Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6928
Автор(ы) публикации: Д. Кин

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

М. Н. Покровский не написал специального труда об Октябрьской революции. В ряде докладов и статей, посвященных этой теме, М. Н. Покровский не дает еще детальной картины революции. Однако, им разработана цельная, стройная схема, освещены основные моменты революции, и одно собрание уже опубликованных работ М. Н. Покровского по этому вопросу представляет собой крупнейший вклад в ленинскую историю Октября.

Следует вместе с тем, в самом же начале подчеркнуть, что М. Н. Покровский является не только историком великой пролетарской революции, но всю его исследовательскую работу по истории России следует рассматривать, как историю подготовления Октября. Для М. Н. Покровского пролетарская революция является "основным стержнем революционного движения в России". Октябрьская революция мощным прожектором озарила самые отдаленные углы русской истории, и многое представилось в новом, более четком свете. Как правильно отмечает М. Н. Покровский в предисловии ко второму тому трудов исторического семинара Института красн. профессуры "Очерков по истории Октябрьской революции", написание л е н и н с к о й истории Октября есть дело десятилетия, притом дело коллективное. В связи с этим следует отметить, что М. Н. Покровский не только дал на основе ленинского понимания Октября правильную ориентировку в исследовании Октябрьской революции, но явился инициатором и руководителем коллективного изучения ее. Деятельность и выступления М. Н. Покровского в "Обществе историков- марксистов" и журнале общества, в Институте красной профессуры и т. д., наглядно свидетельствуют об этом. И если за последние годы уже кое-что сделано в изучении истории Октябрьской революции и гражданской войны, то в этом отношении огромная заслуга принадлежит М. Н. Покровскому.

И другая, весьма важная по своему значению черта М. Н. Покровского, как ученого и историка пролетарской революции. М. Н. Покровский не только писал эту историю, он принимал в ней активное участие. А еще Каутский в свое время отметил, что "мыслитель, который, вооружившись всеми этими предпосылками, приступает к исследованию области, в которой занят также практически, легко может при этом достигнуть результатов, совершенно недоступных простому наблюдателю. В особенности это можно

стр. 18

сказать об истории. Практик-политик, при достаточной подготовке, гораздо легче поймет политическую историю и лучше будет в ней разбираться, чем кабинетный ученый, практически совершенно незнакомый с движущими силами политики"1 .

Помимо того, что М. Н. Покровский является революционером-историком, он партийный историк, историк- большевик. "Беспартийность" в науке, которую Ленин бичевал, как отказ от подлинной научности и идейный переход на сторону буржуазии, чужды М. Н. Покровскому.

М. Н. Покровский в своих трудах подверг изучению историю революции в России в различные эпохи ее развития, он изучал историю революций против торгового капитала, крестьянские войны, революцию эпохи развивающегося промышленного капитализма, т. е. революцию буржуазную и революцию эпохи империализма, монополистического капитализма, революцию пролетарскую, социалистическую, причем М. Н. Покровский отметил методологически чрезвычайно важные черты и особенности этих трех типов революций. Крестьянские войны являются стихийными, неорганизованными восстаниями-бунтами (хотя между понятиями "бунт" и "революция" М. Н. Покровский не воздвигает китайской стены, говоря, что бунт есть неудавшаяся революция, революция есть удавшийся бунт), нередко выступающими в чуждом их подлинному существу реакционном облачении. Эта черта стихийности, непланомерности характерна и для буржуазных революций. "Прежние революции, французская, например, - говорит М. Н. Покровский, - всецело подлежали действию так называемого закона "гетерогении целей". Попросту говоря, их деятели стремились к одним целям, а исторический процесс осуществлял совершенно другие цели"2 . Это нельзя отнести целиком к революции 1905 г. Причина в том, что гегемоном в первой революции, буржуазной по своему характеру, являлся пролетариат и его партия, опиравшаяся в своей борьбе на принципы научной политики, политики марксистской. В первой русской революции мы наблюдаем не гетерогению целей, а просто неудачу, поражение революции, что не одно и то же. Но все же, как четко показал это М. Н. Покровский, первая русская революция прошла в общем и целом неорганизованно. Совершенно иное нужно сказать в отношении Октябрьской революции. "В нашей революции с самого начала присутствовал принцип известного плана"3 . Или, как в другом месте говорит М. Н. Покровский: "История Октябрьской революции начала писаться, как это ни странно, даже раньше, чем самая революция осуществилась"4 . Эта революция по ленинскому плану является как бы предвестником того строя, осуществить который стремится пролетариат в социалистической революции, строя, основанного на базе организованного планового, сознательно-регулируемого хозяйства.


1 К. Каутский. Происхождение христианства, М. 1923, стр. 3.

2 "Очерки по истории Октябрьской революции", т. 2. Предисловие М. Н. Покровского, стр. III.

3 Там же, стр. IV.

4 "Историк-марксист", т. 5. "Октябрьская революция в изображениях современников", стр. 3.

стр. 19

Будучи чрезвычайно оригинальной по своей трактовке и тонкому конкретно-историческому анализу, концепция пролетарской революции М. Н. Покровского не является оригинальной в том смысле, как Ленин называл, напр., "оригинальной" теорию перманентной революции, схему Троцкого, мимо которой все время шла действительная жизнь, мимо которой пойдет и научная история Октября. Она чужда и той "оригинальности", которую Октябрьская революция получила в изображении Зиновьева, и Каменева, копировавших сухановские взгляды на революцию. Концепция Октября М. Н. Покровского является разработкой ленинской схемы, ленинского задания и "плана" революции. М. Н. Покровский указывает, в чем заключается задача марксистского исследователя-историка Октября. "...Нельзя ограничиться простым нанизыванием конкретных исторических фактов на отдельные клетки ленинской схемы: это совсем не будет история. Тут нужно показать, как преломлялась эта схема во всех отдельных уголках исторического процесса, как и почему при бесконечном разнообразии сил, участвовавших в этом процессе, в общем и целом получились итоги, вполне соответствующие марксистским заданиям, ленинским заданиям"1 .

И тем труднее задача историка, что жизнь сложнее всяких схем. Для М. Н. Покровского революция - "борьба непрерывно движущихся, переплетающихся между собою общественных сил"2 , или как писал Ленин, "процесс действительного развития всегда идет запутанно, высовывая кусочки эпилога раньше настоящего пролога". Этого никогда не забывает М. Н.

М. Н. Покровский глубоко прощупывает исторические корни Октябрьской революции. Если историю буржуазной русской революции он ведет от движения левого крыла декабристов в лице Пестеля и "Соединенных славян", стремившихся к вооруженному низвержению крепостнического строя, то далеких предшественников пролетарской революции М. Н. Покровский видит в движении 1825 г. "в лице рабочих Исаакиевского собора, бомбардировавших Николая Палкина камнями и поленьями, в лице петербургских мастеровых, густыми толпами наполнявших все улицы, прилегавшие к Сенатской площади, в лице дворовых людей петербургской знати, еще через 20 лет тепло вспоминавших неудачное восстание"3 .

Таковы "кусочки эпилога" в далеком прологе-революции 1825 г. Программу аграрной русской революции М. Н. Покровский ведет от земельной программы Пестеля. Пусть она шла не дальше своеобразной полунационализации, пусть "якобинец в полковничьей форме", Пестель надеялся дать свою программу сверху, не опираясь на крестьянскую революцию. Нужно однако видеть ее пророческие черты в отношении той программы национализации земли, которую осуществила лишь Октябрьская революция. Очень легко, как это и делалось, отмахнуться от всяких попыток глубокого зондирования истории голой ссылкой на диалектику, указанием на то, что программу Пестеля нельзя считать "прототипом" программы национализации


1 Предисловие ко II т. "Очерков по истории Октябрьской революции", стр. IV.

2 М. Н. Покровский - Борьба классов и русская историческая литература, стр. 121.

3 Ст. "14/26 декабря 1825 г.", "Правда" от 26 декабря 1926 г.

стр. 20

земли, осуществленной советской властью, хотя бы потому, что между обоими лежит более чем вековая полоса истории. Говорить так, значит ломиться в открытую дверь. Программа Пестеля не является программой последовательной, доведенной до конца буржуазной революции, развернутой программой американского пути развития сельского хозяйства, как рисовал его Ленин. Сам М. Н. Покровский нисколько не идентифицирует программы Пестеля с программой Октябрьской революции. Национализация земли, реализованная диктатурой пролетариата, является в ее руках мероприятием социалистическим по своему значению, но кто попробует оспаривать, что в то же время мы имеем здесь налицо и осуществление задач, не доделанных буржуазной революцией? А поскольку это так, постольку от аграрной программы буржуазного демократа Пестеля можно протянуть связующую нить к аграрной программе советского правительства, как ни различны они по своей социальной значимости.

Пророческие черты будущей пролетарской революции М. Н. Покровский видит в "Молодой России", в ее программе и целях, в рабочей программе партии "Народной воли". Можно спорить, разумеется, против того, что в идее диктатуры революционной партии и организации общественного хозяйства, провозглашенных "Молодой Россией" есть пророческие черты пролетарской диктатуры и строя, вызванного к жизни Октябрьской революцией, ибо "Молодая Россия" не знает классовой диктатуры пролетариата, пролетарского социализма. Но ведь пример с "Молодой Россией" является лишь частностью в схеме М. Н., и последняя нисколько не пострадает, если отказаться от отдельных ее деталей. Во всяком случае метод М. Н. Покровского, его попытка добраться до глубочайших пластов той почвы, которая питала могучие корни пролетарской революции, является не только законным, но и в высшей степени плодотворным, подлежащим дальнейшему применению в исследовании истории Октября. Корни революционного движения русского пролетариата и социал- демократии Ленин также искал в далеком революционном прошлом России. Он подчеркивал неоднократно, что предшествующее "национальное" революционное движение взрыхлило почву для пролетарского социализма. "Мы гордимся, - писал, напр., Ленин, - тем, что эти насилия (царизма -Д. К. ) вызывали отпор из нашей среды, из среды великороссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х гг., что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика"1 .

Отыскивая корни Октябрьской революции в русской почве, в русских условиях, М. Н. Покровский в то же время рельефно показывает, что Октябрьская революция явление интернациональное, начало международной пролетарской революции; и на международной арене, а не только внутри России следует искать ключей к пониманию Октября. Только беря русские отноше-


1 Ленин, т. XIII, ст. "О национальной гордости великороссов".

стр. 21

ния в тесном переплете с отношениями мировыми, только исходя из всей международной обстановки краха империализма, можно понять условия возникновения и развития Октябрьской революции. "Наша рабочая революция, - говорит М. Н. Покровский в "Очерках по истории революционного движения в России", - это, как все мы прекрасно понимаем, - ...есть явление мировое. Это не есть национальная революция, об'яснимая в узких рамках, вытекавшая исключительно из русских условий, местных и временных условий России".

В анализе условий возникновения мировой войны и участия России в ней и причин, породивших пролетарскую революцию М. Н. Покровский, следуя за Лениным, дополняет его, как историк.

К проблеме войны и русского империализма М. Н. Покровский подходил неоднократно. В изучении этих вопросов, М. Н. Покровский шел, как и во всем своем творчестве оригинальными путями, пил из собственной чаши. Дав мастерскую, многокрасочную конкретно-историческую картину войны, М. Н. Покровский, пользуясь его собственным выражением, не дал "законченной" философии войны. Но все же то, что дано М. Н. Покровским в этой области, является верным руководством (не догмой!) в исследовании вопроса об участии России в мировой войне. Несмотря на значительную роль "национального" русского финансового капитала (чего несколько недооценила "школа Крицмана"), среди факторов, определивших участие России в мировой войне, нельзя опровергнуть того, что Россия участвовала в ней в качестве "вассала" Антанты. Нельзя опровергнуть и того, что политически в России до Февральской революции непосредственно не господствовал ни промышленный, ни финансовый капитал. Попытки об'явить монархию в России XX в. буржуазной жестоко биты. Русская буржуазия очень близко подошла к власти и особенно во время войны, но не ей, а военно-феодальному империализму в лице торгово- крепостнического самодержавия принадлежала государственная власть до самой Февральской революции. "Совершенно вразрез с метафизическим, твердым, как дерево, пониманием слова "империализм", но в полном согласии с диалектическим пониманием империализма, - говорит М. Н. Покровский, - война 1914 г. для России была переходом от военно-феодального империализма (внешней политике торгово-феодального государства, к империализму периода капиталистических монополий (внешней политике финансового капитала). Именно сама война и должна была быть той ступенью, пройдя которую, русский финансовый капитал из вассала должен был превратиться в сюзерена. Смысл "победного конца" именно в этом и должен был заключаться. Разгром России в 1915 г. спустил вассала, однако же, еще на одну ступеньку н и ж е, сделал его, продолжая сравнение, "арьер-вассалом". Отсюда Россия после февраля 1917 г. была в большей степени империалистической страной, чем в 1914 г., но еще в меньшей степени самостоятельно - империалистической страной, чем до войны"1 . Диалек-


1 М. Н. Покровский. - Империалистическая война. Сб. статей 1915 - 1927 гг., стр. 268. Разрядка наша.

стр. 22

тика мировой войны была такова, что она ускорила развитие монополистических тенденций русского капитализма.

Всеми этими моментами и об'ясняется своеобразие революции 1917 г., как революции международной по своему значению и тенденциям и пролетарской по своему характеру.

Еще в статьях за годы войны М. Н. Покровский, занимаясь детальным анализом причин, вызвавших мировую войну, подходит к рассмотрению империализма, как загнивающего, умирающего капитализма и подчеркивает, что империалистический мир вступает в период пролетарских революций. Вооруженный тонким инструментом марксистской методологии и превосходным знанием международных отношений, М. Н. Покровский "нащупывает" те вопросы, которые не только были со всей четкостью поставлены, но и гениально разрешены Лениным в таких работах, как статьи "О Штутгартском конгрессе" (1907), "Отсталая Европа и передовая Азия" (1913) и, наконец, в непревзойденном ленинском "Империализме" (1916).

Загнивающий международный капитализм, внутренние противоречия которого достигают огромной остроты, дает первую серьезную трещину еще в период первой русской и последовавших за ней азиатских революций (Турция, Персия, Китай). Революция в России и Азии вызывает передвижку в области мировых отношений, в частности, отношений колониальных. Это еще более способствует необычайному обострению противоречий империализма, развязывает силу революции. Империализм попадает в порочный круг. Он стремится предотвратить революцию. Европейский империализм путем финансовой поддержки помогает русскому самодержавию укрепиться после разбитой революции 1905 г. Такую помощь он оказывает "китайскому Столыпину" - Юан-Шикаю, который на полученные в Европе деньги подавляет у себя дома революцию. В годы перед войной кривая европейского рабочего движения резко поднимается кверху, что пытался затушевать Тарле. На Западе это, прежде всего, относится к Англии1 . То, что мы имеем в настоящее время в Англии, началось не после мировой войны, а еще до нее. В России перед войной происходит под'ем рабочего движения, который заставляет вспоминать о "безумном" 1905 годе.

Основной целью войны для буржуазии всех участвующих в ней стран было - предупредить надвигающуюся с неудержимой, стихийной силой социальную революцию"2 .

Империалистская война, являвшаяся "превентивной" по отношению к революции, ускорила ход пролетарской революции. Революция началась в России, где господствовал военно-феодальный империализм, и как подчеркивает М. Н. Покровский была облегчена тем, что в России правящие группы как-то забыли о рабочем классе, о революционном под'еме накануне


1 См. ст. "Виновники войны" в сб. "Империалистская война".

2 Сб. "Империалистская война" М. Н. Покровский - "Виновники войны", стр. 73. Разрядка наша.

стр. 23

войны. Вопрос можно поставить шире: в период войны об опасности революции забыла не только русская, но и международная буржуазия. Только поэтому русская буржуазия и союзнический капитал решились пойти в России на "маленькую революцию ради большой войны" и "подтолкнули падающего" - русский царизм. Это забвение имеет свои причины: европейская социал-демократия так основательно предала рабочий класс, так позорно капитулировала перед империализмом, что, казалось, рабочий класс во всем мире нерушимыми цепями прикован к колеснице капитализма. Даже русская буржуазия, несмотря, на более чем сомнительный успех проведения политики "военно-промышленного" приручения рабочего класса, забыла о притаившейся опасности в лице революционного пролетариата. Буржуазия забыла о том, что русские оборонцы-плехановцы и гвоздевцы, в роли представителей рабочего класса, не более как самозванцы.

Революция 1917 г. являлась, прежде всего, революцией антивоенной, антиимпериалистической1 . И так как за время войны Россия продвинулась очень значительно вперед по пути финансово-капиталистического развития, то вопрос о пролетарской революции стал вопросом ближайшего будущего. И именно такое понимание обусловливает цельную, стройную, глубоко-монистическую концепцию Октябрьской революции у М. Н. Покровского. Антиимпериалистический характер классовой борьбы пролетариата и беднейшего крестьянства в семнадцатом году определяет революцию Февраля-Октября, как внутренне-единый процесс, модифицирующий на различных этапах развития.

"Февральская революция, - говорит Покровский, - была не только рабочей революцией, не только пролетарской революцией по социальному составу той массы, которая низвергла самодержавие и фактически стала у власти, но неизбежно была и социалистической революцией совершенно об'ективно... Гениальная голова Ленина только лучше и скорее других схватила положение, поняла, что кроме перехода всего хозяйственного процесса в руки пролетариата, т. е. социалистическая революция, как мы ее понимаем, ничего другого быть не может и ничего другого придумать нельзя, что об'ективными условиями момента диктуется именно эта самая социалистическая революция"2 .

Учащаяся публика нередко высказывает недоумение по поводу того, что М. Н. Покровский определяет Февральскую революцию, как революцию пролетарскую, социалистическую. Разумеется, когда иные умудряются изобразить Октябрь, как предельную буржуазную революцию, то неудивительно, что характеристики, формулировки Покровского кажутся несколько неожиданными. Октябрьская революция, как революция пролетарская - едина, монолитна и монистична, и ее первым этапом является Февраль. Что Февральская революция буржуазная, это т. Покровский повторяет неоднократно, но сказать так, значит еще ничего не сказать. М. Н. ставит вопрос глубже. Февральская революция непосредственно вела к социалисти-


1 История рев. движения в России. Изд. 2-ое, стр. 184.

2 М. Покровский. - История революц. движения в России, стр. 191.

стр. 24

ческой революции, являлась ее началом и в этом смысле была пролетарской. Распад капиталистических производственных отношений достиг во время войны высокой степени. Чтобы прекратить войну и направить развитие производительных сил по иному пути, надо было закончить войну, а закончить ее нельзя было без революции против капитала, т. е. революции пролетарской. Власть советов могла быть установлена еще в феврале, ибо объективные предпосылки были налицо, чего не было - это суб'ективных предпосылок.

В другом месте М. Н. Покровский писал "Диктатура пролетариата "де-факто" была уже налицо 12 марта 1917 г. Ей восемь месяцев понадобилось, чтобы завоевать себя "де- юре"1 . Советы, создавшиеся в феврале, являлись зародышем пролетарской диктатуры, государства типа Парижской коммуны - вот какое содержание вкладывает М. Н. Покровский в свою, "остраненную" характеристику февраля. Пролетариат являлся решающей силой уже в феврале 1917 г. - ему нужно было окончательно избавиться от влияния оппортунистической интеллигенции и закрепить, углубить связь со своим союзником в деревне, связь, проявившуюся еще в февральском рабоче-солдатском перевороте, чтобы оформить свою диктатуру. У М. Н. Покровского в его "Очерках по истории революционного движения" еще не разработан был вопрос о том, как ставил Ленин в период войны проблему соотношения демократической и социалистической революции. В статье "Октябрьская революция в изображениях современников" ("Историк-марксист" т. 5) этот вопрос полностью разработан. Но уже в "Очерках" М. Н. Покровский, показал, какое конкретное содержание и выражение в соответствии с обстановкой империалистической войны получила ленинская идея непрерывной революции, идея перерастания буржуазной революции в социалистическую. Уже Февральская революция, создав советы, фактически закладывает основы будущей пролетарской диктатуры, но к пролетарской революции можно было перейти лишь в меру подготовленности и организованности рабочего класса и его связи с трудящимися массами крестьянства. Для вызревания суб'ективных предпосылок социалистической революции в пролетариате, в том числе и такой предпосылки, как воссоздание могучей партии, организации всей системы советов понадобилось более восьми месяцев.

Для того, чтобы лучше оттенить особенности концепции Октябрьской революции М. Н. Покровского, интересно сравнить ее с концепцией другого историка по профессии, почитавшегося марксистом, Н. А. Рожкова, Рожкова того периода, когда он "принял" Октябрь. Тем более это необходимо, что самим Покровским достаточно исчерпывающим образом разобраны концепции таких публицистов, не-историков по специальности, как, например, Л. Троцкий. В вопросе о сущности империализма Н. А. Рожков не сумел подняться даже до высоты гильфердинговского, не говоря уже о ленинском, понимании теории империализма. Сущности империализма, как монополистического капитализма Н. А. Рожков недооценил, и поэтому понимание причин мировой войны остается для него книгой за семью печатями. Ленинская трактовка империализма, как монополистического финансового капитализма, не


1 М. Покровский. - История революционн. движения в России, стр. 194.

стр. 25

была усвоена Н. А. Рожковым, как и ленинская теория генезиса, образования империализма. Для Рожкова кредитование, финансирование промышленных предприятий, постепенно и неизбежно втягивавшее финансистов в управление индустрией - "самый первоначальный корень происхождения финансового капитализма"1 . Первоначальный корень финансового капитализма по Рожкову лежит т. о. не в условиях производства, а в кредитных отношениях. Во главу угла Рожков ставит концентрацию банков, правда, он говорит и о концентрации производства, но всего значения его он не уясняет. Империализм для него равен колониальной политике2 . Н. А. Рожков говорит об империалистической войне 1914 - 1918 гг., обязанной своим происхождением финансовому капитализму, - поискам за внешними рынками для сбыта фабрикатов, стремлению захватить источники сырья, поместить экспортируемые капиталы, наконец (!) захватить экономическую монополию3 . Борьба за мировую экономическую монополию стоит у него на последнем плане. Насколько путает Рожков в вопросе о сущности империализма, можно судить по следующим словам, характеризующим его попытку об'яснить причину участия России в мировой войне. Русская буржуазия, говорит Рожков, была худосочна, "но именно поэтому империалистическое хищничество было близко ее сердцу: чем примитивнее капитализм, тем более склонен он при прочих равных условиях - к грубым приемам эксплоатации"4 .

Худосочие русского капитализма, как основа его империалистской политики, - вот что лишь сумел сказать Рожков по кардинальному для историка новейшей России вопросу о русском империализме. Империализму Рожков противопоставляет "культурный капитализм", полагая, что путем войны русская буржуазия стремилась достигнуть "культурного" капитализма.

Такова "философия" войны в "Истории" Рожкова. При определении же причин революции Рожков еще дальше уходит от марксизма. "Революция диктовалась об'ективной необходимостью создать в России культурное и самостоятельное народное хозяйство"'5 . "И более культурная часть буржуазии и трудящиеся массы - те и другие по-своему, сообразно своему классовому положению, - именно и стремились к хозяйственной культурности и самостоятельности. Реальными, действительными, как показали потом события, были стремления не буржуазии, а именно пролетариата"6 . Перед буржуазией и пролетариатом стояли, оказывается, общие, одинаковые цели. Интересы некультурной буржуазии в рядах крупного капитала победили и буржуазия устремилась к империалистическому хищничеству. Отсюда вытекала невозможность совместной работы демократии с крупной буржуазией.


1 Н. А. Рожков. - Русская история в сравнит. историч. освещении, т. XII, стр. 195, 196. Разрядка наша.

2 "С этим вывозом финансового капитала и его господством, - пишет Н. Рожков, - в отсталых странах связана колониальная политика или империализм"... Там же, стр. 198.

3 Н. А. Рожков. - Русск. ист. в срав. ист. осв., т. XII, стр. 269.

4 Там же, стр. 276.

5 Там же, стр. 392.

6 Там же, стр. 274.

стр. 26

Выход мог бы быть в создании правительства без представителей крупной буржуазии, из одних меньшевиков и эсеров, с подчинением его советам. Но меньшевики и эсеры на это не пошли1 . Поэтому революция пошла максималистскими путями. Русский рабочий по своей отсталости "никогда"не проводил резкой грани между программой-минимум и программой-максимум", и недружелюбно встречал "речи о необходимости об'ективной подготовки социалистической революции достижением высокого уровня развития производительных сил, высоко- развитой техники"2 .

Вследствие этой своей психологии российский пролетариат, подвергшийся искусной большевистской агитации, пошел на Октябрьскую революцию. Но каков исторический смысл Октябрьской революции? - Она лишь предельная буржуазная революция. "Октябрьская революция была более решительной победой над царизмом, чем революция Февральская, но победить в гражданской войне.... и, следовательно, окончательно, реально, а не только формально, уничтожить царизм без прямого курса на социализм было невозможно" ("без царя, а правительство рабочее?" -Д. К. ). Для того, чтобы окончательно уничтожить царизм, нужно было вызвать энтузиазм рабочих и крестьян. Как же было достигнуть этого при отсталой психологии русских рабочих и тем более крестьян, которые в 1905 г. "удовлетворились сухой коркой хлеба" (Рожков)? Разумеется, путем передачи им фабрик и земель. Главное, было уничтожить царизм. "В этом не зависимо от идеологических предпосылок Октябрьской революции, содержанием которых являлась задача приступа к мировой социалистической революции, была об'ективная национальная причина необходимости национализации земли, фабрик, заводов и банков"3 . Таким образом, если для Ленина буржуазно-демократические завоевания являются побочным продуктом социалистической революции в Октябре, то для Рожкова социалистическое в Октябре является побочным продуктом буржуазно-демократической революции. Напрасно Октябрьская революция разрядилась в павлиньи перья идеологии социализма и международной пролетарской революции. Об'ективный смысл, основные задания Октябрьской революции совершенно иные. По отношению к Октябрьской революции Н. А. Рожков устанавливает "гетерогению целей". Отсюда у Рожкова установка на созидание государственного капитализма при господстве советов, непонимание ленинского пути к социализму и кооперативного плана Ленина, вера в спасительность концессий и т. д. Такова мелкобуржуазная концепция пролетарской революции4 . Вывод совершенно ясен. Кто пытается создать иную


1 Н. А. Рожков. - Русская ист. в сравн. истор. освещении, т. XII, стр. 290.

2 Там же, стр. 287.

3 Там же, стр. 304. Разрядка наша.

4 Прекрасным pendant к мыслям, развиваемым Н. А. Рожковым в "Истории", служит очевидно непредназначавшаяся к печати записка Рожкова, предоставленная нам для ознакомления аспирантом РАНИОНА, т. Степановым, написанная им по всем видимостям в 1924 - 25 годах. Здесь Рожков прямо ставит точки над и. "Ведь старый режим был сокрушен не в феврале и марте, а в октябре и во время гражданской войны 1919 - 20 г. и сокрушить его можно было, только опираясь на максимализм масс... Поэтому можно не разделять мнения Ленина о коммунистическом мессианизме России в Европе, но признавать правильным путь коммунистической революции в России необходимо.

стр. 27

концепцию Октябрьской революции в отличие от ленинской, тот придет к рожковщине, к сухановщине, или троцкизму, т. е. иначе говоря к той или иной разновидности меньшевизма. По этому пути не пошел М. Н. Покровский.

Антиимпериалистский характер революции 1917 г., как революции буржуазно-демократической перераставшей социалистическую, является для М. Н. Покровского основным стержнем его схемы. Еще во время войны Ленин подчеркивал, что благодаря империалистской войне буржуазно- демократическая революция необычайно приблизилась к революции социалистической. Как исследователь-историк М. Н. Покровский облекает эту ленинскую идею плотью, прощупывает тот позвонок, который связывает обе революции. "Вплоть до самого Октября 1917 г. борьба сосредоточивалась около двух вопросов: о земле и мире. Исторически оба вопроса были тесно связаны. Можно сказать, что если бы вопрос о земле был окончательно разрешен в 1905 - 1917 гг., войны либо не было бы вовсе, либо она привела бы к своему непосредственному результату - падению династии, гораздо скорее"1 ... Если бы в 1905 г. земля перешла в руки крестьянства, русская промышленность получила бы огромный рынок, для заполнения которого понадобились десятилетия. Известный под'ем промышленности действительно оказался возможным, благодаря частичному переходу к крестьянам земель от испуганных размахом революции помещиков и результатам столыпинской реформы. Но так как вопрос о внутреннем рынке не был коренным образом разрешен, то русская промышленность, как и в конце прошлого и начале нынешнего столетия, вошла в тупик... "Дворянская камарилья, как и в 1904 году без войны не надеялась уже вести буржуазию в своем кильватере... Буржуазия же, поставленная перед дилеммой: или довести до конца революцию 1905 г., или попытать счастия в новой военной авантюре, памятуя "безумие стихии" в октябре-декабре 1905 г. и слегка попризабыв Мукден и Цусиму, охотнее шла на второе, чем на первое". "Эта историческая связь аграрного переворота и войны в 1917 г. превратилась в практическую связь аграрного переворота и мира. Что с революцией связывает крестьянство именно земля, этого могли не видеть, уже с весны 1917 года, только слепые... Дать старику крестьянину землю, держа на фронте его работников-сыновей, было также невозможно, как не дать земли этим работникам, когда они воротятся с фронта. Земля и мир опять были связаны неразрывным клубком. Все упиралось таким образом в вопрос о мире"2 .

Земля и мир - вот два момента, которые необычайно тесно переплелись между собой в революции 1917 г. Вместе с тем эти оба момента не заключают в себе ничего социалистического, они являются требованиями еще демократической революции, как таковой. Однако без свержения империализма немыслима была реализация этих требований. Только пролетарская революция


1 М. Покровский. - Противоречия г-на Милюкова, М. 1922 г., стр. 36.

2 М. Покровский. - Противоречия г-на Милюкова, стр. 39 - 40.

стр. 28

походя, попутно сумела осуществить задачи буржуазно- демократической революции. Борьба против русского империализма за мир и землю была по существу борьбой против порабощения России международным финансовым капиталом - отсюда глубоконациональное значение Октябрьской революции. В связи с разбором основной установки М. Н. Покровского в вопросе о характере революции 1917 г., интересно рассмотреть один частный вопрос, имеющий, однако, крайне важное значение для понимания всего переплета отношений в революции 1917 г. Речь идет о проблеме т. н. "добросовестного оборончества". По этому вопросу в литературе наблюдался ряд неясностей. Еще в 1917 г. довольно распространенным в партии являлось такое об'яснение, что социальной основой оборончества является крестьянин, защищающий свою - землю, такие об'яснения приводились далее на VI с'еэде партии1 . Как известно, и Л. Троцкий видел базу оборончества в "национально- патриотической ограниченности деревни". Но если так, то не совсем понятно, в чем антиимпериалистский характер Февральской революции. Если ставить вопрос о кулачестве, зажиточном крестьянстве, которое экономическими нитями было связано с империалистской буржуазией через банковскую систему, кредитные товарищества, сберегательные кассы и т. д., то оно, как подчеркивал Ленин, действительно тяготело к империалистам. Об оборончестве деревенской верхушки можно говорить. Иное дело в отношении мелкого и мельчайшего крестьянства. В каком смысле допустимо здесь говорить об их оборончестве, М. Н. Покровский показал, какова задача историка в этом вопросе. Можно было бы - и это делалось - пойти путем "механического нанизывания конкретных фактов на отдельные клетки ленинской схемы" и сказать, что так как крестьянство мелкобуржуазно, то оборончество имело базу в крестьянстве. Но как быть тогда с частью рабочих, которые поддались угару оборончества. Ответ Л. Троцкого очень прост - пролетариат, для сохранения связи с оборонческими массами солдат - "крестьянством, сплоченным в армию" и из уважения к ним и к их социал-патриотическим вождям, усвоил общее настроение оборончества. Но раньше нужно доказать, что оборончеством была заражена сплошь вся солдатская масса. Вот это-то и трудно сделать. Различные данные показывают обратное. Солдаты на фронте не были заражены оборончеством, иное дело в тылу, где они подвергались систематическому воздействию оборонческих лидеров совета. Социальную базу оборончества нужно искать в городской мелкой буржуазии, интеллигенции и собственнических слоях крестьянства. Масса рабочих и мелкого крестьянства поддалась "добросовестному оборончеству", которое было явлением более широкого порядка. "Добросовестное оборончество" было не выражением классовых настроений, или, тем паче, классовых интересов рабочих и беднейшего крестьянства. (Ленин не выделяет этих двух групп, не считает оборончество специфически крестьянским настроением, поскольку малосознательные рабочие, также как и крестьяне, поддавались влиянию шовинистической агитации), а выражением того факта, что эти классы, вследствие своей "несознательности, рутины, забитости, неорганизованности", "в образе мыслей" шли "за буржуазией" таково


1 "Крестьянину есть что терять и он настроен оборончески", - говорил Н. Бухарин на с'езде. Протоколы, изд. 1927 г., стр. 103.

стр. 29

совершенно правильное толкование М. Н. Покровским т. н. "добросовестного оборончества"1 .

Вопрос о выходе России из войны и Брестском мире занимает крупное место в произведениях М. Н. Покровского, посвященных Октябрю. М. Н. Покровский изучает вопрос с точки зрения международных отношений в двух разрезах - с точки зрения использования противоречий внутри международного империализма и с точки зрения возможности существования страны пролетарской диктатуры с империалистским миром. Это не значит ни в коей мере, что другие стороны проблемы, напр., вопрос о соотношении классовых сил в России, не интересуют или оставляются без внимания М. Н. Покровским. Но именно международный круг проблем больше всего привлекает его внимание. Основываясь, главным образом, на знаменитых ленинских "тезисах о мире", М. Н. Покровский приходит к следующему основному выводу. Брестский мир явился единственным путем к ликвидации зависимости России от международного империализма обоих враждующих лагерей (в этом и его национальное значение). В конкретной ситуации, сложившейся в период Октябрьской революции, антантовский империализм был опаснее для республики советов, чем империализм германский: от немцев можно было при существовавших условиях откупиться, с антантовским же капиталом, рассматривавшим Россию, как свою вотчину, возможностей такого сговора не было. "Брестский мир, - говорит М. Н. Покровский, - был великолепным стратегическим маневром, создав из германского фронта прикрытие для нас... от гораздо более опасных для нас антантовских фронтов"2 . Что именно Антанта была для нас более опасна, об этом свидетельствует ее попытка вовлечения нас снова в войну и роль Антанты в период гражданской войны. Изучая историю борьбы за мир, М. Н. Покровский подходит к чрезвычайно интересному вопросу о том, как задача удержания России в рядах анти-германской коалиции по мере развертывания пролетарской революции отходит на второй план по сравнению с задачей борьбы против развивающейся социалистической революции. Разумеется, этот сдвиг происходит постепенно. Он начинается еще в ноябре, когда союзнические миссии дают полусогласие образовавшемуся в ставке правительству Чернова на заключение перемирия, как средство вырвать у большевиков власть3 . Еще в первой половине 1918 г. союзники пытаются восстановить антигерманский фронт, используя для этого эсеров, чехо-словаков и т. д., но все больше и больше по мере развертывания пролетарской революции и увеличения шансов на победу над Германией, "антигерманский фронт" на Востоке делается псевдонимом фронта антисоветского.

К разработке советской главы нашей истории М. Н. Покровский лишь подошел. Михаилом Николаевичем дана периодизация послеоктябрьского


1 "Историк-Марксист", том 5, 1927 г. Статья М. Н. Покровского - Октябрьская революция в изображениях современников, стр. 26.

2 М. Н. Покровский. - Советская глава нашей истории, "Большевик", N 14, 1924, стр. 14. Об этом же ст. - Октябрьская револ. и Антанта, "Пролетарская Революция" N 6 (69).

3 "Красная новь" кн. II. Ноябрь 1927 г. Ст. М. Н. Покровского - Большевики и фронт в октябре-ноябре 1917 г., стр. 169.

стр. 30

периода, в основу которой был положен политический момент- положение диктатуры пролетариата по отношению к непролетарским слоям в Советской республике и за границей. М. Н. устанавливает пять периодов с Октября до 1923 г. и дальше:

1. Октябрь 1917 - осень 1918 - переход к социалистическому хозяйству при господстве среди пролетариата пацифистских иллюзий в Международных и внутренних отношениях.

2. 1918 - 1919-период гражданской войны против буржуазно- помещичьей и демократической контрреволюции и иностранной интервенции и процесс стихийной милитаризации хозяйства и всей системы организации пролетариата.

3. 1920 - весна 1921 - период военного коммунизма.

4. 1921 - 1923 - реакция против иллюзий военного коммунизма, первоначальный период нэпа.

5. 1923 и последующие годы - период возвращения к плановому хозяйству с введением нэпа в границы абсолютно необходимого.

Эта попытка периодизации вызвала возражения в печати, главным образом, в том отношении, что нельзя периодизировать революцию по типу иллюзий, распространенных в различные моменты революции. Разумеется" если считать, что М. Н. действительно считал типы иллюзий основным принципом периодизации, то тогда возражения нужно считать целиком правильными. Но критики не хотели видеть того, что М. Н. на самом деле пытался охватить три ряда признаков экономического, политического и идеологического порядка. Достаточно было для этого внимательно прочесть ту же статью в "Большевике" или брошюру "7 лет пролетарской диктатуры". Иной вопрос, насколько это М. Н. удалось. Выпячивание момента иллюзий, являющееся несомненным фактом, преследовало лишь, по нашему мнению, задачу заострения внимания читателя на наиболее яркой стороне вопроса и имело скорее литературное значение, чем принципиальное. Вместе с тем, для истории идеологии пережитого периода, несмотря на отдельные спорные обобщения, наброски т. Покровского имеют огромное значение.

Прием заострения, известного перегиба палки с целью приковать внимание к тем или иным моментам, которые хочется запечатлеть в головах читателей и слушателей, является свойственным для М. Н., склонного к парадоксам, беспощадно разрушающего "привычные", "общепринятые" представления, зачастую являющиеся только легендами. Перегибы палки с "педагогическими" целями допускал нередко и Ленин.

Можно и нужно спорить по поводу изложенной М. Н. схемы советского периода истории. Периодизация советской эпохи - большой и специальный вопрос, требующий особого рассмотрения, огромной предварительной работы по изучению прежде всего чисто фактической стороны пережитого нами периода. К сожалению, в этой области ничего почти не делается. Трудно, очень трудно заковать в схемы законченной периодизации живую жизнь, сегодняшний наш день, ибо "теория, друг мой, сера, но вечно зелено древо жизни", как любил повторять Ильич. Однако, если брать схему М. Н. Покровского не как об'ект поверхностной критики, то несмотря на ошибочные ее

стр. 31

стороны следует признать ее значение, как первой глубокой попытки периодизации нашей революции, которая будет привлекать внимание исследователей "Советской главы нашей истории".

Концепция империалистской войны Октябрьской революции, разработанная М. Н. Покровским, дает основной ключ к изучению истории гражданской войны. Лишенная корней в народных массах, экономически зависимая от иностранного капитала, политически бессильная и разбитая пролетарской революцией, русская буржуазия не в силах была организовать без помощи иностранной интервенции серьезную борьбу против диктатуры пролетариата. Сам Милюков в своей книге "Россия на переломе" косвенно вынужден был признать, что классовая белая гвардия, ненавидимая народными низами, без поддержки со стороны иностранной буржуазии, не представляла собой серьезной силы1 . Работами по гражданской войне, вышедшими в результате работы семинара М. Н. Покровского в Институте красной профессуры, это вполне доказано. Международно-империалистский характер белого похода против республики советов об'ясняет то, что в период гражданской войны мы нашли столь значительную, решающую для нас поддержку двух главных союзников наших - западноевропейского пролетариата и крестьянства внутри страны. "Помогло, опять-таки, именно то, что наша революция носила определенно антиимпериалистский характер. Поскольку наша революция носила этот антиимпериалистский характер, империалистский характер носила вся наша реакция. Она вся должна была получить окраску определенных интересов мирового империализма"2 . Противоречия в лагере мирового империализма при наличии интернациональной солидарности рабочего класса и военно-политического союза рабочего класса и крестьянства обусловили крах белогвардейского похода против революции. Эту мысль М. Н. Покровский развивает необычайно убедительно, и, как это свойственно методу М. Н. Покровского, он от анализа ряда исторических событий переходит к общим выводам, которые ярким пламенем освещают содержание целой исторической полосы, какой являлась гражданская война. М. Н. Покровский приводит несколько фактов, характеризующих первостепенную для судьбы нашей революции роль антагонизмов в среде империалистских держав. В апреле 1919 г. английский генерал Мильн предлагает Деникину вооружение на 100 тыс. человек. В мае 1919 г. англичане высаживают греческие войска в Смирне и Малой Азии и ведут борьбу против кемалистской революции. "Внимательный человек должен обратить внимание, что там и тут английский генерал, тот же самый, странствует с одного на другой берег Черного моря"3 . 1920 г. - в марте англичане захватывают Константинополь, и в марте же Польша об'являет войну России. Все это казалось бы совершенно самостоятельные, не связанные друг с другом события в различных географических пунктах. Между тем, точно так же как русско-японская война являлась по существу столкновением двух империализмов - английского и германского, так и войны Польши и Со-


1 См. "Россия на переломе", ч. II, стр. 4, 5.

2 М. Н. Покровский. "7 лет пролетарской диктатуры" ГИЗ, стр. 20.

3 Там же, стр. 24.

стр. 32

ветской России, Греции и кемалистской Турции, ряд эпизодов гражданской войны в Советской России, борьба различных групп белых между собой, ряд конфликтов между белыми правительствами и Грузией, Польшей, Румынией, прибалтийскими государствами, все это лишь внешние проявления борьбы между империализмами двух союзных государств - Англии и Франции.

Противоречия в лагере империализма об'ясняют причину неудачи белогвардейских замыслов. Если Франция была заинтересована в воссоздании России для укрепления своего господства на континенте, то Англия преследовала совершенно противоположные цели - она стремилась расчленить нашу республику, ввергнуть ее в бездну анархии, вызвать разрушение ее производительных сил. Этим об'ясняется то, что Англия поворачивалась спиной к белым именно в момент их наибольших успехов - так было почти на всех фронтах. В свете внутри-империалистских отношений много непонятных эпизодов гражданской войны делаются вполне ясными.

Изучение истории гражданской войны еще только недавно началось. Всестороннее изучение ее начнется лишь тогда, когда пролетарские революции на Западе разобьют пока еще непроницаемые стены шкапов с секретными дипломатическими документами, хранящимися в министерствах иностранных дел Англии, Франции и др. стран, но несомненно, что историческая мысль в будущем пойдет по тому же пути, по которому пошел М. Н. Покровский. Этот широкий международный подход М. Н. Покровского к событиям "внутренней" истории нашей страны является его крупнейшей заслугой.

Если выразить в количестве печатных листов все написанное М. Н. Покровским об Октябрьской революции, то получится не очень много. Но меньше всего можно судить о научном значении работ М. Н. по количеству печатной бумаги. Работы М. Н. Покровского об Октябре дают основную установку для конкретно-исторического изучения Октябрьской революции и гражданской войны. В этом их главная ценность. Но мы верим и в то, что все до сих пор сделанное М. Н. в затронутой нами области является лишь началом, эскизными набросками того большого полотна, которого марксистская историческая мысль и широкие партийные и трудящиеся массы ждут от М. Н. Покровского.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/К-60-летию-М-Н-ПОКРОВСКОГО-М-Н-ПОКРОВСКИЙ-КАК-ИСТОРИК-ОКТЯБРЬСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Д. Кин, К 60-летию М. Н. ПОКРОВСКОГО. М. Н. ПОКРОВСКИЙ КАК ИСТОРИК ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/К-60-летию-М-Н-ПОКРОВСКОГО-М-Н-ПОКРОВСКИЙ-КАК-ИСТОРИК-ОКТЯБРЬСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ (дата обращения: 25.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Д. Кин:

Д. Кин → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
415 просмотров рейтинг
15.08.2015 (772 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
26 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
29 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
К 60-летию М. Н. ПОКРОВСКОГО. М. Н. ПОКРОВСКИЙ КАК ИСТОРИК ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK