Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7362
Автор(ы) публикации: В. СЕМЕНОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Буржуазная революция в Англии 1642 - 1649 гг. закончилась победой буржуазии и ее союзника - нового дворянства. Опираясь в гражданской войне на поддержку крестьянской массы и плебейских элементов городов, английская буржуазия нанесла удар феодализму в лице "монархии, феодального дворянства и господствующей церкви"1 . На известное время ей удалось захватить государственную власть в свои руки. "...Благодаря вмешательству... йоменри и плебейского элемента городов, борьба была доведена до последнего решительного конца, и Карл I угодил на эшафот"2 . Победа буржуазной революции означала уничтожение ряда пут, тормозивших развитие английского капитализма. Во время революции были отменены многочисленные монополии в области торговли и промышленности и значительно ослаблены цехи. Был издан знаменитый навигационный акт 1651 г., обеспечивший независимость Англии в морской торговле. При республике и протекторате велись упорные и победоносные войны с главными торговыми конкурентами Англии в ту эпоху - Голландией и Испанией. Рост буржуазного землевладения в результате конфискации и продаж королевских, церковных и делинквентских земель, а также земель в завоеванной Ирландии ярко характеризует политику буржуазной революции в аграрном вопросе. С отменой прав так называемого рыцарского держания (акты 1645 и 1656 гг.) крупное землевладение стало свободным владением, частной буржуазной собственностью. Однако законодательство английской революции не отличалось демократическим характером и не ставило своей целью полное сокрушение феодализма. Пришедшая к власти при помощи масс, буржуазия отказывалась от проведения демократических реформ в интересах этих масс. Наследственные оброчные держатели земель (копигольдеры) - основная масса английского крестьянства - не были признаны собственниками своих участков и должны были по-прежнему платить феодальные ренты. Масса конфискованных земель перешла целиком в руки нового дворянства и буржуазии. Крупнейшие монополисты в области внешней торговли и лондонские ростовщики ("золотых дел мастера" Сити) полностью сохранили свои привилегии и тяжело давили на мелкую буржуазию. Политический строй индепендентской республики и протектората был далек от демократизма. Превратившийся в олигархическое собрание Долгий парламент в 1653 г. был разогнан Кромвелем. Конституция протектората, так называемое "Орудие управления", вводила высокий избирательный ценз. И при республике и при протекторате массовые движения и наиболее демократические, партии и тече-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VII, стр. 54.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 297.

стр. 36

ния - левеллеров, диггеров, людей пятой монархии и пр. - подвергались суровым преследованиям и репрессиям.

В результате незаконченности, "недоделанности" английской буржуазной революции и прямого разрыва буржуазии с народными массами новая власть при протекторате опиралась исключительно на военную диктатуру. Смерть Кромвеля, конфликт между офицерством и парламентами, распри между генералами и страх перед оживившимся массовым движением заставили через полтора года после смерти Кромвеля английскую буржуазию пойти на компромисс с феодальной аристократией. В мае 1660 г. в Англии произошла реставрация и сын казненного короля Карла I - король-эмигрант Карл II - вступил в Лондон.

Возвращая Стюартов к власти, буржуазия выставила со своей стороны ряд условий. Король должен был быть конституционным королем и править совместно с парламентом. Бредская декларация, подписанная Карлом II в апреле 1660 г., предусматривала всеобщую амнистию, веротерпимость и признание права собственности за владельцами конфискованных имуществ. Отвечая на приветственные речи спикеров палаты лордов и палаты общин, Карл II 30 мая 1660 г. торжественно заявил: "Я буду не только истинным защитником религии, но также и защитником законов и вольностей моих подданных"1 .

В действительности реакция зашла дальше пределов, которые ей ставила буржуазия. Сын Карла I бесцеремонно нарушил большинство обещаний, данных им в Бреде. Опираясь на реакционные настроения депутатов нового, Долгого, "кавалерского", "пенсионарного" парламента (1661 - 1679 гг.), Карл II уже в начале 1660-х годов утвердил ряд законов против диссентеров и полностью восстановил привилегированное и монопольное положение англиканской церкви. Под флагом борьбы с "цареубийцами" было казнено немало республиканцев, активных участников гражданской войны. Часть конфискованных земель, в том числе и земель церкви, реакции удалось возвратить бывшим собственникам. Если эти мероприятия не удовлетворяли своей "умеренностью" наиболее оголтелых "кавалеров", ничему не научившихся в эмиграции, то все же они были достаточны для того, чтобы отрезвить буржуазию и позволить ей довольно быстро освободиться от части иллюзий, связанных с "счастливой реставрацией"2 .

Во второй половине 1660-х и начале 1670-х годов феодальная реакция продолжала усиливаться. Даже реакционное правительство Гайда Кларендона, автора знаменитой "Истории Великого мятежа", казалось слишком умеренным для придворных кругов. В 1667 г. оно было заменено камарильей, известной под именем "кабаль"3 . Система продажности, подкупов, беззастенчивого казнокрадства характеризовала правление королевских министров и других сановников гражданского и военного ведомств. Война с Голландией 1664 - 1667 гг. обнаружила полную неподготовленность и вскрыла чудовищные злоупотребления в английском флоте, во главе которого стоял брат короля герцог Йоркский Яков. С конца 1660-х годов при дворе серьезно обсуждался план восстановления в Англии католицизма. Карл II


1 "Cobbett's Parliamentary History of England". Vol. IV, p. 56. 1808.

2 Ibidem, p. 55. Из речи спикера палаты лордов от 30 мая 1660 года.

3 По имени начальных букв фамилий министров - Клиффорд, Арлингтон, Бекингем, Ашли (Эшли) и Лодердаль. Кличка ("кабаль" значит "заговор") намекала на "коварный", "заговорщический" характер правительства, стремившегося обделать дела за спиной парламента.

стр. 37

В 1669 г. откровенно говорил своему племяннику принцу Вильгельму Оранскому, что в реформации он видит причину всех революционных бедствий. В то же время, нуждаясь постоянно в деньгах, "веселый монарх" без зазрения совести поступил на содержание к французскому королю Людовику XIV. Последний соглашался, при условии подчинения английской внешней политики руководству Франции, не только выплачивать английскому королю регулярные субсидии, но и содействовать перевороту в Англии в целях установления абсолютизма. По тайному дуврскому договору, ратифицированному 26 мая 1670 г., Карл II обещал открыто объявить себя католиком, когда это позволят обстоятельства. Если в Англии в связи с восстановлением католицизма вспыхнет восстание, французский король обязывался оказать помощь Карлу II деньгами и посылкой вспомогательного корпуса. Со своей стороны, Карл II должен был поддержать французское правительство в его борьбе с Голландией и поддерживать всеми силами претензии Бурбонского дома на так называемое испанское наследство.

Так "Стюарты продавали, ради своей собственной выгоды и выгоды придворной знати, всю английскую промышленность вместе с торговлей французскому правительству, т. е. правительству единственной страны, которая противопоставляла тогда англичанам опасную и во многих отношениях победоносную конкуренцию"1 .

В 1672 г. в исполнение дуврского договора Карл II объявил новую войну Голландии. Английская буржуазия, не опасавшаяся уже в это время конкуренции со стороны начавшей слабеть Республики соединенных провинций, весьма холодно отнеслась к этой войне. Еще более отрицательным было отношение буржуазных и дворянских кругов к изданной в том же году Карлом II декларации о веротерпимости, которая провозглашала право короля освобождать от применения уголовных законов против диссентеров и католиков. Восстановление католицизма, в котором Стюарты не без основания видели наиболее гибкое орудие абсолютизма, находилось в резком противоречии с интересами нового дворянства, которое было давно уже союзником буржуазии. Это новое дворянство, земельное могущество которого было создано реформацией, испытывало величайший страх "перед восстановлением католицизма, при котором они (дворяне. - В. С. ), разумеется, должны были бы вернуть все свои награбленные, принадлежавшие прежде церкви земли, благодаря чему семь десятых земельной площади переменило бы своих владельцев"2 .

Таким образом, компромисс, заключенный в 1660 г. между буржуазией и феодальной аристократией, потерял свое значение для буржуазии Капиталистическое развитие страны продолжалось и под покровом феодальных политических отношений, но оно тормозилось, и буржуазии дорого обходились зигзаги стюартовской политики. В середине 1670-х годов в Англии снова возрождается парламентская оппозиция. Блокируясь с наиболее передовыми элементами в среде дворянства и привлекая их на свою сторону, буржуазия создает политическую партию, отражающую интересы буржуазно-дворянского блока. Зарождение партии вигов, которой противостояла другая оформляющаяся партия, чисто дворянская, - тори, - свидетельствовало об усилении буржуазных элементов в стране, о подготовке буржуазией нового наступления на феодальные элементы с целью добиться новых уступок.


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VIII, стр. 278.

2 Там же.

стр. 38

II

Первым организованным выступлением оппозиции во время реставрации следует считать парламентские прения 1673 года. Собравшийся на сессию в феврале этого года парламент подверг резкой критике королевскую декларацию и большинством 168 голосов против 116 принял резолюцию, что уголовные законы по церковным вопросам могут быть приостанавливаемы лишь актами парламента "Декларация короля означает... отмену 40 парламентских актов. Она отменяет 18 статутов, принятых при настоящем короле... Она уничтожает присягу и подвергает опасности мою свободу и собственность"1 , - формулировал вопрос один из оппозиционных депутатов. В этой сессии наметилось впервые разделение депутатов на два лагеря: королевской придворной партии (court party) и так называемой земской партии, оппозиционной (country party)2 . Нуждаясь в деньгах для войны с Голландией и не желая ссориться с парламентом, Карл II отменил декларацию. Парламент не удовольствовался этим и провел специальный акт, направленный против католиков, - Test Act (акт об испытании), требовавший от всех состоящих на государственной службе принесения присяги по англиканскому обряду - с отречением от католических догматов. Прямым результатом принятия Test Act была отставка брата короля - Якова, ярого католика, занимавшего пост главного адмирала. Должен был уйти в отставку и один из министров "кабаль" (тоже католик) - лорд Клиффорд. Осенью 1673 г, парламент подверг критике внешнюю политику правительства, высказавшись против союза с Францией и за мир с Голландией. В феврале 1674 г. Карл II вынужден был и в этом вопросе пойти на уступки, заключив против желания Людовика XIV сепаратный мир с Голландией. Министерство "кабаль" развалилось. Один из его членов, Эшли (он же граф Шефтсбери), перешел на сторону оппозиции, заняв в ней руководящее положение. Первым министром короля стал лорд Дэнби, державшийся (по крайней мере, первое время) во внешней политике антифранцузской ориентации. "По предложению Дэнби, уже в 1674 г. был решен вопрос о браке старшей дочери Якова, Марии, с голландским штатгальтером Вильгельмом Оранским3 . К католикам (равно как и к протестантским диссентерам) стали строго применять уголовные законы.

Однако после некоторых уступок оппозиции двор перешел снова в наступление. Дэнби еще более чем министры "кабаль" практиковал подкуп депутатов палаты. Парламент созывался на короткие сессии, а затем систематически распускался ("отсрочивался"). Чтобы окончательно покончить с парламентской оппозицией, Дэнби пытался в апреле 1675 г. провести через палату лордов ультрареакционный акт о непротивлении королю при всяких условиях. "Непротивление власти короля" ("Non-resistance") стало лозунгом, под которым предстояло объединиться реакционной дворянской партии тори. Билль вызвал резкие нападки как в палате лордов, так и особенно в палате общин. В ответ на билль оппозиционные депутаты парламента 27 апреля 1675 г. потребовали привлечения к судебной ответственности самого Дэнби за злоупотребления в его ведомстве главного казначейства. Но подкупленное правительством большинство парламента провалило это


1 "Cobbett' s Parliamentary History of England". Vol. IV, p. 523. Речь Mr. Vaughan.

2 Гизо неточно переводит "country party" выражением "национальная партия ("parti national").

3 Самый брак был заключен в 1677 году.

стр. 39

предложение. На осенней сессии 1675 г. оппозиция возобновила свои атаки на правительство. Ставший к этому времени признанным лидером оппозиции Шефтсбери произнес большую программную речь, в которой говорил: "Мой принцип - это король, но король по закону, тому самому, какой одинаков и для бедняка, живущего в хижине... Мой принцип также тот, что палата лордов, ее юрисдикция и прочие права, которыми она обладает, составляют существенную часть всего правления... Но если когда-либо случится (чего не дай бог!), что король будет управлять посредством армии, я не обязан подчиняться такому правлению"1 . Шефтсбери отказывался признавать лоудовскую теорию о божественном характере королевской власти; "Если монархия обладает божественным характером, то она не может быть ограничена человеческими законами... Если это учение верно, то бесполезна Великая хартия вольностей и все наши законы имеют силу лишь постольку, поскольку это угодно королю"2 .

Так, уже в 1675 г. между двумя зарождавшимися партиями - вигами и тори - намечались довольно отчетливо принципиальные расхождения, хотя ни одна из этих партий еще не называлась настоящим своим именем.

Чтобы спасти своего министра и развязать себе руки во внешней политике, Карл II отсрочил на долгий срок заседания парламента: палаты собрались снова лишь в феврале 1677 г., после 15-месячного перерыва.

Период между парламентскими сессиями прошел под знаком дальнейшей консолидации сил буржуазии и связанной с ней части аристократии и джентри вокруг новой партии. Центром будущих вигов становится с 1675 г. лондонский "Клуб зеленой ленты", включавший в себя самые разнообразные элементы. Руководство было в руках оппозиционных лордов во главе с Шефтсбери, который был президентом клуба. Но среди его членов можно было встретить и ольдерменов лондонского городского управления и связанных с Лондоном джентри, представителей интеллигентских профессий, адвокатов, поэтов, памфлетистов. С клубом была связана также группа старых республиканцев, ветеранов 1640-х годов, в лице Альджерона Сидни, Ричарда Рембольда и Джона Уайльдмана. В течение семи лет клуб играл выдающуюся политическую роль. Обладая широкой агентурой по всей стране, кадрами талантливых агитаторов и памфлетистов, клуб умел возбуждать общественное мнение в нужном для его воротил направлении, подготовляя таким образом новые выступления оппозиции в парламенте. В качестве массовой силы руководители клуба опирались главным образом на буржуазию, обуржуазившихся джентри и на более крепкие мелкобуржуазные элементы. Купцы, лавочники, йомены как верхушка крестьянства, различные диссентерские протестантские секты были предметом особого внимания клуба. Но иногда воротилы "Клуба зеленой ленты" были не прочь воспользоваться озлобленным настроением даже беднейшего населения рабочих предместий Лондона, особенно Саутворка, посылая туда соответствующих агитаторов с целью вызвать демонстрации, например против католиков.

Политические взгляды оппозиционных лордов отнюдь не отличались революционностью. Сам Шефтсбери представлял собою весьма неустойчивую в политическом отношении фигуру: в гражданской вой-


1 "Cobbett's Parliamentary History of England". Vol. IV, p. 793.

2 Ibidem, p. 798 - 799.

стр. 40

не он сражался на стороне короля, затем был членом кромвелевских парламентов и, наконец, принимал вместе с Монком участие в реставрации Стюартов. Будучи министром "каталь", Шефтсбери вначале поддерживал королевскую прерогативу, а затем круто повернул к оппозиции. В своих мемуарах Яков II очень ядовито характеризует политиканство Шефтсбери: "Граф (Шефтсбери. - В. С.) во всех переворотах, которым подвергалась нация с начала мятежа при короле Карле I, прославился своей способностью менять партии и всегда быть в господствующей клике, не позволяя в то же время себе выступать слишком резко против побежденной партии..."1 . Выше мы приводили отрывок из речи Шефтсбери, характеризующий умеренно-монархический конституционализм лидера вигов.

Республиканская часть членов клуба во главе с Сидни, Уайльдманом и др. довольно скоро отделилась от аристократов. Уже в 1677 г. Сидни, Рембольд и Уайльдман были в натянутых отношениях с Шефтсбери.

Организовавшись в партию, оппозиция с каждой новой сессией парламента выступала все более резко против правительства. Она требовала решительного поворота курса внешней политики, настаивая на войне с Францией и на союзе Англии с Голландией и другими протестантскими странами. По ее настоянию в марте 1678 г. палата общин представила адрес королю, в котором парламент требовал объявления войны Людовику XIV. В том же году парламент провел билль, категорически запрещавший ввоз в Англию иностранных (т. е. французских) промышленных изделий. Против герцога Йоркского как католика была начата кампания с целью добиться лишения его права наследовать престол после Карла II, не имевшего законных детей. В январе 1679 г. палата общин, раздраженная известиями о получении королем денег из французского источника и требованием Людовика XIV, чтобы Карл II распустил совсем парламент, потребовала предания суду главы правительства - лорда Дэнби. Карлу не оставалось иного выхода, как распустить парламент, не сменявшийся в течение 18 лет.

После роспуска "кавалерского" парламента (1679 г.) и назначения новых выборов оппозиция развернула широкую деятельность. При помощи связей и агитации членов "Клуба зеленой ленты", а также "золота и пива"2 , на которые не скупились будущие виги, оппозиции удалось одержать полную победу на выборах 1679 года. Правительство, хотя оно также не жалело денег на подкупы, могло рассчитывать всего на несколько десятков голосов из общего состава вновь выбранной нижней палаты. Собравшийся 6 марта 1679 г. новый парламент, который обычно английские историки считают "первым вигским парламентом"3 , провел ряд важных мероприятий, свидетельствовавших о победе оппозиции. Лорд Дэнби был посажен в Тоуэр, где ему пришлось пробыть целых пять лет. 15 мая 1679 г. парламент сформулировал "билль об исключении", устранивший Якова от наследования короны Англии, Шотландии и Ирландии и требовавший его удаления из страны. В случае самовольного возвращения или попытки объявить себя королем вопреки акту герцог подлежал обвинению в государственной измене4 . Лидеры оппозиции прочили в качестве кандидата на престол старшего незаконного ("натурального") сына Карла II - герцога Монмаута, бывшего членом "Клуба зеленой ленты". В конце


1 "Memoires de Jacques II". Collections de Guizot. Vol. XXII, p. 172.

2 "Cambridge Modern History". Vol. V, Ch. 9 (Pollock), p. 223.

3 См., например, Trevelyan "England under the Stuarts", p. 402. 1904.

4 "Cobbett's Parliamentary History of England". Vol. IV, p. 1136.

стр. 41

мая 1679 г. парламент провел известный акт - Habeas Corpus, - содержавший ряд гарантий против произвольных арестов. Незначительным большинством билль прошел через палату лордов и стал законом. Пытаясь пойти на компромисс с оппозицией, Карл II включил некоторых ее вождей в свой Тайный совет. Шефтсбери был назначен председателем совета. Яков был вынужден временно выехать заграницу (во Фландрию).

Однако победа оппозиции была непрочной. Часть оппозиционных лордов: Галифакс, Сендерленд и Эссекс - перешла на сторону придворной партии. Король категорически возражал против "билля об исключении" и не соглашался узаконить Монмаута. Вопреки советам Шефтсбери, вскоре вынужденного уйти в отставку, Карл II летом 1679 г. объявил о новых выборах в парламент. Выборы, происходившие под лозунгом "билля об исключении", дали новое торжество оппозиции. Но их противники из феодального лагеря также организовались, оказывая давление на короля. Карл II откладывал созыв нового избранного парламента на неопределенный срок.

Борьба оппозиции за скорейший созыв парламента, а придворной партии - за отсрочку его дала повод к новым названиям той и другой партии. Сторонники оппозиции получили название петиционеров (petitioners) вследствие того, что они засыпали короля петициями с требованием скорейшего созыва парламента, который "обеспечил бы безопасность особе короля и английской религии"1 . Противники немедленного созыва парламента назывались abhorrers (буквально - "возмущающиеся"), так как они в своих контрпетициях нападали на предложение оппозиции2 . Впрочем, к концу 1679 г. эти названия стали вытесняться новыми кличками, окончательно утвердившимися за партиями - виги и тори, - намекавшими на связь каждой из них с общественными движениями, происходившими в других частях Соединенного королевства. Виги - шотландские виггаморы, пресвитериане - только перед этим, в мае 1679 г., убили англиканского архиепископа в Шотландии - Шарпа. Называя сторонников абсолютной власти короля именем ирландских партизан - тори, - оппозиция хотела подчеркнуть католические симпатии двора и его расчеты на использование ирландского движения против англичан-землевладельцев в Ирландии.

Лишь в октябре 1680 г. долго отсрочиваемый парламент спустя год после выборов был, наконец, созван. Как и следовало ожидать, он начал свою деятельность с "билля об исключении". Билль быстро прошел через нижнюю палату, но был отвергнут палатой лордов (ноябрь 1680 г.).

"Флюгер" - лорд Галифакс - с большим красноречием выступал в защиту прав Якова. Большинство лордов считало величайшей опасностью подвергать какому-либо сомнению принцип наследственной монархии. Общины потребовали отставки Галифакса и обратились к королю со специальной петицией, в которой доказывали спасительность для королевства лишения наследственных прав католика Якова. Карл II, однако, отказывался пойти на уступки и подготовлял роспуск строптивого парламента. Незадолго до роспуска, в январе 1681 г., общины провели резкую резолюцию, объявлявшую изменником и французским агентом "всякого, кто посоветует его величеству


1 Burnet "Histoire de mon temps". Collections de Guizot. Vol. III, p. 158.

2 Другими названиями для оппозиции были: "бирмингамцы" - от города Бирмингама, где оппозиция имела много сторонников, и "эксклюзионисты" - от "билля об исключении" ("Bill of Exclusion").

стр. 42

отсрочить парламент или распустить его или помешает каким-либо другим путем проведению билля об исключении Якова, герцога Йоркского"1 .

Последний парламент Карла II, в котором большинство также принадлежало вигам, был созван им не в Лондоне, где атмосфера казалась правительству слишком возбужденной, а в цитадели англиканского правоверия и торизма - Оксфорде. Этот парламент просуществовал всего одну неделю (21 - 28 марта 1681 г.) и был распущен, когда общины снова подняли вопрос об исключении Якова. Король явился в Оксфорд в сопровождении королевской гвардии. Со своей стороны, оппозиционные депутаты прибывали вооруженными и в сопровождении более многочисленной чем обычно свиты. Циркулировали слухи, что депутаты собираются арестовать короля и держать его до тех пор, пока он не уступит их петициям. "Но, если этот план и был, - замечает один мемуарист, - авторам его не хватало мужества или благоприятного случая привести его в исполнение. Король спешно уехал в Лондон"2 .

После этого Карл II больше не собирал парламента и правил последние годы самодержавно. Два обстоятельства сыграли решающую роль в поражении оппозиции и победе двора. Во-первых, весной 1681 г. Карлу II удалось окончательно договориться с Людовиком XIV о размерах крупной ежегодной пенсии и сразу же получить крупную сумму в 12,5 млн. франков, что делало его независимым от парламентских налогов. Второй причиной, и наиболее важной, был страх имущих классов, прежде всего верхов дворянства, перед народной революцией, что и сказалось на отходе от вигской оппозиции значительной части аристократии, а также и на нерешительности действий оставшихся вигских лидеров, когда двор круто перешел к репрессиям. В ответ на роспуск оксфордского парламента, когда выяснилось, что правительство можно свергнуть лишь революционным путем, виги и не подумали обратиться за поддержкой к массам. В крайнем случае они рассчитывали на дворцовый переворот, на "захват короля в плен", "арест стражи Тоуэра" и т. п., но и тут дело не пошло дальше разговоров. При таких условиях торийская реакция со всей силой обрушилась на вигов. Шефтсбери был арестован и заключен в Тоуэр по обвинению в государственной измене. Но суд присяжных, жюри которого было составлено из "первых граждан Лондона"3 , вынес ему оправдательный приговор. Тем не менее Шефтсбери должен был бежать на континент, где вскоре и умер (в Амстердаме).

Когда в 1683 г. обнаружился новый заговор части вигов пытавшихся захватить и убить "обоих царственных братьев" (т. е. Карта II и возвратившегося в Англию Якова)4 , правительстве закрыло "Клуб зеленой ленты", произвело среди вигов многочисленные аресты и казнило нескольких человек, в том числе Альджерона Сидни и лорда Ресселя. Монмаут был также скомпрометирован заговором, но помилован королем и был вынужден покинуть английские владения.

С 1683 г. в Англии царила лютая реакция. В южные и западные графства, где виги были особенно популярны, правительство направило судебно-карательные экспедиции. Судьи привлекли к ответ-


1 "Cobbett's Parliamentary History of England". Vol. IV, p. 1294.

2 "Memoirs of Sir John Reresby from year 1658 to 1689", p. 213. London. 1904; см. также Burnet "Historie de mon temps". Vol. III, p. 197.

3 Burnet. Op. cit. Vol. III, p. 215.

4 Заговор обычно называется райгаузским, или овинным, по имени места, где должно было произойти покушение.

стр. 43

ственности укрывающих "мятежников" или находившихся с ними в какой-либо связи. Города и бурги в доказательство своей лояльности должны были отказываться от своих хартий и получать вместо них новые - по воле двора. Свирепые гонения на диссентеров, пресвитериан и индепендентов все более усиливались. Современники сравнивали положение Англии с положением в Нидерландах во время террора герцога Альбы1 .

Виги были разбиты. Недавно оформившаяся новая партия подвергалась разложению. Большая часть лордов-оппозиционеров перекочевала в лагерь победителей-тори. Наиболее крайние элементы из среды джентри и мелкой буржуазии эмигрировали на континент, преимущественно в Голландию, и выжидали дальнейшего развития событий.

III

В начале 1685 г. Карл II умер. Его брат и наследник Яков стал английским королем под именем Якова II. Новый король начал царствовать, не встретив на первых порах никаких препятствий. Вигская оппозиция, казалось, была разбита навсегда. Тори с 1679 г. были союзниками герцога Йоркского. Путем подкупов и изменения избирательного закона правительству удалось подобрать послушную палату. Новый парламент оказался состоящим почти целиком из тори и готов был полностью поддерживать короля в его борьбе с остатками вигской оппозиции.

На первых порах Яков все же делал вид, что он хочет быть "конституционным королем". В своей речи, произнесенной в Тайном совете, он заявил о своем желании сохранить законы королевства и защищать неприкосновенность англиканской церкви. "Не желая пожертвовать ни одной из своих прерогатив, он в то же время обещал уважать свободу и собственность своих подданных"2 . Однако спустя несколько месяцев обнаружилось, что король-католик намерен серьезно покровительствовать католицизму. Многие католики были освобождены из тюрем. Пресвитериане же и прочие диссентеры, наоборот, подвергались новым репрессиям. В Шотландии, где пресвитерианство было вероисповеданием большинства населения, религиозные преследования давали себя чувствовать особенно тяжело. Учитывая давнюю непопулярность Якова среди различных классов и начавшееся раздражение в результате первых шагов его царствования, виги-эмигранты сделали две попытки восстания против Якова, но обе эти попытки закончились неудачей.

Первое восстание имело место в Шотландии в мае-июне 1685 г. и возглавлялось графом Арчибальдом Аргайлем, сыном Аргайля, бывшего когда-то союзником Долгого парламента в его гражданской войне с Карлом I. Аргайль рассчитывал на поддержку горцев северной Шотландии, но их собралось всего 1800 человек. Враждебные роду Аргайлей другие кланы выступили на стороне английского правительства; дворянство и горожане нижней Шотландии ненавидели горцев и также поддерживали правительство; в начале июня 1685 г. Аргайль был разбит, попал в плен и затем был казнен.

Восстание Монмаута происходило на юго-западе. Начавшееся 11 июня 1685 г., оно на первых порах развивалось весьма успешно. В манифесте Монмаута, написанном одним из левых вигов, Фергю-


1 Burnet "Histoire de mon temps". Vol. III, p. 250.

2 Ibidem, Vol. IV, p. 7; см также "Memoires de Jacques II" Collections de Guizot. T. IV, pp. 3 - 4.

стр. 44

соном, герцог обещал восстановить отнятые вольности, предоставить религиозную свободу всем протестантским сектам, обеспечить ежегодный созыв парламента и установить милицию (народное ополчение) как единственную форму войска в Англии. К Монмауту быстро присоединились тысячи местных крестьян и ремесленников. Ряд промышленных городов Дорсетшира, Сомерсетшира и других юго-западных графств встал на его сторону. Одно время казалось, что Якову угрожает серьезная опасность. Однако активное выступление масс сразу парализовало вигское дворянство и крупную буржуазию. Сам Монмаут, смущенный своей ролью "демократического короля", не верил в успех, не встречая поддержки со стороны местного дворянства. В конце концов он был разбит, взят в плен и после жалких попыток испросить у Якова II помилование сложил свою голову на эшафоте.

Победа над двумя неудачными восстаниями окончательно вскружила голову Якову II. Располагая 20-тысячной армией, собранной для борьбы с повстанцами, и используя страх помещиков и крупной буржуазии перед революцией, Яков со всей решительностью встал на путь абсолютистско-католической реакции. В Шотландии и юго-западных графствах царил кровавый террор. Верховный судья Джефрис превзошел своими кровавыми ассизами все зверства солдат королевской армии. Всего на юго-западе было казнено (повешено) 320 человек, свыше 800 сослано на Ямайку. Громадные взятки с заподозренных брали не только судьи, но даже придворные дамы... Теперь Яков II, не стесняясь, мог приняться за восстановление католицизма и утверждение в Англии абсолютизма по образцу абсолютизма Людовика XIV.

В этих целях он потребовал от парламента в ноябре 1685 г. отмены Test Act и Habeas Corpus Act. Но даже торийский раболепный парламент отказался выполнить это требование. 20 ноября 1685 г. Яков II распустил парламент и не назначил новых выборов. Формально законы против рекузантов1 не были отменены, но фактически католичество было восстановлено в Англии. В самом Лондоне было открыто несколько католических монастырей, церквей и иезуитских коллегиумов. Особая высшая церковная палата, напоминавшая Высокую комиссию Лоуда, должна была подготовить контрреформацию англиканской церкви. При дворе открыто совершалась католическая месса. Ряд высших должностей был занят министрами-католиками. 4 апреля 1687 г. король издал декларацию веротерпимости. Целью ее, помимо известной легализации католицизма, было (как и при Карле II) разбить единый протестантский лагерь путем привлечения на сторону двора гонимых англиканской церковью диссентеров. План раскола протестантов, однако, не удался. Хотя некоторые из диссентеров (между ними знаменитый квакер Вильям Пени) и поддались на удочку короля и выражали ему благодарность в соответствующих адресах, большинство диссентеров отказалось выразить признательность королю за его "милость".

Недавние преследования крайних сект в самой Англии и отмена Людовиком XIV, по совету иезуитов, Нантского эдикта (1685 г.) показывали ясно диссентерам, что будет с ними в случае окончательной победы католиков в Англии. Преследования гугенотов правительством Людовика XIV производили особенно большое впечатление на английскую буржуазию. В Англии с ужасом и возмущением слушали рассказы прибывших туда в большом количестве беженцев-гугенотов


1 Рекузант - отказывающийся подчиниться. Так называли как католиков, так и протестантов-диссентеров, не признававших короля главой церкви.

стр. 45

о военных экзекуциях, производившихся над мирным населением, о конфискации имущества, об упадке торговли и промышленности в результате издания Нантского эдикта. С другой стороны, англиканское духовенство, еще недавно травившее сектантов, теперь всячески ухаживало за "заблуждающимися братьями", обещая парламентским путем урегулировать их правовое положение. Среди массы памфлетов, выпущенных в связи с католической опасностью, выделялся особенно один, озаглавленный "Письмо к диссентеру", записанный, как предполагали, Галифаксом и вышедший в 20 тыс. экземпляров, в котором очень остроумно говорилось: "Вас (т. е. диссентеров. - В. С. ) теперь заключают нарочно в объятия для того, чтобы потом можно было легче задушить"1 .

Яков II просчитался и в другом пункте. Он надеялся, что связанные учением о непротивлении монарху епископы англиканской церкви не посмеют ослушаться его королевских приказов. Однако епископы, дворяне по своему социальному происхождению и образу жизни были тесно связаны с английской аристократией и джентри. Чувствуя за собой поддержку широких дворянских кругов, не на шутку встревоженных перспективой католической реставрации, епископы позволили себе фронду. Когда через год, в апреле 1688 г., Яков II опубликовал вторую декларацию веротерпимости с приказанием прочесть ее во всех церквах Англии, епископы отказались ему повиноваться. Архиепископ Кентерберийский и шесть епископов явились во дворец и, стоя на коленях, представили протест-петицию, в которой указывалось на незаконность декларации как юридического акта. Вскоре эта петиция была отпечатана и широко распространена в Лондоне и провинции. За "пасквиль" епископы были арестованы и отданы под суд, но суд присяжных 29 июня оправдал их. Эта демонстрация (хотя и "на коленях") была для Якова II явным предостережением. Даже партия тори, несмотря на все свои верноподданнические чувства и отвращение к революции, решительно выступала против католических планов Стюартов. Вигская оппозиция, пользуясь возбуждением общества против католиков, снова мобилизовала свои силы.

Около это со времени другое событие ускорило развязку. У Якова II 10 июня 1688 г. родился сын. До этого времени и тори и виги рассчитывали, что после смерти Якова II, которому было за 50 лет, престол перейдет к его дочери от первого брака Марии, протестантке, бывшей замужем за штатгальтером Голландской республики Вильгельмом Оранским. Теперь эти расчеты рушились. Католическая линия Стюартов грозила превратиться в постоянную династию. В этих условиях виги и тори, сговорившись друг с другом, решили обратиться с призывом к мужу Марии и зятю Якова II - принцу Оранскому, чтобы он "во имя протестантизма" предпринял вооруженную интервенцию в Англию. В этом смысле 30 июня 1688 г. шестью лордами, из которых трое были вигами и трое - тори, и одним епископом2 было послано принцу Оранскому пригласительное письмо. "Народ настолько недоволен настоящим поведением правительства, его посягательством на его (народа. - В. С. ) религию, свободу и собственность, - писали лорды, - что ваше высочество может быть уверено в том, что 19/20 населения в королевстве желает перемены"3 .


1 "Cambridge Modern History". Vol. V. Ch. 10, p. 235.

2 Письмо подписали лорды Девоншир. Г. Сидни, Рессель, Шрусбери, Денби и Лемли и епископ лондонский Комптон.

3 Mackintosh "History of the Revolution in England. 1688", p. 691. London. 1834.

стр. 46

Лорды указывали, далее, что против короля настроена большая часть знати и джентри, что большое недовольство царит в среде офицеров и простых солдат королевской армии, а также во флоте: "Из моряков и 1 человек на 10 едва ли найдется, кто встанет "а сторону короля". В заключение указывалось, что в Лондоне не верят ("Не найдется 1 человека и на 1000") в подлинность рождения принца Уэльского1 . Так началась подготовка "славной революции".

IV

В 1688 г. международные отношения в Европе отличались чрезвычайной напряженностью. Людовик XIV угрожал захватить западные рейнские земли Германии, в частности присоединить город Кельн. Голландия более чем когда-либо находилась под угрозой завоевания со стороны Франции. Целый ряд европейских государей (в том числе и папа) был настроен враждебно по отношению к французской агрессии. Для Голландской республики было в высшей степени важно привлечь Англию на свою сторону. Но пока правили Стюарты, об этом нечего было и мечтать. Яков II, как и его брат Карл II, продолжал состоять "пенсионером" Людовика XIV и агентом французской дипломатии. Иной оборот получился бы для Голландии в том случае, если бы на английский престол вступил штатгальтер Генеральных штатов Вильгельм Оранский. Не удивительно, что принцу Оранскому довольно скоро удалось добиться от Штатов формального согласия и отпуска средств на экспедицию в Англию. Фактические приготовления к этому походу начались еще в июне и июле 1688 г., хотя Вильгельм несколько раз в письмах заверял тестя, что он совершенно не помышляет о чем-либо подобном2 .

Уверенный в безопасности со стороны принца Оранского, Яков II в сентябре отклонил предложение Людовика XIV воспользоваться против Вильгельма французским отрядом. Тем неожиданнее для него явилась опубликованная Вильгельмом 10 октября особая декларация, в которой принц говорил о своем намерении явиться в Англию, чтобы обеспечить "протестантскую религию, свободу, собственность и свободный парламент для английской нации"3 , Получив текст декларации, Яков II "побледнел и несколько минут не мог ничего сказать"4 . И было от чего: голландский флот в любое время мог пристать к незащищенным берегам Англии. 19 октября 1688 г. Вильгельм сделал попытку выступить со своим флотом, но из-за противного ветра был вынужден вернуться обратно. 1 ноября принц вторично поплыл к берегам Англии и 5 ноября высадился в одной из девонширских гаваней - в Торбэе. С Вильгельмом прибыло около 15 тыс. войска. Наряду с голландцами, англичанами и шотландцами в армии принца находились французские эмигранты-гугеноты и немецкие наемники, преимущественно из Бранденбурга. 8 ноября принц Оранский занял Экзетер - главный город графства Девоншир. После этого успеха положение принца в течение почти десяти дней оставалось критическим. Вильгельм вопреки ожиданию встретил весьма сдержанный прием со


1 Mackintosh "History of the Revolution in England. 1668", p. 691.

2 В 1685 г. принц Оранский предлагал Якову II даже военную помощь против Монмаута.

3 "Cobbett's Parliamentary History of England". Vol. V, p. I - II. 1809.

4 Маколей "История Англии с восшествия на престол Якова II" Соч. Т. VIII, стр. 296.

стр. 47

стороны местного населения, помнившего еще историю Монмаута. О привлечении в армию крестьян и вообще массы населения принц, впрочем, и не думал. Но ему было важно выявить отношение джентльменов и особенно высшей аристократии, а также заручиться поддержкой буржуазии Лондона. Но как раз в дворянстве первое время по прибытии Вильгельма замечались колебания. Лидер тори, упоминаемый не раз выше лорд Дэнби, один из подписавших письмо к принцу Оранскому, так характеризовал положение в середине октября 1688 г.: "Положение королевства самое ужасное: если король разобьет принца Оранского, папство вернется к нам и будет давить на нас со всем своим неистовством; если принц разобьет короля, корона и нация будут в опасности"1 .

Однако колебания дворянства должны были в конце концов прекратиться, тем более что массы не выступали и "анархии" не предвиделась. С середины ноября джентри юго-западных графств начали переходить на сторону принца. Войска последнего медленно, но настойчиво продвигались в Лондон. Яков II, у которого войско численно превосходило войско принца Оранского, пытался было оказать сопротивление. Он лично выехал в Солисбери, чтобы командовать своими войсками. Но враждебные действия двух армий не успели развернуться, так как придворная аристократия начала перебегать в лагерь принца Оранского. 14 ноября сын упомянутого графа Кларендона, лорд Корнбери, перешел на сторону принца с отрядом в 200 человек. За ним вскоре последовали другие, в том числе и главнокомандующий королевской армией генерал-лейтенант лорд Черчилль.

Яков II вернулся в Лондон и пытался запоздалыми уступками склонить ста свою сторону англиканскую церковь и лондонское Сити. Но положение его становилось все хуже. В конце ноября целый ряд графств в разных концах страны был уже охвачен восстанием. Крупнейшие города: Ньюкестль, Гулль, Норич и Бристоль - перешли на сторону принца Оранского. Восстаниями были охвачены Йоркшир (где им руководил Дэнби), Вустерщир, Глостершир. Оксфорд торжественно встретил вступившего в него принца. Яков II был покинут аристократией и даже своими ближайшими родственниками. 26 ноября "сбежала" принцесса Анна, младшая дочь короля; ее муж, принц Георг Датский, сделал это еще раньше. Тогда Яков II решил сам бежать, не желая, как он сам признавался, подвергнуться участи Ричарда II, взятого в плен Генрихом IV Ланкастерским, посаженного в Тоуэр и там умерщвленного2 . Отправив предварительно на континент королеву с ребенком, Яков II в ночь на 11 декабря покинул Лондон, бросив при этом в Темзу государственную печать... В Англии второй раз в XVII веке наступило междуцарствие (interregnum).

Бегство короля вызвало в Лондоне беспорядки. Было разгромлено несколько до мое наиболее известных католиков. Толпа разрушила также несколько католических церквей и часовен. Было разгромлено испанское посольство. В одном месте толпе случайно удалось обнаружить кровавого Джефриса, пытавшегося бежать. По требованию народа он был арестован. Среди аристократии и капиталистов Сити началась паника. Опасались присоединения к "простонародью" королевской армии, оставшейся без начальства и разложившейся. "Лорд-мэр Лондона был так напуган' террором грубой толпы, что тяжело


1 "Memoirs of Sir John Reresby", p. 312.

2 "Journal de Lord Henry Clarendon". Collections de Guizot, p. 127. Paris. 1827.

стр. 48

заболел и вскоре умер. Однако он успел в целях предотвращения дальнейших беспорядков собрать в гильдголе городских советников, пэров и архиепископа Кентерберийского"1 .

О страхе собственнических классов ярко говорит и другой аристократ-мемуарист: "В Лондоне лорды, духовные и светские, вместе с мэром и олдерменами сошлись в Уайтголле2 . Все они, как и вообще горожане, находились в таком оцепенении, что целиком подчинились кучке пэров, напуганных, впрочем, не меньше, чем они. Ибо, сказать правду, чернь была хозяйкой положения, и если бы эти животные сознавали свою силу, они сделали бы все, что пожелали, по крайней мере до тех пор, пока армия принца не прибыла в Лондон, потому что ей тогда фактически принадлежала власть"3 . Собрание лордов, епископов и олдерменов постановило просить принца Оранского как можно скорее явиться в Лондон, чтобы восстановить порядок. Вильгельм не замедлил прибыть.

Но дело осложнилось одним неожиданным обстоятельством: при посадке на корабль в Кенте Яков II был задержан толпой крестьян, сначала принявших его за иезуита. Шериф графства, сторонник Якова II, возвратил королю свободу и посоветовал ему вернуться в Лондон, убеждая его, что не все еще потеряно. Вильгельм, прибывший уже в Виндзор, с досадой узнал о "печальном событии". В его интересах было как раз бегство Якова. По требованию принца Оранского, Яков должен был покинуть столицу. Он удалился в город Рочестер, где ему намеренно была предоставлена полная возможность бегства (замок не охранялся со стороны моря). 22 декабря Яков вторично, и на этот раз успешно, бежал во Францию.

Тем временем Вильгельм Оранский, вступив в Лондон, собрал через несколько дней суррогат представительного собрания в составе лордов, олдерменов, членов лондонского совета и депутатов трех последних (вигских) парламентов Карла II. Собрание утвердило Вильгельма в качестве временного главы государства и уполномочило его разослать пригласительные письма по графствам для созыва нового парламента-конвента.

Введя в Лондон войска, принц Оранский обеспечил господствующим классам неприкосновенность их собственности. Со своей стороны лондонское Сити сразу же оказало реальную поддержку новому правительству, предоставив ему большой заем в сумме свыше 200 тыс. фунтов стерлингов. Так была разрешена одна часть задачи - устранение Стюартов. Предстояло разрешить вторую ее часть - выборы нового короля и ограничение его власти конституционными гарантиями.

Положение принца Оранского после "победы" оставалось все же достаточно сложным. Раздоры в его лагере сказывались еще во время похода. Тори "чувствовали непреодолимое омерзение к своим новым союзникам - пресвитерианам, индепендентам, анабаптистам, старым солдатам Кромвеля, участникам райгаузского заговора и вождям западного восстания"4 . Для значительной части тори Вильгельм представлялся если не республиканцем, то, во всяком случае, другом республиканцев. В беседе с графом Кларендоном крупный джентльмен сэр


1 Burnet "Histoire de mon temps". Vol. IV. p. 400.

2 В действительности это первое заседание лордов и городских олдерменов происходило в городской ратуше - гильдголле.

3 "Memoires de due de Buckingham" Collections de Cuizot, p. 38. 1824.

4 Маколей "История Англии от восшествия на престол Якова II". Соч. Т. VIII, стр. 369.

стр. 49

Сеймур так выражал свои опасения в начале 1689 г.: "Опора, которую принц Оранский видит в диссентерских элементах, возбуждает опасения у англиканской церкви, включающей в себя самую значительную и самую респектабельную часть нации. Если принц не сумеет опереться на эту массу, мы будем иметь республику, и тогда все погибло"1 .

Среди тори нашлось немало защитников Якова. Одни из них прямо требовали восстановления Якова на престоле (группа Шерлока); другие предлагали установить регентство, рассматривая короля как "больного" и "не ответственного за свои поступки" (группа графа Кларендона и архиепископа Санкрофта). Дэнби, представлявший более умеренных тори, предлагал передать престол Марии, от имени которой Вильгельм стал бы править в качестве принца-супруга. Виги в подавляющем большинстве высказались сразу же за объявление престола вакантным, однако они не были склонны усиливать власть принца Оранского и вначале готовы были поддержать предложение Дэнби о передаче престола Марии.

С другой стороны, не только тори, но и виги в своих формулировках старались тщательно избежать всего, что намекало бы на ниспровержение общественного строя, на революцию. "Яков не был низложен, а сам отрекся", - такова была фикция вигов, нашедшая свое отражение в резолюции парламента-конвента от 28 января 1689 г.: "Король Яков II, стремясь ниспровергнуть конституцию королевства, разорвал первоначальный договор между королем и народом и, по совету иезуитов и других негодных людей, нарушив основной строй королевства и удалившись из него, отрекся от власти, вследствие чего престол стал вакантным"2 .

Членам палаты лордов даже такая фиктивная формулировка показалась неприличной: "Король не отрекся, а оставил власть..." - формулировали глубокомысленно лорды. Принца Оранского заметно раздражали затянувшиеся прения. Не желая вовсе править от имени жены, он пригрозил лордам отъездом в Голландию, если не будет избран королем. Угроза Вильгельма покинуть Англию и увести свои войска в момент, когда имущие классы еще опасались новых выступлений "фанатиков" и "республиканцев", сразу же отрезвляюще подействовала на лордов. 6 февраля 1689 г. Вильгельм и Мария были единогласно избраны и провозглашены королем и королевой Англии.

13 февраля билль о правах установил главнейшие конституционные гарантии: отмену права короля приостанавливать или аннулировать действие законов, назначать или собирать налоги без разрешения парламента; свободу парламентских выборов и парламентских прений; свободу подачи петиций. Билль далеко не носил характера исчерпывающего основного закона. Он совсем не касался избирательного права. Даже вопрос о положении диссентеров не был в нем затронут. Лишь 3 июня 1689 г. был издан акт о религиозной терпимости, разрешавший диссентерам отправление их культа, но по-прежнему не допускавший их к занятию политических должностей. Ни виги, ни тем более тори вовсе не ставили своей целью ломку старой государственной машины. Довольные, что им удалось произвести переворот без участия масс, они категорически отказывались что-либо дать этим массам, после того как было свергнуто старое правительство.


1 "Journal de Lord Henry Clarendon", p. 176.

2 "Cobbett's Parliamentary History of England". Vol. V. p. 50.

стр. 50

V

"Слагаюая революция" десятки раз прославлялась буржуазными либеральными историками как "идеальная", "образцовая", якобы "бескровная" революция, которая противопоставлялась "кровавой" революции 1642 - 1649 годов. Наиболее откровенно панегирик перевороту 1688 г. был воспет Маколеем в его получившей широкую известность работе "История Англии от восшествия на престол Якова II"1 . Работа Маколея, первый том которой вышел в 1849 г., наглядно отразила страхи английской буржуазии перед революцией 1848 г. "Эта революция (1688 г.), - писал Маколей, - наименее насильственная, была из всех революций самой благодетельной. Она окончательно решила великий вопрос о том, будет ли народный элемент, который со времени Фицвальтера и де Монфора2 постоянно существовал в английской конституции, будет ли он уничтожен монархическим элементом или же получит возможность развиваться и сделаться господствующим... Величайшая похвала, какую можно произнести о революции 1688 г., это то, что это наша последняя революция. Уже несколько поколений прошло с тех пор, как ни один благоразумный и патриотически настроенный англичанин не помышляет о сопротивлении установленному правлению"3 . Такой же взгляд на события 1688 - 1689 гг., как на своего рода "идиллию", находим и в "Кембриджской новой истории", подводящей итоги буржуазных исследований второй половины XIX и начала XX столетия Темперли, автор главы о "славной революции", буквально пишет: "Никогда еще, может быть, доброжелательность (good will) народа, бунт аристократии и вооруженное вмешательство иностранных сил не имели таких поразительно благодетельных результатов"4 . В действительности "славная революция" совсем не была "бескровной", если учесть все события, ей предшествовавшие: восстания в Шотландии и на юго-западе Англии, казни, эмиграции, гонения на диссентеров и пр. В противоположность утверждениям Маколея мы видели, что обе партии - и виги и тори - меньше всего думали о "народном элементе" и больше всего боялись потрясения основ монархии. И вовсе не "доброжелательность" народных масс, а их слабость и неорганизованность дали возможность крупной буржуазии и земельной аристократии произвести свой государственный переворот.

Маркс и Энгельс в свое время полностью вскрыли узко классовый, заговорщический характер переворота 1688 года. "Glorious revolution" ("славная революция"), - писал Маркс в "Капитале", - вместе с Вильгельмом III Оранским поставила у власти наживал из землевладельцев и капиталистов. Они освятили новую эру, доведя до колоссальных размеров то расхищение государственных имуществ, которое до сих пор практиковалось лишь в умеренной степени"5 .

"Новый исходный пункт, - писал Энгельс о том же перевороте 1688 - 1689 гг., - был компромиссом между подымающейся буржуазией и бывшими феодальными землевладельцами... Политические "победные трофеи" - должности, синекуры, высокие оклады - доставались на долю знатных родов земельного дворянства с условием: в до-


1 В русском собрании сочинений Маколея. Томы VI-XII.

2 Роберт Фицвальтер и Симон де Монфор - лидеры баронов в восстаниях против королевской власти 1215 и 1258 годов.

3 Маколей "История Англии от восшествия на престол Якова II". Соч. Т. VIII, сто 493 - 494.

4 "Cambridge Modern History". Vol. V. Ch. 10, p. 256.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс Соч. Т. XVII, стр. 791 - 792.

стр. 51

статочной мере соблюдать экономические интересы финансовой, промышленной и торговой буржуазии. С этого времени буржуазия стала скромной, но признанной частью господствующих классов Англии. Вместе с ними она была заинтересована в подавлении огромных трудящихся масс народа"1 .

Так называемая "славная революция" сыграла громадную роль в истории английского капитализма, обеспечив наиболее благоприятные условия для процесса так называемого первоначального накопления, путь которому уже был в значительной степени расчищен революцией 1642 - 1649 годов. Буржуазия и буржуазные элементы дворянства могли теперь оказывать прямое воздействие на государственную власть в целях обеспечения своих экономических интересов. "При Вильгельме III получило свое первое освящение господство финансовой буржуазии благодаря учреждению Банка и введению государственного долга... благодаря последовательному проведению охранительной таможенной системы был дан новый толчок развитию мануфактурной буржуазии"2 . С начала XVIII в. английский парламент начал издавать знаменитые билли об огораживаниях, "декреты, при помощи которых лендлорды сами себе подарили народную землю"3 . Этим законодательством был особенно ускорен процесс экспроприации широких масс английского крестьянства. "Славная революция" установила окончательно в Англии строй строго ограниченной конституционной монархии. Сокрушительный удар, нанесенный абсолютизму в революции 1642 - 1649 гг., получил в событиях 1688 - 1689 гг. дополнение и завершение. Парламент-конвент 1689 г. фактически отстранил одного короля и назначил другого, обусловив правление Вильгельма III рядом серьезных ограничений. При всей властности своей натуры и ценности "услуг", оказанных им господствующим классам Англии, Вильгельм III должен был послушно выполнить волю как первого, так и последующих четырех парламентов, созывавшихся при нем. При его безличных преемниках - королеве Анне и первых Ганноверах - в Англии окончательно сложилась парламентарная система. Парламент получил не только полноту законодательной власти и власти в назначении налогов, но и контроль за исполнительной властью с введением системы ответственного министерства, назначаемого из представителей той политической партии, которая является господствующей в парламенте.

В заключение необходимо подчеркнуть, что "славная революция" имела громадные последствия для буржуазной Англии в международном отношении. Переворот 1688 г. не только освободил Англию от длительной зависимости от французского правительства, но также коренным образом изменил отношение островного королевства к Голландской республике. Уния Англии и Голландии, осуществлявшаяся через Вильгельма Оранского, имела результатом не отмену Навигационного акта 1651 г., как на это надеялась голландская буржуазия, а подчинение более слабой в промышленном отношении Голландии обогнавшей ее Англии. Со времени 1688 - 1689 гг. две "морские державы" обычно выступали как единое целое в международной политике, но руководящая роль в этом союзе принадлежала уже Англии, а не Голландии.


1 Ф. Энгельс Введение к брошюре "Развитие социализма". К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI Ч. 2-я, стр. 298.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Рецензия на книгу Гизо. Соч. Т. VIII, стр. 276.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVII, стр. 793

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/К-250-ЛЕТИЮ-АНГЛИЙСКОЙ-СЛАВНОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1688-ГОДА-1688-1938

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. СЕМЕНОВ, К 250-ЛЕТИЮ АНГЛИЙСКОЙ "СЛАВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ" 1688 ГОДА (1688 - 1938) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/К-250-ЛЕТИЮ-АНГЛИЙСКОЙ-СЛАВНОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-1688-ГОДА-1688-1938 (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. СЕМЕНОВ:

В. СЕМЕНОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
375 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
К 250-ЛЕТИЮ АНГЛИЙСКОЙ "СЛАВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ" 1688 ГОДА (1688 - 1938)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK