Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7150
Автор(ы) публикации: В. ШУЛЬГИН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В 1868 г. Маркс писал Кугельману: "В 1843 - 1844 гг. в Париже тамошние русские аристократы носили меня на руках. Мое сочинение против Пруд она (1847) и то, что издал Дункер (1859), нигде не нашли такого сбыта, как в России. И первым переводом "Капитала" на иностранный язык оказывается перевод на русский"1 .

Эти строки письма Маркса представляют большой интерес для истории развития общественной мысли в России. Вопрос о проникновении идей Маркса и Энгельса в Россию и их влиянии на передовую общественную мысль 40, 50 и 60-х годов XIX в, до сих пор не исследован. Больше того, получила распространение "теория", утверждающая, что "знакомство с идеями2 марксизма начинается в России в среде русской интеллигенции. Оно относится к 70-м годам XIX века"3 .

Эту же мысль находим и во втором издании "Малой советской энциклопедии": "Зибер дал отпор первым критикам Маркса в России - Герье, Чичерину и Ю. Жуковскому"4 . Такие же взгляды проводятся и в "Большой советской энциклопедии" ("БСЭ").

"Известность Жуковский получил в особенности как один из первых в России "критиков" Маркса, В нашумевшей невежественной и злобствующей статье "К. Маркс и его книга о капитале" ("Вестник Европы". 1877 год, N 9) Жуковский пытался доказать, что Маркс, по существу, является защитником частной собственности, социалистом-утопистом типа Сисмонди"5 . Таким образом, получается, что "один из первых критиков" писал о Марксе лишь в 1877 году. Эти мысли Н. Л. Мещеряков настойчиво развивает и теперь, пытаясь доказать, будто Чернышевский не знал сочинений основоположников научного социализма, а Салтыков-Щедрин узнал о Марксе чуть ли не от Михайловского в 70-х годах. Этой "теории" придерживаются и другие исследователи.

Утверждение, что знакомство с марксизмом начинается в России с 70-х годов, не соответствует фактам и навязывает читателю в корне неверную мысль, будто марксизм мы получили из рук народников; снимается самый вопрос о влиянии марксизма на общественную мысль России до 70-х годов. О каком влиянии Маркса может идти речь, если даже "знакомство" с Марксом в 70-х годах еще и не начиналось? Вред этой "теории" очевиден.

I

В письме Белинского Герцену 26 января 1845 г. читаем: "Кетчер писал тебе о парижском "Ярбюхере", и что будто я от него воскрес и переродился. Вздор! Я не такой человек, которого тетрадка может удовлетворить. Два дня я от нее был бодр и весел, и все тут. Истину я взял себе, - и в словах бог и религия вижу тьму, мрак, цепи и кнут, и люблю теперь эти два слова, как следующие за ними четыре. Все это так, но ведь я попрежнему не могу печатно сказать, что я думаю н как я думаю. А чорт ли в истине, если ее нельзя популяризовать и обнародовать - мертвый капитал"6.


От редакции. Считая основную мысль статьи тов. В. Шульгина заслуживающей серьезного внимания, редакция печатает статью в порядке обсуждения. Еще в "Детской болезни "левизны" в коммунизме" Ленин указывал, что с 40-х годов XIX века передовая мысль России "жадно искала правильной революционной теории, следя с удивительным усердием и тщательностью за всяким и каждым "последним словом" Европы и Америки в этой области" (Ленин. Соч. Т. XXV, стр.175). Это положение Ленина до сих пор не находило должного отклика в работах историков и литераторов. Больше того: существует взгляд, что представители передовой общественной мысли России в 40 - 60-х годах не были знакомы с работами Маркса и Энгельса. Это утверждение опровергается в статье тов. Шульгина целым рядом фактов. Ввиду малой разработанности темы редакция журнала "Историк-марксист" приглашает историков и литераторов высказаться по вопросу о влиянии марксизма на русскую общественную мысль 40 - 60-х годов.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXV, стр. 534.

2 Разрядка всюду моя. - В. Ш.

3 "Малая советская энциклопедия" ("МСЭ"). Т. IV, стр. 913.

4 "МСЭ". Т, IV, стр. 530. 2-е изд. 1935.

5 "БСЭ". Т. 25, стр. 605.

6 Белинский В. "Письма". Т. III, стр. 87.

стр. 168

Это была та самая тетрадь "Deutsch-franzosische Jahrbucher", в которой была напечатана статья Энгельса "Очерки критики политической экономии", о которой в предисловии к "К критике политической экономии" Маркс говорит как о гениальном очерке; та самая "тетрадь", в которой напечатана и статья К. Маркса.

"Тетрадь" не могла не произвести впечатления на Белинского, и последний, как видим, не отрицает ее влияния и протестует только против того, что он мог "переродиться" и "воскреснуть" от прочтения "тетради".

Уже этого письма Белинского достаточно для того, чтобы отвергнуть утверждение, будто бы "знакомство" с Марксом в России относится лишь к 70-м годам. Роль Белинского в общественном движении в тот период была чрезвычайно велика. Несомненно, что Белинский и члены его кружка знали об этом "Ярбюхере". Знал о нем и Герцен, который был душою другого московского кружка, тоже очень влиятельного, что подтверждается письмом Герцена Кетчеру от 17 февраля 1845 г., где он пишет; "Скажи Белинскому, что скоро напишу ему ответ и благодарю за письмо". Герцен не мог "не заинтересоваться тетрадью", о которой писал Белинский.

Знакомство Белинского с "Ярбюхер" подтверждает Пыпин: "Когда "Deutsche Jahrbucher" были запрещены саксонским правительством, Ругге решился продолжать свое дело во Франции; в новых "Jahrbucher" должны были соединиться левая сторона гегельянства с французским социализмом. Кружок Белинского еще раньше был, знаком (больше или меньше) с тем и другим, сочувствовал обоим, и понятно, что их соединение могло произвести на Белинского впечатление, указанное в последней цитате"1 .

С Гегелем и его последователями, а также с французским социализмом были знакомы и участники кружка Герцена. Как Герцен относился к Гегелю, к диалектике, которую он называл "алгеброй революции", - хорошо известно; известна также его борьба с Белинским периода Бородинской годовщины и последующее сближение. Об освежающем влиянии Фейербаха! Герцен рассказывает в своих дневниках! и в "Былое и думы". Такое же значение имело знакомство с Фейербахом и для членов его кружка. О влиянии на Белинского и Герцена французских социалистов нет необходимости говорить: это общеизвестно. Таким образам, два источника марксизма: классическая немецкая философия и французский социализм - были известны тогда передовым представителям общественной мысли России. Что же касается английской политической экономии, то ею начали увлекаться еще во время Пушкина; мимо нее не прошли и члены кружков Белинского и Герцена, но она захватила их, невидимому, меньше чем немецкая философия и французский социализм.

Происходивший в 40-х годах XIX в. перелом в настроении передовых элементов русского общества был характерен для всех кружков. Так, у Белинского и его кружка с этого времени ни на минуту не затухает жгучий интерес к проблемам пролетариата и буржуазии, в частности к вопросу об их взаимоотношениях. Белинский с Герценом ведут непрерывные споры, и оба ищут ответов на волнующие их вопросы, прибегая при этом к помощи передовой европейской мысли.

Влияние Маркса и Энгельса на Герцена и Белинского бесспорно. В 1847 г. Белинский не случайно члену своего кружка Боткину (которому хорошо был известен Запад и его литература, и который знал с 44-го года Маркса) направляет письмо, в котором говорит: "Я понимаю, что буржуазия -явление не случайное, а вызванное историек", что она явилась не вчера, словно гриб выросла, и что, наконец, она имела свое великое прошедшее, свою блестящую историю, оказала человечеству величайшие услуги... Итак, не на буржуазию вообще, а на больших капиталистов надо нападать, как на чуму и холеру современной Франции. Она в их руках, а этому-то и не следовало быть. Средний класс всегда является великим в борьбе, в преследовании и достижении своих целей... Кроме того, он (Луи Блан. - В. Ш. ) выпустил из виду, что буржуазия в борьбе и буржуазия торжествующая - не одна и та же, что начало ее движения было непосредственное, что тогда она не отделяла своих интересов от интересов народа. Даже и при assembler Constituante она думала вовсе не о том, чтобы успокоиться на лаврах победы, а о том, чтобы упрочить победу. Она выхлопотала права не одной себе, но и народу; ее ошибка была сначала в том, что она подумала, что народ с правами может быть сыт и без хлеба; теперь она сознательно ассервировала народ голодом и капиталом, но ведь теперь она - буржуазия, не борющаяся, а торжествующая. Но это все еще не то, что хочу сказать я тебе, а только предисловие к тому, не сказка, а присказка. Вот сказка: я сказал, что не годится государству быть в руках капиталистов, а теперь прибавлю: горе государству, которое в руках капиталистов, это -люди без патриотизма, без всякой возвышенности в чувствах. Для них война или мир значат только возвышение или упадок фондов - далее этого они ничего не видят"3 .

Это письмо Белинского свидетельствует не только о яркости изложения, блеске его диалектики и глубине мысли, но и о том, что еще до появления в печати "Коммунистического манифеста" Белинский в своих взглядах по ряду важнейших вопросов был на пути к Марксу и Энгельсу. Мне кажется, что влияние Маркса и Энгельса на Белинского через "Ярбюхер" бесспорно.


1 Пынин "Белинский". Т. II, стр. 243.

3 Письмо Белинского к Боткину от декабря 1847 года. "Письма", Т. III, стр. 328-329.

стр. 169

Следует учесть также, что некоторые личные друзья и члены кружка Герцена и Белинского были в то время не только лично знакомы с Марксом и Энгельсом, но и находились в самых дружественных отношениях с ними- Кроме того Белинский с напряженным вниманием следил за деятельностью Бакунина не только по статьям последнего, но и пользуясь сведениями, получаемыми от друзей и знакомых. Если же вспомнить, в каких отношениях находились, тогда Бакунин и Маркс, невозможно представить себе, чтобы Белинский ничего не знал о деятельности и философских, политических позициях Маркса. То же надо сказать и о Герцене.

В марте 1846 г. П. В. Анненков, член кружка Герцена, знакомится через Толстого с Марксом. Знакомство превращается в кратковременную дружбу Анненков присутствует в качестве гостя на заседании коммунистического комитета связи, Маркс дает ему рекомендацию к Гейне. 1 ноября 1846 г. Анненков пишет Марксу большое письмо о Прудоне и в декабре получает ответ, в котором Маркс подвергает беспощадной критике Прудона. Эта связь Анненкова с Марксом продолжается до 1848 года. Одновременно Анненков находится в непрерывном общении и с членами кружка Герцена. В период наиболее интенсивной связи с Марксом Анненков путешествует с Боткиным по Тиролю и Ломбардии, как раз перед отъездом последнего в Россию. Боткин, как было уже отмечено выше, еще с 1844 г. был знаком с Марксом, влияние которого, несомненно, сказалось на статьях Боткина того периода. Анненков встречался с приезжавшими в это время заграницу русскими писателями. Заграницей жили тогда и другие члены кружка Герцена - Сазонов, Сатин; возникает даже мысль об организации русской колонии в Париже.

Не случайно, что Анненков обратился к Марксу с письмом именно о Прудоне. Это был писатель, пользовавшийся большим влиянием у знакомых и друзей Герцена и импонировавший ему самому. Впрочем, единства мнений о Прудоне в кружке Герцена не было. Характер вопросов, поставленных Марксу Анненковым, и критические замечания в его письме Марксу по адресу Прудона были, несомненно, результатом споров внутри кружка. Вот почему трудно представить, чтобы члены кружка Герцена и Белинского не прочли печатного отзыва Маркса о Прудоне.

Кроме кружков Белинского и Герцена в России в 40-х годах XIX в. существовал кружок петрашевцев; хотя этот кружок не был связан крепкими нитями с кружками Белинского и Герцена, но о нем знали. Кружок петрашевцев не был однороден, в нем с полной ясностью выделяются три группы: группа Петрашевского - группа фурьеристов, группа Майкова, Милютина и "коммунистическая группа" Спещнева. С 1842 по 1846 г. Спешнее жил заграницей. Он встречался там с Вейтлингом и, следовательно, не мог не слышать о Марксе. Знакомство Спешнева с произведениями Маркса подтверждается нахождением в библиотеке петрашевцев книги Маркса "Misere de la philosophic" (Bruxelles. 1847) и тем что из-за границы была выписана книга Энгельса "Положение рабочего класса в Англии". Следовательно, петрашевцы не только знали о Марксе и Энгельсе, но и читали их в России во второй половике 40-х годов.

Итак, в 40-е годы все три кружка были знакомы не только с именами Маркса и Энгельса, но и с их работами, а ряд членов кружков - и с самими основоположниками научного социализма.

К этому же времени относится и первая критика марксизма в легальной печати. В "Справочном энциклопедическом словаре", вышедшем в 1848 г., в статье "Философия современная", помещены следующие строки: "Ни Маркс, ни Энгельс, которых, (кажется, можно принять за главнейших проповедников нового германского материализма, ни другие, еще не обнародовали (ничего, кроме частных черт этого учения. (Но еще никто не представил материализма во всей его наготе и опасности, не выявил всех его последствий"1 . Автор статьи борется с материализмом, борется с Марксом и Энгельсом, тем не менее вынужден признать что они являются глазными проповедниками немецкого материализма. Трудно предположить, чтобы лучшие люди 40, 50 и 60-х годов: Герцен, Чернышевский и Добролюбов - не были знакомы с этим отзывом о молодом Марксе, не заинтересовались им и не прочли его сочинений.

II

"Если принять во внимание, что русские деятели 40-х. 50-х и 60-х гг. почти совершенно не были знакомы с работами Маркса и Энгельса, то удивления достойно то обстоятельство, что общественная мысль в России самостоятельно развивалась, приближаясь к тому направлению, в каком развивалась западноевропейская мысль в лице самых передовых ее представителей - Маркса и Энгельса"2 , - пишет академик Деборин в статье, посвященной Добролюбову. Он робко признает, что какие-то люди 40 - 60-х годов были знакомы с некоторыми произведениями Маркса и Энгельса, но не называет ни этих людей, ни произведений, с какими они были знакомы, и во всяком случае не причисляет к ним ни Добролюбова, ни Чернышевского Иначе он сказал бы. какие произведения Маркса и Энгельса читали Чернышевский и Добролюбов, и указал бы какое влияние оказало на них знакомство с этими произведениями.

"Огромная заслуга этих наших русских мыслителей состоит в том, что они самостоятельно двигались в том же направлении, по которому шли Маркс и Энгельс,


1 "Справочный энциклопедический словарь". Т. XI, стр 139. Изл. К. Крайя 1848.

2 Деборин А. "Добролюбов". "Известия Академии наук СССР" N 1 - 2 за 1935 г., стр. 36.

стр. 170

хотя и не в состоянии были подняться на те вершины, на какие поднялись основоположники марксизма"1 . Для академика Деборина ясно, что лучшие люди 60-х годов: Чернышевский и Добролюбов - не знали Маркса; его работы не были тем источником, из которого они пили.

Но что говорят факты? Так ли на самом деле было дело? Трудно поверить, чтобы Чернышевский с его огромной эрудицией, с его глубоким интересом к науке, с прекрасным знанием иностранных языков, Чернышевский, постоянно следивший за всеми новинками литературы, не знал сочинений основоположников научного социализма! Как это мало похоже на Чернышевского.

Недоумение возрастает еще больше, если припомнить, что Чернышевский был связан с петрашевцами, пользовался книгами из их библиотеки, среди которых были "Нищета философии", были и "Ярбюхеры", и "Положение рабочего класса в Англии" Ф. Энгельса Чернышевский написал рецензию на ряд томов того самого "Справочного энциклопедического словаря", в котором, как было уже указано, Маркс и Энгельс были названы "главнейшими проповедниками нового германского материализма". Могли ли не заинтересовать Чернышевского эти "проповедники" при его интересе к материалистической философии? Случайно пропустил? Но это так мало напоминает Чернышевского. Пройти мимо статьи о философии! Непохоже это на Чернышевского, когда он вел самую беспощадную борьбу с идеалистами. Указывают на то, что Чернышевский ни разу не назвал Маркса и Энгельса. Жалкий аргумент! А часто ли он называл Фейербаха? Разве отсюда следует, что он не знал его?

В 1860 г. вышла на русском языке книга Гильдебранда "Политическая экономия настоящего и будущего", та самая книга, в которой, если верить "БСЭ"2 , Гильдебранд "обосновал необходимость исторического метода изучения народного хозяйства". Больше половины своей книги Гильдебранд посвятил борьбе с Энгельсом, и в первую очередь той его статье, о которой Маркс в предисловии к "К критике политической экономии" писал: "Фридрих Энгельс, с которым я со времени появления его гениального очерка критики экономических категорий (в "Deutsch-Franzosische Jahrbucher") поддерживал постоянный письменный обмен мнениями, пришел другим путем к тому же результату, что и я (сравни его "Положение рабочего класса в Англии"); и когда весною 1845 г. он также поселился в Брюсселе, мы решили сообща разработать наши взгляды, противоположные идеологическим взглядам немецкой философии, в сущности свести счеты с нашей прежней философской совестью" 3 .

Книга Гильдебранда произвела в России большое впечатление. Ряд журналов поместил рецензию на нее; не прошел мимо этой книги и "Современник". "Отечественные записки" попытались завязать дискуссию, им не понравилась рецензия "Современника". По их мнению, "его отзывы - "общее место". А в книге этой изложены мнения разных политико-экономистов очень отчетливо"4 . Но, вызывая на откровенность "Современник", сами "Отечественные записки" своей позиции ясно не очертили. Более отчетливо это сделал другой журнал - "Время", выходивший под редакцией Достоевского. "Время" не было полностью согласно с позицией Гильдебранда, который, по мнению журнала, "в разгаре полемики увлекается некоторыми весьма сомнительными заключениями, так, он доказывает, что положение рабочего класса постоянно улучшалось, а заработная плата английского работника с XVIII столетия увеличилась вдвое". Редакции журнала "Время" это положение Гильдебранда кажется сомнительным. Но в то же время редакция целиком одобряет борьбу Гильдебранда с Энгельсом. "Наибольшее место в его книге, - пишет "Время", - занимает разбор сочинения Энгельса "О положении рабочего класса в Англии". Тут сосредоточивается вся блестящая сторона критического таланта нашего автора. Он прямо берется за сущность энгельсовой критики и победоносно отвергает ее основные положения о существовании "абсолютной" экономической ценности. Затем указывает на односторонность и произвольный выбор цитат, приводимых Энгельсом, представляет свои собственные статистические вычисления, делает из них совершенно противоположные выводы и доказывает, таким образом, что все статистические изображения Энгельса преувеличены, а его положение, что вся история свидетельствовала только о постепенном падении человечества, совершенно несостоятельна"5 .

В критике работы Энгельса видел положительную сторону книги Гильдебранда и "Русский вестник", который рекомендует своим читателям четвертый отдел книги Гильдебранда, "где они найдут сжатое изложение теории социалистов и основательное их опровержение" - "Между немецкими социалистами, или точнее коммунистами, - писал "Русский вестник", - г. Гильдебранд дает видное место Фридриху Энгельсу и его книге "О положении рабочего класса в Англии". Известно, что все социалисты во взгляде своем на современность сходятся между собою в следующих пунктах: 1) в том, что современность страдает общественным недугом, и 2) в том, что недуг этот надо лечить в самом корне его. Недуг этот называют они пролетариатом. Энгельс почитает Англию классической страной пролетариата и в названном сочинении разоблачает английский пролетариат так, что


1 Деборин А. "Добролюбов". "Известия Академии наук СССР" N 1 - 2 за 1936 г., стр. 37.

2 См. "БСЭ". Т. 16, стр. 817.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XII Ч. 1-я, стр. 8.

4 "Отечественные записки" N 4 за 1861 год.

5 "Время" N 3 - 4 за 1861 год. "Политическая экономил настоящего и будущего", Соч. Б. Гильдебранда.

стр. 171

он является у него классической формой пролетариата вообще и вместе с нею необходимым следствием новейшей цивилизации, великим всемирным, историческим предостережением, как он выражается... Б. Гильдебранд не только блистательно опровергает Энгельса шаг за шагом, но и доказывает совершенно противное, именно, что положение рабочих классов в Англии с каждым годом улучшается и в материальном и в нравственном отношении". Автор этой рецензии в "Русском вестнике" не только приводит аргументацию и выводы Гильдебранда, но и цифровые данные о движении заработной платы в Англии, чтобы показать, как "возрастает" благосостояние рабочего класса в Англии. Рецензент журнала "Русский вестник" всячески пытается подкрепить доводы Гильдебранда и разбить Энгельса. Свою рецензию он заканчивает такими словами: "Не можем, однако же, не сказать в заключение, что книжка Энгельса вовсе не заслуживает такого серьезного разбора, какой счел нужным сделать г. Гильдебранд, очевидно, преувеличивший ее значение. Сочинения Энгельса совсем забыты в Германии, и нам, конечно, никогда не привелось бы и упоминать о них, не переведи г. Щепкин сочинения Гильдебранда"1 .

По-иному, конечно, думал Чернышевский. В сентябрьском и октябрьском номерах "Современника" за 1861 г. он помещает статью Шелгунова "Рабочий пролетариат в Англии и во Франции". В этой статье достаточно четко выявлена точка зрения редакции на работу Энгельса. Во вводной части статьи читаем: "Мы говорим о Гильдебранде совсем не потому, чтобы стоило особенно говорить о нем, но потому, что нам выдают его за одного из пророков политической экономии, что нас сбивают с толку, наконец потому, что, предлагая нам голословный рассуждения людей одной партии и их нападки на людей другого взгляда на вещи, людей во всех отношениях далеко выше их, в то же время скрывают намеренно, что говорят эти последние. Читателю не хотят дать права составить собственное заключение, судить своим умом. Это ведь один из признаков сознания своего бессилия и скудоумия". И дальше Шелгунов совершенно ясно показывает, кого он имеет в виду, говоря о взглядах другой партии, намеренно скрываемых.

Далее он говорит: "В числе писателей, на ; которых нападает Гильдебранд, есть и Энгельс, один из лучших и благороднейших немцев. Имя это у нас совсем неизвестно, хотя европейская экономическая литература обязана ему лучшим сочинением об экономическом быте английского рабочего. Разница между Гильдебрандом и Энгельсом в том, что Энгельс называет худое худым и не хочет этого худого; а Гильдебранд, напротив, находит, что дурное не только не дурно, но что оно так и должно быть. Ужь не поэтому ли перевод Гильдебранда так и понадобился у нас?"

Таким образом, с точки зрения "Современника", Гильдебранд "сбивает с толку", а Энгельс прав, и именно поэтому его замалчивают; желая разорвать это молчание, "Современник" печатает статью Шелгунова, которая и должна познакомить читателей со взглядами Энгельса. I Первая часть статьи Шелгунова "Рабочий пролетариат в Англии и во Франции" есть не что иное, как сокращенный перевод книги Энгельса "Положение рабочего класса в Англии". В этом может убедиться каждый, сличив соответствующие тексты.

В качестве примера приведем небольшой кусок текста Энгельса в переводе Шелгунова2 : "Из всего этого нетрудно заметить, что для образования и воспитания рабочих сделано не слишком много. Но обстоятельства, в которых живет рабочий, дают ему практическое образование такого рода, что влияние школьного учения делается совершенно безвредным и становит рабочего во главе национальных движений страны. Нужда учит и думать, и действовать. Английский рабочий, едва умеющий читать и писать, знает очень хорошо, что составляет его личный интерес и интерес, его страны. Он знает более, - он понимает, в чем заключается интерес буржуазии и чего он в состоянии ждать от нее. Если он не умеет писать, зато он умеет говорить, говорить публично, составлять сходы; если он не умеет считать, зато он в политико-экономических вопросах умеет столько сообразить, сколько ему нужно; если несмотря на все усилия своих духовных учителей, ему не совсем ясны небесные вопросы, зато он умеет понимать вопросы земные. Моральное воспитание рабочего в школах стоит не выше его религиозного воспитания. А уроки действительной жизни не имеют ничего общего с той условной моралью, какую хотелось бы буржуазии воспитать в рабочем. Все положение рабочего, все окружающее его должно направлять и вести его к деморализации".

Полный перевод книги Энгельса в то время по цензурным условиям был не мыслим; но в сокращенном виде, в статье Шелгунова, часть книги Энгельса все же увидела свет в России 60-х годов.

Вторая часть статьи Шелгунова посвящена французскому пролетариату, причем он старается показать, что во Франции положение рабочего класса такое же, как и в Англии. Во второй части статьи Шелгунова приведено огромное количество отрывков из работы Энгельса.

Статья Шелгунова была опубликована в "Современнике". Рецензия на книгу Гильдебранда, так не понравившаяся "отечест-


1 "Русский вестник" N 3 - 4 за 1861 год. "Сочинения Бруно Гильдебранда". Перевод П. Щепкина. Спб. 1850.

2 "Современник" за 1861 г., сентябрь - октябрь. "Рабочий пролетариат в Англии и во Франции", стр. 491, 492. Соответствующее место в работе Энгельса см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. III, стр. 405 - 406.

стр. 172

венным запискам", была напечатана в N 3 "Современника" за 1861 г., т. е. раньше чем статья Шелгунова.

В рецензии "Современника" на книгу Гильдебранда говорилось, что "главная заслуга Гильдебранда состоит, надо думать, в том, что он принимает на себя роль солидного наставника незнакомых с действительной жизнью социалистов; жаль только, что Гильдебранд обнаруживает крайнюю несостоятельность своих понятий и наклонность к пустому словоизвержению, когда вступает в борьбу с их положениями". Рассмотрев взгляды Гильдебранда на роль в обществе частной собственности, которая якобы "первая стала источником личной нравственной ^силы каждого человека", "Современник" пишет: "Подобным пустословием позволительно еще заниматься школьнику, упражняющему свои силы в литературных приемах, но непростительно для человека ученого и читавшего много дельных сочинений, каким кажется Гильдебранд".

Рецензия кончается так: "В настоящее время рекомендуем пока русским читателям его книгу как недурное пособие для знакомства с разными политико-экономическими теориями и просим их не соблазняться только находящимися в ней собственными соображениями автора "Политической экономии настоящего и будущего".

Такой литературный прием нередко применялся Чернышевским в "Современнике". Он часто советует читателю взять из книги, что в ней есть ценного, и выбросить все собственные рассуждения автора, но если в данном случае выбросить рассуждения Гильдебранда, то останутся мысли тех, кого он критикует, а 50% его книги посвящено Энгельсу, к которому, следовательно, и направляет "Современник" читателя.

В майском номере "Современник" снова возвращается к вопросам, поднятым в рецензии о книге Гильдебранда, хотя имя последнего и не упоминается. В обзоре "Экономия и чувствительность, машина и человек", "Французские рабочие", "Ткачи в Лионе" анонимный автор пишет: "Вся задача новых экономистов заключается в освобождении работников от гнета капитала... Европейское общество распадается на два класса - на капиталистов и рабочих. Оба класса, сильные каждый в своем роде, стоят враждебно один против другого, и настоящий общественный порядок Западной Европы покоится именно на господстве капитала над рабочей силой без капитала... Пролетариат и вызванное им сознание необходимости изменить экономические условия настоящего европейского общества не составляют дело случая. Кто не видит во всем этом работы истории, тот не поймет ни смысла явления, ни его значения. Пролетарий вовсе не нищий, и не лентяй. Нищий не работает. В этом виде пролетарий есть явление новой истории, только в нынешнем столетии он явился на западе Европы в виде сознательного, самостоятельного целого. До XIX столетия бедных, нуждавшихся в общей помощи, было, может быть, больше, чем теперь, но о пролетариате не было речи. Он - плод новой истории".

Этой статьей "Современник" как бы отвечает Гильдебранду и пытается показать, как он понимает "задачу новых экономистов" и в чем эта новая экономия состоит. А еще через несколько номеров в "Современнике" была, как известно, напечатана статья Шелгунова. Бесспорно, что все эти статьи были связаны друг с другом.

Таким образом, в начале 60-х годов в России в литературе не только упоминалось имя Маркса и Энгельса, не только шла дискуссия о правильности их позиций, но в "Современнике" было напечатано краткое изложение работы Энгельса "Положение рабочего класса в Англии". Не ясно ли, что Чернышевский только в том случае мог не знать о Марксе и Энгельсе, если бы не читал и не редактировал "Современника".

III

В N 5 "Нового мира" за 1939 г. Н. Л. Мещеряков в статье "Великий сатирик" старается доказать, что в 70-х годах Салтыков-Щедрин знал работы Маркса и Энгельса. Н. Л. Мещеряков приводит в защиту этого ряд аргументов. Аргументацию Н. Л. Мещерякова можно продолжить и указать, что именно в это время вышел на русском языке первый том "Капитала", именно в это время в большом количестве журналов и газет в России не один раз шла речь не только о работах Маркса, но и об Интернационале и об его руководителе и организаторе. Об этом писали: "Отечественные записки", "Русский мир", "Киевлянин", "Русские ведомости", "Новое время", "Беседа", "Голос", "Московские ведомости", "Русская летопись", "Заря", "Всемирный труд", "С. -Петербургские ведомости". Трудно назвать газету или журнал того времени, в котором бы не было соответствующей статьи или заметки. Даже сельским попам внушалось, что Интернационал 1) "проповедует отрицание бога", 2) "отрицание отечества и нации" и 3) "отрицание личной собственности", а потому-де он "зловреден" и кроме "беспорядков" для государства от него ожидать нечего. В специальной инструктивной статье, адресованной попам, был назван и организатор I Интернационала - К- Маркс1 .

После всего вышеизложенного уместно спросить тов. Н. Л. Мещерякова, почему, с его точки зрения, великий сатирик после деревенских попов, да еще из рук Михайловского, мог только узнать о Марксе и Энгельсе и их великих трудах? Почему, в самом деле, для Салтыкова-Щедрина были закрыты те источники, из которых Даниэльсон и Михайловский узнали о Марксе и Энгельсе, и что это за источники?

Известно, что Салтыков-Щедрин был петрашевцем; правда, он не был привлечен по их процессу к судебной ответственности, не сидел в каземате, не стоял на площади, ожидая смертного приговора. Но не произо-


1 "Руководство для сельских пастырей" 1871 год. Статья "Нечто в международном обществе рабочих".

стр. 173

шло это потому, что император Николай I еще до ареста петрашевцев сослал Салтыкова-Щедрина в Вятку за рассказ, помещенный в "Отечественных записках" в 1848 году. Ссылка и спасла Салтыкова от каторги, но показания у него отобрали, и в них он назвал лиц, с которыми встречался у Петрашевского, - среди них был Майков. Милютин и Майков стояли со своей группой дальше всего от Петрашевского и больше всех членов его кружка интересовались вопросами политической экономии. На их работах лежит отблеск влияния Маркса и Энгельса, и, кто знает, может быть, и Салтыков-Щедрин вместе с ними читал некоторые работы Маркса и Энгельса. Это тем более вероятно, что "Нищета философии", как отмечалось, была в библиотеке кружка. Салтыков-Щедрин задолго до 70-х годов знаком был с людьми, лично знавшими Маркса и Энгельса. Почему же он должен был ждать, когда подрастут Даниэльсон и Михайловский, чтобы только через их руки получить сведения о Марксе?

Салтыков-Щедрин был талантливейшим наблюдателем, он с огромной настойчивостью изучал процессы, происходившие в дореформенной и послереформенной России. Он не мог не знать о тех фактах, о которых рассказывает Маркс в "Господине Фогте". Маркс приводит там полученное им в 1859 г от "известного русского писателя" письмо, в котором сказано: "Дорогой Маркс, не обращайте внимания на все эти низости. Все серьезные люди, все добросовестные люди на Вашей стороне, и они ждут от Вас не бесплодной полемики, а совсем другого, - они хотели бы иметь возможность поскорее приступить к изучению продолжения Вашего прекрасного произведения. Вы пользуетесь огромным успехом среди мыслящих людей, и если Вам может доставить удовольствие узнать, какое распространение Ваше учение находит в России, я могу Вам сообщить, что в начале этого года профессор... прочел в Москве публичный курс политической экономии, первая лекция которого представляла не что иное, как изложение Вашего последнего произведения"1 .

Мог об этом факте не знать Салтыков-Щедрин? Он с большим, пристальным вниманием следил не только за французской, но и русской литературой, и от его внимания не мог ускользнуть тот интерес, который проявлялся к марксизму в России со стороны общества и прессы. Неверно, что этот интерес возник лишь в 70-х годах; опровержением могут служить его работы, статьи, помещавшиеся в изданиях 60-х годов. Произведения Маркса не обходят молчанием ни "Русские ведомости", ни "Голос", ни "Отечественные записки", ни "Дело", ни, как было уже сказано выше, "Русский вестник".

В 1865 г. в "Русском слове" появилась заметка Ткачева, в которой он писал: "Взгляд этот не нов, и в нашу литературу он перенесен, как и все, что только есть в ней хорошего, из литературы западноевропейской. Еще в 1859 г. известный немецкий изгнанник Карл Маркс формулировал это самым точным и определенным образом ("Zur Kritik der politischen Oekonomie"). Теперь этот взгляд сделался почти общим достоянием всех мыслящих порядочных людей, едва ли умный человек найдет против него хотя какое-нибудь серьезное возражение. Вот его подлинные слова: "Вся совокупность отношений, касательно производства богатств (produktionsverhaltnisse) образует экономическую структуру общества, основной базис, на котором возвышаются в виде надстройки политические и экономические отношениям. Почти то же "повторяется, продолжает Ткачев, и в другом месте его книги: "Исследования мои, - говорит он, - привели меня к тому заключению, что правовые отношения равно как и формы государственного быта не могут быть понимаемы сами по себе, еще меньше из гак называемого всеобщего развития человеческого духа, но что они коренятся скорее в материальных жизненных отношениях, совокупность которых Гегель, по примеру французских и английских мыслителей XVIII в., обозначал именем "гражданского общества" (burgerliche Gesellschaft), и что анатомию этого общества следует искать в политической экономии". Таким образом, даже выдержки из работ Маркса приводились в печати в 60-х годах.

Еще раньше упоминания об основоположниках научного социализма появлялись во "Времени", "Русском вестнике", "Современнике". Причем в том самом номере "Современника", где было напечатано сокращенное Шелгуновым изложение "Положения рабочего класса в Англии" Энгельса, был напечатан рассказ Салтыкова-Щедрина. Трудно поэтому поверить, чтобы до 70-х годов Салтыков-Щедрин не был знаком с марксизмом.

Итак, знакомство с марксизмом в России началось не в 70-х годах, а с момента зарождения марксизма. Уже тогда статьи Маркса и Энгельса читались не только русскими, жившими заграницей, но и в самой России; их читали в кружках Белинского, Герцена, Петрашевского; Герцен знал их до эмиграции, а Белинский - до поездки заграницу. Произведения Маркса и Энгельса не могли не оказать влияния на общественную мысль России" и они, несомненно, оказали влияние. Знакомство с произведениями Маркса и Энгельса продолжалось в России и в следующее десятилетие. Лучшие представители общественной мысли в России не раз пытались ознакомить с работами Маркса и Энгельса и широкую массу читателей, причем первые, кому это удалось сделать, были великаны мысли и властители дум 60-х годов - Добролюбов и Чернышевский,


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. XII. Ч. 1-я, стр. 268.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ВОПРОСУ-О-ПРОНИКНОВЕНИИ-МАРКСИЗМА-В-РОССИЮ-В-40-60-Х-ГОДАХ-XIX-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. ШУЛЬГИН, К ВОПРОСУ О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ В 40 - 60-Х ГОДАХ XIX ВЕКА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ВОПРОСУ-О-ПРОНИКНОВЕНИИ-МАРКСИЗМА-В-РОССИЮ-В-40-60-Х-ГОДАХ-XIX-ВЕКА (дата обращения: 25.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. ШУЛЬГИН:

В. ШУЛЬГИН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
527 просмотров рейтинг
18.08.2015 (769 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
26 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
29 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
К ВОПРОСУ О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ В 40 - 60-Х ГОДАХ XIX ВЕКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK