Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6807
Автор(ы) публикации: Н. Рубинштейн

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

К истории Учредительного собрания в России 1

Партии на выборах в Учредительное собрание

Эсеровские "историки" Учредительного собрания в эмигрантской литературе - эта тема почти монопольно принадлежит эсерам - весьма любовно останавливаются на истории первого и последнего дня российской Конституанты. Играет ли здесь роль расчет на сострадание мелкобуржуазной демократии, или "скоротечная" память учредиловцев сохранила только самый момент крушения меньшевистско- эсеровских идеалов, - факт остается фактом. Пред'история 5- го января 1918 г. не находит исследователей среди зарубежных историков и мемуаристов.

А эта пред'история Учредительного собрания представляет исключительный интерес, потому что она показывает нам роль главного персонажа развертывавшихся в ноябре-январе 1918 года событий. Как отнеслись массы к Учредительному собранию накануне его созыва? Не намечались ли контуры 5- го января в октябре-декабре 1917 г., во время предвыборной кампании и выборов в Учредительное собрание?

Вопросы эти заслуживают пристального рассмотрения. Партия, которая могла надеяться получить большинство в У. С., была партия эсеров. Эсеровская партия, располагавшая слабо развитой организацией, неслыханно выросла за время Февральской революции, включив в свои ряды большое количество городской мелкой буржуазии - т. н. "мартовских" эсеров и, в особенности, крестьян. Расплывчатая программа, тактика Burgfrieden'a, славные предания о терроре 1900 - 1911 годов - все это привлекло к эсерам симпатии городской мелкой буржуазии. Крестьянство помнило эсеровскую партию еще по 1905 году, как партию "крестьянскую". Эту репутацию эсеры по наследству сохранили и в феврале. Старые лозунги "Земля и воля", - "вся земля всему народу" - укрепляли доверие крестьян к партии. Насколько быстро рос количественный состав партии - показывает следующий пример. В особой армии юго-западного фронта число "сочувствующих" партии эсеров, регулярно плативших членские взносы, равнявшееся в мае 1917 г. 8.000 - в сентябре достигло 135.000, т. е. выросло в 17 раз.

Но этот рост был нездоровым. Он показывал, что крестьянская масса доверяла партии эсеров, надеялась на скорый раздел земли, на заключение


1 Статья представляет собой отрывок из подготовляемой к печати работы об Учредительном собрании.

стр. 45

мира. Политика же партии до и во время коалиции все больше и больше подрывала доверие к партии. Обещания социализации земли по-прежнему красовались на газетных листах, практика же демонстрировала задержку закона о запрещении земельных сделок, затягивание выработки земельного законодательства, отсрочку созыва У. С., которое должно было окончательно решить вопрос о земле, и наконец, аресты земельных комитетов, произведенные по приказу "селянского" министра Чернова. В этом же направлении действовала военная политика партии. Наступление 18 июня было подготовлено при деятельном участии эсеров, эсерами были заняты почти все посты комиссаров войсковых соединений, эсер Керенский ввел смертную казнь на фронте.

Вскоре сказались последствия разношерстного классового состава партии. Первыми самоопределились правые с. -р., сгруппировавшиеся вокруг "Воля народа". Группа "Воля народа", обвинявшая в половинчатости партийное руководство, стояла за "твердую" политику, осуществляемую в тесном союзе с корниловской буржуазией. К осени начало оформляться левое течение - главным образом Петроградской организации, где партийные низы испытывали наибольшее давление со стороны большевистски настроенных рабочих столицы.

Центр во главе с Черновым делал судорожные попытки сохранить партийное единство.

Наиболее ярким выражением внутрипартийного кризиса является обращение к партийным товарищам группы старых работников партии эсеров (Сем. Маслов, Ракитников, Быховский, Зензинов, Фейт, Пумпянский, Тимофеев, Авксентьев и др.), примыкавших к "центру". Обращение констатировало, что партия переживает состояние кризиса. Приток в партию большого числа "ненадежных" членов, разногласия по текущей политике, в особенности в вопросе о войне, идейный разброд в Центральном Комитете и центральном органе партии, ослабление партийной работы вследствие того, что многие члены партии заняты в муниципалитетах, обусловили, по мнению авторов обращения, необходимость изменить положение вещей. "Целость партии, ее моральный авторитет - в опасности", - заявляло обращение. "По всем вопросам у нас два, а то и три мнения; во все важные моменты у нас две, а то и три линии поведения. И по какой идет партия социалистов- революционеров, - никто не скажет... Партия соединила в своих рядах много, слишком много народа. Но она уже не столько армия, которая ведет борьбу за свои идеалы, за свою программу, сколько арена борьбы разнородных элементов...". Авторы обращения видели выход в выработке строгой тактической линии, не останавливаясь перед отсечением. "Теперь нельзя растяжимыми каучуковыми резолюциями создавать видимое единство между элементами, разошедшимися в разные стороны. Такое единство не проживет и дня".1 .

Но если "Обращение" нащупывало некоторые верные черты диагноза болезни, то в определении методов ее устранения оно оказывалось бессиль-


1 "Народ" - газета партии с. -р. и Нижегородск. Губ. Совета Крест. Депутатов. Н.-Новгород, 1917 г., N 46, 30/VIII.

стр. 46

ным. В качестве целебных средств авторы "Обращения" предлагали бороться за мир без аннексий и контрибуций, за демократизацию и укрепление мощи армии. Считая, что социализацию земли должно провести У. С., они считали необходимым урегулировать аграрный вопрос до созыва У. С. специальным законодательным актом, который передал бы всю землю во временное ведение земельных комитетов. Само собой разумеется, что непременным условием всех этих мероприятий авторы обращения считали сохранение коалиции.

Другими словами, болезни, коренившиеся в мелкобуржуазном центризме, предлагалось лечить центристской же программой действия. Это заранее осуждало "Обращение" на роль лишнего документа.

Полевение партийных низов сильно сказалось после июля. Правда, партийному руководству удалось добиться перед выборами некоторого компромисса, когда разногласия в партии не были еще так заострены (вспомним, что списки кандидатов составлялись до Октябрьской революции). В Учредительное собрание партия шла с единым списком, включавшим и кандидатуры левых с. -р. Но в местных парторганизациях, в особенности в рабочих центрах партии, происходило размежевание.

На первом с'езде партии левых с. -р. (интернационалистов) в конце ноября большинство делегатов отмечало трудность агитации за совместные списки партии с. -р. "Сколько там ни говори, что мы - левые, они - правые, - заявлял представитель Одессы - Шифер, - массы, видящие общий список в У. С. и прежнюю совместную работу, этого не понимают, и партия эсеров в глазах массы в данный момент сильно дискредитирована"1 .

Нередко избиратели, посылая в У. С. эсера, давали ему наказ, содержавший большевистскую программу. В Ямбурге один крестьянин внес поправку к эсеровской резолюции: "Возьмем землю сами, если не даст У. С.". Благодаря этой "поправке" резолюция была провалена.

Кое-где эсеровские низы, не желая голосовать за об'единенный список, переходили на сторону большевиков. Так было, напр., в Баку, где собрание с. -р. Сураханского района 23 ноября (6 декабря) высказалось за поддержку власти Совета Народных Комиссаров, присоединилось к левым с. -р. (интернационалистам) и постановило голосовать за большевистский список в У. С.2 .

Отход масс от партии эсеров шел гигантскими шагами. Целые организации переходили к левым эсерам, которые образовали особую партию в ноябре. Лозунги большевиков проникали в самую гущу эсеровских партийных низов. На уездном крестьянском с'езде в Елисаветграде, в декабре 1917 г., с. -р. Компанией, докладчик по земельному вопросу, начал свой доклад словами: "Декрет Ленина о земле вполне выражает крестьянские идеалы". По словам очевидца, - "это произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Аплодисменты на скамьях большевиков. Полная растерянность и возмущение среди эсеров".


1 Протоколы I с'езда партии левых с. -р. (интернационалистов). 1918 г., стр. 11.

2 Беленький и Манвелов. Революция 1917 г. в Азербайджане. Баку, 1927 г., стр. 212.

стр. 47

Сказать, что партия с. -р. ко времени выборов не пользовалась никаким влиянием в массах, было бы преувеличением.

В деревне, в особенности в Сибири, на окраинах, в Центральной Черноземной Области, на Украине - эсерам продолжали доверять. Партийные организации эсеров развили во время выборов усиленную агитацию, спекулируя на старых лозунгах социализации земли, которую проведут эсеры в У. С. Немало выгоды получили эсеры и потому, что они могли использовать крестьянские организации, которые, будучи формально непартийными, по существу, целиком и полностью находились в руках эсеров. Эсеровская крестьянская печать на местах большей частью выходила под маркой Советов крестьянских депутатов: от имени этих же Советов эсеры организовывали собрания, митинги, всю предвыборную кампанию. Как правило, эсеры на выборах выступали с об'единенным списком эсеровской партийной организации и Совета крестьянских депутатов. В Ставропольской губернии, напр., инструкция волостным Советам крестьянских депутатов о выборах в У. С. откровенно предлагала разослать всем избирателям кандидатские списки с.-р. и крестьянского совета, вместе с конвертом для бюллетеня, а Исполнительные Комитеты Советов Крестьянских Депутатов отказывались выдавать удостоверения большевистским агитаторам.

К наличию прочной организационной базы эсеров в деревне присоединилась репутация эсеров, как единственной "крестьянской" партии.

Иначе обстояло дело в городах и в армии, - особенно на тех фронтах, которые находились ближе к Петрограду. Дискредитация эсеровской партии здесь была налицо. Отношение солдатской массы к эсерам ярко нарисовал с. -р. Утгоф - видный деятель эсеровской военной организации, впоследствии помощник Савинкова в Ярославском мятеже1 .

Уже первые впечатления, полученные эсеровским агитатором на фронте, были неблагоприятны. В корпусном партийном бюро Утгоф столкнулся с настроением невозможности бороться против большевистской стихии. В армейском комитете партии он узнал, что солдаты не дают говорить эсерам, что из двадцати пяти членов партии, освобожденных для предвыборной агитации, осталось только пять, остальные разбежались. Даже из кандидатов в У. С. в армии осталось только два человека - остальные последовали примеру агитаторов.

Доклад Утгофа о выборах в У. С. в 66 Бутырском полку собрал мало народу - пришло 300 - 400 человек, и то из двух полков.

Утгоф к своему удивлению обнаружил, что его слушатели вовсе не интересуются темой собрания. "Лекция окончилась, попрощались. Хлопать не хлопали, возражать не возражали". На вопрос Утгофа о причинах такой пассивности председатель крестьянской секции ответил: "Вот если бы вы не об Учредительном собрании говорили, а о мире, те народу было бы много". Явление это было не единичным - предположение Утгофа выступить с докладом об У. С. в других полках - не


1 "За народ" - журнал, изд. военной комиссией при ЦК п. с. -р. N 1. 1 декабря 1917 г. В. Утгоф. По фронту.

стр. 48

осуществилось. Утгоф долго еще ездил по частям, "подгоняемый, по его словам, мыслью, что У. С. бывает один раз в 300 лет и ради него стоит постараться", но результаты поездки не изменились. В одном полку председатель полкового партийного комитета категорически заявил, что предвыборного собрания устроить нельзя, так как "солдат ничто не интересует, кроме мира". В другой части, где все же удалось созвать собрание, Утгоф попал под перекрестный огонь неприятных вопросов. "Зачем организовывали ударные батальоны, - спрашивали солдаты, - в чьих интересах было наступление 18 июня, для чего ввели смертную казнь на фронте; почему расстреливали солдат, а Корнилова оставили в покое". Тема митинга - Учредительное Собрание - осталась в стороне, а Утгоф постарался закончить собрание. Он выбрал, по его словам, "удачный момент кончить диспут, пока меня не арестовали и не намяли мне бока".

В результате поездки Утгоф твердо усвоил отношение масс к эсеровской платформе - "Две вещи не будут слушать ни в коем случае, - это проповедь продолжения войны и защиты Керенского".

Итак, массы интересовались не характером будущей Конституанты, а политикой сегодняшнего дня. Но как раз эсеровская агитация либо не давала ответов на "проклятые вопросы", либо отвечала так, что отвечавшие Утгофы рисковали своими боками.

Авторитет эсеров сильно колебался и на тех фронтах, где влияние большевиков было, сравнительно, слабым. Так, например, Авксентьев, приехавший в последних числах ноября на Юго-Западный фронтовой с'езд, на котором эсеры располагали двумя третями всех голосов, не мог добиться сочувствия даже со стороны своих товарищей по партии. "Все его (т. е. Авксеньтьева -Н. Р. ) резоны, все его стремления выяснить сущность большевистского переворота и показать, что этот переворот направлен прежде всего против принципа народоправства и Всероссийского Учредительного Собрания, разбивались о каменную стену взаимного непонимания большей части фронтового с езда", вспоминает эсер, участник с'езда. "Но если, было в порядке враждебное отношение к Авксентьеву со стороны большевистски настроенной половины с'езда, то более досадным и неприятным был факт непонимания его, тезисов эсеровской фракцией. Сколько энергии пришлось потратить Авксентьеву, чтобы убедить своих единомышленников по фракции, что нельзя совмещать и сливать воедино два лозунга - "Вся власть Советам" и "Вся власть У. С.". И, когда, наконец, большинство фракций согласилось с положением, защищаемым Авксентьевым, то меньшинство откололось, образовав несуществовавшую до тех пор на с'езде фракцию левых с. -р.".

Автор воспоминаний подчеркивает, что распад эсеровщины шел стихийно, снизу. "Наши фронтовые левые эсеры, пишет он, не только не имели партийных лидеров, но были чужды интернационалистских тенденций левых с. -р., внутри страны находящихся. Они хотели одного - чтобы вся власть принадлежала Советам до созыва пресловутого У. С."1 .


1 Б. Соколов. Защита Всероссийского Учредительного Собрания. - Архив Русской Революции, изд. Гессеном, Т. VIII, стр. 22, 23.

стр. 49

Когда большевики, во главе с Крыленко, согласились с указанием на временный - до Учредительного Собрания - характер Советской власти, эсеровский с'езд принял большевистскую резолюцию.

Но если эсеры все же рассчитывали на большинство голосов в У. С., то меньшевики не могли претендовать даже хоть на сколько-нибудь компактное меньшинство.

В деревне меньшевики не пользовались абсолютно никаким влиянием, в городах за ними шли ничтожные группы рабочих и часть мелкобуржуазной интеллигенции. Впрочем, настроение меньшевистских низов показывало, что меньшевикам трудно выступить со своей программой даже перед сочувствующими. Это сказалось при составлении кандидатских списков. "Петербургская организация (меньшевиков), - рассказывает Суханов, - находившаяся в руках интернационалистов, составила список только из своих людей. Этим выбрасывались все лидеры официального меньшевизма, что было совершенно неприлично для последнего. После долгих хлопот и ходатайств Мартова, решили было внести в список Церетелли. Но это вызвало такой отпор в районах, что Церетелли к ужасу и негодованию буржуазной печати был спешно вычеркнут опять. Официальный меньшевизм остался не представленным в столице"1 . Меньшевик Ерманский, проводивший предвыборную кампанию в Псковской губернии, еще до Октябрьской революции был поражен изменившимся настроением масс. В одном и том же городе Ерманский провел два предвыборных собрания - с промежутком в одну-полторы недели. В первый раз его встречали хорошо. На втором собрании злополучный оратор мог уйти с митинга лишь под охраной "другой части" собрания (с очень небольшим участием солдатского элемента, в то время, как солдатская масса "пылко поддерживала его оппонента")2 .

Агитация большевиков

Избирательные комиссии Пошехонского уезда Ярославской губернии аннулировали по причинам формального порядка два избирательных бюллетеня: оба избирателя, из которых один подал свой голос за кадетов, другой - за большевиков, написали на оборотной стороне бюллетеня агитационные надписи:

"Нам нужен совесть, порядок. Должен быть хозяин, а не так: сегодня я, а завтра ты, - писал кадетский избиратель, избравший наивный псевдоним "крестьянина надельной (!) земли". - А большевики что сделали - только разгромили столичные города и губернские и уездные и присоединили всю шатию, вора, душегуба, зимгора, лентяя, которые жили чужим воровским добром. И, что это большевик может сделать хорошее? И чем наделить, только оголодать всю Россию и раздеть до конца".

Крестьянин, подавший голос за большевиков, был более лаконичен, он ограничился одной фразой, написанной корявым почерком и существенно гре-


1 Суханов. Записки о революции. Кн. VI, стр. 196.

2 О. Ерманский. Из пережитого. Гиз. 1927, стр. 181.

стр. 50

шившей против правил орфографии: "жалаю скорей долой войну. Из-за войны помираю з голоду".

Эта провинциальная агитация не оставляет желать ничего лучшего по своей красочности и выразительности. В случайных надписях, как в капле воды, отразились приемы и классовые мотивы большевистской и буржуазной агитации на выборах в У. С.: вся предвыборная кампания была, в сущности говоря, вариантом агитации безымянных избирателей Пошехонья.

Агитационная кампания большевиков по своему характеру резко отличалась от кампании к. -д., с. -р. и меньшевиков. Во- первых - она не была агитационной предвыборной кампанией в обычном смысле. Если эсеры и меньшевики, выступая во время выборов против советской власти, переносили центр тяжести своей агитации на формальный момент, на созыв У. С., которое ликвидирует узурпаторскую попытку большевиков, то большевики выставляли четкую положительную программу. Мир и земля - с этими лозунгами прошла Октябрьская революция, с этими же лозунгами обращались большевистские агитаторы к массам. В этом направлении велась и подготовка агитаторов. Доклад Военной организации на Петроградской общегородской конференции об агитаторских курсах отмечал: "на произведенном экзамене выяснилось, что по таким вопросам, как война, земля, классы и партия, они (т. е. агитаторы) оказались вполне готовыми"1 . И недаром главные агитаторы большевистской партии на выборах в У. С. в деревне шли из армии, где оба требования - земли и мира - заострялись сильнее всего еще до октября. "Кто был в это время (выборы в У. С.) агитатор-пропагандист большевистских идей среди крестьянства, - спрашивает историк революционного движения в Черниговской губернии и отвечает, - Конечно, прежде всего, солдат, который вернулся с фронта. Он сеял семена "большевистской заразы" в массах. Он часто, неясно уясняя себе программные положения (вимоги) большевиков, бросал в массы уже достаточно хорошо усвоенные большевистские лозунги - долой войну, земля крестьянству, да здравствует советская власть трудящихся"2 .

Большевистский агитатор большей частью являлся и непосредственным проводником октября в деревне - поэтому его агитация нередко принимала "предметный характер": "солдат-фронтовик, - пишет В. Кнорин, - был основным большевистским агитатором в белорусской деревне, он приносил крестьянину листовку, он советовал ему и на деле помогал поскорее расправиться с помещиком".

Козловский корреспондент "Дела народа" сообщал, что большевистские агитаторы - "в большинстве солдаты, свободные от всякой работы, не связанные никаким делом (?). Да и проще к делу относятся. Был бы грамотен, смог бы прочесть большевистский декрет, этого и довольно3 .


1 Вторая и третья петроградские общегородские конференции большевиков в июле и сентябре 1917 г. Гиз. 1927, стр. 114, 115.

2 В. Щербаков. Жовтнева революцiя и роки громадянськой боротьби на Чернiгiвщинi. Чернiгiв. 1927.

3 "Дело Народа" N 242, 28/XII-1917 г.

стр. 51

Подобные сведения передавал корреспондент нижегородской эсеровской газеты, об'яснивший победу большевистского списка в одной из волостей "агитацией солдат, только что прибывших на родину". Немалую роль сыграли солдатские письма.

Нередко большевистские партийные организации успешно использовали в деревне рабочих агитаторов. Так, напр., петроградская "военка" направляла через рабочие землячества литературу в деревню, Вологодская организация послала по деревням специальную экспедицию из рабочих Вологодских железнодорожных мастерских, Сухонского артиллерийского завода и фабрики "Сокол". В результате агитационной кампании этой экспедиции многие крестьянские советы перешли на сторону большевиков. Рабочих агитаторов посылали по деревням ижевские и сормовские большевики. В Московской губернии работницы-большевички Яхромской фабрики обошли пешком почти весь Дмитровский уезд, подготовив победу большевистского списка1 .

Главным преимуществом большевистской агитации была ее действенность. Большевики опирались не на "законные" учреждения, достаточно дискредитировавшие себя перед массами за 8 месяцев Февральской революции - они звали к строительству своей власти. Против эсеровского рефрена "ждите до Учредительного Собрания" большевики в предвыборной агитации призывали к "прямому действию". И эти призывы были не только декларацией - законодательство Совета Народных Комиссаров выполняло обязанности лучшего агитатора. Ко дню выборов были широко известны два основных декрета - о мире и земле; был об'явлен жилищный мораторий, декретированы вселение рабочих в квартиры буржуазии, организация рабочей милиции, восьмичасовой рабочий день, запрещение женского труда, организация волостных земельных комитетов, берущих в свое распоряжение всю землю и угодья (1/XI газеты опубликовали декларацию прав народов России о свободе национальностей. 9/ХI Совнарком обратился к трудящимся с призывом взять в руки управление государством, установить контроль над производством и приступить к социализации земли; против буржуазии был направлен декрет о печати. - Словом все было сделано для того, чтобы классовый характер новой власти и действенность политики партии стали максимально ясны).

Партия сознательно считались с перспективой У. С. и как раз эта перспектива обусловила интенсивность советского законодательства в первый месяц существования советской власти. "Издавая декреты, мы не исключали возможности прохождения их через У. С., вспоминает Шляпников. Поэтому многое в декретах носило декларативный и агитационный характер. Некоторые товарищи даже спешили издавать как можно больше декретов и постановлений, чтобы поставить будущее У. С. перед фактами. К таким принадлежал т. Ларин, поспешивший без ведома коллегии издать декрет о


1 М. Ветошкин. Революция и гражданская война на Севере. Вологда. 1927. Е. Попова. Московская провинция в 1917 г. М. 1927, стр. 100.

стр. 52

8-часовом рабочем дне, поправив проект, заготовленный в бывшем Министерстве Труда"1 .

Что могли противопоставить этим законам эсеры и меньшевики? "Дело народа", полемизируя с большевиками в день выборов, доказывало, что большевистская партия не имеет своей аграрной программы и не верит в уравнительное распределение земли. Квалифицируя декрет, как кость, брошенную голодному крестьянству, "Дело Народа" вместе с тем обвиняло большевиков в краже эсеровской аграрной программы. Н. С. Огановский, примкнувший к эсерам, назвал декреты Совнаркома заборными плакатами., А предвыборная агитация вологодских эсеров "клонилась к восхвалению личностей кандидатов, заслуги которых они афишировали в огромных плакатах с портретами Маслова, Сорокина, с их подробными биографиями. Казалось, весь политический смысл избирательной кампании сводится к личным заслугам и качествам тех людей, которых крестьянство должно было послать в У. С.2 .

От эсеров не отставали меньшевики. В предвыборном листке, появившемся еще до Октябрьской революции, Дан настаивал на "самоограничении" как рабочих, так и буржуазии в революции, П. Маслов писал об "отчуждении" частновладельческих земель, деликатно умалчивая о вознаграждении помещика. В другой листовке, относящейся к послеоктябрьским дням, меньшевики обвиняли большевиков в том, что они "вели борьбу против заключения мира", так как большевистская партия выступала... против Стокгольмской конференции.

Беспочвенность меньшевистско-эсеровской агитации бросалась в глаза. Массы не справлялись с историей партии, чтобы найти подтверждение эсеровским обвинениям (Чернов апеллировал для доказательства враждебного отношения большевиков к крестьянству даже к "отрезкам") - их столь же мало интересовало авторское право в применении к аграрной программе, сколько и отношение большевиков к Стокгольму. Но авторство декретов о земле и мире не могло вызвать никаких сомнений. По "заборным плакатам" уже делили землю; уже начинались переговоры о перемирии, переговоры, оказавшиеся весьма эффектной агитацией. "Надо сказать, признается Станкевич, человек, которого нельзя упрекнуть в сочувствии большевизму, что смелый шаг большевиков, их способность перешагнуть через колючие загра-


1 "Пролетарская революция", 1922 г., N 10, стр. 33.

2 М. Ветошкин. Революция и гражданская война на севере. Вологда. 1927 стр. 88.

С. -р. и к. -д. располагали, кстати сказать, большими средствами на предвыборную агитацию, нежели большевики. Красочной иллюстрацией этого является листовка новгородских большевиков, выпущенная перед выборами в У. С. -"Почему нас, большевиков, все опровергают и клеветничают, говорилось в листовке, - а потому, что наша партия состоит из самого беднейшего рабочего и крестьянского класса и не может распространить в полном количестве литературы и газет, чтобы пояснить вам все наши требования и программу. А все прочие партии состоят из богатых сословий, поэтому они забрасывают вас своими книгами и газетами и заблуждают вас и клевещут на нашу бедную, не имеющую средств РСДРП (большевиков). ("Красная Летопись", N 3/24, 1927 г., стр. 43).

стр. 53

ждения, четыре года отделявшие нас от соседних народов, произвели сами по себе громадное впечатление. Мы все настаивали, что большевики не могут дать мира стране"1 .

Эсеры и меньшевики были известны массам, как партии, выступавшие за войну; большевики укрепляли репутацию своей партии, как партии мира. В Витебской губернии крестьяне, узнав, что агитатор, приехавший в их деревню - большевик, спрашивали - скоро ли вернутся с фронта "кормильцы". В Нижегородской губернии крестьянин в беседе с эсеровским агитатором говорил, что за большевиков будут голосовать солдатки: "Они прямо взбаломутились, - большевики-де обещают сейчас же мир, а солдаткам это главнее - подай нам наших мужей!". В той же губернии солдатка говорила другой женщине, подавшей голос за список духовенства: "Тебе, конечно, все равно, за какой номер голосовать: у тебя муж-то дома, - так ты и подаешь за попов. А у меня вот уже три года муж на войне - я за N 7 (большевиков), чтобы скорее кончить войну".

И недаром даже оптимистически настроенный нижегородский эсер, описывавший выборы в Нижнем, отмечал: "Больно было глядеть в угрюмые солдатские лица, с упорством твердившие: большевики дадут мир, революция уже во всех странах, мы боремся с буржуазией, перемирие уже на всех фронтах"2 .

Козловский корреспондент "Дела Народа" не мог не отметить, что простота и доступность аргументации также были на стороне большевиков: "Ежели кто за мир, - голосуйте за N 7 (большевиков)".

Таким образом большевистская агитация во время выборов в У. С. по существу своему была направлена против буржуазного парламентаризма и фетишизации У. С.

"Наши агитаторы, - вспоминает один из руководителей витебской большевистской организации, - зачастую пешком, полуграмотные, полуголодные и оборванные шли в деревни в крестьянство, имея на руках не плакаты и кричащие афиши, а лишь скромный декрет рабоче-крестьянского правительства о земле с напечатанным сверху "N 5" и призывом голосовать за него, за список социал-демократов большевиков"3 .

Листовка витебских большевиков наиболее красочно, даже символично выразила сущность большевистской агитации на выборах в Учредительное собрание.

Оценка выборов

Каковы общие выводы из результатов выборов в У. С.? Выборы показали, что налицо имелись "три условия победы большевизма: 1) подавляющее большинство среди пролетариата; 2) почти половина в армии; 3) подавляющий


1 Станкевич. Воспоминания 1914 - 1919 гг., стр. 149.

2 "Народ". Газета партии с. -р. и Нижегородского Губ. Совета Крестьянских Депутатов, 1917 г., N 101, 14/Х.

3 "Красная быль", Витебск, 1923 г., стр. 110.

стр. 54

перевес сил в решающий момент в решающих пунктах, именно: в столицах и на фронтах армий, близких центру"1 .

Налицо была также возможность завоевания крестьянства, связанная с осуществлением декретов советского правительства и с форсированным процессом расслоения в деревне.

Выборы показали и те трудности, с которыми пришлось впоследствии столкнуться пролетарской революции. Районы, где большевистская партия получила наименьшее число голосов (Восточный Урал, Сибирь, Украина, Поволожье) стали ареной ожесточенной гражданской войны. "Именно в этих районах держалась месяцы и месяцы власть Колчака и Деникина, писал Ленин, колебания мелкобуржуазного населения там, где меньше всего влияние пролетариата обнаружились в этих районах с особенной яркостью".

Там, где, как например, на Кавказе, выборы демонстрировали большое влияние националистических партий, национальная проблема продолжала оставаться решающей проблемой в годы гражданской войны. Цифры о результатах голосования на Украине, в Баку предвосхищали будущую петлюровщину, муссаватистское правительство. География гражданской войны почти целиком совпала с географией выборов в У. С.: контурная карта ноября 1917 г. стала картой "в несколько красок", в 1918 - 1919 гг. очертания остались те же.

Выборы показали не только географию гражданской войны. Они демонстрировали также - и притом с исключительною наглядностью - тенденции классовой борьбы, общие для всей России. Буржуазия почти целиком сплотилась вокруг к. -д., пролетариат - вокруг большевиков. Поляризация классов, вымывание мелко-буржуазных партий означало, что борьба идет между двумя классами - пролетариатом и буржуазией - и что промежуточные группировки будут отброшены в сторону в ходе борьбы.

Наиболее ярко это выяснилось на примере партии меньшевиков. "Партия потерпела жестокое поражение на выборах, признавались сами меньшевики..., поражение, в сущности, стерло в порошок политическое представительство партии и свело к нулю ее организационное значение и влияние"2 .

"Вымывание" коснулось эсеровской партии. Это явление в особенности ярко сказывается при анализе сравнительных данных о выборах в земства и в У. С. Динамика этих таблиц наглядно показывает тенденции политического развития масс3 . (См. таблицу сравнения выборов в гор. думы в 44 городах и в У. С. в 80 городах на стр. 56).

Усиление влияния крайних групп - буржуазных партий и большевиков при катастрофическом падении эсеровских голосов иллюстрирует направление процесса. Для одной губернии - именно для Черниговской - еще более выразительны сравнительные данные в выборах в У. С., и в Украинское Учредительное собрание. Первые происходили в ноябре; вторые - в начале января: в промежутке 11 /2 - 2 месяцев в настроении крестьянских масс произошла разительная перемена.


1 Ленин, т. XVI, стр. 447.

2 "Наш голос" - с. -д. сб-к N 2.

8 Святицкий. Итоги выборов в У. С.

стр. 55

 

Выборы в гор. думы в 44 гор.

Выборы в У. С. в 80 гор.

С. -р.

С. -д. и др. соц. НС

44

15

15

15

Буржуазные группы и партии

24

32

Большевики

15

38

Выборы в У. С. и в Укр. У. С. по Черниговской губернии

Партии

Выборы в У. С. по губернии

Выборы в Укр. У. С. по 12-ти уездам

Партии

Выборы в У. С. число голосов

Выборы1в Укр. У. С. число голосов

число голосов

Укр. с-р.

484,4 тыс.

154,8 тыс.

Городнянский уезд

Укр. с-р.

12,9 тыс.

5,4 тыс.

Большевики

9,9 тыс.

21,4 тыс.

Рус. с-р.

28,3 тыс.

1,2 тыс.

Черниговский уезд

Укр. с-р.

34,4 тыс.

9,6 тыс.

Рус. ср.

7,7 тыс.

239 голосов

Большевики

6,8 тыс.

20,4 тыс.

Большевики

271,1 тыс.

200,6 тыс.

Село Державница Козельского уезда

Укр. с-р.

732 голоса

39 голосов

Большевики

10 голосов

537 голосов

Нужны были, таким образом, небольшие сроки для того, чтобы большевистская партия отбросила эсеров далеко назад.

"Данные о выборах в У. С., если уметь ими пользоваться, уметь их читать, показывают нам еще и еще раз основные истины марксистского учения о классовой борьбе", писал Ленин. Недаром Ленин, обобщая уроки выборов в У. С., утверждал, что "сопоставление выборов в У. С. к ноябрю 1917 года и развития пролетарской революции в России с октября 1917 года по декабрь 1919 года дает возможность сделать выводы, относящиеся к буржуазному парламентаризму и пролетарской революции всякой капиталистической страны"2 .

Учредительное собрание и его роспуск

Историк, который рассчитывал бы найти драматические эффекты в день пятого января 1918 года, был бы разочарован. Внешняя обстановка первого заседания У. С. и его роспуска была до нельзя проста.


1 В. Щербаков. Жовтнева революция и роки громадянськой боротьби на Чернiгiвщинi. Чернiгiв. 1927 г., стр. 35, 36.

2 Ленин, собр. соч., т. XVI, стр. 455.

стр. 56

"Все, решительно все как обычно: простой серенький день", вспоминает Святицкий о пятом января. Эсеровская фракция до прихода в Таврический дворец включила в программу дня вопрос о продовольствии. Эсеры узнали, что в адрес У. С. направляющиеся продовольственные грузы - лишний козырь в руках У. С. От места сбора эсеровская фракция направилась в Таврический дворец. "Эсеры, вспоминает С. Мстиславский, в большинстве явились в серьезнейших, наглухо, доверху застегнутых сюртуках, все с красными розетками в петлицах, накрахмаленные, торжественно пробритые до лакированности"1 . Открытие заседания задержалось, так как собрание большевистской фракции, начавшееся после полудня, сильно затянулось.

На собрании фракции большевиков стояли вопросы о характере работ У. С. Очевидно, настроение фракции (в которой раньше было много правых) под влиянием работы ЦК за это время изменилось. Большинство фракции поддержало предложения ЦК о немедленной ликвидации У. С. "Когда кто- то из тт., - вспоминает Раскольников, - заикнулся о возможности длительного существования учредилки, т. Бухарин воскликнул: "Не будем же мы здесь терять целую неделю. Самое большое мы просидим три дня"2 . Иллюзий об органической работе в У. С. уже не было. За отсрочку роспуска У. С. до III С'езда Советов голосовал только один Рязанов. Собрание решило предложить У. С. принять декларацию ВЦИК и утвердило кандидатуру М. Спиридоновой в председатели У. С.

Некоторые эсеры, недовольные задержкой открытия заседания, предлагали силой ворваться в зал и начать собрание. Это предложение было отвергнуто, по настоянию бюро фракции, которое рекомендовало "действовать осторожно, не давая самим повода к разрыву с тем, чтобы осуществить свой план: во что бы то ни стало в первом же заседании принять законы о республике, о земле"3 .

В зале заседания большевики и левые эсеры заняли левый сектор; эсеры расположились в правом секторе. В центре разместились национальные партии. "Никогда, пишет Святицкий, мне не снилось, что я буду сидеть на одной из октябрьских скамей". Правей эсеров был народный социалист и 3 - 4 кадета. Воспользовавшись опозданием Свердлова, эсеры пытались сами открыть собрание. Депутат Швецов уже поднялся на трибуну. Но большевики устроили самозванному председателю обструкцию. Поднялся страшный шум. "В течение нескольких минут, пишет Раскольников, мы своим шумом буквально заглушили голос Швецова, который растерянно позванивал колокольчиком и, беспомощно шевеля губами, являл собою весьма жалкий вид. Неизвестно, сколько времени продолжалась бы эта катавасия, если бы в самый критически момент на председательской кафедре не выросла полная энергии фигура Я. М. Свердлова. Безукоризненно владея собою, т. Свердлов отобрал у Швецова звонок, и с властной уверенностью отстранил его в сторону. Вслед за тем, когда воцарилась тишина, он громким, импонирующим басом провоз-


1 С. Мстиславский. Пять дней. 1922.

2 Истпарт. Я. М. Свердлов. Сб. статей и воспоминаний. Изд. 1926 г. Ленинград, стр. 99.

3 Святицкий. 5 - 6 января 1918 г. "Н. Мир", стр. 224.

стр. 57

гласил на весь зал: Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов поручил мне открыть заседание Учредительного Собрания"1 .

Вслед за этим Свердлов прочел декларацию ЦИК, начинавшуюся словами "ЦИК постановляет следующие основные положения: Учредительное Собрание постановляет: 1) Россия об'является республикой Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим советам".

Дальше декларация подтверждала декреты и программу Советского правительства. Констатируя неправильность противопоставления У. С., избранного по спискам, составленным до Октябрьской революции, власти Советов "даже с формальной точки зрения", декларация отмечала, что исключительная полнота власти должна принадлежать советам и что задачи У. С. "исчерпываются общей разработкой коренных оснований социалистического переустройства общества".

Внесение декларации представляло собой блестящий тактический ход большевистской партии. Этот ход разбивал вдребезги тщательно обдуманный эсеровский план "первого дня". Эсеры строили свои расчеты на том, чтобы провести основные законы, игнорируя Советскую власть и ее законодательство. Они стремились к тому, чтобы законы, принятые У. С., стали отправным пунктом для критики большевистских декретов. План их был разгадан большевиками задолго до 5-го января. На заседании Петроградского Комитета партии 12 (25) декабря Урицкий, намечая возможные перспективы действий противника, указывал, что наиболее выгодной для большевиков была бы постановка вопроса о власти в первую очередь. Но предполагалось, что эсеры могут поставить вначале вопрос о мире, и, лишь укрепившись, перейти к проблеме власти.

Декларация ВЦИК - выбивала инициативу из рук противника и заставляла его принять бой на невыгодных для него позициях. Декларация вызывала эсеров на столкновение по вопросу об отношении к Советской власти, т. е., как раз по тому вопросу, который эсеры хотели обойти. Теперь это оказывалось невозможным - эсеры вынуждены были дать прямые ответы на "вопросы роковые" и тем самым демонстрировать противопоставление У. С. - советам и их уже осуществляемой программе. Недаром тактического искусства, проявленного большевиками, не могли отрицать даже их противники. "Это был ловкий стратегический ход, которого мы, эсеры, не предви-


1 Истпарт. Я. М. Свердлов, сб. статей, стр.

Бывшее Временное Правительство пыталось соблюсти преемственность власти. Министры, находящиеся в Петропавловской крепости, прислали на имя председателя У. С. заявление, сообщавшее об аресте их "мятежниками войсками".

"Теперь, говорилось в заявлении, передавая свою власть У. С. - единственному хозяину земли русской - мы просим Высокое Собрание дать нам и всем заключенным представителям Временного Правительства свободу, которой мы беззаконно лишены уже в течение целого месяца, и этим предоставить нам возможность дать полный отчет У. С. в действиях наших, как членов Временного правительства" (Вестник партии народной свободы, N 28, 1917 г.).

Но эсеры и не подумали огласить это заявление. Даже, они, вероятно, понимали, что такая "законность" была в данный момент неуместной.

стр. 58

дели", пишет Святицкий. "Рассчитывая обойти противника, мы сами оказались обойденными", замечает Вишняк.

С. -р. пробовали смягчить впечатление от декларации. Представитель эсеровской фракции Лордкипанидзе, предлагая в председатели Чернова, заявил, что хотя У. С. может открыть свои работы только по собственной инициативе, но, эсеры по этому формальному вопросу боя не дадут.

Скворцов, предложивший от б-ков и л. с. -р. в председатели Спиридонову, ответил, что разрыв с правыми эсерами уже совершился на баррикадах. Большинством 244 против 153 в председатели У. С. был избран Чернов.

Речь Чернова представляла собой пример обычной эсеровской декламации, окрашенной в весьма левые тона. Председатель У. С. начал речь упоминанием о том, что русская революция родилась со словами мира на устах. Он упомянул о Циммервальде (это вызвало смех на скамьях большевиков), высказался против сепаратного мира за всеобщий демократический мир, переговоры о котором должно повести У. С.

Слова Чернова о земле вызвали особенно оживленные реплики. Когда Чернов заявил о необходимости передать землю без выкупа в общенародное достояние, его перебили возгласом "Да здравствуют Советы, передавшие землю крестьянам".

"...Граждане, - продолжал Чернов, - народ хочет не слов, а дела. И в земельном вопросе перед вами колоссальная задача: из области голых лозунгов я общих формул перейти, наконец, в область осуществления, "всеобщая передвижка земельного пользования" не делается одним росчерком пера, не делается никакими плакатами".

- Знаем, слышали, уже принято; комиссары и советы все это уже дали; поздно, не вы ли расстреливали крестьян! - кричали с мест.

Заявляя, что "социализм не есть скороспелое приближение к равенству и нищете", Чернов призывал к гражданскому миру, который положит конец всеобщей разрухе. В числе организаций, на которых ложится задача проведения в жизнь решений У. С., Чернов назвал прежде всего профсоюзы и кооперативы. Советы оказались лишь на третьем месте. В вопросе о Советах Чернов сделал весьма неловкий вольт. "Советы, говорил он, которые первые провозгласили лозунг борьбы за У. С., первые провозгласили, что только буржуазия может быть заинтересована в оттяжке У. С., изменили бы себе, изменили всему своему прошлому, если бы... отказались от лозунга его поддержки и защиты".

Формальное мышление суб'ективного идеалиста ярко отразилось в этой тираде - в зале У. С. не было человека, который не понимал, что советы "изменили своему прошлому" еще до Октябрьской революции, перейдя на сторону большевиков.

"Право каждого из вас сидеть на одном из этих кресел добыто... бесчисленными жертвами со стороны многих поколений", "продолжал Чернов, "Добыто Октябрьской революцией", поправляли его с мест.

Речь Чернова не удовлетворяла не только его противников, но и сторонников, в особенности с. -р. правого крыла. Вишняк считает, что Чернов говорил "фальшиво", умышленно искал блока с большевиками, об "акроба-

стр. 59

тических упражнениях на лозунгах большевиков", говорит и Огановский. Минор отмечал "уклоны" и речи, которые "как бы давали исход некоторой левизне, некоторым уступкам в сторону большевиков". Многие правые эсеры полагали, что Чернов слишком резко отклонился влево по сравнению с репетиционной речью.

Вторичная попытка эсеров обойти вопрос о власти была разоблачена Бухариным, предложившим обсудить декларацию ВЦИК. "Мы полагаем, - говорил Бухарин, - что вопрос о власти партии революционного пролетариата есть коренной вопрос текущей русской действительности, есть вопрос, который окончательно будет решен той самой гражданской войной, которой никакими заклинаниями никаких Черновых остановить нельзя вплоть до полной победы победоносных русских рабочих, крестьян и солдат".

Бухарин раз'яснял, почему У. С. не может решить ни одного вопроса, не решив вопроса о власти. Необходимость регулирования производства ясна, напр., всем, но решение этой проблемы зависит от того, какое государство займется регулированием - советское правительство или коалиция, которая будет действовать с интересах буржуазии. "С кем идет У. С., - спрашивал Бухарин, - с Калединым, с юнкерами, с фабрикантами, купцами, директорами учетных банков или с серыми шинелями, с рабочими, солдатами, матросами".

Левые эсеры в самом начале заседания заняли колеблющуюся - хотя и с большим креном налево - позицию. Штейнберг предложил обсудить декларацию в целом, не выделяя ни одного вопроса, в том числе вопроса о власти, и принять ее, как программу У. С. Предложение это смягчало заостренную формулировку большевиков, но не вносило ничего нового по существу вопроса. Декларация была построена именно таким образом, что проблема власти являлась ее стержнем, все остальные вопросы были только функцией центральной проблемы.

Церетели был встречен шумом и свистками. "Долой тех, кто голосовал за смертную казнь", кричали с мест. Церетели обвинял большевиков в том, что их позиция по отношению к У. С. противоречива - не признавая У. С., как органа народной власти, нельзя давать ему декретов на санкцию. Вслед за этим оратор перешел к критике Октябрьской революции. Хлеба нет, земля "переменила владельца", но беднейшее крестьянство не обзавелось ни землей, ни инвентарем; нет уверенности, что реформа не станет ставкой на крепкого мужика, утверждал Церетели. "Пусть Керенский хуже вас, но это не доказывает, что вы лучше У. С.", заявлял оратор. Этот тезис бил, прежде всего, по автору - ведь большинство У. С. и было тем "Керенским", который по допущению Церетели мог быть хуже большевиков.

В речи Церетели звучали трагические ноты - вождь мелкобуржуазной демократии напрягал все усилия для того, чтобы доказать необходимость "соглашательства в рядах демократии". "Восемь месяцев вы имели в своем распоряжении все средства, говорите вы. Но проклятием тех восьми месяцев было то, что этого общенародного... органа народной воли не было". Если У. С. будет разрушено, то в стране разгорится гражданская война и господство перейдет в руки цензовой буржуазии, предсказывал Церетели. В заключение он огласил декларацию меньшевиков, требовавшую, "чтобы все органы

стр. 60

власти, возникшие на почве гражданской войны, признали верховную власть У. С., передав ему целиком дело устроения российской демократической республики, дело немедленного заключения мира, укрепления земли за народом, регулирования промышленности и торговли и возрождения народного хозяйства при деятельном участии трудящихся масс.

От большевиков Церетели отвечал Скворцов, разоблачавший в своей речи "общенародную волю", о которой говорил Церетели. Скворцов отвел также выпад Церетели по поводу санкции декретов советского правительства У. С. "Граждане, вы самообольщаетесь, заявил Скворцов. Мы хотим развеять тот туман, тот фетишизм, которым еще в глазах многих окружено У. С.". Речь Скворцова, между прочим, понравилась Ленину.

Декларацию от левых эсеров прочел Сорокин. Декларация в своих основных чертах повторяла декларацию ВЦИК, но представитель левых эсеров и здесь не мог обойтись без того, чтобы не смазать противоречия между правым и левым крылом У. С. Призывая крестьян добиться земли и воли, Сорокин говорил: "В этом отношении у нас, у крестьян никакой разницы нет. Мы все здесь одинаковые - и правые и левые". Эти слова были встречены продолжительными аплодисментами справа и в центре. Эсеры, все время пытавшиеся повернуть прения от вопроса о власти к своей программе дня, выдвинули (еще до речи Скворцова) Зензинова, который предложил перейти к обсуждению вопросов о мире, земле и т. д.

Но и эта попытка оказалась напрасной, поскольку эсеры не могли устранить того факта, который сделал их позицию невыгодной - декларация ВЦИК была внесена.

После речи Сорокина было произведено голосование: за переход к порядку дня, предложенному эсерами, высказалось 237 - за обсуждение декларации ВЦИК - 146 депутатов. Большевики и левые эсеры потребовали перерыва. Руководящая тройка запретила членам эсеровской фракции, уходить из зала из опасения, что обратно их не впустят. Эсер Тимофеев пробовал затушевать основную коллизию, заявляя, что эсеры не возражают против обсуждения декларации ВЦИК вообще, но в торжественный день "нужны не декларации и слова, а дело".

На заседании фракции большевиков во время перерыва выступал Ленин. Его речь дошла до нас только в передаче Мостовенко. Ленин сказал, что известная тревога, с которой Центральный комитет партии ожидал первого дня У. С., не оправдалась, так как меньшевики и эсеры оказались неспособными к действию. Поэтому ЦК решил дать им "поговорить", чтобы не создать для правого сектора ореол мучеников. По словам Мостовенко, некоторые члены фракции возражали Ленину, заявляя, что ЦК навязывает свою волю депутатам. От имени ЦК Ленин предложил после оглашения декларации покинуть зал заседания. "А что же будут делать эсеры после нашего ухода?", спросил кто-то из товарищей. "Вероятно, будут продолжать свою болтовню. - До каких же пор они будут продолжать ее? Пока им не надоест это занятие"1 .


1 Н. Л. Мещеряков. Из воспоминаний о Ленине. "Печать и революция", 1924 г., кн. 2, стр. 8.

стр. 61

Ленин настоял на том, чтобы в зал не возвращаться. По словам Мещерякова, он мотивировал свое предложение опасением, что уход большевиков подействует на караул и солдаты и матросы могут перестрелять эсеровских и меньшевистских депутатов. Решено было, что в зал пойдет один Раскольников, который и огласит декларацию.

После перерыва правая часть У. С. приняла предложение Скобелева об избрании, комиссии для расследования событий 5-го января и почтила память убитых демонстрантов вставанием. Вслед за этим эсер Тимофеев, выступавший по вопросу о мире, высказывался в пользу всеобщего мира и настаивал на том, чтобы У. С. взяло в свои руки инициативу созыва Стокгольмской конференции. Тимофеев предлагал также принять закон о демобилизации. Солдаты "имеют законное право на отдых и они его от У. С. получают". Эти громкие слова звучали таким же анахронизмом, как и речи Чернова о земле. "Право на отдых", земля - все это уже было получено, но не от У. С.

Вскоре слово получил Раскольников, огласивший краткую декларацию большевиков.

Декларация констатировала, что большинство У. С. "в согласии с притязаниями буржуазии" отвергло требование трудящихся масс признать завоевания Октябрьской революции, советскую власть и ее декреты. Квалифицируя эсеровскую часть У. С.," как контр-революционного большинства У. С., выражающее "вчерашний день революции" и решившее на деле бороться против социалистических мероприятий власти Советов, декларация заявляла, что большевики, "не желая ни на минуту прикрывать преступления врагов народа", покидают У. С. "с тем, чтобы передать советской власти окончательное решение вопроса об отношении к контр-революционной части Учредительного собрания".

Декларация об уходе завершала тактический план, блестяще проведенный большевиками. Большевики дали бой эсерам и меньшевикам по вопросу о власти. Теперь позиция их была весьма выгодной. Не большевистское меньшинство голосовало против законов, принятых У. С., как того хотели эсеры, а, наоборот, эсеры и меньшевики открыто высказались против советской власти, против декретов о земле, мире.

Теперь эсеры могли принимать какие угодно законы: Учредительное собрание после ухода большевиков не было Учредительным собранием.

Левые эсеры продолжали колебаться (по сообщению "Новой жизни" во фракции развернулись горячие прения по вопросу об уходе из У. С.), Штейнберг от имени левоэсеровской фракции заявил, что, отклоняя обсуждение декларации ВЦИК, большинство У. С. стало против Советов. Но левые эсеры решили не покидать собрания, чтобы не дать формального повода для разрыва. Штейнберг ультимативно предложил обсудить ту часть декларации ВЦИК, где говорилось о мире.

Только после того, как выяснилось, что предложение Штейнберга не вызывает сочувствия у большинства У. С., левые эсеры покинули собрание. Что левые эсеры плелись в хвосте большевиков, не порывая идейной связи с правыми эсерами, показывает обращение левоэсеровской фракции к изби-

стр. 62

рателям. "Мы не вышли из заседания вместе с большевиками, - говорилось в обращении, - так как считали отказ от обсуждения советской декларации лишь формальным поводом к разрыву с большинством У. С. Только давши бой на разрешение одного из конкретных социальных вопросов жизни (будто вопрос о власти не являлся наиболее конкретным вопросом - Н. Р. ), вопроса о мире - мы покинули зал заседания".

После ухода большевиков продолжалось обсуждение вопросов принятого порядка дня. Было вынесено даже специальное решение - не расходиться, пока не будут приняты законы о земле и мире.

Любопытным диссонансом к выступлениям официальных представителей эсеровской фракции прозвучала речь "рядового солдата" эсера Григорьева, выступавшего от имени Томской группы эсеров. Григорьев как бы иллюстрировал тот пункт большевистской декларации, где говорилось о старых избирательных списках в У. С., не отвечавших пооктябрьской действительности. "Хотя еще оставшись во фракции, но мы себя считаем левыми и не примкнули к левым эсерам лишь по некоторым маленьким недоразумениям", говорил Григорьев. "На мир, мы, томские депутаты, смотрели так: мир во что бы то ни стало; предложим союзникам, - ежели не примут, - ежели не пойдет... заключим сепаратный мир... В вопросе о мире мы, томские эсеры, интернационалисты, отклоняемся от партии... Я стоял за братание и против смертной казни... Мы, крестьянский Совет Томский, не приняли большевистской власти, потому что социал-демократ, который вчера называл нас буржуями, к сожалению, не может дать земли, и мы только в этом расходимся".

Лучшего примера от эсеров, постепенного прояснения масс - трудно найти. Интересно, что к резолюции ЦИКа о мире - присоединилась также и мусульманская социалистическая фракция У. С.

Вопрос о дальнейшей судьбе У. С. обсуждался после ухода большевиков в одной из зал Таврического дворца. Было решено 6 января никого в Таврический дворец не пускать и тем самым распустить У. С. Когда У. С. покинули и левые эсеры, комендант У. С., матрос Железняков, заявил Дыбенко, что караул устал. Дыбенко приказал разогнать У. С. после ухода наркомов из Таврического дворца. Против этого запротестовал Ленин, потребовавший не разгонять У. С. до окончания заседания. После ухода Ленина Железняков, по словам Дыбенко, спросил последнего: "Что мне будет, если я не выполню приказания т. Ленина?" - "Учредилку розгоните, а завтра разберемся" - ответил Дыбенко1 .

После оглашения эсеровского законопроекта о земле Железняков потребовал от Чернова прекратить заседание, так как караул устал. Оратора Фундаминского перебили криками - "Долой", "узурпаторы".

Разгон У. С. произошел в спокойной обстановке. В минуту ликвидации буржуазной демократии история поскупилась даже на малейший драматический эффект. Чернов посовещался с секретарем У. С. - Вишняком и ответил Железнякову, что хотя "все члены У. С. также очень устали, но ника-


1 П. Е. Дыбенко. Мятежники. М. 1923 г., стр. 111.

стр. 63

кая усталость не может прервать оглашения того земельного закона, которого ждет Россия".

Слова Чернова были покрыты шумом и криками "довольно, довольно". Железняков настаивал на немедленном прекращении заседания.

Эсеры - как передает Святицкий - согласились закончить заседание, так как боялись, что большевики распорядятся погасить свет. Некоторые представители правого лагеря упрекали впоследствии большинство У. С. в том, что оно подчинилось "узурпаторам". "Почему они испугались матроса Железнякова, почему не поставили его перед необходимостью насильственного разгона, арестов, расстрела высокого собрания, - писал Рожков. - Политически это был бы серьезный шаг. Надо было об'явить заседание непрерывным и бороться с мужеством отчаяния".

Об'ективно поведение большинства можно об'яснить только его изолированностью. Демонстрация 5 января показала депутатам, что на какое бы то ни было сочувствие масс рассчитывать не приходится. Внутренний распад партий эсеров и меньшевиков зашел настолько далеко, что в нужный момент неоткуда было почерпнуть то "мужество отчаяния", о котором говорил Рожков.

Чернов стал проводить законопроекты "на курьерских". Открытым голосованием был принят закон о земле (пункты, оставшиеся неоглашенными, были сданы в комиссию), обращения к союзникам об определении срочных условий демократического мира. Резолюция выражала "сожаление" по поводу того, что мирные переговоры приняли сепаратный характер, и заявляла, что У. С., продолжая перемирие, берет на себя дальнейшее ведение переговоров в интересах всеобщего демократического мира и обещает содействие социалистическим партиям в деле немедленного созыва международной социалистической конференции. Было постановлено избрать делегацию (пропорционально представительству фракций) для переговоров с союзниками. После провозглашения российской демократической федеративной республики Чернов закрыл заседание в 4 ч. 40 м. утра 6 января, об'явив перерыв до 5 часов вечера того же дня.

Но следующего заседания У. С. не состоялось. А ночью 7 января ВЦИК принял декрет о роспуске У. С. Выясняя противоречия между органом буржуазного парламентаризма У. С. и Советами, декрет констатировал, что, отказываясь принять к обсуждению декларацию ВЦИК, У. С. "разорвало всякую связь между собой и советской республикой России". Большевики и левые эсеры не могли не покинуть такого У. С., партии большинства которого ведут за стенами У. С. открытую борьбу против советской власти.

"...оставшаяся часть У. С. может в силу этого играть роль только прикрытия борьбы буржуазной контр-революции для свержения власти Советов.

Поэтому ВЦИК постановляет:

"Учредительное Собрание распустить".


1 Октябрьский переворот. Факты и документы. Пгр. 1918, стр. 42.

стр. 64

Массы и роспуск У. С.

"Когда я попал из бьющего ключом, полного жизни Смольного в Таврический дворец, я почувствовал себя так, как будто бы я находился среди трупов и безжизненных "мумий", говорил Ленин на заседании ВЦИК'а, принявшего декрет о роспуске У. С. В самом деле наблюдателю должна была, прежде всего, броситься в глаза полная изолированность эсеровско- меньшевистского большинства У. С. Характерно то, что ни в одной из речей представителей большинства У. С. мы не находим даже призыва к народным массам, попытки противопоставить народ - большевикам. Сознание своей отчужденности сказалось в отношении эсеровских депутатов к петроградским рабочим и солдатам, заполнившим хоры Таврического дворца. "Что это был за народ! - Простодушно восклицал правый эсер Минор. - Красногвардейцы в папахах, матросы, конечно, все в полном вооружении". Для Пумпянского это были "хулиганы из чайной союза русского народа", для т. В. Соколова "банда пьяных матросов", для Огановского "становище хамоидолов".

Что У. С. не пользуется поддержкой широких масс, это показала уже демонстрация 5 января в Петербурге. В воззваниях союза защиты У. С. по поводу событий 5 января усиленно распространялись сведения о "многих тысячах рабочих", участвовавших в демонстрации. Едва ли нужно доказывать вздорность этой легенды. "Состав шествия был такой: - говорил организатор с. -р. боевых рабочих дружин, эсер Паевский, - немногочисленное количество партийных, дружина (около 60 чел. - Н. Р. ), очень много учащихся, барышен, гимназистов, в особености много чиновников всех ведомств, организации к. -д. со своими зелеными и белыми флагами, Поалей-Цион и т. д. при полном отсутствии рабочих и солдат". "Были эти группы неопределенны по своему составу, замечает Соколов: чиновники, рабочие, студенты и просто обыватели и интеллигенты", потом в демонстрацию влилось несколько десятков семеновцев. По словам к. - д. Изгоева, среди 50 - 60 тысяч демонстрантов, было тысяч десять рабочих. "Но основную массу вышедших на улицу людей составляли интеллигенция, студенчество разных школ"1 ."В многочисленной толпе преобладала интеллигенция: студенчество, мелкие школьники и т. п., - писала "Новая жизнь", - группы рабочих с Васильеостровского района были немногочисленны - в каждой из таких групп было всего несколько десятков человек. Солдат почти не было".

Мелкобуржуазные парламентские иллюзии были поддержаны, главным образом, городской мелкой буржуазией. Расчеты на то, что демонстрация превратится в восстание, не оправдались. Ни количество собравшихся, ни настроения их не могли способствовать такому ходу событий. "Я отлично помню, пишет - Изгоев, как за все четыре часа, проведенные в рядах демонстрантов, у меня ни на одну минуту не было сомнения, что ничего не будет, что это только торжественные похороны по первому разряду". "В толпе не


1 См. обвин. заключение по делу ЦК и отд. членов иных организаций партии с. -р. М. 1922 г., изд. ВЦИК, стр. 12, 13. Архив русск. революции, изд. Гесеном, т. X, стр. 24, т. VIII, стр. 63.

стр. 65

чувствовалось ни малейшего энтузиазма, сколько-нибудь заметного", - вспоминает Соколов.

В руководящих кругах большевиков считались с возможностью серьезных столкновений. Приказ командующего чрезвычайным военным штабом Еремеева предписывал строгую охрану района Смольного. "Безоружных возвращать обратно, говорилось в приказе, вооруженных людей, проявляющих враждебные намерения, не допускать близко, убеждать разойтись и не препятствовать караулу выполнять данный ему приказ. В случае неисполнения приказа обезоружить и арестовать. На вооруженное сопротивление ответить беспощадным вооруженным отпором. В случае появления демонстрации каких-либо рабочих, убеждать их до последней крайности, как заблуждающихся товарищей, идущих против своих товарищей и народной власти"1 .

Надежды на солдат не оправдались. Полковой комитет Семеновского полка отказался отдать приказ об участии в демонстрации. Столкновение все же произошло. Когда демонстранты пытались в разных местах порвать караулы, солдаты и красногвардейцы открыли огонь - несколько демонстрантов было убито.

То же, примерно, произошло и в Москве, где эсеры и меньшевики вели усиленную агитацию в тыловых частях, в военнопромышленных комитетах, в Земгоре, Земсоюзе и т. п. учреждениях. Пятого января демонстранты ворвались в Совет и комитет партии большевиков городского района, пробовали оттеснить цепи красногвардейцев. В результате столкновений на Красной и Лубянской площадях 5 и 7 января было убито 9, ранено около 30 демонстрантов и несколько красногвардейцев2 .

Выступления в защиту У. С. имели место и в провинции. Так, например, в Новгороде стачечный комитет союза служащих правительственных и общественных учреждений, организованный еще в октябре, об'явил забастовку, к которой примкнула часть рабочих. Прекратили работу телефоны и телеграф, почта, типографии и водопровод; в Антониев монастырь стали стекаться вооруженные офицеры-ударники и гимназисты. Пятого января состоялась антисоветская демонстрация. На следующий день отряд, прибывший из Петербурга, занял контр-революционную базу3 .

Среди рабочих и солдат роспуск У. С. не вызвал никакого отклика. Шестого января во время митинга на фабрике Гознак, известной своим антибольшевистским настроением (что, в свою очередь, об'яснялось большой мелкобуржуазной прослойкой рабочих этой фабрики), Б. Соколов "уже не мог заметить ни возмущения большевиками, столь резко и ярко выраженного до 5 января, ни того поклонения перед демократией и идеей У. С., которое было характерно для этого фабричного центра". Пятого января на Франко-прусском заводе преобладало нерешительное настроение; шестого там встречали


1 Бонч-Бруевич. Созыв У. С. ("Огонек", 1925 г. N 46 (137).

2 Я. Пече. Контр-революционное выступление в Москве в связи с разгоном У. С. ("Пролет. Революц.". 1928 г. N 1).

3 "Красная Летопись" N 3/24 1927 г. К истории организации советской власти в Новгород, губ.

стр. 66

с энтузиазмом Зиновьева, "и рабочие, самые умеренные, между собой толкуют: - Ведь никто, собственно, не разогнал Учредиловку, она разошлась сама собой. Немного понадобилось большевикам, чтобы с нею справиться". Преображенцы и семеновцы, на сочувствие которых надеялись эсеры, отнеслись к разгону У. С. равнодушно. "Сознательные" были настроены более активно. "И до чего же, скажу вам, народ озверел, рассказывал о своем столкновении с караульным депутат-эсер, возвращаясь из У. С.: я беру его на винтовку и говорю: "брось! Ты только подумай, что делаешь, кого хочешь застрелить". А он мне: "Если, говорит, таких не стрелять, так кого же расстреливать? Контр- революционеры вы все. Буржуям продались".

Митинги шестого января успешно прошли для большевиков; только два эсеровских депутата рискнули выступить на этих митингах в защиту распущенной Учредилки.

Так отнеслась к ликвидации русской Конституанты революционная столица. Но как реагировали на роспуск У. С. провинция, армия, крестьянство? Что разгон У. С. не вызвал сколько-нибудь серьезного отклика в массах, видно из того, что выступления меньшевистско-эсеровской верхушки в защиту У. С. оказались спорадическими и изолированными. Учредительские лозунги начинают появляться гораздо позднее, во время кулацких восстаний, где они фигурируют в качестве камуфляжа подымающей голову контр-революции.

Помимо доказательства от противного мы располагаем также непосредственными откликами солдат и крестьян по поводу роспуска У. С., по свежим следам событий. Наказы депутатам на III с'езд советов Великолуцкого уездного с'езда крестьянских депутатов, крестьян 312 пехотной дивизии, одобряли роспуск У. С. Липецкий крестьянский с'езд приветствовал III с'езд Советов и выражал надежду, что С'езд в лице ЦИК и Совнаркома поведет трудовой народ на борьбу с У. С., которое, не показав своей работы, хочет взять власть в свои руки". Также отнесся к роспуску У. С. II общесибирский С'езд Советов, отметивший "равнодушие трудовых масс к разгону У. С., отражающего интересы имущих и мелкобуржуазных классов". С. -р. Малошицкий, член У. С., приехавший на крестьянский с'езд Могилевской губернии и с возмущением рассказывавший о разгоне У. С., был встречен равнодушным молчанием всего с'езда.

Организационная комиссия III Всероссийского С'езда Советов Крестьянских депутатов, открывшегося 12 января 1918 г., т. е. через неделю после роспуска У. С., выяснила, путем анкетного опроса, отношение делегатов с'езда к советским декретам, к У. С. и к уходу большевиков и левых эсеров из У. С. 419 анкет распределяется по роду ответов на вопрос об отношении к уходу большевиков и левых эсеров из У. С. следующим образом1 :

Из 419 делегатов высказалось: против У. С., за уход большевиков и левых эсеров из У. С.

377

 

Против ухода

11

(В большинстве с-р. или сочув.)

Считают уход преждевременным

4

(В большинстве левые с-р. или сочувств. им).


1 АОР, ф. 1235 сер. А/б III. Дела III Всерос. с'езда Сов. Кр. Деп. 12/I - 1918 г. Анкеты делегатов. Дела NN 56, 60.

стр. 67

За новые выборы У. С.

1

Не знали о факте ухода

13

Дали неопределенные ответы или вовсе не дали ответов

14

Делегаты с'езда ярко отразили отношение масс к буржуазной демократии. Во всех анкетах без исключения, делегат, положительно ответивший на вопрос о приемлемости советских декретов, высказывал одобрение роспуску У. С.

Выразительность большинства ответов дает рельефное представление не только об отношении рабочих и солдат к У. С., но и об их настроении. Отношение к Учредительному Собранию, писали делегаты, "отвратительно" недоверчивое, так как туда ушли нехорошие люди (буржуазия)", "У. С. должно состоять из советов трудового народа", "не доверять говорильне", "в таком составе не нахожу справедливым", "на У. С. не надеюсь", "отношение - как к приказчику, если хорошо работает, то пусть, а плохо - распустить", "не приветствую до тех пор, пока не будут заседать лишь крестьянин, солдат и рабочий", "солдаты не дают доверия У. С. и не ждут от него ничего хорошего", "я сам за него вотировал сообща с партией эсеров, в настоящее время постараюсь, чтобы отозвать некоторых правых с. -р., потому что они оказались авантюристами", "При советской власти У. С. будет лишь тормозом", "не признаю никого, кроме советской власти", "вера в У. С. сильно поколеблена", "презираю", "все в прошлом".

Не менее выразительно отвечали делегаты на вопрос об отношении У. С. к уходу большевиков и левых эсеров. "Хладнокровно восхищены решительностью", писал один делегат, "сочувственно и одобряем", "раз упали с нашего горба мироеды, то раз навсегда", "работать с саботажниками" - значит затушить завоевания революции", "там им, т. е. большевикам и левым эсерам, делать нечего", "иначе они не могли" и поступить", "ему (У. С.) конец и проклятье", "сердечно благодарим", "смотрим радушно, что не допустили мироедам властвовать". "Оно (У. С.) умерло и слез не проливаю, похороните, на поминки не придем", "нежелательно, чтобы работать в контакте с соглашателями", "очень сочувствую разогнанию У. С. и вся власть должна быть Советам рабочих депутатов, а не буржуазным элементам". "Похвально", "Молодцы, что не хотят слушать буржуазию". "Браво, не место с ними было работать". "Хорошо сделали, что ушли, не схотели слушать буржуев". "Вечная память У. С.". "(У. С.) Хотел жить грешно и умер смешно"...

Вряд ли нужно продолжать эти красочные лапидарные реплики, в изобилии рассыпанные по анкетным листкам. Передовые представители крестьянства и армии одобрили роспуск Учредительного собрания. Тактика большевиков была понятна массам и ими подтверждена.

13 января в бюллетене союза защиты появилось извещение "председателя У. С. всем гражданам России".

"Дальнейшее обсуждение закона о земле, равно как рабочего вопроса и избрание делегации для осуществления постановлений У. С. по вопросу о мире, не могло состояться, так как вооруженные караулы, поставленные Советом Народных Комиссаров, силой воспрепятствовали открытию следующего заседания, назначенного на 6 января. Извещая об этом всех граждан

стр. 68

Российской Демократической Федеративной Республики, об'являю, что будут приняты все меры к скорейшему возобновлению занятий У. С., прерванного преступным насилием. О месте и времени следующего заседания У. С. будет об'явлено особо". Читателям бюллетеня так и не пришлось узнать о "месте и времени" работ У. С. За день до опубликования обращения Чернова на III с'езде Советов Россия была об'явлена Республикой Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. После 5 января Учредительное Собрание прекратило свою деятельность навсегда.

Заключение

Пролетарская диктатура ликвидировала буржуазную демократию 25 октября. Но социалистическая революция, как говорил когда-то. Маркс, делает свое дело основательно. Как бы для большей наглядности история повторила это столкновение - почти формально, обеспечив лабораторную законченность эксперимента: 5 января по одну сторону баррикады стояла пролетарская диктатура, организованная в государство, по другую - Учредительное собрание - орган буржуазной демократии в ее наиболее развернутой классической форме.

Тактический опыт партии большевиков в У. С. сыграл большую роль. 5 января не было случайным, чуждым партии тактическим шагом. Оно завершало пятнадцатилетний путь большевизма в борьбе за диктатуру пролетариата - не даром остатки социал-демократизма в партии исчезают после роспуска У. С.: предметный урок 5 января начисто ликвидировал "парламентские" уклоны.

Отвечая Чернову на упрек в том, что большевики, разогнав У. С., претворили в жизнь то, что было высказано Плехановым на II с'езде Р. С. Д. Р. П., Плеханов писал: "Очень наивно думать, будто влияние речи, произнесенной мной на нашем с'езде 1903 г. побудило большевиков запереть двери Таврического дворца после первого же заседания собравшихся в нем депутатов. Разгон нашего У. С. подсказан был им не внутренней логикой тактики, освобожденной от безусловных принципов. Он подсказан был им внутренней логикой политического действия, совершенного ими в конце октября"1 .

Плеханов напрасно отделял 1903 г. от 1918 г. В действительности, партия, осуществляя разгон У. С., стояла на той же позиции, которую занимал большевизм на II с'езде. Не случайно аплодировавшие в 1903 г. словам Плеханова большевики в 1918 г. разогнали У. С., а шикавшие Плеханову меньшевики - оказались вместе с самим Плехановым в лагере учредиловцев: в этой эволюции несомненно была своя внутренняя логика.

Значение партийного опыта в вопросе об У. С. переросло национальные рамки. Ленин не раз обобщал уроки этого опыта для международного пролетариата. Использование лозунга У. С. для мобилизации масс против буржуазии, разоблачение мелкобуржуазных иллюзий, связанных с У. С.,


1 "Наше единство". 1918 г. NN от 11 и 13/1.

стр. 69

участие в выборах с целью облегчить "политическое изживание буржуазного парламентаризма", выигрыш времени - "первого - по словам Маркса-условия для последовательной революции", наконец, разгон У. С. - вся эта практика вошла в железный инвентарь теории международного коммунизма.

В истории Октябрьской революции эпизод У. С. не имел самостоятельного значения, но сыграл в ней немалую роль.

После разгона У. С. мелкобуржуазные партии эсеров и меньшевиков сходят на нет. 5 января нанесло сильнейший удар мелкобуржуазной (идеологии эсеров и меньшевиков. Лозунг У. С. для этой партии воплощал то же содержание, которое, по словам Маркса, мелкобуржуазные демократы 1848 года - вкладывали в идею братства (fraternite) - "благодушное абстрагирование от классовых противоречий, сантиментальное примирение противоречащих классовых интересов, фантастическое воспарение над классовой борьбой".

После роспуска У. С. эти иллюзии начинают таять, как дым. Уже 7 января на совещание эсеровской фракции покойного У. С. некоторые руководители фракции "ругали" самих себя за "викжеляние", и бия кулаками в грудь, клялись "отныне вести твердую линию". Спустя полтора месяца после разгона У. С. эсеры со скорбью признавались, что "основной проблемой русской революции была и, увы, до сих пор остается проблема власти".

Правда, и после 5 января Черновы и Церетели продолжали доказывать необходимость У. С., лозунг У. С. "имел хождение" первые месяцы гражданской войны. Но это было лишь последнее воспоминание о прошедшем. В Самаре состоялся "выход под занавес" - идея об У. С., как внеклассовом арбитре, безнадежно агонизировала.

"Отвлеченная политическая мысль полагает, что У. С. силой своей внутренней идеи, авторитетом своего всенародного значения разрешает все стоящие перед ним затруднения. Сила реальных отношений, суровая проза государственного строительства каждый раз опровергает этот отвлеченный способ рассуждения"1 - поучал эсеров кадетский юрист Новгородцев.

"Сила реальных отношений" не замедлила сказаться на сохранившихся остатках эсеровской и меньшевистской партии. Активное сотрудничество с. -р. и меньшевиков с буржуазно-помещичьей контр-революцией показало, что от прежних иллюзий не осталось ни следа. При поддержке мелкобуржуазных демократических партий контр-революция 1919 - 1920 гг. начинала прямо с генеральской диктатуры.

Для пролетарской революции это сплочение сил противника сыграло положительную роль. Оно быстро ликвидировало колебания крестьянства и некоторых отсталых слоев рабочего класса в гражданской - войне, провело четкий водораздел между революцией и контр-революцией. Кристаллизация сил обоих лагерей укрепила диктатуру пролетариата.


1 "Русские ведомости", N 42 - 22/9-III-1916 г., ст. Места и действительность в вопросе об У. С.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-УЧРЕДИТЕЛЬНОГО-СОБРАНИЯ-В-РОССИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. Рубинштейн, К ИСТОРИИ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ В РОССИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/К-ИСТОРИИ-УЧРЕДИТЕЛЬНОГО-СОБРАНИЯ-В-РОССИИ (дата обращения: 17.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. Рубинштейн:

Н. Рубинштейн → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
486 просмотров рейтинг
14.08.2015 (826 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
8 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
8 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
11 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
12 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом на Оси, была коей Луна им. Наука дней новых не ведает этого: мир ей — без центра и края дыра, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне забил кол в эту глупость, губящую нас.
Каталог: Философия 
14 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
19 дней(я) назад · от Россия Онлайн
БАРАКАТУЛЛА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВОПРОСЫ РЕПАРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕЙХСТАГА)
Каталог: Военное дело 
20 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВСЕСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
К ИСТОРИИ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ В РОССИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK