Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6698
Автор(ы) публикации: В. СЕМЕНОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Хорошо известно, какое большое внимание уделяли Маркс и Энгельс, а впоследствии Ленин Англии, этой старейшей, классической стране капитализма. Английская экономика середины XIX в. была тем материалом, на основе которого Марксом был написан "Капитал". Ленин для характеристики загнивающего монополистического капитализма, империализма также в первую очередь и больше всего брал факты, относящиеся к империалистической Англии. С неменьшим вниманием относились вожди мирового пролетариата и к английскому рабочему классу, к развитию его классовой борьбы. "В Англии существует самый многочисленный, самый сконцентрированный, самый классический пролетариат", писал Маркс летом 1848 г.1 . "Ни в одной стране мира с массовым пролетариатом противоположность между пролетариатом и буржуазией не достигла такой высоты, как в Англии"2 . В другом месте, в письме к чартистскому Рабочему парламенту 1854 г., Маркс так развивал эту мысль:

"В Великобритании по сравнению со всеми другими странами деспотизм капитала и рабство труда достигли наибольшего развития. Ни в какой другой стране промежуточные группы между миллионерами, командующими целыми промышленными армиями, и наемными рабами, перебивающимися со дня на день, не были так основательно сметены с лица земли. В Великобритании нет больше, как в континентальных странах, обширных классов крестьян и ремесленников, почти в равной мере зависящих как от своей собственности, так и от своего труда. В Великобритании произошел полный разрыв между собственностью и трудом. Поэтому ни в какой другой стране война между двумя классами, образующими современное общество, не принимала таких колоссальных размеров и таких четких и осязательных очертаний. Именно вследствие этого рабочий класс Великобритании раньше других оказался способным стать во главе великого движения, которое в конечном итоге должно привести к полному освобождению труда"3 .

Схема последовательных ступеней развития, которые проходил европейский пролетариат в своей борьбе против буржуазии, о чем мы читаем в первой главе "Коммунистического манифеста", создана авторами манифеста на основе, прежде всего английской действительности - на основе истории рабочего движения Англии первой половины XIX в. Чартизм был высшей формой борьбы английского пролетариата этой эпохи. Отсюда понятен тот особенный интерес, который к нему питали основоположники научного коммунизма.

Но чартизм не только завершал собою первые десятилетия борьбы молодого, недавно сложившегося как класс английского пролетариата. Это революционное движение явилось наиболее славной страницей всей истории


1 "Nene Rheinische Zeitung" от 1 августа 1848 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VI, стр. 246. В дальнейшем все ссылки на цитаты из Маркса и Энгельса даются по собр. соч. К. Маркса и Ф. Энгельса.

2 Там же.

3 Письмо Маркса от 9 марта 1854 г., т. IX, стр. 259, то же на стр. 254.

стр. 67

английского рабочего класса. Чартизм был "революционной эпохой английского рабочего движения"4 , давшей миру великие образцы пролетарского героизма5 . Это было "первое широкое, действительно массовое, политически оформленное, пролетарски-революционное движение",6 за которым в дальнейшем последовал период господства оппортунистов. Но "с точки прения развития международной революции, - писал Ленин в статье "К десятилетнему юбилею "Правды", - переход от чартизма к лакействующим перед буржуазией Гендерсонам, или от Варлена к Реноделю, или от Вильгельма Либкнехта и Бебеля к Зюдекуму, Шейдеману и Носке есть лишь нечто вроде "перехода" автомобиля от гладкого и ровного шоссе в сотни верст к грязной, вонючей лужице на том же шоссе, к лужице в несколько аршин"7 .

Из сказанного следует, что вопрос о взаимоотношениях между Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и чартизмом - с другой, является весьма интересным и актуальным вопросом, осветить который тем более необходимо, что до сих пор он почти не затрагивался в исторической литературе. Необходимо выяснить, в чем выражалось участие Маркса и Энгельса в чартистском движении, и как они руководили той революционной фракцией чартистов, которая обнаруживала стремление сблизиться с марксизмом, какой социальный анализ давали они (Маркс и Энгельс) чартизму, чем объясняли его неудачу. Остановимся сначала на самых фактах связи Маркса и Энгельса с чартистами.

Первым установил связь с чартизмом Энгельс, познакомившийся с чартистскими лидерами еще в самом начале 40-х гг. Много лет спустя Гарни так рассказывал о своей первой встрече с ним в Лидсе: "В 1843 г. в редакцию "Northern Star" явился Энгельс и спросил меня. Это был стройный молодой человек, выглядевший чрезвычайно юным; он уже тогда говорил замечательно правильно по-английски. Энгельс сказал мне, что читает аккуратно "Northern Star" и интересуется чартистским движением. Так, свыше пятидесяти лет тому назад началась наша дружба"8 . В скором времени Энгельс стал уже постоянным сотрудником "Northern Star" и печатал здесь корреспонденции о положении в Германии. С другой стороны, в ряде статей в немецкой прессе и в своей книге "Положение рабочего класса в Англии", вышедшей в 1845 г., оп знакомил немецких читателей с чартистским движением.

В 1845 - 1846 гг. в Брюсселе вокруг Маркса и Энгельса образовалось общество демократов-коммунистов, состоявшее из бельгийских и немецких революционеров. Брюссельская группа должна была в дальнейшем послужить ядром для более широкой международной коммунистической организации. Маркс и Энгельс имели в виду привлечь на свою сторону, между прочим, Прудона и английских чартистов, незадолго перед этим организовавших в Лондоне общество "братских демократов". Действительно наряду с брюссельским и парижским комитетами в Лондоне в 1846 г. также организуется комитет, в который вошли члены лондонского немецкого рабочего клуба и от чартистов - Гарни. Одновременно с этим Марке и Энгельс вступают в сношения с О'Коннором. Летом 1846 г. за подписью Маркса, Энгельса и бельгийского демократа-коммуниста Жиго был послан приветственный адрес на имя О'Коннора по поводу победы его на парламентских выборах в Ноттингеме. В адресе особенно подчеркивалась громадная рево-


4 Ленин, т. II, изд. 2-е, стр. 38.

5 Ленин, т. XXII, стр. 15.

6 Ленин, Третий Интернационал и его место в истории, т. XXIV, стр. 249.

7 Ленин, т. XXVII, стр. 294.

8 "The Social-Democrat" N 1, January 1897, p. 7, статья Эд. Эвелинг, Джордж-Джулиан Гарни - борец 1848 г.

стр. 68

люционная роль, которую играла издававшаяся им и Гарни "Northern Star", "выражающая настроение английского рабочего класса и являющаяся единственной английской газетой, которую должен читать всякий континентальный демократ"9 .

В 1847 г. между германско-бельгийскими коммунистами и "братскими демократами" ведутся переговоры о созыве в Брюсселе международного рабочего конгресса. Маркс и Энгельс, бывшие осенью этого года в Лондоне на съезде Союза коммунистов, выступали с речами на торжественном митинге, устроенном "братскими демократами" 29 ноября 1847 г. в намять польского восстания 1830 г. В своей речи Маркс заявил: "Брюссельские демократы поручили мне переговорить с демократами Лондона о созыве в Брюсселе конгресса нации, т. е. конгресса рабочих всех наций в целях установления свободы во всем мире. Средние классы (буржуазия), фритредеры, устроили в Брюсселе конгресс, но их братство односторонне, ибо стоит им заметить, что конгрессы могут быть полезны рабочим, и их братство тотчас же прекратится. Демократы Бельгии и английские чартисты - вот настоящие демократы; когда эти последние проведут шесть пунктов своей хартии, они откроют путь для всеобщей свободы. Рабочие Англии, сделайте это великое дело, и вас будут приветствовать как освободителей всего человечества"10 . В ответ на адрес бельгийского общества демократов "братскими демократами" был послан адрес, в котором выражалось полное сочувствие идее созыва международного конгресса. Последний адрес очень ярко передает тот энтузиазм, который вызвало предложение брюссельцев в среде "братских демократов".

"Братья! Ваше послание от 26 ноября 1847 г. было получено в собрании членов и друзей этого общества, происходившем 29 числа в память польского восстания 1830 г., восстания славного, несмотря на неудачу. Ваш делегат, наш уважаемый друг и брат доктор Карл Маркс, расскажет вам об энтузиазме, с которым мы приветствовали его и чтение вашего адреса. Все глаза блестели от радости, все кричали: "Добро пожаловать!" Все руки братски протягивались к руке вашего представителя. Имена членов вашего комитета принимались громом рукоплесканий всего нашего собрания. Человечество должно быть им очень признательно за услуги и жертвы, которые они принесли делу свободы... Мы принимаем с чувством живейшей радости союз, который вы нам предлагаете"11 .

Вместе с этим Гарни в письме на имя Маркса от 18 декабря 1847 г. сообщал, что на собрании "братских демократов" и других лондонских чартистских организаций единодушно решено принять предложение о созыве в Брюсселе демократического конгресса в следующем, 1848 году12 .

События революционного года не дали возможности осуществить это решение. Но дружественные отношения, существовавшие между коммунистами и чартистами в 1847 - 1848 гг., нашли себе достаточно полное выражение в "Коммунистическом манифесте". Среди рабочих партий, сложившихся в разных странах, которым коммунисты обещают свою поддержку, чартисты занимают первое место. Говоря об оуэнистах в Англии и их борьбе против чартистов, авторы манифеста явно встают на сторону последних. В 1848 г., когда в связи с революцией, разразившейся на континенте, Маркс и Энгельс возвратились в Германию и сюда перенесли центр своей деятельности, их личные связи с чартизмом естественно должны были на


9 "Northern Star" от 25 июля 1846 г.

10 "Northern Star" от 4 декабря 1847 г.

11 Louis Bertrand, Histoire de la democratie et du socialisme en Belgique depuis 1830, Bruxelles, 1906, v. I, p. 266 - 267.

12 "The Social-Democrat", N 1, January, 1897 "О предполагавшемся демократическом конгрессе в Брюсселе", см. также переписку Маркса и Энгельса, т. XXI, стр. 86 - 87.

стр. 69

некоторое время ослабеть. Зато они получили новое и более сильное развитие после эмиграции Маркса в Лондон в 1849 г. Маркс и Энгельс особенно тесно сближаются теперь с Гарни и Джонсом. Они сотрудничают в их печатных органах, выступают совместно с ними на политических митингах, своими советами влияют на их тактику. Центральный комитет Союза коммунистов в таких словах изображал эту связь с чартистами в 1850 г.:

"Вожди революционной чартистской партии также находятся в постоянной тесной связи с делегатами Центрального комитета. Они предоставляют к нашим услугам свою печать. Разрыв между этой революционной самостоятельной партией и более примиренчески настроенной фракцией, руководимой О'Коннором, был значительно ускорен делегатами союза"13 .

В 1850 г. при участии Гарни было заключено соглашение между членами Союза коммунистов Марксом, Энгельсом и Виллихом и бланкистами Ж. Видилем и Адамом об организации Всемирного общества коммунистов-революционеров14 . В то же время Маркс и Энгельс энергично боролись с попытками враждебных им кругов эмиграции использовать чартистов как орудие интриг против революционных коммунистов. "Мы единственные "интимные" союзники чартистов, - писал Маркс Энгельсу в 1856 г., - и если мы воздерживаемся от публичных выступлений и предоставляем французам, открыто кокетничать с чартизмом, то от нас зависит снова занять во всякое время позицию, исторически нам уже принадлежавшую"15 .

После отхода от революционного движения Гарни Маркс и Энгельс продолжали энергично поддерживать Джонса, помогая последнему в его попытке реорганизовать чартистское движение путем создания подлинной пролетарской чартистской партии. Переписка Маркса и Энгельса первой половины 50-х годов и их корреспонденции в "New-Jork Daily Tribune" и "Neue Oder-Zeitung" того же периода наглядно свидетельствуют о том, насколько тесно они были связаны с этим последним этапом чартистского движения. Созванный весной 1854 г. в Манчестере по инициативе Джонса Рабочий парламент прислал Марксу приглашение присутствовать на съезде в качестве почетного гостя. Не будучи в состоянии прибыть на съезд лично, Маркс ответил письмом, в котором выражал благодарность за приглашение и подчеркивал историческое значение собравшегося парламента рабочих в противовес парламенту богатых и хозяев, заседающему в Лондоне16 .

Следующие годы явились, однако, годами окончательного разложения и упадка чартизма. Сам Джонс к концу 50-х годов склонился на путь буржуазного радикализма и высказался за сотрудничество с либералами. При таких обстоятельствах политический союз между ним и Марксом и Энгельсом должен был прекратиться; личные дружественные отношения также порываются на целый ряд лет и возобновляются лишь к середине 60-х годов, когда в переписке Маркса и Энгельса снова фигурируют имена Гарни и Джонса, в частности в связи с историей возникновения и, деятельности I Интернационала.

Таким образом Маркс и Энгельс были связаны с чартизмом многолетней совместной революционной деятельностью. Они считались, и сами себя считали, друзьями и союзниками наиболее радикального крыла чартистов, находившегося в течение довольно длительного времени под их непосредственным влиянием. Что же представлял собою чартизм в глазах Маркса и Энгельса?


13 Второе обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов, июнь 1850 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VIII, стр. 495.

14 К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VIII, стр. 585 - 586 (допечатка), где даются факсимиле и перевод текста договора.

15 Письмо Маркса к Энгельсу от 16 апреля 1856 г., т. XXII, стр. 138.

16 "People's Paper" от 18 марта (письмо от 9 марта), К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 259. См. также переписку Маркса и Энгельса, т. XXII, стр. 10.

стр. 70

Наиболее раннюю характеристику чартизма мы опять-таки встречаем у Энгельса. Еще в 1843 г. в "Письмах из Англии" и "Письмах из Лондона" он сообщает немецким читателям об образовании в Англии новой демократической партии, сделавшей сразу же большие успехи. "Есть только три партии в Англии, имеющие значение, - пишет он, - аристократия земельной собственности, аристократия денег и радикальная демократия. Первая, партия ториев, по своей природе и историческому развитию - чисто средневековая, последовательно реакционная партия старого дворянства... Ядро второй партии, вигов, составляют купцы и фабриканты, большинство которых образует так называемое среднее сословие... Партия вигов обрекается на положение "золотой середины", как только класс работников начнет себя сознавать. А это происходит в настоящий момент. Рабочий класс с каждым днем все больше проникается радикально-демократическими принципами чартизма и все больше признает их выражением своего сознания"17 . Хотя новая партия находится еще в процессе образования, она все же сделала огромные успехи. "В то время как вигизм и торизм, денежная аристократия и дворянская аристократия, ведут скучный словесный спор о борове короля в "национальной говорильне", в то время как государственная церковь изощряет все свое влияние на ханжеских струнках нации, чтобы еще немного поддержать свое сгнившее здание, в то время как Лига против хлебных законов бросает сотни тысяч в безумной надежде, что миллионы зато потекут в карманы хлопчатобумажных лордов, - в это самое время в несколько лет образовалась новая неисчислимая партия под флагом народной хартии и повела агитацию так энергично, что О'Коннель (лидер ирландских националистов - В. С. ) и лига по сравнению с ней являются жалкими крохоборами"18 . Об успехах чартистского движения Энгельс много раз писал и в последующие годы. Особенно большие перспективы для чартизма, по его мнению, открылись в 1846 г. с отменой хлебных законов, что означало поражение аристократии, и наступление момента решительной схватки труда с капиталом19 .

Чартистское движение уже начинает внушать серьезный страх буржуазии. Буржуазная печать принимает тактику систематического замалчивания освободительного движения английских пролетариев, стремящихся вырваться из когтей "свободной конкуренции"20 . Не меньший страх и беспокойство имущих классов возбуждают аграрные проекты чартистов. Земельное общество, основанное О'Коннором, собрало большие денежные средства и развило деятельность, которая совсем не по вкусу земельной аристократии, буржуазии и мелкой буржуазии21 . Буржуазные радикалы были недовольны тем, что чартисты с основанием земельной ассоциации стали более самостоятельны и независимы от их поддержки22 .

Давая анализ чартистского движения этого периода, Энгельс уже в это время сумел мастерски выделить и подчеркнуть наиболее характерные и существенные стороны движения. Уже в этих ранних произведениях он установил диалектику чартизма, неизбежность дальнейшего перерастания этой радикально-демократической по форме революции в настоящую социалистическую революцию.

О первого взгляда чартизм представляется как просто политическое движение, которое было "естественным продолжением старого радикализма, на несколько лет укрощенного биллем о реформе и с 1835 - 1836 гг. вновь


17 Энгельс, Письма из Англии, т. II, стр. 275.

18 Энгельс, Письма из Лондона, т. II, стр. 280.

19 Адрес О'Коннору, "Northern Star" от 25 июля 1846 г.

20 Энгельс, Парламент английских рабочих 1847 г., т. V, стр. 571 - 572.

21 Энгельс, Корреспонденция в "Reforme", 1847 г., т. V, стр. 27.

22 Там же.

стр. 71

появившегося с новой силой..."23 . Это - республиканское движение. "Английский чартист - в политическом смысле республиканец, хотя никогда, или, по крайней мере, почти никогда, не употребляет этого слова"24 . Но чартист - это гораздо больше, чем "чистый республиканец". Он не ограничивается одной политической областью.

На самом деле чартизм есть крупнейшее социальное движение, в котором один класс - пролетариат - борется против другого класса - буржуазии - за создание нового социального строя. Энгельс особенно сильно подчеркивает тот факт, что чартизм был выступлением, борьбой всего рабочего класса. "Чартизм есть концентрированная форма оппозиции против буржуазии. В союзах и забастовках оппозиция всегда проявлялась в разрозненной форме; отдельные рабочие или группы рабочих боролись с отдельными буржуа... Но в чартизме против буржуазии поднимается весь рабочий класс, нападая, прежде всего на ее политическую мощь, на ту стену законов, которой она себя окружила. Чартизм есть детище демократической партии, развившейся в 80-х годах XVIII столетия с пролетариатом внутри его" (разрядка Энгельса)25 . Отсюда чартистская демократия есть нечто совершенно иное, чем буржуазная демократия. Сама политическая программа чартизма вовсе не является самоцелью движения, но лишь средством для социального освобождения пролетариата. "Все требования, которые они (чартисты) выставляли до сих пор: десятичасовой билль, защита рабочего от капиталиста, повышение заработной платы, обеспеченное положение, отмена нового закона о бедных - требования, по меньшей мере, столь же существенные для чартизма, как и "шесть пунктов", направлены прямо против свободы конкуренции и свободы торговли... Этот вопрос и является пунктом расхождения пролетариата и буржуазии, чартизма и радикализма, и буржуазный рассудок этого понять не может, потому что он не в состоянии понять пролетариата. Но в этом же заключается и различие между чартистской демократией и всяческой политической буржуазной демократией. По существу своему, подчеркивает Энгельс, чартизм есть явление социального характера. Для радикального буржуа "шесть пунктов" - "все и вся", и, в крайнем случае, они должны вызвать еще некоторые реформы конституции; для пролетариата эти "шесть пунктов" - лишь средство. "Политическая власть - наше средство, социальное благоденствие - наша цель", таков теперь ясно выраженный девиз чартистов. Что все это есть "вопрос вилки и ножа", как выражался священник Стивенс, было в 1838 г. истиной лишь для некоторых чартистов, а в 1845 г. оно стало истиной для всех. Нет больше чистых политиков среди чартистов26 . Но если чартизм стремится к коренному изменению положения рабочего класса в обществе, если он посягает на свободу конкуренции, которая является основным законом капиталистического строя, то отсюда понятна его связь с социализмом. Чартизм по самой природе своей не может ограничиться только политической борьбой. Последняя есть лишь ступень, переходный этап, который неизбежно ведет за собой новую форму борьбы - борьбу за установление социализма. В 1844 г., намечая перспективы ближайшего будущего Англии, Энгельс писал: "Демократия, к которой приближается Англия, есть социальная демократия (разрядка Энгельса), ибо простая демократия неспособна, исцелить социальные недуги. Демократическое равенство есть химера: борьба бедных против богатых не может разрешиться на почве демократии или политики вообще.


23 Энгельс, Положение Англии 1844, т. II, стр. 324.

24 Энгельс, Положение рабочего класса в Англии, 1845, т. III, стр. 510.

25 Там же, стр. 509.

26 Там же, стр. 515 - 516.

стр. 72

Таким образом, и эта ступень есть только переход, последнее, чисто политическое средство, которое еще следует испытать и из которого сейчас же должен развиться новый элемент, принцип, выходящий за пределы всякой политической сущности. Это - принцип социализма"27 .

Энгельс не скрывал, однако того, что социализм чартистов находится еще в зачаточном состоянии. В качестве примера непонимания чартистами основных вопросов социализма он указывал на известный факт увлечения их идеей раздела земель (allotment system), в котором они усматривали главное средство против рабочей нищеты, между тем как на самом деле он потерял всякий смысл ввиду большого развития промышленности. Энгельс указывал также на реакционный характер ряда других практических предложений чартистов, в частности в отношении рабочего законодательства.

В своей борьбе против буржуазии чартисты проявили много героизма. "Именно в этой спокойной выдержанности, в этой непоколебимой решительности, ежедневно выдерживающей сотни испытаний, именно в них английский рабочий обнаруживает наиболее достойную уважения черту своего характера", - писал Энгельс о всеобщей забастовке в Манчестере в 1842 г.28 . Но все же эта стачка и вообще все летнее движение 1842 г. окончились неудачей. Причина этого, по мнению Энгельса, лежит в том, что у чартистов нет социалистической теории. Рабочие не понимают ясно цели движения. "Несчастье рабочих в летнее восстание 1842 г. в том и заключалось, что они не знали, с кем им надо бороться. Их бедствие было социальное, а социального бедствия нельзя уничтожить, как уничтожают королевскую власть или привилегии. Социальное бедствие не поддается лечению средством народной хартии"29 .

Величайшим тормозом для успеха чартистского движения является оторванность его от социализма. "Рабочее движение, писал, - Энгельс в "Положении рабочего класса в Англии", - распадается на два направления: на чартистов и социалистов (имелись в виду оуэнисты - В. С. ). Чартисты очень отстали, очень мало развиты, но зато они настоящие, душой и телом, пролетарии, истинные представители пролетариата. Социалисты смотрят гораздо шире, предлагают практические средства против нужды, но они вышли из рядов буржуазии и потому не в состоянии слиться с рабочим классом"30 . Выход из этого противоречия Энгельс усматривал в наивозможно быстром слиянии социализма с чартизмом. "Слияние социализма с чартизмом, воспроизведение французского коммунизма на английской почве, - вот что должно воспоследовать в ближайшем будущем и частью уже началось. Лишь тогда, когда это случится, рабочий класс действительно станет властелином Англии"31 . "Социализм, развившийся из чартизма, очищенный от своих буржуазных элементов, истинно пролетарский социализм, обнаружившийся уже и теперь у многих социалистов и у многих чартистских вождей, которые уже почти все социалисты (социалисты конечно в общем, а не в узко оуэнистском смысле. - Примечание Энгельса,написанное в 1892 г.), будет и очень скоро играть выдающуюся роль в истории развития английского народа"32 . Сближение чартизма с социализмом неизбежно, но особенно оно ускорится в связи с ожидаемым кризисом, "который должен воспоследовать после теперешнего оживленного состояния промышленности и торговли (писалось в 1844 - 1845 гг. - В. С. ) не позже 1847 г., кризисом, который превзойдет все прежние по силе и остроте и,


27 Энгельс, Положение Англии, т. II, стр. 390.

28 Его же, Положение рабочего класса в Англии, т. III, стр. 507.

29 Его же, Положение Англии, т. II, стр. 328.

30 Его же, Положение рабочего класса, в Англии, т. III, стр. 518.

31 Там же.

32 Там же.

стр. 73

в связи с нуждой рабочих будет все более толкать их искать выхода не в политической, а социальной области"33 . Энгельс полагал, что кризис послужит толчком к наступлению в Англии такой революции, "с которой ни одна из до сих пор бывших сравниться не может". Успех этой революции будет обусловлен именно тем, насколько удастся внести в среду пролетариата ясные идеи по социальному вопросу34 .

Маркс в своих первых высказываниях о чартизме сосредоточил все внимание на важности захвата пролетариатом власти, что должно было явиться прямым результатом чартистского движения. В статье "Морализирующая критика и критизирующая мораль" он так формулировал цели чартизма: "Как в Англии в организации чартистов, так в Северной Америке в рядах сторонников аграрной реформы рабочие образуют политическую партию, боевым кличем которой ни в коем случае не является: монархия или республика, а господство рабочего класса или господство буржуазии" (разрядка Маркса)35 .

В другой статье, уже цитированной нами, из "Neue Rheinische Zeitung", Маркс называет чартизм "самой сознательной классовой борьбой, какую только видел свет". Издеваясь над буржуазной "Kolnische Zeitung", пытавшейся доказать отсутствие в Англии классовой ненависти пролетариата к буржуазии (в противоположность Франции с ее июньскими днями), Маркс писал: "Вся война рабочих против фабрикантов, которая длится вот уже восемьдесят лет, борьба, которая началась с разрушения машин и через коалиции, через отдельные нападения на личность и собственность фабрикантов и немногих преданных фабрикантам рабочих, через более или менее крупные восстания, инсуррекции 1839 и 1842 гг., развилась в самую сознательную классовую борьбу, какую только видел свет (разрядка моя - В. С. ), - вся эта классовая борьба чартистов, организованной партии пролетариата, против организованной государственной власти буржуазии, борьба, которая, правда, не привела еще к таким страшным коллизиям, как июньская битва в Париже, но будет вестись с гораздо большим упорством, гораздо большими массами и на гораздо большем пространстве, - эта социальная гражданская война (разрядка моя - В. С. ) является, конечно, для "Кельнской газеты" и для сотрудника ее Вольфера сплошным доказательством любви английского пролетариата к господствующей над ним буржуазии... От ужасов июньской борьбы оцепенели все члены "Кельнской газеты", и миллионы чартистов Лондона, Манчестера, Глазго обратились в ничто перед сорока тысячами парижских инсургентов"36 .

В статье "Новый 1849 год" в "Neue Rheinische Zeitung" Маркс особенно резко подчеркивал всемирное значение борьбы английского пролетариата ввиду того положения, которое занимает Англия в мировой экономике. "Переворот в экономических отношениях любой страны европейского континента или даже всего европейского континента без Англии - только буря в стакане воды, - писал он. - Промышленные и торговые отношения внутри каждой нации зависят от ее сношений с другими нациями, они обусловлены ее отношением к мировому рынку. Но Англия господствует над мировым рынком, а буржуазия - над Англией"37 .


33 Энгельс, Положение рабочего класса в Англии, т. III, стр. 516 - 517.

34 Там же, стр. 573.

35 Маркс, Морализирующая критика и критизирующая мораль (1847), т. V, стр. 210.

36 "Neue Rheinische Zeitung" от 1 августа 1848 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VI, стр. 247.

37 "Neue Rheinische Zeitung" от 1 января 1849 г., там же, т. VII, стр. 103.

стр. 74

Поэтому всякий социальный переворот на континенте, например во Франции, неизбежно потерпит крушение и будет разбит английской буржуазией, промышленной и торговой гегемонией Великобритании38 .

Сравнивая современное положение (1848 - 1849 гг.) с эпохой Наполеона, Маркс устанавливал аналогию в том смысле, что буржуазия Англии снова пытается стать во главе контрреволюционных армий. Но эта попытка лишь приведет к крушению ее самое. Новая война примет мировой характер, в то же время она создаст условия для победоносного восстания чартистов. "Чартисты во главе английского правительства - только в эту минуту социальная революция перейдет из области утопии в область действительности"39 .

Такова оценка Марксом и Энгельсом чартизма за время по 1848 г. Как видим, оба они в полном согласии друг с другом подчеркивали всю важность и значительность этого рабочего движения. Под внешней формой демократической борьбы за хартию, за изменение английской конституции они усмотрели грандиозную классовую борьбу пролетариата против буржуазии, борьбу, целью которой являлось установление диктатуры пролетариата и уничтожение капиталистического строя. Оба они ждали, что движение не остановится на ступени, достигнутой им в конце 30-х и начале 40-х годов, но выльется в великую революцию, еще не виданную по своим размерам, которая наступит в близком будущем и сокрушит английский капитализм, открыв тем самым путь к мировой революции.

Насколько правильна была эта оценка? Конечно, последующие события показали, что чартизм не оправдал тех надежд, которые возлагались на него Марксом и Энгельсом. Движение после 1848 г. пошло не вверх, а вниз и, наконец, совершенно распалось. Но то, что они отмечали в чартизме как самое характерное - момент социального движения, момент борьбы пролетариата против буржуазии как класса против класса, борьбы, которая в своем дальнейшем развитии неизбежно должна была привести к крушению капитализма, - в этом они были совершенно правы, и этот взгляд на чартизм они удержали во все последующие годы своей жизни.

Каковы были высказывания Маркса и Энгельса о чартистском движении в 59-е годы? Здесь, прежде всего мы встречаем дальнейшее развитие положений, высказанных ими уже ранее. Так, Маркс в своей статье "Чартисты" в "New-York Daily Tribune" в 1852 г. остается, в сущности, в кругу тех же мыслей, которые мы уже встречали у Энгельса в его ранних работах периода 40-х годов и затем у самого Маркса в статьях 1848 г. Особенно четко формулированы здесь взгляды Маркса на значение политических требований хартии для победы социализма в Англии. "Всеобщее избирательное право означает для рабочего класса Англии политическое господство" - писал он. Введение всеобщего избирательного права в условиях Англии "было бы завоеванием, в котором было бы гораздо более социалистического духа, нежели в любом мероприятии, которому на континенте приписывается это почетное имя. Его неизбежным результатом явилась бы политическая гегемония рабочего класса" (разрядка Маркса)40 .

Ту же мысль о революционном значении всеобщего избирательного права для английского пролетариата в условиях Англии первой половины XIX в. Маркс повторил и в газете "Neue Oder-Zeitung", когда, сравнивая условия двух стран - Франции и Англии, он писал:

"После экспериментов, подорвавших всеобщее избирательное право в


38 "Neue Rheinische Zeitung" от 1 января 1849 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VII. стр. 104.

39 Там же стр. 103 - 104.

40 "New York Daily Tribune" от 25 августа 1852 г., статья "Чартисты", К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 11 - 12.

стр. 75

1848 г. во Франции, жители континента легко склоняются к тому, чтобы недооценивать важность и значение английской хартии. Они забывают, что во Франции население состоит на две трети из крестьян и на одну треть из горожан, тогда как в Англии больше двух третей населения живет в городах и меньше одной трети в деревнях. В Англии результаты всеобщего избирательного права должны находиться в таком же обратном отношении к его результатам во Франции, в каком находятся город и деревня в обоих государствах. Этим объясняется диаметрально противоположный характер, который требование всеобщего избирательного права приняло в Англии и Франции. Там это было требование политических идеологов, в котором мог принять большее или меньшее участие каждый "интеллигент" в зависимости от его убеждений. Здесь это требование образует демаркационную линию между аристократией и буржуазией, с одной стороны, и народными массами - с другой. Там оно имеет значение политического, здесь - социального вопроса... (В Англии) оно является хартией народных классов и означает присвоение ими политической власти для осуществления своих социальных потребностей. Всеобщее избирательное право, понятое в 1848 г. во Франции как лозунг всеобщего братства, в Англии воспринимается как военный пароль. Там ближайшим содержанием революции - было всеобщее избирательное право, здесь ближайшим содержанием всеобщего избирательного права является революция"41 .

В то же время Маркс в начале 50-х годов дал наиболее полное освещение другого важного вопроса в чартистском движении: момента внутренней борьбы в среде самих чартистов, борьбы между отдельными чартистскими течениями и группировками. Как раз к тому времени чартизм уже окончательно диференцировался. Буржуазные элементы отошли от него еще раньше. Между мелкобуржуазными и пролетарскими частями шла упорная борьба. О'конноровское руководство потерпело крах. Зато заметно поднялось значение лидеров из общества "братских демократов". Маркс и Энгельс и сами были вовлечены в эту борьбу, поддерживая Гарни и Джонса. Поэтому именно эта сторона движения - диференциация в рядах чартизма - требовала в данный момент со стороны Маркса и Энгельса наибольшего внимания.

В "Новом рейнском обозрении" Маркс так характеризовал положение различных чартистских групп и их борьбу в 1850 г.:

"Нынешняя организация чартистской партии также разлагается. Мелкие буржуа, находящиеся еще в партии вместе с рабочей аристократией, составляют чисто демократическую партию, программа которой ограничивается народной хартией и несколькими другими мелкобуржуазными реформами. Масса рабочих, живущих в действительно пролетарских условиях, принадлежит к революционной чартистской фракции. Во главе первой стоит Фергус О'Коннор, во главе второй - Джулиан Гарин и Эрнест Джонс. Главным пунктом столкновений обеих фракций чартистов является земельный вопрос. О'Коннор и его партия хотят использовать хартию для того, чтобы посадить часть рабочих на мелкие участки земли и, в конце концов, сделать раздробление земельной собственности всеобщим явлением в Англии. Известно, как провалилась его попытка провести посредством акционерного общества эту парцелляцию в небольших размерах. Тенденция всякой буржуазной революции - раздробить крупную земельную собственность могла долгое время казаться английским рабочим чем-то революционным, несмотря на то, что она правильно дополняется непременным стремлением мелкой собственности к концентрации, а затем к гибели при столкновении


41 "Neue Oder-Zeitung" от 8 июня 1855 г., К. Маркс и Ф. Энгельс т. X стр. 440 - 441.

стр. 76

с крупным сельским хозяйством. В противовес этому требованию парцелляции земельной собственности революционная фракция чартистов выставляет требование конфискации всей земельной собственности и притом не разделения ее, а превращения в национальную собственность"42 .

В той же статье Маркс дал классическую характеристику и самого О'Коннора. В этой характеристике он особенно резко подчеркнул всю противоречивость мелкобуржуазной натуры ирландского сквайра, ставшего лидером многомиллионного рабочего движения. Для Маркса было совершенно ясно, что О'Коннор к 1850 г. уже изжил себя как лидер чартизма. Чтобы развиваться далее, движение должно было освободиться от лиц, подобных О'Коннору, предрассудки которых являлись тормозом для дела революции.

"Старый О'Коннор, ирландский сквайр, претендующий на звание потомка древних королей Мюнстера, несмотря на свое происхождение и политическое направление, является истинным представителем старой Англии. По всей своей природе он консервативен и питает весьма определенную ненависть, как к промышленному прогрессу, так и к революции. Все его идеалы насквозь проникнуты патриархально-мелкобуржуазным духом. Он соединяет в себе невыразимую массу противоречий, находящих свое разрешение и гармонию в известном плоском Common sense (здравом смысле) и дающих ему возможность из года в год писать свои еженедельные длиннейшие письма в "Northern Star", причем обыкновенно каждое новое письмо находится в явном противоречии с предыдущим. Именно поэтому О'Коннор считает себя самым последовательным человеком во всех трех королевствах, в течение двадцати лет предсказывавшим все события. Его широкие плечи, его львиный голос, его замечательное искусство в боксе, благодаря которому он однажды отстоял ноттингемский рынок от толпы более чем в двадцать тысяч человек, - все это характерно для представителя старой Англии. Ясно, что человек, подобный О'Коннору, должен быть большим препятствием в революционном движении. Но такие люди именно и полезны тем, что вместе с ними и в них исчезает масса давно укоренившихся предрассудков и что движение, когда оно, в конце концов, побеждает этих людей, раз навсегда избавляется и от предрассудков, представителями которых они являются. О'Коннор погибнет в движении, но он, поэтому будет иметь такую же возможность претендовать на звание "мученика справедливого дела", как гг. Ламартины и Маррасты"43 .

Мысль о том, что политическая роль О'Коннора была закопчена еще раньше, уже в 1848 г., Маркс развивал несколько лет спустя, когда в "New-York Daily Tribune", сообщая о болезни О'Коннора (сумасшествие), писал:

"Как политический деятель О'Коннор пережил себя уже в 1848 г. Силы его были сломлены, миссия выполнена, и, не будучи в состоянии овладеть движением пролетариата, им же самим организованным, оп превратился почти в помеху этого движения"44 .

Однако Маркс, отзываясь так резко об О'Конноре и считая эту резкость необходимой в целях "исторической беспристрастности", отнюдь не отрицал исторических заслуг О'Коннора. Для характеристики положительной роли его в революционном движении Маркс приводил в своей корреспонденции длинную выдержку из отзыва об О'Конноре Эрнеста Джонса, в котором


42 К. Маркс и Ф. Энгельс, Международные обзоры, "Revue der Neue Rheinische Zeitung", 1860, Heft 5 - 6, К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VIII, стр. 243 - 245. Ср. Второе обращение ЦК Союза коммунистов от июня 1860 г., т. VIII, стр. 495.

43 Там же, стр. 244.

44 Маркс, Фергус О'Коннор, "New York Daily Tribune" от 3 мая 1853 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 128.

стр. 77

говорилось о политическом самопожертвовании О'Коннора и важности проделанной им революционной работы. "В период общей прострации, разлада, сомнений и нищеты, - писал Э. Джонс, - он (О'Коннор) сплотил миллионы людей в нашей стране так тесно, как до сих пор никому не удавалось этого сделать. О'Коннор сплотил вокруг себя ирландцев, но сделал это при содействии священников. Мадзини пробудил итальянцев, но на его стороне были дворянство и купечество. Кошут объединил венгерцев, но за ним стояли сенат и армия. При этом итальянцы и венгерцы одинаково пылали ненавистью к иноземному завоевателю. Но О'Коннор без дворянства, священников или купцов собрал и поднял один попранный класс против них всех, не пользуясь для объединения даже таким рычагом, как национальное чувство. Лафайет имел за собой купечество, за Ламартином шли лавочники, за О'Коннором - народ. Но народ в XIX столетии в конституционной Англии слабее всех. О'Коннор научил его, как сделаться сильнейшим"45 .

Отношения Маркса и Энгельса к Гарни и Джонсу являются особенно интересными и поучительными. Гарни и Джонс были лидерами той революционной фракции чартистов, которой, как полагали Маркс и Энгельс, принадлежит будущее. Безусловно это были лучшие деятели английского рабочего движения той эпохи, и для Маркса и Энгельса они являлись своими людьми в противоположность мелкобуржуазному О'Коннору, идеология которого никогда не была пролетарской. Однако, высказываясь о Гарни и Джонсе, Маркс и Энгельс были весьма строги и резки в своих оценках. Они беспощадно вскрывали недостатки, имеющиеся у Гарни и Джонса как революционеров и политических деятелей. Они зорко следили за их верностью интересам рабочего класса и пролетарской революции. Они решительно боролись против спалзывания обоих друзей в буржуазно-демократическое болото, против перехода их в буржуазно-радикальный лагерь. Когда же это все-таки случилось, Маркс и Энгельс не менее решительно порвали со своими бывшими друзьями и политическими союзниками.

Первая довольно ранняя характеристика Гарни дана была Энгельсом в печати еще в 1846 г. В статье "Праздник народов в Лондоне" Энгельс рассказывал немецким читателям о состоявшемся в Лондоне международном митинге, посвященном годовщине установления французской республики 22 сентября 1792 г. Говоря о выступлении ораторов, он восторженно отзывался о Гарни: "Главным оратором от англичан выступал на вечере Джордж-Джулиан Гарни, два последние года состоявший одним из редакторов "Полярной звезды" ("Northern Star")... Гарни - настоящий пролетарий, с юности принимавший участие в движении, один из главных членов упомянутой демократической ассоциации 1838 - 1839 гг. и наряду с Гобсоном46 безусловно лучший английский писатель... Гарни совершенно ясно представляет себе цели европейского движения и находится вполне a la hauteur des principes (на высоте принципов), хотя он ничего не знает о немецких теориях касательно истинного социализма. Ему принадлежит главная заслуга в деле устройства нынешнего космополитического празднества; он не щадил никаких усилий для объединения различных национальностей, для устранения недоразумений, для сглаживания личных разногласий"47 . С этой характеристикой Гарни как революционера, в общем, был согласен и Маркс, стремившийся еще со времени 1845 - 1846 гг. привлечь Гарни в международную организацию коммунистов-революционеров как одного из главнейших лидеров революционного крыла чартизма.


45 "People's Paper" от 16 апреля 1863 г., статья Джонса была озаглавлена "Друг народа", К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 128 - 129.

46 Энгельс имеет в виду Джошуа Гобсона, бывшего также одним из редакторов "Northern Star".

47 Энгельс, Праздник народов в Лондоне, К. Маркс и Ф. Энгельс, т. V, стр. 32.

стр. 78

1850 год был годом, когда отношения Маркса и Энгельса с Гарни приобрели особенно тесный и дружеский характер. Маркс и Энгельс печатают свои статьи в газетах Гарни "Democratic Review" и "Friend of the People". Под их влиянием Гарни порывает с О'Коннором. Как выше было указано, в 1850 г. Гарни принимал участие в организации Всемирного общества революционеров-коммунистов. Его подпись стоит под документом, в котором Маркс и Энгельс со всей четкостью формулировали основные принципы революционного коммунизма48 .

Но уже в следующем, 1851 г. эти отношения стали заметно портиться. В своей переписке Маркс и Энгельс не раз выражают свое разочарование по поводу тех или иных политических шагов Гарни. Прежде всего обнаружилось, что в той борьбе, которую Марксу и Энгельсу пришлось вести с отдельными враждебными им группами лондонской эмиграции, они не нашли у Гарни решительной поддержки. Наоборот, их влияние на Гарни в значительной степени парализовывалось влиянием их политических противников - Луи Блана и других "французов", а также занявшей теперь открыто враждебную им позицию немецкой группы бывших членов Союза коммунистов Шаппера и Виллиха. Становилось все очевиднее, что Гарни избрал тактику маневрирования между различными течениями французской и немецкой эмиграции, надеясь таким образом укрепить свое положение. Маркс и Энгельс жестоко высмеивали преклонение Гарни перед "маленькими знаменитостями" континентальной демократии.

11 февраля 1851 г. Маркс насмешливо писал Энгельсу о выступлении Гарни на митинге по случаю смерти венгерского эмигранта генерала Бема, где председательствовал Шаппер и выступал с речью Луи Блан: "Гарни произнес длинную и, как говорят, удачную барабанную речь, в которой он в заключение провозгласил Бланки, Барбеса и, для приятного завершения, Луи Блана социалистическими мессиями... С меня уже хватит того публичного воскурения фимиама, которым Гарни вечно встречает les petits "grands hommes" (маленьких "великих людей"). Если оставить в стороне, что и ты, Брут (Гарни), если не выступаешь против нас, то, во всяком случае, разыгрываешь роль беспартийного, в то время как Энгельс работает на тебя в Манчестере, Эккариус пишет в твоей газете, а я при случае обрабатываю для тебя Джонса, - если оставить это в стороне, то мне очень нравится та общественная изоляция, в которой мы теперь находимся оба, ты и я"49 .

13 февраля 1851 г. Энгельс отвечал, что его также "злит эта безалаберность и бестактность Гарни", ставшего орудием интриги людей с Windmillstreet"50 . Он обещал Марксу написать Гарни обо всей этой истории разъяснить последнему всю ложность его положения. "Я проберу его как следует. Пусть он, наконец, увидит, что мы с ним не собираемся шутить"51 .

Дело не ограничилось одним митингом памяти Бема. На 24 февраля 1851 г. был назначен торжественный митинг в честь годовщины февральской революции. Гарни оказывал Луи Блану всяческое содействие в организации банкета, превратив его в "лондонское событие". "Гарни весь день en route


48 Статья первая договора коммунистов с бланкистами была формулирована так: "Целью общества является низложение привилегированных классов, подчинение этих классов диктатуре пролетариата путем поддержания перманентной революции вплоть до осуществления коммунизма, который должен явиться последней формой организации человеческого рода", К. Маркс и Ф. Энгельс, т. VIII, стр. 585 (допечатка).

49 Письмо Маркса к Энгельсу от 11 февраля 1851 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 147 - 148.

50 Windmillstreet - улица в Лондоне, где находился центр объединения французских в немецких мелкобуржуазных социалистов-эмигрантов.

51 Письмо Энгельса к Марксу от 13 февраля 1851 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 151.

стр. 79

(бегает), выполняя поручения Луи Блана"52 , иронизировал Маркс. Задаваясь вопросом, каким образом Гарни попал в сети Луи Блана, Маркс отмечал целый ряд отрицательных черт в характере Гарни, обнаруживавших в нем мелкобуржуазного политика, чем и объяснялась двусмысленность его позиции в отношении международной эмиграции. "Гарни впутался в эту историю, прежде всего под влиянием того чувства преклонения перед официальными "великими людьми", которое мы уже и прежде часто высмеивали. Затем он любит театральные эффекты. Он, безусловно, желает нравиться; я не хочу сказать этим, что он vaniteux (тщеславен). Он сам, бесспорно, находится во власти фразы и пускает весьма изобильные патетические газы. Он глубже увяз в демократическом болоте, нежели это желает показать. У него двойственный spirit (дух) - один, который ему дал Фридрих Энгельс, и другой - его собственный. Первый - это своего рода смирительная рубашка для него. Последний - это он сам in puris naturabilibis(в натуральном виде)"53 .

Намеченный митинг в честь февральской революции состоялся. На нем произошел инцидент, еще больше обостривший отношения Маркса и Энгельса с Гарни. Сторонниками Виллиха и Шаппера было произведено нападение на Пипера и Шрамма, пришедших на собрание. Они были подвергнуты оскорблениям и едва не избиты. Роль Гарни, весьма слабо реагировавшего на это и не осмелившегося открыто выступить в защиту друзей Маркса и Энгельса, рассматривалась последними как проявление настоящей трусости и даже подлости (lachete)54 . Энгельс писал: "Это свинство слишком далеко зашло, и он (Гарни) должен это почувствовать". "Если он вступает в союз с другими, tant pis pour lui, Ycarethe devil (тем хуже для него, пускай идет к чорту)"55 . Хотя данный инцидент в конце концов был улажен, однако последующие годы отнюдь не способствовали поддержанию прежних дружественных отношений. Гарни все более увязал в "демократическом болоте". У него начались неприязненные отношения с Джонсом. На страницах газет бывшие друзья вели теперь ожесточенную полемику друг против друга. Маркс хотя и называл эти взаимные филиппики "петушиными боями", но становился на сторону Джонса, считая последнего вынужденным вести полемику с Гарни56 . Наблюдая деятельность того и другого, Маркс отмечал политические успехи Джонса. В отношении же Гарни отзывался как о человеке недостаточно энергичном57 . Уже в 1852 г. он считал, что политическая карьера Гарни кончена. "Как литератор этот молодец окончательно провалился... Он никуда не годится и как оратор, и вообще он конченный человек"58 . С этим отзывом был согласен и Энгельс, когда спустя месяц писал Марксу об отпадении от чартизма "citizen (гражданина) Гип-гип-ура"59 - прозвище, которым Маркс и Энгельс часто называли Гарни. Маркс констатировал прямую измену Гарни принципам чартизма, когда узнал о его соглашении с лидерами кооперативного движения и проектах создания новой не чартистской "национальной" партии. "...Гарни - Го-


52 Письмо Маркса к Энгельсу от 23 февраля 1851 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 155.

53 Там же, стр. 156.

54 Письмо Маркса к Энгельсу от 26 февраля 1851 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 163.

55 Там же, стр. 167.

56 Письмо Маркса к Энгельсу от 30 апреля 1852 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 357.

57 Письмо Маркса к Энгельсу от 2 августа 1851 г, К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 231.

58 Письмо Маркса к Энгельсу от 4 февраля 1852 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXI, стр. 328.

59 Письмо Энгельса к Марксу от 18 марта 1852 г., К. Маркс и Ф. Энгельс т. XXI, стр. 342.

стр. 80

лиок, Гент из "Лидера"60 , Ньютон (кооператор) и tutti quanti (прочая компания) объединились для образования national party (национальной партии). Эта national party хочет general suffrage, but not chartism (всеобщего избирательного права, но не чартизма). Старая сказка"61 .

В 1855 г. Гарни переехал на остров Джерсей, где издавал газету "Yersey Independent". Личные отношения между ним и Марксом и Энгельсом хотя и не были порваны окончательно, - Гарни время от времени писал то Марксу, то Энгельсу и посылал им иногда номера своей газеты, - все же носили натянутый характер. В глазах Маркса и Энгельса Гарни в Джерсее опустился еще ниже. Он стал совершенно неспособным к революционной работе и превратился в заурядного обывателя. "Он (Гарни), - пишет Энгельс в 1857 г., - страшно глуп и чувствует себя здесь (в Джерсее) чрезвычайно хорошо в своей роли мелкого буржуа... Он, конечно, надеется, что раньше или позже английские рабочие когда-нибудь что-нибудь сделают, но это нисколько не будет носить чартистского характера; вообще все это у него только теоретические разговоры, и ему было бы, наверное, очень неприятно, если бы его потревожили здесь в его милой обывательской работе"62 . "Это жалкий мелкий сорванец, который в Джерсее вполне на своем месте"63 . "Жалкий малый (the lousy little fellow)", замечает Маркс около того же времени, сообщая Энгельсу о получении письма от Гарни, на которое он (Маркс) может быть, ответит четыре строки64 .

В 1862 г. Гарни уехал в Америку, где прожил до 1888 г. Его имя надолго совершенно исчезает со страниц переписки Маркса и Энгельса. Лишь в 1869 г. Маркс сообщает, Энгельсу, что Гарни прислал в Генеральный совет Интернационала 1 фунт в качестве членского взноса и в письме к Марксу очень тепло справлялся об Энгельсе. Гарни просил Маркса выслать ему также экземпляр "Капитала", надеясь в Нью-Йорке подыскать переводчиков и издателей65 .

Для перевода и издания "Капитала" в Америке Гарни сделать ничего не удалось. Но отношения его к Марксу, и особенно к Энгельсу в последующие годы снова становятся более дружественными. В 1888 г. Энгельс, будучи в Соединенных штатах, посетил Гарни незадолго до возвращения последнего в Англию66 .

Дружба Маркса и Энгельса с Эрнестом Джонсом началась летом 1850 г., когда Джонс вышел на свободу после двухлетнего тюремного заключения. С этого времени в течение почти десяти лет Маркс, и Энгельс были самыми близкими политическими союзниками Джонса. Их влияние на Джонса было особенно заметно в период 1851 - 1854 гг., когда Джонс был единственным чартистским лидером, еще верившим в возрождение рабочего движения в форме чартизма. Маркс и Энгельс принимали деятельное участие в издаваемых Джонсом газетах "Notes to the people" и "People's Paper". В своих корреспонденциях в "New-York Daily Tribune" Маркс систематически освещал деятельность Джонса по реорганизации чартистского движения, часто приводя обширные выдержки из его речей на многочисленных массовых митингах. Из этих речей, равно как и из организационных мероприятий, которые проводились Джонсом, видно, что лидером чартизма было многое


60 "Leader" - орган английских кооператоров в 40 - 50-х годах.

61 Письмо Маркса к Энгельсу от 23 сентября 1852 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, XXI, стр. 412.

62 Письмо Энгельса к Марксу от 19 октября 1857 г., там же, стр. 243.

63 Письмо Энгельса к Марксу от 11 февраля 1858 г., там же, стр. 303.

64 Письмо Маркса к Энгельсу от 29 марта 1858 г., там же, стр. 325.

65 Письмо Маркса к Энгельсу от 8 мая 1869 г., там же, т. XXIV, стр. 198.

66 Ф. Меринг, Карл Маркс, история его жизни, Гиз. 1920 г., стр. 196.

стр. 81

усвоено из учения Маркса и Энгельса67 . Живое, конкретное руководство со стороны Маркса и Энгельса особенно отчетливо сказывается в деятельности Джонса данного периода.

Тактика, которую рекомендовали тогда чартистам Маркс и Энгельс, была вполне ясной и определенной. Ее можно свести к следующим трем основным положениям:

1) решительный и бесповоротный разрыв с буржуазными радикалами, 2) реконструкция самой чартистской партии, т. е. создание совершенно самостоятельной подлинно пролетарской партии, и 3) использование в интересах движения приближавшегося промышленного кризиса.

Маркс и Энгельс постоянно указывали на опасность для чартистов снова оказаться в хвосте радикальной буржуазии, намечавшей теперь свою вторую очередную парламентскую "реформу" и потому склонной заигрывать с чартистскими лидерами. "Третьего дня Национальная лига реформы устроила большой митинг; было, по крайней мере, 2 тыс. человек. Джонс изрядно отделал господ Юма, Уолмели и Ко (буржуазных радикалов) и имел настоящий триумф" - писал с удовлетворением Маркс Энгельсу 3 марта 1852 г.68 . Парламентская реформа 1831 - 1832 гг. со всей очевидностью обнаружила обман буржуазией рабочих масс. Маркс выражал надежду, что рабочий класс усвоил этот урок и не захочет быть обманутым вторично. "Теперь нельзя уже, как в 1831 г., обманывать массы парламентской реформой; законодательная власть, завоеванная для буржуазии движением за эту реформу, была целиком использована ею против рабочего класса..."69 . Тем неотложнее для рабочих задача организации самостоятельной партии. Это - единственное средство для возрождения чартистского движения.

"Судя по всему, что я вижу, - писал Энгельс Марксу в марте 1862 г., - чартисты находятся в состоянии такого полного разложения и распада и в то же время так нуждаются в дельных людях, что либо они совсем разложатся и распадутся на отдельные клики, т. е. на практике превратятся в настоящих прихвостней financials (радикалов - сторонников финансовой реформы - В. С. ), либо же какой-нибудь дельный человек реорганизует движение на совершенно новой основе. Джонс стоит на вполне правильном, пути, и мы можем смело сказать, что без нашего учения он никогда не выбрался бы на верную дорогу и не узнал бы, каким образом можно, с одной стороны, не только сохранить инстинктивную ненависть рабочих против промышленных буржуа - этот единственный базис для реконструкции чартистской партии, - но даже усилить ее, развить и положить в основу просветительной пропаганды и в то же время, с другой стороны, быть прогрессивными, выступать против реакционных вожделений рабочих и их предрассудков"70 .

Организовать пролетариат в самостоятельную партию, внести полную ясность в идеологию рабочих, покончить со всякого рода реакционными проектами вроде о'конноровского "возвращения на землю" и т. д., - вот, по Энгельсу, центральная задача, стоявшая в тот период перед чартизмом.


67 Влияние Маркса на теоретические взгляды Джонса явственно сказывается в целом ряде речей Джонса. См, например речь Джонса на парламентских выборах в Галифаксе в августе 1852 г., где он дает характеристику капиталистического строя (т. IX, стр. 14 - 17), а также речь в Рабочем парламенте 1854 г. о безработице и стачках (там же, стр. 251 - 253). В речах в Блекстоп-Эдже 20 июля 1853 г. (там же, стр. 174 - 176) и Дирнли-Муре в августе 1854 г. (т. X, стр. 150 - 152). Джонс особенно отчетливо развивает мысль о необходимости для пролетариата политической борьбы и захвата власти; в последней речи он повторяет марксову мысль, что кооперация в условиях капитализма не может освободить пролетариат от рабства.

68 Письмо Маркса к Энгельсу от 3 марта 1852 г., т. XXI, стр. 340.

69 "New-York Daily Tribune" от 16 октября 1853 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 217.

70 Письмо Энгельса к Марксу от 18 марта 1852 г., К. Маркс и Ф. Энгельсу т. XXI, стр. 342.

стр. 82

О необходимости организовать самостоятельную рабочую партию Маркс особенно ясно писал Энгельсу в одном из писем 1857 г. "Осел (имелся в виду Джонс) должен, прежде всего, основать (разрядка Маркса) партию, для чего ему (Джонсу) надо отправиться в фабричные округа. Тогда радикальные буржуа сами придут к нему добиваться компромиссов"71 .

Это писалось уже тогда, когда Джонс склонился на путь соглашения с радикалами. Но не приходится сомневаться в том, что еще раньше эту же мысль Маркс не раз внушал Джонсу и лично. Энергичная агитация, предпринятая Джонсом в 1853 г. в связи с оживившимся стачечным движением лета 1853 г., была прямым результатом подобных советов. В июне 1853 г. Джонс, отправляясь в северные промышленные округа, написал Марксу декларативное письмо, в котором, указывая на благоприятные условия для агитации (удачные стачки рабочих), заявлял, что им предпринимается большая массовая кампания.

"Забастовки возникают повсюду и проходят большей частью удачно, - писал он. - Но печально видеть, что сила, которую можно было бы использовать как радикальное средство, тратится на временные паллиативы. Вот я и пытаюсь вместе с многочисленными друзьями реорганизовать движение, использовать настоящий благоприятный момент для объединения рассеянных рядов чартизма на здравой основе социальной революции. С этой целью я постарался организовать бездеятельные и выбывшие из строя местные группы и надеюсь провести всеобщую и внушительную демонстрацию по всей Англии. Новая кампания начнется с открытого митинга в Блекстон-Эдже, за которым последуют массовые митинги во всех промышленных, графствах; в то же время наши люди работают в земледельческих округах, стремясь объединить сельскохозяйственных рабочих с остальным пролетариатом, - задача, которой до сих пор наше движение не уделяло достаточно внимания"72 .

Митинг в Блекстон-Эдже, а также и другие собрания в промышленных районах Ланкашира и Иоркшира прошли весьма успешно. На некоторые из них собиралось до 200 тыс. человек. Маркс радостно приветствовал пробуждение пролетариата. "Людям, которые судят об английском обществе только по его тупой, апоплексической внешности, я посоветовал бы побывать на таких рабочих собраниях и заглянуть в ту глубину, где бушуют разрушительные стихии этого общества" писал, - он в "Трибуне"73 .

Осенью 1853 г. в Англии почувствовались признаки промышленного кризиса. Стачки продолжались, но меняли свой характер, становясь, все более ожесточенными. Рабочим приходилось уже биться не за повышение заработной платы, а против ее снижения. Хозяева объявляли локауты. На ряде фабрик и в некоторых угольных шахтах произошли "беспорядки", для подавления которых были вызваны войска. При таких условиях Маркс считал вполне своевременным план Джонса о созыве в Манчестере, столице английской промышленности, Рабочего парламентам который должны были войти представители от всех производств. Этот чартистский Рабочий парламент действительно был созван в марте следующего, 1854 г. Сравнивая английский Рабочий парламент 1854 г. с французской люксембургской комиссией 1848 г., Маркс указывал на большое различие между ними: люксембургская комиссия была организована по инициативе правительства, тогда как Рабочий парламент созывается самими рабочими, и задача, стоящая пред делегатами Рабочего парламента, совсем иная, чем та, которую старалась разрешить люксембургская комиссия.


71 Письмо Маркса к Энгельсу от 24 ноября 1857 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXII, стр. 261.

72 К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 167.

73 "New York Daily Tribune" от 14 июля 1853 г., Там же, т. IX, стр. 176.

стр. 83

"Успехи Рабочего парламента будут зависеть главным образом, если не исключительно, от его активности в основном вопросе, а это не так называемая организация труда, а подлинная организация рабочего класса для борьбы в настоящее время" (разрядка моя - В. С. )74 .

Как бы предвидя опасность уклонения делегатов в сторону от этого основного вопроса, Маркс дал классическое разъяснение того, почему рабочим нужна организация, почему без собственной политической партии рабочим невозможно провести социальной революции, нельзя освободиться от капиталистического рабства.

"Привилегии современных правящих классов и рабство рабочего класса, - писал Маркс, - одинаково порождены существующей организацией труда, которую первые будут, конечно, защищать и поддерживать всеми имеющимися у них средствами. Одним из таких средств является механизм современного государства".

"Чтобы изменить существующую организацию труда и заменить ее повой организацией, нужна сила - социальная и политическая сила - не только для сопротивления, но и для нападения; чтобы приобрести такую силу, нужно организоваться в армию, обладающую такой моральной и физической силой, чтобы быть способной бороться с вражеской ратью. Если Рабочий парламент позволит растратить свое время на обсуждение чисто теоретических вопросов, вместо того чтобы подготовить путь для действенной организации, охватывающей всю страну рабочей партии, он, подобно Люксембургу, обнаружит лишь свою несостоятельность"75 . К сожалению опасения Маркса оправдались. Рабочий парламент фактически занялся не организацией рабочей партии, а выработкой обширного кооперативного плана, предполагавшего накопление рабочими денежных средств, покупку на них земельных участков и организацию кооперативных мастерских. План на деле оказался полной утопией и не дал никаких результатов. Надежды, возлагавшиеся на Рабочий парламент, таким образом, не оправдались. Наступившее вскоре новое оживление в дедах английской промышленности привело к снижению стачечной волны. Возобновившееся было при столь благоприятных условиях чартистское движение, снова заглохло. Дальнейшие несколько лет были уже годами его предсмертной агонии. Ниже мы увидим, что Маркс и Энгельс прекрасно знали и учитывали объективную причину гибели английского рабочего движения в его "традиционно чартистской форме". Но вместе с этим они не упускали из виду и субъективный фактор.

Поражению чартизма в значительной степени способствовали ошибки его вождей, в частности самого Эрнеста Джонса. Подчеркивая не раз, положительные качества Джонса как политического вождя - его энергию, трудоспособность, большие ораторские способности и пр., Маркс указывал и на ряд его недостатков. Тактика Джонса часто носила надуманный, нереальный характер. Джонс привык "играть роль" и выступать по всяким поводам с агитацией, не учитывая достаточно существующих условий и обстановки. 13 февраля 1855 г. Маркс в письме к Энгельсу так отзывался об этой стороне деятельности Джонса:

"Несмотря "на всю энергию, выдержку и работоспособность, которых нельзя не признать за Джонсом, он все портит базарной крикливостью,


74 "New York Daily Tribune" от 24 марта 1854 г., статья "Рабочий парламент", К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 261. Ср. письмо Маркса Рабочему парламенту, где он писал: "Организация его (рабочего класса) объединенных сил, организация рабочего класса в национальном масштабе - такова, я полагаю, великая цель, поставленная себе Рабочим парламентом" (там же, стр. 260).

75 Статья "Рабочий парламент", К. Маркс и Ф. Энгельс, т. IX, стр. 261 - 262.

стр. 84

бестактной погоней за различными поводами для агитации и беспокойным стремлением перегнать время. Когда у него нет возможности вести настоящую агитацию, он ищет видимость агитации, импровизирует движения за движениями (причем, разумеется, все остается на месте) и периодически взвинчивает себя до фальшивой экзальтации"76 .

Так же как и Гарни, Джонс был не прочь пококетничать с французско-немецкой мелкобуржуазной эмиграцией, организуя совместно с нею различные комитеты, митинги и пр. Все это лишь отвлекало его от прямой работы по чартистскому движению, вносило лишний разлад в ряды чартистов и выливалось на деле в пустую шумиху77 .

Гораздо серьезнее была вторая ошибка Джонса - это все большее сближение его с буржуазными радикалами. 24 ноября 1857 г. Маркс писал Энгельсу. "Джонс играет здесь очень глупую роль. Ты знаешь, что задолго до кризиса он без какого-либо другого намерения, кроме того, чтобы найти предлог для агитации в период затишья, заметил созыв чартистской конференции, на которую должны были быть приглашены и буржуазные радикалы (не только Брайт, по даже господа вроде Кенингема). Вообще предполагалось заключение компромисса с буржуа, причем им (разрядка Маркса) должно было быть дано тайное голосование, если они согласятся предоставить рабочим manhood suffrage (избирательное право для всех взрослых мужчин). Предложение это послужило поводом к расколу в чартистской партии, который в свою очередь заставил Джонса еще глубже увязнуть в своих проектах. Теперь же, вместо того чтобы воспользоваться кризисом и плохо придуманный повод для агитации заменить действительной агитацией, он упорно держится своей нелепой выдумки, возмущает рабочих своей проповедью сотрудничества с буржуазией и в то же время и последней не внушает ни малейшего доверия к себе"78 . Далее Маркс писал, что он намеревается нарочно навестить Джонса, чтобы повлиять на него и помочь ему как можно скорое вырваться из той западни, которую он сам себе поставил. Как раз в этом письме и встречается то место, где Маркс снова повторял о необходимости организации подлинно пролетарской партии79 . Однако процесс продолжал развиваться в прежнем направлении.

В следующем году сближение Джонса с буржуазными радикалами приняло еще более ясные очертания. Для Маркса становилось все очевиднее, что Джонс стал на совершенно ложный путь. "Что скажешь ты о друге Джонсе? - писал он Энгельсу в январе 1858 г., - я еще не хочу верить, что парень этот продался. Быть может он, еще тяжело переживает опыт 1848 г. При своей большой самоуверенности он может считать, что ему удастся эксплоатировать буржуазию, или воображать, что если бы только он, Эрнест Джонс, тем или иным путем попал в парламент, то мировая история обязательно приняла бы новый оборот... Единственно, что оправдывает Джонса, - это вялое настроение, охватившее теперь рабочий класс Англии. Но как бы то ни было на своем нынешнем пути, он будет dupe of middle class or renegate (одурачен буржуазией или станет ренегатом). Тот факт, что он теперь также боязливо избегает меня, как раньше старательно советовался со мною насчет всякой ерунды, доказывает его не совсем чистую совесть"80 . Скоро Маркс окончательно должен был признать как совершившийся факт переход Джонса в буржуазный лагерь путем соглашения с брайтовской шайкой (coterie). Самый "People's Pcaper" был продан предпринимателям


76 Письмо Маркса Энгельсу от 13 февраля 1855 г., К. Маркс и Ф. Энгэльс, т. XXII, стр. 86 - 87.

77 Письмо Маркса Энгельсу от 13 февраля 1855 г., там же, стр. 86 - 87.

78 Там же, стр. 260.

79 Там же, стр. 261.

80 Письмо Маркса Энгельсу от 14 января, там же, стр. 291.

стр. 85

из буржуазной газеты "Morning Star"81 . В Манчестере Джонс устраивал митинги, на которых открыто, защищал теорию союза буржуазии с рабочим классом. "История с Джонсом отвратительна, - замечал по этому случаю Энгельс. - Судя по этой истории, приходится почти верить, что английское пролетарское движение в его традиционно чартистской форме должно окончательно погибнуть, не успев развернуться в новую, более жизнеспособную форму"82 . И далее Энгельс, объясняя социальную природу измены Джонса и ему подобных, в высшей степени метко определил самую существенную причину этого явления - ту диференциацию английского пролетариата, которая обнаружилась уже к 50-м годам XIX столетия в результате монопольного положения английского капитализма на мировом рынке. "Мне кажется впрочем, - продолжал он, - что new move (новый ход) Джонса в связи с прежними более или менее успешными попытками такого союза в действительности объясняется тем, что английский пролетариат фактически все более обуржуазивается, так что эта наиболее буржуазная из всех наций повидимому хочет, в конце концов, иметь наряду (разрядка Энгельса) с буржуазией буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат. Для нации, которая эксплоатирует весь мир, это и в самом деле является до известной степени естественным"83 .

Спустя несколько месяцев, после того как было написано Энгельсом это письмо, Маркс в письме к Иосифу Вейдемейеру сообщал уже об окончательном своем разрыве с Джонсом. "С Эрнестом Джонсом я порвал. Несмотря на мои неоднократные предостережения, - писал он, - несмотря на то, что я точно предсказывал ему, что должно с ним случиться, - а именно, что он погубит себя и дезорганизует чартистскую партию, - он все же пошел на переговоры с буржуазными радикалами. Теперь он - конченный человек, но вред, причиненный им английскому пролетариату, чрезвычайно велик. Партия, конечно, снова будет выдвинута, но упущен очень благоприятный момент для выступления. Представь себе армию, генерал которой в день сражения перебегает к противнику"84 .

В 1861 г. Джонс переселился в Манчестер, занявшись здесь адвокатской практикой. Политическая его позиция в 60-х годах характеризовалась той же двойственностью, которая определилась уже к концу 50-х годов. Он сохранял еще связь с рабочими. Он был одним из лидеров "Reform League" (лиги реформы), которая в массе своей состояла из рабочих и была связана с Интернационалом. На парламентских выборах его кандидатура выставлялась как рабочая кандидатура. Но это был уже не прежний революционный чартист, подобно тому как куцая парламентская реформа 1867 г. мало походила на революционный чартер. Отвергая какие-либо революционные методы борьбы, Джонс все внимание концентрировал теперь на парламентской деятельности, возлагая большие надежды на радикальные реформы в духе Гладстона и Брайта и надеясь, сам пройти в парламент голосами рабочих.

То обстоятельство, что Джонс был связан с широкими кругами рабочих, заставляло Маркса и в этот период ценить его сотрудничество. Маркс и Энгельс снова сблизились с Джонсом. Весной 1864 г. Маркс, будучи в Манчестере, посетил Джонса и, как писал своей дочери, возобновил с ним "старую дружбу". В дальнейшие годы он переписывался с Джонсом, частью передавая ему поручения через Энгельса. Маркс переписывается с Джонсом в связи с движением за парламентскую реформу в


81 Письмо Маркса Энгельсу от 21 сентября 1858 г., там же, стр. 358.

82 Письмо Энгельса Марксу от 7 октября 1858 г., там же, стр. 360.

83 Там же, ср. Ленин, т. XIX, стр. 306 - 307, где он цитирует это письмо.

84 Письмо Маркса Вейдемейеру от 1 февраля 1859 г. см. Герман Шлютер, Чартистское движение, Гиз. стр. 275.

стр. 86

1865 г. Джонс писал ему относительно успехов и неудач движения в Манчестере. Маркс сообщал об отношении к движению со стороны Интернационала и предупреждал Джонса о возможности новой измены со стороны либералов85 . О лиге реформы Маркс писал: "Это наше дело", т. е. Интернационала. Представители последнего входили в организационный комитет по образованию лиги и составляли там большинство. Маркс считал, что "Джонс находился в отчаянном положении, пока мы не двинули дело"86 . "Без нас эта лига реформы никогда бы не создалась или попала бы в руки middle class (буржуазии)"87 .

С другой стороны, Маркс очень настойчиво стремился привлечь Джонса, к работе и в самом Интернационале. 13 февраля 1865 г. он писал Энгельсу: "Мне непременно хочется его (Джонса) заполучить... ты должен настоять на том, чтобы он немедленно основал филиальное отделение и вместе со своими друзьями взял членские карточки"88 . Однако скоро Маркс и Энгельс должны были убедиться в том, что сам по себе Интернационал как международная революционная организация Джонса интересовал мало. Сообщая Энгельсу о приезде Джонса в Лондон в мае того же 1865 г., Маркс писал: "Он (Джонс) очень любезен, но, между нами говоря, он старается использовать наше Общество лишь (разрядка Маркса) для выборной агитации"89 . Энгельс, замечая пассивное отношение Джонса к Интернационалу, приходил к выводу, что его нужно оставить в покое. "Он, кажется, вообще уж не очень верит во все пролетарское движение"90 . Действительно Джонс так и не стал членом Интернационала, хотя, как увидим сейчас, и пытался использовать его престиж в интересах своей кандидатуры на парламентских выборах.

Джонс выступил как кандидат на парламентских выборах 1868 г. в Манчестере вместе с двумя другими либеральными кандидатами. Маркс и Энгельс (особенно последний) внимательно следили за результатами выборов. Это были первые выборы после реформы 1867 г. В качестве новых избирателей фигурировало впервые значительное количество рабочих. Наблюдая выступления Джонса, Энгельс отмечал противоречие его позиции. Джонс держался как либерал. В своих речах перед рабочими он провозглашал Гладстона "великим вождем рабочего класса"91 , и вообще, как замечал Энгельс, "превратил себя в послушного слугу Брайта и Гладстона"92 . Но это не спасло его от самых жестоких нападок со стороны либеральных конкурентов. Последние стремились при этом использовать против Джонса его прошлое, афишируя среди обывателей его выступления в "People's Paper", когда Джонс провозглашал решительную борьбу труда против капитала и разделывал манчестерских либералов как худших врагов рабочего класса.

В том успехе, который имела кандидатура Джонса у рабочих, Энгельс усматривал проявление инстинкта масс, стремившихся освободиться от политического руководства буржуазии93 . Но, несмотря на поддержку рабочих, Джонс потерпел на выборах поражение. Считая одной из важнейших


85 Письмо Маркса Энгельсу от 1 февраля 1865 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXIII, стр. 236 - 237.

86 Письмо Маркса Энгельсу от 1 мая 1866 г., там же, стр. 276, ср. также его письмо от 26 февраля того же года, стр. 257.

87 Письмо Маркса Энгельсу от 13 мая 1866 г., там же, стр. 285.

88 Письмо Маркса Энгельсу от 13 февраля 1865 г., там же, стр. 250.

89 Письмо Маркса Энгельсу от 12 мая 1865 г., там же, стр. 282.

90 Письмо Энгельса Марксу от 12 мая 1865 г., там же, стр. 285.

91 Письмо Энгельса Марксу от 1 сентября 1868 г., Маркс и Ф. Энгельс, т. XXIV, стр. 92.

92 Письмо Энгельса Марксу от 13 ноября 1868 г., там же, стр. 128.

93 Письмо Энгельса Марксу от 12 октября 1868 г., там же, стр. 116.

стр. 87

причин неудачи поведение самого Джонса, который "чересчур хитрит", подлаживаясь под либералов и притом без всякого успеха, Энгельс вскрывал и другую причину поражения рабочего кандидата - слабость, состояние известной прострации тогдашних рабочих. "Повсюду пролетариат в хвосте официальных партий, - писал он Марксу, - все это остается ужасающим свидетельством о бедности английского пролетариата. Обнаружилась неожиданная сила попа (разрядка Энгельса) и пресмыкательство перед respectability. Ни один рабочий кандидат не имел ни малейшего шанса. А какому-нибудь милорду Tom noddy (дураку) или выскочке-снобу рабочие с удовольствием отдают свои голоса"94 .

После поражения в Манчестере Джонс имел намерение выставить свою кандидатуру в Гринвиче. В письме Марксу он выражал надежду на содействие ему со стороны последнего, а также и Интернационала. Но Маркс отказался, откровенно заявив ему, что он не видит шансов на его успех и считает, что он утерял уже свою популярность в лондонских рабочих кругах95 .

В начале 1869 г. Джонс внезапно умер. Его смерть произвела большое впечатление на Маркса и Энгельса. "Сегодня в два часа пополудни умер Эрнест Джонс, - писал Энгельс. - Еще один из старой гвардии"96 . "Известие об Э. Джонсе понятно глубоко поразило весь наш дом, - писал в ответном письме Маркс, - так как он был одним из немногих старых друзей"97 . В другом письме, где Энгельс сообщал о предстоящих похоронах Джонса, он ярко обрисовал большую роль Джонса как организатора манчестерских рабочих. "Завтра состоятся грандиозные похороны Джонса на том же кладбище, где покоится Лупус (Вильгельм Вольф - В. С. ). Поистине жаль этого парня. Ведь его буржуазные фразы были лишь лицемерием, а здесь в Манчестере нет ни одного человека, который мог бы заменить его у рабочих. Организация здесь снова совершенно распадается, и вот теперь буржуазия возьмет рабочих по-настоящему на буксир. К тому же, - добавлял Энгельс, - он был среди политиков единственным образованным (разрядка Энгельса) англичанином, стоявшим au fond (по существу) вполне на нашей стороне"98 .

Из других лидеров чартизма, о которых имеются высказывания Маркса и Энгельса, нам необходимо остановиться на О'Брайене. Джемс-Бронтер О'Брайен считался современниками виднейшим теоретиком среди чартистов. "Школьный учитель" (scool-master), как обычно шутливо называл его О'Коннор, О'Брайен в своих многочисленных статьях в "Poor man's Gardian" и других газетах обнаружил большую плодовитость как публицист и автор различных проектов социального переустройства общества. Он высказал при этом немало оригинальных мыслей по вопросам классовой борьбы и критики капиталистической системы. Правда, все это преподносилось читателю в достаточно путаной и противоречивой форме. Все же его понятия о классах и классовых противоречиях, о роли государства в классовом обществе, о необходимости для пролетариата завладеть политической властью были развиты настолько полно, что это дало повод новейшим исследователям по истории чартизма считать его одним из наиболее выдающихся предшественников марксизма и даже поставить вопрос о его влиянии на выработку миросозерцания Маркса и Энгельса99 . Однако на самом деле ни


94 Письмо Энгельса Марксу от 18 ноября 1868 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, стр. 131 - 132.

95 Письмо Маркса Энгельсу от 23 ноября 1868 г., там же, стр. 133 - 134.

96 Письмо Энгельса Марксу от 28 января 1869 г., там же, стр. 157.

97 Письмо Маркса Энгельсу от 28 января 1869 г., там же.

98 Письмо Энгельса Марксу от 29 января 1869 г., там же, стр. 160.

99 Ф. Ротштейн, Очерки по истории рабочего движения в Англии, изд. 2-е, 1925 г., стр. 123 - 125 (очерк "Провозвестники классовой борьбы до Маркса"), тоже и в английском

стр. 88

Маркс ни Энгельс но признавали этой генетической связи своего учения с учением О'Брайена. Даже больше того: в тех немногих отзывах об О'Брайене и его школе, которые мы у них находим, их суждения относительно последнего носят обычно резко отрицательный характер. Чем объясняется подобное отношение авторов теории научного коммунизма к этому "провозвестнику классовой борьбы"? Ответ будет ясен, если мы примем во внимание практическую деятельность О'Брайена как чартиста и припомним те утопические проекты, с которыми он так настойчиво выступал в 50-е годы. Занимая, в общем, среднюю позицию между сторонниками "моральной" и "физической силы", О'Брайен по мере развития чартистского движения по существу все более отдалялся от революционной позиции. Он был одним из наиболее активных сторонников заключения союза с радикалами типа Стерджа. Разойдясь с О'Коннором главным образом из-за разногласий по аграрному вопросу, он превратился затем в его ожесточенного противника, но это вовсе не означало сближения О'Брайена с революционной частью чартистов. В 1848 г. в связи с вопросом о демонстрации 10 апреля О'Брайен защищает самую умеренную тактику, отказываясь от каких-либо революционных выступлений, и даже покидает конвент100 . В последующие годы он сосредоточивает все свое внимание на экономических проектах, пытаясь завоевать для них большинство в среде чартистов. Проекты О'Брайена - земельный, состоявший в национализации земли путем выкупа владений частных лиц (этот проект рассматривался им как панацея от всех социальных бедствий), а особенно денежной реформы, предусматривавший отмену денежного металлического обращения, создание общественных базаров и магазинов и т. п. - должны были еще более оттолкнуть от него Маркса и Энгельса, вполне справедливо усматривавших во всем этом лишь рецидивы утопических рецептов оуэнистского типа. Поэтому О'Брайен и его последователи всегда оставались в глазах Маркса и Энгельса своего рода шарлатанами, знахарями ("знахари по части валюты" - currency quok doctors) и самыми доподлинными сектантами. В этом смысле не могло быть и речи, о сравнении О'Брайена например с Джонсом. Как ни сурово критиковали Маркс и Энгельс поведение последнего в 1858 и следующие годы, они даже в этот момент считали его несравненно выше других чартистских лидеров типа О'Брайена. Так, в том же 1858 г., говоря об "измене" Джонса делу чартизма, Маркс в письме Энгельсу отмечал, что этим конечно воспользуются противники Джонса - "буржуазный" Рейнольдс (издатель известной чартистской газеты "Reynold's Paper") и Бронтер О'Брайен, который "стал теперь непреклонным чартистом во что бы то ни стало (irrepressible chartist at any price)"101 .

Спустя десять лет Марксу пришлось иметь дело с о'брайенистами в Интернационале. Маркс очень недоверчиво отнесся к принятию их в Международное товарищество. 29 июля 1869 г. он писал Энгельсу об ошибке руководителей Генерального совета, принявших в отсутствие Маркса (бывшего в это время на континенте) пять членов из бронтер-о'брайеновского общества, "молодцов, столь же глупых и невежественных, сколь и склочников, и важничающих своей сектантской тайной премудростью"102 . В этом же духе писал Маркс позднее Вольте, характеризуя о'брайенистов Гарриса и


издании "From Chartism to Labourism", 1929, p. 121 - 123. Чрезвычайно высокого мнения держится об О'Брайене и Бэр в своей "Истории социализма в Англии", т. II, Гиз. 1923 г., стр. 402 - 413.

100 Р. Дж. Гаммедж, История чартизма, Пб., 1907 г., стр. 352.

101 Письмо Маркса Энгельсу от 14 января 1868 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXII, стр. 291.

102 Письмо Маркса Энгельсу от 29 ноября, К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XXIV.

стр. 89

Буна как типичных сектантов, "полных всяких глупостей и причуд", с которыми он, однако по некоторым вопросам выступает совместно против вождей тредъюнионов. "Эти о'брайенисты хотя и глупы, но зато представляют из себя в Council (Генеральном совете) необходимый противовес тредъюнионам. Они революционнее, радикальнее в land question (земельном вопросе), менее заражены национализмом и недоступны никакого рода буржуазному подкупу, иначе они уже давно были бы выброшены из совета"103 . Оценка, как видим, не слишком лестная.

Относительно точки зрения Энгельса на О'Брайена очень интересно замечание Бельфорта Бакса, писавшего в некрологе об Энгельсе (1895 г.), что последний был очень невысокого мнения о способностях О'Брайена. "Энгельс, - читаем мы у него, - был хорошо знаком с Ф. О'Коннором и сотрудничал в "Northern Star". Он был высокого мнения, как о чартистских вождях, так и о самом движении. Из выдающихся людей (чартизма) меньше всего таковым он считал Бронтера О'Брайена, который хотя в некоторых вопросах и имел более широкую точку зрения, чем другие, - обладал меньшим пониманием экономических фактов, чем например О'Коннор или Джонс. По мнению Энгельса, его (О'Брайена) книга 104 - наименее ценное произведение из всего движения"105 .

Из последующих высказываний Маркса и Энгельса о чартизме, относящихся к 60-м и более поздним годам, необходимо, прежде всего, указать на Учредительный адрес I Интернационала, написанный Марксом в 1864 г. Анализируя в этом историческом документе состояние международного рабочего движения после 1848 г., Маркс констатировал, между прочим, и поражение чартизма, ставя это поражение в прямую связь с наступившей "опьяняющей эпохой экономического прогресса", когда английская буржуазия, завоевав монополию на мировом рынке, могла выбрасывать часть своих сверхприбылей на улучшение положения верхушки рабочего класса. (Что низы рабочего класса продолжали существовать в условиях крайней нищеты даже в этот период промышленного расцвета, Маркс ярко доказал рядом фактов, приведенных в том же адресе.) "Губительные последствия поражения рабочего класса на континенте, - писал Маркс, - вскоре распространились и по ту сторону Ламанша. Видя поражение своих братцев на континенте, английский рабочий потерял мужество и всякую веру в свое собственное дело. Открытие золота в новых землях (имеются в виду золотые россыпи Калифорнии и Австралии, открытые в 1848 и 1851 гг. - В. С. ) вызвало огромное переселение и произвело не пополняемую пустоту в рядах великобританского пролетариата. Другие же из самых деятельных его членов прельстились временной приманкой прибыльного труда, повышения заработной платы и сделались, таким образом, черными политиками... Напрасными оказались... все усилия поддержать движение чартистов или дать ему новое направление. Все печатные органы замолкли один за другим вследствие апатии масс, и казалось, что никогда еще английский пролетариат не мирился с таким состоянием полного политического ничтожества.

...Если между рабочими классами Англии и континента не существовало в то время общности действия, то между ними существовала общность поражения" (разрядка Маркса)106 .

Позднее, в 80-х годах, Энгельс еще не раз писал о чартистском движении, останавливаясь на причинах его упадка и подчеркивая его исто-


103 "Письма к Зорге и др.," русское издание, М., 1913 г., стр. 44.

104 Имеется в виду "The Rise, Progress and Phase the Human Slavesof ry", изданная последователями О'Брайена в 1885 г., куда вошли его статьи, разбросанные но разным газетам.

105 "Justice" от 24 августа 1895 г. статья E. Belford Bax, "Frederik Engels".

106 К. Маркс, Учредительный адрес Интернационала. Материалы к истории I и II Интернационалов, составил Браславский, изд. "Новая Москва", 1926 г., стр. 36.

стр. 90

рическое значение. В этом отношении особенно замечательна его статья "Англия в 1845 и 1885 гг.", напечатанная в 1885 г. в органе немецкой социал-демократии "Neue Zeit" и английской газете "Commonweal"; большие цитаты из нее были приведены им в предисловии ко второму немецкому изданию "Положения рабочего класса в Англии" (1892 г.). Здесь Энгельс, прежде всего очень ярко характеризовал социально-экономические противоречия Англии 40-х годов, предвещавшие близкое наступление революции. "Сорок лет тому назад, - писал он, - Англия стояла перед кризисом, разрешить который по всем видимостям могла только сила. Быстрое гигантское развитие промышленности оставило далеко позади себя расширение иностранных рынков и усиление спроса. Каждые десять лет развитие производства насильственно прерывалось общим торговым кризисом, за которым после долгого периода хронического застоя следовал сравнительно короткий период расцвета, - и все снова кончалось лихорадочным перепроизводством и полным крахом. Класс капиталистов громко требовал свободы торговли хлебом и грозился вынудить отмену пошлин на хлеб отсылкой голодающего городского населения на родину в деревню... Рабочие массы городов требовали участия в политической власти - народной хартии; их поддерживало большинство мелкой буржуазии... Тем временем наступили торговый кризис 1847 г. и голод в Ирландии, а с ними появились виды на революцию"107 .

Почему же она не произошла? По этому вопросу Энгельс развивает теперь ряд новых интересных соображений, частью конкретизирующих, частью дополняющих прежние положения, высказанные им совместно с Марксом еще в 60-х годах. Энгельс, прежде всего, связывает апрельское поражение чартистов с событиями на континенте, в первую очередь с французской февральской революцией. Вопреки распространенному мнению, что февральская революция послужила лишь толчком к новой волне чартизма, чем и ограничилась связь между двумя движениями, Энгельс вскрывает другую сторону этой связи. Он указывает на тот страх, который охватил английскую буржуазию, в том числе и мелкую, в результате победоносного выступления французского пролетариата, боровшегося в февральские дни под лозунгами "социальной революции"; это ускорило разрыв между пролетарскими и мелкобуржуазными массами чартистов и обусловило их поражение 10 апреля 1848 г. "Французская революция 1848 г., - писал Энгельс, - спасла английскую буржуазию. Социалистические прокламации победоносных французских рабочих испугали английскую мелкую буржуазию и внесли дезорганизацию в движение английских рабочих, совершавшееся в узких рамках чисто практических интересов. Как раз в тот момент, когда чартизм должен был развить всю свою силу, он потерпел внутреннее поражение, предшествовавшее его внешнему поражению 10 апреля 1848 г. Политическая деятельность рабочего класса была отодвинута на задний план. Класс капиталистов праздновал победу по всей линии"108 . Далее, останавливаясь на экономической обстановке в Англии в конце 40-х и особенно в 50-х годах, Энгельс особенно настойчиво подчеркивал монополистическое положение Англии на мировом рынке как "мастерской всего мира", наглядным выражением чего было торжество фритредерства.


107 Ф. Энгельс, Положение рабочего класса в Англии, изд. Института К. Маркса и Ф. Энгельса, 1928 г., предисловие ко второму немецкому изданию, стр. 58.

108 Ф. Энгельс, Положение рабочего класса в Англии, изд. Института К. Маркса и Ф. Энгельса, стр. 58. Ср. с этим замечание Энгельса, сделанное им еще в начале 50-х годов, о том, что "поражение чартистов 10 апреля 1848 г. было исключительно поражением и устранением иностранного политического влияния" (Энгельс, Англия (1852 г.), "Летописи марксизма", т. IV, стр. 48).

стр. 91

"Свобода торговли, - читаем мы, - означала переворот во всей внутренней и внешней финансовой и торговой политике Англии в интересах промышленных капиталистов... Всякое препятствие промышленному производству беспощадно устранялось. Вся система пошлин, налогов подвергалась коренному изменению. Все было приспособлено к одной цели, но цели, имевшей чрезвычайно важное значимо для промышленных капиталистов: удешевления всего сырья и в особенности средств к жизни рабочего класса. Англия должна была стать "мастерской мира", все другие страны должны были стать для Англии тем, чем была у нас Ирландия, - рынком сбыта ее промышленных изделий и поставщиками сырья и светлых припасов. Англия - великий промышленный центр земледельческого мира, промышленное солнце, вокруг которого вращаются постоянно увеличивающиеся в числе производящие зерно и хлопок планеты. Какое чудесное зрелище!"109 .

При этих условиях революционному чартизму естественно не оставалось места и он "вымирал". Английский рабочий класс в политическом отношении стал "хвостом великой либеральной партии", во главе которой стояли фабриканты.

Однако поражение чартизма вовсе не означало того, что чартистские лозунги просто отброшены в сторону и все движение оказалось совершенно безрезультатным. На самом деле английская буржуазия извлекла свой урок из чартистского движения, стремясь уступками привлечь к себе рабочих и использовать их для укрепления своего социального и политического господства. Энгельс приводил далее целый ряд примеров этих уступок, которых многие фактически осуществляли то, чего когда-то требовала народная хартия.

"Фабричные законы, являвшиеся прежде жупелом для всех фабрикантов, теперь не только исполнялись ими (фабрикантами) добровольно, но даже были более или менее распространены на всю промышленность. Тредъюнионы, недавно еще третируемые как создание дьявола, вдруг стали пользоваться вниманием и покровительством фабрикантов, увидевших в них вполне законное учреждение и полезное средство для распространения среди рабочих здравых экономических учений. Даже стачки, которые до 1848 г. преследовались, были теперь признаны подчас весьма полезными, в особенности, если господа фабриканты сами вызывали их в удобное для себя время, из законов, лишавших рабочих равных прав со своими работодателями, самые возмутительные, по крайней мере, были упразднены, а некогда столь страшная Народная хартия стала по существу политической программой тех же фабрикантов, которые до последнего времени противились ее введению. Уничтожение избирательного ценза и тайное голосование были введены законодательным путем. Парламентские реформы 1867 и 1884 гг. сильно приближаются к всеобщему избирательному праву, по крайней мере, в том его виде, в котором оно существует в Германии: новый проект распределения избирательных округов, обсуждаемый теперь в парламенте (писалось в 1885 г.), создает равные избирательные округ а, в общем, по крайней мере, не менее равные, чем во Франции или Германии. Намечаются как несомненное завоевание ближайшего будущего "вознаграждение депутатам и более короткая продолжительность мандатов, хотя, правда, не ежегодно избираемые парламенты (разрядка Энгельса), и при всем том находятся люди, которые говорят, что чартизм мертв", - насмешливо замечает Энгельс110 . "Революция 1848 г., как и некоторые из ее предшественниц, - продолжает он далее, - имела


109 Ф. Энгельс, Положение рабочего класса в Англии, предисловие ко второму немецкому изданию стр. 59.

110 Там же, стр. 59 - 60.

стр. 92

странную судьбу. То самые люди, которые ее подавили, были, как любил выражаться Маркс, ее душеприказчиками. Луи-Наполеон был вынужден создать единую независимую Италию. Бисмарк был вынужден совершить в своем роде переворот в Германии и дать Венгрии известную не зависимость, английским фабрикантам ничего более не оставалось делать, как дать Народной хартии силу закона"111 .

Ту же мысль, что даже поражение чартистского движения имело своим результатом "реализацию доброй половины программы чартистов", Энгельс несколько раньше (в 1881 г.) развивал в другой статье, специально посвященной вопросу создания в Англии самостоятельной рабочей партии112 . Подчеркивая величайшее историческое значение чартизма, создавшего первую рабочую партию, "которую когда-либо производил мир", одна память, о которой смогла произвести столько политических и социальных реформ, Энгельс делал отсюда прямой вывод о необходимости английским рабочим как можно скорее организовать свою новую самостоятельную рабочую партию, которая привела бы их к окончательной победе.

Современная коммунистическая партия Великобритании является подлинным наследником лучших революционных традиций чартизма. Вооруженная марксистско-ленинской теорией и руководимая боевым штабом III Коммунистического интернационала, эта партия сумеет осуществить полностью те конечные задачи, которые, по свидетельству Маркса и Энгельса, когда-то стояли пред чартизмом: установление пролетарской диктатуры и переход к социализму. Изменения, происшедшие в экономике Англии при империализме, утеря ею мировой торговой и промышленной монополии, все яснее намечающийся распад колониальной империи, все большее революционизирование масс, - наметились в достаточной степени четко еще в период довоенного империализма. Водной из статей 1914 г., незадолго до начала мировой войны, Ленин так писал о наступившем возрождении английского революционного движения: "Пришла к концу монополия Англии. Обострилась мировая конкуренция. Наступила дороговизна жизни. Союзы крупных капиталистов раздавили мелких и средних хозяйчиков и всей тяжестью обрушились на рабочих. Проснулся снова и снова, после эпохи XVIII в., после чартизма 1830-х и 1840-х годов, английский пролетариат"113 .

Империалистическая война 1914 - 1918 гг. и последующая за ней полоса послевоенного всеобщего кризиса капитализма еще более расшатали устои английского империализма, нанося новые удары английской монополии и способствуя новым сдвигам в среде рабочего класса по пути его дальнейшего революционизирования и приближения к моменту решительной схватки с капиталом.


111 Ф. Энгельс, Положение рабочего класса в Англии, предисловие ко второму немецкому изданию, стр. 59 - 60.

112 Ф. Энгельс, Рабочая партия, "The Labour Standard", July 1881.

113 Ленин, Конституционный кризис в Англии, т. XVII, стр. 311.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/МАРКС-И-ЭНГЕЛЬС-И-ЧАРТИЗМ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. СЕМЕНОВ, МАРКС И ЭНГЕЛЬС И ЧАРТИЗМ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/МАРКС-И-ЭНГЕЛЬС-И-ЧАРТИЗМ (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. СЕМЕНОВ:

В. СЕМЕНОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
656 просмотров рейтинг
14.08.2015 (774 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
МАРКС И ЭНГЕЛЬС И ЧАРТИЗМ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK