Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6841
Автор(ы) публикации: И. ВАЙСБЕРГ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Цетрархив. Крестьянское движение 1827 - 1869 гг. Вып. 1 и 2, Соцэкгиз, 1933 г.

11 января 1860 г., за год до появления подписанного Александром II манифеста и "Положений" об освобождении крестьян, Маркс писал Энгельсу:

"Величайшее, по моему мнению, из всего происходящего сейчас в мире - это, с, одной стороны, американское движение рабов, начавшееся смертью Джона Брауна, с другой стороны - движение крепостных в России"1 . "Таким образом, - подчеркивал Маркс, - открылось "социальное" движение на Западе и на Востоке. Это будет грандиозно вместе с предстоящим, крушением в Центральной Европе"2 .

Марксову оценку движения полвека спустя повторил Ленин:

"...Самый осторожный и трезвый политик, - писал он, - должен был бы признать революционный взрыв вполне возможным и крестьянское восстание - опасностью, весьма серьезной..."3 . "Революционная ситуация... была... в 1859 - 1861 гг. в России"4 .

Изданные Центрархивом материалы, рисующие крестьянское движение этой эпохи, подтверждают оценку Маркса-Ленина. Политический застой в николаевской России, как известно, не соответствовал бурному развитию ее экономики. "Лед тронулся". Разложение крепостного хозяйства с каждым годом шло все более crescendo. Крепостники попрежнему оставались хозяевами страны. Но они "не могли помешать росту товарного обмена России с Европой, они не могли удержать старых рушившихся форм хозяйства"5 . На севере и на юге, в центре и на востоке торговый капитал подмывал крепостнические устои неподвижного барщино-натурального хозяйства, вовлекая в этот стремительный водоворот рушащихся "старых форм хозяйства" новые сотни и тысячи не только помещичьих, но и крестьянских хозяйств. Куда увлекал этот поток николаевскую Россию? В направлении, прямо противоположном вожделениям ее "державного шефа". И чем энергичней "шеф" продвигался на Восток, тем быстрее и настойчивей "сила экономического развития", подкрепленного этим "Drang nach Osten", толкала Россию на Запад, "втягивала Россию на путь капитализма"6 . Казалось, что этот стремительный путь на Восток завершится (наконец-то!) Константинополем. Закончился же он Севастополем, показав самодержцу, что путь на Запад и прежде всего ликвидация крепостного права неотвратимы.

Но что же делалось в эти годы там, "во глубине России". Поэт уверял, что "там, во глубине России, - там вековая тишина".

Однако жандармское око А. Х. Бенкендорфа не подтверждало этих заверений. Последний уже в 1839 г. обращал внимание Николая на то, что "в прошедшем году происходили в разных местах беспорядки, ропот, неудовольствия, которые угрожают хотя отдаленной, но страшной опасностью"7 . 8 лет спустя, когда Бенкендорф был уже в могиле, это "брожение умов", подкрепленное вчетверо возросшими крестьянскими восстаниями, буквально нагоняло панику на нового начальника III отделения - гр. А. Орлова. В рапорте Николаю он сообщал о "непостижимом брожении умов, которое предотвратить я уже не имею возможности"8 .

И хотя через год граф уверял Николая, что "после взгляда на внешние современные движения (1848 г. - И. В. ) глаз наблюдателя с утешительным спокойствием смотрит на Россию"9 , правды в этих словах было пожалуй меньше, чем в донесениях прошлого года. Как-никак ведь по той же жандармской сводке число крестьянских выступлений за год подскочило до неслыханной цифры - 7010 .

В крестьянских волнениях, в выступлениях рабочих", которые уже с 1849 г. попадают в официальную жандармскую сводку (результат усвоения жандармами опыта 1848 г.!), в концентрированной форме находили себе выход мучительные процессы ломки старой и возникновения новой экономики, подготовлявшиеся разложением феодальных отношений в России еще за многие десятилетия до Севастополя.

Крестьянские настроения, их революционные протесты против помещичьего гнета не были тайной для III отделения. Очень ярко это сказалось в истории с пожарами 1839 г. "В средине России 12 губерний подверглись необыкновенному бедствию: пожарам и волнению народному" - рапортовал Бенкендорф11 . "Пожары сии приписывались народною молвою поджогам..."12 . Но кто же, по


1 Маркс и Энгельс, Письма, стр. 117

2 Там же, стр. 52 - 53.

3 Ленин, т. IV, стр. 126.

4 Ленин, т. XVIII, стр. 244

5 Ленин, т. XV, стр. 143.

6 Там же.

7 Центрархив, "Крестьянское движение" 1827 - 1869 гг., вып. I, стр. 31.

8 Там же, стр. 80.

9 Там же, стр. 86.

10 Там же, стр. 85.

11 Там же, стр. 32

12 Там же.

стр. 146

мнению народной молвы, был поджигателем? Оказывается, мужик не долго раздумывал над этим вопросом. "Вслед за тем распространились слухи, - писал Бенкендорф, - что поджоги производят помещики для разорения своих крестьян, которые назначены быть вольными или отданными в приданое ее императорскому высочеству в. к. Марии Николаевне..."13 . Но слухи и разговоры на этом не кончались. Виновников своих бед "мужички" искали и выше. "Говорили о появлении покойного великого князя Константина Павловича (что этот "Константин Павлович" был близким родичем "Петра Федоровича", объяснять конечно не требуется - И. В. ), о казни дворянам и наконец поверили, что поджигает правительство для переселения усадьб по новому плану"14 .

В таком виде 100 лет назад представлял симбирский мужичок "плановую деятельность" своего помещичьего правительства и его "заботы" о благе народном. И как ни пытались губернаторы и чиновники на местах найти поджигателя там, где от роду было быть ему положено, - в среде "врага внутреннего", "жида... поляков, раскольников"15 , крестьянская мысль и в Симбирской, и в Саратовской, и в Тамбовской, и в Казанской губерниях неотступно возвращалась к барину-помещику, к царю и его родичам.

"В Керенском уезде, - доносил Бенкендорф, - подозревая помещиков в поджогах, крестьяне одного сковали, другого не впустили в имение"16 . "В Кирсановском уезде крестьяне взволновались. Веря общим слухам, что поджигают помещики, они во время пожара присудили двух к смерти и одного заколотили палками и кольями; другой бежал... Старосты селений, собравшись, хотели осудить всех помещиков к виселице"17 . И хотя молодцы-губернаторы, "проезжая по селениям", и оставляли там "военные команды, за всем тем слухи увеличивались. Говорили, что его высочество наследник женится на дочери турецкого султана и на радостях сожгут три губернии. Крестьяне верили"18 .

Даже начальник III отделения сумел сделать достаточно проницательные выводы из этих мужицких представлений о царских и помещичьих радостях по случаю "свадьбы наследника и дочери турецкого султана". В этом же отчете (за 1839 г.) за 20 с лишним лет до Александра II Бенкендорф писал: "Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет перед сим... В народе толкуют беспрестанно, что все чужеязычники в России... свободны, а одни русские православные-невольники, вопреки священному писанию, что всему злу причиной господа, т. е. дворяне. На них сваливают всю беду... Весь дух народа направлен к одной цели - к освобождению... Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством, и тем опасней, что войско составлено из крестьян же... Начать когда-нибудь и с чего-нибудь надобно и лучше начать постепенно, осторожно, нежели дожидаться, пока начнется снизу, от народа"19 . Что момент для постепенных решений в духе "указа об обязанных крестьянах 1842 г." был уже пожалуй упущен, этого и 18 лет спустя еще не хотели сознавать. Понадобилось около 300 крестьянских волнений за какие-нибудь 3 года (1858 - 1860), чтобы Александр II понял то, что было ясно Бенкендорфу уже в 1839 г., и приступил к "великой реформе".

Однако именно крестьянскому движению середины XIX столетия нашими историками не уделено было того внимания, которого оно бесспорно заслуживает. Совершенно неудовлетворительным нужно считать положение не только с обобщенным статистическим материалом, но и с разработкой первичного сырьевого материала, характеризующего движение.

Сборники Центрархива, рисующие крестьянское движение той эпохи, дают очень неполную и неточную картину. Жандармы, подбирая материалы для донесений царю, никак не предполагали, что эти сугубо секретного характера материалы смогут стать когда-нибудь предметом научного исследования.

С другой стороны, канцелярско-лапидарный стиль отчетов приводит к тому, что такие термины как "неповиновение", "возмущение", "беспорядки", имеющие весьма существенное значение для характеристики различных форм крестьянского движения, остаются неуточненными. Однако даже при этих условиях материалы сборников Центрархива представляют большой интерес для историка. Она интересны уже по одному тому, что с исключительной яркостью рисуют картины феодального гнета, издевательств и насилий над мужиком и столь же яркую картину стихийного, из года в год растущего крестьянского протеста против крепостников, подтверждая новыми фактами оценку Маркса-Ленина крестьянских движений того времени, приведенную выше.

С другой стороны, эти материалы показывают, насколько устарели, а в ряде случаев и неверны цифры и выводы Игнатович, книжки которой20 . О крестьянском движении той эпохи все еще остаются наиболее добросовестными и полными сводками. Мы попробуем на отдельных вопросах (формы движения, его размеры, хронология, география) показать, что нового в этом отношении дают сборники Центрархива.


13 Центрархив, вып. I, стр. 32.

14 Там же, стр. 32 - 33.

15 Там же, стр. 34 - 36.

16 Там же, стр. 34.

17 Там же, стр. 35.

18 Там же, стр. 34.

19 Там же, стр. 31 - 32.

20 Игнатович, 1) Помещичьи крестьяне накануне освобождения, изд. "Мысль". Л. 1925 г.; 2) Борьба крестьян за освобождение, изд. "Петроград", Л. -М. 1924 г.

стр. 147

Крестьянское движение XIX столетия выливалось в разнообразные формы классовой борьбы с помещичьей эксплоатацией: "жалобы" и "искания воли", саботаж работы на барщине, избиения и убийства помещика и управляющего имением, поджоги помещичьих усадеб, разнообразные формы массовых побегов, движение против откупщиков, открытые массовые неповиновения помещику и властям, вооруженные столкновения с войсками, перерастающие в восстание. В жандармскую статистику крестьянских "волнений" входят преимущественно случаи последних 4-х категорий. Поэтому при всей своей неполноте эта статистика может все же дать известное представление о развитии именно этих наиболее острых форм классовой борьбы. Несколько слов о "жалобах" и "исканиях воли". В жандармских материалах они находят слабое отражение, так как эти начальные формы крестьянской борьбы не казались начальству столь страшными. Но о размахе движения, так же как и об устарелости цифровых суммарных сводок Семевского и Игнатович, дает частичное представление следующая выдержка из жандармского отчета за 1847 г.:

"В западных губерниях находится у многих помещиков до 400 тыс. вольных людей, которые, зная о своих правах, состоят под всеми ограничениями крепостных людей, и от этого нередко происходят со стороны крестьян волнения"21 . Итак, по крайней мере до 400 тыс. людей, даже с точки зрения крепостнического жандармского права неправильно закабаленных, "нередко волновались" в одних только западных губерниях. Эти цифры конечно куда выразительней данных Игнатович, они охватывают не один год, а целых 28 лет (1826 - 1854 гг.). "Иски о воле дали... 64 случая волнений"22 .

Очевидно в дальнейшем важно будет не только уточнять статистику этих форм крестьянского движения, но и попробовать хотя бы приблизительно учесть массу крестьян, охваченных им.

Весьма существенно на основании изучения архивных материалов попробовать установить самый состав жалобщиков, характер жалоб, районы их распространения, их влияние, связь с другими формами крестьянской борьбы и т. д.

Возьмем например Смоленскую губ. Отчет МВД за 1842 г., по свидетельству Семевского, указывал, что "означенные неосновательные жалобы на помещиков приносимы были преимущественно крестьянами Смоленской губ., и замечательно, что для сего они являлись там каждый раз толпами от 15 до 40 чел. в губернский город к самому губернатору". То же самое относительно Смоленской губ. отмечается МВД и в 1851 г.23 , Жандармский же отчет за 1842 г. говорит, что "обнародование высочайшего указа 1842 г. относительно обязанных крестьян... произвело некоторое волнение, в особенности в губерниях: Новгородской, Тверской, Смоленской"24 . Отчет III отделения за 1851 г., указав, что в "Смоленской губ. замечено, что помещичьи крестьяне уходили толпами с жалобами на своих владельцев", тут же весьма глухо замечает: "Они (крестьяне - И. В. ) не были ограждаемы от притеснений и имели повод к возмущениям"25 . Хотя отчет и предпочитает не сообщать о характере этих крестьянских возмущений, но здесь пожалуй можно допустить, что "жалобы" перерастали в "возмущения".

Смоленская губерния вообще доставляла жандармам немало хлопот. Жандармский отчет устанавливает, что там имели место волнения в 1842, 1845, 1846 гг. (в нескольких местах); в 1851, 1857 - 1859 и 1861 гг. При этом отчет выявляет разнообразие форм крестьянской борьбы: в 1845 г. "в Смоленской губернии были значительные побеги крестьян из 7 имений" (тоже массовая форма борьбы - И. В. ); в 1846 г. было нападение голодных крестьян на помещичьи и поповские дома26 . Наконец жандармский отчет сообщает, что после 19 февраля "в Смоленской губернии неповиновение временно-обязанных крестьян проявлялось во многих имениях всех уездов, преимущественно в Гжатском и Бельском"27 . Таким образом все уезды и притом во многих местах были охвачены крестьянскими выступлениями, принимавшими обостренные формы. "В имении поручика Орлова крестьяне сменили старшин и толпою уходили в г. Гжатск для освобождения арестованных односельцев"28 . В двух других имениях крестьяне, "разбив запасные магазины и похитив хлеб, не допустили взять виновных"29 .

Наконец в имении П. Голицына дело дошло до того, что крестьяне, поднявшие "упорное волнение", не испугались и "двух рот Колыванского пехотного полка и местной инвалидной команды"30 . Приезд же флигель-адъютанта Слепцова еще более накалил атмосферу. Мало того, что "один крестьянин, выступив из толпы, громко оскорблял словами Слепцова и уездных начальников", но когда "было приказано нижним чинам окружить толпу... крестьяне, бросаясь на солдат, вырвали у некоторых ружья и трех рядовых ранвли"31 .

То, что борьба принимала такие острые формы именно в Смоленской губернии, было конечно не случайным. Здесь процент кре-


21 Центрархив, вып. I, стр. 75

22 Игнатович, Помещичьи крестьяне, накануне освобождения, стр. 319.

23 Семевский, Крестьянский вопрос, т. II, стр. 527.

24 Центрархив, вып. I, стр. 51.

25 Там же, стр. 98.

26 Там же, стр. 71.

27 Центрархив, вып. II, стр. 11.

28 Там же.

29 Там же.

30 Тройницкий, Крепостное население, стр. 49.

31 Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения, стр. 283.

стр. 148

постного населения составлял 69,07 - самый высокий процент на всю Россию"32 . Барщина в этой нечерноземной губернии была развита сильнее, нежели в таких черноземных губерниях, как Воронежская и Рязанская: она составляла 64,05% в Смоленской губернии и 41,04% и 52,02% - в Воронежской и Рязанской,33 . Наряду с этом 17,51% всех крепостных несло тяжелое бремя смешанных тягот34 . И это в то время, когда 53,19% всей удобной земли находилось в помещичьих руках35 . На крестьянина приходилось всего 5,2% десятины удобной земли. Таким образом надел в Смоленской губернии едва достигал 1/3 голодного минимума в 8 десятин, который, по расчетам Янсона, необходим был мужику в нечерноземной полосе, чтобы не умереть с голоду. Именно в этом сочетании жестокой барщины с еще более жестокой смешанной системой повинностей, при отсутствии у мужика даже голодного земельного надела, при звериной жестокости помещика, засекавшего на смерть по нескольку крепостных в год (чем, судя по жандамрским отчетам, славились смоленские крепостники), и кроются причины перерастания "жалоб" в высшие формы крестьянской борьбы против помещиков и крепостнического государства.

Но Смоленская губерния была не одна. 40-е и 50-е годы доживающей свой век барщины характеризуются разнузданно-циничной системой насилий крепостников в отношении крестьянства. Чрезвычайно выразительными являются следующие цифры, взятые из жандармского отчета (см. табл. ниже).

Это конечно очень неполная и очень неточная сводка. Бесчисленное множество случаев не попадало в жандармские отчеты. Но картина и без того была ясной. "Необходимым следствием этого бывает, - должен был откровенно признаться автор жандармского отчета за 1844 г., - что и крестьяне сверх возмущений иногда посягают на жизнь своих помещиков и управляющих"36 .

"Здорового оптимизма" жандармы не теряли. Они по-своему тоже видели прогресс в любезном своем отечестве. "...В отечестве нашем уже многое улучшилось, - писал автор отчета 1844 г., - ибо прежде жестокое обращение с крепостными людьми было повсеместным, а ныне оно производит негодование даже в кругу дворян, и правительство тотчас принимает меры..."37 .

Однако засекать насмерть десятки людей господа-дворяне продолжали 10 и даже почти 20 лет спустя - в 1861 - 1863 гг. Теряя последнее терпение, "мужик" опять взялся за "барина". Убийства и покушения на убийства помещиков и их управляющих являлись тревожными для самодержавия симптомами и наглядно отражали накал атмосферы на почве крестьянского разорения

Количество крестьян, погибших "от жестокого наказания" помещиков

Годы

Количество погибших

Количество мертворожденных

Количество самоубийц

Всего

1843

40

10

-

50

1844

62

18

-

80

1845

89

34

-

123

1846

80

19

8

107

1847

59

17

5

81

1848

58

20

4

82

1849

72

-

-

72

1850

-

-

-

76

1851

-

-

-

68

1854

47

13

-

60

1855

-

-

-

62

1857

43

14

-

57

1859

55

17

-

72

1860

65

25

-

90

1861

35

7

-

42

1862

16

16

-

32

1863

39

11

-

50

 

 

 

 

998


32 Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения, стр. 389.

33 Там же, стр. 383.

34 Там же, стр. 389.

35 Там же.

36 Центрархив, вып. I, стр. 61.

37 Там же, стр. 62.

стр. 149

в конце 30-х кризисных годов. Не случайно поэтому с 1842 г. "на основании высочайшего повеления... следствия об убиении помещиков крестьянами всегда были производимы губернскими предводителями дворянства и штаб-офицерами корпуса жандармов..."38 . И не случайно МВД с 1859 г. еженедельно составляло соответствующие сводки для Александра II39 . С другой стороны, еще с 1841 г. в жандармских отчетах ежегодно дается сводка убийств и покушений. При всей своей неполноте эта сводка ярко демонстрирует устарелость цифр Игнатович. Сводка Игнатович за 1835 - 1854 гг. приводит 173 убийства помещиков и управляющих. Неполные же данные жандармских сводок за этот период свидетельствуют о 230 убийствах и 112 покушениях на убийство. Также явно преуменьшенными оказываются и цифры Игнатович за 1856 - 1861 гг.: 23 убийства и 12 покушений. В действительности же, по неполному жандармскому отчету, только за три года (1855, 1858, 1859) имели место 53 убийства помещиков и 43 покушения на убийства. Итого 96 "происшествий" за 3 года, т. е. почти в три раза больше, чем указывает Игнатович. При этом надо принять во внимание, что в сводках III отделения отсутствуют 1860 и 1861 гг., характеризующиеся громадным подъемом всего крестьянского движения. Поэтому никак нельзя согласиться с выводами ^Игнатович, что "количество их (помещиков - И. В. ) убийств сравнительно с николаевским временем как будто бы уменьшилось"40 . Наоборот, вне всякого сомнения намечалась тенденция к росту. Именно поэтому и росли помещичьи страхи. Еще в 1848 г. смоленские крепостники, прослышав о галицинских событиях 1846 г., хмуро говорили: "Мужики режут помещиков, и нет ничего невозможного в том, что у нас скоро начнется то же самое"41 . А ведь далеко не одни убийства свидетельствовали о крестьянских настроениях. Это ярко демонстрировали и поджоги помещичьих усадеб и крестьянские массовые побеги, перераставшие в громадные движения десятков сотен, а иногда и тысяч людей, неизбежно приводивших к столкновениям крестьянской массы с крепостническим государством. Эти массовые формы борьбы усиливаются в конце 40-х и в 50-х гг. Таковы "движение против инвентарей" (1847 г.), "ополченское движение" (1854 -1855 гг.), "киевское казачество" (1855 г.). Материалы жандармских отчетов далеко не полно отражают картину этих движений, но тем больший интерес, представляет то, что рисуют жандармы. Вот например движение 1847 г.: "...В Дриссенском уезде движение крестьян приняло вид совершённого возмущения. Они угрожали помещикам смертью, вооружались и отправлялись толпами... Напрасно местные чиновники, посланные с слабыми отрядами внутренней стражи, старались остановить уходивших; они бросались на нижних чипов, ранили их, жестоко били чиновников и дворян"42 . Активность крестьян росла.

Движение против помещиков при этом облекалось в самые разнообразные формы. Так Крымская война породила например "пораженческие" беспорядки в Ковенской губернии и "патриотические" (ополченские) в Киевской. И в том и в другом случаях правительство приходило с военной силой на помощь помещику43 . Но уже и военная сила не могла задушить тягу крестьянства к освобождению. Применение ее озлобляло крестьянскую массу и только обостряло и развязывало крестьянскую борьбу. Яркий пример в этом отношении представляет движение против откупщиков в 1859 г. Движение это, формально направленное против откупщиков, вздувавших цены на вино, приняло громадные размеры. Оно охватило, по жандармским данным, 23 губернии Европейской России, причем в 12 из этих губерний "было разграблено 220 питейных домов, предупреждено 26 покушений"44 . И хотя по форме оно представляло собой движение против торговой буржуазии, по содержанию это было резкое выступление против крепостнического государства с его системой откупов.

В этом движении резко проявились новые черты, присущие этому периоду и позволявшие говорить о нем как о периоде революционной ситуации в России. Активность, масс резко возросла. "20 мая... в г. Наровчате... толпа угрожала разбить питейные дома. Хотя наиболее виновные были немедленно арестованы, но беспорядок не прекратился и в течение 3 недель разграблено в 7 уездах той же губернии более 50 питейных домов. При этом местные начальники и сельские старшины были оскорбляемы, подвергались, побоям и даже смертным угрозам; в селе Исе ранен офицер, а в городе Троицке толпа с кольями напала на прибывшую воинскую команду"45 . И это не единичный случай. В Московской губернии например согласна той же сводке было разбито 3 питейных дома; в 7 селениях Волоколамского и Богородского уездов повторилось то же самое. "Слухи об этих событиях... (слухи, одни только слухи! - И. В. ) произвели подобные беспорядки" еще... в 10 губерниях46 . Настроение масс повсюду было весьма агрессивно. "Избивались служители откупов, сельские старшины, члены земской полиции".47 "в г. Бугуруслане толпа смяла призванную команду казаков. В г. Волгске крестьяне избили


38 Центрархив, вып. I, стр. 47.

39 Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения, стр. 327.

40 Там же.

41 Игнатович, Борьба крестьян за освобождение, стр. 13.

42 Центрархив, вып. I, стр. 78.

43 Там же, стр. 104.

44 Там же, стр. 136.

45 Там же.

46 Там же.

47 Там же.

стр. 150

нижних чинов, переломали их оружие и ранили и городничего"48 .

Чем ближе к 1861 г., тем ярче показывает жандармская сводка стихийный рост крестьянской борьбы. В 1859 г. движения вооруженных крестьян происходят в Саратовской, Черниговской и Волынской губерниях49 , в 1860 г. - в Тверской, Пензенской, Ковенской и опять в Саратовской губерниях50 , наконец в 1861 г. - в Пензенской, Казанской, Пермской, Калужской, Смоленской, Екатеринославской, Витебской, Гродненской, Ковенской и Подольской губерниях и в области Войска Донского51 .

Переход к высшим формам борьбы был тесно связан с общим развязыванием крестьянского движения, которое имело место в 40-х и 60-х гг. Яркой иллюстрацией этого является следующая таблица, составленная по материалам жандармских отчетов:

Крестьянские волнения за 1340 - 1869 гг.

Годы

Колич. волнен.

Годы

Колич. волнен.

Годы

Колич. волнен.

Годы

Колич. волнен.

1840

14

1847

48

1854

32

1862

450

1841

27

1848

70

1855

26

1863

386

1842

20

1849

48

1856

-

1864

75

1843

7

1850

34

1857

-

1865

93

1844

19

1851

44

1858

86

1866

70

1845

29

1852

3352

1859

90

1867

-

1846

25

1853

2653

1860

108

1868

54

 

 

 

 

1861

1176

1869

53

 

141

 

303

 

1518

 

1131

увеличилось втрое по сравнению с 1847 - 1853 гг. Только "при помощи военной силы, расстрелов и экзекуций (совершалось) введение новых земельных порядков" (Лени н). Как ни преуменьшены цифры жандармских отчетов, все же они ближе к правде, чем данные различных авторов, писавших об этой эпохе. Так, Пепельницкий в своей статье от 1911 г. говорит о 784 волнениях в 1861 г., Игнатович уже в 1925 г. приводит такие цифры54 :

1845 - 1854 гг.

384 волнен.

1855 - 1861 "

474 "

 

858 волнен.

Эти несомненно значительно преуменьшенные цифры дают в общей сложности 3093 крестьянских выступления за 1840 - 1869 гг., причем надо принять во внимание, что цифры за 1854 - 1855 гг. смехотворно преуменьшены, а за другие годы (1855 - 1856) вовсе отсутствуют. При всей своей неполноте эти цифры отражают одну тенденцию: количество волнений второй "семилетки" (1847 - 1853 гг.) увеличилось больше чем вдвое по сравнению с 1840 - 1846 гг., третья "семилетка" по сравнению со второй показывает рост крестьянского движения в пять раз. Бросается в глаза гигантский скачок (1176 волнений) за 1861 год - год "великой реформы".

На крепостническую реформу крестьянство отвечало таким взрывом волнений, который не имел прецедентов на протяжении всего XIX в. Число крестьянских выступлений за последние годы (1862 - 1869), несмотря на известный спад движения, в целом.

Тогда как жандармские отчеты за эти же годы дают следующие цифры:

1845 - 1854 гг.

899 волнен.

1855 - 1861 "

1486 "

 

1885 волнен.

Совершенно ясно, что данные Игнатович помогают либеральному смазыванию крестьянской борьбы вокруг "реформы".

Наконец в последней работе, вышедшей в 1932 г. и написанной коллективом украинских историков55 , в 7-й главе т. С. Покровский, вновь повторяя цифры Игнатович, приводит такие сведения: "По общерусским данным, число восстаний с 148 в 1826 - 1834 гг. возрастает до 216 в 1835 - 1844 гг., до 348 в 1845 - 1854 гг. и 474 в 1855 - 1857 гг."56 .

Эта небрежность тем более недопустима, что автору должен быть знаком вышедший еще в 1931 г. рецензируемый сборник Центрархива.

Значительный интерес представляют губернские данные о крестьянских волнениях


48 Центрархив, вып. I, стр. 130 - 132.

49 Там же, стр. 150 - 155.

50 Там же, стр. 143 - 145.

51 Центрархив, вып. II, стр. 17 - 18.

52 По данным Игнатович, Борьба крестьян за освобождение, стр. 193.

53 Там же.

54 Там же.

55 Вуамлин, Институт истории, История Украины, вып. I.

56 Там же, стр. 307.

стр. 151

за 1840 - 1861 гг. Сюда жандармы заносили наиболее выдающиеся случаи.

По нашему расчету (по необходимости неполному и неточному), на основании этих данных в 46 губерниях за 1821 г. имел место 281 случай крестьянских волнений. Это составляет 14,3 % от 1962, т. е. числа волнений, получаемого в результате суммирования данных жандармских отчетов за эти годы.

Разбив все 46 губерний на две группы57 , мы увидим, что первая группа из 28 губерний насчитывает 109 волнений, а вторая группа из 18 губерний - 172. В среднем на одну губернию первой группы приходи т-с я 3,89 волнения, а второй группы - 9,65. Таким образом сразу видно, что во второй группе крестьянские волнения имели место в среднем в три раза чаще, нежели в губерниях первой группы. Интересно, что из этих 18 передовых губерний 11 (Казанская, Екатеринославская, Подольская Ковенская, Минская, Гродненская, Виленская, Витебская, Пермская, Пензенская и Нижегородская) были либо губерниями, на которые царское правительство смотрело как на свои колонии, либо имели значительный процент "инородческого" населения. Значит "колониальное" крестьянство, судя по этим очень приблизительным данным, все же выступает в роли постоянного застрельщика волнений.

Тут, нам кажется, важно подчеркнуть и другой своеобразный момент:, место губернии в таблице (см. 57-ю сноску) определяет отнюдь не преобладание барщинной или оброчной системы. Во второй группе например имеются губернии со 100-процентной барщиной (Екатеринославская) и губернии с почти максимальным в России процентом оброчных (Московская). Нельзя барщину или оброк рассматривать, как это делает Игнатович, и не только она, как фактор, сам по себе исчерпывающе объясняющий частоту волнений в таких губерниях. Игнатович все дело сводит "к самой оброчной системе, давшей развиться в крестьянах большой самостоятельности, энергии и стойкости в защите своих интересов"58 , а абсолютное преобладание главной массы волнений (59,2 %) в барщинных губерниях объясняет "увеличением тех скорпионов, которыми сопровождалось для крестьян развитие помещичьего хозяйства"59 . Разумеется, и обращение и оброк толкали на борьбу, но не только в них было дело.

В 18 губерниях второй группы "всего крепостных людей" было 10593077 чел.60 . Это составляло 46,6 % всего числа крепостных России по 10-й ревизии 1859 г.61 На эти 46,6 крепостного населения падает 61,2% указанных в сноске 57-й волнений. На примере Смоленской губернии, входящей в эту группу, мы показали выше целый комплекс причин, делавших ее очагом крестьянских волнений: наиболее высокий процент крепостного населения, самый высокий в нечерноземных губерниях процент барщины, очень высокий процент смешанных повинностей, 53% удобной земли в помещичьих руках, голодная земельная норма, относительная жестокость помещичьей эксплоатации. Аналогичный комплекс специфических причин нужно найти и для каждой из перечисленных губерний. В отдельных случаях это относительно просто. Возьмем например Пермскую губернию. Здесь легко понять, что эта губерния с самым высоким процентом крепостных рабочих (на всю Россию)62 должна была стать центром не только рабочих, но и крестьянских волнений. Или возьмем Екатеринославскую губернию. 100-процентная барщина, жесточайшее обезземеливание крестьян (у крестьян было всего 18,43% помещичьей земли)63 , самый высокий в России процент дворовых, наконец национальное угнетение украинского крестьянства, - все это опять-таки со-


57 Распределение волнений по губерниям за 1840 - 1861 гг.

58 Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения, стр. 335.

59 Тройницкий, Крепостное население в России, стр. 49.

60 Там же.

61 Там же.

62 Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения.

63 Там же.

стр. 152

ставляет комплекс причин, по-разному сочетавшихся в различных волнениях. Но конечно специалист-исследователь обязан затронуть и такие моменты, как степень разложения крепостного хозяйства, степень диференциации крестьянства, переплетение феодальной эксплоатации с капиталистической, как это на примере Нижегородской губернии (тоже не случайно вышедшей на первое место по количеству волнений) показал Кашин64 .

Особо хотелось бы подчеркнуть значение национального момента в крестьянском движении. 11 "колониальных" губерний, отнесенных нами во вторую группу, насчитывали 5709569 крепостных. Это составляло примерно 54,2% всей массы крепостных 18 губерний второй группы. Если же взять число волнений в этих 11 губерниях, то оно будет равняться 109, т. е. составит 63,5% общего числа волнений (172) этой группы. Число крепостных этих 11 губерний составляло 24,8% всей массы крепостного населения России. А 109 волнений, имевших в них место, составят ко всей массе 38,7%.

Наконец процент крепостных в губерниях с "инородческим" населением (таких, по грубому подсчету, было 22) составлял 46 общего числа крепостного населения в России. Если взять число волнений в этих губерниях, то оно составит 148 из 281, т. е. 52%.

Еще раз подчеркиваем, что все эти цифры при всей своей шаткости и неполноте заостряют внимание исследователя на национальном моменте в движении.

Затронутыми в настоящей статье вопросами не исчерпывается конечно материал сборников Центрархива.

Впредь мимо этих сборников не должен пройти ни один исследователь крестьянского движения XIX в.


64 Журнал "Звезда", кн. 1 - 4, 1926 г.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/КРЕСТЬЯНСКОЕ-ДВИЖЕНИЕ-40-х-60-х-ГОДОВ-В-РОССИИ-В-СВЕТЕ-МАТЕРИАЛОВ-III-ОТДЕЛЕНИЯ-И-КОРПУСА-ЖАНДАРМОВ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

И. ВАЙСБЕРГ, КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ 40-х - 60-х ГОДОВ В РОССИИ В СВЕТЕ МАТЕРИАЛОВ III ОТДЕЛЕНИЯ И КОРПУСА ЖАНДАРМОВ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/КРЕСТЬЯНСКОЕ-ДВИЖЕНИЕ-40-х-60-х-ГОДОВ-В-РОССИИ-В-СВЕТЕ-МАТЕРИАЛОВ-III-ОТДЕЛЕНИЯ-И-КОРПУСА-ЖАНДАРМОВ (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - И. ВАЙСБЕРГ:

И. ВАЙСБЕРГ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
207 просмотров рейтинг
15.08.2015 (773 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ 40-х - 60-х ГОДОВ В РОССИИ В СВЕТЕ МАТЕРИАЛОВ III ОТДЕЛЕНИЯ И КОРПУСА ЖАНДАРМОВ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK