Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6951
Автор(ы) публикации: С. Томсинский

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Автор: С. Томсинский

Ростов н/Д, Книгоизд. "Сев Кавказ", 1930, с. 196 1.

В своей работе о колониальной политике на Дону автор занимается главным образом одной проблемой-выяснением социальной природы донского казачества. По пути к достижению своей цели автор сваливает в одну кучу Карамзина, Соловьева и Рожкова. Он и не видит никакой разницы между трактовкой Карамзиным и т. Покровским вопроса о происхождении и социальной природе казачества. Н. Янчевский пытается доказать, что донские казаки XVI - XVII вв. представляли собой наемное войско, которое было орудием колониальной политики торгового капитала Московского государства. Вряд ли стоило так усердно трудиться для того, чтобы доказать то, что уже было известно лет триста назад: в XVI в. было известно, что донцы представляют собой войско. Ничего принципиально нового не получается из того, что казаки были наемным войском, так как до XVIII в. в России преобладала наемная армия.

В основу своей работы автор положил неверный тезис. На с. 3 он пишет: "Немалую роль в истории заблуждений относительно казачества сыграла логическая ошибка, а именно: вопрос о социальной функции казачества как орудия насилия господствующих классов Московского государства подменялся вопросом о социальном составе (беглые, крепостные, "вольница"). Если бы при оценке исторической роли армий воюющих государств в эпоху империалистической войны мы исходили из социального состава этих армий, состоящих главным образом из рабочих и крестьян, а не из социальной функции этих армий, представляющих собой составную часть системы насилия буржуазных государств, то пришли бы к нелепым выводам. Тем не менее эта нелепость узаконена в науке по отношению к истории донского казачества".

Если Ленин шел бы по стопам Янчевского" то он никогда не мог бы выбросить лозунг о превращении империалистической войны в гражданскую; совершение невозможно было выбросить такой лозунг, если отвлечься от социального состава армии. Даже и немарксисты давно поняли, что социальные функции армии подчинены ее социальному составу.


1) Редакция считает некоторые положения автора дискуссионными. Ред.

стр. 221

Забыв это, автор совершает грубую ошибку, когда пишет (с. 138 и 139): "Вряд ли представляет сколько-нибудь существенное значение для истории вопрос о том, формировалось ли войско донское из разноплеменных отрядов, пополнялось ли оно служилым людом украинских городов, лежало ли в основе его беглое крестьянство или же перешедшие на службу к Московскому государству наемные отряды турецкого султана или литовского короля, - суть дела от этого не меняется" (разрядка моя - С. Т.). В каждый данный момент Московское государство формировало войско донское из тех элементов, какие были под руками, поэтому и способы формирования, а также национальный и социальный состав войска донского менялись на протяжении описываемого периода. Войско же донское постоянно оставалось орудием торгового капитала, являлось наемным войском в буквальном смысле этого слова". Совершенно не безразлично, состояли ли донцы из беглых крестьян, наемных профессиональных солдатских банд или из поместных дворян.

Отвлекаясь от социального состава казачества, автор не может не притти к ряду неверных политических выводов. Совершенно правильно делает автор, когда подчеркивает тот важный факт, что казачество было орудием колониальной политики Московскою государства. Правду сказать, в этом заявлении нет ничего нового - буржуазные историки этого не отрицают, и М. Н. Покровский это великолепно доказал. Отвлекшись от анализа социального состава казачества, мы не поймем: 1) истории Дона, которая благодаря такой концепции отрывается от истории метрополии, 2) борьбы украинского и главным образом великорусского крестьянства, которое тысячами "спасалось" на Дону от закрепощения, 3) процесса возникновения феодально- крепостнических отношений на Дону, 4) борьбы внутри казачества по вопросам взаимоотношения с Москвой, 5) характера казацко-крестьянских восстаний Разина (его, как мы увидим, автор не донял и трактует его по Платонову; это приводит автора' к игнорированию крестьянской проблемы на протяжении всего XVII в. и первой четверти XVIII в.). Автор не видит, что борьба Москвы с Доном по сути была борьбой московского помещика с крестьянством, которое не хотело добровольно лезть в ярмо барщины. Автор проглядел, что социальный состав казачества не меняется от того, служил ли беглый за деньги или в принудительном порядке.

Как же автор рассматривает социальный состав казачества? Он ограничивается цитатами из разных источников и в заключение пишет (с. 150): "Какие же мы можем сделать из приведенных фактов выводы относительно социального состава донского казачества? Во-первых, социальный состав донского казачества не был однороден и включал в себя все сдои тогдашнего общества, от князя Друцкого до разбойника Онички Юрьева. Во-вторых, "беглые" из пределов Московского государства не определяли собой состава донского казачества, и к середине XVII в. всякого рода "прибыльные" люди, а также черкесы, татары и т. д. не могли даже пополнить убыли, так что правительству пришлось прибегнуть к массовому набору "вольных" людей для пополнения рядов донского казачества".

Историк-марксист не может ставить знака равенства между беглым князем Друцким и разбойником Оничкой Юрьевым (с. 150). Известно, что помещики вели беспрерывные войны с разбойниками, г. е. с беглыми крестьянами, а не с князьями, которые часто направлялись на Дон для ловли крестьян и захвата земель. Н. Янчевскому должно быть не безызвестно, что до XVIII в. князья на Дону насчитывались единицами, а беглые крестьяне - тысячами.

До невероятных вещей договаривается Янчевский в своей статье "Крах казачества как системы колониальной политики"2."Основная масса казачества, - пишет он, - за исключением дворянства являлась по существу так называемым "государственным крестьянством", платившим за пользование казенной землей взамен денежных налогов натуральный налог путем отбывания военной службы со своим конем" и т. д. (с. 112). Путая казачество с государственными крестьянами, автор совершает грубую ошибку: государственное крестьянство представляло своеобразный фонд, из которого систематически черпался материал для раздачи дворянству. Между тем даже рядовое казачество в сравнении с крестьянством находилось в более привилегированном положении. Мы уже не говорим о верхушках казачества, которых автор не отделяет от низов.

Обратимся к выяснению социального состава казачества. На с. 101 автор пишет: "Дон вовсе не являлся пустыней, какой его обычно представляют. По левую сторону Дона до Хопра кочевали ногайцы, нижнее течение Дока до "переволоки" являлось большой дорогой торговли мирового значения, устье Дона представляло из себя значительный экономический центр того времени", а на с. 180 он заявляет: "Войско донское, состоявшее из нескольких тысяч, было разбросано на пространстве огромной территории по Дону и его притокам, хотя количество городков к концу XVII в. возросло по одним сведениям до 32, по другим до 46". Наконец на с. 138 мы узнаем, что в 1660 г. на Дону было только 4000 казаков. Эти противоречивые данные только запутывают вопрос о численности донцев.

С 50-х годов XVII в. беглое население на Дону увеличивалось, благодаря усиливавшемуся процессу закрепощения крестьян в метрополии и поражению крестьянских восстаний на Украине. Численность населения Дока трудно установить. Казаки уклонялись от переписи и после восстания: попытки переписать их в 1696 и 1701 гг. не дали положительных результатов.


2 "На подъеме", июнь 1930, Ростов в/Д.

стр. 222

Данные 1703 г. устанавливают весьма любопытную картину. Все казачьи селения отвечали, что о времени основания их города "памятухов нет". Этим они конечно хотели подтвердить, что они все "туточные прирожденные" и что среди них не имеется "беглых боярских холопей и крестьян задворных и деловых людей". Но последнее заявление, данное "по святой непорочной евангельской заповеди господни", расходится с их собственным указанием, что жители станиц "сходцы" из разных русских городов.

Обратное бегство с Дона в метрополию в 1647 г. заставило донцов жаловаться на "скудость людьми", а в 60-х гг. "скудость" была от того, что во многие донские города пришли с Украины беглые. Трудно установить число казачьих городков: оно у разных исследователей колеблется от 30 до 1203. Атаман Минаев показал в 1672 г.4, что по Дону от Воронежа до Черкасска было 45 городков. В материалах Второва и Дольникова имеются данные о 52 городках 5. А Сивицын, не указывая источников, насчитывает 125 городков6. Такие же противоречивые сведения имеются о численности населения. Численность донцов без казаков Медведицы и Хопра Минаев определил около 10тыс., Котошихин определил число казаков до 20 тыс., а Дружинин до 30 тыс. 7. Надо думать, что атаман Минаев в 1627 г. дал преуменьшенную цифру, так как по данным атамана Татарина уже в 1638 г. на Дону было 10 тыс. казаков. В документах 1641 г. приводятся данные о 7 - 8 тыс населения 8. Донское население возрастало. Об этом говорит ряд прямых и косвенных источников. Население Воронежской губ., через которою направлялся основной поток беглых, увеличилось с 80 тыс. до 150 тыс. за 1613 - 1675 гг. Стало быть Янчевский значительно преуменьшил данные о численности казачества.

Нам важно установить, каков был состав казачества. Без этого нельзя получить представления о характере восстания Разина. С целью охраны окраины в 1643 г. был отправлен на Дон в 1643 г. отряд из 100, а в 1647 г. - 3 037. в 1660 г. -6 тыс., в 1669 г. -1000 стрельцов и казаков. Кроме того на Дону оседало много гребцов (атаманы неоднократно жаловались на бегство и "озорство" гребцов). В 1646 г. строились для Дона 100 стругов. В 1647 г. пошло на Дон 70 "больших, средних и меньших судов", в 1653 г. -500, в 1659 г. - 500, в 1661 г. было отправлено 548 гребцов с хлебом, в 1663 г. -116 стругов и 63 лодки, в 1664 г. -150 стругов9, в 1671 г. готовились 64 струга и 610 лодок, в 1674 г. - 400 стругов. На отрогах с деньгами полагалось по 5 гребцов и кормчих, на атаманском струге - 3, под хлебными "запасами - 7. Экипаж на стругах состоял из 30, 60, 70 и больше человек. На Дону, по указаниям казаков, было не меньше тысячи запорожцев и украинцев. Во время взятия Азова было казаками освобождено 3 тыс. пленных, большинство которых осталось на Дону. Кроме того не поддаются учету беглые и та масса рабочих и приказчиков, которая отправлялась на Дон по делам частных торговцев.

Итак, кроме гребцов и беглых на Дон было прислано из района Поволжья и южных окраин 8 - 10 тыс. стрельцов и казаков, т. е. 80% всего населения по данным атамана Минаева и 26 - 30% по данным Котошихина. Данные Котошихина о разношерстном национальном составе казачества разрушают националистическую концепцию реакционных донских историков о происхождении казаков от Адама. Хотя наш статистический метод крайне неудовлетворителен, однако процентные данные в обоих случаях заставляют притти к следующему выводу: надо рассматривать верховое казачество не как группу, имевшую обособленные казачьи интересы, а как беглое крестьянство и городскую мелкобуржуазную группу, которые были тесно связаны с интересами метрополии. Они очутились в обстановке, благоприятной для повторения и продолжения тех городских восстаний, которые не прекращались в течение XVII в.10 Это положение вовсе не меняется от того, что подавляющая масса донского служилого элемента вербовалась не из метрополии, а из колоний. Это только подтверждает то положение, что крестьянство колоний следует рассматривать, как часть крестьянства метрополии. Это положение также не меняется от того, что казачество служило добровольно за плату или по принуждению.

Восставшее крестьянство ставило себе задачи, вытекавшие не из собственной жизни колоний, а из тех общественных отношений, которые создались в метрополии к концу XVII в. и острее и болезненнее ощущались в колониях.

Если у меня даже значительно преувеличены данные о численности казачества, то от этого нисколько не меняется его социальный состав. Значит в первую очередь следует иметь в виду, что казак - беглый крестьянин, мелкий городской торговец. Мое собственное


3 О казачьих городках см. у В. Г. Дружинина, Раскол на Дону, с. 226.

4 Донские дела, т. VI, связка 22, с. 192 (неопубликов.).

5 Материалы по истории Воронежской губ., ч. I, с. 49.

6 Русская историческая география.

7 В. Г. Дружинин, Посылка людей на Дон, "Записки разр. военной археологии", т. I, 1911 г.

8 Дела Военного архива (в Ленинграде), ст. XI, N 236, о преимуществах свободной и беспошлинной торговли, л. 26.

9 Подсчитано по памятной книге Воронежской губ. 1856 г. и Донским делам, т. VI.

10 Здесь мне приходится повторить то, что я уже изложил в ст. "Разинщина" в журн. "Проблемы марксизма" N 2, 1930 г.

стр. 223

исследование полностью подтверждает соображения М. Н. Покровского, высказанные им о казачестве в его многотомнике. Довольно старо открытие Н. Янчевского о том, что казачество было орудием колониальний политики Москвы: об этом не постеснялся сообщить и Соловьев и раньше его Котошихин.

Польское правительство лучше некоторых "марксистов" разрешило вопрос о социальной природе казачества.

В 1646 г. московское правительство отказалось выдать полякам беглых крепостных на том основании, что не по-христиански возвращать беглых православных католикам. Поляка на это возражали: мужики что знают? О вере у них никакого попечения нет. Бегают от того, что не хотят своему пану и малого оброка заплатить. Побежит мужик в дальние города, то пану еще не так досадно, потому что он ею не увидит, а то убежит и станет жить близко в порубежных местах, и, смотря на своего мужика, всякому досадно. Казак был именно таким беглым крепостным.

Постановка вопроса о социальной природе казаков важна для того, чтобы понять: 1) почему восстание Разина вспыхнуло в 60-е годы, а не в другое время, 2) почему оно вспыхнуло на Дону, 3) движущие силы классовой борьбы на Дону. Это не менее важно для того, чтобы опровергнуть совершенно неверный тезис Г. Плеханова о том, что казацко-крестьянские массы всегда были реакционной силой.

Смазывая вопрос о социальном составе казачества, рассматривая казачество только как войско, как орудие колониальной политики в целом, автор естественно приходит к одинаковым с Тхоржевским выводам о характере разинщины Янчевский повторяет выводы Тхоржевского о том, что разинщина 1667- 1669 т не выходит из рамок обычного разбойничьего похода. Янчевский, как и платоновская школа, не понимает, что восстание Разина-продукт кризиса всей страны, а не только казачества, кризиса, получившего наиболее яркое выражение на Дону, где было больше благоприятных условий для восстания.

Игнорируя социальный состав казачества, Янчевский не мог не притти к нелепейшим выводам о характере разинщины. Он пишет (на с. 191): "во всяком случае достойно внимания, что "старый казацкий идеал" годится и для Болотникова и для Разина, и для Булавина, и - в эпоху гражданской войны - для Каледина и Войскового круга". Н. Янчевский проглядел, что, пользуясь популярностью Разина на Дону, белогвардейцы присваивали некоторым частям имя Разина. При этом они пытались доказать, что борются за идеалы Разина. Фальсифицируя историю, деникинцы ввели в заблуждение и Н. Янчевского. Идеал казачьего круга уже в эпоху Разина по-иному понимался верховыми и низовыми казаками. Казачий круг верховьев Дона при помощи черного передела боролся за капиталистические, буржуазные отношения. Этот круг ничего общего не имел с представлением народничества о казацком идеале. От этого идеала конечно очень далеки были и деникинцы, спекулировавшие именем Разина.

Установка Янчевского не дает возможности правильно разрешить вопрос о возникновении помещика на Дону, так как он имеет дело только со всем войском в целом, а не с верховыми и низовыми казаками. Дифференциация войска его поэтому совершенно не интересует.

Москва систематически воздействовала на "лутчих" казаков, давала им больше жалованья и подарки. Голытьба не без основания обвиняла "лутчих" в том, что они продались Москве "за соболя и жалованье". Московское жалованье распределялось "в нижнем большом войске", а казаки верховых городов не получали его и даже постепенно удалялись из казацкого круга. Богатое (домовитое) казачество дорожило связью с метрополией, правами свободной торговли и связывалось с боярством в процессе борьбы с низами. "Московская партия" на Дону состояла только из старшины и буржуазной части населения. Старшина даже переносил на Дон обычаи придворной жизни московских бояр. Не прав С. Тхоржевский в том, что ядро разинцев составляло низовое казачество. Москва великолепно разбиралась в социальном положении казаков. В 1646 г. Москва предписала "вольным людям быть на Дону в нижних городках, а на Русь и в верхние городки не отпущать" 11. Правительство опасалось общения вольницы с верховьем Дона и со спокойной совестью отдавало их под надзор низовья. Во время усмирения восстания казаки низовьев Дона предъявили верховым обвинение в том, что они 1) полностью не выполнили служебной разверстки, 2) скрыли у себя больше 1000 беглых, 3) давали беглым "ссуды, запасы и ружье"12. Хитрово, усмиритель восстания, писал в 1673 г., что "прежние Стенькины воры живут в верховых казачьих городках" и выразил опасение, "что из Дону из верх о-вых городков пристанут к нему казаков многие воры" 13 и через 20 лет после подавления Разина беглый казак Оська Чирский уверяет: готово восстать больше половины казаков до Пяти-изб, т. е. до границ низовьев Дона14. Путаница Тхоржевского вытекает из непонимания социальной природы и роли этих групп в движении. Этим же грешит и работа Янчевского.

Н. Янчевский хорошо делает, что ликвидирует легенду об однородном национальном составе казачества (хотя это уже сделал Котошихин), "о вольности донской" и демократическом характере Донского круга. Здесь все же не следует забывать, что на Дону некоторое время беглым жилось свободнее. Нельзя забыть


11 Дела Военного архива (в Ленинграде), Похвальные грамоты д. каз., ст. Т, N 226, л 115.

12 Дела Военного архива (в Ленинграде), Похвальные грамоты д. каз., ст. IV, N 231, N 21.

13 Д. Д., св. VIII в., 1673, N 13, л. 158.

14 Д. Д., 1690, N 8, св. 18.

стр. 224

заявления казаков в 1638 г.: "все земли нашему казачьему житью завидовали". Отсюда однако конечно далеко до народнических увлечений о демократическом строе казачьего круга.

Совершенно неубедительным является заявление автора о том, что казаки представляли собой только тип наемного войска. Систематическая высылка жалованья еще ничего не говорит. Все служилые Московского государства получали жалованье, однако это еще не означает, что все донцы считались наемным войском. Казаки смотрели на себя совершенно иначе; об этом говорят их беспрерывные до 1725 г. претензии, бунты и восстания. Наконец Н. Янчевский совершенно забывает, что служилые окраинных городов направлялись на Дон в обязательном порядке. Не совсем верно, что Москва не интересовалась социальным составом казачества: правительство неохотно пускало на Дон запорожских казаков, т. е. наиболее демократические слои.

Подведем итоги. Автор проработал большое материал и старательно разоблачает дворянско- буржуазную историографию казачества, но он совершенно не верно разрешает вопрос о социальном составе казачества, вмазывает вопрос о его дифференциации, делает невозможным понимание роли казачества во всех наших крестьянских движениях, заслоняет казачеством крестьянство и поэтому поддерживает историческую концепцию Плеханова.

С. Томсинский.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Рецензии-Н-ЯНЧЕВСКИЙ-КОЛОНИАЛЬНАЯ-ПОЛИТИКА-НА-ДОНУ-ТОРГОВОГО-КАПИТАЛА-МОСКОВСКОГО-ГОСУДАРСТВА-В-XVI-XVII-вв

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

С. Томсинский, Критика и библиография. Рецензии. Н. ЯНЧЕВСКИЙ. КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НА ДОНУ ТОРГОВОГО КАПИТАЛА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА В XVI-XVII вв. // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Рецензии-Н-ЯНЧЕВСКИЙ-КОЛОНИАЛЬНАЯ-ПОЛИТИКА-НА-ДОНУ-ТОРГОВОГО-КАПИТАЛА-МОСКОВСКОГО-ГОСУДАРСТВА-В-XVI-XVII-вв (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - С. Томсинский:

С. Томсинский → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
222 просмотров рейтинг
15.08.2015 (768 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Критика и библиография. Рецензии. Н. ЯНЧЕВСКИЙ. КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НА ДОНУ ТОРГОВОГО КАПИТАЛА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА В XVI-XVII вв.
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK