.IX.1918.

20 Серебренников следующим образом объяснял позицию своей делегации: "Сибиряки надеялись, что нужного количества членов Учредительного собрания к 1 января (1919 г.) не наберется, и что за пять месяцев вообще много может воды утечь, и так или иначе определится борьба с большевиками, и видно будет, что делать дальше. А пока что всероссийская власть будет создана и вместе с ней и высшее командование, в чем ощущалась категорическая необходимость" (Серебренников И. И. Мои воспоминания. Т. 1. Тяньцзинь. 1937, с. 173).

21 Коллекция ЦГАОР СССР, Вологодский (Владивосток) - совмину (Омск), 7.Х.1918.

стр. 81


(т. е. Сибирское правительство. - С. Л.) имеет больше шансов получить поддержку союзников" 22 . Не обладая своей территорией, армией, финансами, директория в первые недели существования находилась в изоляции, пребывала "в состоянии беспомощности и нерешительности... Помощь союзников не приходила, поведение их представителей было уклончиво и двусмысленно, директория поэтому нервничала и даже такой былой англофил, как Авксентьев, громил в частных разговорах... империализм и своекорыстие союзников" 23 .

В конце сентября - начале октября Авксентьев провел ряд совещаний наличных членов директории и учредиловцев по вопросу о выборе "столицы" 24 . Раздавались голоса за Уфу, Екатеринбург, Челябинск, Самару, но глава директории настоял на переезде в Омск, место пребывания своего основного конкурента - Сибирского правительства. "Военная помощь союзников и их деньги, - говорил он, - необходимы директории, без них она не может существовать. Необходимо поэтому заставить союзников признать всероссийское правительство, а для этого необходимо уничтожить средостение, существующее между союзниками и директорией. Директория должна встать на место Сибирского правительства, заменить его в сношениях с союзниками. Уничтожив Сибирское правительство, директория в то же время покажет союзникам свою силу и значение". Для этого, продолжал Авксентьев, директории надо переехать "на жительство" в Омск, и поскольку она не может уничтожить Сибирское правительство "путем применения физической силы - такой силы у директории пока вовсе не имеется", то постараться "одержать верх" над ним изнутри, путем его "обволакивания". Смысл этого плана заключался в том, что "директория должна вобрать в состав всероссийского кабинета министров наиболее пригодные и демократические элементы Сибирского правительства, приспособить себе сибирский правительственный аппарат и этим путем уничтожить сопротивляемость Сибирского правительства", а затем издать декрет о роспуске всех "областнических" правительств, в том числе и Сибирского 25 .

Многие представители "демократической" контрреволюции и даже кадет Л. А. Кроль были против этого плана, считая, что Сибирское правительство с благословения зарубежных покровителей может совершить "государственный переворот" и ликвидировать директорию. Но Авксентьев утверждал, что "иначе нельзя... Мы должны, - говорил он Кролю 5 октября в Екатеринбурге, - сунуться волку в пасть: или он нас съест, или он нами подавится" 26 . (Омскому правительству понадобилось, как известно, всего полтора месяца, чтобы "съесть" директорию. - С. Л.).

9 октября директория прибыла в Омск. В воззвании к населению, выпущенном по этому поводу на следующий день, Авксентьев и К о утверждали, будто по пути следования и "особенно в Омске" им был оказан "теплый прием" 27 . Вокзал на омской пригородной станции был "декорирован национальными и сибирскими флагами", стояло "несколько арок с надписью "Добро пожаловать!". Для встречи прибыли министры Сибирского правительства, председатель Сибирской областной думы И. А. Якушев, состоялся парад сибирских и чешских полков и молебен 28 . "Все было чудесно, - вспоминал член директории генерал Болдырев. - Официальная сторона безупречна. А вот дальше хуже... Наши квартирьеры почти ничего не нашли. Мне отвели два скверных номера, Авксентьеву - две скверные комнаты на какой-то глухой окраинной улице... Это был вызов. Остались в ваго-


22 Там же, Вологодский - Авксентьеву, 12.X.1918.

23 Святицкий Н. К истории Всероссийского Учредительного собрания. Ч. 3. Съезд членов Учредительного собрания (очерк событий на востоке России в сентябре - декабре 1918 г.). М. 1921, с. 32.

24 Аргунов А. Между двумя большевизмами. Париж. 1919, с. 21.

25 Святицкий Н. УК. соч., с. 36.

26 Кроль Л. А. За три года. Воспоминания, впечатления, встречи. Владивосток. 1921, с. 140.

27 Коллекция ЦГАОР СССР, "От Временного Всероссийского правительства к населению Сибири".

28 Болдырев В. Г. Директория, Колчак, интервенты. Новониколаевск. 1925, с. 65 - 66.

стр. 82


нах" 29 . 15 октября директории предоставили двухэтажное здание реального училища на окраине города. По квартирам членов директории расселили позже 30 .

Первые три дня "сибиряки" избегали деловых контактов с директорией. 12 октября по настоянию последней состоялось совещание, на котором решался вопрос о прерогативах директории и Сибирского правительства 31 . Едва председательствовавший Авксентьев заявил, что директория на основе мандата Уфимского совещания претендует на верховную власть, а для образования кабинета министров "полагает воспользоваться аппаратом сибирской власти", пополнив его ставленниками директории, как "сибиряки", не выбирая выражений, атаковали директорию, дав ясно понять, кто является действительной властью в Омске. Тон задали министр финансов И. А. Михайлов - ярый сторонник сильной власти, Серебренников и управляющий министерством земледелия Н. И. Петров. Они заявили, что если директория собирается Сибирскому правительству "приказывать, то тогда незачем было собираться", т. к. это "дело совершенно безнадежное". Избрание директории на совещании в Уфе "для Сибирского правительства несущественно", и директория "должна была бы знать, что Сибирское правительство является таким, с которым нужно считаться, как равному с равным". Они выразили сомнение в способности директории выдвинуть на министерские посты достойных, с их точки зрения, людей, намекая на то, что Авксентьев и его сторонники намерены вручить министерские портфели деятелям Комуча. "Нам нужно знать, - говорил Н. И. Петров, - что те люди, которые разрушили аппарат (власти. - С. Л.) в Самаре, не будут стоять здесь близко около вас". Выход оппоненты директории усматривали в передаче в полном составе "правительственных учреждений в пользование всероссийского правительства, с преобразованием и переименованием сибирских министров во всероссийские". На вопрос В. М. Зензинова, возможно ли хотя бы частичное изменение личного состава кабинета, Серебренников ответил отрицательно.

Болдырев попытался урезонить Михайлова и его коллег тем, что Сибирь "по отношению к России... является только областью", а потому кабинет министров директории не может состоять из одних "сибиряков". Но успеха он не имел. Претендуя на превращение своего кабинета министров во всероссийский, "сибиряки" делали акцент на том, что "для заграницы всероссийское правительство величина неизвестная, т. к. оно еще себя не проявило, между тем как Сибирское правительство пользуется там определенным весом", и если директория согласится признать сибирские министерства всероссийскими, то "заграница сумела бы убедиться, что всероссийское правительство стоит на точке зрения правительства Сибирского". Серебренников предложил директории обдумать следующее требование "сибиряков": передаче власти Сибирским правительством директории должно предшествовать превращение его во всероссийский кабинет министров. Директория издаст грамоту с "обещанием обеспечить Сибири широкую автономию", пределы которой "должны быть определены сибирским Учредительным собранием". Ответ директория должна была дать к 20 час. того же 12 октября 32 .

Обсуждение этого ультиматума проходило в вагоне Болдырева. "Авксентьев неимоверно волновался, говорил, что предложения эти - капитуляция для нас, что надо рвать. Ему резонно возражали: а потом что?.. Спорили долго и горячо. В конце концов согласились признать приемлемыми предложения "сибиряков" при условии сохранения за директорией права устранять министров, которые не справляются со своими обязанностями" 33 . На вечернем заседании 12 октября Болдырев объявил о согласии директории на превращение Сибирского правительства в полном составе в кабинет министров директории с оговоркой, что персональный состав министров окончательно будет утвержден по возвращении Вологодского, с сохранением за директорией "права замены лиц из состава министров, которые


29 Там же, с. 66.

30 Там же, с. 72 - 74. Серебренников объяснял это "перегруженностью Омска" (см. Серебренников И. И. УК. соч., с. 199).

31 Коллекция ЦГАОР СССР, протокол частного совещания директории и Сибирского правительства от 12 октября 1918 года.

32 Болдырев В. Г. УК. соч., с. 69.

33 Там же, с. 70.

стр. 83


окажутся неподходящими на занимаемых должностях" 34 . Капитуляция директории была полной, омский кабинет министров становился "всероссийским", а оговорка о праве директории на замену министров ничего не стоила. 19 октября Болдырев записал в дневнике, что главари "сибиряков" "трубят о своей победе над нами" 35 .

С возвращением Вологодского 18 октября начался новый тур борьбы за власть. Премьер Сибирского правительства требовал права "конструирования" кабинета по своему усмотрению 36 . Директория (Авксентьев, Зензинов и Болдырев) до начала ноября сопротивлялась назначению министров без ее утверждения. Спор, собственно говоря, разгорелся вокруг двух кандидатур: группа Авксентьева возражала против назначения монархиста И. А. Михайлова министром внутренних дел, а "сибиряки" были решительно против назначения на этот пост эсера Е. Ф. Роговского. В ходе словесных баталий Авксентьев, по свидетельству Болдырева, "временами был близок к истерике", а на заседании 26 октября он и Зензинов "заявили о возможности их ухода из директории" 37 . Лишь 3 ноября был достигнут компромисс: Михайлов оставался министром финансов, министром внутренних дел назначался формально нейтральный, а на самом деле противник директории А. Н. Гаттенберг, а Роговский становился управляющим государственной охраны с правами товарища министра внутренних дел 38 .

3 ноября было оформлено соглашение между директорией и Сибирским правительством, согласно которому последнее из "областнического" становилось "всероссийским" кабинетом министров 39 . "Слияние" директории с Сибирским правительством было отмечено банкетом, на котором Авксентьев поднял тост за Колчака. "Предлагаю выпить, - сказал он, - за наше блестящее прошлое и, надеюсь, ближайшее будущее - адмирала Колчака" 40 . Ответного тоста в адрес директории ни со стороны Колчака, ни со стороны присутствующих на банкете представителей Антанты не последовало: директория сыграла свою роль, возведя Сибирское правительство в ранг всероссийского, и подготовка к ее удалению со сцены шла полным ходом. План Авксентьева об "обволакивании" Сибирского правительства и создании директорией своего кабинета провалился. Деятельность ее свелась лишь к подтверждению некоторых декретов, ранее принятых Сибирским правительством, и по его требованию Авксентьев провел в Томске 10 ноября решение Сибирской думы о самороспуске 41 , чем еще больше ослабил позиции эсеровской части директории.

С середины октября "толки о военной диктатуре... становились злобой дня" 42 . За ее установление были представители как местной, так и бежавшей в Сибирь российской буржуазии, монархисты, кадеты, офицерство 43 . Сторонники диктатуры организовали омский блок, который Болдырев называл "священным союзом" 44 . Руководили им Вологодский, Михайлов, Пепеляев и адвокат В. А. Жар-децкий. Главную роль в подготовке установления диктатуры играл генерал Нокс, прибывший в Омск 21 октября. Д. Ллойд Джордж писал, что Нокс "обладал иск-


34 Коллекция ЦГАОР СССР, протокол вечернего заседания директории и Сибирского правительства 12 октября 1918 года.

35 Болдырев В. Г. УК. соч., с. 76.

36 Там же, с. 81.

37 Там же, с. 76, 80, 85. Взаимное недоверие конкурентов достигло таких масштабов, что левая часть директории опасалась переворота "справа", а "сибиряки" - ареста своих лидеров директорией. Вечером 23 октября Вологодский даже вызвал для охраны своей персоны казачий взвод. Болдырев успокоил его, отвез домой на своем автомобиле. Там он обнаружил, что у дома Вологодского "оказалась охрана из сербов" (там же, с. 82).

38 Там же, с. 81.

39 АВПР, ф. Канцелярии советника МИД на Дальнем Востоке, д. 43, л. 182. Ю. В. Ключников и Жуковский (оба - товарищи министра иностранных дел) - циркулярно послам в странах Антанты, 4.XI.1918.

40 Гинс Г. К. УК. соч., с. 283.

41 Там же, с. 291.

42 Болдырев В. Г. УК. соч., с. 76.

43 Серебренников И. И. УК. соч., с. 213.

44 Болдырев В. Г. УК. соч., с. 86.

стр. 84


лючительными данными" для занятия поста "главы британской военной миссии в Сибири" 45 , т, к. в годы мировой войны находился при ставке Николая II в Могилеве, имел связи среди царского генералитета и был ярым противником революции в России. Ллойд Джордж считал Нокса знатоком "военного аспекта русской проблемы" и "архитектором русской политики [английского] военного министерства" 46 . В Омске Нокс открыто игнорировал Авксентьева и избегал "непосредственных отношений с директорией в целом", убеждал Болдырева порвать с эсерами, "грозил набрать банду и свергнуть" директорию 47 .

Часть белогвардейского генералитета не прочь была выдвинуть на пост диктатора Болдырева. Однако тот не решался на установление диктатуры, опасаясь обострения борьбы в стане сибирской контрреволюции и ослабления антисоветского фронта. В этой ситуации Нокс сообщил заинтересованным лицам, что Антантой решено поддержать только того претендента в диктаторы, "которому доверяют союзники", и что таковым является Колчак. Последний 14 октября прибыл в Омск, а 22 октября принял предложение директории и Сибирского правительства о назначении его военным и морским министром 48 . Он поддерживал Сибирское правительство в борьбе с директорией и неоднократно являлся к Болдыреву то один, то с представителями омского блока и генералитета, намекая на необходимость "упразднения директории и сохранения одного верховного", но не уточняя, кто им будет персонально 49 . В последних числах октября к Болдыреву пришел один из членов директории и "с волнением заявил, что военные круги... прочат Колчака диктатором" 50 .

Диктаторские наклонности Колчак проявлял и раньше. Летом 1917 г., когда он после изгнания революционными матросами с Черноморского флота находился в Петрограде, промонархическими организациями офицерства и буржуазии его кандидатура выдвигалась в диктаторы. Тогда же она была одобрена представителями Антанты в Петрограде, которые "обратили свои взоры на Колчака", видя в нем "возможного лидера" России 51 . Как писал сподвижник Колчака контр-адмирал М. И. Смирнов, сторонники диктатуры "пригласили Колчака объединить их деятельность и стать во главе движения. Колчак согласился. Началась работа в этом направлении" 52 . Об этом узнало Временное правительство. Керенский не предал дело огласке, но потребовал от Колчака "немедленно отбыть" из России и поторопил его с отъездом 53 . На помощь Колчаку пришло правительство США, и он был приглашен на службу в американский флот для участия, по официальной версии, в атаке флотами Антанты Дарданелл со стороны Эгейского моря 54 . В действительности администрация президента В. Вильсона спасала претендента в диктаторы, чтобы в будущем использовать его в своих интересах. В июле 1917 г. Колчак через Англию выехал в США. В Лондоне и Вашингтоне он быстро пришел к общему мнению с английскими и американскими генералами, что Россию "может спасти только диктатура", "революция мешает воевать" с Германией, а потому ее следует подавить. Он был принят Вильсоном, который рекомендовал ему "вернуться в Россию" и там найти для себя поле деятельности, соответствующее его "знаниям и способностям" 55 .

В ноябре Колчак выехал на Дальний Восток. По прибытии в Японию он узнал о свержении Временного правительства, установлении в России власти рабо-


45 Ллойд Джордж. Военные мемуары. Т. VI. М. 1937, с. 95.

46 Цит. по Ullman R. Op. cit., p. 221. Ллойд Джордж - Риддингу, послу Англии в США, 17.VIII.1918.

47 Болдырев В. Г. УК. соч., с. 83.

48 Там же, с. 72.

49 Там же, с. 87.

50 Там же.

51 Knox A. With Russian Army (1914 - 1917). Vol. II. Lnd. 1921, p. 670.

52 Смирнов М. И. Адмирал Колчак. Париж. 1930, с. 40.

53 Там же.

54 Допрос Колчака. Л. 1925, с. 82 - 83. Подробнее см. Федотов Б. Ф. О малоизвестных источниках периода гражданской войны и иностранной интервенции в СССР. - Вопросы истории, 1968, N 8, с. 36.

55 Допрос Колчака, с. 97.

стр. 85


чих и крестьян и вскоре обратился в Лондон с просьбой принять его на английскую службу. 30 декабря Колчак получил положительный ответ 56 , а также предписание ради "общего союзного дела" 57 прибыть в Харбин, где заняться под руководством генерала Хорвата формированием регулярных частей белой армии в полосе отчуждения КВЖД, которые намечалось двинуть "за пределы китайской полосы на Владивосток или еще куда-нибудь" для борьбы с Советами 58 . В начале 1918 г. Колчак приступил к формированию таких полков, но вскоре у него возник конфликт с атаманом Г. М. Семеновым, ставленником Японии, который отказывался подчиняться ему.

В то время резко обострились японо-американские межимпериалистические противоречия. В Токио Колчака считали состоящим на службе у США и опасались, что он будет действовать во вред Японии. Японские империалисты стали на сторону Семенова и потребовали удаления Колчака. Оказавшись не у дел, вице-адмирал направил заместителю начальника генштаба Японии генералу Танаке 26 мая 1918 г. письмо, в котором сообщал: "Слухи о моей службе американскому правительству являются ошибкой... Как военный я считаю помощь и участие Японии в интервенции наиболее желательными" и "с военной точки зрения необходимым, чтобы Япония выступила единолично как представитель всех союзников" 59 . В июле он выехал в Токио, где был принят начальником генштаба Ихарой, а также Танакой. Не вступая в дискуссию по существу дела, генералы рекомендовали Колчаку "остаться в Японии, обещая призвать к высокой военной деятельности впоследствии" 60 , а пока посоветовали заняться "отдыхом и лечением" 61 . Фактически вице-адмирал оказался в плену. Лишь в сентябре 1918 г. под давлением Англии, США и Франции ему было разрешено выехать во Владивосток. Чтобы ускорить его отъезд, за ним в Японию прибыли лично Нокс и "высокий комиссар" Франции в Сибири М. Реньо 62 . По пути с ними в Сибирь Колчак "условился принципиально" об установлении в России военной диктатуры. Нокс телеграфировал в Лондон: "Нет сомнения в том, что это лучший русский для наших целей" 63 .

До того, как в США и Европе узнали о смерти Алексеева, Колчака прочили в диктаторы Сибири с подчинением верховной власти Алексеева 64 . После смерти "верховного руководителя" Добровольческой армии 10 октября 1918 г. (о чем в Европе узнали только в конце октября, а в Сибири - в начале ноября) 65 правительствами Антанты было решено образовать всероссийскую диктаторскую власть в Сибири во главе с Колчаком, т. к. на юге России в то время белые терпели неудачи 66 . Подготовка к установлению диктатуры в Сибири вступила в решающую фазу. В конце октября из Владивостока в Западную Сибирь были переброшены английский, французский и итальянский усиленные батальоны 67 . Французы и итальянцы проследовали затем в район Челябинска, а английский Миддлсекский батальон остался в Омске. По словам командира этого батальона подполковника Д. Уорда, там "происходили важные события", и англичане хотели держать их под своим контролем 68 .


56 Там же, с. 100.

57 Там же, с. 106.

58 Там же, с. 107.

59 АВПР, ф. Миссии в Пекине, д. 1573, л. 12.

60 Пионтковский С. А. Гражданская война в России 1918 - 1921. Хрестоматия. М. 1925, с. 293.

61 Допрос Колчака, с. 126.

62 Там же, с. 140, 181.

63 Ullman R. Op. cit., p. 272.

64 "Выполняя поручение "Национального центра", - записал в дневнике 6 октября 1918 г. Пепеляев, - я сказал ему (Колчаку. - С. Л.), какие надежды центр возлагает на Алексеева. Сказал, что центр упоминал и Колчака, но просил меня с ним переговорить в тех целях, чтобы эти два имени не стали друг против друга". Колчак ответил, что "если бы он имел власть, то, объединившись с Алексеевым... отдал бы ее ему" (Дневник В. Пепеляева, с. 85).

65 Ullman R. Op. cit., p. 278; Дневник В. Пепеляева, с. 85.

66 Ullman R. Op. cit., p. 278.

67 АВПР, ф. Канцелярии советника МИД на Дальнем Востоке, д. 2, лл. 40 - 41.

68 Уорд Д. Союзная интервенция в Сибири 1918 - 1919 гг. М. -Пг. 1923, с. 63.

стр. 86


Общее руководство установлением диктатуры осуществляли Эллиот, Нокс, Реньо, генеральный консул США Гаррис, сдружившийся с Колчаком, и начальник американской военной миссии Скайлор. Империалистические организаторы переворота действовали в тесном контакте не только с Колчаком, но и с Вологодским, Михайловым, Пепеляевым, Жардецким, генералами Матковским и Розановым, комендантом Омска полковником Волковым. Колчак и его сторонники провели ряд совещаний с представителями Антанты о деталях и сроках переворота в ряде городов Сибири и Урала. Совещанием в Екатеринбурге в начале второй декады ноября руководил сотрудник Нокса капитан Л. Стевени. Заговорщики настолько были уверены в неспособности директории помешать их планам, что после совещания устроили банкет, на котором "определенно шла речь о диктатуре адмирала Колчака" 69 . 15 ноября в Омске при участии 42 делегатов открылась конференция кадетской партии 70 . На ней Пепеляев призвал к установлению диктатуры. "Не рассуждениями и резолюциями она должна создаваться, - говорил он. - Партия должна заявить, что она не только не страшится диктатуры, но при известной обстановке считает ее необходимой" 71 . "Подавляющим большинством ( + 41, -1), - записал Пепеляев 17 ноября, - приняты мои тезисы (диктатура, осуждение решений Уфимского совещания, противопоставление совета министров директории, поддержка совета министров)" 72 .

Практически к 9 ноября организаторами переворота была в основном завершена его подготовка, уточнены детали и пароль ("Ермак") 73 . В боевой готовности находились казачьи части омского гарнизона, к городу подошла дивизия сибирского казачьего войска, которую подчинили коменданту Волкову. После белочешского мятежа он в чине подполковника был назначен комендантом Петропавловска, где создал организацию "Смерть за родину". Ее члены убивали не только революционных рабочих и крестьян, но и представителей "демократической" контрреволюции. Рвение Волкова было замечено, и к сентябрю он, уже в чине полковника, стал комендантом и уполномоченным командующего армией по "охране порядка и спокойствия" в Омске 74 . Именно он арестовал последних министров-областников Крутовского, Шатилова и приказал своим адъютантам убить Новоселова 75 . Против него директорией было возбуждено следствие, во время которого Волков заявил, что, арестовывая министров, "он руководствовался чувством патриотизма, спасая страну от пагубного влияния министров- социалистов, имея в виду, что верховная власть перейдет в руки надежных людей" 76. Затем полковник скрылся из Омска. Благодаря заступничеству сторонников диктатуры в Сибирском правительстве, угрожавших, что "всякая репрессия со стороны следственной комиссии в отношении Волкова... может вызвать новую смуту" 77 , следствие по его делу было прекращено, и он восстановлен в должности коменданта. Сразу же по прибытии Колчака в Омск Волков стал его ближайшим сподвижником, и адмирал первое время даже жил в его доме.

Завершив подготовку переворота, Колчак под охраной 100 английских солдат во главе с Д. Уордом 9 ноября выехал на Урал 78 . Официально было объявлено, что он отправляется на фронт для выяснения нужд действующей армии 79 . Однако истинная цель вояжа состояла в получении согласия белогвардейского генералитета на установление диктатуры. Позднее, на допросе в Иркутске, Колчак утверждал, будто все генералы считали, "что только военная власть может теперь поправить


69 Кроль Л. А. Ук. соч., с. 158.

70 См. Думова Н. Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром. М. 1982, с. 199 - 200.

71 Правительственный вестник, Омск, 20.XI. 1918.

72 Дневник В. Пепеляева, с. 87.

73 Серебренников И. И. УК. соч., с. 216.

74 Коллекция ЦГАОР СССР, правительственное сообщение Сибирского правительства, около 24.IX.1918.

75 Заря, 29. IX. 1918; Аргунов А. А. УК. соч., с. 26.

76 Аргунов А. А. УК. соч., с. 26.

77 Цит. по: Болдырев В. Г. УК. соч., с. 71.

78 Уорд Д. УК. соч., с. 70 - 71.

79 Долрос Колчака, с. 164.

стр. 87


дело", и были за передачу власти в его руки 80 , хотя, по свидетельству Уорда, некоторые из высших военных чинов ссылались на отсутствие у вице-адмирала опыта командования сухопутными войсками и выдвигали в диктаторы Деникина или Болдырева. В их числе находился атаман оренбургского казачьего войска А. И. Дутов. Но ему, как пишет Уорд, "из бесспорного источника" дали понять, "что за спиной Колчака стоят англичане" 81 . Такой же нажим был оказан на белочешское командование во время переговоров в Челябинске 15 ноября 82 .

Из Челябинска Колчак собирался выехать в район Уфы, но 15 ноября они с Уордом решили вернуться в Омск. Ни Колчак позднее на допросе, ни Уорд в мемуарах не сообщили о побудительных мотивах этого шага. По словам Уорда, Колчак лишь "обрисовал критическое положение в Омске" 83 . Сопоставление событий последующих дней свидетельствует о том, что их поспешное возвращение в Омск было связано с благоприятно сложившейся для переворота ситуацией. Сторонники Колчака были готовы действовать, большинство генералов поддержало его кандидатуру в диктаторы, а в Челябинске адмирал узнал о выезде из Омска на фронт Болдырева - единственного члена директории, который мог бы попытаться организовать сопротивление участникам готовящегося переворота 84 . 16 ноября в Петропавловске поезда Колчака и Болдырева встретились. Болдырев пригласил Колчака в свой вагон, тот принял приглашение, однако в целях предосторожности приказал привести в боевую готовность отряд Уорда, а в качестве сопровождающих взял с собой двух английских солдат. Во время переговоров Болдырев попытался выведать что-либо у собеседника и убеждал его в нежелательности переворота для "белого дела" 85 . Колчак лицемерно "соглашался с гибельностью и несвоевременностью каких-либо переворотов" и, усыпляя бдительность генерала, требовал лишь расширения своих прав как военного министра 86 .

"Мы все прекрасно знали, что живем под постоянной угрозой переворота", - говорил Авксентьев в конце октября, но принять контрмеры не решался, не желая брать на себя развязывание "гражданской воины внутри антибольшевистского лагеря" 87 . Авксентьев и Зензинов уповали на то, что политические соперники промедлят, а Болдырев "приберет к рукам военный аппарат". Главное, они ожидали своего, "признания со стороны союзников" 88 . Однако 16 ноября и. о. министра иностранных дел Ю. В. Ключников подал Авксентьеву памятную записку, в которой на основе анализа позиций держав Антанты доказывал, что "союзники или отсрочат признание" директории, "или вовсе откажут... в признании", т к. она не является монолитной и "в представлении иностранцев... держится на равнодействии борющихся противоположных сил, не имея... за собой самостоятельной реальной силы", "окажется не в состоянии охранить себя, когда одна из сил получит резкий перевес над другой". Поскольку Антанту не устраивает "компромиссный по существу характер... директориальной власти", то невозможна и помощь Антанты 89 . В заключение он потребовал во имя "объединения всех главнейших" белогвардейских правительств ухода директории с политической сцены и передачи ею полномочий верховной власти совету министров 90 . Это был совместный ультиматум сторонников диктатуры.


80 Там же, с. 165.

81 Уорд Д. УК. соч., с. 92.

82 Там же, с. 74 - 75.

83 Там же, с. 76.

84 Днем 15 ноября на заседании директории был заслушан доклад Роговского об опасности переворота. Болдырев перед отъездом пригласил в свой вагон командующего Сибирской армией генерала Матковского и его начальника штаба генерала Розанова и спросил, что они знают об этом. Матковский заверил Болдырева в "полном спокойствии" и обещал принять меры предосторожности (Болдырев В. Г. УК. соч., с. 105).

85 См. там же.

86 Уорд Д. УК. соч., с. 77.

87 Майский И. М. Демократическая контрреволюция. М. -Пг. 1923, с. 309.

88 Там же, с. 310.

88 Коллекция ЦГАОР СССР, Ключников - Авксентьеву, 16.XI.1918.

90 Там же.

стр. 88


Поезд Колчака 17 ноября прибыл в Омск. Об этом знал лишь узкий круг руководителей заговора. При участии адмирала состоялось их тайное совещание. Пепеляев в дневнике записал: "17 ноября... Я ушел с конференции (партии кадетов. - С. Л.) на совещание. Участвовали все. Решено... Полная налаженность. Описать потом" 91 . Арест Авксентьева, Зензинова и их сторонников намечался на ближайшие дни, но Колчак от агентов Волкова узнал, что почти все эти лица собрались в квартире Роговского (находившейся в здании штаба руководимого им отряда госохраны) для совещания с прибывшими в Омск архангельскими эсерами. Немедленно были выведены из казарм казачья дивизия под командованием Волкова, 1-й казачий полк войскового старшины Катанаева и отдельный казачий отряд войскового старшины Красильникова 92 , Их разъезды оцепили важнейшие районы города. Около полуночи с 17 на 18 ноября 300 казаков во главе с Красильниковым окружили здание, где собрались эсеры, без единого выстрела разоружили охрану, ворвались в комнату, где находились Авксентьев, Зензинов и Роговский, и арестовали их, заявив, что "действуют от имени Сибирской армии" 93 . На грузовике арестованных отвезли в штаб Красильникова, где уже находился взятый под стражу у себя на квартире эсер А. А. Аргунов, а затем отправили в казарму.

Переворот был совершен Колчаком при участии руководимого им узкого круга офицеров 94 . Даже его ближайшие гражданские сподвижники узнали о случившемся лишь утром 18 ноября 95 . Около 11 час. утра в помещении совета министров, охранявшемся английским батальоном, собрались члены "правой" части директории (Вологодский, Виноградов) и кабинета министров. Пришел и Колчак. Председательствовавший Вологодский сообщил об аресте Авксентьева, Зензинова, Роговского и Аргунова и предложил считать директорию распавшейся. Чья-то попытка сохранить ее в составе Вологодского, Виноградова и Болдырева была отвергнута, а Виноградов заявил о выходе из директории 96 . За исключением воздержавшегося Виноградова все высказались за установление диктатуры. Колчак назвал это единственным выходом из положения и сослался на мнение "фронта", не сочувствовавшего директории 97 . Затем председательствующий предложил присутствующим на листах бумаги написать фамилию кандидата в диктаторы. Из 13 человек 12 проголосовали за Колчака, 1 - за Болдырева 98 .

Колчак охотно принял "избрание" себя "верховным правителем" 99 . Он произнес заранее заготовленную речь, в которой подчеркнул наличие у него тесных связей с "союзниками" и отрицательное отношение к эсерам 100 . Из соображений политической мимикрии вице- адмирал распорядился оформить протокол о переходе власти в его руки таким образом, будто ее добровольно вручило ему правительство. Постановление совета министров от 18 ноября гласило: "Вследствие чрезвычайных событий, прервавших деятельность Временного Всероссийского правительства, совет министров... постановил: принять на себя всю полноту государственной


91 Дневник В. Пепеляева, с. 87. После совещания некоторые его участники, не будучи полностью уверены в успехе переворота, спросили Уорда, могут ли они рассчитывать на убежище в его штабе в случае неудачи. Уорд ответил утвердительно, но подчеркнул, "что всякий политический беглец... должен при этом оставить всякую мысль о дальнейшем участии в русских делах", т. е. подталкивал колеблющихся на решительную борьбу (Уорд Д. УК. соч., с. 81).

92 Правительственный вестник, 20.XI.1918.

93 Интервью Авксентьева корреспонденту "New York Herald", цит. по: Гражданская война в Сибири и Северной области. М. -Л. 1927, с. 3).

94 На допросе в Иркутске Колчак назвал главными действующими лицами Волкова, Красильникова и Катанаева (см. Допрос Колчака, с. 175).

95 "Только в 11 часов (утра 18 ноября) узнал, что переворот произошел, - отметил в дневнике Пепеляев. - "Блок" растерялся. Никто ничего не знал... Жардецкий, которого здесь считают всезнающим, абсолютно ничего не знал, узнал лишь утром" (см. Дневник В. Пепеляева, с. 87 - 88).

96 Допрос Колчака, с. 171; Серебренников И. И. УК. соч., с. 217 - 218.

97 Допрос Колчака, с. 172.

98 Серебренников И. И. УК. соч., с. 218; Дневник В. Пепеляева, с. 88.

99 Гинс Г. К. УК. соч., с. 309.

100 Серебренников И. И. УК. соч., с. 218.

стр. 89


власти" 101 . Это постановление было дополнено другим: "Ввиду тяжелого положения государства и необходимости сосредоточить всю полноту верховной власти в одних руках, Совмин постановил: передать временно осуществление верховной государственной власти адмиралу А. В. Колчаку, присвоив ему звание верховного правителя" 102 ; Колчак настоял на присвоении ему звания верховного главнокомандующего. Совмин согласился с этим и специальным указом произвел его из вице-адмиралов в адмиралы 103 . Затем было составлено обращение к населению. "Колчак сказал, - записал 19 ноября в дневнике Пепеляев, - что обращение нужно для союзников, причем они хотят, чтобы было сказано о демократии, отсутствии реакционных намерений" 104 . В обращении действительно содержалось обещание обеспечения населению "в соответствии с демократическими целями союзников" "первичных основ правопорядка" 105 . Арест Авксентьева, Зензинова, Роговского и Аргунова объявлялся актом самочинным, "произведенным по безответственной инициативе нескольких военных чинов" 106 . Арестованным объявили 19 ноября, что их освободят при условии немедленного отъезда за границу. Все четверо поспешили дать на это согласие и в ночь с 20 на 21 ноября специальным поездом под охраной 40 казаков Красилышкова и 15 английских солдат во главе с офицером выехали во Владивосток 107 , а оттуда морем через США прибыли в Европу. Генерала Болдырева уволили в отставку, и он эмигрировал в Японию.

Крупная буржуазия, кадетские и монархические организации одобрили колча-ковский переворот. "Торгово-промышленные и разные общественные организации... выразили готовность меня поддержать" 108 , - известил Колчак Дутова 20 ноября. По словам Пепеляева, его сообщение о перевороте вечером 18 ноября на конференции кадетов "было встречено восторженно" 109 . Реакция правительства Антанты на установление диктатуры была демонстративно положительной. В Верховном совете Антанты наблюдалось "очень хорошее отношение к Омскому правительству, в частности к Колчаку" 110 . Правительство Великобритании предоставило ему право распоряжаться "английскими войсками для поддержания порядка" 111 . Из Вашингтона сообщили, что "Колчак известен и вполне приемлем Америке" 112 , а переворот расценивают как важный акт "процесса национальной консолидации" 113 . Поддержка Антанты обеспечила затем Колчаку признание его "верховным правителем" со стороны белогвардейских генералов Деникина, Юденича, Миллера, атамана Дутова, а также Хорвата. Несколько иную позицию заняла Япония. Поэтому ее ставленник Семенов не подчинился Колчаку. "Японское общественное мнение не одобряет Колчака", - телеграфировал Семенову министр иностранных дел Японии Като 114 .

Враги Советской власти надеялись установлением диктатуры укрепить свои позиции и ускорить удушение социалистической революции. Но кровавый колчаков-ский режим продержался лишь около года. Последующий разгром колчаковщины стал одним из очередных успехов трудового народа в ходе гражданской войны и борьбы с империалистической интервенцией.


101 Зензинов. В. Государственный переворот адмирала Колчака в Омске 18 ноября 1918 года. Париж. 1919, с. 9.

102 Подробнее см.: Иоффе Г. З. От контрреволюции "демократической" к буржуазно- помещичьей диктатуре (Омский переворот). История СССР, 1982, N 1.

103 Там же, с. 9 - 10.

104 Дневник В. Пелеляева, с. 28.

105 Коллекция ЦГАОР СССР, воззвание Омского правительства от 19 ноября 1918 года.

106 Там же.

107 Гражданская война в Сибири и Северной области, с. 6; Мельгунов С. П. Трагедия адмирала Колчака. Т. 2. Белград. 1930, с. 158.

108 Коллегия ЦГАОР СССР, разговор по прямому проводу Колчака с Дутовым.

109 Дневник В. Пепеляева, с. 88.

110 Коллекция ЦГАОР СССР, посол во Франции Маклаков - МИД (Омск), 28.XI.1918.

111 Там же, разговор по прямому проводу Колчака с Дутовым, 20.XI.1918.

112 Там же, Гревс - Ключникову, 25.XI.1918.

113 Там же, посланник в США Бахметьев - МИД (Омск), 4.XII. 1918.

114 Там же, министр иностранных дел Японии Като - Семенову, 27.XI.1918.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/КОЛЧАКОВСКИЙ-ПЕРЕВОРОТ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

С. Г. Лившиц, КОЛЧАКОВСКИЙ ПЕРЕВОРОТ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 16.05.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/КОЛЧАКОВСКИЙ-ПЕРЕВОРОТ (дата обращения: 23.10.2018).

Автор(ы) публикации - С. Г. Лившиц:

С. Г. Лившиц → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
94 просмотров рейтинг
16.05.2018 (160 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)


ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
КОЛЧАКОВСКИЙ ПЕРЕВОРОТ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Скачать приложение для смартфонов