Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7184
Автор(ы) публикации: В. АВДИЕВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ГАИМК. Соцэкгиз. М. 1936. 443 стр. 5 р. 25 к.

Преподавание истории на исторических факультетах университетов и педагогических институтов очень затруднено вследствие недостаточного количества хороших учебников, в частности по древней истории. Поэтому вполне своевременным является выход в свет краткой истории древнего мира, в которой почти весь I том, за исключением первой и третьей глав, принадлежащих С. И. Ковалеву и И. Снегиреву, написан одним из наших крупнейших специалистов в области истории Древнего Востока, акад. В. В. Струве.

Первая глава, носящая название "Основные проблемы античной истории", является как бы методологическим вступлением, которое должно дать читателю представление о том, как развивался исторический процесс в древнем мире. Однако своей основной цели эта глава, написанная С. И. Ковалевым, не достигает. Чрезвычайно общая, схематичная и неконкретная, она загромождена голыми абстракциями, оторванными от живой ткани исторической действительности.

Попробуем разобраться в исторической концепции автора. В основу своего построения автор кладет, несомненно, правильную мысль о том, что "первой формой классового расслоения в Средиземноморье, как и всюду, было рабство" (стр. 6). Основываясь на известных высказываниях Энгельса, а также Ленина - в "Лекции о государстве", - автор вполне правильно устанавливает, что рабовладение было господствующей формой эксплоатации как на древнем Востоке, так и в античном мире. Развивая эту мысль, автор вынужден признать, что "античный Восток, Греция и Рим - различные конкретно-исторические формы рабовладельческого общества" (стр. 7). Однако автор не находит нужным конкретизировать эту мысль на фактическом материале. Не имея, очевидно, в своем распоряжении всех необходимых исторических данных, автор не указывает важнейших различий между древневосточным и античным рабством, ограничиваясь лишь попутным замечанием о слабой диференцированности форм патриархального рабства. При более глубоком анализе этой проблемы автор должен был бы указать на громадное значение патриархальной семьи как одного из источников рабства, на что указывают слова Маркса и Энгельса: "Имеющееся в скрытом виде в семье рабство развивается лишь постепенно с ростом населения и потребностей и с расширением внешних сношений в виде войны и меновой торговли"1 . Многочисленные статьи древневосточных законов и ряд деловых документов, свидетельствующих о продаже в рабство различных членов семьи, прекрасно подтверждают это интереснейшее указание основоположников марксизма. Также затушеван и далеко не полностью вскрыт С. И. Ковалевым важнейший вопрос об общине в древневосточных деспотиях и о той крупной исторической роли, которую сыграла община, этот пережиток древнего социального строя, столь долго тормозивший дальнейшее развитие общественных отношений. Для правильной постановки этой проблемы автор, конечно, должен был использовать основные указания Энгельса: "Восточный деспотизм и сменяющееся господство кочующих завоевателей в течение целых тысячелетий не могли уничтожить древнего общинного быта"2 .


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 12.

2 Ф. Энгельс "Анти-Дюринг", стр. 150. М. 1929.

стр. 120

И далее: "Восточный деспотизм был основан на общинном землевладении, античные республики - на городах, занимавшихся земледелием, римская империя - на латифундиях, феодализм - на господстве деревни над городом, для которых имелись экономические основания"1 .

Если бы автор стал на путь исследования, указанный классиками марксизма, то, основываясь на конкретном материале, он, конечно, мог бы указать основные отличительные черты древневосточного общества. И здесь ему необходимо было бы коснуться вопроса о пережитках родового строя, о громадном значении общины, о примитивных формах экономики, отличающихся от античной экономики отсутствием денежного обмена и развитых форм городского строя. То обстоятельство, что автор не сумел провести резкого разграничения между древневосточным и античным обществом, в значительной степени умаляет ценность его выводов, некоторой нечеткостью страдают и отдельные утверждения автора данной статьи.

Так, говоря о предпосылках формирования рабовладельческой системы на древнем Востоке, он указывает на то, что "основным условием развития рабства как господствующей формы эксплоатации в речных долинах Востока было ирригационное земледелие" (стр. 7). Я полагаю, что автор здесь несколько преувеличивает значение географического фактора и элементов сельскохозяйственной технологии. Ведь мы хорошо знаем, что в некоторые эпохи ирригация не была условием возникновения рабства; с другой же стороны, чрезвычайно важно вскрыть те социальные отношения и ту социальную борьбу, которые лежат в основе появления рабства. Наконец, спорным является и разделение древневосточных обществ на общества двух типов: общества, основанные на ирригационном земледелии, и воинственные общества племен Ирана и Малой Азии, где возникли хищнические военные государства "типа хеттского или ассирийского" (стр. 8).

Конечно, на современном уровне развития исторической науки мы уже больше не можем ограничиваться повторением старых рассказов о жестокости ассирийских царей, изображая ассирийскую историю как сплошную цепь бесконечных походов и завоеваний. С нашей точки зрения, было бы гораздо важнее вскрыть социально-экономические предпосылки походов ассирийских и хеттских царей. И это вполне возможно. Раскопки в Капподокии обнаружили наличие в Малой Азии ассирийских торговых колоний, относящихся к III тысячелетию до нашей эры. Как хеттские, так и ассирийские документы позволяют теперь говорить о широком развитии торговли в северной части Передней Азии. Очевидно, борьба за рынки и за источники сырья приводила и здесь, так же как в Сирии и в Восточной Африке, к бесконечным военным столкновениям.

Остальные главы, за исключением третьей, написаны В. В. Струве. В основу труда В. В. Струве лег его взгляд на древневосточное общество как на общество рабовладельческого типа - взгляд, который он развил в своих работах, напечатанных за последние три года. Преодолев буржуазную теорию вечного феодализма и, феодальных отношений на древнем Востоке и подвергнув критике эту теорию, тесно связанную с теорией циклизма, нашедшей отражение в трудах реакционного немецкого историка Э. Мейера, В. В. Струве в своих последних работах исходит из принципиально правильного положения, что господствующей формой эксплоатации на древнем Востоке было рабовладение. Однако концепция автора и его изложение все же страдают некоторыми неточностями, неясностями и недомолвками.

Так, автор на стр. 82 говорит, что в Шумере в эпоху Урукагины против "попыток богатых членов общины превратить свободную массу в своих крепостных восстают бедняки". Далее, он пишет, что Карфаген некоторые ливийские племена "перевел на положение крепостных, обязанных выплачивать ему постоянный оброк" (стр. 333). Наконец, на стр. 365 автор сообщает, что ассирийцам "приходится бороться не только против субарийских рабов и илотов - крепостных, но и против рабов - должников".


1 Ф. Энгельс "Анти-Дюринг", стр. 360.

стр. 121

Если бы автор ввел в твердые хронологические рамки эти свои указания на наличие элементов крепостничества на древнем Востоке и точно указал, каким образом и когда на развалинах рабовладельческого строя начали возникать элементы феодализма, то его концепция стала бы гораздо более ясной и последовательной.

Автор недостаточно ясно проводит демаркационную линию между древневосточным и античным обществами и нечетко формулирует специфические черты древневосточного общественного строя. Не надо забывать, что древневосточное общество не знало тех видов денежного хозяйства, денежной торговли и того развитого городского строя, который наложил такой яркий отпечаток на общественный строй античной Греции и древнего Рима, вызвав здесь столь резкие формы классового расслоения. На стр. 70 В. В. Струве правильно отмечает, что "благодаря распыленности своих сил разрушающаяся первобытно-коммунистическая община может очень долго пребывать на этой стадии разложения родового строя, приобретающего вследствие этого застойный характер". Однако из этого правильного положения он не делает всех необходимых выводов и не кладет его в достаточной мере в основу своего построения. Характеризуя специфические черты древневосточного общества, автор должен был бы отметить наличие целого ряда пережитков родового строя, которые заставляют нас в древневосточном обществе видеть общество эпохи перехода от родового строя к рабовладению, которое столь образно и красочно обрисовано в блестящей характеристике Энгельса: "Недаром высятся грозные стены вокруг новых укрепленных городов: в их рвах засияет могила родового строя, а их башни упираются уже в цивилизацию"1 .

Одновременно автор должен был бы подробнее вскрыть примитивный характер древневосточной торговли и ее значение как одного из факторов, разрушавших древний, общинный строй и лежавших в основе образования классового общества. С этой первобытной хищнической торговлей тесно связаны и те завоевательные войны, которые постоянно вели великие древневосточные деспотии.

Чрезмерно сближая древневосточное общество с античным, В. В. Струве находит возможным говорить о том, что в Вавилонии в эпоху Хаммурапи рабовладельческое общество "начинает клониться к упадку" (стр. 130), ,что, по его мнению, находит отражение в безнадежном пессимизме, который пропитывает собой "Поэму о Гильгамеше" и "Диалог господина со своим рабом". С одной стороны, связывать разложение или развитие общества с пессимизмом или оптимизмом того или иного литературного произведения вообще очень трудно. С другой же стороны, став на эту опасную позицию, автор принужден всякий пессимизм в литературе объяснять разложением общества, что не только слишком упрощает вопрос, но и ведет к прямым недоразумениям. Так, говоря о пессимизме, который проходит красной нитью через египетский "Разговор человека со своей душой", В. В. Струве указывает на то, что "в противоположность тому безнадежному пессимизму, который имел место в вавилонском обществе, скептицизм, охвативший часть египетского общества, еще не изжившего всех своих возможностей, не был столь последователен" (стр. 219).

Конечно, нельзя говорить о том, что вавилонское общество эпохи Хаммурапи начало клониться к упадку или что египетское рабовладельческое общество эпохи Среднего царства "менее разложилось" чем вавилонское в эпоху Хаммурапи. Расцвет и тем самым разложение рабовладельческих отношений наступают и в Вавилоне и в Египте значительно позднее. Рабовладение достигает высокой степени своего развития в Вавилонии в халдейскую эпоху и в Египте - в период Нового царства, как, впрочем, об этом довольно ясно говорит в своем труде сам В. В. Струве.

Другим общим недостатком книги В. В. Струве является чрезмерная схематизация социальных отношений в различных странах древнего Востока, доходящая порой до полного упрощения. Так, автор не отмечает и не анализирует той довольно значительной диференциации, которая характерна для древневосточного


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 1-я, стр. 140.

стр. 122

рабовладения и объясняется тем, что рабовладение на древнем Востоке находилось в процессе становления и поэтому обнаруживает в различных странах различные стадии своего развития. В связи с этим автор не говорит о существовании в Вавилоне особой группы храмовых рабов, так называемых ширкуту, которые считались наследственными рабами храмов и отличались особым клеймом вечного рабства. Эти рабы, находившиеся в особенно тяжелых условиях и управлявшиеся особыми чиновниками - "раб-ширки", - отчасти представляли собой ту основную материальную базу, на которой выросла социально-экономическая мощь вавилонского жречества. Чрезвычайно важно отметить наряду с этим и то особое положение, в котором находились рабы в Ассирии в VIII - VII вв. до нашей эры. Как известно, рабов в эту эпоху в Ассирии продавали вместе с землей, рабы здесь могли выступать в качестве свидетелей, носить свою печать и пользоваться ею; рабы работали в домашнем хозяйстве в городах и в поместьях, где выполняли сельскохозяйственные работы. Здесь перед нами выступают уже довольно сложные рабовладельческие отношения1 .

Все эти факты имеют довольно большое значение для характеристики уровня развития рабовладения в той или иной стране и в ту или иную эпоху.

Наряду с этим общим недостатком в книге В. В. Струве имеется и ряд других спорных утверждений, неясностей и неточностей. Так, на стр. 107 В. В. Струве пишет, что "законы Хаммурапи проявляли известную заботу о тех свободных города Вавилона, которые потеряли средства производства и должны были превратиться в должников, отрабатывающих свой долг. Закон, правда, допускал, чтобы должники попадали в долговую кабалу, но не делал их рабами". В данном случае автор основывается на ст. 116 вавилонского кодекса, которая возлагала уголовную ответственность на заимодавца за смерть его кабального должника, происшедшую от дурного с ним обращения, а также на ст. 117, которая принуждала кредитора отпускать на свободу родственников должника по истечении трех лет кабальной службы.

Но эти статьи отнюдь не говорят о том, что законодатель стоял на страже интересов разорявшихся свободных бедняков, постепенно обращаемых в долговую кабалу, а затем и в полное рабство.

Ведь наряду со ст. 116 в кодексе имеется и другая статья, 115-я, которая запрещала учинять иск в том случае, "если взятый в залог за долг умрет естественной смертью в доме взявшего в залог". Классовый суд, защищавший интересы богачей, всегда мог применением этой статьи свести на-нет значение ст. 116. С другой стороны, В. В. Струве расширительно толкует ст. 117, считая, что по отношению к должнику могла применяться та же самая льгота, которая устанавливалась этой статьей закона по отношению к закабаленным родственникам должника. Буквальный смысл этой статьи не дает никакого права ее комментатору делать такого рода расширительный вывод.

Далее, статья 54-я ясно говорит о том, что закон Хаммурапи в некоторых случаях прямо предписывал продавать в рабство несостоятельного должника с целью погашения его долга деньгами, вырученными от продажи.

Наконец, нуждается в уточнении и утверждение автора, что "арендная плата была, не всегда выгодна собственнику поля или сада" (стр. 109).

По ст. 65 кодекса Хаммурапи в случае уменьшения садового дохода по вине арендатора последний был обязан уплачивать аренду "сообразно с доходом своего соседа", т. е. исходя из средней доходности соседнего садового участка; это гарантировало землевдаледьцу твердую норму арендной платы, и тем самым здесь подчеркивается, что законодатель защищал интересы не арендатора, а землевладельца. Все эти факты говорят, что автор должен был бы с большей осторожностью выдвигать свой тезис о том, что законы Хаммурапи защищали интересы малообеспеченных слоев вавилонского общества.

Не совсем верно и утверждение автора о наличии "своеобразной демократичности", характерной для египетского общества (стр. 160). Если действительно


1 См. Meiszner "Babylonien und Assyrien". Bd. I, JS. 381 - 382.

стр. 123

жрецы привлекались в Египте к выполнению некоторых работ, то, конечно, это были лишь некоторые, низшие разряды храмовых служащих. Вообще было бы слишком смелой модернизацией говорить о "демократизме" в эту эпоху перехода от родового строя к рабовладению, когда уже начали появляться формы жестокой эксплоатации рабского труда, и когда жречество входило составной частью в правящий класс рабовладельческой аристократии. Не совсем правильно и то разграничение между писцами и жрецами, которое проводит В. В. Струве (стр. 160).

Нельзя согласиться и с утверждением автора, что причиной военной экспансии Египта в эпоху Нового царства является тот "демократический сдвиг", который произошел в Египте в конце Среднего царства. Автор считает, что аристократия, не имевшая больше возможности в такой же мере, как раньше, эксплоатировать свободных бедняков, стала искать источников обогащения в захватнических войнах (стр. 257). Но если действительно в эту эпоху в Египте произошел такой "демократический сдвиг", то свободные бедняки вряд ли стали бы жертвовать своей жизнью на полях Сирии и Нубии для обогащения аристократии. "Демократический сдвиг" в данном случае преувеличен автором; с другой же стороны, им недооценено развитие египетской торговли, оказавшей несомненное влияние на развитие военной экспансии Египта. Применение термина "демократический" по отношению к истории древнего Египта является в данном случае столь же необоснованным, как и сравнение вавилонского "марбани" с древнеримским патрицием (стр. 103 - 104).

Это применение античных терминов к древневосточной истории характеризует общую тенденцию автора чрезмерно сближать древневосточное общество с античным.

Очень спорной является и слишком высокая оценка положения женщины в древнем Вавилоне. Так, автор говорит: "Женщина была отнюдь не бесправна, как в древнем Риме, Ассирии или на феодальном Востоке. Ее положение было почетным и влиятельным" (стр. 113). Трудно говорить о почетном положении женщины в обществе, где за одно и то же преступление - супружескую неверность - мужа и жену наказывали различным образом. Так, по ст. 142 кодекса Хаммурапи, в случае неверности мужа жена могла взять свое приданое и вернуться в дом отца; по ст. же 143, в случае неверности жены ее следовало бросать в воду.

Не менее спорным является и утверждение В. В. Струве, что хеттский царь Телипин "в сильной степени ограничивает свою власть своеобразной конституцией, а именно делит ее с толпой родственников, военачальников и "лейбгвардией". Все они вместе входят в состав "толпы", которая решает все важнейшие дела государства" (стр. 314 - 315). Уже не говоря о том, что закон Телипина никак нельзя назвать "конституцией" даже в кавычках, следует отметить, что этот древний, родоплеменной совет, который ограничивал власть хеттского царя, не был введен Телипином, а существовал с очень древних времен. Так, в надписи Телипина мы читаем: "Некогда Табарна был великим царем. И тогда его сыновья, его братья, его свояки и его кровные родственники, и его воины собирались вокруг него... Потом царил Хаттушиль. И тогда его сыновья, его братья, его свояки и кровные родственники, и его воины собирались вокруг него". Впрочем, на исконно древнее существование этого совета указывает и сам В. В. Струве. Но, указывая на это, он должен был бы отметить, что этот факт является характерным признаком примитивного, племенного государства, в котором власть царя еще ограничена родоплеменным советом.

В главе, посвященной древней Персии, тоже довольно много существенных недостатков и пробелов. Автор совершенно не затронул здесь важнейшего вопроса об общине, игравшей столь большую роль в социальном быту тех народов, которые в древности населяли территорию Иранского плоскогорья. Ничего не сказано автором и о проблеме древнейшего населения Ирана, которая приобретает теперь в науке особый интерес в связи с изучением древнейшей истории Индии. Наконец, крайне спорным является утверждение автора, что Дарий в борьбе с Мидией опирался на широкие народные массы, вождем которых был легендарный основатель новой религии Заратуштра. Эта гипотеза, требующая

стр. 124

серьезных доказательств, в таком аподиктическом виде, конечно, не может быть введена в учебник.

Ряд неправильных утверждений находим и в главе, посвященной истории Израиля и Иудеи. Не касаясь всех вопросов, затронутых в обстоятельной рецензии А. Б. Рановича ("Антирелигиозник" N 2 за 1937 год), отмечу лишь, что в настоящее время уже нельзя, как это делает В. В. Струве, говорить об исконном единобожии древнееврейских племен. Культ природы (камней, гор, огня) и культ предков предшествовали этому единобожию, и нашли свое яркое отражение во многих местах Библии.

Не совсем точно излагает автор историю войн Рамзеса II с хеттами. Конечно, нельзя вслед за автором признать, что "кадешская битва принесла блестящую победу египетскому оружию" (стр. 287) и что "победа Рамзеса II сильно подняла его авторитет" (там же). Внимательный анализ египетских текстов ясно показывает; что после кадешской битвы египтянам пришлось отступить от Кадеша, не взяв этого важнейшего стратегического пункта. Следовательно, победа египтян была весьма сомнительной, на что указал в свое время крупнейший американский египтолог Д. Г. Брэстед.

Наряду со спорными утверждениями, образцы которых я здесь привел, в книге В. В. Струве можно найти немало неточностей. Так, на стр. 44 - 45 автор пишет, что "ни один памятник наших музеев не был получен посредством археологического заступа, а все они добыты путем покупок". Это не совсем точно, так как глиняный сосуд с черепом, хранящийся в московском Музее изобразительных искусств, найден был В. С. Голенищевым во время раскопок в Гебель-Сильсилэ. На стр. 214 автор пишет, что "номы говорили на разных языках". Точнее было бы сказать, что на разных наречиях. Впрочем, дальше автор уже сам говорит не о разных языках, но о разных диалектах.

Не совсем точно также и указание автора, будто "в достаточном количестве в пределах всего Египта было также и дерево" (стр. 176): мы знаем, что египтяне уже с эпохи Древнего царства были принуждены ввозить дерево из Сирии и Нубии.

На стр. 200 автор говорит, что можно без преувеличения сказать, будто "все представители животных, птиц, пресмыкающихся и насекомых, которые имелись в Египте, были так или иначе священными". Это, конечно, - преувеличение. Так, египтяне никогда не обоготворяли свинью и не считали ее священным животным.

На стр. 204 автор приводит один из текстов пирамид в несколько неточном переводе, произвольно заменив имя царя Униса словом "солнце". Это позволяет автору толковать приведенный текст как отражение солярного культа. На самом же деле в этом тексте (глава 273-я из текстов пирамид) говорится лишь о магическом поглощении обоготворенным царем магической силы каждого бога.

Довольно спорно полное отождествление Озириса с сирийским Адонисом. Можно, конечно, говорить о влиянии культа Озириса на аналогичные сирийские культы, но не о полном тождестве между египетским " сирийским культами (стр. 207).

На стр. 214 не совсем точно указано, что число египетских гиероглифов равнялось примерно 600. Один из лучших знатоков древнеегипетского языка и письменности А. Эрман насчитывает около 700 наиболее употребительных гиероглифических знаков. Конечно, общее число существовавших гиероглифов превышало эту цифру.

Не совсем точно охарактеризована социальная база восстания, описанного в "Поучении Ипувера". Автор говорит о стихийном стремлении "основной массы крестьян вернуться к старым, обычным формам сельской общины" (стр. 248), но ничего не говорит о присоединении к этому восстанию некоторых слоев городского населения, на что ясно указывают отдельные места из "Лейденского папируса"1 и т. п.

Помимо спорных утверждений и неточностей, допущенных В. В. Струве


1 См. мою статью "Восстание рабов и бедняков в древнем Египте". "Борьба классов" N 6 за 1936 год.

стр. 125

(число их можно было бы при желании еще увеличить), мы найдем в его работе и ряд досадных пропусков. Так, говоря на стр. 38 - 41 о раскопках в Египте, автор вовсе не упоминает о первом периоде раскопок и о крупных заслугах А. Мариэтта. На стр. 44, говоря о раскопках в Сирии, автор обходит молчанием интереснейшие раскопки в Вибле и Бет-шане. На стр. 134 не отмечены, шумерийские корни вавилонской культуры, в частности науки. Чрезвычайно мало сказано автором о литературе, искусстве и о распространении шумерийской письменности. Последние раскопки Ура и Шуриппака дают возможность довольно подробно осветить этот вопрос. На стр. 172 ничего не сказано о технике обработки камня и постройки больших пирамид в древнем Египте. На стр. 200 не упомянуто об обоготворении растений огня и воды в древнем Египте, а также не отмечен культ предков в древнеегипетской религии. На стр. 229 ничего не сказано о шумерийских корнях древнейшей ассирийской культуры. На стр. 258 совершенно не вскрыто крупное значение войн Тутмоса III. Автор ограничился одним упоминанием о них, хотя следовало бы подробнее остановиться на этой странице египетской истории и ярче охарактеризовать Тутмоса III как крупного политического деятеля своего времени. На стр. 271 - 277 автор не указывает на то, что реформа Эхнатона имела свои корни в древнеегипетской религии предшествующего времени. На стр. 307 - 308 автор обходит полным молчанием интереснейшие восстания, происшедшие в Египте при Рамесеидах. Наконец, на стр. 308 автор не упоминает о том, что папирус Унуамона хранится в московском Музее изобразительных искусств.

Спорной является в некоторых случаях и терминология автора. Так, автор слишком часто говорит о "зажиточной верхушке", не всегда вкладывая в этот термин достаточно конкретное и ясное содержание. Не совсем удачно применение термина "патриций" для обозначения свободных вавилонян, принадлежавших к господствующей прослойке; в этом чувствуется некоторое насильственное сближение вавилонского общества с античным.

Не совсем удачна и транскрипция собственных имен, иногда расходящаяся с общепринятой в русской египтологической литературе. Так, Струве вместо Яхмос пишет Амазис, вместо Рехмира - Рахмир, вместо Аменхотеп - Аменхотпе и т. д. Иногда Струве дает различную транскрипцию одного и того же имени: так, на стр. 210 он пишет Гатор, а на стр. 203 - Хатор. Более последовательна и близка к египетскому начертанию транскрипция Хатхор.

Не совсем удачным следует признать и стиль изложения, всегда чрезмерно упрощающий, но не всегда ясный и далеко не всегда грамматически правильный.

Рецензируемая книга богато снабжена иллюстрациями, но, к сожалению, иллюстрации эти сделаны довольно небрежно. Гораздо лучше было бы, если бы книга была снабжена не перерисовками, а высококачественными фотографиями.

В этом кратком очерке я отметил ряд ошибочных положений, неясностей, спорных утверждений и пропусков, которые отчасти являются результатом недостаточной разработанности марксистской истории древнего Востока, отчасти некоторой спешности в написании разобранной книги. Все это должно быть, безусловно, исправлено во втором издании.

Однако труд В. В. Струве имеет целый ряд неоспоримых достоинств. И, прежде всего как достоинство следует отметить то, что автор пытается исходить из марксистско-ленинского учения о социально-экономических формациях, правильно отмечая наличие рабовладельческих элементов в древневосточном обществе.

Другим несомненным достоинством работы В. В. Струве является обилие интересного фактического материала, в значительной мере приведенного в цитатах. К сожалению, труд Струве не снабжен примечаниями и ссылками, которые, несомненно, повысили бы его ценность. Нет в нем также библиографического и предметного указателя, что несколько затрудняет пользование этой книгой.

Таким образом, книга В. В. Струве, несмотря на ряд достоинств, имеет довольно значительные недостатки. Устранение их сделает ее ценным и полезным пособием как для учителей истории в средней школе, так и для студентов исторических факультетов.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Критические-статьи-и-обзоры-ИСТОРИЯ-ДРЕВНЕГО-МИРА-Т-I-ДРЕВНИЙ-ВОСТОК

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. АВДИЕВ, Критические статьи и обзоры. "ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА". Т. I. "ДРЕВНИЙ ВОСТОК" // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Критические-статьи-и-обзоры-ИСТОРИЯ-ДРЕВНЕГО-МИРА-Т-I-ДРЕВНИЙ-ВОСТОК (дата обращения: 23.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. АВДИЕВ:

В. АВДИЕВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
114 просмотров рейтинг
18.08.2015 (767 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
Вчера · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
24 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
27 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
27 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Критические статьи и обзоры. "ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА". Т. I. "ДРЕВНИЙ ВОСТОК"
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK