Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6642
Автор(ы) публикации: И. Зак

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

(Анализ структуры Горнопольской вотчины Мусиных-Пушкиных в Дмитровском уезде, Орловской губ.).

Крепостное хозяйство развивалось в условиях свойственного ему имманентного противоречия. Вырабатывая прибавочный продукт, оно (крепостное хозяйство) заинтересовано было в улучшении условий реализации его, т. е. в развитии рыночных отношений. Отсюда проблема "усовершенствования" сельского хозяйства в крепостнической помещичьей литературе почти всегда (а во 2-й четверти XIX века постоянно) связывалась с проблемой рынка. Как, например, Шелехов обосновывает необходимость для полеводства "сбросить свое ветхое трехпольное рубище и облечься в более разнообразную одежду плодопеременности". У нас недостаточно емкий внутренний рынок, поэтому наше сельское хозяйство "ни под каким видом" не должно ограничиваться земледелием, "доставляющим только зерновой хлеб". "Плодопеременность" доставляет разнообразную продукцию, увеличивает товарность сельского хозяйства 1.

Аргументация сторонников традиционных способов ведения сельского хозяйства тоже шла от рынка. Сабуров, например, писал: "... тогда только показываются успехи хлебопашества и бывают прочны, когда эти успехи предупреждены цветущим состоянием торговли и промышленности" 2 .

Такой тенденции к расширению рыночных отношений противостояла, однако, другая тенденция. Крепостное хозяйство имело своей производственной базой мелкое "самостоятельное" крестьянское хозяйство. Это верно не только для барщинного хозяйства, о котором Ленин писал: "Собственное хозяйство крестьян на своем наделе было условием помещичьего хозяйства, имело целью "обеспечение" не крестьянина средствами к жизни, а помещика рабочими руками" 3 . И оброчное хозяйство во многих случаях имело своей базой "самостоятельное" крестьянское хозяйство. Это относится к тем случаям, когда оброк шел от земледельческого хозяйства крестьян и от таких промыслов, как, например, извоз.


* Редакция помещает статью И. Зака как работу представляющую интерес со стороны разработанного в статье фактического материала.

1 "Б-ка для чтения", 1838, т. XXVII.

2 "Записки Пензенского земледельца", "Отечественные записки", 1842, т. XXII.

3 "Развитие капитализма в России", 1923, с. 118.

стр. 51

Рынок размывал эту производственную базу, вызывал в ней процессы дифференциации. Обеднение части крестьян подрывало обычную систему барщины, подрывало и оброчные доходы (особенно, в производящих хлеб районах); появляющийся же кулак не только с трудом поддавался усиленной эксплоатации помещиком, но сплошь и рядом, в качестве ростовщика и скупщика на деревне, становился соучастником в присвоении части прибавочного продукта, которой до того целиком распоряжался помещик. Отсюда стремление помещика отгородить своего крестьянина от рынка, попытки регламентировать хозяйство крестьянина.

Таким образом, в крепостном хозяйстве неизбежно должна была происходить борьба тенденции к расширению рыночных отношений с тенденцией отгородиться от рынка, т. е. борьба денежного и натурального начала. Мы хотели бы на структуре одной вотчины выявить конкретные формы и мотивы этой борьбы.

Общая характеристика Горнопольской вотчины Горнопольская вотчина Мусиных-Пушкиных состояла из трех сел - Волконского, Столбища и Абротеева и 4 деревень - Дружны, Белочи, Поповки и Дудинки, расположенных у самого г. Дмитровска, Орловской губ.4 . По 8-й ревизии в вотчине значилось 2022 рев. души. Описи всех земель вотчины нет; известно лишь, что в конце 1855 г. имелось 1541 дес. 1 166 кв. саж. мызных земель, сдаваемых за плату крестьянам. Перед нами несомненно крупная вотчина.

Следует коротенько охарактеризовать район расположения вотчины. Дмитровский уезд граничил, с одной стороны, с Курской губернией, а с другой, с западными уездами Орловской губ. В описании 40-х годов 5 эти западные уезды характеризуются как, "преимущественно страна возделывания конопли и выработки ее произведений: пеньки и масла; страна перевозочная и бурлаков; страна мелких скупщиков и торгашей хлебом и другими произведениями". Зернового хлеба здесь "достаточно для продовольствия крестьянского населения, но недостаточно для уплаты податей". Волков, а вслед за ним и авторы других описаний Орловской губ., относят и Дмитровский уезд к "западной полосе". Вряд ли это безоговорочно правильно. Посевы конопли и обработка ее продуктов действительно играли крупную роль в экономике нашего уезда. Но в то время, как типичные западные уезды - Брянский и Трубчевский - имели "провианта и овса недостаточно даже для продовольствия собственного населения", в Дмитровском уезде провиантский департамент, по сведениям "Военно-статистического обозрения", мог заготовить ежегодно до 200 тыс. пуд. сена, до 15 тыс. четв. овса и 20 тыс. четв. провианта6 . По распространенности промыслов Дмитровский


4 Помещик покупал навоз для своей пашни в г. Дмитровске.

5 Волков, Промышленность Орловской губ., "Журнал Мин. госуд. имущ", 1848, ч. 29, с. 126 и 183.

6 "Военно-стат. обозр.", т. VI, ч. 5, 1853, с. 157.

стр. 52

жалуй, права "Земледельческая газета", относившая Дмитровский уезд к средней полосе Орловской губ.8 . Экономико-географическая среда нашей вотчины характеризуется, следовательно, переходными чертами от Центрально-черноземной к Западной области.

Крупная вотчина да еще в районе распространения торгового земледелия, естественно, вела оброчное хозяйство. Источники платежей оброка характеризуются Горнопольской конторой (донес, от 11/IV 1856 г.) следующим образом: "Крестьянами оброк платился всегда от урожаев конопли и частично некоторыми от заработков на стороне". Значит базой оброчного хозяйства нашей вотчины служило "самостоятельное" хозяйство крестьян.

Вот в этой крупной оброчной вотчине мы намерены изучать, как указывалось, конкретные формы и мотивы борьбы денежного и натурального элементов хозяйства. Мы имели возможность наблюдать хозяйственную жизнь Горнопольской вотчины лишь за короткий период времени (1855 - 1858 гг.) 9 . Но это был период реорганизации хозяйства вотчины. Реорганизация, внешне связанная с переходом Горнопольца по наследству от Безбородко-Кушелева к Мусиным- Пушкиным, ярче и выпуклее обычного выявила противоречивые тенденции, жившие в вотчине.

Денежные отношения в вотчине. Денежные отношения в Горнопольской вотчине прежде всего были связаны с оброком. Оброк был важнейшей статьей дохода вотчины. В приходе за 1856,57 год10 (22966 р. 83 к. сер.) - на долю оброчных поступлений приходится 11 369 руб., т. е. половина. Еще большую роль играл, конечно, оброк в бюджете крестьянина. Об этом можно судить по косвенным, но чрезвычайно ярким показателям. Единицею обложения была ревизская душа, или "земельный участок", с которого в год полагалось 9 р. 14 к. сер. оброка. В среднем на 1 крестьянский двор приходилось 6,6 зем. участка, следовательно, оклад оброка с отдельного крестьянского двора в среднем достигал 60 р. 32 к. сер. Шестьдесят руб. сер. это означало, по ценам Горнопольца в 1856 г., от 120 до 180 пуд. ржаной муки, а крестьянам хлеба своего, как увидим, не хватало. За 60 руб. сер. можно было приобрести 3 волов или 4 коров или 3 - 4 лошадей, а скот был важнейшим условием извозного и конопляного хозяйства. Разрушающее влияние на крестьянское хозяйство оброка можно было бы сравнить с пожаром, который ежегодно пожирал бы жилые строения крестьян, средняя стоимость этих строений равнялась приблизительно 60 руб. Дело, однако, не только в размерах оброка, а еще в том, что это был денежный оброк, уезд отставал от Брянского, например, уезда в два слишком раза 7 . По-


7 Волков, с. 196.

8 "Земледельческая газета", 1835, N 99, заметка "О конопле и льне Орловской губ.".

9 Две папки донесений Горнопольской конторы помещику случайно попали в 1929 г. в рукоп. отд. Ленин, публ. б-ки и передаются Центрархиву.

10 Хозяйственный год в вотчине начинался с 1 апреля.

стр. 53

который заставлял крестьянина выступать в качестве продавца своей продукции (частично и рабочей силы): оброк мощно вовлекал и крестьянина и помещика в рыночные отношения.

В вотчине наряду с оброком складывались и другие чрезвычайно сложные виды денежных отношений. Вотчина имела "мызные" земли, которые находились на "содержании" у крестьян. Чем по существу являлось это "содержание", можно судить по следующей таблице, составленной по материалам донесения конторы от 20/IХ 1855 г.:

Название деревни

Чис. рев. душ

Содерж. пашни

Содерж. сенокоса

Сроки "содержания"

Мызных денег в год с 1 рев. души сер.

дес.

кв.саж.

год. плат, с 1 д.

дес.

кв. саж.

год. плат. с 1 д. серебром

С. Волконск

208

67

943

2 р. с.

100

-

1 р. 75 к.

до 1857 г.

1 р. 49 к.

Д. Поповка

108

55

1191

1 - 67

22

200

1 - 75

до 1857 г.

1 - 35

-

 

 

-

-

7

-

2р.

на 1 лето 1855 г.

Д. Дружна

336

142

23

1 - 67

161

?

2р.

до 1857 г.

1 - 67

Д. Белочи

208

85

813

1 - 67

30

918

2р.

до 1857 г.

-98

Д. Дудинка

256

92

1867

2р.

9

1200

2р.

до 1857 г.

-80

С. Столбище

480

294

299

1 - 67

73

1100

1 - 75

до 1857 г.

1 - 79

-

-

-

-

-

199

844

240 р. с. за лето

на 1 лето 1855 г.

С. Абротеево

400

162

2080

2р.

36

1186

2р.

до 1857 г.

1 р.

Показания таблицы очень поучительны: 1) размеры мызных участков в различных селениях - не одинаковы; 2) цена за "содержание" различается от селения к селению; 3) "содержание" мызных земель было срочным, и сроки опять таки для различных участков были разные.

В условиях развивающего рынка между помещиком и крестьянином неизбежно складывались разнообразные формы денежных отношений, таких отношений, где, в большей или меньшей мере, требуется двусторонняя договоренность, где, следовательно, крестьянин выступает, в большей или меньшей мере, перед своим помещиком самостоятельно, где, следовательно, начинается распад крепостнических отношений, замена внеэкономического принуждения экономическим понуждением. "Содержание" мызных земель в Горнопольце было арендой (термин "аренда" применяет и контора) и связано было, несомненно, с какими-то стыдливыми формами такой договоренности крестьянина и конторы.

Были и другие случаи денежных отношений конторы с отдельными крестьянами. По ежемесячным денежным отчетам конторы можно за 2 года насчитать 39 сделок купли и продажи (не считая найма рабочей силы, о нем ниже) между конторой и крестьянами. Эти денежные сделки стали бытовым явлением в нашей вотчине. Каждый месяц

стр. 54

встречается 1 - 2 сделки. Подсчет этот, конечно, неполон, ибо не всегда в отчетах называется контрагент сделки. Больше всего сделок по про даже крестьянам сена, овса, ржи, свекловицы. Крестьянский рынок иногда имел для вотчины выдающееся значение. Так, в 1857/58 г. из всего проданного конторой сена (8592 пуд.) - 3715 пуд., т. е. 43%, было продано конторой своим крестьянам. Меньше по размерам - сделки по купле у крестьян. Преобладает купля мелочей-саней, дуги, постного масла. Характерны случаи найма в извоз своих крестьян; наконец, очень интересен случай сдачи в аренду водяной мельницы крестьянину с. Волконска Балалаеву за плату в 126 р. сер. в год. Фигура Балалаева говорит о том, что крестьянская масса, втянутая в эти денежные сделки, уже неоднородна.

Было бы, однако, ошибочным представлять себе Горнопольскую вотчину свободным рынком. Контора, конечно, пользовалась своим положением крепостника-господина. Это прежде всего сказывалось на ценах. Так, в январе 1858 г. контора продала овес своим крестьянам по 1 р. 50 к. за четв., а Дмитровскому купцу Слюняеву по 1 р. 40 к.; правда, сторонним крестьянам овес тогда же продали по 1 р. 75 коп. за четв. Резче разница в ценах наиболее важного объекта внутривотчинного товарооборота - сена. Крестьяне покупали сено почти исключительно в феврале и марте. В 1858 г. они в это время брали у помещика сено в среднем по 11 коп. пуд, между тем в Дмитровске цены, по донесениям конторы, стояли 7 - 10 коп. пуд. Важно все же, что произвол помещичьей конторы выступает перед крестьянином не в своем обычном оголенном виде, а завуалированным в стереотипную формулу свободного рынка: "Хочешь - покупай, не хочешь - не надо". А отношения "хочешь - не хочешь" - отношения, противоречащие природе крепостного хозяйства, дезорганизующие его.

В свете так развивавшихся денежных отношений необычным выглядит мероприятие, на первый взгляд, натурально-хозяйственного порядка: ссуда крестьянам хлеба и семян. "В прежние годы..., - писала контора помещику 13/ХII 1855 г., -ежегодно выдавалось крестьянам ржи на продовольствие, а овса на обсеменение полей", ржи по 6 четвериков, а овса по 4 четверика на душу. Регулярность хлебной ссуды объясняется тем, что "крестьяне хлебом полей своих по заведенной между ними привычке не засевают, а тем более не засеют в нынешний неурожайный и дорогой на оный год". За крестьянами в апреле 1856 г. числилась хлебная недоимка в 6 тыс. руб. сер. Хлебная ссуда иногда играла в хлебофуражном балансе вотчины крупную роль. Так, в 1856/57 году из бывших в вотчине в наличности 3 027 четв. овса 900 четв., т. е. немного меньше 1 /3 , выдано было крестьянам в ссуду. Получается такая картина: вотчина путем оброка и податей толкает крестьян к развитию конопляного хозяйства, изымает у них товарные излишки этого хозяйства (масло, пеньку), взамен всего этого дает крестьянам хлеба на

стр. 55

"довольствие" и обсеменение. Хлебная ссуда, несмотря на свою натурально-хозяйственную форму, несмотря на ту патриархальность, какою" она обставлялась, оказывается, по существу, стоящей в ряду денежных отношений. Это лишним образом подчеркивается и тем, что вотчина взимала с крестьян за ссуженный хлеб "прирост" в два гарнца с четверти.

Результаты денежного хозяйства вотчины. Может показаться, что денежные отношения проникли во все поры крепостной вотчины. Это не так. Тенденции к натуральному хозяйству прочно жили в вотчине. Иначе и не могло быть при далеко не блестящих результатах денежного хозяйства в вотчине - высоких и все растущих недоимках:

Сроки

Недоимка сер.

руб.

коп.

На I/IV 1856 г.

29651

3

На I IV 1857 г.

42985

6

На I/IV 1858 г.

44252

86

Если к I/IV 1856 г. недоимка равнялась, приблизительно, полуторагодовому окладу оброка, то через два года она превышает уже двойной оклад оброка. Из 303 дворов вотчины только 6 дворов не имели недоимки. Взыскание оброка требовало большого напряжения вотчинного аппарата. Ослабление последнего в 1856 году, в связи с переходом вотчины к новому владельцу, вызвало катастрофическое падение поступления оброка.

Кризис оброчного хозяйства был неизбежен. Причины кризиса следует искать в состоянии "самостоятельного" крестьянского хозяйства. Здесь находила причину кризиса и Горнопольская контора. "Крестьянский оброк, - писала контора 11 IV 1856г., -платился до 1852 года безънедоимочно. С того же года урожай конопли значительно уменьшился, как и самый урожай хлебов, а потому незаплата оброка ими стала с каждым годом постепенно увеличиваться". Крестьянское хозяйство, истощенное непосильными денежными оброками, вынужденное хищнически вести свое конопляное хозяйство, требующее порядочного удобрения, привело само себя в тупик, ведя в такой же тупик и помещика.

Затяжной кризис конопляного хозяйства переживал не один Горнополец, но и вся крепостная Россия. Наблюдалось известное бегство от конопли. В конце 40-х и в начале 50-х годов посевы конопли занимали в Орловской губ. 85 тыс. дес., а в конце 50-х годов уже 78 тыс. дес. 11 -


11 Казанцев, Производство конопли в Орловской губ, "Журнал Мин. госуд. имущ.", 1861, ч. 78, с. 98.

стр. 56

уменьшение на 8% с лишним. Интереснее всего, что бегство от конопляников большею частью наблюдалось в помещичьих экономиях, легко и с выгодой переходящих на усиленные посевы повышающихся в цене зерновых хлебов. Крестьянское же хозяйство почти не сократило своих посевов конопли, оно оказалось прикованным к коноплянику. Причину этого прекрасно объяснял член орловской комиссии уравнения денежных сборов И. В. Подрудзский 12 Уничтожение конопляника неизбежно и сразу же должно вызвать "упадок наемной цены конопляной земли" в 3 раза, к тому же "внезапное прекращение верных средств к платежу податей может потрясти (крестьянина - И. З .) совершенно". Выгоды же от перехода к зерновому хозяйству могут сказаться только через несколько лет. "На это, - писал Подрудзский, - пожалуй, согласится капиталист, но не безденежный крестьянин". Таков был тупик, в который загнано было крепостное крестьянство в конопляных районах.

В условиях рыночных отношений мы имеем не просто упадок крестьянского хозяйства, а его расслоение. Контора подразделяла недоимщиков на три группы: 1) могущих покрыть недоимку и платить оброк, 2) могущих платить только очередной оклад оброка, но безнадежных недоимщиков и 3) не могущих платить ни очередного оброка, ни недоимки. Соотношение этих групп можно охарактеризовать следующей таблицей:

Группы

Число дворов

Число зем. участ.

Недоимка на 1 IV 1836 г.

Абсол.

В %

Абсол.

В %

Серебром

В%

1

1 179

59,1

1 346 1/3

67,4

22300 p 12 к

55,4

2

48

15,8

273 1/3

13,7

7148 p 97 к

17,8

3

76

25,1

376 1/3 о

18,9

10630 p 46 к

265

Всего

303

100

1996

100

40079 p 56 к

100

Целая четверть дворов признана конторой совершенно "необрокоспособной", т. е. очевидно, потерявшей свою хозяйственную самостоятельность. Этой 3 группе контора уделяла в своих донесениях помещику больше всего внимания. Мы имеем сведения об обеспеченности каждого двора 3-й группы лошадьми:

Группировка

Число дворов

Недоимка

Абсол

В %

Серебром

В %

Безлошадные

7

9,2

944 p 42 к.

9

С 1 лошад

18

24

1 879 p 67 к.

22

С 2

30

39,2

4286 p 35 к

40,3

С 3

15

19,6

2272 p 40 к.

21,3

С 4

6

8

791 p 10 к

7,4

Всего

76

100

10630 p 46 к

100


12 "Исследование о состоянии пеньковой промышленности в России", 1852, с 199.

стр. 57

Преобладание безлощадных и малолошадных в 3-й группе понятно. Странным может, на первый взгляд, показаться наличие здесь более четверти дворов с 3-мя и 4-мя лошадьми. Объяснение этому надо искать в особенностях конопляного хозяйства, требовавшего много удобрения: "... не иметь на тягло 3 голов, - писал цитированный нами уже Казанцев. - означает последнюю меру скудости и бесхозяйственности" 13 . В Горнопольце дворы с 3 - 4 лошадьми имели свыше 2 тягол каждый. Если принять еще во внимание, что извоз был обычным промыслом среди крестьян, то станет понятным, почему потеря хозяйственной самостоятельности предшествовала в данном случае обезлошадению. Тот же Казанцев писал: "Крестьянин, не имеющий средств хорошо удобрять свой конопляник..., не занятой взамен того каким-либо другим промыслом, считается здесь бобылем, не стоящим ни доверия своих соседей и односельчан, ни даже знакомства с теми из них, у которых на пеньке и масле выручаются целые сотни рублей" 14 .

Почти нет у нас сведений о 2-й группе недоимщиков.

О степени хозяйственной самостоятельности группы кое-что говорит величина лежащего на ней бремени недоимок:

Группа

Средн. годов, оклад оброка на 1 дв.

Сред, величин, недоимки на 1 двор

1 гр.

1 68 р. 50 к. сер.

124 р. 50 к. сер.

2 гр.

1 52 р. - к. сер.

149 р. - к. сер.

3 гр.

45 р. 70 к. сер.

140 р. - к. сер.

В темпе накопления недоимок, как видим, 2-я группа не отставала от 3-й: на обеих группах лежит бремя, равное 3-годичному окладу оброка. Только в порыве служебного рвения контора могла представлять 48 дворов 2-й группы подающими надежду на платеж оброка. Надо думать, что и 2-я и 3-я группы, т. е. 40% крестьянских дворов вотчины, стояли на грани хозяйственной самостоятельности.

Первая группа недоимщиков - наиболее многочисленная - видимо, была неоднородна по своему социальному составу. Об этом косвенно говорит большая разница в величине недоимки (от 11р. 83 к. сер. до 380 р. 34 к.) у отдельных дворов группы. Во всяком случае, здесь можно найти арендатора господской мельницы Белалаева (81 р. недоимки), здесь, видимо, сосредоточены владельцы маслобоен - этого важного орудия эксплоатации односельчан, вынуждаемых срочно бить и продавать масло для уплаты оброка. Маслобойни у некоторых крестьян имели большое промышленное значение. Так, в одном из донесений отмечается крестьянин Мацокин (из 1-й группы недоимщиков), отправлявшийся в г. Карачев,


13 "Журн. Мин. госуд. имущ.", 1861, ч. 78, с. 104.

14 Там же, с. 54.

стр. 58

т. е. приблизительно за 176 верст, на двух лошадях "за коноплей в пробой масла".

Итак, производственная база оброчного хозяйства размывалась. Перед вотчиной стояла нелегкая задача ограждения крестьянского хозяйства от дальнейшего разложения.

Регламентация крестьянского хозяйства. Вотчина прежде всего начинает регламентировать денежные отношения крестьянского хозяйства. Чрезвычайно интересная система регламентации дана в предписании главного управляющего Мусиных-Пушкиных Зорина, управителю Горнопольца Мореву (донес. N 39 от 23/ХII 1856 г.). Крестьяне продавали часть продукции своего конопляного хозяйства. Вотчина пытается регламентировать эту продажу. Пункт 3 и предписания Зорина устанавливает, что количество конопли у крестьян приводится в "известность через опись", "... крестьянин выбитое из нее (конопли - И. З. ) масло продать без деревенского старосты не может, и сей последний продавшего таковое доставляет с деньгами в контору и за злоупотребление по сему ими - ответствует".

Крестьяне продавали еще "излишнее" сено; пункт-17-й предписания требует, чтобы продажа находилась "под строгим надзором деревенских старост, которое (сено - И. З.) продавалось ими в осени, большею частью за бесценок, продажу оного им разрешить с генваря месяца в таком порядке, чтобы при продаже каждым - участвовал староста и получившего деньги тотчас доставлял бы в контору для расплаты состоящего за ним оброка, так точно, какой порядок заведен в продаже масла".

Регламентация вотчины становится особенно суровой там, где рынок касается основ "самостоятельного" хозяйства крестьян - живого инвентаря: "Продажу лошадей и скота, - предписывает Зорин, - без дозволения конторы делать по вотчине запрещено строго, под ответственностью деревенских старост порядок этот поддержать в точности".

Крестьяне ездят на торг в г. Дмитровск. Нужно иметь и там за ними контроль, и вот контора намечает покупку в Дмитровске за господский счет дома "для приездов и помещения крестьян, кои бывают почасту в г. Дмитровске, платют за квартиры коноплею и сеном дорого...".

Опасность, грозящая "самостоятельности" крестьянского хозяйства особенно велика при отхожих промыслах, к тому же на время отхода крестьяне остаются недосягаемыми для контроля вотчины. Пункт 14-й "предписания" приказывает: "В извозы не пускать, так как прошлой зимой многие не вернули лошадей, отпустить разве только уплативших оброк и немолодых возчиков", а пункт 15-й еще более категоричен: "Крестьян в работы на Украину... не отпускать".

"Главноуправляющий" Мусиных-Пушкиных Зорин за четыре года до реформы 1861 г. предписывал Горнопольской вотчине, по существу, то самое, чему за сто с лишним лет до него поучал Татищев в своих

стр. 59

"Кратких экономических до деревни следующих записках", и что проповедовал за сто без малого лет до Зорина Федот Удолов в своем "Собрании экономических правил". И Татищев и Удолов смотрели на крестьянское хозяйство, как на производственную базу помещичьего хозяйства. Они требовали, чтобы эта база была наделена определенным количеством рабочей силы, инвентаря и земли. Нужно было отгородить эту базу от рынка. И вот Татищев поучает: "Крестьянин не должен продавать хлеб, скот и птиц лишних, кроме своей деревни... А кто без ведома продает или к работе ленив будет, тех сажать в тюрьму и не давать хлеба двои или трои сутки... крестьян в чужую деревню в батраки и пастухи не пускать"15 . А Удолов16советует "в купеческие торги и фабрики и в подряды вступать им ("земледельцам"- И. З.) не надлежит, так же, как в дальние и близкие извозы по найму или по дружбе ни под каким видом не ездить, а в торговые места.. от своих домов далее 30 верст для продажи чего-нибудь своего и для покупки какой- нибудь надобности отъезжать не дозволяется, в зимнее время по 2 раза в неделю, а летом, с апреля по октябрь тяглецам ездить не должно".

К чему могла привести такая регламентация, примененная не в XVIII в., а в середине XIX в районе торгового земледелия, в вотчине недостаточной по хлебу? 1857/58 г. -первый год применения на практике "предписания" Зорина - дал значительное снижение темпа роста недоимок (см. табл. на с. 56), однако, недоимка все же росла. К сожалению, нам не удалось наблюдать хозяйственную жизнь вотчины за достаточно длительный промежуток времени. Нетрудно догадаться, что в дальнейшем недоимка неизбежно должна была еще сильнее возрастать, ибо длительным следствием "предписания" могло быть или сокращение посевов конопли, т. е. окончательный подрыв оброчного хозяйства, или попытки обхода этого "предписания" со стороны крестьян. О таких попытках обхода мы имеем несколько свидетельств конторы. Так, например, 9/Х 1857 г. контора сообщала помещику, что крестьяне должны, по ее расчетам, собрать 400 тыс. снопов конопли, а семени 4 тыс. четв.; по подворной же описи у крестьян оказалось лишь 2 625 четв. 7 мер семян, но "в некоторых (дворах-И. З. ) при вторичном обмере находилась конопля, спрятанная в на полях под мякиною".

Более скорый эффект дала, понятно, политика Зорина в отношении промыслов. Долго придерживаться отказа от отхожих промыслов вотчине


15 "Временник Имп. Моск. О-ва Ист..." кн. 12, М. 1852 А. В. Чаянов в статье "Основные линии развития русской с. -х. мысли за два века" в качестве "первого руководства для ведения крепостного хозяйства" указывает на сочинение "Главного провиантского канцелярии Прокурора и Вольно-Эконом. Об-ва члена Сергея Друковцова" "Экономическое наставление дворянам, крестьянам, поварам и поварихам". Чаянов, видимо, не знает, что Друковцов совершил плагиат, выдав за свое сочинение "Экономические записки" Татищева, в XVIII в. еще неизвестные в печати.

16 "Труды Вольно-Эконом. Об-ва", т. XV, с 187.

стр. 60

не удалось. Полный отказ от отхода в духе Татищева и Удолова был уже невозможен: убивать лишний источник дохода крестьянина значило увеличивать недоимку. И вот возникает новая организация отхода. Оброчные платежи, сообщала контора 8/VI 1857 г., "при понуждениях конторы не вносятся, почему она (контора - И. З.) взялась перевести из Жигаревской рощи, содержимой Дмитровским купцом Моревским, в г. Дмитровск, на расстоянии 17 в. - 250 столбов по 40 коп. с каждого и 14 саж. дров по 3 руб. за каждую, на сумму 142 руб. сер.". Перевозку должны были выполнить недоимщики. Этой мерой контора имела в виду "частично пополнить недоимку", а более того "понудить некоторых, уклоняющихся от платежа, к уплате..." Воздействие на "уклоняющихся" оказалось, видимо, безуспешным. В феврале 1858 г. - с разрешения Зорина - автора "предписания" - контора "отпустила на Украину из числа большесемейных крестьян 73 человека". Пятьдесят человек отпущены были к одесскому архитектору Черкунову, от которого уже поступило 1000 руб. сер; эти деньги контора "поместила за 50 человеке недоимку оброка за выдачей им на пашпорты и проход 590 р. 73 к.". Двадцать три человека были "приговорены" евреем-подрядчиком из Керчи "за плату от 60 до 100 руб. сер. задаточных из третьей части (?) - 364 р. 691 /2 к.", подрядчик обязался выслать конторе в середине мая еще 300 руб., "а также и пашпорты людей по истечении 9 мес., снабдив их на проход в дома свои проходными собственно от него".

73 человека в отходе, разрешенном конторой, составляют около 8% всех крепостных мужчин рабочего возраста. На отхожих промыслах в действительности было больше крестьян: в начале 1857 г. без разрешения конторы в отходе было 26 чел, с проведением запретной политики это последнее число несомненно возросло.

Но что это был за отход? Вотчина восстала против крестьянского отхода, изымавшего крепостного из под контроля вотчины, предоставлявшего этого крепостного, хотя бы на время, в полную власть стихии рынка. Но тот же рынок угрозой роста недоимок заставил вотчину самой выступить в качестве организатора отхода, извоза. Власть рынка осталась, но она доходила до крестьянина осложненная и искривленная произволом помещика. Не крестьянин, а помещик выбирал покупателя рабочей силы, не крестьянин, а помещик определял с этим покупателем сроки отхода, помещик определял, какие расходы потребуются крестьянину "на проход" и т. д. Место крестьянского отхода заняла продажа рабочей силы рабов. Таков путь, проделанный Горнопольской вотчиной перед реформой.

Вся эта политика регламентации не могла не вызвать дружного, хотя и скрытого отпора со стороны крестьян и не могла бы проводиться в жизнь без особого полицейского режима в вотчине. В сентябре 1857г. из с. Абротеева бежала семья крестьянина Моцокина, в количестве 15 человек, в том числе старик 60 лет, старуха 53 лет, ребенок 1 /2 -годовой

стр. 61

и 1 1 /2 лет.; и это, несмотря на установленный за Моцокиным "строгий секретный надзор". Бегство произошло при общем сочувствии и укрывательстве; контора установила, что "караульщики" о бегстве знали, но конторе не донесли, "содержатели постоялых дворов проганивали их (2 Старост, отправленных в погоню за Моцокиным - И. З.), делая им угрозы". После бегства Моцокиных был установлен в вотчине следующий режим: старостам предложено было "следить за всеми движениями неблагонадежных крестьян, объявить всем и каждому, что ни днем, ни ночью они не смели выехать из своего селения, не сказав о том сельскому старосте, и, кроме того, чтобы в каждом селении учредили ночные караулы на каждом рынке особо и внушили каждому караульщику, что буде кто ночью съедет со своего двора и он не задержит его", или не объявит о том старосте, то "будет подвергнут строгой ответственности" (донесения от 15/IX 1857 г.).

М. Н. Покровский когда-то метко охарактеризовал "Собрание экономических правил" Удолова, как проект аракчеевщины для деревни. Как видим, практическое проведение в жизнь "предписания" Зорина, писанного в духе "правил" Удолова, вызвало установление и в Горнопольце осадного положения, казарменного режима.

Обрастание вотчины хозяйственными предприятиями. Регламентация должна была оградить крестьянское хозяйство от рынка. Но регламентация не могла увеличить доходность вотчины. Для достижения этой последней цели вотчине надо было заняться организацией производства. И вот в Горнопольце заводится барщина; по сравнению с денежным оброком сделан еще один шаг назад к натуральному хозяйству.

Была ли барщина при старом помещике - неясно; видимо, была небольшая. Во всяком случае, при новом помещике в ноябре 1855 г. объявляется "крестьянам о предположении (подчеркнуто мною - И. З.) завести господскую запашку". На барщину предполагалось перевести (и затем перевели) 3-ю группу недоимщиков. Контора полагала: "Если оставить их (безнадежных недоимщиков - И. З.) в прежнем порядке (т. е. на оброке- И. З.) наравне с другими, то не только не принесут никакой пользы, но послужат худым примером..." остальным крестьянам (донес. 11/IV 1856 г.). Однако, введение хотя бы и частичной барщины и с педагогической целью означало внесение крупных перемен в жизнь оброчной вотчины. "На первое время" контора предполагала "устроить господский хлебопахотный хутор" в 300 дес., взяв эту землю у столбищенских крестьян, последних же "уравнять в земле с другими селениями из земель мызных тех селений, через снятие всей земли на план", кстати... "крестьяне владеют землею своею в каждом поле в 20 и более мелких полосах, что в хозяйственном порядке не допускается". Как видим, намечается широкая программа передела и землеустройства. В какой мере проведено было в жизнь землеустройство, нам неизвестно, но земле-

стр. 62

устроительные работы велись. В апреле 1857 г. сообщалось: "Землемер Прудников (привезенный из Петербурга) начал съемку земли у крестьян...", в 1857/58 работали в вотчине два землемера, причем в отчете по мирским суммам значится расход на землеустройство 136 р. 30 к. сер.

Более определенны и более важны в данной связи сведения о размерах барщины. В 1857 г. контора засеяла 105 дес. рожью, 174 дес. овсом, 43 дес. гречихой, 21 /2 дес. просом, 41 /2 дес. коноплей и 1 дес. льном - всего 330 дес., из них 214 дес. на хуторе, таким образом, хутор был организован, как и намечалось, на 300 дес., только не на столбищенских, а на абротеевских мызных. Остальная пашня была частью заведена на дружненских мызных землях у Горнопольца (землях, бывших, вероятно, и раньше под господской запашкой), частью же (273 /4 дес.) на "земле, взятой от барщинских крестьян". Последняя была разбросана мелкими полосами-иногда по 1 /2 дес. и меньше, зато здесь были 41 /2 дес. конопляников и 1 дес. под льном, т. е. лучшая крестьянская земля.

В июне 1856 г., т. е. в начале заведения барщины, снято было с оброка 387 1 /3 зем. участка, в мае же 1857 г. "поступивших на барщину" было 398 зем. участка. Это значит, во- первых, что на барщину были переведены не только недоимщики 3-й группы, а частично и 2-й, т. е, подтверждается наш взгляд на 2-ю группу недоимщиков, как на крестьян, стоящих на грани "самостоятельности" своего хозяйства; во-вторых, что число "барщинников" медленно, но все же росло.

Медленный рост барщины не должен вводить нас в заблуждение. Вотчина готовила осуществление широких производственных планов. Об этом красноречиво говорит интенсивное строительство. Больше четверти всех расходов вотчины (6060р. 73 к. сер. в 1856/57 г. и 6304 р. 36 к. сер. в 1857/58 г.) направлялось на строительство и "обзаведение". Размах строительства можно проиллюстрировать перечнем работ 1856/57 г. Еще при старом помещике был произведен посев свекловицы и заказаны казармы "для рабочих предполагаемого к постройке сахарного завода" стоимостью в 150 руб. В 1856/57 г. - при новом помещике - имели в виду "договорить кирпичника на изделку в нынешнем лете кирпича сколько потребуется в постройку сахарного завода"-договор был заключен на выделку 700 тыс. кирпичей. Очень интенсивно возводились строения: 1) достраивался 3-этажный каменный годсподский дом (начат постройкой в 1853 г.); 2) достраивался деревянный дом в 1 этаж для экономии (начат в 1856 г.); 3) построен флигель в 2 этажа для "служителей" (1-й этаж-каменный); 4) переделана баня в жилье; 5) возводили фундамент для больницы; 6) поставили кузницу, 7) выстроили ригу на каменном фундаменте "с новою изобретенною печью", с сараем для машин и людской избой; 8) поставили 2 сарая; 9) заготовляли срубы для двух изб и риги на хуторе; 10) ремонтировали мельницу.

стр. 63

Не подлежит сомнению, что помещик прочно обзаводился хозяйством и сам в связи с этим оседал в деревне. Мы, значит, имеем не случайный переход к барщине с целью воздействия на недоимщиков - барщина стояла в связи с обширным хозяйственным планом.

В свое время Струве утверждал, что "оброк в сфере земледелия бесспорно пасовал перед барщиной"; "он (крестьянин- И. З .), -писал Струве, - производит мало продукта, и это малое количество он не в силах реализовать на рынке по высшим возможным ценам, поэтому он не годится в денежные арендаторы для помещика хлебородных губерний, и помещик, стремясь к наивысшему доходу, должен организовать свое хозяйство на началах барщины" 17 . Не имеем ли мы в опыте нашей вотчины подтверждения концепции Струве?

Самый переход к барщине Горнопольской вотчины еще мало говорит. Барщина барщине рознь. Как организовывал барщину наш помещик, убегающий от оброчной системы, как велись строительные работы - вот решающие вопросы.

Обычная барщина предполагала ведение хозяйства с инвентарем крестьянского двора. Между тем, Горнополец обзаводился своим инвентарем. В 1856/57 г. там имелись молотильная и веяльная "машины", одно время была зерносушильная "машина", были несколько плугов. В 1857 - 58 г. прибавили еще по одной молотилке и веялке и плужок Смаля. "Машины" были не дешевые, доставлялись из Москвы от бр. Бутегнопов. Обзаводилась вотчина и своим живым инвентарем. В 1857 г. было доставлено из Камышанской вотчины Мусиных-Пушкиных 45 быков, стоимостью свыше 900 руб. сер. Что обозначало такое обзаведение инвентарем? Видимо, то, что хозяйство безнадежного недоимщика не могло уже быть достаточной производственной базой барщины.

Здесь мы имеем дело не с индивидуальной чертой Горнопольца, а с довольно распространенным в то время явлением. В Липецком (Тамб. губ.) имении известного апологета крепостного права Г. Б. Бланка, где была запашка в 1 050 дес., по описанию самого помещика, "для облегчения сельских работ и ускорения их сверх машин (8 молотилок, 5 веялок, 2 сортировок- И. З.) имеются господские плуги, плужки и фуры воловьи с 20 парами волов и пятисошниковые распашники или скоропашники" 18 . Н. Муравьев включал в свои расчеты издержек производства при барщинном труде довольно значительную статью на амортизацию годсподского живого инвентаря - лошадей (32,3% всех расходов по земледелию) 19 .


17 "Крепостное хоз-во" 1913, с. 97 и 84.

18 Бланк, "Хоз. вопросы вотчинной конторы г-на ген. лейт. А. Д. Соломки и ответы вотчин, конторы члена И. В. Э. О-ва и действ, члена Лебед-ва сельск. хоз. д. ст. сов. Г. П. Бланка" (1857 г.), с. 3.

19 Тэер, "Основная рацион, сельск. хоз.", ч. I, с. 188.

стр. 64

Крепостной крестьянин был, таким образом, во 2-й четверти XIX в. не только плохим сельскохозяйственным предпринимателем (Струве), срывавшим оброчную систему, но и недостаточной опорой барщинного хозяйства, он не мог обеспечить необходимый темп работы (и Бланк и Муравьев заботились об "ускорении" работ).

Работа с помещичьей машиной, помещичьим волом, с покупными семенами (в Горнопольце в 1857 г. купили на 13 руб. льняных и огородных семян), видимо, не допускала уже обычную барщину. Бланк практикует месячину, у него 10 "дворовых тягол, которые получают мещину для себя и своих домашних животных" 18 , Муравьев, доказывавший невыгоду в его время наемного труда в земледелии, одним барщинным трудом не мыслит обойтись, он намечает не месячину, как Бланк, а наем рабочих "для хождения" за господскими лошадьми 19 . К сожалению, у нас нет подробных сведений об организации барщины в Горнопольце. О том, какие причудливые отношения иногда складывались здесь, можно судить по тому, как проводились опытные посевы свекловицы. Последняя была посеяна на земле, нанятой конторой у старосты дер. Поповки за 20 руб. сер., при этом староста должен был вспахать и удобрить опытный участок. Помещик выступает в неожиданной роли арендатора земельного участка и наемщика рабочей силы у своего же крестьянина. Но как был оплачен этот наем?.. Деньги пошли на покрытие оброчной недоимки старосты.

Широкую картину сложных и запутанных производственных отношений в Горнопольце дает организация строительных работ.

В 1856/57 г. вотчина широко практиковала подрядный способ строительства. Казарма для рабочих заказана была Дмитровскому купцу Слюняеву. Выделка кирпича сдана была в подряд Дмитровскому мещанину Скотникову. Плотничий мастер Тимофеев, работавший с 2 "товарищами", был, видимо, тоже небольшой подрядчик. Об организации подряда дает представление договор на выделку 700 тыс. кирпичей. Выделка должна была производиться "нанятыми от меня Скотникова рабочими людьми на своем содержании". Но полной свободы найма рабочих подрядчик не имел; он должен был "поставить... не менее 15 или 16 человек совершенно опытных в исделке кирпича, т. е. полных мастеров, а 40 человек нанять людей в управляемом им г. Зориным имении". Вотчина, таким образом, обеспечивала себе преимущество на поставку рабочей силы и создавала полностью подконтрольный себе промысел для крестьян. Но подряд являлся не только рынком рабочей силы оброчных крестьян, но должен был быть школой обучения этих крепостных различным промыслам. В марте 1856 г. контора нанимала плотников "на вновь предполагаемые постройки для обучения между тем к тому своих крестьян". Старательная оговорка в договоре со Скотниковым о "совершенно опытных в изделке кирпича" "полных" мастерах имела, видимо, целью не только обеспечить качество выделки кирпича, но и обучение крепостных кирпичному -промыслу.

стр. 65

В 1857 г. контора считала, что школа обучения строительным промыслам крепостными пройдена, и перешла к хозяйственному ведению строительных работ. На выделку кирпичей, копание мела, обжег извести, в пильщики, каменьщики взяты были только крепостные, среди плотников преобладали крепостные. Скотников остался, но уже не в качестве подрядчика, а мастера. В 1857/58 г. заработная плата вольнонаемным рабочим выдана была в сумме 503 р. 7 к. сер., а своим крепостным в 2 901 р. 61 к. (по другому донесению - 2 923 р. 98 к.).

Строительные работы занимали довольно большое количество крепостных. В 1856 г. занято было плотников, пильщиков и каменьщиков 80 чел., на кирпичном заводе по договору должны были работать 25 чел., кроме того, 1 слесарь работал по временам - всего 106 чел. В 1857 г. занято было не менее 37 плотников, 18 каменщиков, 32 кирпичников, 8 пильщиков и 1 слесаря-всего не менее 96 чел., да еще в Камышанск было послано 4 каменщика, и некоторое количество крестьян занято было копанием мела. Строительные работы занимали не менее 11% всех крепостных мужчин рабочего возраста.

Из каких слоев крепостных вербовались строительные рабочие?

Здесь преобладали оброчные. Барщинных в 1856 г. занято было всего 8 чел.; в 1857 г. из "деловых" были 4 каменщика, отправленные в Камышанск. Ряд свидетельств говорит о том, что и оброчные и барщинные рабочие были в большой мере оторваны от сельского хозяйства. Во весь строительный сезон 1857 г. (с апреля по август) плотничьи работы не прекращались, каменщики "по случаю уборки ярового и озимого хлебов и покосов... были на 4 дня (только на 4 дня! - И. З.) с работ спущены", прекратилась во время уборки добыча мела. Об отрыве от хозяйства свидетельствует и посылка на весь строительный сезон 4 каменщиков из барщинных крестьян в далекую камышанскую вотчину. Очень яркое подтверждение предположения о таком отрыве дает анализ заработной платы, к которой мы переходим.

Среднею заработною платою крепостного рабочего Горнопольца было 6 руб. сер. в месяц; как выдавалась зарплата видно из следующей таблицы:

Годы

Выдача деньгами

Забор продуктов

Удержание в покрытие недоимок

Всего

Примечание

Сер

В%

Сер.

В%

Сер.

В%

Сер.

В%

1856/57

84 - 42

4,2

430 - 31

18,8

1718 - 47

77

2233 - 20

100

* В том числе инструментов на 18р.31 /2 к.

1857/58

153 - 52

5,2

834 - 99*

28,5

1935 - 47

66

2923 - 98

100

Почти 4 /5 зарплаты в 1856/57 г. и 2 /3 в 1857/58 г. были удержаны в покрытие недоимок по оброку. По форме мы имеем денежную зарплату

стр. 66

денежный оброк, а по существу - натурально хозяйственные отношения- непосредственную эксплоатацию рабочей силы. Но методы обычной барщины уже были непригодны. В отчете за ноябрь 1856 г. упоминается про имеющийся в конторе особый "имянной" список рабочих "с показанием числа заработанных ими дней по положенной отдельно каждому цене". Список этот до нас, к сожалению, не дошел. Ясно все же, что различная квалификация оплачивалась по- разному, что зарплата, хотя и произвольно устанавливаемая и на 2 /3 удерживаемая, все же имела известные черты экономического понуждения. Любопытно и то, что в 1857,58 г. доля удержаний в покрытие недоимок упала. В этом году вотчина перешла от подрядного строительства к хозяйственному, к непосредственной эксплоатации своих крепостных рабочих; но, взяв на себя ведение строительства, контора вынуждена была усилить элемент экономического понуждения.

Еще более сложный характер приобретают отношения между крепостными рабочими и помещиком в свете анализа выдаваемой на руки части зарплаты. Последняя, главным образом, состояла из забора продуктов. Какие продукты брали крепостные в счет своей зарплаты?

Годы

Ржаная мука

Крупа гречневая

Крупа пшенная

Соль

Сало свиное

Масло постное

1856/57

576 пуд.

9 чт.5м.1 гарн.

3 чт. 1 м.

19 п. 6 ф.

12 п.37 ф.

19 п. 5 ф.

1857/58

1021 пуд.

27 чт. 3 м.

4 м.

29 п. 36 ф.

18 п.

3 п. 25 ф.

Забиралось почти все, что было нужно для пропитания, прежде всего-хлеб. Брали, видимо, не только для себя, но и частично для семьи. Это подтверждает предположение о том, что крепостные рабочие вербовались из рядов обедневших, порвавших в большой мере с хозяйством крестьянских дворов. Для удовлетворения спроса своих рабочих вотчине приходилось все перечисленные в таблице продукты, кроме муки, частично или полностью покупать. О ценах, по которым крепостные получали у конторы продукты, у нас противоречивые сведения. Соль, например, контора продавала по своей цене. Зато важнейший продукт забора - мука - выдавалась крепостным рабочим по цене (50 коп. сер. за пуд), в полтора раза превышающей рыночную цену (353 /4 коп. сер. за пуд).

Вотчина перешла от подрядного к хозяйственному строительству, на место найма рабочих введена была скрытая барщина, на место денежных отношений как будто стали отношения натурально- хозяйственные. Но обычной барщины уже не ввести, рыночных отношений между помещиком и крестьянином уже не избегнуть. Контора вынуждена применять различную оплату труда крепостного в зависимости от квалификации, вынуждена покупать и продавать продукты для снабжения своих крепостных

стр. 67

рабочих. И заработную плату и цены на продукты вотчина устанавливает по своему произволу, но этот произвол теряет оголенность и прямоту отношений эксплоатации, свойственные крепостному хозяйству, и окутывается паутиной рыночных отношений.

Можно подвести итоги. Крупная оброчная вотчина в районе торгового земледелия неизбежно с большой силой вовлекается в рыночные отношения. Но рынок приносит вотчине горькое разочарование в виде роста недоимок по оброку, обеднения значительной части крестьянских дворов.

Вотчина пытается заставить рынок служить себе, пытается наложить путы своего контроля на рыночные отношения крестьян, пытается перейти от оброка к барщине. В результате создается полное противоречий сплетение натурально-хозяйственных и денежных элементов хозяйства, внеэкономического принуждения с экономическим понуждением. С крестьянина требуют непосильный оброк и вместе с тем препятствуют или даже запрещают продажу продуктов его хозяйства; запрещают крестьянский отход и вводят отдачу на работы крепостных; крепостных берут на строительные работы "по положенной отдельно каждому цене", но 4 /5 зарплаты удерживают в погашение недоимок и т. д.

Удивительно ли, что вся эта противоречивая организация хозяйства требовала установления осадного положения в деревне.

И можно ли сомневаться в том, что никакого хозяйственного прока не могло получиться от широкого строительства вотчины? Крепостная вотчина, по существу, находилась в тупике. Оброк стал невыгодным, но и обычная барщина уже была невозможна при отрыве значительной части крестьян от сельского хозяйства.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-КРЕПОСТНОГО-ХОЗЯЙСТВА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

И. Зак, К ИСТОРИИ КРЕПОСТНОГО ХОЗЯЙСТВА * // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 13.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-КРЕПОСТНОГО-ХОЗЯЙСТВА (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - И. Зак:

И. Зак → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
523 просмотров рейтинг
13.08.2015 (775 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Комплекс Больших Пирамид — в сути Око, зрачок чей есть Сфинкс. The complex of the Great Pyramids is essentially an eye, the pupil of which is the Sphinx.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
К ИСТОРИИ КРЕПОСТНОГО ХОЗЯЙСТВА *
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK