Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6962
Автор(ы) публикации: Н. ЛУКИН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Одной из характернейших особенностей работ Ленина, начиная с его капитального исторического труда "Развитие капитализма в России" и кончая любой публицистической статьей, написанной по какому-либо злободневному вопросу текущей политики, является проявление того единства теории и практики, той непримиримой партийности в области исторической науки, которая так ярко сказывается во всех исторических работах Маркса и Энгельса и которая обязательна для всякого пролетарского ученого-революционера. Намечая линию партии в той или иной новой ситуации, ведя затем непримиримую борьбу за эту линию, Ленин обращался к изучению самых различных эпох русской и западноевропейской истории, делая гениальные обобщения на основе тщательного анализа фактов и в то же время извлекая из исторического прошлого материал, обогащающий стратегию и тактику революционного пролетариата.

Будучи прежде всего революционным вождем международного пролетариата, Ленин, как и Маркс, проявлял особый интерес к эпохе европейских буржуазно-демократических революций, границы которой он определял между 1789 и 1871 гг.1 , а также к первой пролетарской революции - Парижской коммуне 1871 г. В историческом опыте этих революций он видел прежде всего ценнейший материал для проверки стратегии и тактики русского и международного пролетариата в его настоящих и будущих революциях.

Среди буржуазно-демократических революций конца XVIII и XIX вв. Ленин различал вслед за Марксом и Энгельсом два типа революций - законченную революцию, образцом которой является Великая французская, когда буржуазно-демократический переворот "был доведен до конца", "дошел до республики и полной свободы", и "незавершенную", "половинчатую", как например революция 1848 г. в Германии, когда буржуазно-демократический переворот "остановился, не сломив монархии и реакции"2 . Наибольший интерес к изучению Великой французской революции как классического типа законченной буржуазно-демократической революции Ленин проявлял уже в годы, непосредственно предшествовавшие первой русской революции, в годы борьбы с организационным оппортунизмом меньшевиков за создание пролетарской партии3 , особенно же в годы революции 1905 - 1906 гг., последующей реакции (1907 - 1911 гг.) и в период нарастания нового подъема революции.

В период революции 1905 г. Ленин чаще всего обращался к опыту определенного периода в истории Великой французской революции периода


1 Ленин, Под чужим флагом, т. XVIII, изд. 3-е, стр. 108.

2 Ленин, Чего хотят и чего боятся наши либеральные буржуа?, т. VIII, стр. 190. См. также "V Ленинский сборник", стр. 298, 439; Энгельс, От утопии к науке, 1931 г., стр. 25, "Великая французская революция... была первым восстанием, которое было проведано до конца, до уничтожения одной из борющихся сторон, аристократии, и до полной победы другой стороны, буржуазии".

3 См., например соответствующие места из работ Ленина "Что делать?", "Шаг вперед, два шага назад" и т. п.

стр. 99

якобинской диктатуры. И это конечно не случайность. Вспомним, что "основным вопросом в ленинизме, его отправным пунктом является... вопрос о диктатуре пролетариата, об условиях ее завоевания, об условиях ее укрепления" (Сталин). В якобинской диктатуре Ленин видел лучший образец имевших до тех пор место буржуазно-демократических революций.

В статье "Можно ли запугать рабочий класс "якобинством", относящейся к лету 1917 г., Ленин писал: "Историки буржуазии видят в якобинстве падение... Историки пролетариата видят в якобинстве один из высочайших подъемов угнетенного класса в борьбе за освобождение. Якобинцы дали Франции лучшие образцы демократической революции и отпора коалиции монархов против республики...

"Якобинство" в Европе или на границе Европы и Азии в XX в. было бы господством революционного класса, пролетариата, который, поддержанный беднейшим крестьянством и опираясь на наличность материальных основ для движения к социализму, мог бы не только дать все то великое, неискоренимое, незабываемое, что дали якобинцы XVIII в., но и привести во всемирном масштабе к прочной победе трудящихся.

Буржуазии свойственно ненавидеть якобинство, мелкой буржуазии свойственно бояться его. Сознательные рабочие и трудящиеся верят в переход власти к революционному, угнетенному классу (разрядка моя - Н. Л .), ибо в этом суть якобинства, единственный выход из кризиса, избавление от разрухи и от войны"4 .

В якобинской диктатуре Ленин видел "образец самого глубокого и широкого демократического движения масс"5 , один из высших подъемов угнетенного класса в борьбе за освобождение, великий прообраз революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянству. Наконец опыт якобинской диктатуры давал Ленину ценнейший, хотя и неисчерпывающий материал для построения его учения о необходимости диктатуры, для решительной победы всякой революции, в том числе и пролетарской. В этом смысле опыт якобинской диктатуры явился основным из богатейшего наследства, оставленного Великой французской революцией международному пролетариату. В статье "К истории вопроса о диктатуре", относящейся к 1920 г., Ленин так формулировал это значение опыта якобинской диктатуры для мирового социалистического движения. "В масштабе международном, - писал он, - история учения о революционной диктатуры вообще и о диктатуре пролетариата в частности совпадает с историей революционного социализма и специально с историей марксизма. Затем - и это разумеется, самое важное - история всех революций угнетенного и эксплоатируемого класса против эксплоататоров является самым главным материалом и источником наших знаний по вопросу о диктатуре. Кто не понял необходимости диктатуры любого революционного класса для его победы, тогда ничего не понял в истории революции и ничего не хочет знать в этой области"6 .

"Когда революция стала уже бесспорной силою, когда ее "признают" и либералы, когда правящие классы не только видят, но и чувствуют непобедимую мощь угнетенных масс, тогда весь вопрос - и для теоретиков и для практических руководителей политики - сводится к точному классовому определению революции. А без понятия "диктатуры" нельзя дать этого точного классового определения"7 . Подчеркивая существенное отличие русской революции 1906 г. от Вели-


4 Ленин, Можно ли запугать рабочий класс "якобинством"?, т. XX, стр. 656.

5 Ленин, О "вехах", т. XIV, стр. 220.

6 Ленин, К истории вопроса о диктатуре, т. XXV, стр. 433; разрядка моя. См. также т. XXV, стр. 8.

7 Ленин, т. XXV, стр. 434.

стр. 100

кой французской, Ленин чрезвычайно высоко ценил якобинство. "Якобинец, - писал он в брошюре "Шаг вперед, два шага назад" (1904 г.), - неразрывно связанный с организацией пролетариата, сознавшего свои классовые интересы, это и есть революционный социал-демократ Жирондист, тоскующий о профессорах, гимназистах, боящийся диктатуры пролетариата, вздыхающий об абсолютной ценности демократических требований - это и есть оппортунист"8 .

Этот опыт якобинской диктатуры изучался и обобщался Лениным в процессе жесточайшей борьбы с меньшевиками, этими фальсификаторами революционного марксизма, извращавшими уроки революционной стратегии и тактики, завещанные Марксом международному пролетариату. Перечитайте наиболее боевые ленинские статьи этого периода, и вы увидите, как опыт якобинской диктатуры используется Лениным в борьбе с меньшевистской оценкой движущих сил революции, с меньшевистскими лозунгами "земской кампании", "революционного самоуправления", подменявшего лозунг "вооруженного восстания"9 , "муниципализации земли", а также с троцкистским пониманием идеи "перманентной" революции, с меньшевистским преклонением перед стихийностью, с отказом оппортунистов российской социал-демократии от организации вооруженного восстания и т. д. Термины "социальная" Гора и "социальная" Жиронда в применении к революционному крылу российской социал-демократии (большевикам) и ее оппортунистическому крылу - меньшевикам - приобретают право гражданства в большевистской публицистике того времени10 . Можно без преувеличения сказать, что изучение опыта Великой французской революции и особенно опыта якобинской диктатуры несомненно имело крупнейшее значение при выработке организационных и тактических принципов большевизма. В частности опыт этой диктатуры сыграл немаловажную роль при построении ленинского учения о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства11 .

В годы войны и пролетарской революции Ленин снова возвращается к изучению Великой французской революции, но его внимание сосредоточивается теперь на анализе якобинской диктатуры с точки зрения тех ее сторон, изучение которых могло дать материал для построения учения о диктатуре пролетариата в социалистической революции. С другой стороны, в эти годы его внимание при изучении Великой французской революции сосредоточивается на проблеме революционных войн в связи с той непримиримой борьбой против международного социал-шовинизма и его российской разновидности - меньшевизма, которую Ленин вел с самого начала мировой войны, а позже, в 1918 г., в связи с борьбой против "левых коммунистов" с их "революционной" фразой в вопросе о Брестском мире, борьбой с теми же "левыми коммунистами" по вопросу о государственном


8 Ленин, Шаг вперед, два шага назад, т.VI, стр. 303. Ср. "Якобинцы современной социал-демократии - большевики, впередовцы, съездовцы или пролетарцы" ("Две тактики социал-демократии в демократической революции", т. VIII, стр. 64).

9 Ленин, В хвосте у монархической буржуазии или во главе революционного пролетариата и крестьянства, т. VIII, стр. 173.

10 См., например знаменитую работу Ленина "Две тактики социал-демократии в демократической революции" (т. VIII) и ряд других работ.

11 См., например брошюры Ленина: "Две тактики социал-демократии в демократической революции" (т. VIII), "Освобожденцы и новоискровцы, монархисты и жирондисты" (т. VII), "К оценке русской революции" (т. XII), "Сила и слабость русской революции" (доклад об отношении к буржуазным партиям на V съезде), "Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции" (т. XI) и т. д. "Революция или невозможна или должна быть восстанием, опираться на него (14/VII 1789; 5 и 6/X; 10/VIII 1792)" (план статьи "Новая искра" и ее план думской кампании, "V Ленинский сборник", стр. 353).

стр. 101

капитализме, проблемой перехода от военного коммунизма к нэпу и т. д.12 .

В своей оценке Великой французской революции Ленин исходил из анализа этой революции, данного в свое время Марксом и Энгельсом. Однако и здесь Ленин развил учение Маркса и Энгельса в свете новой эпохи - эпохи империализма и пролетарской революции и новых задач рабочего класса.

"... Было бы неправильно думать, - говорит т. Сталин, - что метод Ленина является простым восстановлением того, что дано Марксом. На самом деле метод Ленина является не только восстановлением, но и конкретизацией и дальнейшим развитием критического и революционного метода Маркса, его материалистической диалектики"13 .

С этой точки зрения необходимо выяснить то новое и особенное, "что внес Ленин в общую сокровищницу марксизма"14 .

Ленинские высказывания о Великой французской революции и особенно об эпохе якобинской диктатуры имеют огромное значение с точки зрения марксистско-ленинской методологии как для борьбы с буржуазной и социал-демократической историографией, так и для критического преодоления буржуазных и социал-демократических влияний на наши собственные построения в области истории Великой французской революции, а также для борьбы с троцкистскими схемами этой революции и ошибками право- и "лево"-оппортунистического порядка в ее понимании в наших марксистских работах.

II

В центре ленинских высказываний о Французской революции лежит проблема движущих сил буржуазно-демократической революции, безнадежно запутанная и извращенная современной буржуазной и социал-демократической литературе по истории французской революции (Матьез, Кунов, Каутский). Понятие буржуазной революции недостаточно... определяет те силы, которые могут одержать победу в такой революции"15 . В общеисторическом смысле для буржуазно-демократической революции вообще буржуазия является главной движущей силой, но это общее положение подлежит существенному ограничению, как только мы переходим к анализу той или иной конкретной буржуазно-демократической революции, а особенно к рассмотрению отдельных ее этапов.

Если революция 1848 г. в Германии прошла "под руководством главным образом либеральных буржуа, ведших за собою на буксире недостаточно окрепший рабочий класс", то в эпоху Великой революции во Франции буржуазно-демократический переворот был проведен, хотя бы в известной части, активно-революционной массой народа, рабочих и крестьян, отодвинувших, хотя бы на время, в сторону солидную и умеренную буржуазию"16 .

В первые годы Французской революции буржуазия действительно возглавляла движение, но уже в 1793 - 1794 гг. против нее выступали "пролетариат и не принадлежавшие к буржуазии слои городского населения"17 .

Уже Маркс отметил, что Великая французская революция победила "благодаря плебейскому способу", "плебейской манере" осуществления программы буржуазии18 . "Господство террора во Франции, - писал он, - могло


12 См., например "О "левом" ребячестве и мелкобуржуазности" (т. XXII, стр. 263, 514), ряд выступлений Ленина на VIII и X съездах партии и т. д.

13 "Сталин, Вопросы ленинизма, 1932 г., изд. 9-е, стр. 16.

14 Там же, стр. 6.

15 Ленин, К оценке русской революции, т. XII, стр. 209.

16 Ленин, Чего хотят и чего боятся наши либеральные буржуа?, т. VIII, стр. 190.

17 Маркс и Энгельс, т. VII, стр. 54.

18 Там же.

стр. 102

поэтому послужить лишь к тому, чтобы ударами своего страшного молота стереть сразу, как по волшебству, все феодальные руины с лица Франции. Буржуазия с ее тревожной осмотрительностью не справилась бы с такой работой в течение десятилетий. Кровавые действия народа лишь выровняли ей, следовательно, дорогу"19 .

Из этого положения и исходил Ленин, когда дал дальнейшее блестящее развитие его в применении к Великой французской революции и к русской революции 1905 г. В полемике с меньшевиками Ленин доказывал, что если дело идет о буржуазной революции, это вовсе не значит, что на всех этапах именно буржуазия является ее главной движущей силой, ее гегемоном20 . В начале Великой французской революции буржуазия была движущей силой, но с ходом этой революции, с дальнейшим развитием классовой борьбы, с изменением взаимоотношений между классами положение меняется, "Наши с. -д. правого крыла, - писал Ленин, - забывают, что с прогрессом революции изменяется соотношение классов в революции. Всякий действительный прогресс революции есть вовлечение в движение более широких масс, следовательно, большая сознательность классовых интересов, следовательно, большая определенность политических, партийных группировок... следовательно, все большая замена общих, абстрактных, неясных и смутных в своей абстрактности, политических и экономических требований конкретными, точно определенными различными требованиями различных классов"21 .

Либеральная буржуазия уже по самой своей природе склонна к соглашательству, к компромиссу со старой властью, к сделке с последней. "Либеральная буржуазия не случайно, а в силу коренных ее интересов стремится к сделке со старой властью, колеблется между революцией и реакцией, боится народа, боится свободного и всестороннего развития его деятельности".

"Либералы, - писал Ленин в статье "Кадеты и демократия", - отличаются от консерваторов (черносотенцев) тем, что представляют интересы буржуазии, которой необходим прогресс и сколько-нибудь упорядоченный правовой строй, соблюдение законности, конституции, обеспечение некоторой политической свободы.

Но эта прогрессивная буржуазия еще более боится демократии и движения масс, чем реакции.

Отсюда вечные стремления либералов к уступкам старому, к соглашению с ним, к защите многих коренных устоев старого. А это все ведет к полному бессилию либерализма, к его робости, к половинчатости, вечным колебаниям.

Демократия представляет широкую массу населения. Демократ не боится движения масс, а верит в него"22 . "Либерал, - пишет Ленин в другой статье, не только не добивается полного уничтожения всех средневековых привилегий, а прямо защищает некоторые и весьма существенные привилегии, стремясь к тому, чтобы эти привилегии были разделены между Пуришкевичами и Милюковыми, а не были устранены вовсе.

Либерал защищает политическую свободу и конституцию всегда с урезками (вроде двухпалатной системы и мн. др.), причем каждая урезка есть сохранение привилегий крепостников. Либерал колеблется таким образом постоянно между крепостниками и демократией, отсюда крайнее, почти не-


19 Маркс, Морализирующая критика и критизирующая мораль; Маркс и Энгельс, т. V, стр. 206.

20 См. Ленин, К оценке русской революции, т. XII.

21 Ленин, К вопросу об общенациональной революции, т. XI, стр. 204 - 205.

22 Ленин, Кадеты и демократы, т. XVI, стр. 77 - 78.

стр. 103

вероятное, бессилие либерализма во всех сколько-нибудь серьезных вопросах"23 .

Эти общие положения, имеющие силу для буржуазно-демократической революции вообще, Ленин применяет затем к Великой французской революции. "Либеральная буржуазия во Франции, - пишет он, - начала обнаруживать свою вражду к последовательной демократии еще в движении, 1789 - 1793 гг."24 .

Неспособность либеральной буржуазии довести буржуазно-демократический переворот до конца особенно резко подчеркнута Лениным в статье "О лозунгах и о постановке думской и внедумской с. -д. работы". "Контрреволюционный либерализм, - писал он там, - именно потому, что он контрреволюционен, никогда не сможет сыграть роли гегемона в победоносной революции; по именно потому, что он либерализм, он неминуемо будет попадать в "конфликтное" положение с короной, с феодализмом, с нелиберальной буржуазией, отражая иногда косвенно своим поведением "левое", демократическое настроение в стране или начало подъема и т. п.

Припомним историю Франции: буржуазный либерализм уже во время Великой революции обнаружил свою контрреволюционность - см., например об этом в очень хорошей книге Кунова о революционной газетной литературе во Франции"25 .

Из всего этого следует на первый взгляд парадоксальное положение, что буржуазно-демократическая революция может победить лишь вопреки буржуазии. "Опыт 1905 - 1906 гг. в России, 1789 и следующих во Франции... говорит: власть лишь тогда переходит к либералу (или левее), когда побеждает демократия вопреки либералам"26 .

Сопоставляя развитие Французской революции 1789 г. с ходом прусской революции 1848 г., Ленин писал, что "в первом случае (буржуазно-демократический переворот - Н. Л. ) проведен, хотя бы в известной части, активно революционной массой народа, рабочих и крестьян, отодвинувших, хотя бы на время, в сторону солидную и умеренную буржуазию"27 .

Конкретно-исторический анализ событий первых же годов Великой французской революции дает блестящее подтверждение этой оценке роли буржуазии в буржуазной революции, данной Лениным. На первом этапе Великой французской революции крупная буржуазия (если не считать денежной буржуазии, в частности откупщиков налогов) фигурирует как важнейшая движущая сила, как ее гегемон. Достаточно сослаться на первые революционные акты третьего сословия в Генеральных штатах - превращение их в Национальное собрание, его постановление о запрещении сбора налогов, не утвержденных народным представительством, знаменитую клятву в Зале для игры в мяч и т. д. За то же говорит поддержка буржуазией революции 14 июля 1789 г., хотя без активного вмешательства "плебса", "низов" Парижа "трусливые" буржуа не сумели бы отстоять своих интересов перед натиском реакции"28 .

Изданные под впечатлением крестьянских восстаний августовские декреты 1789 г., уничтожавшие сословные привилегии, декларация прав человека и гражданина, декрет о конфискации церковных имуществ (2 декабря 1789 г.), наконец августовские декреты об отмене церковной


23 Ленин, Кадеты и аграрный вопрос, т. XVI, стр. 112.

24 Ленин, Принципиальные вопросы избирательной кампании 1912 г., т. XV, стр. 342.

25 Ленин, О лозунгах и о постановке думской и внедумской с.-д. работы, т. XV, стр. 283

26 Ленин, Плохая защита либеральной рабочей политики, т. XV, стр. 439.

27 Ленин, Чего хотят и чего боятся наши либеральные буржуа?, т. VI, стр. 452.

28 Годовщина взятия Бастилии и по сию пору празднуется даже давно уже превратившейся в реакционную силу французской буржуазией. Оценку роли буржуазии 14 июля см. в письме Энгельса к Каутскому ("Историк-марксист" N 2, за 1933 г., стр. 42).

стр. 104

десятины и выкупе феодальных повинностей и т. д. - таковы наиболее смелые и наиболее решительные шаги революционной буржуазии.

Но уже крестьянская революция, сопровождавшаяся не только сожжением сеньориальных грамот, но и уничтожением местами дворянских замков, а также самочинные действия "плебейских элементов тропов", разрушавших таможенные уставы, самочинные выступления народных масс Парижа в дни 5 - 6 октября 1789 г. - все это уже отбрасывает вправо наиболее умеренные слои буржуазии и обуржуазившегося дворянства (будущие "фельяны"). Эта группа буржуазии ведет теперь борьбу на два фронта: против сил реакции - короля и привилегированных (отмена цехов, церковная реформа) - и одновременно против низов - своих недавних союзников. Достаточно сослаться на знаменитый декрет от 21 октября 1789 г., о военном положении на случай незаконных сборищ на реакционную политику захваченного умеренно-либеральной буржуазией Парижского муниципалитета, на лишение избирательных прав и исключения из состава национальной гвардии широчайших слоев мелкой буржуазии и пролетариата, на специальные мероприятия Национального собрания, направленные против новых волнений крестьян, неудовлетворенных нерешительной предательской политикой Собрания в вопросе ликвидации феодальных повинностей возвращении общинам угодий, расхищенных сеньорами, и т. п. Таким образом в сущности уже с октября 1789 г, эта умеренно-либеральная буржуазия перестает быть гегемоном движения.

Ее стремление к соглашению29 , к сделке с силами старого порядка проявилось особенно ярко в бережном отношении Национального собрания к сеньориальным повинностям, в установлении принципа их выкупа, в фактическом разрешении аграрного вопроса в интересах сеньоров ("Защита некоторых весьма существенных привилегий" - Ленин), в составлении антидемократической новой конституции 1791 г., сохранявшей сильную королевскую власть ("Политическая свобода и конституция с урезками" - Ленин).

Эта умеренно-либеральная буржуазия еще не перестает выступать временами против старой власти, "попадает в конфликтное положение с короной", но с еще большим усердием она направляет свои усилия к тому, чтобы помешать дальнейшему углублению буржуазно-демократической революции. Летом 1791 г., после неудачной попытки короля бежать из страны и стать во главе контрреволюционной армии Буилье, Национальное собрание декретирует невиновность Людовика XVI и оказывает решительная сопротивление начавшемуся республиканскому движению. Июльской бойней на Марсовом поле она вырывает пропасть между собой и революционной демократией30 .

В эпоху Законодательного собрания эта умеренно либеральная буржуазия, представляемая федьянами уже перестает быть движущей силой революции; но и наиболее прогрессивная фракция либеральной буржуазии, представляемая жирондистами (крупная торгово-промышленная - буржуазия, преимущественно провинциальная), помогает Людовику XVI организовать новое министерство.

Но до революции 10 августа жирондистская буржуазия еще остается одной из движущих сил, борясь одновременно как против поднимавшей голову контрреволюции, так и против дальнейшего развязывания революционных сил. Так, она входит в резкий конфликт с королем по вопросу об


29 Многие из представителей этой буржуазии, купив феодальные ренты, менее всего были заинтересованы в скорейшем и радикальном решении крестьянского вопроса.

30 См. A. Mathiez, Le Club des Cordeliers pendant la crise de Varennes et le massacre du Champ de Mars.

стр. 105

эмигрантах и неприсяжных священниках. 20 июня 1792 г. она пробует запугать старую власть и добиться путем мирных народных демонстраций возврата недавно уволенным жирондистским министрам их портфелей. Буржуазия, вынужденная считаться с нарастанием новой революционной волны, началом нового "подъема" (Ленин), издает специальный декрет о создании 20-тысячного лагеря под Парижем из добровольцев, собранных изо всех департаментов. Но "чем выше поднимается революция, тем быстрее отпадают от неё наименее революционные слои буржуазии"31 .

Первые признаки перехода этой прогрессивной группы буржуазии на сторону контрреволюции можно установить уже в процессе нарастания новой революции, приведшей к падению монархии. Накануне революции 10 августа жирондисты ведут тайные переговоры с королем, между тем как будущие монтаньяры подготавливаю восстание не только против короля, но и против Законодательного собрания, требуют созыва Конфронта. 26 июля жирондист Бриссо, угрожая республиканцам "мечом закона", высказался против низвержения короля и введения всеобщего избирательного права. По предложению жирондиста Верньо Законодательное собрание аннулировало (4 августа) решение секции Монконсейль, постановившей, что "она не признает больше Людовика XVI королем Франции"32 .

Революция 10 августа, опиравшаяся на все разраставшееся движение крестьян и недовольство уже страдавшей от инфляции городской революционной демократии, выступившей как против монархии, так и против цензовой конституции 1791 г., совершается вопреки буржуазии силами плебейских элементов Парижа. организовавшихся в Революционную парижскую коммуну. Лишь поставленная перед фактом революционного низвержения монархии либеральная буржуазия идет на новые уступки "низам".

После революции 10 августа последняя фракция крупной торгово-промышленной буржуазии становится в лице жирондистов определенно контрреволюционной, что особенно сказалось во время выборов в Конвент, когда все крупные собственники начали серьезно бояться за свою собственность.

Жирондистские памфлеты, вышедшие вскоре после созыва Конвента, выдвигают лозунг недопустимости дезорганизации повой власти, необходимости "порядка" и "уважения к собственности". "Железной рукой должны быть раздавлены все те, кто хочет уравнять собственность, таланты и знания". "Три революции нужны были для спасения Франции, - писал жирондист Бриссо в одном из своих памфлетов в октябре 1792 г., - первая низвергала деспотизм, вторая уничтожила королевскую власть, третья должна убить анархию". Жирондисты требовали роспуска Революционной коммуны и вели ожесточенную кампанию против лидеров Горы - Марата и Робеспьера.

Контрреволюционные настроения либеральной буржуазии проявляются далее в попытках жирондистов создать вооруженные отряды собственников, набранных по департаментам, в целях противопоставления их "санкюлотской анархии" в Париже, в попытках спасти жизнь королю во время суда над ним и т. д.

Нежелание "по-плебейски" расправиться с контрреволюцией внутри страны и дать отпор ей на внешнем фронте (дело Дюмурье), упорное сопротивление требованиям народных масс в продовольственном вопросе неизбежно привели к политической гибели Жиронды. После революции 31 мая - 2 июня 1793 г. жирондисты переходят от слов к делу и начинают граждан-


31 Ленин, т. IX, стр. 298.

32 См. Ph. Sagnac, La chute de la royaute (P. 1909); Braesch, La Commune du 10 aout; G. Lefebvre et R. Guyot, La Revolution francaise, 1930, p. 116 et suiv.; A. Mathiez, Le dix aout.

стр. 106

скую войну против парижских санкюлотов, организуя контрреволюционные восстания в ряде департаментов совместно с роялистами, способствуя высадке английского десанта в Тулоне, и т. д.

III

Если либеральная буржуазия органически неспособна довести революцию до конца, то какие же классы играют решающую роль в ходе буржуазно-демократического переворота? На это Ленин определенно отвечает. "...только вмешательство крестьянства и пролетариата, "плебейского элемента городов", способно серьезно двигать вперед буржуазную революцию..."33 .

"Говоря об "особом характере русской буржуазной революции", выражающемся в том, что "победа буржуазной революции у нас невозможна, как победа буржуазии", Ленин подчеркивает, что этот "особый характер русской буржуазной революции выделяет ее из числа других буржуазных революций нового времени, но сближает ее с великими буржуазными революциями старых времен, когда крестьянство играло выдающуюся революционную роль". И Ленин цитирует дальше одну из статей Энгельса, помещенную в "Die Nene Zeit" за 1892 - 1893 гг.: "Оригинальное явление, - говорит Энгельс, - во всех трех великих буржуазных революциях" (реформация в Германии и крестьянская война XVI в., английская революция XVII в., французская - XVIII в.): "боевой армией являются крестьяне. И именно крестьяне оказываются тем классом, который после завоевания победы разоряется неизбежно вследствие экономических последствий этих победы. Сто лет спустя после Кромвеля английское "йоманри" (jermanry - крестьянство) почти совершенно исчезло. А между тем исключительно благодаря вмешательству этого йоманри и плебейского элемента городов, борьба была доведена до последнего решительного конца и Карл I угодил на эшафот. Для того чтобы буржуазия могла заполучить хотя бы те только плоды победы, которые тогда были уже вполне зрелы для сбора их, - для этого было необходимо довести революцию значительно дальше такой цели. Совершенно то же самое было в 1793 г. во Франции... Повидимому таков на самом деле один из законов развития буржуазного общества"34 .

"Оба исторические наблюдения или обобщения Энгельса, - продолжает Ленин, - замечательно подтвердились ходом русской революции. Подтвердилось и то, что только вмешательство крестьянства и пролетариата, "плебейского элемента городов", способно серьезно двигать вперед буржуазную революцию (если для Германии XVI в., Англии XVII в. и Франции XVIII в. крестьянство можно поставить на первый план, то в России XVII в. необходимо перевернуть отношение ибо без инициативы и руководства пролетариата крестьянство - ничто)"35 .

На важную, решающую роль крестьянства в буржуазно-демократических революциях и в частности в Великой французской Ленин указывает и в другом месте36 . Это крестьянство играет в буржуазно-демократической революции "выдающуюся революционную роль", "стоит на первом плане именно потому, что оно прежде всего заинтересовано в ликвидации феодальных отношений, без которой невозможно свободное развитие буржуазных отношений. "Основой полного осуществления демократического переворота, - писал Ленин, - является создание свободного класса крестьянства...

Создание такого класса есть уничтожение феодальных повинностей, раз-


33 Ленин, К оценке русской революции, т. XII, стр. 211.

34 Цит. по Ленину, К оценке русской революции, т. XII стр. 210 - 211.

35 Там же, стр. 211.

36 Ленин, Аграрный вопрос и силы революции, т. XII, стр. 152.

стр. 107

рушение феодализма, отнюдь еще не социалистический переворот... Крестьяне - "самые естественные" союзники буржуазии, именно демократической буржуазии, без которых она "бессильна" против реакции"37 . Это конечно не значит, что революционная инициатива была в руках крестьянства на всем протяжении революции, на всех ее этапах. Крестьянство вместе с городским "плебсом" играло решающую, но не ведущую роль в революции 10 августа. Уже с конца 1792 г. продовольственный вопрос наряду с аграрным становится важнейшей пружиной дальнейшего хода революции; на это указал еще Энгельс, отметив "связь между большинством восстаний того времени и голодной нуждой"38 . Вместе с тем и революционная инициатива окончательно переходит к плебейским элементам городов, о чем придется еще говорить ниже.

Самый беглый анализ хода Великой французской революции с несомненностью подтверждает эту решающую роль крестьянства в буржуазно-демократической революции во Франции. Именно крестьянство двигало вперед Великую французскую революцию, начиная от июльских дней 1789 г. до лета 1793 г, когда удовлетворение основных требований крестьянской массы упрочило завоевания революции и обеспечило ее торжество над всеми ее врагами. "Франция, - писал Ленин, - раньше других стран скинула феодализм, смела его после нескольких лет победоносной революции, повела не уставший ни от какой войны, завоевавший свободу и землю, укрепленный устранением феодализма народ на войну против ряда экономически и политически отсталых народов... Побежденный феодализм, упроченная буржуазная свобода, сытый крестьянин против феодальных стран - вот экономическая основа чудес 1792 - 1793 гг. в военной области"39 .

Каким образом французское крестьянство двигало революцию вперед? Крестьянская революция, прокатившаяся вслед за взятием Бастилии по всей стране, оживает вновь в связи с недовольством крестьян аграрной политикой Национального собрания. Крестьянские волнения возобновляются уже с весны 1790 г. Крестьяне забрасывают Феодальный комитет петициями с жалобами на тяжесть условий выкупа повинностей. С осени 1790 г. начитаются массовые организованные отказы крестьян от уплаты рент, посылаемые для усмирения войска встречают активное сопротивление. Снова возобновляются разгромы помещичьих замков. Движение идет при прямом попустительстве и даже с участием деревенских должностных лиц. Специальный декрет Национального собрания, приравнивавший всякий отказ от уплаты повинностей к мятежу против законов и собственности" (лето 1791 г.), не производит никакого впечатления на крестьян. Растет их раздражение не только против дворян, но и против буржуа, купивших феодальные ренты. Хорошо известна огромная роль крестьянства, недовольного всей аграрной политикой обоих Собраний, в подготовке революции 10 августа и закреплении ее результатов.

Неразрешенность вопроса о феодальных повинностях, судьбе общинных угодий, захваченных сеньорами, распродаже эмигрантских земель, приостановленной жирондистским Конвентом, - все это лишало жирондистов сочувствия крестьян во время "федералистского" восстания летом 1793 г. В ходе гражданской войны крестьянская масса поддержала монтьяров, которые летом 1793 г. пошли навстречу крестьянству в его основных требованиях. Декрет о возобновлении распродажи эмигрантских земель (3 июня 1793 г.), полная отмена феодальных повинностей без всякого выкупа (17 июля), де-


37 Ленин, Две тактики социал-демократии в демократической революции, т. VIII, стр. 123.

38 Маркс и Энгельс, т. V, стр. 28.

39 Ленин, О революционной фразе, т. XXII, стр. 263, см. также Ленин, Грозящая катастрофа и как с ней бороться, т. XXI, стр. 190.

стр. 108

крет о возврате сельским общинам угодий, некогда присвоенных сеньорами (10 июня), декрет о подушном разделе общинных земель в интересах беднейшего крестьянства, наконец, установление права льготной покупки эмигрантских земель в интересах малоземельного крестьянства (декреты 3 июня и 13 сентября 1793 г.) - таковы были те реальные выходы, которые принесла крестьянству его поддержка Конвента в гражданской войне против мятежных департаментов.

Но летние месяцы 1793 г. являются переломным моментом. Когда основные требования крестьянства были удовлетворены, его крупно-собственнические, кулацкие элементы повернулись спиной к революции. Если из этого момента все крестьянство в целом было революционно, хотя уже с весны 1793 г. Конвент имел грозное имел предзнаменование в виде Вандеи, то с ликвидацией феодальных повинностей и разрешением вопроса об общинных угодиях кулак определенно переходит на сторону контрреволюции.

"Еще Энгельс писал по этому поводу: "В первой французской революции крестьяне выступали революционно лишь до тех пор, пока этого требовали их ближайшие, ясно ощутимые интересы, пока не была обеспечена за ними частная собственность на их земли, во вделывавшиеся ими ранее на условиях феодальных отношений... и не были удалены чужеземные армии из страны. Когда это было достигнуто, они со всем неистовством слепой жадности обратились против непонятого ими движения больших городов и особенно против революционного Парижа. Бесчисленные прокламации Комитета общественного спасения, бесчисленные декреты Конвента, прежде всего о максимуме и о спекуляции хлебом, карательные отряды и передвижные гильотины - все это пришлось пустить в ход против упрямых крестьян. И все же террористический режим, прогнавший чужеземные армии и подавивший гражданскую войну, никому не пошел в такой мере на пользу, как крестьянам"40 .

Известно, что именно кулак вместе с помещиками и крупными фермерами, в руках которых была департаментская администрация, сорвал летом 1793 г. проведенный под давлением парижских санкюлотов майский декрет о твердых ценах на зерно, превратив закон о максимуме в "голодный" закон. Хорошо известно и бешеное сопротивление, которое оказывал кулак всей системе максимума, начиная с твердых цен и кончая реквизициями, производимыми для снабжения городских санкюлотов и армии. Хорошо известна также та ожесточенная борьба, которую ведут осенью и зимою 1793 - 1794 гг. деревенские санкюлоты против кулаков, отказывавших бедноте в продаже хлеба по таксе41 . В дальнейшем ходе революции лишь среднее крестьянство (cultiviteures, laboureurs) деревенская беднота, мелкое парцелльное крестьянство, мелкие деревенские арендаторы, половники, с. -х. пролетариат (батраки, поденщики, косцы, жнецы, дровосеки) продолжают быть движущей силой революции.

Если в предреволюционной Франции еще "не завершился раскол ее полусредневекового крестьянства на деревенскую буржуазию и пролетариат"42 , то в ходе революции расслоение крестьянства сделало огромные успехи, чему особенно способствовал процесс распродажи церковных и эмигрантских земель, попадавших преимущественно в руки городской и сельской буржуазии. В 1793 - 1794 гг. во французской деревне идет оже-


40 Маркс и Энгельс, т. VI, стр. 529.

41 Подробнее см. об этом в моей статье "Борьба классов во французской деревне и продовольственная политика Конвента...", Сборник статей "Классовая борьба во Франции в эпоху Великой революции".

42 Ленин, Что такое "друзья" народа..., т. I, стр. 155.

стр. 109

сточенная классовая борьба на почве применения законов о максимуме, о засеве невозделанных полей призванных в армию и маломощных крестьян, на почве раздела общинных земель и наконец в связи с распродажей церковных и эмигрантских земель. Деревенская беднота, не заинтересованная в отмене наиболее тяжелых феодальных повинностей в той же степени, в какой был заинтересован в пей крестьянин-собственник, но оттесненная всей системой законодательства о распродаже церковных и эмигрантских земель, системой, созданной еще Национальным собранием (в основном проводившейся и Конвентом), продолжала оставаться революционным элементом деревни, движущей силой революции. Беднейшее крестьянство, неудовлетворенное декретами Конвента о льготной распродажей эмигрантских земель, продолжает требовать радикального изменения всей системы продажи церковных и эмигрантских земель и прежде всего отмены системы продажи с торгов, оттеснявшей мелкого покупщика, и благоприятствовавшей кулакам-богатеям. Разбивка эмигрантских земель на мелкие угодия и сдача их в вечную аренду за небольшую плату государству - таков наиболее популярней лозунг, выдвигавшийся деревенской беднотой. Внося свои "вантозовские" декреты, робеспьеровское правительство несомненно пыталось пойти навстречу требованиям этой деревенской бедноты, сделав ее одной из прочных опор революционного правительства. Другое дело - могли ли робеспьеристы провести эти декреты в жизнь43 .

В 1793 - 1794 гг. в деревне продолжается движение за обеспечение интересов мелких фермеров и половников, идет ожесточенная борьба против "генеральных Фермеров", этих ненавистных посредников между крестьянами и крупными собственниками. Местами происходят самовольные захваты и раздел бывших королевских земель или конфискованных церковных ферм. Именно в этих слоях деревни становится популярной идея раздела крупных ферм между крестьянством но трудовой норме, идея так называемого "аграрного закона" или всеобщего "черного передела", как мы бы сказали44 . Эти уравнительные тенденции, не имеющие ничего общего с социализмом, не стояли, как показал Ленин, в противоречии с дальнейшим буржуазным развитием новой капиталистической Франции. "Равенство, - писал Ленин, - не только идейно выражает наиболее полное осуществление условий свободного капитализма и товарного производства. И материально, в области экономических отношений земледелия, вырастающего из крепостничества, равенство мелких производителей является условием самого широкого, полного, свободного и быстрого развития капиталистического сельского хозяйства... Идея равенства и всевозможные планы уравнительности являются самым полным выражением задач не социалистической, а буржуазной революции, задач борьбы не с капитализмом, а с помещичьим и бюрократическим строем"45 .

"Борьба за землю, борьба за свободу есть борьба за условия существования буржуазного общества, ибо господство капитала остается и в самой демократической республике и при каком угодно переходе "всей земли народу". Тому, кто не знаком с учением Маркса, такой взгляд может показаться странным. Но убедиться в его правильности нетрудно: стоит припомнить Великую французскую революцию и ее результаты, историю американских "свободных земель" и т. д."46 .


43 Ценнейший архивный материал, иллюстрирующий это дальнейшее развитие аграрной революции, опубликован в недавно вышедшей работе Lefebvre ("Questions agrairee au temps de la terreur"), подробный разбор которой дан в N 6 "Историка-марксиста" за 1933 г.

44 Ibid.

45 Ленин, Сила и слабость русской революции, т. XI, стр. 187 - 188.

46 Ленин, Аграрный вопрос и силы революции, т. XI, стр. 152 - 153.

стр. 110

Эта борьба мелкого собственника, фермера-бедняка, с. -х. рабочего за раздробление дворянских латифундий, за всеобщий передел земли была не чем иным, как робкой попыткой деревенской бедноты перевести Великую революцию на "американский" путь.

В своей замечательной работе "Аграрная программа социал-демократов в первой русской революции" Ленин специально останавливается на двух путях буржуазной аграрной революции. "Гвоздем борьбы, - пишет он там, - являются крепостнические латифундии как самое выдающееся воплощение и самая крепкая опора остатков крепостничества в России. Развитие товарного хозяйства и капитализма с абсолютной неизбежностью кладет конец этим остаткам. В этом отношении перед Россией только один путь буржуазного развития.

Но формы этого развития могут быть двояки. Остатки крепостничества могут отпадать и путем преобразования помещичьих хозяйств и путем уничтожения помещичьих латифундий, т. е. путем реформы и путем революции. Буржуазное развитие может итти, имея во главе крупные помещичьи хозяйства, постепенно становящиеся все более буржуазными, постепенно заменяющие крепостнические приемы эксплоатации буржуазными, - оно может итти также, имея во главе мелкие крестьянские хозяйства, которые революционным путем удаляют из общественного организма "нарост" крепостнических латифундий и свободно развиваются затем без них по пути капиталистического фермерства.

Эти два пути объективно возможного буржуазного развития мы назвали бы путем прусского и путем американского типа. В первом случае крепостническое помещичье хозяйство медленно перерастает в буржуазное, юнкерское, осуждая крестьян на десятилетия самой мучительной экспроприации и кабалы, при выделении небольшого меньшинства "гроссбауэров" ("крупных крестьян"). Во втором случае помещичьего хозяйства нет или оно разбивается революцией, которая конфискует и раздробляет феодальные поместья. Крестьянин преобладает в таком случае, становясь исключительным агентом земледелия и эволюционируя в капиталистического фермера. В первом случае основным содержанием эволюции является перерастание крепостничества в кабалу и в капиталистическую эксплоатацию на землях феодалов - помещиков - юнкеров. Во втором случае основной фон - перерастание патриархального крестьянина в буржуазного фермера"47 . Французская революция сделала первый шаг на этом "американском" пути, конфисковав церковные и эмигрантские земли и пустив их в распродажу, передав сельским общинам некогда узурпированные сеньорами угодья и т. д. Но крупное помещичье землевладение отнюдь еще не было ликвидировано этими актами.

При известном соотношении общественных сил французская деревенская беднота XVIII в. могла бы двинуть аграрную революцию дальше и добиться раздробления феодальных поместий, что и означало бы "перерастание патриархального крестьянина в буржуазного фермера" - торжество "американского" пути развития. Но такого радикального решения аграрного вопроса плебейские элементы французской деревни могли бы добиться только при полной победе крестьянской революции в союзе и под руководством городского пролетариата, организованного в коммунистическую партию, т. е. при содействии такой социальной силы, которая еще не сложилась в эпоху Великой французской революции48 .


47 Ленин, Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции, т. XI, стр. 348 и 349.

48 В статье "О некоторых источниках современного разброда" (1909 г.) Ленин говорит о двух типах земельных отношений: создавшемся в Швейцарии, Соединенных штатах Северной

стр. 111

IV

Наряду с крестьянством важнейшей движущей силой Великой французской революции была мелкая городская буржуазия и плебейские элементы городов49 , "пролетариат и не принадлежавшие к буржуазии слои городского населения", которые в 1793, - 1794 гг. "выступали против буржуазии", борясь "за осуществление интересов буржуазии, хотя и не на буржуазный манер"50 .

Ленин, говоря о неспособности либеральной буржуазии руководить победоносной буржуазно-демократической революцией, не отождествляет с этой либеральной буржуазией все и всякие слои внутри этого класса. "Есть буржуазия и буржуазия, - писал он в 1912 г. в статье "Принципиальные вопросы избирательной кампании". - Буржуазная революция показывает нам громадное разнообразие различных групп, слоев, элементов и самой буржуазии, и рабочего класса". Ленин специально подчеркивал революционность мелкобуржуазных слоев в эпоху Великой французской революции, дававших основные кадры робеспьеристской партии. Именно ремесленники, - писал он, - даже в Западной Европе, где цеховое устройство было так сильно, проявляли, как и другие мелкие буржуа в городах, особенную революционность в эпоху падения абсолютизма"51 .

В статье "Кто за союзы с кадетами" (июнь 1906 г.) Ленин прямо говорит об "исторической роли Конвента как диктатуре общественных низов - пролетариата и мелкой буржуазии в Великой французской революции"52 .

В статье "Цель борьбы пролетариата в нашей революции", относящейся к марту 1909 г., Ленин считает особенностью русской буржуазной революции то обстоятельство, что "вместо бывшего на втором месте в XVI, XVII и XVIII вв. плебейского элемента городов в XX в. выступает на первое место пролетариат"53 . Таким образом если крестьянство в Великой французской революции выступает на первом месте, то на втором идет, по мнению Ленина, "плебейский элемент городов".

Важная роль "плебейских элементов городов" в решающем моменте Великой французской революции была отмечена еще Энгельсом в его письме к Каутскому от 20 февраля 1889 г., впервые опубликованном в N 2 "Историка-марксиста" за 1933 г. Там Энгельс писал: "Здесь следовало бы все же в той или иной мере указать, каким путем эти плебеи, стоящие вне сословного порядка и поэтому относительно бесправные, стоящие вне закона, лишь в ходе революции постепенно пришли к тому, что ты именуешь "санкюлотизмом"... и какую роль они играли. Тогда попросту окажется, что буржуа на этот раз, как и всегда, были слишком трусливы, чтобы отстаивать свои собственные интересы; что, начиная с Бастилии, плебс должен был выполнять за них всю работу; что без его вмешательства 14 июля, 5 - 6 октября, 10 августа... и т. д. старый порядок неизменно одерживал бы победу над буржуазией, коалиция в союзе с двором подавила бы револю-


Америки, английских и других колониях и "преобладающем в Западной Европе", т.е. имеющим место и во Франции. Этот второй тип он определяет как "результат компромисса между дворянством и буржуазией" (Ленин, т. XIV, стр. 198). Следовательно даже Великая революция не принесла французскому крестьянству радикального разрешения аграрного вопроса.

49 О плебейских элементах деревни, о деревенской бедноте (мелких парцелльных крестьянах, мелких фермерах, половниках, с. -х. рабочих) как движущей силе, особенно в 1798 - 1794 гг., говорилось уже выше.

50 Маркс и Энгельс, т. VII, стр. 54.

51 Ленин, Шаг вперед, два шага назад, т. VI, стр. 187.

52 Ленин, Кто за союзы с кадетами?, т. IX, стр. 372. Ср. т. XXVI, стр. 346: "В 1789 г. мелкие буржуа могли еще быть великими революционерами, в 1848 г. они были смешны и жалки..."

53 Ленин, Цель борьбы пролетариата в нашей революции, т. XIV, стр. 50.

стр. 112

цию и что таким образом только плебеи и совершили революцию..."54 .

Что же следует донимать под термином "плебейские элементы городов "? В другом письме Каутскому, опубликованному в"Die Neue Zeit" в 1895 г. Энгельс дал на это вполне определенный ответ. "Очень мало исследованы. - писал он, - развитие и роль элементов, стоявших вне феодального, сословного строя, находившиеся в состоянии почти что париев, элементов деклассированных, которое неизбежно должны были образовываться вместе с возникновением городов, - тех элементов, которые составляли самый низший бесправный слой населения всякого средневекового города, слой, находившийся вне событий, вне Феодальной зависимости и вне цехового союза. Такое исследование очень трудно, но это является главной, основой, потому что постепенно, с разрушением феодальных связей, эти элементы становились тем предпролетариатом, который в 1789 г. произвел революцию в парижских предместьях".

Ленин строго различает "плебейские элементы городов" и городскую мелкую буржуазию, городскую буржуазную демократию. "Господин В. Левицкий, - писал он в статье "О старых, но вечно новых истинах", - додумал до конца свое отрицание идеи "гегемонии" ("центром притяжения должна была бы стать городская буржуазная демократия", а не иной кто!)... Левицкий рассуждает вполне как либерал... У него нет никакого представления о "том, что "центром притяжения для демократического крестьянства" должна была бы стать совсем иная социальная категория, чем городская буржуазная демократия. Он забывает, что это "долженствование" было действительностью в течение крупных исторических периодов и Англии, и Франции, и России, причем в последней стране периоды эти были крупны по значению, но малы по времени, а в первых двух странах... демократическое, ультрадемократическое, "слишком пламенное" плебейство объединяло разнородные элементы "низов"55 .

В докладе на Объединительном съезде Ленин говорил: "Конвент был именно диктатурой низов, т. е. самых низших слоев городской и сельской бедноты"56 .

"Самые низшие слои городской и сельской бедноты" это и есть "плебейские элементы" города и деревни. Великая французская революция происходила, как известно, на мануфактурной стадии развития капитализма в этой стране - в ту эпоху, когда пролетариат еще только формировался из самых различных элементов феодального общества. Городские наемные рабочие (в Париже это были цеховые и внецеховые подмастерья, рабочие много численных мануфактур - Гобеленов, De la Savonnerie, Ревельена и др., - многочисленные строительные рабочие, приливавшие в Париж из деревень лишь на сезонную работу) были лишь частью этих городских "низов" "плебейских элементов" города, частью "предпролетариата", к которому наряду с ними принадлежали кустари-одиночки, всецело зависившие от скупщика-мануфактуриста или мелкого мастерка-посредника, разносчики, а также люмпен-пролетарские элементы - носильщики, шарманщики, фокусники, стригуны собак, нищие и т. п.57 .


54 "Историк-марксист" за 1933 г., кн. 2, стр. 42.

55 Ленин, О старых, но вечно новых истинах, т. XV, стр. 195.

56 Ленин, Доклад на Объединительном съезде, т. IX, стр. 217.

57 Скудность и неточность статистических сведений конца XVIII в. не позволяют сколько-нибудь определенно установить численность городского и сельского пролетариата во Франции в эпоху Великой французской революции. Матьез, попросту причисляющий к пролетариату всю бедноту и массу нищенства, особенно возросшего накануне революции и определяющий на этой основании численность пролетариата в 1790 г. в 6 млн., а вместе с семьями - до 10 -

стр. 113

Уже Маркс отметил, что тогдашний пролетариат или, точнее, предпролетариат", еще не обособился от революционной демократии, еще не стал классом для себя, который противопоставлял бы себя буржуазии и вел борьбу за социализм.

"В 1789 г. буржуазия в союзе с народом боролась против монархии, дворянства и господствующей церкви" - писал Маркс в "Новой рейнской газете". "...Буржуазия была тем классом, который действительно стоял во главе движения. Пролетариат и не принадлежавшие к буржуазии слои городского населения либо не имели еще никаких отдельных от буржуазии интересов, либо еще не составляли самостоятельно развитого класса или части класса. Поэтому там, где они выступали против буржуазии... они боролись только за осуществление интересов буржуазии, хотя и не на буржуазный манер. Весь французский терроризм представлял не что иное, как плебейскую манеру, расправы с врагами буржуазии, абсолютизмом, феодализмом, филистерством"58 .

То же положение находим и у Ленина, который писал: "Материальное производственное обновление Франции в конце XVIII в. было связано с политическим и духовным, с диктатурой революционной демократии и революционного пролетариата (от которого демократия не обособлялась и который был еще почти слит с нею)" (разрядка моя - Н. Л. ). Даже наиболее левые политические группировки 1793 - 1794 гг. - "бешеные" и эбертисты - не были, как известно, социалистами. Только Бабеф "придал определенную форму"59 смутным стремлениям этого "предпролетариата".

Но пролетариат оформляется как класс в самом ходе революции. Отмечая неоформленность пролетариата как класса в эпоху Французской революции, его "слитность" с революционной демократией, не следует однако преуменьшать зачатки классового самосознания среди этих пролетарских элементов конца XVIII в.60 .

Не нужно забывать, что буржуазно-демократическая революция в ходе своего развития обостряет классовые противоречия между буржуазией и пролетариатом как в городе, так и в деревне. То обстоятельство, что Великая французская революция была революцией буржуазной, отнюдь еще не означает, что рабочий класс не был заинтересован в самой полной, самой решительной победе этой революции над старым порядком. "Революция 1789 г. во Франции, - писал Ленин, - была буржуазной революцией, потому что освобождение страны от абсолютизма и от помещичьих, крепостнических привилегий давало на деле свободу развития капитала. Но, само собой разумеется, такая революция самым настоятельным образом требовалась интересами рабочего класса, и даже "беспартийные", неорганизованные в класс, рабочие 1789 г... были передовыми борцами Французской... революции"61 .

Новейшие исследования по истории городского и сельского "плебса"


11 млн., т. е. более 1/3 всего населения Франции (27,4 млн.), делает крупнейшую методологическую ошибку (Mathiez, Notes sur l'importance du proletariat en France, "Annales Historiques" N 6 за 1930 г., р. 506 - 508).

58 Маркс и Энгельс, т. VII, стр. 54.

59 См. письмо Энгельса к Каутскому от 20 февраля 1889 г., "Историк-марксист" за 1933 г., кн. 2, стр. 43.

60 От этого преуменьшения не свободны между прочим и мои ранние работы по истории Французской революции: "Максимилиан Робеспьер" (1919, 1924 гг.) и соответствующий раздел в "Новейшей истории Западной Европы", в которых еще чувствуется влияние буржуазных (Лучицкий, Тарле) и с. -д. историков (Кунов). Этот учебник вообще нуждается в коренной переработке на основе учета методологических замечаний Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина и тех обширных материалов и литературы предмета, которые появились с того времени.

61 Ленин. Социальное значение сербско-болгарских побед, т. XVI, стр. 186.

стр. 114

и рабочих в эпоху Великой французской революции - Домманже, Соро и Лефевра62 дают обильный конкретно-исторический материал, подтверждающий эти основные положения Маркса и Ленина об особенностях французского пролетариата в конце XVIII в. и его важной роли в ходе Великой революции.

V

Вопреки утверждениям Тарле, усиленно подчеркивавшего отсутствие каких бы то пи было самостоятельных политических выступлений рабочего класса в первые годы революции и его смиренную покорность новым конституционным властя63 , парижские рабочие не просто дают буржуазии боевые кадры для борьбы со старым порядком в решающие моменты революции, но и сами проявляют революционную инициативу с первых же ее дней, порою наводя страх на своих буржуазных союзников. Еще во время выборов в Генеральные штаты рабочие Реймса добивались самостоятельного, отдельного от буржуазии представительства.

Накануне взятия Бастилии рабочие парижских предместий самочинно ожигают городские заставы, на которых взимались удорожавшие предметы первой необходимости пошлины с с. -х. продуктов, привозимых окрестными крестьянами. Те же парижские пролетарии изготовляют в эти дни холодное оружие, реквизируют запасы продовольствия и т. д.64 .

Массовый поход на Версаль 5 и 6 октября, начавшийся на почве недостатка хлеба в Париже и имевший затем весьма важные политические последствия, был самостоятельным предприятием "плебейских элементов" Парижа, проведенным вопреки либеральной буржуазии и ее Национальному собранию.

Неверно и другое утверждение Тарле, будто бы рабочие отнеслись равнодушно к лишению их избирательного права в Учредительное собрание. Против этого утверждения красноречиво говорит пламенная статья, появившаяся в газете Марата и говорившая от имени 10 тыс. бедных рабочих Сент-Антуанского предместья. В этой статье Марат грозил новой "аристократии богатства" стачкой неимущих, лишенных ею прав человека и гражданина по причине их бедности. О недовольстве парижских рабочих цензовой конституцией 1791 г. свидетельствует и ряд коллективных петиций, поданных в 1790 г. в Национальное собрание. В адресе, представленном в Собрание в феврале 1701 г. от имени парижских секций, говорилось: "Вы создали... (четвертый) класс, лишенный всех прерогатив, подчиненный законам, в изготовлении которых он не принимал участия и на которые не давал своего согласия".

Голос пролетариев слышится и в почтительной петиции рабочих Сент-Антуанского предместья, протестовавших перед Собранием против деления граждан на "активных" и "пассивных". Отметим еще наконец "петицию 13 народных клубов Парижа"65 , расклеенную по городу.

Мы имеем в своем распоряжении ряд сведений об активном участии рабочих различных профессий и в республиканском движении 1791 г., в частности в знаменитой демонстрации 17 июля на Марсовом поле, закончившейся кровавым избиением демонстрантов66 . Несомненна и связь между


62 Maurice Dommanget, Les greves de moissinneurs du Valois ("Annales Historiques", 1924, p. 526 et suiv.); Soreau, La loi Le Chapelier ("Annales Historiques", 1931, N 4); Soreau, La Revolution francaise et le proletariat rural ("Annales Historiques", V. 49, 60, 52, 55); см. также Braesch, La revolution du 10 aout.

63 См. Тарле, Рабочий класс в эпоху революции, т. I-II.

64 Кропоткин, Великая французская революция, 1918 г., стр. 71 - 72 и след.

65 Олар, Политическая история Французской революции, изд. 2-е, стр. 78 - 84.

66 См. Н. Фрейберг, Шометт - генеральный прокурор Коммуны в первые годы Великой французской революции (сборник статей "Классовая борьба во Франции в эпоху Великой французской революции", стр. 345).

стр. 115

ростом республиканских настроений среди рабочих и тем недовольством и брожением, которые были вызваны изданием знаменитого закона Ле-Шапелье и декретом о закрытии общественных работ (14 и 16 июня 1791 г.).

В своей работе по истории революции 10 августа Брэш показал, что наиболее революционно настроенными секциями, выступавшими застрельщиками в революции 10 августа и возглавлявшими ее, были как раз секции, находившиеся в кварталах с наиболее развитой промышленностью, с преобладающим пролетарским, полупролетарским и мелкобуржуазным населением. Эти секции находились в кварталах Сент-Антуанского предместья - центра мебельной промышленности и едва зарождавшейся крупной машинной хлопчатобумажной индустрии (прядильни); в квартале предместья Сен-Мартен, в котором сосредоточивалось кожевенное, красильное, сукнодельное, пивоваренное и бочарное производство, а также находилась мануфактура Гобеленов. Секция французского театра - одна из наиболее передовых секций, принимавшая участие в революции 10 августа, - была густо населена каменщиками и наборщиками. Полупролетарские элементы кустарей-ленточников, разоряемых уже начавшими вводиться машинами, составляли преобладающее население другой, шедшей во главе движения секции - Гравильеров. К числу тех же передовых секций Брэш относит секции Монконсейль и Круа-Руж с их многочисленными кустарями-одиночками, работавшими на посредников или на мануфактуры, мелкими ремесленниками и т. п.

Революция 10 августа вообще была делом "пассивных граждан, наводнивших вопреки закону секционные собрания, обеспечивших в них проведение революционных решений и выступлений. Даже в некоторых заведомо аристократических секциях нахлынувшими туда рабочими выносятся решения о посылке делегатов в Революционную коммуну в ночь с 9 на 10 августа.

Но, выступая бок о бок с революционной мелкой буржуазией, пролетариат "почти сливается" с нею. В эти решающие дни парижские рабочие не сумели придать Революционной коммуне подлинно пролетарский характер: в ее составе находим всего двух рабочих-ремесленников. Целую треть мест получили мастера и мелкие торговцы, две трети - революционно настроенная интеллигенция.

Участие парижских рабочих в секционном движении в пользу таксации предметов первой необходимости, начавшемся с 1793 г. на почве дороговизны жизни и возглавлявшемся "бешеными", не подлежит никакому сомнению.

Сведения, которые мы имеем о степени участия различных секций Парижа в революции 31 мая - 2 июня, чрезвычайно скудны. Тем не менее их достаточно, чтобы установить, что наибольшие контингенты вооруженных национальных гвардейцев, явившихся по приказу Анрио и окруживших Конвент, дали секции с преобладающим пролетарским и полупролетарским населением, как секции Гравильеров, Круа-Руж, Quinze-Vingts (этот наиболее рабочий квартал Сент-Антуанского предместья), Монтрей (Монмартрское предместье) и т. д. Сопоставление списка этих секций с классификацией Брэша показывает, что, многие из них шли во главе движения 10 августа. Наконец именно окраинные секции (рабочие предместья) дали 31 мая - 2 июня наибольший процент явившихся на сбор национальных гвардейцев по отношению ко всему населению этих секций, а национальные гвардейцы таких преимущественно рабочих по своему составу секций, как Quinze-Vingts и Mont-Blanc, дольше оставались под ружьем в эти революционные дни67 .


67 См. H. Calvet, Remarques sur le participation des Sections au mouvement du 31 mai - 1-er - 2 Juin 1793 ("Annales Historiques", 1928, N 4, p. 366 - 369).

стр. 116

В том революционном движении, которое снова поднялось в Париже летом 1793 г. под влиянием продовольственных затруднений и тяжелого положения республики на фронтах внешней и гражданской войны, в движении, возглавлявшемся сначала "бешеными", а потом эбертистами, принимали участие не только ремесленники и мелкие кустари, но и настоящие парижские пролетарии. Выступая 25 июня в Конвенте, вождь "бешеных" Ру говорил о жалком заработке рабочих и тяжелом положении безработных. 4 сентября эбертистские агитаторы с утра обходят мастерские, призывая рабочих к забастовке; парижские каменщики и слесари, бросившие работу, выходят на улицу с требованием не только таксации предметов первой необходимости, но и повышения заработной платы, накладывая таким образом на движение пролетарский отпечаток. Они уже дают главные кадры демонстрантам, окружившим 5 сентября Конвент68 . Застрельщиками движения и на этот раз являются наиболее революционные кварталы Сент-Антуанского предместья: секции Quinze-Vingts и Монтрей, хорошо известные уже нам по участию в революциях 10 августа и 31 мая - 2 июня 1793 г.

Знаменитый декрет от 29 сентября 1793 г., устанавливавший твердые цены на все важнейшие товары, фактически явился результатом этого "мирного" сентябрьского восстания парижских рабочих и ремесленников, "плебейских элементов" столицы, которые навязали всеобщий максимум якобинскому Конвенту. С другой стороны, чем, как не политическим влиянием" городских рабочих, можно объяснить тот факт, что статья декрета 29 сентября о всеобщем максимуме, предусматривавшая установление максимальных ставок на заработную плату, фактически не принималась в Париже до весны 1794 г.? Во всех политических выступлениях "низов", происходивших на почве борьбы за установление твердых цен на предметы первой необходимости, пролетариат остается еще "почти слитым" с революционной демократией, не менее рабочих заинтересованной в установлении максимума, прекращении спекуляции звонкой монетой, введении прогрессивного налога на доходы и т. д.

Весной 1794 г. недовольство "плебейских элементов городов" мелкобуржуазной политикой робеспьеристов получает политическое оформление. Это новое революционное брожение в городских низах Парижа и других центров стоит в связи с усилением продовольственного кризиса в конце зимы 1793/94 г. Эбертисты, возглавлявшие теперь движение, выставляют целую программу экономических требований, диктуемых интересами городской бедноты: неуклонное применение законов о максимуме, усиление борьбы против всякого рода спекуляции, конфискация имуществ "подозрительных" в пользу санкюлотов. Орган эбертистов "Отец Дюшен" ожесточенно нападает на торговцев вообще, в том, числе и мелких. "Отец Дюшен" настаивает на образовании "единого фронта веек продавцов против покупателей". "У мелких лавочников столь же злая воля, как и у крупных торговцев". Это конечно еще не симптом обострения классовой борьбы между рабочими и предпринимателями, но красноречивый показатель уже начинавшегося антагонизма между мелкой торговой буржуазией и городскими "низами" - потребителями ее товаров. Известно, что эта агитация против мелкого торговца стоила головы Эберу и его друзьям. Гибель эбертистов угрожала распадением блока "плебейских элементов" столицы с городской революционной демократией.

Накануне 9 термидора среди части парижских рабочих замечалось недовольство нормировкой заработной платы Парижской коммуной. Тем


68 См. Н. Фрейберг, Декрет 19 вандемьера и борьба "бешеных" за конституцию 1793 г., "Историк-марксист" кн. 6, стр. 162 - 163. Ц. Фридлянд, Классовая борьба в июне - июле 1793 г. "Историк-марксист", N 2, за 1926 г.

стр. 117

не менее именно секции Восточных и Западных предместий, наиболее пролетарские по своему составу, защищали до конца, восставшую против Конвента робеспьеровскую Коммуну. Последним батальоном, который ушел с Гревской площади в ночь с 9 на 10 термидора, был батальон секции Финистер (Сен-Марсельское предместье), состоявшей преимущественно из рабочих-поденщиков. Накануне 9 термидора в не менее пролетарской по составу секции арестовали одного гражданина за агитацию против подчинения таксам на заработную плату. Известно, что избранный реймскими пролетариями в Конвент рабочий-ткач Армонвилль сблизился с Маратом, а впоследствии с Бабефом, в "заговоре" которого он принимал активное участие69 .

В ходе Великой французской революции можно найти зачатки и экономической борьбы пролетариата против буржуазии.

Накануне революции городской пролетариат находился в весьма тяжелом положении. Едва влачившие свое существование цехи уже не гарантировали рабочим сносных условий существования. Заработная плата ремесленных подмастерьев остается чрезвычайно низкой в течение двух столетий. Во всяком случае в XVIII в. она не возросла в какой-либо степени в соответствии с ростом цен на предметы питания. Особенно тяжело положение рабочих, занятых в возникавших в этот период мануфактурах. Эксплоатация женщин и детей (начиная, с 4-летнего возраста) считалась чем-то совершенно нормальным. На этой нищете и беспощадной эксплоатации женского и детского труда и базировалось развитие молодой текстильной промышленности. Некоторые современники уже сравнивают положение тогдашнего французского рабочего с положением древнего раба не к выгоде для первого. "Он (рабочий) свободен, - пишет Linget в своей "Теории гражданских законов". - Но именно потому я его и жалею. Его меньше щадят, меньше берегут его жизнь. Раб больше ценился своим господином уже по одному тому, что он стоил ему денег".

Наиболее организованным слоем пролетариата в эту эпоху являются ремесленные подмастерья, у которых уже можно проследить некоторые элементы классового сознания. Эти ремесленные подмастерья имеют свои пролетарские организации в виде тайных рабочих союзов (компаньонажей), которые руководят многочисленными стачками, идущими через весь XVIII в. и особенно усиливающимися накануне революции. Это движение ремесленных подмастерьев носило еще чисто экономический характер, но уже приводило к волнениям и кровавым столкновениям (в Реймсе и Лионе в. 1786 и 1787 гг.).

Разгром домов парижских мануфактуристов Ревельона и Анрио, происшедший накануне созыва Генеральных штатов, был первым, еще стихийным протестом рабочих против невероятной раннекапиталистической эксплуатации, дороговизны съестных припасов и безработицы. Этот стихийный взрыв, для усмирения которого Сент-Антуанское предместье было наводнено войсками всех видов оружия, изображался властями как "бунт" бродяг и бандитов. Однако дошедшие до нас точные данные о социальном положении участников движения (списки убитых солдатами и приговоренных судом к разным наказаниям вплоть до виселицы) убедительно свидетельствуют о чисто рабочем характере этого стихийного выступления. Те же данные вскрывают, что его участниками были рабочие разных профессий.


69 Mathiez, Lo maximum des salaires et le 9 Thermidor ("Annales Historiques", 1927, N 2).

Л. Лоран, Рабочий - депутат Конвента (пер. с французского, 1926). См. также "A propos du Conventionnel Armonville et du babouvisme en l'an IV" ("Annales Historiques" 1933, N 6, p. 639 - 640).

стр. 118

Разгром дома Ревельона был прелюдией ко взятию Бастилии. Только первый был окрещён "бунтом" как неудавшаяся революция; второй акт парижского пролетариата был аттестован королю де Ла Рошфуко-Лианкуром как "революция", в благодарность за совершение которой парижская буржуазия поспешила принять ряд мер к смягчению голода и нужды среди тех пролетариев, которые победили 14 июля (распределение хлеба и денежных пособий, пожертвованных буржуазией)70 .

В первые дни революции ремесленные подмастерья Парижа выступают вместе с хозяевами на одной общей экономической платформе, требуя отмены косвенных налогов, особенно "октруа", полной отмены регламентации. С 1791 г. положение меняется. Уже отмена корпораций разрушила остатки еще имевшихся связей между мастерами и подмастерьями. С другой стороны, рабочие истолковывали уничтожение цехов и декрет 21 августа 1790 г. (о свободе собраний и ассоциаций) как право легально объединяться в союзы (компаньонажи). "Рабочие считают себя отныне свободными. Они думают, что наконец получили возможность легально объединяться в компаньонажи, которые старый режим часто терпел, но никогда не признавал"71 .

Известно, что под влиянием широко развивавшегося стачечного движения, охватившего весной 1791 г. в Париже ряд профессий, в том числе типографщиков и строительных рабочих, еще "в самом начале революционной бури буржуазия решилась отнять у рабочих... право ассоциаций"72 (закон Ле-Шапелье). При этом крупная буржуазия действовала вполне солидарно с цеховыми мастерами, с которыми она ещё недавно вступила в конфликт, ликвидировав корпорации. Закон Ле-Шапелье разоружил рабочих перед лицом хозяев. С его изданием стачки прекратились, но искоренить многочисленные компаньонажи немедленно было чрезвычайно трудно. Полулегально они остались существовать и впредь. 20 июля закон Ле-Шапелье был распространен и на с. -х. рабочих, позже он вошел в виде одной из статей в Code rural.

Но принятый против рабочих организаций закон поддерживал постоянное брожение среди подмастерьев. Соро (Soreau) устанавливает любопытную связь между участием рабочих в революции 10 августа и их недовольством запрещением права коалиций73 . Экономика переплелась здесь с политикой. Борьба за повышение заработной платы продолжалась и при Конвенте, о чем свидетельствует например петиция парижских рабочих, представленная в Конвент 2 октября 1792 г. Петиционеры жаловались на низкую заработную плату, дороговизну обуви и жизненных припасов, ссылаясь при этом на свое участие в революции 10 августа74 . Голоса парижских пролетариев, возмущавшихся хлебной спекуляцией, слышатся и в знаменитой речи Робеспьера против свободной торговли, произнесенной им 2 декабря 1702 г.

"Рабочие, - писал Маркс, - со времени революции во Франции силой и хитростью ведут постоянную борьбу против буржуазии"75 .

В конце 1792 и начале 1793 г. безработица значительно смягчилась благодаря призывам в армию, но городские и сельские рабочие жестоко страдали благодаря росту инфляции, дороговизне жизни, в особенности спекуляции


70 См. Marcel Ro uff. Le personel des premieres emeutes de 1789 ("La Revolution francaise 1909, N 3). Картина "разгрома", даваемая этим автором, имеет весьма мало общего с изображением его у Тарле, пытавшимся представить все движение как совершенно случайный и непонятный, бессмысленный эпизод (см. Тарле, Рабочий класс в эпоху Французской революции, т. 1).

71 Soreau, Op. cit. ("Annales Historiques", T. 46, p. 288 et suiv.).

72 Маркс, Капитал, т. I, изд. 1923 г., стр. 734.

73 Soreau, Op. cit. ("Annales Historiques", T. 46, p. 73).

74 Ibid., p. 303 - 304.

75 Маркс и Энгельс, т. IV, стр. 183.

стр. 119

хлебом. Нет ничего удивительного, что пролетарии вовлекаются в движение "плебейских элементов" городов в пользу установления твердых цен, идя под знаменем "бешеных", потом эбертистов.

Неуклонное применение закона Ле-Шапелье, многочисленные декреты о реквизиции рабочей силы, последовавшие весной 1794 г., начавшаяся в Париже летом того же года таксация заработной платы, наконец все растущие продовольственные затруднения - все это не только толкает городской и сельский пролетариат в "оппозицию робеспьеровскому правительству, но и способствует новому подъему стачечного движения. В Париже весной 1794 г. снова возобновляются забастовки. Накануне ареста эбертистов бастовали рабочие военных мастерских. За несколько дней до 9 термидора власти получают от хозяев сведения о стачке рабочих фарфорового производства, требовавших 100-процентной прибавки заработной платы по сравнению со ставками 1790 г., тогда как закон о максимуме допускал только 50-процентную прибавку. Забастовщиков предполагалось предать суду Революционного трибунала76 . В самый день 9 термидора брожение распространяется среди каменщиков и каменотесов, также требующих повышения заработной платы.

Движение за повышение заработной платы наблюдалось как до революции (в течение всей второй половины XVIII в.), так и в самом ходе ее и среди многочисленного с. -х. пролетариата - батраков ("слуг"), поденщиков-жнецов, косцов, сборщиков колосьев, молотильщиков, пастухов, дровосеков и т. д. Еще с середины XVIII в. по всей Франции наблюдалось падение реальной заработной платы поденщиков. "Ни один класс, - говорит Анри Сэ, - не страдал от дороговизны и эпидемии в большей степени, чем поденщики"77 . Движение с. -х. рабочих за повышение их чрезвычайно низкой заработной платы имело место в ряде областей старой Франции во второй половине XVIII в. Серьезные волнения на этой почве особенно заметны в 1788 - 1789 гг. В 1791 г. в связи с хлебным кризисом движение возобновляется, местами оно получает политический характер (протесты против введения Национальным собранием избирательного ценза). Летом 1791 г. возникает движение среди косцов, требующих повышения заработной платы. Местами оно принимает насильственный характер, так чти фермеры и их собственники спешат обратиться за помощью к военной силе78 . Это движение батраков и поденщиков переплетется с движением деревенской бедноты вообще, боровшейся эти годы за раздел общинных в интересах сельских санкюлотов. В то же время поденщики и батраки принимают деятельное участие в борьбе городских санкюлотов за установление твердых цен на хлеб и другие продукты.

Новый подъем борьбы с. -х. пролетариата за повышение заработной платы замечается с лета 1793 г., когда страдавшие от дороговизны батраки и поденщики пытаются использовать выгодную для них конъюнктуру (редкость рабочих рук благодаря усиленным наборам в армию). В этой борьбе с. -х. пролетариат опирается на народные общества и революционные комитеты, где он часто в большинстве, тогда как сельская администрация была целиком в руках среднего и зажиточного крестьянства. Там, где деревенская администрация в руках бедноты, она поощряет стачки с. -х. рабочих, возникающие местами в самый разгар жатвы.

Система максимума была использована в большей степени городским,


76 "Annales Historiques", T. 27, p. 271. Camille Richard, Le Comite de salut public et les fabrications de guerre sous la terreur, p. 714.

77 H. See, Les classes rurales en Bretagne, p. 306; Soreau, Op. cit. ("Annales Historiques", T. 60, p. 116 - 121).

78 "Annales Historiques", T. 50, p. 124.

стр. 120

чем сельским пролетариатом. Дороговизна хлеба толкала последний на борьбу за повышение заработной платы. Весной и летом 1794 г. наблюдалось сильнейшее обострение классовой борьбы между поденщиками и крестьянами-собственниками, а также крупными фермерами. Якобинский Конвент стоит в этой борьбе на стороне собственников, издавал многочисленные декреты о реквизиции рабочей силы в деревне, о воспрещении коалиций с.-х. рабочих и пр. Однако в силу редкости рабочих рук и ожесточенной борьбы за них между самими сельскими хозяевами сельскому пролетариату удается в этот период в значительной мере повысить свою денежную заработную плату вопреки всяким таксам в большей степени, чем городским рабочим. Не следует преувеличивать классовой сознательности с.-х. рабочих: все же в эти годы она ниже, чем у городского пролетариата. Не нужно забывать, что объединения с.-х. рабочих не носили постоянного характера; они возникали лишь во время сезонных работ79 .

VI

"... Идея гегемонии... составляет одно изнуренных положений марксизма..." - писал Ленин в статье "О старых, но вечно новых истинах"80 . Мы уже видели, что буржуазия была гегемоном движения лишь на первом этапе Великой французской революции, примерно до октября 1789 г. Буржуазия уже не могла играть руководящей роли в той победоносной революции, которая смела во Франции монархию. После революции 10 августа буржуазия определенно становится контрреволюционной силой. Какой же класс становится гегемоном движения с конца 1792 г. и в1793 - 1794 гг.? Не пролетариат, как это склонны утверждать некоторые товарищи81 , цитирующие в подкрепление своего положения выдержки из сочинений Ленина. Первая из них, взятая из статьи "Принципиальные вопросы избирательной кампании", гласит: "Либеральная буржуазия во Франции начала обнаруживать свою вражду к последовательной демократии еще в движении 1789 - 1793 гг. Задачей демократии было создание вовсе не буржуазной монархии, как прекрасно знает Мартов. И демократия Франции с рабочим классом во главе, вопреки колебаниям, изменам, контрреволюционному настроению либеральной буржуазии создала после ряда тяжелых "кампаний" тот политический строп, который упрочился с 1871 г."82 . Ссылаются и на другое место из Ленина: "Возможна буржуазная революция без единой полной победы пролетариата, и в результате - медленное превращение старой монархии в буржуазную и буржуазно-империалистскую (пример: Германия). Возможна буржуазная революция с рядом самостоятельных выступлений пролетариата, дающих и полные победы и тяжелые поражения, а в результате - буржуазную республику (пример: Франция)"83 .

Совершенно очевидно, что, говоря о "демократии во Франции с рабочим классом во главе", Ленин применяет эту формулу ко всему периоду буржуазно-демократических революций во Франции, т. е. к периоду с 1793 по 1871 г. В такой общей форме положение о гегемонии пролетариата, в особенности если принять во внимание опыт революций 1848 и 1871 гг., вполне правильно. О том же периоде говорится и во второй цитате: "Буржу-


79 См. статью Soreau "Annales Historiques", T. 52 и 55.

80 Ленин, О старых, но вечно новых истинах, т. XV, стр. 196.

81 И. Токин, Ленин о Великой французской революции, стр. 28 - 29, 35, 39, 46. Исходя из ленинских характеристик всей эпохи буржуазно-демократических революций во Франции, т. Токин неосторожно переносит эти характеристики на Великую революцию, см. стр. 28 - 29.

82 Ленин, Принципиальные вопросы избирательной кампании, т. XV, стр. 342.

83 Ленин, "Левение" буржуазии и задачи пролетариата, т. XIV, стр. 65.

стр. 121

азная республика" как результат ряда самостоятельных выступлений пролетариата - это третья республика с ее конституцией 1875 г. Здесь буржуазная революция во Франции рассматривается в более широком смысле чем Великая революция 1789 - 1794 гг. В статье "Заметки публициста" (1910 г.) Ленин поясняет, в каком смысле возможно такое понимание. "... Под этим термином (завершение буржуазно-демократической революции - Н. Л. ) можно понимать две вещи. Если его употребляют в широком смысле, то под ним разумеют решение объективных исторических задач буржуазной революции, "завершение" ее, т. е. устранение самой почвы, способной родить буржуазную революцию, завершение всего цикла буржуазных революций. В этом смысле например во Франции буржуазно-демократическая революция завершена была лишь в 1871- годом (а начата в 1789 г.)84 .

Таким образом совершенно очевидно, что ленинская характеристика роли пролетариата за весь период с 1789 по 1871 г. ни в каком случае не может Целиком относиться к революции 1789 - 1794 гг. Выше мы уже видели, что в этой революции рабочие были одной на движущих сил, в решающие моменты революции он развивал огромную энергию85 , но об его самостоятельных выступлениях политического характера, отличных от выступлений "плебейских элементов" вообще, в этот период не может быть и речи.

Наконец в третьей выдержке мы читаем: "Во Франции гегемонию раза этак четыре за все 80-летие буржуазных революций отвоевывал себе пролетариат в разных сочетаниях с "левоблокистскими" элементами мелкой буржуазии, и в результате буржуазия должна была создать такой политический строй, который более угоден ее антиподу"86 .

Но, приводя эту цитату, не обращают должного внимания на слова: "в разных сочетаниях с "левоблокистскими" элементами". Между тем существует огромная разница между положением французского пролетариата в 1793 - 1794 гг., когда он выступал в революции, оставаясь "еще почти слитым с нею" (с революционной демократией - Н. Л. )87 и его ролью в революции 1848 г. и в особенности в революцию 1871 г., когда парижский пролетариат был признанным гегемоном движения, ведшим за собою широкие слои парижской мелкой буржуазии и городской бедноты. И в том и в другом случае мы имеем дело с "левоблокистским" сочетанием, но в 1793 - 1794 г., когда пролетариат был "бесформенной массой" революционной демократии, не пролетариат, а "плебейские элементы городов", "предпролетариат" являются гегемоном революции, хотя "именно "левоблокистская тактика", именно союз городского "плебса" (= современного пролетариата) с демократическим крестьянством придавал размах и силу Английской революции XVII, Французской XVIII в"88 . Именно "левоблокистская тактика" обеспечила революции победу в такие "решающие моменты", как 10 августа 1792 г., 31 мая = 2 июня 1793 г. или 4 - 5 сентября 1793 г.

В ряде мест у Ленина определенно говорится не о гегемонии пролетариата, а о гегемонии "низов", "плебейских элементов города". В этом отношении чрезвычайно важное значение имеет его уже цитировавшаяся статья "О ста-


84 Ленин, Заметки публициста, т. XIV, стр. 295.

85 Ленин говорит о рабочих Франции как, оказавших "наибольшие услуги делу прогресса и социализма" в "ряде революций, имевших всемирно-историческое значение", т. е. в том числе и в Великой французской революции (т. XXII, Второй Всероссийский съезд советов Р. и С. Д., стр. 15).

86 Ленин, Принципиальные вопросы избирательной кампании, т. XV, стр. 343.

87 Ленин, Грозящая катастрофа и как с ней бороться, т. XXI, стр. 189 - 190.

88 Ленин, Принципиальные вопросы избирательной кампании, т. XV, стр. 347.

стр. 122

рых, но вечно новых истинах", "...Низы, - писал там Ленин, - даже в те короткие периоды, когда им случалось в истории играть роль "центров притяжения для демократического крестьянства", когда, им удавалось вырвать эту роль из рук либеральной буржуазии, оказывали решающее влияние на то, какую степень демократизма получала страна в последующие десятилетия так называемого спокойного развития. Эти "низы" в короткие периоды своей гегемонии воспитывали свою буржуазию, переделывали ее так, что она потом старалась пятиться назад, но не могла в этом попятном движении зайти дальше, скажем, второй палаты во Франции или отступлений от демократизма выборов и т. д., и т. п.

Вот эта, историческим опытом всех европейских стран подтверждаемая идея о том, что в эпохи буржуазных преобразований (или, вернее, буржуазных революций) буржуазная демократия каждой страны оформливается так или иначе, принимает тот или иной вид, воспитывается в той или иной традиции, признает тот или другой минимум демократизма, смотря по тому, насколько гегемония переходит в решающие моменты национальной истории не к буржуазии, а к "низам", к "плебейству" XVIII в., к пролетариату XIX и XX вв.

Каждая капиталистическая страна переживает эпоху буржуазных революций, когда складывается та или иная степень демократизма... Какова будет эта степень демократизма... зависит именно от того, будет ли гегемония в решающие моменты принадлежать буржуазии или ее антиподу, будет ли первая или последний (опять-таки в эти решающие моменты) "центром притяжения для демократического крестьянства" и для всех вообще; демократических промежуточных групп и слоев"89 .

Отсюда с несомненностью следует, во-первых, что "центром притяжения для демократического крестьянства" и "всех вообще демократических промежуточных групп" в известный период революции не городская буржуазная демократия, не цеховые мастера и мелкие торговцы, на которых опирались робеспьеристы, а "демократическое", "ультрадемократическое", "слишком пламенное плебейство", "городской предпролетариат". Это плебейство и "объединяло разнородные элементы низов". Оно вырвало демократическое крестьянство из-под влияния либеральной буржуазии. Эта "гегемония низов", "плебейских элементов города", особенно дававшая себя чувствовать со времени "мирного" сентябрьского восстания 1793 г. и вплоть до весны 1794 г., проявилась в объединении разнородных элементов "низов" на почве борьбы за применение максимума в интересах городской и деревенской бедноты, "в республиканской переделке" крупной буржуазии, в освобождении крестьянства из-под влияния либералов, в продвижении революции значительно дальше ее непосредственных буржуазных задач.

VII

В 1793 - 1794 гг. политическое господство революционной демократии отлилось в своеобразную форму якобинской диктатуры. "Всякое временное государственное устройство, - писала "Новая рейнская газета" от 14 сентября 1848 г. - после революции требует диктатуры и притом энергичной диктатуры... Что же говорят нам эти слова Маркса, "что временное революционное правительство должно выступать диктаторски.., что задала этой диктатуры - уничтожение остатков старых учреждений... Великие вопросы в жизни народов решаются только силой. Сами реакционные классы прибегают обыкновенно первые к насилию, к гражданской войне, "ставят


89 Ленин, О старых, но вечно новых истинах, т. XV, стр. 195 - 196.

стр. 123

в порядок дня штыки"... Действительно революционный класс должен тогда выдвинуть именно лозунг диктатуры"90 .

Что же такое революционно-демократическая диктатура, по Ленину, и в чем ее сущность? В отдельных местах своих работ Ленин дает совершенно точные, не допускающие никаких сомнений определения понятия такой диктатуры. Диктатура, писал он в статье "Победа кадетов и задачи рабочей партии", не "усиленная охрана", как понимают кадетские профессора, диктатура означает... неограниченную, опирающуюся на силу, а не на закон, власть. Во время гражданской войны всякая победившая власть может быть только диктатурой91 . "Решительная победа революции над царизмом, - писал Ленин в другом месте, - есть революционная демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, и такая победа будет именно диктатурой, т. е. она неизбежно должна будет опираться на военную силу, на вооруженные массы, на восстание, а не на те или иные "легальным", "мирным путем" созданные учреждения"92 .

Наконец в "Государстве и революции" Ленин определяет диктатуру как власть, не разделяемую ни с кем и опирающуюся непосредственно на вооруженную силу масс как организацию авангарда угнетенных в господствующий класс для подавления угнетателей"93 .

Итак, в понятие революционно-демократической диктатуры входят, по Ленину, следующие признаки: 1) это - ничем не ограниченная власть; 2) это - власть, вышедшая из победоносного, вооруженного восстания и гражданской войны; 3) это - власть, основанная не на законе, а на военной силе, 4) она связана с народными массами и опирается на вооруженные массы низов и наконец 5) она означает организацию господствующим классом для подавления угнетателей.

В такой мере под это определение подходит диктатура якобинцев? Употребляя термин "якобинская диктатура", необходимо определить ее хронологическое место в ходе Великой французской революции. Говоря "о восходящей линии" Великой французской революции, Маркс в свое время писал: "В первой французской революции за господством конституционалистов следует господство жирондистов, а господство жирондистов сменяется господством якобинцев. Каждая из этих партий опирается на более передовую. Как только данная партия довела революцию настолько далёко, что она более не в состоянии не только итти впереди революции, но и следовать за ней, ее отстраняет и отправляет на гильотину стоящий за ней более смелый союзник. Революция двигается таким образом по восходящей линии"94 .

Следует различать три этапа в развитии буржуазно-демократического переворота во Франции в конце XVIII в. Первый этап начинается с революции 14 июля 1789 г. (взятие Бастилии), принудившей короля поделиться властью с либеральной буржуазией ("конституционалистами"). Второй этап начинается с революции 10 августа 1792 г., означавшей крушение монархии и существенное ограничение дотоле безраздельного господства крупной буржуазии, которой приходится поделиться, властью с революционной демократией: широкие массы мелкой буржуазии и "плебейских элементов" города и деревни получают не только право голоса, по и оружие (доступ в


90 Ленин, Две тактики социал-демократии в демократической революции, т. VIII, стр. 119 - 120.

91 Ленин, Победа кадетов и задачи рабочей партии, т. IX, стр. 94 - 95.

92 Ленин, Две тактики социал-демократии в демократической революции, т. VIII, стр. 62.

93 Ленин, Государство и революция, т. XXI, стр. 386 и 430.

94 Маркс и Энгельс, т. VIII, стр. 343.

стр. 124

национальную гвардию), некоторое время наблюдается даже настоящее двоевластие Законодательного собрания и Революционной парижской коммуны. Однако важные командные высоты (большинство в Конвенте, министерства) находятся еще в руках крупнобуржуазной партии - жирондистов.

Третий этап наступает со времени революции 31 мая - 2 июня 1793 г., когда Жиронда, неспособная дальше вести революцию, должна была уступить свое место Горе, якобинцам (в узком смысле этого термина), этим "наиболее последовательным буржуазным демократам... эпохи Великой французской революции", опиравшимся на левый, мелкобуржуазный блок городского мещанства, "плебейских" элементов городов" и демократического крестьянства, на революционную демократию, поддержанную "всей массой городской и деревенской бедноты" для борьбы с "контрреволюционной буржуазией прежде всего"95 . С этого момента и начинается период якобинской диктатуры, или диктатуры революционной демократии. Власть переходит к низшим слоям буржуазии". Это - эпоха окончательной ликвидации феодализма решительной борьбы на осуществление интересов буржуазии "вопреки буржуазии", энергичной расправы с" внешними и внутренними врагами революции в" процессе внешней и гражданской войны. Это - эпоха, когда "наиболее революционные элементы буржуазии и плебейства" осуществили "национально-буржуазную программу тогдашней демократии"96 .

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ЛЕНИН-И-ПРОБЛЕМА-ЯКОБИНСКОЙ-ДИКТАТУРЫ-2

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. ЛУКИН, ЛЕНИН И ПРОБЛЕМА ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ - 2 // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 17.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ЛЕНИН-И-ПРОБЛЕМА-ЯКОБИНСКОЙ-ДИКТАТУРЫ-2 (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. ЛУКИН:

Н. ЛУКИН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
454 просмотров рейтинг
17.08.2015 (765 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
29 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ЛЕНИН И ПРОБЛЕМА ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ - 2
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK