Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6839
Автор(ы) публикации: ГЕНРИХ Я-Н

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

К истории национально-освободительной борьбы в странах Южной и Караибской Америки 1

IV. Освободительное движение индейцев и негров на первом этапе республиканского периода до эпохи империализма

И в Мексике и во всей Южной и Караибской Америке диктатура креольских крепостников и рабовладельцев существовала долгое время под вывеской "демократической республики". И даже формальная отмена основных феодальные институтов и негритянского рабства приходится в большинстве этих стран лишь на вторую половину XIX в. Эта формальная отмена рабовладения, означавшая на деле не уничтожение, а лить некоторое его смягчение, происходила и под давлением непрекращавшегося революционного движения "цветных масс" и под прямым военным нажимом английских "фритредеров", заинтересованных в данный период в устранении рабства2 .

На всем протяжении XIX в. почти во всех странах Южной и Караибской Америки происходит борьба в различных формах двух основных тенденций - "консервативной", стремившейся к сохранению феодально-крепостнического режима в полной неприкосновенности, и "либеральной", буржуазной, стремившейся путем тех или иных реформ существующего строя расчистить путь для быстрейшего развития капитализма в этих странах (Мосжера в Колумбии, Кастилья в Перу и др.). Эта борьба не только принимала характер вооруженного столкновения, в котором элементы подливной гражданской войны зачастую переплетались с взаимной потасовкой помещичьих клик, боровшихся за место у государственного пирога, но подчас втягивала довольно широкие массы. При этом индейско-негритянские и в особенности индейские массы в ряде случаев довольно энергично поддерживали креольских либералов, хотя даже максимальное осуществление программы последних не принесло бы им освобождения не только от национального гнета, но и от феодальной и рабской эксплоатации.

Особенно значительным было участие индейцев в наиболее революционном и демократическом (но отнюдь не последовательном) движении, происходившем в Мексике. Это движение развернулось в Мексике в 60-х годах прошлого века под руководством происходившего из индейцев адвоката Бенито Хуареса. Сочетая борьбу против внутренней реакции с борьбой против внешнего закабаления страны, Хуарес упразднил систему "песнажа" (это подчеркивал и Маркс)3 . Вместе с тем он нанес сильный удар католической церкви - важнейшему оплоту феодализма, пытаясь вытеснить помещичьи латифундии насаждением мелкой и вредней земельной собственности фермерского типа4 .

Попытки Хуареса потерпели в конечном счете крах. Феодально-крепостнический строй сохранился в неурезанном виде, подвергаясь лишь постепенной "модернизации".


1 См. начало статьи в "Историке марксисте" N 4 за 1933 г.

2 "Esclavitud", Enciclopedia Universal Ilustrada. Madrid. Tomo 20, p. 765.

3 К. Маркс, Капитал, т. I, изд. 1930 г., стр. 111.

4 George Mc Cutchen. Mc Bride. The land system in Mexico. New-York, p. 70 - 71.

стр. 68

Причины этого коренились во всем социально-экономическом развитии республик Южной и Караибской Америки. Слабость демократических тенденций, неспособных расчистить путь для быстрейшего развития капитализма в этих странах, определялась прежде всего их исключительной социально-экономической отсталостью, малым удельным весом и классовой аморфностью буржуазии. Развитие стран Южной и Караибской Америки сознательно тормозил европейский (и в первую очередь британский) капитализм, превративший эти страны в свои полуколонии, как только они сбросили с себя иго Испании и Португалии. Этот же иностранный капитал, используя в своих интересах борьбу "либералов" и "консерваторов", активно препятствовал социальному обновлению этих стран. В частности это выявилось в той роли, какую он сыграл в упразднении всех "реформ", проведенных Хуаресом.

Индейская проблема пронизывает все важнейшие события политической жизни Южной и Караибской Америки за этот период, в частности войну Парагвая с "тройственным союзом" (Бразилией, Аргентиной и Уругваем), продолжавшуюся о 1867 по 1870 г. В этой войне парагвайский "диктатор" Франциско-Солано Лопес, наносивший и ранее сильнейшие удары креольским помещикам, находит энергичную поддержку среди широких масс индейского туаранийского населения страны. Он не только превращает индейцев в полноправных граждан, но делает их язык "гуарани" правительственным, наравне с испанским5 . Под конец, как указывает один русский наблюдатель, он принимает даже титул "касика" (вождя) туаранийской нации6 . Победа рабовладельческой Бразилии и крепостнической Аргентины над Парагваем стоила грандиозных жертв индейскому населению этой страны. Массовое избиение геройски сражавшихся индейцев привело к тому, что под конец войны численность мужского населения Парагвая составляла одну седьмую часть численности женщин7 .

Вскоре после этого креольские помещики Аргентины в борьбе за сельскохозяйственное освоение "пампы" (степи) и в связи с развитием экспорта продуктов земледелия организовали и у себя кровавое истребление значительной части кочевого индейского населения, с трудом поддавшегося ярму систематической эксплоатации. Эту "работу" считал безупречно цивилизаторским деянием даже маститый вождь и ревизионистский теоретик аргентинской социал-демократии Хуан Хусто. С циничной откровенностью он заявил: "Нельзя упрекать нас за то, что мы лишили индейских касиков господства в пампе"8 .

Экономика Парагвая, урезанного территориально, после этого пришла в упадок.

Впрочем и в этот период не прекращались в различных частях континента массовые движения индейцев и негров, самостоятельно боровшихся за свое национальное и социальное освобождение. Хотя эти движения, возникая большей частью стихийно, были зачастую совсем не организованными или во всяком случае плохо организованными, не имели сколько-нибудь отчетливой программы ни по национальному, ни по аграрному вопросам объективно они представляли собой национально-освободительные, аграрные движения, направленные против "белых" крепостников, достойных наследников испанских завоевателей.

В числе этих восстаний заслуживает внимания знаменитое движение маяских народностей полуострова Юкатана (Мексика) в 1847 г. Оно началось с борьбы индейцев за снижение подушной подати, установленной мексиканским


5 Paraguay, Enciclopedia universal, tomo 41, p. 1923.

6 Ф. Смирнов, Южная приатлантическая Америка. Петербург 1872 г., стр. 57.

7 E.Y. Payne, History of the european colonies, London, 1877, p. 271.

8 Juan B. Justo, Obras Completas, tomo IV. Teoria y practica de la Historia, Buenos- Aires, 1931, p. 131.

стр. 69

правительством9 , но затем переросло в грандиозное восстание против гнета креольско-метисских эксплоататоров. Завладев городами северной части полуострова, в следующем году индейцы захватили и ряд важных стратегических пунктов на юге Юкатана10 . Крепости, в которых засели мексиканцы, они подвергли длительной и систематической осаде. Несмотря на плохое вооружение повстанцев, креольским помещикам Мексики с большим трудом удалось задушить это движение. Они разложили боевое единство маяских народностей, использовав, по-видимому, существовавшие между ними распри. После этого господствующие классы Мексики еще строже стали соблюдать, старые сохранившиеся со времени испанского вице-королевства запреты владеть оружием и боеприпасами всем "цветным", и притом не только крепостным, но юридически свободным11 .

Не менее важные события происходили в это время и в ряде стран Южной Америки, в частности в Перу, Боливии, Эквадоре и др. В деле кровавого подавления всех этих восстаний туземные господствующие классы находили всемерную поддержку со стороны европейского капитала (прежде всего английского), успешно продолжавшего экономическое и политическое закабаление этих стран. Но и сами европейские капиталисты в тех областях материка и: на архипелаге, которые они сохраняли в виде своих непосредственных владений, с неменьшей жестокостью расправлялись с восстававшими против их господства "цветными" массами. Маркс в своих письмах к Энгельсу клеймит чудовищные зверства англичан, расправлявшихся в 1865 г. с негритянским восстанием на Ямайке, начавшемся на почве непомерного роста налогового обложения. Негодуя по поводу циничного содержания "писем английских офицеров об их подвигах против безоружных негров", он пишет, что "ямайская история характерна для подлости" агентов британской колониальной политики12 .

Во второй половине XIX в., особенно на рубеже превращения старого домонополистического капитализма в империализм, имело место несомненное усиление освободительного движения этих "цветных" угнетенных народностей, подымающегося в ряде случаев на относительно более высокую ступень как в политическом отношении, так ив смысле его организованности. Именно в этот период мы видим попытки ряда европейских капиталистических держав (имеющие серьезные "интересы" в странах Южной Америки, но лишенных значительных политических позиций, каковые были монополизированы в то время Великобританией) использовать эти освободительные движения в своих империалистических целях. Таким образом мы имеем здесь дело с таким явлением, когда "борьба за национальную свободу против одной из империалистических держав может быть при известных условиях использована другой "великой" державой в ее одинаково империалистических интересах"13 . Подобное явление имело место среди южночилийской индейской народности, - арауканцев, - которая прославилась своей вековой героической борьбой против испанских "конквистадоров" и их потомков в республиканском Чили. Во второй половине XIX в. на границе Чили и Аргентины образовалось своеобразное государство этих народностей. Во главе его стал некий французский авантюрист, бывший адвокат, которого арауканцы провозгласили "королем Араукании и Патагонии", назвав Аурелием Антонием I. Этот "король" как


9 Carlos Menendez, Historia del infame y vergonzoso comercio de Indios Merida, 1923, p. 25.

10 Senetet Chelbat, Histoire des peuples Maya-Quiches, Paris, p. 160.

11 C. Menendez, op. cit., p. 40.

12 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXIII. Письма Маркса Энгельсу от 20 ноября и 1 декабря 1865 г. (N 945 - 946), стр. 313 - 314.

13 Ленин, Социалистическая революция и право наций на самоопределение, т. XIX изд. 1-е, стр. 173.

стр. 70

будто даже руководил движением арауканцев против агрессии чилийского правительства14 . Он "царствовал" с перерывами более полутора десятка лет, и якобы под конец сошел со сцены, не встретив должной поддержки французского империализма, занятого в это время другими делами15 . До некоторой степени аналогичной в то же приблизительно время (70-е годы XIX в.) является попытка одного немецкого авантюриста Карла Ламп, создать в Пору, возле древней инкаической столицы Куско, своеобразное туземное теократическое государство, с целью возрождения культуры и строя инков. Эта авантюра, имевшая серьезные последствия, находилась по-видимому в связи с развитием великодержавной политики Германии, которая в это время уже начинала мечтать о мировой гегемонии16 .

Из национально-освободительных движений конца XIX в. особенно интересно остановиться на национально-освободительных войнах индейских племен яки, населявших северо-западную окраину мексиканской республики. К этому времени эти индейские народности имели долголетние традиции борьбы за независимость, которую они отстаивали в течение всего периода испанского владычества. Вместе с тем они боролись против покушений на свои чрезвычайно плодородные земли, орошаемые рекой Яки. Осознав, что провозглашение республиканской независимости ничуть не изменило политики испанского правительства в отношении индейцев, они продолжали борьбу. В 1825 г. они выдвинули программу объединения всего народа яки под властью собственного, совершенно самостоятельного правительства и полного изгнания со своей территории всех белых угнетателей17 . Не удовлетворяясь посулами либерального конгресса штата Соноры (где находилась их область), даровать им автономное управление, они начали в 1886 г. борьбу за полное освобождение. Но в этой борьбе они потерпели жестокое поражение.

С начала 70-х годов, когда в Мексике, после краха движения Хуареса была установлена жесточайшая диктатура крепостников, яки снова начинают ожесточенную борьбу. Руководит ею Кахеме, превративший зону объединенных племен яки в фактически независимое государство (независимость эта проявлялась вплоть до того, что взимались пошлины с товаров, ввозимых в порт Гуаймас, находившийся в сфере их власти). Кахеме организовал своеобразный парламент из представителей всех поселений яки18 . После девятилетней кровавой борьбы, во время которой сам Кахеме был захвачен в плен и расстрелян, яки потерпели тяжелый разгром. Вскоре однако опять вспыхнула освободительная борьба этой народности. Руководимая новыми вождями (Тобилате и др.), она перемежалась временными перемириями с правительством Диаса. Причем этот "некоронованный царь" Мексики всегда грубо нарушал условия перемирий. В начале XX в. Диасу удалось нанести племенам яки решающий удар. Покоренные индейцы подверглись зверским репрессиям, а, уцелевшие были рассеяны по всей стране. Сопровождавший одну из таких "экспедиций" федерального войска врач повествует о том, как мексиканский солдат "из жалости" (!) раскроил череп грудному ребенку яки, оставшемуся беспризорным после убийства матери19 . Но, несмотря на жесточайшие репрессии, борьба яки продолжалась впредь до падения Порфирио Диаса20 .


14 А. Дебераль, История Южной Америки от завоевания до нашего временя, СПБ, 1899, стр. 284.

15 Эта афера была очевидно связана с первоначальными широкими планами Наполеона III насчет Латинской Америки. Последний посадил императором в Мексике своего ставленника Максимилиана, который через посредство клерикально-помещичьего диктатора Гарсиа Морено на известное время всецело подчинил Франции Эквадор.

16 Luis Valcarcel, Tempestad en les Andes, Lima, p. 42 - 43.

17 Francisco P. Troncoso, Las guerras con las tribus yaquis y Mayo, Mexico, 1905, p. 50.

18 Troncoso, op. cit, p. 20.

19 Mannuel Balbas, Recuerdos de yaqui, Mexico, 1927, p. 61.

20 Диего Ортега, Аграрный вопрос и крестьянское движение в Мексике, М, 1928, стр. 48.

стр. 71

V. Национально-революционные индейско-негритянские движения в период довоенного империализма.

Довольно значительные движения различных индейских народностей как в Мексике, так и в ряде южноамериканских стран (прежде всего в Пору, Боливии, Эквадоре) развертывались в течение всего предвоенного периода эпохи империализма. Об этом говорят почти все источники, хотя в большинстве случаев они ограничиваются лишь короткими упоминаниями о важнейших эпизодах этой борьбы. В Перу эти движения накануне мировой войны 1914 г. завершились крупным восстанием индейцев, © котором участвовало свыше 70 тыс. человек21 . Восстание возглавлял майор перуанского войска Гутьерес (наполовину индеец), который был послан правительством в департамент Пуно расследовать жалобы индейцев на чудовищные притеснения креольских помещиков. Увидев весь ужас действительного положения вещей, этот майор решил возглавить начавшуюся борьбу масс22 , хотя он едва ли был способен обеспечить революционное руководство этой борьбой. Движение вскоре было затоплено в крови подобно другим; по несомненно преуменьшенным официальным данным, было убито более 2 тыс. индейцев.

Вместе с тем в эти же годы развертывается значительное движение негритянских масс в ряде стран Южной и Караибской Америки. Крупнейшим и наиболее интересным из них были так называемые "расовые беспорядки" на Кубе в 1912 г. Возглавлялось это движение мелкобуржуазной негритянской "независимой партией цветных" ("Partido Independente de Colore") отражавшей недовольство широких негритянских масс тяжким гнетом и неравноправием. По мере того как эта партия создавшаяся в 1907 г. начала развертывать пропаганду за равноправие, без различия расы, правительство президента Гомеса начало подвергать движение всевозможным репрессиям. В 1910 г. Гомес издал так называемый "закон Моруа", согласно которому запрещалась "организация политической партии по расовому признаку"23 . Это означало разгон негритянской партии, в которой массы видели - хотя они и заблуждались - своего единственного и надежного защитника. Последующие мероприятия господствующей камарильи вели к быстрому нарастанию возмущения негритянских масс. Сам Гомес пытался было использовать это движение в своих целях. Он думал, опираясь на него, добиться своего переизбрания на президентский пост. И некоторые мелкобуржуазные вожди негритянской партии, поддавшиеся его подкупу, были не прочь помочь в этом деле и ему и представляемой им либеральной партии.

Но движение масс опрокинуло намерения Гомеса и продавшихся ему лидеров движения, побуждая колеблющееся руководство негритянской партии к более решительным действиям. Восстание начинается в "мае 1912 г. Оно охватывает ряд провинций, выливается в разгром ненавистных центров эксплоатации - сахарных заводов, принадлежащих креольским помещикам и буржуа и североамериканским капиталистам. Правительство довольно скоро подавляет это движение плохо организованных и плохо вооруженных негритянских масс. Оно устраивает зверскую бойню, в которой даже по официальным данным погибло не менее 3 тыс. негров24 .

Все вышесказанное позволяет отметить некоторые общие характерные черты всех этих движений, хотя мы и коснулись их только вкратце, не давая


21 "El trabajador latino-americano" N 26 - 27, Informe sobre el Peru, p. 14.

22 J.C. Mariategui, El problema indigena. ("Bajo labandera de la CSLA").

23 Ch. Chaupan, History of Cuban republic, New-York, p. 309.

24 Ibid., p. 313.

стр. 72

анализа их социальной базы, не выясняя степени и характера участия в них различных классовых групп и т. п.25 . Все эти национально-освободительные движения предвоенных лет оказались совершенно неорганизованными или плохо организованными. Во всяком случае опта оставались без должного революционного руководства. Это неизбежно обрекало их на тяжкое поражение даже при большом размахе движения и благоприятной объективной обстановке, в которой развертывалось данное движение. Именно поэтому они легко становились игрушкой в руках различных авантюристов и буржуазно-помещичьих, политиканов.

Вопрос о руководстве этими движениями есть прежде всего классовый вопрос. В недрах индейских и негритянских народностей в то время еще отсутствовали классовые группы, способные выработать четкую революционную программу и создать крепкое надежное руководство. Буржуазные слои этих народностей (в первую очередь индейские) были не только чрезвычайно незначительны, но, как, правило, теряли связь с угнетенной нацией. В ряде стран обуржуазившиеся индейцы, в совершенстве изучившие испанский язык и получившие европейское образование (или во всяком случае европейский лоск), без особого труда приобщались к господствующим классам угнетающей нации. Это было тем легче сделать, что, как уже отмечалось, расовые национальные предрассудки в этих странах не были так обострены, как в САСШ26 . Такое положение вещей имеется например в Мексике, Боливии и Эквадоре. Разбогатевшие, влившиеся в господствующую касту индейские по происхождению элементы смотрят свысока и третируют своих сородичей, находящихся под двойным гнетом империалистов и национальной буржуазии.

Несколько иначе обстоит дело в других странах, в частности в Перу, и в особенности среди большинства негритянских народностей Южной и Караибской Америки. Там и буржуазные элементы из угнетенных наций чувствуют на себе в той или иной форме этот национальный гнет, отнюдь не сливаясь с господствующими классами угнетающей нации.

Но во всяком случае удельный вес буржуазных элементов этих наций крайне незначителен. В большинстве случаев они неспособны играть сколько-нибудь значительную, а тем более революционную роль в движениях индейских и негритянских масс. Поэтому в течение всего довоенного периода руководителями этих движений оставались промежуточные, мелкобуржуазные элементы (ремесленно-торговая мелкая буржуазия, мелкие чиновники, низший комсостав правительственных войск). Такое руководство, построенное на основе личного авторитета отдельных вождей ("каудильос"), вело не только к отрыву от масс, но и к "прямому предательству движения со стороны вождей, перебегавших в лагерь противника.

Что касается пролетарских элементов угнетенных индейских и негритянских народностей (весьма значительных в ряде стран и районов), то их классовое сознание в этот период было но настолько развито, чтобы они смогли выступать в роли гегемона движения.

В период довоенного империализма национально-освободительное движение негров и индейцев зачастую не находило в городском пролетариате в целом (как бело-метисском, так и цветном, хотя несомненно бело-метисские слои преобладают в этом пролетариата даже в большинстве стран с абсолютным преобладанием "цветного" населения) не только идейно "политического руко-


25 В отношении большинства этих движений это было бы трудно сделать, так как все они совершенно не изучены. По большинству из них зачастую нет возможности установить самые элементарные факты.

26 В странах Южной и Караибской Америки различие цвета кожи (действительное или мнимое) не играет такой роли в осуществлении национального гнета, как в САСШ.

стр. 73

водства, но даже сколько-нибудь значительной поддержки и откликов. Крупнейшие восстания "цветных" народностей зачастую не получали никакого отражения в рабочем движении. Их кровавый разгром не сопровождался движением протеста и солидарности со стороны широких рабочих масс. Это объяснялось не только наличием среди креоло-метисского городского пролетариата бело-шовинистических настроений, прививаемых туземной буржуазией и помещиками, а также их империалистическими хозяевами; здесь несомненно играл роль дух цеховой ограниченности усиленно культивируемый реформистами и главным образом анархо-синдикалистами, безраздельно господствовавшими в рабочем движении ряда стран Южной и Караибской Америки в течение всего довоенного периода. Таким образом пролетариат этих стран отдалялся от понимания своей основной исторической задачи - стать гегемоном в национально-освободительной борьбе угнетенных народностей.

VI. Национальный вопрос в мексиканской революции

К сожалению, аналогичным остается положение в вопросе о классовой природе руководства национально-освободительных движений индейско-негритянских народностей и в послевоенный период (во всяком случае на его первом этапе). В послевоенный период, в обстановке, благоприятствовавшей подъему революционного движения в странах Южной и Караибской Америки (в частности усиленно империалистического давления на эти страны, тяжесть которого ложилась прежде всего на плечи индейских и негритянских трудящихся масс) движение последних все время ширится, поднимаясь на более высокую ступень. Участие в движении пролетарских элементов начинает накладывать свой отпечаток.

Отметим прежде всего, что индейские пролетарские и крестьянские массы играли огромную роль в мексиканской революции на всем ее протяжении, составляя боевую массу вооруженных сил большинства боровшихся между собой течений и фракций. Даже североамериканский буржуазный исследователь считает нужным подчеркнуть наличие "индианизма" в крупнейшем крестьянском сапатитском движении27 . При этом он имеет в виду борьбу прежде всего за аграрные, а частично и культурные интересы индейской массы, но отнюдь не задачи национального самоопределения индейских народностей. Такая постановка вопроса до последнего времени отсутствовала даже у мексиканской компартии. Любопытно также отметить, что крупнейший вождь полуанархической крестьянской партизанщины (в которой аграрная революция сращивалась с бандитизмом, ставшим широким социальным явлением) знаменитый Панчо (Франциско) Вилья говорил во всех своих речах "в своих братьях" по расе ("mis hermanos de raza"). Правда деятель нынешнего мексиканского режима, приведший этот факт, пытается истолковать его как простой оборот речи, что, мол, Панчо не имел в виду "ни индейцев (?) ни испанцев". Но он был вынужден признать, что проповедь "такого братства превосходно служила Панчо для вербовки своих сторонников"28 . Возвращение индейцам земель, экспроприированных гари дореволюционном режиме, было как известно одним из центральных лозунгов, начертанных в официальной программе почти всех политических группировок, находившихся у кормила правления в период развертывания мексиканской революции. Отчисти благодаря революционной деятельности, отчасти вследствие давления движения на правящие группировки индейские крестьянские массы действительно добились частичного осуществления этого лозунга. Хотя сам по себе этот лозунг даже


27 Frank Tannenbaum, The mexican agrarian revolution, New-York, 1929, p. 162_

28 J. M. Puig Casauranc, La cosecha y la sieinbra, Mexico, 1928, p. 171 - 172.

стр. 74

в случае его полного проведения, разумеется, не удовлетворял насущных нужд индейских масс29 .

В основном же, так правильно отмечает резолюция VIII конференции мексиканской компартии, в ходе революции "индейцы были ловко использованы различными фракциями буржуазии в их боях"30 .

В этот период индейские массы кроме кое-каких поблажек в аграрном вопросе, имевших целью воспрепятствовать дальнейшему развертыванию аграрной революции и некоторого расширения мероприятий по народному образованию (сельские школы, клубы и пр.), не получили ничего. Деятельность ведущих групп "революционной" власти ни в какой мере не удовлетворяла основных нужд угнетенных индейских народностей.

Правда, все это "попечение об индейцах" сопровождалось разнузданной демагогией, "индианофильством" правящих сфер "революционной" Мексики, имеющей целью усыпить боевой дух разбуженных революцией индейских масс. Очень показательны в этом отношении слова прожженной бестии Кальес: "В то время как реакционеры считают индейские народы моей страны балластом для белых и метисов, я влюблен в индейские народы Мексики, и верую в них"31 .

Но и тогда вся эта политика была открыто направлена в сторону принудительной ассимиляции индейских народностей, прикрываемой громкими фразами о великом "культуртрегерстве", якобы долженствующем разрешить "проблему индейца". Официально это называлось "вовлечением индейцев различных рас, населяющих национальную территорию, в цивилизацию и воспитанием их для превращения в граждан и производителей"32 . В этом духе производилась господствующими классами в Мексике начатая еще при Диасе33 подготовка "собственных" индейских кадров. Впрочем на всем протяжении мексиканской революции этот официальный культурно-филантропический подход к индейцу как к "меньшому брату", которого надо приобщить к благам цивилизации, служил зачастую лишь прикрытием для искателей наживы и авантюристов. Они превращали "работу среди индейцев" в выгодную синекуру в средство своеобразного "первоначального накопления" за счет ограбления вверенной им индейской паствы.

Попытки к освобождению угнетенных индейских национальностей подавлялись в "революционной" Мексике почти все время. Особенно суровый и зачастую кровавый характер носило это подавление после того, как мексиканская буржуазия полностью перешла от половинчатой антиимпериалистической политики к окончательной капитуляции перед феодалами и иностранными поработителями страны и стала организатором контрреволюционного буржуазно-помещичьего блока.

Однако это отнюдь не парализует борьбу индейских рабоче-крестьянских масс. За последнее время они все чаще подымаются на борьбу, иногда и воруженную, против давящего их национального и классового гнета. Правда, до сих пор эта борьба носила большею частью стихийный, неорганизованный характер. В апреле-мае 1931 г. в штате Оахака (с абсолютным преобладанием индейскою населения) подняла восстание индейская народность "гучитексо". Причиной восстания был непрекращающийся захват земель у индейцев со стороны туземных и иностранных помещиков. Но поводом явилось непризна-


29 Еще до начала экспроприации земель при Диасе индейские массы испытывали острый земельный голод в результате веками непрекращавшегося с момента появления испанских завоевателей ограбления их земель.

30 Resolucion sobre la cuestion indigena del VIII Conferencia del Partido Comunista de Mexico.

31 E. P. Calle s, El sistema de las escuelas rurales, Mexico, p. 173.

32 Jose Galvez, Proyecto para la organizacion de misiones federales de educacion. Mexico, 1923, p. 13.

33 F. Veyro, La educacion de las razas indigenas, Mexico, 1925, p. 8.

стр. 75

ние властями штата избранного индейцам местного муниципалитета и стремление навязать им ставленников местных помещиков. "Гучитексо" вели вооружейную борьбу свыше двух месяцев34 . В конце того же роща (сентябрь - октябрь) в штате Сопора восставали известные нам "яки". Их толкали на борьбу непомерные правительственные налоги, тяжесть которых усугублялась непрерывно обостряющимся аграрным кризисом. Такое же движение, сопровождавшееся налетами на поместья, убийствами агентов власти и т. п., охватывало и соседнюю народность "тараумара". Ряд индейских движений раз вернулся в Мексике и в следующем году, не говоря уже о том, что повышалось участие крестьян и индейцев пролетариев в общекрестьянском и рабочем движении страны. По сообщению газеты "Эксальсиор" от 31 апреля 1932 г. индейцы "яки" снова совершали нападения на поместья, причем даже корреспондент реакционной буржуазно-помещичьей газеты вынужден был констатировать: "очевидно недостаток пищи толкает индейцев на грабежи"35 .

Индейские массы играли несомненно значительную роль в большом крестьянском восстании в штате Вера-Крус (в декабре прошлого года). Оно вспыхнуло в знак протеста против проведения последних правительственных столкновений о принудительном разделе общинных "земель в интересах кулацкой верхушки и охватило около 15 тыс. участников.

VII. Национально-освободительные индейские движения послевоенного периода

В последние годы почти во всех странах Южной и Караибской Америки и прежде всего в странах с абсолютным преобладанием индейского населения, как Боливия, Перу, Эквадор, Гватемала и др., развертывались многочисленные и неравномерно развивающиеся индейские движения. Правда, чрезвычайно трудно добиться сколько-нибудь обстоятельных сведений даже относительно наиболее крупных из этих движений. Единственным источником в этом отношении может служить зачастую грубо тенденциозная и лаконическая информация об этих "бунтах" местной буржуазной стрессы. Тем не менее можно все-таки дать некоторую общую характеристику этих движений. Их основными причинами являются: земельный грабеж, сопровождающийся изгнанием индейцев с их насиженных мест; непомерные государственные налога и всякого рода феодальные поборы, оброки и обязанности; безграничный произвол над индейцами туземных и иностранных чиновников, надсмотрщиков и военщины.

Мелкие стычки индейцев с угнетателями происходят непрерывно в большинство вышеперечисленных стран. Местная буржуазная пресса пестрит заметками об этих столкновениях, рассматривая их как обычные происшествия. Но мелкие конфликты нередко перерастают в весьма значительные движения. Интересно отметить, что последние в большинстве перечисленных стран получают значительный размах именно во "второй период" всеобщего кризиса капитализма. Именно в этот период страны Южной и Караибской Америки подобно прочим полуколониям и колониям начинают особенно сильно испытывать давление мирового империализма.

Среди этих движений особенно выделяется боливийское индейское восстание 1927 г. В нем участвовало не менее 80, а по некоторым данным и до 100 тыс. индейцев трех важнейших департаментов Боливии: Потоси, Кочабамбу и Сукре36 . Правящая в Боливии буржуазно-помещичья камарилья, не


34 Гомес, Экономический кризис и оживление революционного движения в Мексике, "Коммунистический интернационал" N 35, за 1931 г., стр. 59.

35 Сводка по Латинской Америке Международного аграрного института N 34 от 22 мая 1932 г.

36 "Correspondencia Sudamericana" N 29, 1927, El levantamiento de los Indios en Bolivia, p. 21.

стр. 76

желая отставать от прочих "цивилизованных" стран, сразу "обнаружила" в этом восстании "руку Москвы". Она обнародовала идиотски-безграмотную фальшивку, содержащую директивы мифического "малого пленума Коминтерна", снабженные подписями "президента Коминтерна Бухарина" и его "генерального секретаря Залкинда". Однако подлинные причины этого восстания были ясны решительно воем. Высланный из страны представитель боливийского либерального студенчества Инохоза в основном сводил эти причины к земельному грабежу и нестерпимому гнету пережитков феодальной эксплоатации. Интересно привести высказывания боливийского полковника Гонсалеса Флора, расследовавшего по поручению правительства корни восстания, после тою как он участвовал в его усмирении. Он вынужден был признать что "подлинными творцами восстанем, являются духовенство, власти и помещики)37 .

Восстание, несмотря на то, что оно было стихийным и индейцы были плохо вооружены (главным образом примитивными луками, дубинками и пращами), вызвало очень большую панику в правящих боливийских кругах, мобилизовавших для борьбы с индейцами большие военные силы38 . Они это сделали, боясь распространения восстания на другие районы страны, что, судя по некоторым данным, и имело место на деле. Были по крайней мере сообщения о том, что в близлежащих округах в знак, солидарности поднялись довольно значительные индейские массы, выступление которых было подавлено отрядами пулеметчиков и артиллерией боливийского генерального штаба39 . Пустив в ход военную салу такой мощи против неорганизованных и полубезоружных индейцев, правительство разгромило массовое движение, учинив зверскую расправу над его участниками и даже над теми, кто не принимал в нем участия. Отдельные вспышки недовольства среди индейского населения Боливии не раз происходили в течение последующих лет.

Довольно значительные движения происходят в эти годы и в Перу. Одним из наиболее крупных движений этого периода было индейское восстание, вспыхнувшее в 1925 г. в Ламар и Уанаканэ (Huanacane). Рост возбуждения масс находится по-видимому в связи с результатами той своеобразной индейской "зубатовщины", которую, начиная с первых лет послевоенного подъема, пыталось проводить перуанское правительство. Стремясь найти отдушину для недовольства индейских масс, правительство Перу пустило в ход обычную в Южной и Караибской Америке демагогию о "защите индейцев" и даже созвало в 1921 г. специальный индейский конгресс, на котором был создан комитет "в защиту прав индейцев Туантисуйу"40 (Gomite pro deredio indigena thau antinsuyu). В этих целях оно использовало филантропов-интеллигентов. Однако существование подобной организации вскоре дало эффект, обратный тому, который ожидало правительство. Уже на правительственном индейском съезде в 1923 г. на котором голосовались такие предложения, как отделение церкви от государства41 и отмена дорожной барщины, выявилась опасность подобных экспериментов, невольно содействовавших сближению, хотя бы и под наблюдением недремлющего полицейского ока, представителей отдаленных индейских общин. В следующем году правительство переходит к репрессиям против революционных элементов, появившихся в этой организации. А затем признает за лучшее поскорее ликвидировать работу "комитета", который формально был распущен лишь в 1927 г.42 . Но "комитет" все же сыграл свою роль


37 "Current History", February 1928, p. 134.

38 H. Collings, Indian uprising in Bolivia, "Current History", October 1927, p. 126.

39 "Correspondencia Sudamericana", N 29, 1927.

40 Древнее наименование империи инков, обозначающее на языке herya примерно "четыре воедино слитые области".

41 В стране, которая официально считается посвященной... сердцу Иисуса!

42 I. C. Mariategui, El problems indigena. "Bajo la Bandera de la CSLA", p. 154 - 155.

стр. 77

в дело организации недовольства индейских масс накануне ряда выступлений, в том числе и восстание в Уанаканэ.

Последнее было вызвано нестерпимым гнетом и произволом помещиков в отношении земли индейцев. По некоторым подсчетам это было основной причиной 98% всех возникавших в Перу индейских конфликтов43 .

В руководстве этим движением принимали участие интеллигенты "индианофилы" (доктор Летая Мартинес и Энсинас), которые, разумеется, но могли обеспечить ему должного направления. Дело закончилось, как обычно, кровавым избиением значительной части участников движения. Остальные частью разбрелись по стране, частью бежали в Боливию, где страшно бедствовали, умирая с голоду, "лишенные лохмотьев, которыми можно было бы прикрыть свою наготу"44 .

Ряд значительных индейских движений развертывается в Перу и в последующие годы. В этот же период вспыхивают многочисленные индейские восстания в Эквадоре. Там это "стало обычным явлением, особенно если дело ищет о "малых бунтах". Впрочем иногда эти восстания принимают размеры, не на шутку пугающие бело-метисское правительство, обычно уверенное в "непоколебимости своего царства". Подобные восстания, имеющие своей подоплекой одни и те же причины '(чрезмерные налоги, экспроприация земли, произвол чиновничества и т. п.), продолжаются в Эквадоре и в более поздние годы. При этом они остаются на том же политическом уровне, вспыхивая снова почле временного поражения.

В январи 1929 г. индейцы Кочабамбы в количестве 5 тыс. человек подняли восстание, атаковав довольно крупный административный центр Риобамбу. Как сообщал орган эквадорской социалистической партии "Wanguardia", повстанцы двигались, преследуя встречных белых, сжигая помещичьи поля и постройки, в том числе и принадлежавшие североамериканским капиталистам45 . Эквадорское правительство, возглавляемое Айорой вынуждено было двинуть значительные военные части, чтобы подавить это восстание вооруженной силой.

Индейские восстания имеют место также и в Гватемале, Панаме и других центральных американских республиках.

До сих пор мы касались главным образом революционной борьбы индейских народностей, находящихся на относительно высоком уровне социально-экономического развития. Народности эти состоят в основном из вполне оседлых, испокон веков живущих земледельческим трудом крестьянских масс, находящихся под гнетом полуфеодальной эксплоатации бело-метисских помещиков, промышленников, торговцев и их агентов. В отдельных случаях эти народности имеют довольно значительную пролетарскую прослойку. Но наряду с этим и по сей день решительное сопротивление бело-метисским насильникам оказывают также и довольно многочисленные, сохранившиеся в ряде стран Южной и Караибской Америки народы, находящиеся на весьма низкой ступени социального развития. Обычно это - бродячие народы, живущие в девственных лесах или в степной полосе Чако, долины Ориноко и др. и занимающиеся охотою и земледелием самого примитивного типа.

Все путешественники, включая и известного Штейнеиа46 , - подчеркивают что эти племена, часть которых находится и по сей день на стадии доподлинного первобытного коммунизма, относятся крайне радушно ко всем гостям,


43 "El movimiento revolucionario lationo-americano", Buenos-Aires, 1929, Informe de saco sobrel problemo de razas.

44 "Amauta", N 9, 1927, p. 39 - 40. "Boletin el proceso de gamonalismo", N 4.

45 "La Vanguardia" 13 de euero. 1929.

46 Чрезвычайно интересная книга Штейнена о его путешествиях среди первобытных племен Бразилии издана в сокращенном русском переводе ("Молодая Гвардия", 1930 г.).

стр. 78

в том числе и белым. Они не проявляют в отношении к ним никакой враждебности и даже подозрительности до тех пор, пока сами не становятся объектом насилий белых. Эти народности пытаются, и небезуспешно (особенно если им удается овладеть техникой огнестрельного оружия), дать решительный отпор белым насильникам, сгоняющим их с насиженных мест. На этих туземцев охотятся и по сей день, как на диких зверей. Под угрозой кнута и пули их принуждают даром работать на изнурительной сборке природного каучука во внутренних пограничных районах Перу, Эквадора, Бразилии, Венецуэлы; там процветает и по сей день широко известная и никем не стесняемая открытая торговля индейцами-рабами47 .

Против этой средневековой эксплоатации первобытные индейские племена борются, как могут, дорого расплачиваясь за свои попытки сопротивляться. Именно такой характер носят многочисленные, часто упоминаемые в южноамериканской прессе волнении индейцев "хиварос" в Эквадоре, мотилонов и гоахироз в смежной зоне - Колумбии и Венецуэлы, отсталых индейских племен, населяющих внутренние районы Бразилии. К этим движениям по типу приближаются и движения индейских племен аргентинского Чако - остатков многочисленного индейского населения, истребленного во второй половине XIX в., пытающихся время от времени отвоевать обратно насиженные места. Еще в середине 1931 г. имели место значительные выступления этих индейских племен, "голодных", как признают даже газеты аргентинских кулаков "Ля Шиерра". "И эти индейцы - о наглость! - распинается газета - снова настаивали на возвращении им земель, которыми они владели испокон веков"48 .

Было бы, разумеется, ошибочным считать все эти движения важнейшим, а "Нем более решающим фактором победоносного развертывания рабоче-крестьянской революции в странах Южной и Караибской Америки. Но вместе с тем было бы недопустимым бело-шовинистическим барством (недопустимым даже с точки зрения "частичных" интересов революционного движения) пренебрежительное отношение к подобным движениям как к "бунтам дикарей". От подобных взглядов те сожалению до сих пор еще не освободился ряд коммунистов в некоторых странах Южной и Караибской Америки. Необходимо всемерно устанавливать связи с движениями индейцев, стремясь к созданию сознательного революционного руководства и к включению участников этих движений в общий фронт революционной борьбы. Мобилизуя их на борьбу со всякой эксплоатацией и национальным гнетом, за их национальное самоопределение, компартии должны вместе с тем популяризировать среди них великий опыт ленинского разрешения национальной проблемы в СССР, развертывая перспективы их приобщения к культуре на пути некапиталистической эволюции, в ходе перерастания аграрной и антиимпериалистической революции, руководимой рабочим классом, в социалистическую.


47 "Amauta" N 22, april, p. 50. Humberto Tejera, La situacion economics de Venezuela

48 "La herrq" N 16 de mayo 1931.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ-БОРЬБЫ-В-СТРАНАХ-ЮЖНОЙ-И-КАРАИБСКОЙ-АМЕРИКИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ГЕНРИХ Я-Н, К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ В СТРАНАХ ЮЖНОЙ И КАРАИБСКОЙ АМЕРИКИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ-БОРЬБЫ-В-СТРАНАХ-ЮЖНОЙ-И-КАРАИБСКОЙ-АМЕРИКИ (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - ГЕНРИХ Я-Н:

ГЕНРИХ Я-Н → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
186 просмотров рейтинг
15.08.2015 (773 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ В СТРАНАХ ЮЖНОЙ И КАРАИБСКОЙ АМЕРИКИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK