Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7223

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Сессия Отделения истории и философии Академии наук СССР 25 - 27 июня 1936 г., посвященная 150-летию Французской буржуазной революции XVIII века.

Вступительное слово было сделано президентом Академии наук - академиком Комаровым.

1. Доклад академика Е. В. Тарле "Взятие Бастилии". Докладчик рассказывает о событиях, непосредственно предшествовавших взятию Бастилии, о том, почему толпа 14 июля направилась именно в Бастилию, о подробностях осады и капитуляция Бастилии и о значении взятия Бастилии в ходе Французской революции.

2. Доклад академика В. П. Волгина "Политический радикализм накануне Французской революции" (см. "Историк-марксист" N 3 за 1939 г., стр. 13 - 36).

3. Доклад Ф. А. Хейфец "Якобинская диктатура".

4. Доклад Б. Ф. Поршнева "Крестьянские и плебейские движения XVII-XVIII вв. во Франции" (см. "Историк-марксист", настоящий номер, отдел "Сообщения").

5. Доклад профессора Ф. В. Потемкина "Экономический кризис 1787 - 1789 гг.".

Наша литература по истории Французской буржуазной революции огромна, тем не менее вопрос об экономическом кризисе 1787 - 1789 гг. мало разработан. На возникновение торгово-промышленного кризиса 1787 г. имел влияние, в частности, торговый договор Франции с Англией 1786 г., которым французская торговля и промышленность были поставлены в неблагоприятные условия. К началу 1789 г. кризис охватил большую часть Франции, Торгово-промышленный кризис был усилен своеобразным аграрным кризисом, а также обратным влиянием финансового кризиса, который, в свою очередь, обострился в прямой зависимости от ухудшения всей экономической конъюнктуры. Аграрный кризис был обусловлен всем состоянием сельского хозяйства Франции перед революцией. Франция в конце XVIII в. была аграрной страной, причем крестьянское хозяйство было по преимуществу мелким, оно изнывало под тяжестью феодальных повинностей, носивших главным образом натуральный характер; уровень сельскохозяйственной техники был чрезвычайно низок. Сельское хозяйство страдало от систематических неурожаев, а в 1789 г. посевы кроме того пострадали от града.

Происходит общий рост дороговизны, и, в частности, растут хлебные цены. Особенностью же торгово-промышленного кризиса является дороговизна промышленного сырья сравнительно с ценами на готовые изделия.

Два первоначальных кризиса: финансовый и торгово-промышленный - еще более обострились и углубились вследствие грандиозной пауперизации народных масс под влиянием аграрного кризиса.

Социально-политическим последствием кризиса были рост безработицы, появление массы нищих и народные волнения, в частности рабочие стачки. Особой силой отличались волнения в марте - апреле 1789 года. Экономический кризис 1787 - 1789 гг. был общим имманентным кризисом абсолютистско-феодального строя Франции. Французская революция, по гениальной формуле Маркса, была неотвратимой разрядкой противоречия между развитием производительных сил и устаревшими производственными отношениями.

6. Доклад П. Н. Федосеева "Атеизм французских материалистов XVIII века".

Докладчик начинает с замечания, что материализм XVIII в. носил ярко выраженный боевой атеистический характер. Далее, он дает справку о том, какое положение занимала во Франции XVIII в. феодально-католическая церковь. Затем излагает основы философских воззрений материалистов XVIII в., их взгляды на природу материи, движения, взгляды их на закономерность в природе, основы их теории познания. Основная часть доклада была отведена изложению атеистических воззрений французских материалистов XVIII в. (Дидро, Гольбаха, Ламеттри), в частности их взглядов на происхождение религии, на вред религиозных воззрений для общества, на религию как злейшего врага человеческой морали и т. д.

Докладчик, отметив, что атеисты XVIII в. выполнили большую критическую работу по разоблачению религии и духовенства, показал, что их критика в то же время имела крупнейшие недостатки, в частности они не видели действительных корней религии и не понимали действительных путей освобождения масс от религиозных предрассудков.

В заключение докладчиком была дана справка о том, что было сделано Француз-

стр. 190

ской революцией для борьбы с церковью и (религией, и о том, какой отклик нашли идеи атеистов XVIII в. в тогдашней России (Радищев, Пнин, Фон Визин).

В прениях было указано, что докладчик о материализме и атеизме XVIII в. говорил вообще, очень мало остановился на характере воззрений отдельных, конкретный представителей атеизма XVIII в. и обошел вопрос о том, какой отклик получили их выступления в тогдашнем французском обществе.

7. Доклад профессора Р. А. Авербух "Царизм и буржуазная революция 1787 - 1793 гг.". Главная часть этого доклада помещена в "Историке-марксисте" N 3 за 1939 год.

8. Доклад И. И. Зильбе рфарб "Фашистская фальсификация истории Французской революции 1789 - 1794 тт." (см. "Историк-марксист" N 3 -за 1939 г.).

9. Доклад Е. П. Ситковского "О французском материализме XVIII в.". Докладчик отмечает, что механический материализм французских философов XVIII в. был порожден прогрессом техники в тогдашней Франции. Далее, докладчик показывает, что философскими предпосылками французского материализма были материалистические и сенсуалистические теории английской философии (Локк, Бэкон, Гоббс) и натурфилософские и сенсуалистические теории, сложившиеся на европейском континенте (Декарт, Лейбниц, Спиноза). Французские материалисты в своих произведениях развернули блестящую критику философского идеализма. Основная часть доклада была посвящена изложению положительных взглядов французских материалистов XVIII в. (Дидро, Гольбаха, Гельвеция, Ламеттри, Робине, Кабаниса, Мабли, Морелли и др.), в частности взглядов на материю как основу природы, о движении, об отношении мышления к материи, о познаваемости природы, отношении французских материалистов к идее развития в природе и обществе и т. д. Докладчик подвергает критике недостатки метода французского материализма. Вывод докладчика: французский материализм -.революционная философия, и не случайно, что старое общество встретило ее в штыки.

10. Доклад проф. К. Н. Державяна "Литература и искусство Французской буржуазной революции".

В основных чертах новая буржуазная художестве иная и литературная культура сложилась уже к началу 80-х годов XVIII века. В дальнейшем, под влиянием результатов событий 1789 - 1799 годов, в литературе происходят изменения, приведшие в итоге к появлению романтизма и буржуазного реализма XIX века. В литературе Французской революции сохраняется ближайшая преемственность с веком Просвещения, но вместе с тем создаются новые типы словесного искусства: революционная песня, революционная публицистика, революционное ораторское искусство и т. д.

Два начала определяют характер творческого сознания людей 1789 - 1799 годов - (возврат к античности и чувствительное восприятие мира. Плутарха читают наравне с Руссо. Затем докладчик останавливается на отдельных представителях литературы и искусства эпохи Французской революции.

Дискуссия по докладу академика Б. Д. Грекова 4 - 11 июня 1939 года

В Институте истории Академии наук СССР академик Греков 4 июня сделал доклад на тему "Общественный строй Киевской Руси". По докладу академика Грекова развернулась дискуссия. Приводим краткое содержание наиболее значительных выступлений.

Профессор Смирнов П. П. (Москва), отдавая должное докладу академика Грекова, тем не менее считает, что доклад "вращался вне основных координат учения о формациях Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина"; ему кажется, что мнение, высказанное однажды А. В. Шестаковым, о некоторой порочности построений академика Грекова было правильным. П. П. Смирнов в своем выступлении заявил, что "в Киевском государстве с XII в. мы имеем феодализм, а до этого рабовладельческую формацию", в доказательство чего П. П. Смирнов ссылался на свидетельство Вениамина Тудельского о том, что евреи, жившие в Богемии, "продавали своих сыновей и дочерей различным народам, так же, как и жители Руси"; на свидетельство Дитмара Мерзебургского (1017 г.) о том, что Киев и Киевская область в значительной степени были населены беглыми рабами. В 1146 г., когда киевляне разгромили хозяйство черниговских князей, они на княжеском дворе поделили между собой 700 человек челяди - это, по мнению П. П. Смирнова, говорит о большом количестве рабов и о производственном значении их в Киевском государстве.

Профессор П. П. Смирнов указывал также на то, что на первых же страницах летописи говорится о городах Киеве, Чернигове и т. д., между тем известно, что римские города, например, в период раннего феодализма разрушаются. Города возникают именно в условиях рабского хозяйства, так как рабовладельческое хозяйство, как нуждающееся в продуктах городского ремесла, не может существовать без городского рынка; отсюда П. П. Смирнов делает вывод, что наличие городов в древней Руси является доказательством наличия там рабовладельческой формации. Это же, по его мнению, подтверждается и существованием веча, на котором присутствуют все взрослые свободные люди - смерды наравне с боярами и купцами. Вече нельзя считать феодальным органом, оно является политической надстройкой города-государства.

И, наконец, доводом в пользу того, что до XII в. Русь переживала рабовладельческую формацию, являются известия о ре-

стр. 191

волюции рабов в древней Руси. Известия о восстаниях рабов есть у Герберштейна, у Флетчера, в Муромской летописи, в летописных рассказах о восстаниях рабов в Новгороде. Все эти, приведенные П. П. Смирновым доводы, по его мнению, говорят в пользу утверждения, что древняя Русь не миновала стадии рабовладельческого общества.

Профессор И. И. Смирнов (Ленинград) считает постановку вопроса об общественном строе Киевской Руси вполне своевременной, потому что за последнее время у "екоторых историков чувствуется тенденция пересмотреть старую постановку вопроса о характере общественного строя Киевской Руси; это отмечается, например, в статье А. В. Шестакова "К вопросу об общественном строе Киевской Руси". Однако нельзя согласиться с самой постановкой этого вопроса А. В. Шестаковым. Шестаков вопрос об этапах развития общественного строя на всей территории СССР подменяет вопросом об общественном строе Киевского государства. Верно, что история СССР знает рабовладельческий старой, как важнейший этап ее развития, и категорический ответ на этот вопрос дан в IV главе "Краткого курса истории ВКП(б)", где говорится, что в Восточной Европе сменились четыре общественно-экономических формации, а сейчас она переживает пятую общественно-экономическую формацию. Но было бы ошибкой утверждать, что этап рабовладельческого строя обязателен и для Киевского государства. Историю Киевской Руси нельзя отрывать от истории СССР, от общеевропейской истории, от мировой истории. Н. Я. Марр показал, что Киевское государство возникло не на пустом месте, ему предшествовал огромный исторический период, Киевское государство было закономерным этапом на пути исторического развития. Тем строем,, какой предшествовал Киевскому государству, была античная рабовладельческая цивилизация Восточной Европы. Период перехода от рабовладельческой античной цивилизации к феодальной, несомненно, охватывает ряд столетий, и Киевскому государству непосредственно предшествовали такие формы феодального государства, которые являются первым этапом развития феодального государства, а эпоха Киевского государства является последней ступенью на пути развития этого полуфеодального или феодализирующегося государства Восточной Европы.

Профессор Артамонов целиком присоединяется к точке зрения академика Грекова. Он отмечает, что неравномерность исторического развития, которую мы наблюдаем в наше время, имела место и в древности. Когда на побережье Черного моря появились греческие колонии, в результате их влияния ближайшие к ним племена целиком вошли в систему античной цивилизации и у них сложился рабовладельческий строй. Сюда относится, например, Боспорское царство, население которого в основном составляли скифы. Что касается скифских племен, живших далеко от побережья Черного моря, то у "их в это время не наблюдалось никаких следов рабовладельческих порядков.

Античные колонии в Причерноморье долго жили в мирных, дружественных отношениях с окружавшим их варварским миром. Жажда обогащения, жадность к богатствам античного мира возникает у варваров при разложении первобытно-общинных порядков и зарождении классовых отношений. Варварские орды приходят в движение и уничтожают античные колоний. В среде самих варваров в процессе передвижения возникают новые этнические объединения. Одним из них было славянское объединение. Оно возникло тогда, когда во всей Европе и, в частности, в Византии, с которой у Киевской Руси было особенно много связей, складывались уже феодальные порядка Поэтому совершенно невероятно, чтобы в Киевской Руси в то время существовало рабовладельческое общество. И имеющийся археологический материал свидетельствует, что Киевская Русь была феодальным обществом.

Профессор Юшков также присоединяется к точке зрения Б. Д. Грекова. Он обращает внимание на то, что материалы, имеющиеся о городах Киевской Руси, в частности археологические материалы, показывают, что это были не города-полисы, а феодальные города-замки. Точно так же и вече, на которое ссылается П. П. Смирнов как на один "из элементов рабовладельческой демократии, представляло собой, как правило, собрание верхушки тогдашнего общества, городской знати; случаи же, когда народная масса диктовала свою волю на вече, представляют исключения.

Тов. Кузнецов (Москва, Пединститут) считает, что академик Греков в своем докладе не ответил на ряд вопросов, а самое главное, игнорировал ряд высказываний основоположников марксизма-ленинизма по вопросу об общественно-экономических формациях. В частности академик Б. Д. Греков якобы игнорировал указание Ленина о том, что у 'всех народов, без изъятия, наблюдалась определенная закономерность в прохождении общественно-экономических формаций, причем установленная Лениным последовательность смены формаций такова: от бесклассового общества совершается переход к первой классовой формации, каковой является рабовладельческая общественно-экономическая формация.

Тов. Кузнецов указывает, что ссылка академика Грекова на то, что германцы миновали рабовладельческую формацию, а первоначальное население Америки - даже две: рабство и феодализм, - недоказательна: тов. Кузнецов считает, что германцы находились под господством Рима и, следовательно, в той или иной степени включались в рабовладельческую формацию, относительно же американцев надо сказать, что европейцы, завоевав Америку, нарушили здесь обычную закономерность исторического процесса.

В заключение тов. Кузнецов подчеркивает, что главной производительной силой в Киевском государстве был раб; "Русская правда" рабочую силу характеризует терми-

стр. 192

нами "челядь", "закупы", "изгои", "холопы", "смерды". Все это, по мнению тов. Кузнецова, кроме смердов, разные категории рабов.

Профессор М. И. Тихомиров указывает на то, что до сих пор никто из сторонников рабовладельческой формации не привел конкретных данных в защиту своей точки зрения, за исключением профессора П. П. Смирнова. Далее, профессор Тихомиров разбирает аргументы П. П. Смирнова. Так, последний ссылался на "Житие Феодосия Печорского", где говорится о том, что Феодосии в юности отправлялся на пашню вместе с рабами. Но нужно иметь в виду, что жития святых писались по византийским образцам и слово "раб" употреблялось в подражание последним. В летописях же и других памятниках гражданского характера нигде о рабах не говорится, а говорится о холопах и челяди, причем челядь, как показал Б. Д. Греков, - это не только рабы, а понятие более широкое. Если мы возьмем (вкладную Варлаама Хутынского - подлинный исторический источник конца XII в., - то в ней читаем, что боярин Одекеа Михайлович жалует Хутынскому монастырю вотчину, причем перечисляется ее население: девка Феврония, Волос с дврля сыновьями да еще Тудор. Все это зависимые люди, а не рабы. Боли бы Киевская Русь была рабовладельческой, то дружинники более всего заботились бы о челяди, если разуметь под ней рабов, а в действительности на Долобском, например, съезде мы ни одного слова не слышим о челяди и очень много - о смердах, составлявших главную массу сельского населения Киевской Руси.

В рассуждениях о восстаниях, рабов в Киевской Руси П. П. (Смирнов пользовался следующими "достоверными" источниками: польскими хрониками XVI-XVII вв., Герберштейном, писавшим в XVI в., и Каменевич-Рвовским, писавшим в конце XVII в., - но в отношении известий о Киевской Руси уже Карамзин сто лет тому назад характеризовал все эти источники как баснословные.

Член-корреспондент Академия наук С. В. Бахрушин заявляет, что когда началась дискуссия по вопросу о рабовладельческой формации в Киевской Руси, ол счел своей обязанностью проверить свои взгляды на этот вопрос и в первую очередь постарался установить, каким фактическим материалом оперируют сторонники рабовладельческой формации. Когда он обратился к единственной печатной статье сторонников этого взгляда, к статье А. В. Шестакова в "Учительской газете", то увидел, что концепция этой статьи глубоко уходит корнями в концепцию Ключевского, который говорит о широком распространении рабовладения в XI и XII веках. На каких же фактах строит свою концепцию Ключевский? Он основывает свое утверждение на фактах сомнительного порядка, в частности на толковании слова "огнищанин", которое он производит от слова "огнище". "В древних памятниках славяно-русской письменности, - говорит Ключевский, - слово огнище является с значением челяди; следовательно, огнищане были рабовладельцы"1 .

В действительности слово "челядь" имеет более широкое значение: оно означает человека, который вообще находится в зависимости от князя, от боярина. Самое слово "огнищанин" тесно связано с княжьим двором и скорее соответствует более позднему слову - "дворянин". Таким образом, это слово скорее говорит о феодальных отношениях чем о рабовладельческих. Далее, Ключевский приводит много доказательств того, что в Киевской Руси пленные делались рабами. Вениамин Тудельский говорит, что рабы продавались. Но чтобы на основании этого сделать вывод о наличии рабовладельческой формации, необходимо еще ответить на вопрос, кто покупал рабов. Оказывается, что рабы продавались главным образом заграницу ввиду почти полного отсутствия спроса на ник на внутреннем рынке. Это как раз и говорит о том, что в хозяйстве Киевской Руси рабский труд широко не применялся. По этой же причине рабам позволяли выкупаться на волю. Впрочем, и сам Ключевский, когда подвел итоги известных ему фактов, сделал довольно неожиданный вывод. Говоря, что рабов сажали на землю, Ключевский в качестве примера приводит князя Романа Мстиславича, который сажал литовских пленных на свою землю в качестве крепостных или обязанных работников.

С. В. Бахрушин не отрицает применения, рабского труда в Киевской Руси; он считает, что рабский труд в феодальном хозяйстве играл крупную роль даже в XV в., но это не дает нам права утверждать, что в XV в. мы имеем рабовладельческую формацию.

В заключение С. В. Бахрушин останавливается яа некоторых терминах, обозначавших в Киевской Руси несвободных людей ("рядович", "ключник", "тиун", "изгой", "прощеник"), и показывает, что все они обозначают именно феодально-зависимых людей. Касаясь вопроса о вече, профессор Бахрушин устанавливает, что оно также носило феодальный характер.

Член-корреспондент Академии наук А. В. Шеста ков считает, что академик Греков в своем докладе не раскрыл вопросов, интересующих всякого историка, стремящегося разрешить их для себя в соответствии с установками, которые дает "Краткий курс истории ВКП(б)". А. В. Шестаков считает неосновательным утверждение, что сторонники рабовладельческой формации в Киевской Руси выступают только со словесными декларациями, не приводя фактических материалов, и у них якобы не сходятся концы с концами. А. В. Шестаков указывает, что в своей статье в "Учительской газете" он только поставил вопрос об общественно-экономической формации у восточных славян и совсем не намеревался тогда немедленно его разрешить. По его мнению, у восточных славян в VIII-IX вв. первобытно-общинный строй разлагается и скла-


1 В. Ключевский "Курс русской истории". Ч. 1-я, стр. 196. 1904.

стр. 193

дывается (рабовладельческий строй; ио последний не получает полного развития и вовсе не напоминает античное рабство. Рядом с рабовладельческим строем в Киевском государстве были сильные пережитки первобытно-общинного уклада, с одной стороны, и начатки новой феодальной формации - с другой. А. В. Шестаков не думает, чтобы высказанные им в "Учительской газете" взгляды производили какую-то революцию, так как вопрос был поставлен им достаточно осторожно.

Но А. В. Шестаков считает, что то решение вопроса об общественном строе Киевской Руси, какое дает академик Греков, ни в какой мере не может удовлетворить. Так, Б. Д. Греков не делает разницы между славянами и антами. Нельзя проводить параллель между нападениями германцев на Рим в V в. и нападениями славян на Константинополь в VIII веке. Германцы разрушили Рим, а славяне взять Константинополь не смогли. Не останавливается Б. Д. Греков и на центральном вопросе - о разложении родовых отношений у восточных славян в VIII-X вв.; этот вопрос является одним из самых трудных. Здесь на помощь должна придти археология. Археологические памятники говорят, что VIII-X вв. у славян определяются как время применения рабского труда. Развитие рабства у славян может быть констатировано на целом ряде курганных погребений в Киеве и Чернигове о X веке. О рабстве у славян и о торговле рабами свидетельствуют известия арабских писателей. Неправильна тенденция Б. Д. Грекова добиться полной аналогии между славянами и германцами и для X в., так как в X в. восточные славяне в культурном отношении стояли, безусловно, выше ряда народов Западной Европы.

В заключение А. В. Шестаков констатирует, что в отношении Киевской Руси VIII-X вв. следует говорить о рабовладельческом укладе, причем в той своеобразной форме, в какой он имел место у восточных славян; рабовладельческий уклад может быть признан там ведущей системой хозяйства.

Точка зрения академика Грекова и его главнейшие возражения сторонникам существования в Киевской Руси рабовладельческой формации изложены им в его печатаемой в этом номере статье "Была ли Киевская Русь обществом рабовладельческим?"

Научная работа на истфаке Института философии, литературы и истории (ИФЛИ)

(В 1939 г. "а истфаке ИФЛИ состоялась защита ряда диссертаций.

* Капитальную и очень ценную работу проделала тов. Генкина Э. Б., написавшая докторскую диссертацию на тему "Оборона Царицына".

На защите диссертации тов. Генкина в своем вступительном слове подробно остановилась на значении избранной ею темы, на своих основных выводах и дала характеристику использованных ею источников. В основу работы легли прежде всего важнейшие указания Ленина и Сталина, связанные с борьбой за Царицын в 1918 году. Материалы, которые удалось найти и изучить' в течение более чем трехлетней работы над темой (материалы Центрального архива Октябрьской революции, Центрального архива Красной Армии, местных архивов в Сталинграде), и в особенности переписка товарища Сталина, связанная с обороной Царицына, проливают новый свет на события, давая возможность законченного их изложения и обобщения. Огромное значение имели также воспоминания живых участников, позволившие восстаноотть ряд важнейших деталей.

История борьбы за Царицын в 1918 г., безусловно, требует рада монографий, каждая из которых сможет раскрыть только часть этой героической эпопеи. Тов. Генкина подчеркнула, что ввиду обширности темы она ограничила свое исследование, во-первых, хронологически, взяв исключительно период борьбы за Царицын в 1918 г., и, во-вторых, тема разрабатывалась ею не столько с военно-оперативной стороны, которая изучается нашими военными историками, сколько со стороны анализа политического руководства, характеристики массового движения, организации вооруженных сил защитников Царицына, жизни и работы Царицынской большевистской организации и т. д.

В работе уделено много внимания сталинской борьбе за хлеб, характеристике тех мероприятий, которые проводились в Царицыне товарищем Сталиным для спасения страны от голода. Один из основных вопросов работы - вопрос о месте Царицына в ходе гражданской войны в 1918 году. Показать Царицын не как локальную операцию, а на фоне всей борьбы в стране и прежде всего на юге России - такова была важнейшая задача исследования. Борьба, которая шла в 1918 г. на Кубани, на Тереке, в Дагестане, Ставрополе, Астрахани, до сих пор бралась в литературе - изолированно от всей борьбы за Царицын. Между тем это звенья одной цепи, тесно связанные между собою, и руководство всей этой борьбой шло из одного центра - из Царицына, от товарища Сталина.

Когда товарищ Сталин приехал в Царицын, б июня 1918 г., он не застал там готовой армии, которую сразу можно было бы бросить на врага. Эта армия создалась, росла и крепла только благодаря огромной работе, проведенной товарищем Сталиным. Она составилась не только из царицынских рабочих: основным костяком ее были луганские шахтеры и металлисты, которых привел тов. Ворошилов на помощь Царицыну, ростовские, харьковские рабочие, революционное крестьянство и казачество Дона и Кубани. Анализ формирования частей на царицынском фронте, как и на всем южном фронте гражданской войны, подтверждает с исключительной яркостью основное ленинско-сталинское положение о гражданской войне как об отечественной, народной

стр. 194

войне. За спиной Краснова стоял немецкий империализм, по прямым заданиям которого донская контрреволюция сделала центром своего удара именно Царицын. При анализе сталинского плана разгрома Краснова в работе Генкиной в то же время разоблачается на ряде документов преступная линия Троцкого, всеми мерами срывавшего разгром Краснова и германских интервентов. Но вопреки предателю Троцкому, вопреки всем усилиям белогвардейцев и интервентов Царицын под руководством товарищей Сталина и Ворошилова превратился в 1918 г. в неприступную большевистскую крепость, о которую разбили себе лбы белогвардейские генералы.

В работе показано руководство Ленина царицынским участком борьбы и неразрывная связь всех ленинских и сталинских указаний и директив. Все это и обусловило, несмотря на тяжелейшие условия, разгром краеновщины и стоявших за спиной Краснова германских империалистов.

Оппоненты (член-корреспондент Академии наук Минц, комдив профессор Меликов, доцент Городецкий) подчеркивали актуальность выбранной темы и хорошую разработку нового материала тов. Генкиной. Обращалось внимание на отдельные незначительные недостатки, которые могут быть выправлены при подготовке работы к печати.

* В исторической литературе нет специальных исследований, правильно освещающих вопросы социалистической революции в Азербайджанской ССР. Таким исследованием явилась диссертация тов. Бурджалова на тему "Великая пролетарская революция в Азербайджане". Хронологически работа охватывает период от февральской революции до апреля 1918 года. Автор использует важнейшие указания товарища Сталина. Глубоко анализируется архивный материал и периодическая печать того времени.

На фактическом материале показано, что После февральской буржуазно-демократической революции власть оставалась в руках имущих классов.

Показано своеобразие условий, в которых разворачивалась борьба за победу социалистической революции. Характерно исключительное разнообразие национального состава Закавказья и промышленная отсталость края. В Азербайджане наряду с отсталыми феодальными отношениями выделяется Баку, как мировой промышленный центр. Вот почему бакинский пролетариат был знаменосцем и вождем пролетарской революции на Кавказе. Диссертация показывает трудности борьбы за диктатуру пролетариарта, сложность крестьянской и национальной проблемы.

Контрреволюция собрала свои силы для выступления против законной Советской власти. В марте 1918 г. произошла вооруженная борьба с муссаватистами - наиболее агрессивной силой контрреволюции. Бакинские большевики, возглавляемые тт. Шаумяном и Джапаридзе, вышли победителями. Разгром контрреволюционеров привел к окончательному укреплению Советской власти.

Оппонентами выступали член-корреспондент Академии наук Минц, профессор Кокиев, доцент Разгон, которые указали на научную ценность диссертации и поддержали ее основные выводы.

* К середине XIX в. государственных крестьян по количеству было немногим меньше чем крепостных, однако обширная литература имеется только о последних, поэтому Л. М. Иванов правильно сделал, представив диссертацию на тему "Государственные крестьяне Московской губернии 1838 - 1866 гг." (оппоненты - академик Готье и профессор Дружинин).

Автор в своем исследовании ограничивается материалом одной только Московской губернии; он приходит к выводу, что государственная, казенная деревня по своему экономическому развитию отличалась от деревни помещичьей. В ответ на крестьянское движение (крестьяне требовали снижения податей) правительство проводит реформу 1838 года. Недостаток источников не позволяет сравнить положение государственных крестьян в момент' реформы 1838 г. и в 60-х годах XIX в., что не дает возможности показать влияние реформы.

Автор приводит новый материал о состоянии хозяйства и об отхожих промыслах государственных крестьян Московской губернии, исследует вопрос о лежавших на них податях и повинностях и приходит к выводу, что перед реформой государственные крестьяне в большей степени чем помещичьи включились в товарно-денежный оборот и в неземледельческие занятия. В реформе 1838 г. проявилось также стремление разрешить финансово-фискальный вопрос.

Оппонентами отмечены "некоторые недочеты в диссертации, которые легко могут быть устранены.

* Лет 50 тому назад правильно признавали невозможность детального изучения истории отдельных восточнославянских племен. Тогда отсутствовал необходимый археологический материал. В настоящее время, после тщательного изучения материала городищ, курганов, кладов, тов. Рыбаков Г. А. написал обстоятельную диссертацию на тему "Древнерусское племя радимичей".

Исторические источники об этом племени исчерпываются несколькими замечаниями в летописях.

По характерным вещам (типы привесок, детали одежды и украшений) установлены границы территории радимичей. Эта территория имеет своим стержнем реку Сож. Восстановлена хозяйственная структура племени; на большом археологическом материале доказано господство земледелия у радимичей в XI-XII вв.; приводятся сведения о ремесле. Обстоятельно разбита легенда, раздуваемая польскими националистами, о мнимом польском происхождении радимичей. Материал диссертации неопровержимо доказывает, что нет ничего

стр. 195

общего между археологией польских областей и археологией территории радимичей.

Официальными оппонентами выступили академик Готье и профессор Городцов, указавшие, что тов. Рыбакову необходимо улучшить литературное оформление диссертации и выправить некоторые ошибочные формулировки.

Несмотря на отдельные недочеты исследование тов. Рыбакова - заслуженно получило очень высокую оценку.

* "Союз 17 октября и самодержавие" - такова тема диссертации тов. Плакатина. Автор показывает, что октябристы являются партией монополистического капитала. Он обращает большое внимание на взаимоотношения партии октябристов и самодержавия. Октябристы с самого начала открыто встали на сторону самодержавия, открыто выступили против революция. Для подтверждения этих положений привлекается много нового материала. К сожалению, интересные документы часто недостаточно анализируются. В зависимости от изменения исторических условий изменялись и тактика и взаимоотношения "Союза 17 октября" с другими группировками буржуазии и с самодержавием в период 1905 - 1916 годов. Но, исходя из этих изменений, тов. Плакате не сумел дать правильную периодизацию, на что указали оппоненты Е. Городецкий и Костомаров.

* Тов. Разумникова защитила диссертацию на тему "Революционные бои германского пролетариата в марте 1921 г.". Оппоненты - доценты Зубок и Когоут.

Диссертантка не имела в своем распоряжении местной немецкой печати того времени, и потому в работе нет полной картины мартовских боев в Средней Германии, нет картины громадной волны откликов на эти бои по всей Германии. Напротив, хорошо разработан материал о тактике Коминтерна, вытекающей из анализа мартовских событий. Вот почему более правильным было бы определить тему диссертации так: "Ленин и Коминтерн о. мартовских боях 1921 г. в Германии" (предложение тов. Зубока). Диссертация показывает, что мартовские бои для Коминтерна явились толчком в деле развития тактики единого фронта. Сравнительно полно в диссертации освещается роль Ленина на III конгрессе Коминтерна и та помощь, которую Ленин оказал коммунистической партии Германии. Метко разоблачаются и правые и "левые" уклоны; показано, как враги народа (Троцкий, Радек и др.) сомкнулись с вратами германской коммунистической партии. Приводится материал о том, как тов. Тельман учел уроки мартовских боев, по-ленински боролся и против правых и против "левых". Это выдвинуло Тельмана как вождя германской коммунистической партии.

* О. А. Шекун "Врангелевщина - последняя ставка интервентов и белогвардейцев" (см. ниже автореферат тов. Шекун).

Оппоненты - член-корреспондент Академии наук Минц и Э. Генкина - дали очень высокую оценку диссертации тов. Шекун.

Тов. Шекун привлекла громадный материал центральных московских и местных крымских архивов и дала правильный, марксистско-ленинский анализ важного периода гражданской войны. Недостатком диссертации явилось то, что в ней не развернута картина борьбы крымского крестьянства против Врангеля. Но материалы о крестьянских выступлениях в Крыму - против белогвардейцев еще не разысканы.

* Диссертантка В. А. Попелявская в работе на тему "Социальная сущность переворота 1741 г." подробно раскрывает социальный состав Преображенского и Семеновского полков накануне переворота. Диссертантка привлекла много свежего архивного материала, обстоятельно показала, что переворот 25 ноября 1741 г. произведен частью гвардии, представлявшей интересы среднего дворянства. С переворотом правильно связано нарастание общего недовольства в стране антинациональной политикой Бирона, засилием иностранцев, отсюда убедительность национального мотива в перевороте.

Оппонентами выступили академик Ю. Готье, профессор Новицкий и профессор Н. Л. Рубинштейн, которые указали на недочеты работы, вытекающие из недостаточной критики источников (особенно это относится к высказываниям иностранцев).

* И. В. Бортников в своей диссертации "Всеобщая стачка 1903 г. на Украине и в Закавказье" показал условия, в которых возникла стачка, ее нарастание, борьбу рабочих и значение стачки в подготовке первой русской революции. На конкретном материале показано, что всеобщая стачка 1903 г. на юге России была стачкой политической, показано также отношение буржуазных и мелкобуржуазных партий к стачке, влияние этой стачки на всю политику самодержавия и в особенности на фабричное законодательство. Автор привлек огромное число источников, в частности материал из ленинской "Искры".

Оппонентами выступили доцент Городецкий и доцент Разгон.

* А. Ф. Миллер представил в качестве диссертации на тему "О национально-освободительной борьбе турецкого народа" главы из своей книги "Турция" (напечатана в 1937 г.). В своем выступлении автор показал большую эрудицию и хорошее знание темы. Дополнением к диссертации явилась серьезная критика большой иностранной литературы.

Оппонентами выступили профессор Губер и Смирнов.

* Ученый совет Института предоставил диссертантке Э. Б. Генкиной ученую степень доктора исторических наук, тт. О. А. Шекун, Б. А. Рыбакову, А. Ф. Миллеру, Э. Н. Бурджалову, Л. М. Иванову, А. П. Плакатину, Разумниковой, В. А. По-

стр. 196

пелявской и И. В. Бортникову ученую степень кандидата исторических наук.

Без защиты диссертации присуждена степень кандидата исторических наук тов. Б. М. Волину. Совет постановил ходатайствовать о присуждении тов. Волину ученого звания профессора.

* Кафедра истории СССР ИФЛИ обсуждала изданный Институтом истории АН сборник "Против исторической концепция М. Н. Покровского". Все выступавшие профессора, аспиранты и студенты истфака отмечали громадное значение сборника, положившего начало глубокой критике Покровского. Отмечалось, что сборник дает положительное решение ряда коренных проблем истории. О большом интересе к этой книге говорит уже тот факт, что книга вскоре после выхода в продажу стала библиографической редкостью. Выступавшие отметили рад недостатков сборника: сборник не до конца разоблачает "школу" Покровского, а это необходимо для преодоления антимарксистских извращений и вульгаризаторства, присущих трудам многих историков; часто авторы статей в сборнике разбивают отдельные положения Покровского, но при этом берут эти положения вне связи со всей его концепцией; сборник не показывает того, как в антинаучной концепции Покровского одна ошибка вытекает из другой.

Необходимо ярче вскрыть антинародность взглядов Покровского, показать, что он часто клевещет на все лучшее в русском народе. Критикуя работы Покровского, авторы не всегда отмечают, что еще до появления его работ передовая научная концепция исторического процесса дана была классиками марксизма. В тек статьях, где это положение раскрывается, яснее выступает вред, который принесли антиисторические труды Покровского.

Серьезная дискуссия на кафедре развернулась по отдельным статьям сборника. Выступали и авторы сборника. По предложению академика Грекова кафедра истории СССР ИФЛИ решила принять участие в написании статей для следующего тома сборника.

* На истфаке ИФЛИ проведен ряд научно-теоретических докладов: по кафедре истории CGCP: Минц "О справедливых и несправедливых войнах", Кафенгауз "Извращение "школой" Покровского вопроса о реформах Петра I"; по кафедре древней истории: профессор Сергеев "Критомикенская культура и гомеровский эпос", профессор Машкин "Эдикты Августа из Киренаики"; по кафедре истории средних веков: Поршнев "Финансовый гнет при Ришелье"; по кафедре новой истории: Ерусалимский "Внешняя политика Третьей империи".

Профессора, доценты и аспиранты истфака ИФЛИ пишут ряд статей для "Ученых записок Института".

Подготавливается издание сборника аспирантских и студенческих конкурсных работ и очередных томов "Ученых записок Института".

* Автореферат диссертации О. А. Шекун "Врангелевщина - последняя ставка белогвардейцев и интервентов".

Диссертация была представлена на соискание ученой степени кандидата исторических наук и защищалась 20 апреля 1939 г. в ИФЛИ.

Диссертация "Врангелевщина - последняя ставка белогвардейцев и интервентов" представляет работу размером в 15 печатных листов. Так как, кроме нескольких статей журнального типа и публикаций в "Красном архиве", литературы по врангелевщине не имеется, то в. работе над диссертацией приходилось опираться почти исключительно на архивы. Для диссертации полностью использованы фонды NN 355 и 356 Центрального архива Октябрьской революции: протоколы заседаний врангелевского правительства, переписка врангелевских земельных чиновников и др. Использовано для диссертации и значительное количество дел Центрального архива Красной Армии. Ценные материалы, особенно об отношении трудящихся масс к белогвардейцам, дали Крымский архив Октябрьской революции и Севастопольский и Ялтинский архивы.

В диссертации использованы иностранная пресса за 1920 г., белогвардейские газеты и мемуары, в частности "Записки" генерала Врангеля.

Материалы, приведенные в диссертации, особенно подчеркивают тот основной вывод, что без вооруженной интервенции гражданская война в СССР не приняла бы такого напряженного характера, и показывают, почему нити руководства интервенцией переходят из рук Англии в руки Франции, как к осени 1920 г. международный империализм готовит новое окружение Советской страны, сорванное блестящими победами Красной Армии и борьбой пролетариата капиталистических стран против интервенции в СССР. Автором диссертации сделана попытка дать периодизацию врангелевщины в связи с положением на польском фронте и в зависимости от роста революционного движения в капиталистических странах.

Основная задача работы заключалась в том, чтобы показать своеобразие врангелевщины, как последней ставки международного империализма. Разгром врангелевщины означал конец гражданской войны.

Политика правительства Врангеля, как и других белогвардейских правительств, сводилась к реставрации буржуазно-помещичьей власти в нашей стране, к расправе с рабочими и крестьянами, к безудержному грабежу богатств Крыма и южной Украины. Врангель заключил с интервентами договоры, которые превращали рабочих и крестьян Советской страны в колониальных рабов, в пушечное мясо французского империализма.

Своеобразие политики Врангеля состоит в том, что он, увидев на опыте двух лет гражданской войны полную безуспешность

стр. 197

попыток реставрации капитализма в СССР без расширения социальной базы белогвардейщины, делает ставку на кулачество, пытается в новых условиях возродить столыпинскую аграрную политику.

Отдавая в руки кулачества низовые административные органы в деревне - волостные земства, - Врангель надеялся руками кулаков расправиться с крестьянством, заставить возвратить помещикам лучшую часть их земель, на которых велось капиталистическое хозяйство, а за остальную землю заплатить громадный выкуп.

Врангель делает ставку на соглашение с верхушкой казачества и с буржуазными националистами - украинскими, татарскими, - через которых белогвардейцы рассчитывали объединить и организовать кулачество Крыма я Украины и, опираясь на него, свергнуть Советскую власть. Эта политика была продиктована интервентами, которые у себя дома изображали ее как "демократическую". Отсюда вытекают характерные для Врангеля метания и социальная демагогия.

Несмотря на ограничение темы диссертации она дает в неразвернутом виде стратегические планы коммунистической партии, мобилизацию прудящихся на борьбу против Врангеля, описывает героическую борьбу рабочих Севастопольского морзавода.

В главе "Национальная политика Врангеля" и в главе "Политический крах Врангеля в южной Украине" показан провал ставки белогвардейского правительства на кулачество, бессилие земельных волостных советов и волостных земств перед лицом враждебного белогвардейцам и кулакам крестьянства, полный провал мобилизаций в белую армию, крах попыток превращения Крыма в военную базу интервентов.

О. Шекун

Юбилейная научная сессия в Одесском университете, посвященная 150-летию Французской буржуазной революции

С 29 мая по 2 июня в Одесском государственном университете кафедрой новой истории была проведена научная сессия, посвященная 150-летию Французской буржуазной революции 1789 - 1794 годов.

К участию в работах сессии были привлечены преподаватели других кафедр и факультетов университета и студенчество. К открытию сессии научная библиотека университета организовала выставку книг, брошюр, газет времени революции, хранящихся в воронцовском фонде библиотеки. На сессии была выставка новых книг, полученных университетом в подарок от французского правительства, которая привлекла большое внимание общественности.

На сессии были заслушаны следующие доклады:

1. Тов. Владимировой (аспирантка) на тему "Якобинский клуб и война 1792 г,". На основании протоколов Якобинского клуба, мемуаров, донесений дипломатических агентов, в том числе и агента русского правительства, тов. Владимирова обрисовала позицию Робеспьера и якобинцев по отношению к войне, критикуя в то же время Жореса и других историков, которые в своих исследованиях не затрагивают всего вопроса целиком и не анализируют принципиальных взглядов Робеспьера.

2. Тов. Коливеприк (аспирантка) - "Революционные дни 31 мая - 2 июня 1792 г.". Доклад был построен на материалах, освещающих позицию Клуба якобинцев и деятельность секций в дни 31 мая -2 июня.

3. Тов. Дикштейна (аспирант) "Якобинский клуб и социально-экономическая политика в первый период якобинской диктатуры". Основываясь на протоколах Якобинского клуба и донесениях уполномоченных, он уделил особое внимание вопросам конституции 1793 г. и борьбе якобинцев за массы.

4. Тов. Гителис (студентка) свой доклад "Сен-Жюст и его социально-экономические взгляды" разработала на основании изучения произведений Сен-Жюста и ряда других материалов, недавно изданных во Франции.

5. С докладом "Предпосылки 9 термидора" выступил доктор исторических наук К. Добролюбский. Построив доклад на анализе экономики Франции, борьбы отдельных партий и групп, основываясь на указаниях классиков марксизма-ленинизма, докладчик показал предпосылки 9 термидора, осветил, как фальсифицировали этот вопрос троцкистско-бухаринские псевдоисторики и как извращает его буржуазная наука.

Докладчики широко использовали материалы, имеющиеся в воронцовском фонде научной библиотеки, и строили свои доклады на основании первоисточников, кроме того они использовали и монографии французских и отечественных историков, подвергнув их соответствующей критике.

На сессии выступил академик Третьяков с докладом "Наука в период Французской революции".

Сессия продолжалась три дня и вызвала большой интерес у общественности университета и города. Осенью 1939 г. состоится продолжение работ сессии. Ряд преподавателей университета работает над вопросами влияния Французской революции на развитие философии, химии, биологии, военного искусства и разговорного французского языка.

Материалы сессии будут изданы специальным сборником. Кафедра новой истории наметила ряд мероприятий для популяризации 150-летия Французской революции в газетах и на предприятиях города.

Е. Дикштейн

стр. 198

В Институте истории Академии наук СССР

(Защита диссертаций)

* 10 июня 1939 г. состоялась защита диссертации научным сотрудником Института истории З. Ф. Жидковой" на тему "Аграрный вопрос на Дояу в 1918 - 1920 годах".

Диссертантка поставила своей задачей рассмотреть аграрный вопрос как часть борьбы за пролетарскую диктатуру в казачьих областях.

Аграрный вопрос в Области войска Донского был одним из наиболее острых вопросов: эхо обусловлено было характером социально-экономических отношений, какие сложились на Дому к 1919 году. Область войска Донского была сельскохозяйственной: там было 83% сельского населения и только 17% - городского.

Пролетариат был сосредоточен в немногих центрах: в Ростове на Дону, Таганроге, Шахтинском районе. Кроме того население области резко делилось на казачье и неказачье. Казачьего населения было 43%, неказачьего - 57%. В земельном фонде области было около 15 млн. десятин: 11 мл". 600 тыс. принадлежали казачьему населению и около 3 млн. десятин - неказачьему, из них 1 млн. десятин принадлежал помещикам и 1,5 млн. десятин - крестьянам.

Крестьянское население области делилось на коренное и иногороднее (пришлое). Коренное крестьянство при освобождении в 1861 г. получило небольшие наделы земли - от 1 до 3,5 десятины на душу - и потому вынуждено было арендовать землю у казаков. Еще тяжелее было положение иногороднего крестьянства, которое вообще не имело земельных наделов; основную массу его составляли бедняки и батраки.

Из 11 млн. десятин казачьих земель 2 млн. десятин было войсковой запасной земли и 9 млн. десятин было в общинном владении казачьих станиц, причем в среднем на душу падало 9 десятин. Таким образом, казачество находилось до известной степени в привилегированном положении, оно использовало в целях эксплуатации малоземелье крестьянского населения. Казачество постепенно диференцировалось: с одной стороны, выделялась значительная группа кулаков и с другой - группа бедняцкого казачества.

Бедняки и середняки, как правило, не в состоянии были своими средствами снарядиться на военную службу, они попадали в долговую кабалу к кулакам и вследствие этого вынуждены были сдавать в аренду свою землю. Ленин писал: "Что касается до казачества, то здесь мы имеем слой населения из богатых, мелких или средних землевладельцев (среднее землевладение около 50 десятин) одной из окраин России, сохранивших особенно много средневековых черт жизни, хозяйства, быта"1 .

С первых же дней февральской революции классовая борьба на Дону резко обостряется: развертывается борьба за землю; надвигающаяся пролетарская революция грозит гибелью господствующим классам.

Мощная прослойка кулачества на Дону составляла социально-экономическую базу русской Вандеи. Еще под покровительством Временного правительства на Дону начинают организовываться силы контрреволюции. После победы пролетарской революций в центре страны на Дон прибывают царские генералы. Организуется добровольческая армия. Контрреволюцию возглавляют последовательно Каледин, Краснов, Богаевский и Деникин.

На большом я конкретном материале диссертантка показывает, как большевистская партия отвоевывает бедняцкие и середняцкие массы казачества из-под влияния контрреволюции. Борьба с контрреволюцией ведется, с одной стороны, Красной Армией, которая под руководством товарищей Сталина и Ворошилова разбивает армию Краснова, а затем и армию Деникина. В то же время большевистская партия проводит большую работу в тылу контрреволюции, разъясняя массам сущность Советской власти и отвоевывая из-под влияния кулака середняка-казака. Под влиянием большевистской пропаганды на сторону революции переходят целые казачьи части и вспыхивают крестьянские восстания.

Диссертантка отметила,, что по вопросу о работе большевистской организации на Дону самый ценный материал она нашла в местных газетах, особенно в издававшейся в Ростове на Дону большевистской газете "Наше дело".

Оппонентами выступили доцент Разгон, проф. А. М. Панкратова и т, Воробьев; ими было отмечено, что работа З. Ф. Жидковой - серьезное исследование, основанное на большом архивном материале, который привлечен впервые. Для изучения гражданской войны в Донской области работа т. Жидковой представляет большой интерес.

Оппоненты указали на ряд отдельных недостатков в диссертации т. Жидковой; в частности, было отмечено, что следовало бы больше уделить внимания крестьянству Донской области и прежде всего иногороднему, а также взаимоотношениям между крестьянством и казачеством; недостаточно освещена в диссертации и роль партии.

* 23 июня 1939 г. проф. М. Н. Тихомиров защищал диссертацию на тему "Исследование "Русской правды" - происхождение текстов".

Работа "ад данной диссертацией была связана с участием М. Н. Тихомирова в подготовке академического издания "Русской правды". В данной работе диссертант ставил своей задачей разрешить вопрос о происхождении известных нам текстов "Русской правды". Основные выводы диссертации: "Краткая правда" в современном виде - памятник компилятивный, возникший сравнительно поздно, примерно в начале XII века в Новгороде; его источниками послужили "Древняя правда" и "Правда Ярославичей". "Сокращенная правда" яв-


1 Ленив. Соч. Т. XXI, стр. 204.

стр. 199

ляется памятникам, который возник в XV веке на основе более ранних текстов, причем протограф "Сокращенной правды" послужил источником "Пространной правды".

Что касается "Пространной правды", то М. Н. Тихомиров считает, что гари изучении каждого списка "Пространной правды" необходимо учитывать характер того сборника, в котором этот текст помещен. Идя этим путем, М. Н. Тихомиров пришел к выводу, что каждому своеобразному тексту "Пространной правды" соответствует определенный характер сборника. Ему пришлось проделать громадную работу по изучению тех сборников, главным обравом Кормчих, где встречается "Пространная правда". Это изучение показало, что над "Правдой" в XIV в. совершалась огромная работа. Диссертанту удалось установить протограф "Пространной правды", а также примерно размеры устава Владимира Мономаха, который является вторым источником "Пространной правды". Диссертант пришел к (мысли о северном происхождении "Пространной правды" в ее современном виде, он условно пытается связать ее происхождение с восстанием 1209 года.

Оппонентами (выступили акад. Б. Д. Греков, член-корреспондент Академии наук С. В. Бахрушин и проф. Н. Л. Рубинштейн, которые признали большую научную ценность работы М. Н, Тихомирова и вместе с тем указали "а значительные расхождения с ним в отношении целого ряда отдельных вопросов, связанных с пониманием разных мест памятника. В частности, все оппоненты во главе с акад. Б. Д. Грековым возражали против утверждения М. Н. Тихомирова, что "Правда" возникла в Новгороде. Акад. Греков обращал внимание на то, что в данном случае нельзя забывать о Киеве как центре Киевского государства.

* 4 июля 1939 г. научный сотрудник Института истории П. М. Шарова защищала диссертацию "Переселенческая политика царизма в Средней Азии (в 1906 - 1916 годах".

Тема данной диссертации, как противопоставляющая две системы в отношении переселенческого вопроса - систему царизма и систему социализма, - является актуальной и своевременной. Целевая установка диссертации - показать крах переселенческой политики царизма в Средней Азии. Диссертация основана как на печатных материалах, так и на архивных документах. Всего диссертанткой было использовано до 300 названий печатных источников; кроме того привлечен громадный архивный материал: проработаны соответствующие фонды Архива внешней политики в Москве, Ленинградском отделении Центроархива и архива в Ташкенте. Основным архивным источником послужил фонд Переселенческого управления. Кроме того т. Шарова ездила в переселенческие поселки и там беседовала с переселившимися в Среднюю Азию в 1906 - 1916 годах.

Содержание диссертации: гл. I - Основные черты политического и экономического (положения во время столыпинщины; гл. II - Социально-экономическое положение в Средней Азии; гл. III - Переселенческая политика Столыпина; гл. IV - Переселенческий вопрос в III государственной думе; гл. V -Кризис переселенческой политики царизма накануне империалистической войны; гл. VI - Крах переселенческой политики царизма в Средней Азии.

После революции 1905 г., в связи с новой аграрной политикой меняется и переселенческая политика. Царское правительство открывает для переселенцев Среднюю Азию. Этим оно, во-первых, стремится укрепить этот участок в связи с обострившимися отношениями с Англией во время русско-японской войны и имеет, конечно, в виду свои захватнические цели в Персии. Во-вторых, Средняя Азия интересует царское самодержавие как источник сырья и рынок сбыта. Переселенческое движение форсируется, в Средней Азии создаются два переселенческих района: Семиреченский и Сыр-Дарьинский. В диссертации показано, как растет число переселенцев: в 1906 г. прибыли в Сыр-Дарьинский район 572 переселенца, а в 1908 г. - 8127; в Семиреченский район в 1908 г. прибыло 23 тыс. переселенцев, а в 1910 г. -65 тысяч. Далее т. Шарова отмечает, что чиновники Переселенческого управления не утруждали себя заботами ни о перевозке переселенцев, ни об устройстве их на новых местах поселения. Условия перевозки переселенцев по железным дорогам были хуже условий перевозки скота, а в самой Средней Азии, где железных дорог вообще не было, переселенцы должны были передвигаться собственными средствами. На местах поселения никто не проявлял никаких забот об их устройстве, да и землю нередко приходилось отвоевывать у местного населения; в частности, шла борьба между переселенцами и местным населением за орошаемые земли. Диссертантка показывает, как самодержавие проводило свою зверскую, волчью, как называет ее товарищ Сталин, национальную политику, натравливая переселенцев и местное население друг на друга и даже вооружая с этой целью переселенцев. В заключение в диссертации говорится о крахе переселенческой политики царизма в Средней Азии: в 1916 г. происходит свидетельствующее об этом восстание местного населения.

Был зачитан письменный отзыв о работе т. Шаровой проф. А. М. Панкратовой, которая признала большую научную ценность диссертации. Оппонентами выступили ученый секретарь Института истории А. Л. Сидоров и член-корреспондент Академии наук А. В. Шестаков. А. Л. Сидоров отметил, что в работе т. Шаровой привлечен новый большой архивный материал. Диссертация т. Шаровой является первой марксистской работой по данному вопросу. А. Л. Сидоров указал и на некоторые недостатки диссертации, в частности "а недостаточность анализа социально-экономических отношений, складывавшихся в Средней Азии в результате переселенческой политики царского правительства. Точка зрения А. Л, Сидорова была поддержана рядом членов

стр. 200

сектора истории СССР XIX-XX вв. (Раимов, Бушуев). А. В. Шестаков, считая, что работа т. Шаровой заслуживает присуждения ученой степени, тем не менее отметил в ней известные недостатки: т. Шарова, ограничившись только Средней Ааией, искусственным образом сузила самую проблему переселенческой политики царизма, между тем переселенческую политику царизма можно рассматривать только в целом; аграрные отношения в Средней Азии имеют длительную историю и их следовало бы осветить в особой главе.

* В том же заседании проф. Л. И. Зубок защищал в качестве диссертации учебник для вузов по новейшей истории.

В своем вступительном слове диссертант говорит о трудностях, стоящих перед автором учебника по всеобщей истории новейшего времени, так как этот раздел история до сих пор по существу не разработан, а по отдельным странам нет даже почти ни одной монографической работы.

Главное содержание истории последних двух десятилетий составляет борьба двух систем: обреченной на гибель капиталистической системы и победившей пока на одной шестой части мира социалистической системы. Эта основная мысль проходит по всему учебнику. Диссертант придерживается периодизации, дайной VII конгрессом Коминтерна и в высказываниях товарища Сталина. Новейшая история в учебнике делится' на три периода. Первый - от Октябрьской революции и конца первой империалистической войны до осени 1923 г. включительно. Это период революционного натиска масс в капиталистических странах. Второй период - от начала 1924 г. до 1929 года. Это период двух стабилизации: временной, частичной стабилизации капитализма и прочной стабилизации советского строя. Третий период охватывает десятилетие 1929 - 1938 годов. Это годы мирового экономического кризиса и депрессии особого рода в странах капитализма, выхода их из кризиса и качала нового экономического кризиса, это годы усиления борьбы империалистической буржуазии против остатков буржуазной демократии, годы прихода фашизма к власти в Германии и возникновения очагов новой империалистической войны. В СССР в эти годы успешно были осуществлены две пятилетки, ликвидированы эксплуататорские классы, "осуществлена в основном (первая фаза коммунизма".

Каждая часть учебника начинается с главы, которая должна служить вводной, установочной для всего дальнейшего изложения. Так, в частности, первая часть начинается главой, в которой говорится об огромном влиянии Великой Октябрьской революции на все капиталистические страны. Затем идут главы, в которых излагается внутренняя и внешняя политика буржуазных стран, и завершается каждый раздел двумя главами - о Коммунистическом Интернационале и международных отношениях.

Оппонентами выступали проф. Ионисиани, проф. Фогараши, член-корреспондент Академии наук А. В. Ефимов и тов. Мань-ков, которые дали очень высокую оценку работе т. Зубока, хотя и указывали на отдельные недочеты в ней.

Рассмотрев диссертации тт. Жидковой, Шаровой, Тихомирова и Зубока, Ученый совет Института истории единогласно присудил тт. Тихомирову и Зубоку ученую степень доктора исторических наук, а тт. Жидковой и Шаровой - ученую степень кандидата исторических наук.

Ученый совет постановил одобрить работу т. Зубока для печати в качестве учебного пособия для вузов.

Об учебнике Новой истории зависимых и колониальных стран для 10-го класса средней школы

22 сентября 1939 г. в секторе истории зависимых и колониальных стран Института истории Академии наук СССР обсуждалась рукопись учебника новой истории зависимых и колониальных стран для 10-го класса средней школы. Учебник написан преподавателями ИФЛИ Е. Штейнбергом и Н. Смирновым в качестве стабильного учебника для 10-го класса средней школы.

Написанный более года назад, этот учебник, по предложению Государственного научно-исследовательского института школ Наркомпроса, обсуждался уже однажды Институтом истории Академии наук. Таким образом, 22 сентября он обсуждался вторично, после переработки авторами. В обсуждении принимали участие научные сотрудники Института история: проф. Г. Кара-Мурза, проф. И. Рейенер, проф. Шийк, докторанты Института истории тт. Мирошевский и Луцкий и др.

Подвергнув тщательному разбору отдельные главы учебника и его структуру в целом, выступавшие пришли к единодушному заключению, что и в переработанном виде учебник не отвечает требованиям, предъявляемым к учебникам истории для средней школы. Он не является результатом серьезной научно-исследовательской работы, а представляет собой весьма поверхностную и небрежную компиляцию из буржуазной и зачастую вражеской (троцкистской) литературы. Отдельные разделы и главы учебника (Латинская Америка, Африка, арабские страны, последние главы о Китае и др.) выступавшие квалифицировали как недобросовестную халтуру; они написаны без всякого знания конкретной истории, на основе случайных сведении и содержат грубейшие ошибки, извращения, пропуски.

По построению, характеру изложения учебник представляет собой популярные очерки для массового взрослого читателя, а не учебник для учащихся средней школы. Забыто основное указание товарища Сталина, что в учебнике должно быть взвешено каждое слово. В учебнике масса повторений, многословие, общие фразы. От-

стр. 201

сутствует необходимая систематизация материала (подзаголовки). В ряде глав ненужное социологизирование и схематизм подменяют конкретней изложение исторических фактов, знание которых должно подвести учащегося к марксистскому пониманию истории. Вместо яркого описания событий, характеристики исторических деятелей в учебнике зачастую даются готовые социологические схемы и формулы. В учебнике, как правило, отсутствуют точные даты событий, не только дни, но и месяцы; в большинстве случаев авторы ограничиваются лишь указанием года. Как правило, не даны характеристики крупнейших исторических деятелей, вместо чего даются в некоторых случаях лишь "анкетные" сведения: год рождения, социальное положение и т. п. Многие имена совершенно ненужны и вставлены случайно из первой попавшейся книги, статьи или даже газетной заметки.

Совершенно не продумано соотношение глав, частей, разделов учебника. Иному событию отводится 8 - 10 страниц, тогда как не менее важное событие в другой стране излагается в одном абзаце, а то и вовсе опущено.

Учебник в целом не дает учащемуся необходимых знаний по истории колониальных и зависимых стран и не подводит учащегося к пониманию противоречий угнетающих и угнетенных стран, к пониманию значения колониального вопроса. Это сумма тематических очерков по истории некоторых стран Востока, но не учебник истории колониальных и зависимых стран. Большинство колониальных стран в учебнике попросту опущено. Так, из учебника совершенно выпали Южная и Тропическая Африка, Марокко, Алжир, Тунис, Корея, Индокитай, Индонезия, Филиппины, Формоза, Триполи и др., т. е. почти все колонии, без которых нет и истории колониальных стран. Не показав, например, историю раздела Африки (кроме нескольких слов во вводной главе), американскую войну за Филиппины, методы японских колониальных захватов, историю французских и итальянских колоний и т. п., авторы выхолостили все содержание истории колониальных и зависимых стран. Тем самым извращена сущность и империалистических стран. Учащийся не узнает истории колониальной политики Германии, Японии, Франции, США и др. В учебнике ничего не говорится (кроме нескольких общих и частью ошибочных фраз во вводных главах) о колониальном прошлом Монголии, не показано ее освобождение, являющееся наиболее ярким фактом раскрепощения колонии яри прямой помощи страны победившего социализма. Более того, в учебнике допускается грубейшая политическая ошибка: сказано, что в МНР сохраняются остатки ее прежнего зависимого положения. Ни слова не говорится о таких крупнейших колониальных движениях, как, например, восстание Абд-Эль-Крима, восстание Абд-Эль-Кадера, национально-освободительная борьба на Филиппинах, восстание на острове Яве, антияпонское восстание в Корее и т. д. и т. п. Тем самым учебник не подвощит учащегося к пониманию огромного значения колоний как фактора мировой революции, как важнейшего союзника пролетариата передовых стран.

Главы о революционном движении в странах, которые включены в учебник, даны совершенно неудовлетворительно. Исторические деятели, политические партии, движения окрашиваются авторами только в два цвета: или слащаво-розовый или черный, по заранее заготовленной схеме, с трафаретными социологическими ярлыками вроде "либерал", "национал-реформизм" и т. п. Почти во всех главах о послевоенном периоде показывается все восходящий рост революционного движения, как будто не было трудностей, отступлений, отливов и приливов движения. Легкость, вернее, развязность, с которой дается описание революционной борьбы, совершенно неприемлема в советском учебнике. Везде ненужное преувеличение масштабов движения, его организованности, массовости, сознательности. Такое приукрашивание истории не имеет ничего общего с марксизмом, ненужно и политически вредно. Поражения движений кажутся случайными, неоправданными, в большинстве случаев дается трафаретная формула о "предательстве" вождей. В некоторых случаях авторы грубо извращают смысл движений, придавая им несуществовавший революционный характер. Так, за "народное восстание" выдается реакционный мятеж янычаров в Турции в 1730 г. В бесконечных общих формулировках о "нарастании революционного подъема" авторы обходят конкретную историю и просто измышляют, выдумывают небывшие в действительности "восстания", "стачки", "вооруженную борьбу". Так, выдуманы многие "восстания" в Индии, извращена история революционной борьбы в Египте. Палестинское восстание 1929 г., продолжавшееся несколько дней, изображено как длившееся много месяцев. Политически ошибочно представлен Сун Ятсен, чуть ли не как законченный большевик, да еще до зарождения большевизма в России. Авторы, извращая историю, утверждают, что он еще в конце XIX в. стремился создать единый фронт рабочих, крестьян и интеллигенции. Ясно, что при такой "оценке" извращается и вся последующая история революционного движения в Китае. Гоминдан назван "народной партией", какой он никогда не был даже по названию. Крупнейшее поражение китайской революции 1925 - 1927 гг. рассматривается как "новый подъем", "новый прилив сил". Партизанская борьба за советы донельзя раздута. Употребление неправильного термина "советский Китай" создает впечатление, что чуть ли не весь Китай был советский. К этому же ведет отказ от хронологической последовательности в изложении событий и тематическое построение глав: после "советского Китая", которому посвящена специальная глава, идет глава о японском вторжении в Китай, хотя описываемые, в них события происходили одновременно.

Столь же неправильно излагается история послевоенной Турции. Кемализм колоссаль-

стр. 202

но переоценивается, Турция называется "народно-революционной", кемализму приписываются несуществовавшие победы в антифеодальной революции, вопреки прямым указаниям товарища Сталина. Ошибочно изображен Ганди. В первом варианте учебника он был дан как законченный революционер, теперь же, после указания на ошибку, он с легкостью переделан в контрреволюционера, что также ошибочно.

В ряде глав авторы механически повторяют троцкистскую концепцию в вопросе о национально-революционном движении. Снимается вопрос о национально-революционной роли буржуазии, об ее участии в антиимпериалистической борьбе. Так, утверждается, что в Латинской Америке "единственной силой, способной вести борьбу за независимость, были рабочие и крестьяне", что в Египте национально-освободительную борьбу вел только рабочий класс, что в Индии буржуазия тоже не участвовала в борьбе с Англией и т. п. Авторы не продумали и не поняли уроков троцкистского вредительства на фронте истории колониальных и зависимых стран (Миф, Сафаров, Мадьяр и др.). В ряде случаев старая "сафаровская" оценка механически склеивается с нынешней, правильной оценкой, в силу чего политические партии и деятели получают в корне противоположные характеристики. Часто же, чтобы свести концы с концами, авторы попросту извращают историю, выдумывая, что теперь к руководству пришло "левое крыло", например в описании Национального конгресса в Индии и т. п. В других случаях, не сумев связать концы с концами, авторы попросту замалчивают важнейшие исторические факты, не будучи в силах подогнать их под свою ложную схему, например "соляной поход" Ганди, запрет Национального конгресса в 1930 г., реформы гоминдана после его прихода к власти и др.

В описаниях большинства коммунистических партий авторы ни слова не говорят о внутрипартийной борьбе, что извращает их историю. Вредные извращения допущены при рассмотрении национального вопроса в Палестине: авторы говорят об уже существующем единстве евреев и арабов, достигнутом компартией, тогда как в действительности в этой области перед коммунистами еще стоят большие и трудные задачи.

В вопросах истории международных отношений зависимых и колониальных стран авторы зачастую некритически повторяют империалистические концепции, допуская прямую апологетику империализма. Ряд грубейших извращений такого порядка имеет место в главах о Латинской Америке, об Абиссинии, о некоторых арабских странах. Совершенно ложно изложена история англо-французской войны с Китаем в 1860 году. Она изображена не как грабительская, захватническая война, спровоцированная англо-французами, а как вынужденный с их стороны шаг, к которому вело поведение китайского правительства. Повидимому, не зная конкретной истории этой войны, авторы не знают и блестящих статей Маркса, где он подверг уничтожающему разоблачению поведение англо-французов в Китае и, в частности, их провокацию войны 1860 года. Вслед за буржуазными авторами учебник ложно излагает и грабительскую войну англичан против Египта в 1882 г., которая изображена не как война, а как подавление восстания. В силу этого пропадает все значение справедливой и освободительной войны Египта против Англии.

При обсуждении приводился еще целый ряд крупных и мелких принципиальных ошибок в учебнике, равно как и масса фактических ошибок. В отдельных главах их можно насчитать по 2 - 3 и даже больше на каждой странице. Совершенно не продуманы терминология и исторические определения. В некоторых главах бессмысленно нагромождены десятки восточных терминов, знать которые учащемуся не обязательно, в других отсутствуют самые элементарные восточные термины, знать которые нужно. Во многих случаях авторы пользуются затасканными трафаретными буржуазными терминами и определениями, которым не место в советском учебнике, на что специально указывал товарищ Сталин. Так, в учебнике фигурируют слова "туземец", "туземный", давно вычеркнутые из нашей терминологии по отношению к угнетенным народам. Из буржуазной литературы механически восприняты глупые определения вроде: "боксерское восстание", "переворот Мейдзи" и т. п. Вместо "индиец" часто употребляется "индус", что политически ложно, ибо такая подмена свойственна англичанам, разжигающим религиозную рознь индусов и мусульман. В главах о Турции спутаны "младотурки" с "младо-османами" ("новоосманами") - совершенно различные исторические явления. Стиль авторов небрежен, часты грамматические и стилистические ошибки, вроде "соперничали за господство", "народный гнев ушел в подполье" и т. п.

Лучше других написаны главы об Иране, которые выступавшие сочли приемлемыми для использования в учебнике. В целом же сектор пришел к выводу о необходимости писать учебник заново.

230-я годовщина Полтавской битвы

(Юбилейная сессия)

8 - 12 июля 1939 г. Институтом истории Украины Академии наук УССР в г. Полтаве была проведена научная сессия, посвященная 230-й годовщине Полтавской битвы. Задачей сессии было подвести итоги тому, что сделано научными силами трех братских республик (РСФСР, УССР и БССР) для изучения знаменитой Полтавской баталии.

На сессии было прочитано 14 докладов, кроме того участники сессии совершили экскурсию на место сражения.

Все доклады можно разбить на три группы.

В первой группе докладов описывалась и изучалась Полтавская битва в целом. Сюда

стр. 203

относятся доклады: "Борьба русского и украинского "народов против шведского вторжения в 1708 - 1709 гг." - проф. Оглоблина; "Разгром шведов под Полтавой" - научного работника Института истории Украины Дядиченко; "Осада Полтавы" - научного работника Полтавского краеведческого музея Каркуши; "Борьба белорусского народа против иноземных захватчиков в первой половине XVIII века" - научного работника Института истории Академии наук БССР Лочмель и "Отклики современников-иностранцев на Полтавскую победу" - проф. Предтеченского (Ленинградский университет).

В смысле использования нового материала большой интерес представляли доклады проф. Оглоблина, проф. Предтеченского и тов. Лочмель, особенно потому, что, как известно, материалы о героической борьбе с интервентами народов Белоруссии и Украины историками почти не разработаны; названные же докладчики собрали много новых, до сих пор неизвестных материалов, например о помощи белорусского народа Петру.

Вторую группу составляли три доклада, анализирующие отдельные моменты события: "Военное искусство русских в Полтавском сражении" - полковника Лебедева (Военная академия РККА имени Фрунзе); "Роль Петра в разгроме шведского вторжения в 1708 - 1709 гг." - старшего научного работника Института истории Украины Полонской-Василенко и "Оперативные планы Карла XII" - батальонного комиссара Телыпуховского. Особенно ценным был последний доклад: в нем на основе тщательного анализа литературы и архивных документов была освещена почти неизученная тема. Неудачен был доклад полковника Лебедева: нечетко построенный, он изобиловал необоснованными домыслами и утверждениями, противоречащими документам, они вызвали, конечно, целый ряд возражений. Тов. Полонская-Василенко в своем докладе вопреки оценке, данной классиками марксизма, односторонне восхваляла Петра без достаточно глубокого анализа классового значения его деятельности.

Третью группу составляли четыре доклада об отражении Полтавской битвы в литературе и народном творчестве. Сюда относятся доклад старшего научного работника Института литературы Академии наук УССР Косарика - "Полтавская битва в освещении русской и украинской литературы"; научного работника Института истории БССР Гринблата - "Борьба белорусского народа против интервентов в отражении народного творчества"; доцента Харьковского университета Бойко - "Историческая действительность в поэме Пушкина "Полтава" и научного работника Института фольклора Академии наук УССР Родиной - "Полтавский бой в народном творчестве".

В этой группе докладов была сделана попытка подробно показать, какой след это крупнейшее событие оставило в памяти народа. Ненависть народа к иноземным захватчикам, героическую борьбу с ними народных масс, обобщенную в лице Палия и других героев, сочувствие и активное содействие народа Петру и его армии - все это бережно сохранила народная память в многочисленных песнях, сказаниях, легендах, пословицах и поговорках, приводившихся докладчиками.

Такое же большое отражение получила Полтавская битва и в литературе; наиболее выдающимся литературным произведением, посвященным этой битве, является, конечно, "Полтава" Пушкина. К сожалению, тов. Бойко не остановился на том, насколько исторически верно описано в поэме самое Полтавское сражение, а между тем вопрос до сих пор остается неразработанным.

К третьей группе примыкает и доклад заведующего отделением военно-исторической литературы Воениздата майора Подорожного - "Полтавское сражение в русской военно-исторической литературе". В нем была сделана попытка классифицировать и дать оценку, с точки зрения современной научной мысли, литературе о Полтавской битве, вышедшей в XVIII-XX веках. К сожалению, докладчик мог сделать это только в отношении литературы, вышедшей до 1917 г., нужно заметить, довольно обширной. После 1917 г. о Полтавской битве ничего не издавалось, и только к моменту сессии были напечатаны две книжки и в печати находились три. Это - последствие вредного влияния М. Н. Покровского и его "школы". Поэтому нужно признать вполне правильным вывод тов. Подорожного о необходимости развернуть широкую работу по созданию серьезных марксистских монографий о Полтавской баталии и сопутствующих ей событиях.

Несколько особняком от общей тематики сессии, но очень хорошо замыкая ее занятия, стоял доклад председателя Полтавского горсовета тов. Муратова - "Полтава социалистическая". На большом конкретном материале показан был замечательный рост города в условиях социалистического государства.

В итоге, при всем большом политическом значении сессии, все же необходимо отметить ряд недостатков в ее работе. Так, Институт истории Украины не добился четкого разграничения тем отдельных докладов, а также и общего всестороннего освещения события; многие докладчики частично повторяли друг друга. Тезисы докладов были только у членов президиума. Картографический материал, демонстрировавшийся на сессии, был плохо подготовлен. Заседания сессии происходили в помещении военной школы, куда широким кругам полтавской интеллигенции проникнуть было довольно затруднительно, и потому доклады делались для очень небольшой аудитории. Обсуждения докладов не было, и, таким образом, эта встреча большого количества специалистов должным образом использована не была, а она могла бы содействовать значительному продвижению дальнейшей работы над историей Полтавского боя.

стр. 204

Институт истории Украины предполагает выпустить сборник докладов, прочитанных на сессии. Это очень важно и нужно. Но еще более важно, чтобы работа, проделанная докладчиками к сессии, не была заброшена, а продолжалась в более широких и глубоких масштабах, так как остается еще не разработанной значительная часть хранящихся в архивах материалов о Полтавской битве, краткий перечень которых был опубликован в N 7 "Исторического журнала" за 1939 год. До сих пор многие вопросы, связанные с этим периодом нашей истории, совсем еще не изучены, есть много спорных или неясных вопросов и о самом сражении, многое неизвестно о его героях, назовем для примера хотя бы коменданта г. Полтавы А. С. Келена. Необходимо, чтобы эта сессия послужила толчком к дальнейшей исследовательской работе по Полтавской битве.

Необходимо также, чтобы осуществилось вынесенное сессией пожелание о созыве в будущем году сессии по истории гражданской войны.

С. Безбах

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Хроника-ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА-В-СССР

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Критика и библиография. Хроника. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СССР // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Критика-и-библиография-Хроника-ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА-В-СССР (дата обращения: 23.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
555 просмотров рейтинг
18.08.2015 (828 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
20 часов(а) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
14 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
14 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
16 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
17 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
20 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
25 дней(я) назад · от Россия Онлайн
БАРАКАТУЛЛА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВОПРОСЫ РЕПАРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕЙХСТАГА)
Каталог: Военное дело 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Критика и библиография. Хроника. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СССР
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK