Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14298
Автор(ы) публикации: А. Г. КУЗЬМИН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В решении вопроса о времени возникновения первых исторических сочинений на Руси важное место принадлежит установлению истоков новгородского летописания. В прошлом столетии начало новгородской летописной традиции обычно относили к XI в. (примерно к его середине)1 . Отдельные авторы допускали возможность появления летописных записей в Новгороде уже в X веке2 . А. А. Шахматов первую новгородскую запись датировал 1017 г., а первую летопись - 1050 годом3 . Мысль о том, что первая новгородская летопись была составлена в 50-е годы XI столетия, развивал на новом материале Б. А. Рыбаков4 . Но у многих современных специалистов (в том числе последователей А. А. Шахматова) существование новгородского летописания ранее XII в. вызывает сомнения5 .

Скептическое отношение к возможности существования новгородского летописания XI в. проистекает из определенной оценки характера русских летописей, состоящей в стремлении свести все летописание к одному дереву, идущему от общего корня. Признание существования параллельного с киевским новгородского летописания неизбежно подрывало представление о едином дереве и требовало переосмысления общего подхода к изучению летописных материалов. В настоящей работе ставится задача привести дополнительную аргументацию в пользу самого факта существования раннего новгородского летописания, а также предлагаются некоторые уточнения относительно его состава. Что же касается пути его следования по общерусским или новгородским летописным произведениям, то решение этого вопроса на данном этапе не может выйти за рамки предварительных предположений.

Ближайшее знакомство с летописным материалом показывает, что даже для предварительного распределения текстов в их взаимосвязи не-


1 Ср. С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. II. М. 1960, стр. 99; И. Сенигов. Историко-критические исследования о новгородских летописях и о Российской истории В. Н. Татищева. М. 1887, стр. 41 и др.

2 И. И. Срезневский. Статьи о древних русских летописях (1853 - 1866). СПБ. 1903, стр. 6 - 7; К. Н. Бестужев-Рюмин. О составе русских летописей до конца XIV века. СПБ. 1868, стр. 63 и др.

3 А. А. Шахматов. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПБ. 1908, стр. 491 - 515 и др.

4 Б. А. Рыбаков. "Остромирова летопись". "Вопросы истории", 1956, N 10; его же. Древняя Русь. М. 1963, стр. 193 - 206.

5 Ср. Д. С. Лихачев. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М. -Л. 1947, стр. 88, 89, 93; Я. С. Лурье. Изучение русского летописания. "Вспомогательные исторические дисциплины". I. Л. 1968, стр. 28. Новгородского свода XI в. нет в построениях М. Д. Приселкова и А. Н. Насонова. Ко времени "после 1108 г." относит первую новгородскую летопись М. Х. Алешковский (М. Х. Алешковский. Повесть временных лет. М. 1971, стр. 120). М. Н. Тихомиров аргументы А. А. Шахматова находил недостаточными, но исследование Б. А. Рыбакова побудило его пересмотреть отношение к данному вопросу (ср. М. Н. Тихомиров. Источниковедение истории СССР. Т. I. М. 1940, стр. 55 и та же работа издания 1962 г., стр. 52).

стр. 59


обходимы монографические исследования. Отнюдь не случайно, например, что капитальное исследование Б. А. Рыбакова о летописании

XII в.6 , разрешив широкий круг вопросов, оставило еще больше их для дальнейших специальных разысканий. Это неизбежно вытекает из самой природы летописания и репрезентативности сохранившегося материала; за отдельными статьями, фразами, обрывками фраз могут стоять самостоятельные сочинения, летописи, даже традиции, лишь случайно сохраненные в позднейших сводах.

Новгородское летописание, как и новгородская письменность вообще, изучено крайне недостаточно. В советское время (если не считать исследование С. Н. Азбелева о летописании XVII в.) им занимались лишь И. М. Троцкий и Д. С. Лихачев7 . Но оба автора, естественно, не могли охватить все вопросы, связанные, например, с генеалогией новгородских сводов, не говоря уже о других аспектах, требующих параллельного изучения летописных текстов и отраженных в них исторических эпох. Это отчасти объясняется сложностью исходного материала: сравнительно-текстологическое сопоставление обычного порядка не позволяет установить этапы составления сводов в Новгороде и даже не дает возможности определить характер взаимосвязи реально дошедших до нас летописей. Необходим детальный внутренний анализ текстов с максимальным привлечением внелетописных материалов.

Хотя Новгородская I летопись занимала исключительное место в построениях А. А. Шахматова, а отношение ее к Повести временных лет составляло, по его мнению, "главный вопрос нашей историографии"8 , бесспорных данных, связанных с ее историей, немного. Летопись сохранилась в двух редакциях. Старший извод - Синодальный список - доведен до 30-х годов XIV в. с приписками до 1352 года. Но по палеографическим данным, часть описка до 1234 г. написана, видимо, еще в XIII веке9 . Однако в списке утрачено начало до 1016 года. Младший извод летописи продолжается до 1446 г. и известен по двум спискам середины XV века. Кроме того, имеется отрывок летописи в списке XVI в., доходящий до 1015 г., и по своему объему примерно соответствующий утерянной части Синодального списка.

Главный вопрос в истории сложения Новгородской I летописи - это время и условия появления в Новгороде того летописного материала, который А. А. Шахматов относил к "Начальному своду"10 . Ученый решал этот вопрос в зависимости от всей своей концепции истории летописания и так и не смог до конца преодолеть многочисленных противоречий. Сложение Синодального извода он относил к середине XIV в. на том основании, что в нем якобы отразился "Полихрон" начала XIV столетия 11 . Позднее он, однако, согласился с датированием основной части списка XIII веком, в результате чего вопрос о месте летописи в общей его схеме остался открытым. Новгородский материал


6 Ср. Б. А. Рыбаков. Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве". М. 1972.

7 И. М. Троцкий. Возникновение Новгородской республики. "Известия" АН. VII серия. Л. 1932, N 4; его же. Опыт анализа первой Новгородской летописи. Там же. Л. 1933, N 5; его же. Элементы дружинной идеологии в "Повести временных лет". "Проблемы источниковедения". Вып. 2. М. -Л. 1936; Д. С. Лихачев. "Софийский временник" и новгородский политический переворот 1136 г. "Исторические записки". Т. 25. М. 1948 и др.

8 В. Пархоменко. Із листування з акад. О. О. Шахматовим. "Україна", кн. 6. Киев. 1925, стр. 128.

9 "Новгородская I летопись старшего и младшего изводов" (НIЛ). М. -Л. 1950, стр. 5 - 7; ср. Б. М. Ляпунов. Исследование о языке Синодального списка 1-й Новгородской летописи. СПБ. 1900, стр. 16 - 17.

10 Имеется в виду текст младшего извода в части до 1016 и с 1052 по 1074 год.

11 А. А. Шахматов. Обозрение русских летописных сводов XIV-XVI вв. М. -Л. 1938, стр. 128 - 131 и др.

стр. 60


Синодального списка А. А, Шахматов возводил к Софийской владычной летописи и ее обработке при церкви Иакова. Особое внимание автор уделял наблюдению Д. Прозоровского, установившего связь известий 1144 г. (под которым летописец говорит о себе) и 1188 г. (когда сообщается о смерти иерея церкви Иакова - Германа Вояты)12 . В начальной части летописи, по мнению А. А. Шахматова, была использована "третья редакция" (чтения Ипатьевской летописи) Повести временных лет. В части с 1075 по 1333 г., по мнению А. А. Шахматова, младший извод восходил к общему с Синодальным списком источнику или даже к самому этому списку 13 . Что касается начальной части летописи, то предполагалось, что она предшествовала и тексту Повести временных лет и утраченным чтениям Синодального списка. Дефектность Синодального списка побудила составить в XV в. (на его же основе) новую летопись, и летописец компенсировал утерянные листы извлечением из другого памятника 14 .

В данном случае вряд ли стоит акцентировать внимание на отказе А. А. Шахматова от поисков общественно-политического смысла предполагаемых переработок. В принципе (в конкретном, частном случае) так тоже могло быть, а рассуждения об исторических условиях появления предположительных сводов далеко не всегда отправляются от реально существующих текстов. Но автор имел слишком мало данных для самого противопоставления двух изводов. Ученый, видимо, ошибался, полагая, что в утерянной части старшего извода "содержался более или менее полный текст Повести вр. лет"15 . Напротив, можно с уверенностью говорить о том, что утерянная часть по объему примерно соответствовала спискам младшего извода16 . На неправомерность противопоставления Синодального списка спискам младшего извода обращал внимание еще И. Сенигов, а в недавнее время Д. С. Лихачев 17 . Да и сам А. А. Шахматов в конце концов должен был признать знакомство составителя основной части Синодального списка (в XIII в.) с летописью, содержащей так называемый Начальный свод18 . Автор не успел скорректировать в свете этого признания свое основное построение. Он остановился на допущении, что свод XIII в., содержавший Начальный свод, был киевским, а не новгородским. К


12 Там же, стр. 129 - 132; ср. Д. Прозоровский. Кто был писателем первой Новгородской летописи. "Журнал Министерства народного просвещения" (ЖМНП), ч. 75. СПБ. 1852, стр. 21 - 23.

13 Ср. А. А. Шахматов. Обозрение, стр. 129; его же. Киевский начальный свод 1095 года. "Академик А. А. Шахматов". М. -Л. 1947, стр. 128 и др.

14 А. А, Шахматов. Киевский начальный свод 1095 года, стр. 127 и др. Статьи младшего извода Новгородской I летописи за 1052 - 1074 гг. включены А. А. Шахматовым в состав предполагаемого "Начального свода", очевидно, по недоразумению: они восходят к одной из уже довольно неисправных редакций Повести временных лет; (ср. А. Г. Кузьмин. Русские летописи как источник по истории Древней Руси. Рязань. 1969, стр. 52, 63 - 64).

15 А. А. Шахматов. Киевский начальный свод 1095 года, стр. 123.

16 Текст Повести временных лет в части до 1015 г. составляет примерно 125 тыс. знаков (рукописных). На 128 листах Синодального списка их могло поместиться немногим более 100 тысяч. Комиссионный список дает примерно 93 тыс. знаков летописного текста и свыше 20 тыс. знаков вводных статей, Троицкий список - около 92 тыс. знаков. Но на первых листах Синодального списка также могли помещаться вводные статьи, а отрывок между его началом и окончанием Троицкого списка содержал около 2 - 3 тыс. знаков. Кстати, Троицкий список в изложении усобицы 1015 г. следует Повести временных лет, а Синодальный список содержит некоторые данные Повести, неизвестные младшему изводу.

17 И. Сенигов. Указ соч., стр. 52 - 80; Д. С. Лихачев. "Софийский временник".., стр. 252 - 255.

18 А. А. Шахматов. Киевский начальный свод 1095 года, стр. 148. Статья 1204 г. оказывается в очевидной связи с обещанием автора (или редактора?) предисловия довести изложение до Алексея и Исакия, при которых Константинополь был захвачен крестоносцами. На это обстоятельство неоднократно указывалось еще в XIX веке.

стр. 61


сходным выводам пришел и И. М. Троцкий, более уверенно говоривший о привлечении киевского источника в Новгороде именно в XIII веке 19 .

Ряд интересных наблюдений И. М. Троцкий сделал и в отношении сложения Новгородской I летописи. Младший извод по его схеме наиболее полно представляет владычное летописание. Эта редакция, кстати, не знает сведений о Вояте и индиктного счета. Синодальный список, помимо владычного свода, использовал материал Юрьевского монастыря. При этом перерыв в первой группе юрьевских известий заставил автора предполагать сводческую работу в конце 30-х - начале 40-х годов XIII века20 . Добавим, что летопись не могла обрываться незаконченной фразой 1234 г. (почерк XIII в. в Синодальном списке), а общерусский материал в обоих изводах продолжается до 1238 года21 . Можно напомнить также давнее наблюдение И. А. Тихомирова: в Тверском сборнике новгородский источник продолжается до 1255 г.22 , причем его чтения в ряде случаев первоначальнее текста Новгородской I летописи23 . Все это заставляет предполагать, что именно около середины XIII в. определились многие особенности обоих изводов Новгородской I летописи24 .

В данном случае нет необходимости устанавливать характер того южного источника, который соединился с новгородским летописанием в XIII веке. Важно отметить, что это, очевидно, далеко не самый ранний этап новгородского летописания, а особое внимание к общерусскому материалу, возможно, отрицательно сказалось на отношении к собственно новгородской традиции. Уже некоторые расхождения двух изводов заставляют предполагать наличие разновременных и разноплановых обработок местного материала. Е. Ю. Перфецкий полагал, что в XII в. в Новгороде велось параллельное владычное и княжеское летописание25 . И в плане выявления самостоятельных редакций или традиций особый интерес представляют софийско-новгородские летописи. В Новгородской I летописи (обоих изводов) киевский источник прослеживается в части до 1115 г., но в известиях XI столетия наблюдаются значительные перерывы. В софийско-новгородских сводах весьма полно представлены события времени княжения Ярослава, причем в ряде случаев в них оказываются дополнительные сведения по сравнению и с Повестью временных лет. Эти летописи, очевидно, использовали тот новго-


19 И. М. Троцкий. Элементы дружинной идеологии.., стр. 20 и др. С последней работой А. А. Шахматова автор не был знаком.

20 И. М. Троцкий. Опыт анализа первой новгородской летописи, стр. 352 - 361 и др.

21 Ср. А. А. Шахматов. Обозрение.., стр. 130 - 131; В. Т. Пашуто. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М. 1950, стр. 22, 46 - 57.

22 И. А. Тихомиров. О сборнике, именуемом Тверской летописью. ЖМНП, ч. 188, СПБ. 1876, стр. 264.

23 Ср. А. Попов. Обзор хронографов русской редакции. Вып. I. М. 1866, стр. 93.

24 Намерение довести изложение до последних византийских императоров указывает на время где-то между 1204 и 1261 г., когда существовала Латинская империя. Весьма вероятно, что летописец был близок к архиепископу Антонию, совершившему в начале XIII в. путешествие в Царьград. Летописец сочувствует Антонию, неоднократно изгонявшемуся новгородцами. Время болезни Антония (1232 г.) обозначено с точностью до одного дня. Антоний был в 1220 - 1225 гг. епископом в Перемышле, что объясняет интерес к делам южной Руси. Герой Калкской битвы Мстислав Удалой в течение ряда лет княжил в Новгороде, а с 1219 г. - в Галиче. С позиций этого князя дается в летописи описание битвы. Автору настоящей статьи приходилось уже обращать внимание на новгородское происхождение "предисловия" (А. Г. Кузьмин. Указ. соч., стр. 46 - 50, 60 - 61, 63 - 67, 94 - 97, 140 - 142 и др.). Особое значение имеет при этом факт зависимости отдельных чтений летописи от Эллинского летописца II редакции или Толковой палеи. Можно отметить также, что обработка летописных статей 30-х годов XIII в. созвучна многим положениям "предисловия".

25 Е. Ю. Перфецкий. Русские летописные своды и их взаимоотношения. Братислава. 1922, стр. 59 - 73. Начало "княжеской" новгородской летописи автор относил ко второй четверти XI века.

стр. 62


родский свод, который отразился в Новгородской I летописи (включая предисловие), но начальная часть их основана на каком-то дополнительном источнике.

Древнейшие списки Софийской I летописи относятся к XV в., а общий текст софийско-новгородских сводов доходит до 1418 года. Иными словами, основа софийско-новгородских летописей древнее младшего извода Новгородской I летописи, но моложе ее старшего извода. Существенно, однако, то, что ни та, ни другая летопись не могут объяснить оригинальных чтений софийско- новгородских сводов. Отличия же их от Новгородской I летописи в значительной части идут за счет общерусских сведений. Последние, в частности, продолжаются до второй половины XII в., именно до 1185 г. (поход Игоря на половцев в редакции, близкой Лаврентьевской летописи). Е. Ю. Перфецкий полагал, что если Лаврентьевская и Ипатьевская летописи восходят в своей общей части к своду 1193 г., то своды XV в. имеют в основе летопись, составленную в 1189 году26 . Для точного обозначения времени составления этой летописи данных, видимо, недостаточно. Но общая оценка соотношения этих текстов (при учете вторичного воздействия традиции Лаврентьевской летописи на софийско-новгородские своды) весьма вероятна. Можно отметить, что ряд сведений софийско-новгородских летописей не находит соответствия в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, но имеется в сводах XV-XVI вв. с определенной ростовской окраской.

Следует обратить внимание и еще на одну особенность софийско-новгородских оводов. Именно готовя их к печати, П. М. Строев пришел к выводу о компилятивности наших хроник. И действительно, повторы иногда встречаются на одной странице. Иными словами, перед нами пример механической сводки на хронологической канве. Но для историка литературные недостатки летописи обращаются несравненным достоинством, поскольку вмешательство позднейшего сводчика, в сущности, ограничивается несколькими ошибками, допущенными при механическом переписывании, может быть, какими-то сокращениями. В свое время А. А. Шахматов придал определенное значение тому факту, что в руках составителя Софийской I летописи был "Киевский летописец"27 . Это сравнительно редкий случай, когда летописец упоминает источник. Однако характер отсылок не привлек внимания А. А. Шахматова. Между тем они дают представление о том, как работал данный летописец. Примечательно, что он не вносит в свой текст те сведения, которые имеются в киевской летописи28 . Видимо, список должен был служить дополнением к имевшейся у переписчика киевской летописи. Независимо от того, мыслилась ли Софийская летопись как материал для составления нового свода, или кто-то делал для себя выписки, имея в виду другие свои рукописи - ее чисто компилятивный характер очевиден, и именно в этом ее ценность.

Весьма существенно, что в согласии с Синодальным списком софийско- новгородские летописи упоминают Германа Вояту, имя которого


26 Там же, стр. 23 - 31 и др.

27 А. А. Шахматов. Обозрение.., стр. 212 - 213. "Летописец" упоминается в статьях 1077 - 1090 годов.

28 Ср. "В лето 6585 поиде Изяслав с Ляхы. А писано въ Киевьском" ("Полное собрание русских летописей" (ПСРЛ). Т. V, вып. I. Л. 1925, стр. 147). В "Киевском", то есть в Повести временных лет, сюжет этот описывается с известными подробностями. То же самое относится к событиям следующего года ("В лето 6586 бежа Олег сын Святославль. Ищи в Киевьском"): без обращения к "Киевскому" летописцу нельзя понять, о чем идет речь. Дав под 6587 г. сообщение об убийстве Глеба Святославича, летописец поясняет, что "убиение Глебово писано в Киевском в шестое". Годы 6589, 6590, 6592 - 6594 вообще пропущены с отсылкой к "Киевскому" летописцу (ПСРЛ, Т. V, вып. I, стр. 148). Основной источник Софийской летописи содержал дефекты, характерные для Лаврентьевского списка. Это видно из хронологической путаницы под 6596 - 6598 годами. Даты же "Киевского" летописца совпадают с Ипатьевской летописью.

стр. 63


выпало из списков младшего извода, а в согласии с последними сохраняют комментарий под 1049 г. о поставлении "ныне" на месте сгоревшей деревянной Софии церкви Бориса и Глеба Соткой Сытиничем (этого комментария нет в Синодальном списке). Сотко Сытинич заложил церковь в 1167 г., и А. А. Шахматов на этом основании датировал свод "Германа ВОЯТЫ" 1167 ГОДОМ29 . Д. С. Лихачев указал на то, что эта церковь освящалась в 1173 г., и вообще поставил под сомнение выделяемый А. А. Шахматовым этап30 . Действительно, общеобязательной даты и в этом случае быть не может. Но Сотко Сытинич был, очевидно, современником того летописца, который обрабатывал какие-то новгородские записи XI века. Этим летописцем вполне мог быть умерший в 1188 г. Герман Воята, и нет оснований считать (как думал А. А. Шахматов), что он оставил свои занятия задолго до смерти.

Разумеется, серединой XIII и второй половиной XII веков не исчерпываются периоды активной сводческой работы новгородских летописцев. Очевидно, еще при Всеволоде Мстиславиче или вскоре после его изгнания (1136 г.) составлялся свод с привлечением южнорусского летописания (до 1115 г.). Могли быть и иные этапы, выделение которых потребует особо внимательного анализа содержания известных текстов и возможных сопутствующих материалов. Поэтому пока ограничимся констатацией положения, что при обращении к Новгородской I и софийско-новгородским летописям они могут рассматриваться практически как равноценные. Это положение распространяется и на списки Повести временных лет.

В свое время Н. Н. Яниш пришел к выводу, что Новгородская I летопись младшего извода, в части до 1078 г. является компиляцией из материалов Повести временных лет и местных источников, причем в части с 945 г. текст Софийской I летописи представлялся ему более полным и первичным31 . Действительно, практически все отличия Новгородской I летописи от Повести временных лет в этих хронологических пределах имеются также и в Софийской I летописи. В то же время Софийская летопись (равно как Новгородская IV и некоторые позднейшие своды) содержит существенные дополнения по сравнению не только с Новгородской I летописью, но и с Повестью временных лет. Для решения вопроса о независимости их от Начальной летописи (Повести временных лет) важно выделить бесспорные случаи первичности чтений софийско-новгородских летописей. При этом необходимо считаться с вероятностью отражения в сводах XV в. сразу нескольких редакций древних памятников (в том числе и Повести временных лет). Иными словами, первичность в отношении одних известий не может автоматически переноситься на другие, помещенные в той или иной статье. Необходима группировка их по каким-либо достаточно объективным признакам. Первичность же в большинстве случаев может устанавливаться лишь на основе внутренней логики и достоверности известий.

Одним из важных событий времени Ярослава был поход 1043 г. на греков во главе с Владимиром Ярославичем (новгородским князем) и Вышатой (воеводой Ярослава). Сообщение об этом походе имеется в византийских источниках32 . Их данные могут быть, следовательно, привлечены для корректировки отдельных сведений летописей. В Новгородской I летописи этот сюжет опущен, но в Повести временных лет


29 Ср. А. А. Шахматов. Обозрение.., стр. 129 - 132 и др.

30 Д, С. Лихачев. "Софийский временник".., стр. 252. Автор находит неправомерным самое сопоставление известий, взятых из "различных стволов" новгородского летописания. Но это соображение имеет основание только в том смысле, что не один Герман Воята мог быть современным Сотко Сытиничу летописцем.

31 Н. Н. Яниш. Новгородская летопись и ее московские переделки. М. 1874, стр. 32.

32 Ср. Г. Г. Литаврин. Еще раз о походе русских на Византию в июле 1043 г. "Византийский временник". XXIX. М. 1968, стр. 105 - 107 и др.

стр. 64


и софийско-новгородских сводах он описан довольно обстоятельно. Оформление рассказа завершилось, видимо, сравнительно поздно, поскольку Вышата определен как "отец Янев". Между тем этот воевода был достаточно знаменит и сам по себе, к Яню же особое днимание проявлял летописец, работавший в конце XI - начале XII века. Д. С. Лихачев отметил противоречие в версии описания событий Повести временных лет: после того как буря разбила корабли, якобы "взя князя в корабль Иван Творимировичь, воевода Ярославль"33 . Однако воеводой Ярослава был не Иван Творимирич, а Вышата. Д. С. Лихачев допустил соединение в этом случае чтений так называемого Начального свода (1095г.), где воеводой назывался Иван Творимирич, и устного рассказа Яня, выдвигавшего на первый план Вышату. Но обращение к софийско-новгородским летописям устраняет необходимость такого допущения: текст их в этом случае вполне ясен.

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

СОФИЙСКАЯ I ЛЕТОПИСЬ

И поиде Володимер в лодьях, и придоша в Дунай, и поидоша ко Цесарюграду; и бысть буря велика, и разби корабли Руси, и княжь корабль разби ветр, и взя князя в корабль Иван Творимиричь, воевода Ярославль. Прочий же вой Володимери вывержени быша на брег, числом 6000, и хотящем пойти в Русь, и не идяше с ними никтоже от дружины княжее. И рече Вышата: "аз пойду с ними"; и выседе ис корабля к ним, и рече: "аще жив буду, то с ними, аще погыну, то с дружиною". И поидоша хотяще в Русь. И бысть весть Грьком, яко избило море Русь, и посла царь, именемь Мономах, по Руси олядий 14; Володимер же видев с дружиною, яко идуть по немь, въспятивъся изби оляди Гречьскыя, и възвратися в Русь, вседъше в корабле свое.

И поиде Владимер на Царьград в лодиях. И прошедше порога, и приидоша к Дунаю, рекоша Русь Владимеру: "Станем зде на поле"; а Варязи ркоша: "Пойдем под город". И послуша Владимер Варяг и от Дуная поиде к Царюграду с вой по морю. Греци же, видевше, изыдоша на море и начаша погружати в море пелены Христовы с мощьми святых. И божиим гневом възмутися море и гром бысть велик и силен. И бысть буря велика и начашася лодии разбивати. И разби карабли, и побегоша Варязи въспять. И княжь карабль Владимерь разби ветр, и едва Иоан Творимиричь князя Владимера высади в свой корабль и воеводу Ярославля. Прочий же вой Владимеровы вывержени быша на брег, числом 6000, сташа на брезе нази и хотяще пойти в Русь. И не иде с ними никто от дружины княжие. Вышата же воевода, видев дружину свою стоящу, и рече: "Не иду к Ярославу". И выседе ис карабля к воем и рече Вышата: "Аз иду с ними", рка: "Аще ли жив буду с нима, аще ли погыбну, то с дружиною". И поидоша хотяще в Русь. И бысть весть Греком, яко избило море Русь. И посла царь именем Монамах, по Руси въслед олядий 14. Владимер же, видев вой его, яко идуть по них, въспятився, изби оляди Греческыя. И възвратишася в Русь34 .

Завершается рассказ в обеих версиях идентично: оказавшиеся на берегу воины вместе с Вышатой были захвачены греками, уведены к Царь-


33 Д. С. Лихачев. Повесть временных лет. Т. II. М. -Л. 1950, стр. 378.

34 Летопись по Лаврентьевскому списку (далее - ЛЛ). СПБ. 1897, стр. 150- 151; ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 128 - 129. Оляди - ладьи, корабли.

стр. 65


граду и ослеплены там. Сам Вышата вернулся на Русь через три года после заключения мира.

На первичность текста Софийской I летописи в данном случае обратил внимание еще К. Н. Бестужев-Рюмин35 . Из текста этой летописи, в частности, следует, что Иван Творимирич и не был воеводой. Он упомянут потому, что именно на его корабле нашли спасение князь с воеводой. Весь рассказ (за исключением, может быть, клерикальной вставки о "пеленах") в Софийской I летописи рельефней.

Примечательно, что в Повести временных лет варяги не упоминаются. Но сообщение софийско-новгородских летописей и в этом случае вполне достоверно. Участие варяжских наемников в походе зафиксировано греческими источниками. Михаил Атталиат, между прочим, сообщает, что в числе участников похода был отряд с северных островов океана, то есть, очевидно, со славяно-норманских островов Балтийского моря36 . В Софийской летописи с самого начала сказано, что Ярослав дал Владимиру "воя многы: Варязи, Русь". Затем эти две группы как бы противопоставляются друг другу. Варяги, в частности, оказываются косвенными виновниками неудачи, так как именно они подбили князя идти морем от Дуная. Б. А. Рыбаков не без оснований видит в рассказе "яркую антиваряжскую статью"37 . Отметим также, что автор статьи, видимо, не был знаком с варяжской легендой происхождения Руси и не отождествлял "русь" с "варягами".

Вопреки распространенному представлению информатором летописца в данном случае мог быть не Янь и даже не Вышата, а новгородец Иван Творимирич. Ведь в летописи, в сущности, нашел отражение только один момент похода: потерпевшие крушение князь и Вышата были подобраны новгородцем. Здесь, на корабле, Вышата проявил благородство, вызвавшись идти сухим путем с теми, кто оказался без каких-либо припасов на берегу. Выбравшиеся на берег воины - это прежде всего новгородцы. Сопровождая их, Вышата отказывается вернуться к Ярославу (вместе с приданной ему дружиной киевского князя). Что было дальше с Вышатой, летописец, в сущности, не знает. Он отмечает лишь факт его возвращения из плена через несколько лет.

Таким образом, статья 1043 г. позволяет сделать ряд важных предположений. Главное из них заключается в очевидном приоритете в данном случае текста софийско-новгородских летописей перед Повестью временных лет. Далее. Этот текст нет нужды связывать с работой киевского летописца (по мнению А. А. Шахматова, Никона) 38 . Ни Вышата, ни Янь не могут рассматриваться в качестве информаторов рассказчика. Таковым скорее можно признать Ивана Творимирича или кого-то из новгородцев, избежавших пленения оставшихся (вместе с Вышатой) на берегу воинов. Допущение Б. А. Рыбакова, что текст имеет новгородское происхождение39 , в высшей мере вероятно. Именно новгородцы - главное действующее лицо в событиях. Вместе с тем необходимо считаться с позднейшей редактурой, которая выражается во вставке, по существу, грекофильской легенды о "пеленах Христовых", а также в напоминании о том, что Вышата - это отец Яня. Сам Вышата был тесно связан с Новгородом. После смерти Владимира Ярославича он оказывается на службе у его сына Ростислава40 .

Хронология княжения Ярослава крайне запутана. В сущности, только дата похода на греков имеет точное обозначение по константи-


35 К. Н. Бестужев-Рюмин. Указ соч., стр. 43 - 44, приложение.

36 В. Г. Васильевский. Труды. Т. I. СПБ. 1908, стр. 308.

37 Б. А. Рыбаков. Древняя Русь, стр. 204.

38 Ср. А. А. Шахматов. Разыскания.., стр. 444.

39 Б. А. Рыбаков. Древняя Русь, стр. 205.

40 ПСРЛ. Т. II. М. 1962, стб. 152 (Вышата вместе с Ростиславом бежит в 1064 г. в Тмутаракань).

стр. 66


нопольской эре (6551 - 1043 г.). Да и то в Новгородской IV летописи рассказ помещен под 6549 (1041) г., что, может быть, свидетельствует об отсутствии абсолютной хронологии в первоначальной летописной повести, включавшей рассказ о походе. В софийско-новгородских летописях некоторые события дублируются. Так, о закладке киевской Софии в новгородских летописях говорится дважды: под 1017 (6525) и 1037 (6545) годами. Дважды говорится и о приходе к Киеву печенегов (6525 и 6544 гг.)41 , хотя совершенно очевидно, что речь идет об одних и тех же событиях. Даты 6544 - 6545 гг. появились под несомненным влиянием данных Повести временных лет. Но софийско-новгородские летописи отразили и особый источник, который сам лишь в определенной степени был использован Начальной летописью. Источник этот оказался разорванным другими материалами (как это обычно бывает в летописных сводах). На один обрыв такого рода указал А. А. Шахматов. В Начальной летописи сразу после сообщения о смерти Мстислава в Чернигове говорится, что "иде Ярослав Новугороду, и посади сына своего Володимера Новегороде, епископа постави Жидяту; и в се время родися Ярославу сын, нарекоша имя ему Вячеслав"42 . В софийско- новгородских летописях об этом сообщается под 1034 (6542) годом43 . Далее в обеих летописях говорится о битве с печенегами, и мероприятиях Ярослава по укреплению Киева, и сооружении им церквей. Статья же 6546 (1038) г. в софийско-новгородских летописях оказывается продолжением рассказа, помещенного под 1034 г.: "Иде весне велики князь Ярослав к Киеву, а на зиму ходи на ятвягы, и не можаху их взяти"44 . В Повести временных лет под тем же годом имеется лаконичное сообщение: "Ярослав иде на ятвягы"45 .

Вполне возможно, что возвращение Ярослава из Новгорода в Киев датировано в софийско-новгородских летописях 1038 г. под влиянием Начальной летописи: 1036 - 1037 гг. заполнены в ней важными с точки зрения летописца событиями. Но, устраняя одно противоречие, летописец допускает другое: Ярослав занимается устройством киевских дел тогда, когда его (по логике летописи) и в Киеве не было. Противоречие такого рода, видимо, заметил и один из редакторов Повести временных лет: он опустил указание на возвращение Ярослава в Киев. Иными словами, киевский летописец обрабатывал тот же источник, который в более первоначальном виде сохранился в софийско- новгородских летописях. Софийско-новгородские же летописи, полнее передавая этот источник, учитывали также редакцию Повести временных лет. В этих условиях нелегко определить объем предполагаемого новгородского источника. Главным критерием оказывается именно самый факт наличия в софийско-новгородских летописях более или менее существенных дополнений по сравнению с Начальной летописью.

Первые значительные отличия от текста Повести временных лет в софийско- новгородских летописях связаны с описанием усобицы в Русской земле после смерти Владимира. Статья 6523 (1015) г. в Повести временных лет заимствована в основном из Сказания о Борисе и Глебе, включая также отдельные вкрапления из Корсунской легенды46 . Вместе с тем в описании событий усобицы (1015 - 1019 гг.) отражаются и собственно летописные записи, как киевские, так и новгородские,


41 Ср. ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 88 и 127.

42 ЛЛ, стр. 147.

43 ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 127; т. IV, ч. I, вып. I. Птгр. 1915, стр. 114.

44 Там же. Т. V, вып. I, стр. 127.

45 ЛЛ, стр. 150.

46 Ср. Н. Н. Ильин. Летописная статья 6523 года и ее источник. М. 1957 (о соотношении летописной статьи и Сказания); Н. К. Никольский. Материалы для истории древнерусской духовной письменности. СПБ. 1907, стр. 2 - 3. Чересполосного распределения отрывков этих двух памятников оба автора, к сожалению, не учитывали.

стр. 67


Так, статья 6524 (1016) г. заканчивается сообщением о том, что Ярослав "ееде Кыеве на столе отьни и дедни", что согласуется с заголовком статьи: "Начало княженья Ярославля Кыеве"47 . Но затем под 6527 (1017) г. приводится лаконичное известие: "Ярослав иде в Киев и погоре церкви"48 . В софийско-новгородских летописях под тем же годом сообщается, что "приидоша Печенези к Киеву и секошася у Киева, и едва к вечеру одоле Ярослав Печенегы, и отбегоша посрамлени. И заложи Ярослав град великыи Киев и златая врата постави и церковь святую Софию заложи"49. Не исключено, что в данном случае мы имеем дело с выписками из одного и того же источника, но неодинаково осмысленными. Автор текста, вошедшего в Повесть временных лет, набег печенегов и строительную деятельность Ярослава относил к 1036 - 1037 гг., но, видимо, не обратил внимания на то, что именно из Новгорода Ярослав шел для освобождения Киева от осаждавших его печенегов. В софийско-новгородских летописях, напротив, редактор учитывал, что о вокняжении Ярослава в Киеве уже сообщала статья предшествовавшего года, и говорил только о нападении печенегов и строительной деятельности Ярослава.

Для характеристики источника обеих летописей о битве с печенегами и строительной деятельности Ярослава чрезвычайно важно установить действительный ход событий. Это один из тех случаев, когда текстологические вопросы могут решаться только в зависимости от исторического содержания записей. В свое время С. М. Соловьев отдавал предпочтение Софийской летописи, указав на параллель у Титмара Мерзебургского о нападении печенегов на Киев. К такому же решению склонялся К. Н. Бестужев-Рюмин. Более обстоятельно и более уверенно в пользу первичности чтения Софийской летописи решал этот вопрос Н. Н. Яниш50 . А. А. Шахматов, напротив, отдавал предпочтение датам Повести временных лет, видя в самом новгородском летописании перерыв между 1017 и 1036 годом51 . Представление о создании Древнейшего свода в 1039 г. по случаю завершения Софийского собора предполагало доверие к датам Начальной летописи. Аналогичного взгляда придерживается Д. С. Лихачев52 . Однако вернувшийся к этому вопросу Н. Н. Ильин снова признал первичность версии Софийского свода53. Некоторые аргументы (известные ранее или вновь привлеченные) имеют при этом абсолютное значение. Особенно это касается свидетельств Титмара Мерзебургского, умершего в конце 1018 года.

Как явствует из описания и комментария одного из составителей Повести временных лет, битва происходила на том месте, где позднее была сооружена киевская София. Но "монастырь" Софии был известен в Киеве уже Титмару Мерзебургскому, описавшему поход Болеслава 1018 года54 . Галл Аноним сообщает, что Болеслав "обнаженным мечем ударил в золотые ворота"55 . Само выступление печенегов около 1017 г. также известно Титмару Мерзебургскому, причем они действовали по наущению Болеслава56 . Знает Титмар и о том, что София пого-


47 ЛЛ, стр. 138.

48 Там же, стр. 139.

49 ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 88.

50 С. М. Соловьев. История России. Кн. I. М. 1959, стр. 324; К. Н. Бестужев-Рюмин. Указ. соч., стр. 38 - 39: Н. Н. Яниш. Указ. соч., стр. 67.

51 А. А. Шахматов. Разыскания.., стр. 491 - 515 и др.

52 Д. С. Лихачев. Повесть временных лет. Т. II, стр. 363.

53 Н. Н. Ильин. Указ. соч., стр. 117 - 123 и др.

54 "Titmari Merseburgensis Chronicon". В. 1966, p. 474. Ср. Н. Н. Ильин. Указ. соч., стр. 117; А. Поппэ. Русские митрополии Константинопольской патриархии. "Византийский временник". Т. XXVIII. М. 1968, стр. 87 (о "монастыре" в значении кафедрального собора).

55 Галл Аноним. Хроника. М. 1961, стр. 36.

56 Ср. Н. Н. Ильин. Указ. соч., стр. 121 и др.; В. Д. Королюк. Западные славяне и Киевская Русь. М. 1964, стр. 242.

стр. 68


рела годом раньше, это перекликается с глухим указанием Начальной летописи под 1017 годом. Сообщение Титмара о захвате Ярославом какого-то польского города в 1017 г. можно сопоставить с указанием новгородских летописей о походе Ярослава в том году к Берестью57 . Иными словами, данные об активной деятельности Ярослава сразу по вокняжении в Киеве находят подтверждение у современников.

Нет ничего удивительного в том, что Ярослав проявлял особую энергию по укреплению Киева именно в первые годы, когда борьба со Святополком и поддерживавшими его поляками и печенегами была в самом разгаре. Весьма вероятно, что не пользовавшийся популярностью у киевлян Ярослав пытался заручиться поддержкой верхушки духовенства, чему служило строительство собора Софии. Не исключено, что события 1018 г. прервали начатые мероприятия. Можно думать, что на некоторое время Ярослав вообще предпочитал Новгород Киеву58 . Но перемещение некоторых событий в статью 1036 - 1037 гг. могло быть связано с характером источника, к которому в конечном счете восходили основные данные о княжении Ярослава: источник вряд ли вообще имел абсолютную хронологию, представляя собой либо цельную повесть, либо хронику, датированную годами правления князя. С обрывком подобной хроники мы имеем, в частности, дело в "Памяти и похвале Владимиру" Иакова мниха.

Можно обратить внимание на одну параллель. Перед датированной частью летописи в Повести временных лет помещен перечень лет правления русских князей. Время правления Ярослава там обозначено в 40 лет59 . Реальным датам Начальной летописи эта цифра не соответствует. Но в Повести временных лет описание княжения Владимира фактически завершается 996 - 997 (6504 - 6505) годами. Я. Длугош, между прочим, датировал кончину Владимира 1005 г., в чем, возможно, отражалась как раз дата 6505 год60 . 6505 - 997 г. + 40 лет давали как раз 6545 - 1037 год. Иными словами, под 1037 г. давалась в какой-то летописи обобщенная характеристика правления Ярослава.

Рассказывая о поражении Ярослава у Буга в 1018 г., Повесть временных лет отмечает, что Ярослав бежал "с 4-ми мужи Новугороду, Болеслав же вниде в Кыев с Святополкомь"61 . В летописях с софийско-новгородской основой в этой связи приводятся существенные подробности: "И ту убиша Буды воеводу; и иных множество победита, а еже руками их изимаше, тых расточи Болеслав по Ляхом, а сам вниде в Киев с Святополком и седе на столе Володимире. И тогда Болеслав положи себе на ложу Предславу, дщерь Володимерю, сестру Ярославлю"62 . Достоверность уточнения подтверждает Галл Аноним, сообщающий, что Болеслав взял на ложе ту из дочерей Владимира, которую ему ранее отказался отдать в жены русский князь63 .

Некоторые дополнения по сравнению с софийско-новгородскими летописями и Повестью временных лет содержит Устюжский летописный свод, на особое значение которого для реконструкции древнейшего летописания указал М. Н. Тихомиров, а применительно к данному сюжету В. Д. Королюк64 . Повесть временных лет, равно как софийско-нов-


57 НІЛ, стр. 15. В Повести временных лет подход к Берестью датирован 6530 (1022?) годом.

58 Ср. Н. Н. Ильин. Указ. соч., стр. 118 - 119.

59 ЛЛ, стр. 17 (ср. А. Г. Кузьмин. Указ. соч., стр. 81 и др.).

60 Ср. К. Н. Бестужев-Рюмин. Указ. соч., приложение, стр. 83 - 84.

61 ЛЛ, стр. 140.

62 ПСРЛ. Т. IV, ч. I, вып. I, стр. 108; "Устюжский летописный свод". М. -Л. 1950, стр. 39 (далее - УЛС). В Софийской I летописи есть некоторые искажения (например, вместо воеводы Буды назван Блуд).

63 Галл Аноним. Хроника, стр. 36.

64 М. Н. Тихомиров. Начало русской историографии. "Вопросы истории", 1960, N 5; В. Д. Королюк. Указ. соч., стр. 235 - 236 и др.

стр. 69


городские летописи, сообщает, что Ярослав хотел бежать "за море". Но Константин Добрынич с новгородцами "расекоша лодье Ярославле", и собрали деньги для найма варягов: по 4 куны от мужа, по 10 гривен от старост и по 18 гривен от бояр65 . Устюжский свод уточняет, что Константин рассеченные ладьи "всоваша... в Волхов", и указывает количество нанятых варягов - 14 тыс., а общее количество войска определено в 40 тыс. человек66 .

В Устюжском своде имеется отсутствующее в других летописях указание на то, что Болеслав сидел в Киеве "месяц един"67 . Согласно Галлу Анониму, Болеслав владел Киевом 10 месяцев68 . Однако специальные исследования заставляют признать достоверным именно указание Устюжского свода: обстоятельства оставляли Болеславу на пребывание в Киеве всего около месяца69 . Но даже если допустить, что в русской летописи допущена ошибка, существенно, что в ней вообще указывалось время пребывания Болеслава в Киеве.

Говоря о происхождении некоторых чтений новгородско-софийских летописей, в рассматриваемой статье А. А. Шахматов связал их с "Житием Антония", якобы использованным в Начальном своде и в "своде 1423 года"70 . Главным основанием для такого предположения явилось упоминание в летописи Предславы, у которой, согласно Киево-печерскому патерику, скрывался в свое время Моисей Угрин - один из печерских "подвижников". А. А. Шахматов опирался на летописи, в которых имя Моисея Угрина не упоминалось. Устюжский же свод прямо говорит, что вместе с Предславой и другими киевскими людьми в Польшу был выведен и Моисей Угрин, брат убитого в 1015 г. вместе с Борисом Георгия71 . Тем не менее допущение А. А. Шахматова вряд ли может быть принято. Новгородская I летопись, на основании которой А. А. Шахматов реконструировал Начальный свод, этого сюжета не знает, и вообще нет никаких данных, с помощью которых можно было бы ставить вопрос об использовании предполагаемым Начальным сводом не дошедшего до нас Жития Антония. По мнению В. Д. Королюка, источником разных вариантов летописного рассказа было особое сказание о Предславе72 . Но и для такого допущения нет достаточных данных. Более основательно предположение Б. А. Рыбакова, связывающего сюжеты о Предславе с новгородской летописью середины XI в., называемой им "Остромировой"73 . Нетрудно заметить, что Предслава фигурирует в летописи в определенном окружении: обычно речь идет о Ярославе и новгородских делах.

Опущение эпизода с Предславой в Повести временных лет едва ли случайно. В 70 - 80-е годы XI столетия в Киеве трудился летописец, близкий Изяславу, который последовательно смягчал выпады против польского короля74 . В летописях с софийско-новгородской основой сохранился текст, не затронутый рукой этого летописца. Что касается имени Моисея в Устюжском своде, то оно, возможно, косвенно свидетельствует о литературной истории рассматриваемых текстов. Из переписки Симона и Поликарпа начала XIII в. можно понять, что Моисею отводи-


65 ЛЛ, стр. 140; ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 88 и др.

66 УЛС, стр. 39.

67 Там же.

68 Галл Аноним. Хроника, стр. 36.

69 Ср. И. Линниченко. Взаимные отношения Руси и Польши до половины XIV столетия. Т. I. Киев. 1884, стр. 109; В. Д. Королюк. Указ. соч., стр. 257 и др.

70 А. А. Шахматов. Разыскания.., стр. 279.

71 УЛС, стр. 40.

72 В. Д. Королюк. Указ. соч., стр. 310 - 311 и др.

73 Б. А. Рыбаков. Древняя Русь, стр. 202.

74 Ср. А. Г. Кузьмин. Древнерусские исторические традиции. "Вопросы истории", 1971, N 10, стр. 58 - 59 и др.

стр. 70


лось определенное место в "Летописце старом ростовском"75 . Ростовская земля, как известно, политически и экономически в течение длительного времени тесно была связана с Новгородом. В середине XII в. были особенно тесными, например, контакты ростовской и новгородской епархий (Нестора и Нифонта). Обмен литературными материалами в таких условиях был делом естественным.

Для решения вопроса о времени появления записей о Предславе можно использовать еще одну систему данных. Если личность польского короля в разных летописных версиях дается как бы в редакционной оценке, то сведения о Предславе, видимо, интересовали современника или человека, как-то с ней связанного. Предслава была выведена в Польшу, и дальнейшая ее судьба неизвестна: источники о ней не упоминают. Вероятно, о ней говорилось в первоначальном рассказе.

Статья 1019 (6527) г. в целом совпадает в Повести временных лет и софийско- новгородских летописях. Но в последних имеется указание на вознаграждение Ярославом новгородцев, участвовавших в походе на Киев, после чего приводится данная якобы им "грамота"76 . Заканчивается эта статья известием, новгородское происхождение которого обычно не вызывает сомнения: "Костянтин же бяше тогда в Новегороде, и разгневася на нь великыи князь Ярослав и поточи и в Ростов и на 3-е лето повеле его убити в Муроме, на реце на Оце"77 . Последняя датировка, видимо, условна: события развивались на протяжении ряда лет, причем указание на "3-е лето", возможно, свидетельствует о способе летосчисления, применявшемся в рассматриваемом источнике. Согласно перечню новгородских князей в Новгородской I летописи (вводные статьи), Ярослав, перейдя в Киев, посадил в Новгороде посадником Константина Добрынича, затем своего сына Илью, затем сказано о заточении Константина и посажении Владимира78 . О посажении Владимира Повесть временных лет говорит под 1036, а софийско-новгородские летописи под 1034 годом. В. Л. Янин, пытаясь примирить противоречивые сведения источников, предположил следующий порядок событий в Новгородской земле: в 1016 - 1030 гг. в Новгороде правил посадник Константин, в 1030 - 1034 гг. - сын Ярослава Илья, а затем второй его сын Владимир79 . Однако какого- либо источниковедческого обоснования своей схемы автор не дает. Он придает значение указанию Новгородской III летописи о посажении Владимира в Новгороде в 1030 г., когда князю было 14 лет. Но летопись имеет в виду события 1034 г., а рождение князя она датирует, как и все другие летописи, 1020 годом80 .

Дошедшим до нас летописям ничего не известно о сыне Ярослава Илье. По Начальной летописи, Владимир родился в 1020, Изяслав в 1024, Святослав в 1027, Всеволод в 1030, Вячеслав в 1036 г. (во время поездки Ярослава в Новгород, которая в софийско-новгородских летописях отнесена к 1034 г.). У В. Н. Татищева, где устройство новгородских дел датировано 1035 г., о рождении Вячеслава говорится под 1034 г., а под 1036 г. упомянуто о рождении Игоря81 . Сообщение летопи-


75 "Патерик Киевского Печерского монастыря". СПБ. 1911, стр. 102, 105, 206; ср. А. Г. Кузьмин. Летописные источники посланий Симона и Поликарпа. "Археографический ежегодник за 1968 г.", М. 1970, стр. 80 - 81.

76 Ср. ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 90. О "грамоте" говорится также под 1034 г. (там же, стр. 127), в чем снова можно видеть смешение разных редакций однородного материала.

77 Там же, стр. 123.

78 НІЛ, стр. 470.

79 В. Л. Янин. Новгородские посадники. М. 1962, стр. 48 - 49.

80 "Новгородские летописи". СПБ. 1879, стр. 179 - 180. Вообще оперировать именами и событиями можно свободно лишь при допущении, что они в свое время были зафиксированы в летописце или документах, современных событиям.

81 В. Н. Татищев. История Российская. Т. II. М. -Л. 1962, стр. 77; т. IV. М. -Л. 1964, стр. 147 - 148.

стр. 71


сей о том, что Ярославу в 1054 г. было 76 лет, по-видимому, тенденциозно. Он был явно моложе82 . Но даже если справедливо указание Лаврентьевской летописи на то, что в 1016 г. ему было 28 лет83 , то и в этом случае придется допускать, что годы молодости князя остались вне поля зрения летописца. Рано умерший Илья, возможно, единственное напоминание о них. Но при выяснении этого вопроса необходимо учитывать возможность того, что Илья - это христианское имя Владимира. Для решения вопроса о соотношении Повести временных лет и софийско-новгородских летописей важное значение имеет статья 6529 (1021) г., рассказывающая о борьбе Ярослава с Брячиславом. Из материалов северных саг можно сделать предположение, что Брячислав около 1019 - 1021 гг. занимал киевский стол, хотя, разумеется, необходимо считаться с условностью данных хронологических приурочении84 . Софийская I летопись сообщает под 1020 г. о победе Ярослава над Брячиславом85 . Известия этого в Повести временных лет нет, а в Софийской летописи оно не содержит каких-либо конкретных данных. Зато описание столкновения этих князей в 1021 г. довольно обстоятельно. Лаконичное сообщение о нем имеется в Новгородской I летописи86 . Но о характере первичной записи можно судить лишь на основе сопоставления чтений Повести временных лет и софийско-новгородских летописей.

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

СОФИЙСКАЯ I ЛЕТОПИСЬ

Приде Брячислав, сын Изяславль, внук Володимьрь, на Новъгород, и зая Новъгород, и поим Новгородце и именье их, поиде Полотьску опять; и пришедшю ему к Судомири реце, и Ярослав ис Кыева в 7 день постиже и ту, и победи Ярослав Брячислава, и Новгородце вороти Новугороду, а Брячислав бежа Полотьску.

Поиде князь Брячислав, сын Изяславль, внук Володимерь, с вой ис Полотеска на Новъгород и взя Новъгород. И поим Новогородци и имение их и весь полон и скоты, поиде к Полотеску опять. И пришедшу ему к Судомире реце, велики же князь Ярослав, слышав ту весть, и совокупи воя многы ис Киева, в седмы день постиже ту и победи Брячислава, а Новгородци отпусти к Новугороду, и полон у него отъя, елико бяше Новъгородъской волости. А Брячислав побежа к Полотьску. И оттоле призва к себе Брячислава и да ему два города: Въсвячь и Видебеск и рече ему: "Буди же со мною за один". И въеваша Брячислав с великим князем с Ярославом вся дни живота своего 87.

Как можно видеть, оригинальные чтения Софийской летописи содержат такие реалии, которые заставляют отдать им предпочтение как ближе стоящим к первоначальной записи. Особое значение имеет сообщение о передачи Ярославом Брячиславу городов Усвята и Витебска - важных


82 Ср. А. Г. Рохлин. Итоги анатомического и рентгенологического изучения скелета Ярослава. "Краткие сообщения" Института истории материальной культуры. Т. VIII. 1940.

83 ЛЛ, стр. 39 (Радзивиловский список). В софийско-новгородских летописях его возраст определен в 18 лет. Но в таком случае он мог быть лишь незаконнорожденным (в 988 г. Владимир принял крещение и женился на византийской царевне).

84 Н. Н. Ильи н. Указ. соч., стр. 86 - 95; Б. А. Рыбаков. Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве", стр. 453, и др.

85 ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 123.

86 НІЛ, стр. 15 и 180.

87 ЛЛ, стр. 142 - 143; ПСРЛ. Т. V, вып. I. стр. 123.

стр. 72


стратегических пунктов на пути "из варяг в греки". Исследователи не без оснований полагают, что борьба за эти города являлась основным содержанием развернувшихся около 1021 г. столкновений88 .

В статьях 1023 - 1024 гг. в Повести временных лет можно уловить следы соединения разных источников, из которых один наполнен сочувствием Мстиславу, а другой дает описание событий с позиций Ярослава. В частности, новгородским может быть описание событий в Суздальской земле в 1024 г.: из Новгорода Ярослав шел на подавление восстания, и туда же возвратился он из похода. В софийско-новгородских летописях в этой связи опять-таки имеются некоторые заслуживающие внимания отличия от текста Повести временных лет. Так, говоря о восстании в Суздале, эти летописи уточняют, что по наущению волхвов избивались "бабы" (по Повести временных лет просто "старая чадь"), которые "голод пущають". При описании голода здесь добавлено, что "мужу своя жена даяти, да кормять себе челядином". Подавив восстание, Ярослав "устави ту землю"89 . При описании Лиственской битвы (Ярослава с Мстиславом) уточняется: "И бяше осень". Мстислав воодушевляет своих воинов: "Пойдем на них; то ны есть корысть"90 . О Якуне - предводителе варягов сказано, что он бежал за море "и тамо умре". Мстислав в отдельных летописях именуется "Лютым"91 . Последняя деталь, возможно, является еще одним (наряду с упоминанием Моисея Угрина) свидетельством в пользу пересечения новгородской и староростовской традиций. Дело в том, что такое прозвище Мстислава было известно Симону и Поликарпу92 . Что касается Повести временных лет, то в ней Мстислав в целом оценивается положительно, а потому такая его характеристика была бы неуместна93 .

Статья 6538 (1030) г. в Повести временных лет сама по себе противоречива, свидетельствуя о соединении разных источников и разновременных событий. Здесь говорится о взятии Ярославом города Белз, рождении у него сына Всеволода, победе князя над чудью и построении города Юрьева и, наконец, о смерти Болеслава и восстании в Польше94 . Болеслав Храбрый, как известно, умер в 1025 г., восстание же произошло, видимо, после смерти Болеслава Забытого в 1037 или 1038 году95 . Трудно также совместить два похода в одном году: один к границам Польши в Юго-Западной Руси, другой - на северо-западе, связанный к тому же со строительством города. Очевидно, поход Ярослава на чудь мог в первую очередь интересовать новгородского летописца. Поэтому весьма существенно, что именно северный сюжет находит развитие в софийско-новгородских летописях. "И приде, - говорится здесь после сообщения о построении Ярославом Юрьева, - к Новугороду, собра от старост и поповых детей 300 учити книгам". Здесь же приводится исключительно важное с точки зрения начала новгородского летописания известие: "Преставися архиепископ Аким Новгородский, и бяше ученик его Ефрем, иже ны учаше"96 .

Цитируемый текст приводится обычно всеми авторами, настаивавшими на существовании новгородского летописания XI века. И, конечно,


88 Ср. А. Н. Насонов. "Русская земля" и образование территории Древнерусского государства. М. 1951, стр. 85 - 86, 151; Л. В. Алексеев. Полоцкая земля. М. 1966, стр. 240 - 241.

89 ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 124.

90 Там же, стр. 124 - 125 (в Повести временных лет нет о "корысти").

91 Там же. Т. IV, ч. I, вып. I, стр. ИЗ.

92 "Патерик Киевского Печерского монастыря", стр. 3.

93 Тмутараканские сюжеты в Повести временных лет связаны, возможно, с работой автора 70 - 80-х годов XI в. (А. Г. Кузьми н. Древнерусские исторические традиции, стр. 68 - 71).

94 ЛЛ, стр. 146.

95 Ср. В. Д. Королюк. Указ. соч., стр. 280 - 282.

96 ПСРЛ Т. V, вып. I, стр. 126.

стр. 73


несогласие с этим мнением нужно, в свою очередь, обосновывать возможной дефектностью комментария. Следует заметить, что смысл его не вполне ясен. Обычно считается, что Ефрем замещал кафедру после смерти Иоакима, но не был утвержден в звании епископа. Несколькими годами позже (если отвлечься от условности имеющейся в летописях в этой связи хронологии) Ярослав определил епископом в Новгород Луку Жидяту. Но комментарий может иметь и более локальное значение: автор просто поясняет, что он (возможно, один из 300) проходил обучение у Ефрема, являвшегося, в свою очередь, учеником первого новгородского епископа. В обоих случаях бесспорна принадлежность комментария новгородцу, жившему в XI в. и события второй четверти этого столетия воспринимавшему вполне сознательно.

Известия 6539 - 6541 (1031 -1033) гг. в Повести временных лет имеют южное происхождение (поход Ярослава и Мстислава "на Ляхы", сооружение Ярославом городов по Роси и кончина Евстафия Мстиславича).Но в новгородско-софийских летописях под 1032 г. имеется снова известие явно новгородского происхождения: "И тогда же Улеп изыде из Новагорода на Железныя врата, и опять мало их прииде"97 . В. Н. Татищев добавляет, что "побеждены были новгородцы от юдгор" (югров)98 . "Железные врата" действительно находились в области Югры. Добавление В. Н. Татищева тем более интересно, что под этим же годом у него говорится о рождении у Ярослава дочери. Под 1032 г. одно оригинальное известие имеется и в Тверском сборнике, соединяющем как новгородские, так и проростовские записи. В нем указывается, что на Роси Ярославом были построены города Корсунь и Треполь99 . Разумеется, нет оснований для того, чтобы предполагать и за этой записью новгородское происхождение. Но, возможно, в данном случае выявляется еще одна линия пересечения староростовского и новгородского летописания. В этой связи может иметь значение и указание В. Н. Татищева на то, что усобица между Ярославом и Мстиславом началась в 1023 г. из-за того, что тмутараканский князь не был удовлетворен уступкой ему Мурома и требовал еще каких-то районов 100 .

Рассмотренными известиями, видимо, не исчерпывается влияние новгородского источника: здесь выделены лишь те чтения, в которых достаточно очевиден приоритет софийско-новгородских сводов. В ряде других случаев Повесть временных лет передавала свой новгородский источник достаточно полно, и их тексты практически идентичны. Таков рассказ о событиях в Новгороде на "Поромони дворе" (избиение варягов) в 1015 г., таковы сообщения о походах Ярослава на Литву и Мазовию в 40-е годы. Явно новгородское происхождение имеет сообщение о походе в 1042 г. Владимира Ярославича на емь, во время которого от мора пали все кони у воинов. Известия о походе Ярослава на Литву в 1044 г. и сооружении городских укреплений в Новгороде в этом же году Повесть временных лет вообще не знает 101 . Но с середины 40-х годов XI столетия несколько изменяется характер взаимоотношения летописей. Если для предшествующих десятилетий оригинальные чтения по сравнению с Повестью временных лет дают только новгородско-софийские летописи и некоторые своды XV-XVI вв., а Новгородская I летопись содержит краткие извлечения из той же Повести временных лет, то теперь намечается сближение Новгородской I и софий-


97 Там же.

98 В. Н. Татищев. Указ. соч., Т. II, стр. 77.

99 ПСРЛ. Т. XV. М. 1963, стб. 146.

100 В. Н. Татищев. Укая, соч., Т. II, стр. 76. В первой редакции "Истории" этого уточнения нет. На вторую же редакцию, как известно, более других повлияла "Ростовская летопись". Кроме того, у В. Н. Татищева было несколько других источников, полнее известных летописей, сохранивших ростовский материал.

101 ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 129.

стр. 74


ско-новгородской летописей в их противостоянии Повести временных лет. Так, известие о походе Ярослава на Литву в 1044 г. есть и в Новгородской I летописи, причем строительство городских укреплений в Новгороде в ней логично приписано Владимиру, а не Ярославу (как в софийско-новгородских летописях)102 . В то же время в отдельных записях чувствуется как будто смешение хронологических стилей.

Помимо походов Ярослава и Владимира за последний период их княжения, в Повести временных лет можно выделить еще сообщение о том, что в 6553 (1045) г. "заложи Володимер святую Софью Новегороде" и запись 6560 (1052) г.: "Преставися Володимер, сын Ярославль старей, Новегороде, и положен бысть в святей Софьи, юже бе сам создал" 103 . Первое известие также лаконично записано и в новгородских летописях. Во втором случае Синодальный список добавляет дату - 4 октября, а в младшем изводе Новгородской I летописи, равно как в софийско-новгородских сводах, указывается и день "неделя"104 . Сообщение же о пожаре новгородской Софии имеется только в летописях новгородской группы, причем сами эти летописи разноречат между собой. Согласно Синодальному списку, в 6553 (1045?) г. "съгоре святая София, в суботу, по заутрьнии, в час 3, месяца марта в 15", после чего сказано о закладке Софии Владимиром105 . О последнем факте под тем же годом говорят и другие летописи. Но известие о пожаре в них вынесено под 6557 (1049) год. При этом они дают любопытное разночтение: "Месяца марта в 4, в день суботный, с горе святая Софея; беаше же честно строена и украшена, 13 верхы имущи, а ту стояла святая Софея кон'ецъ Пискупли улице, идеже ныне поставил Сотъко церковь камену Бориса и Глеба над Волховом"106 .

Если топографический комментарий ведет к концу XII в., то самая запись носит признаки современности. В 1049 г. 4 марта действительно приходилось на субботу. 15 же марта приходилось на субботу не в 1045, а в 1046 г. Это обстоятельство заставляет отдать предпочтение записи младшего извода. Но в Синодальном списке указан час пожара. Не исключено поэтому, что речь идет о двух самостоятельных записях об одном и том же событии, с разницей обозначения в четыре года, известной ряду летописных текстов107 . Если пожар произошел в 1049 г., то, очевидно, к этому времени должно относить и закладку нового собора. Под 1050 г. летописи младшей группы сообщают, что "свершена бысть святая Софеа в Новегороде, повелениемь князя Ярослава и сына его Володимера и архиепископа Лукы"108 . Синодальный список и Повесть временных лет этого известия не знают109 .

Запись о кончине Владимира является последней в составе Повести временных лет, происхождение которой можно связывать с Новгородом 110 . В софийско-новгородских сводах, однако, есть сведения, которые можно рассматривать как продолжение того же источника, что


102 НІЛ, стр. 181.

103 ЛЛ, стр. 151 и 156.

104 НІЛ, стр. 16 и 181; ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 130.

105 НІЛ, стр. 16.

106 Там же, стр. 181; ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 130.

107 Ср. А. Г. Кузьмин. Русские летописи, стр. 81 - 89 и др.

108 НIЛ, стр. 181. В софийско-новгородских летописях сказано также об освящении храма и указан день: "Въздвижение честнаго креста" (ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 130).

109 Отметим, что эта запись по характеру отлична от известия 6553 года. Там действовал один Владимир, а здесь на первом месте - Ярослав и упомянут епископ, который, очевидно, имел отношение и к закладке храма.

110 Сообщение о движении Волхова вспять в 1063 г., которому А. А. Шахматов придавал особое значение как свидетельству новгородской записи, скорее говорит о другом: именно о времени, когда Новгород посетил киевский летописец или кто-то из его информаторов (ср. В. 3авитневич, М. Д. Приселков. Очерки... "Труды" Киевской духовной академии. 1914, стр. 8).

стр. 75


и записи о времени Ярослава. Сразу за сообщением о кончине Ярослава в них приписано несколько дополнительных известий: "По сем разделиша Смоленьскии на три части. И прииде Изяслав к Новугороду и посади Остромира в Новегороде. И иде Остромир на Чюдь с Новгородци, и убиша и Чюдь, и много паде Новгородець с ним. И паки Изяслав иде на Чюдь и взя осек Кедепив, сиречь Солънца рука"111 . Очевидно, здесь сведены данные нескольких лет. Раздел Смоленска был произведен около 1060 г., после смерти там Игоря Ярославича112 , Остромир упоминается еще в 1057 году113 . В собственно новгородском источнике абсолютной хронологии, видимо, не было. Если же учесть возможность смещения хронологии на четыре года, то под 1054 г. могли оказаться и сведения 1058 года.

Под 1060 г. в Повести временных лет говорится о походе Ярославичей и Всеслава полоцкого на торков. В новгородских летописях под этим же годом приводится сообщение и еще об одном крупном предприятии Изяслава: "Потом же ходи Изяслав на Сосолы и дань заповеда даяти по 2000 гривен; они же поручьшеся и изгнаша даньникы; на весну же, пришедше, повоеваша села о Юрьеве, и город и хоромы пожгоша, и много зло створиша, и Плескова доидоша воююще. И изидоша противу им плесковице и новгородци на сечю, и паде Руси 1000, а Сосол бещисла"114 .

Объединение двух больших предприятий под одним годом снова искусственно. Для решения же вопроса о происхождении записей следует учитывать наличие их в списках младшего извода. Далее новгородские записи в них и в софийско- новгородских сводах в основном совпадают, в то время как в Повести временных лет их вообще нет115 . Впрочем, и эта группа известий представлена в софийско-новгородских сводах полнее, чем в Новгородской I летописи116 . В Синодальном списке и софийско-новгородских сводах есть точно датированное известие о победе новгородцев с князем Глебом над Всеславом 23 октября 1069 г. "в пятничи, в чяс 6 дни" "у Зверинця на Къземли"117 . Указанное число действительно приходилось на пятницу. Точное датирование в XI в. почти непременно свидетельствовало о клерикальном происхождении записи. О том же говорит и приведенное здесь же указание об "обретении" креста Владимира "у святей Софие Новегороде, при епископе Федоре".

Таким образом, мы имеем дело с рядом новгородских записей на протяжении от второго десятилетия до 60-х годов XI века. Записи эти, возможно, восходят к разным источникам. Один из них может быть светской хроникой (или повестью) княжения Ярослава. Автор достаточно независим по отношению к князю118 и резко отрицательно отно-


111 ПСРЛ. Т. IV, ч. I, вып. I, стр. 118.

112 Там же. Т. XV, стб. 153.

113 Ср. Б. А. Рыбаков. Древняя Русь, стр. 196 - 197 (летописные данные проверяются записью в "Остромировом" евангелии). А. А. Шахматов относил кончину посадника к 1060 г., ко времени после раздела Смоленска (А. А. Шахматов. Разыскания.., стр. 524 - 525). Но порядок первоначальных записей мог быть и иным. В. Н. Татищев датировал посажение Остромира 1055, а его же (не Изяслава) поход к городу Солнечная рука - 1056 г. (В. Н. Татищев. Указ. соч., Т. II, стр. 82; т. IV, стр. 152).

114 НІЛ, стр. 183; ПСРЛ. Т. V, вып. I, стр. 132, и др.

115 Имеются в виду точно датированные сведения о новгородских епископах: о клевете на Луку его холопа Дудики (1055 г.), возвращении Луки в Новгород и наказании Дудики (1058 г.), кончине Луки "на Копысе" 15 октября 1060 г. (ПСРЛ. Т. IV, ч. I, вып. I, стр. 118, 120; НІЛ, стр. 182, 183. Последнего известия в НІЛ нет).

116 Ср. указание о поставлении Стефана (1061 г.) и его гибели от собственных холопов в Киеве в 1068 году.

117 НІЛ, стр. 17; ПСРЛ. Т. IV, ч. I, вып. I, стр. 126.

118 Ср. Б. А. Рыбаков. Древняя Русь, стр. 198, 201 - 202 и др. Ученый связывает источник с новгородскими посадниками и датирует его оформление временем после смерти Ярослава.

стр. 76


сится к варягам. Антиваряжские настроения новгородского летописца легко понять, если учесть, что до кончины Ярослава Новгород был вынужден выплачивать им дань119 .

Другой возможный новгородский источник имел церковное происхождение. В нем были точные даты, записанные по константинопольской эре (в то время как в светском повествовании абсолютного отсчета времени, видимо, не было). Ряд последующих десятилетий представлен лишь церковными сведениями, причем многие из них, возможно, ретроспективно уже в XII в. воспроизводили события XI столетия.

Повесть временных лет знакома лишь с одним новгородским источником, доходившим до 50-х годов XI века. Далее длительное время новгородское летописание в Киеве не привлекалось. Не были там знакомы, в частности, с новгородской епископской летописью. Это само по себе говорит в пользу существования новгородского исторического сочинения середины XI века. Но сохранилось это сочинение полнее всего не в Повести, а в новгородско- софийских сводах. В свою очередь, эти своды ведут нас к новгородской летописи, составленной в последней трети XII в. и использовавшей староростовское летописание. Очень возможно, что именно в традиции последнего наиболее полно сохранились ранние новгородские записи. Самый же факт их существования позволяет ставить вопрос о происхождении некоторых сведений, зафиксированных в перечнях Новгородской I летописи120 .


119 Поскольку дань выплачивалась именно до смерти Ярослава, можно предполагать, что не реальная угроза со стороны варягов, а политические обязательства Ярослава ставили Новгород в зависимое от них положение.

120 Перечни посадников начинаются с имени Гостомысла, которого относили ко временам "призвания" Рюрика. Эта часть летописных записей легендарна во всех ее частях. Но, начиная с посажения в Новгороде Ильи Ярославича, перечни приобретают вполне достоверный характер, причем частично они совпадают как раз с показаниями выявляемой выше новгородской летописи. Вполне документальный характер имеет сообщение о княжении в Новгороде после смерти Владимира Мстислава Изяславича, которому пришлось бежать в Киев после поражения "на Черехи". Дальнейшая же часть перечня находит непосредственное подтверждение в текстах новгородских летописей.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/НАЧАЛО-НОВГОРОДСКОГО-ЛЕТОПИСАНИЯ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Марк ШвеинКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Shvein

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. Г. КУЗЬМИН, НАЧАЛО НОВГОРОДСКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 04.08.2017. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/НАЧАЛО-НОВГОРОДСКОГО-ЛЕТОПИСАНИЯ (дата обращения: 13.12.2017).

Автор(ы) публикации - А. Г. КУЗЬМИН:

А. Г. КУЗЬМИН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Марк Швеин
Кижи, Россия
179 просмотров рейтинг
04.08.2017 (131 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ПОЛЬСКАЯ ГАЗЕТА "TRYBUNA LUDU" О ЗНАЧЕНИИ ВОССОЕДИНЕНИЯ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ ДЛЯ ПОЛЬСКОГО НАРОДА
Каталог: Политология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯНСКИХ ГОСУДАРСТВ
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Н. М. АЛЕЩЕНКО. МОСКОВСКИЙ СОВЕТ В 1917-1941 гг.
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
СИМПОЗИУМ ПО ИСТОРИИ ОКТЯБРЬСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ В ПЕТРОГРАДЕ
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
КИТАЙ В ПЕРИОД МИРОВОГО КРИЗИСА: БЕНЕФИЦИАР, ЖЕРТВА ИЛИ ВИНОВНИК?
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ В ИСТОРИИ АЛБАНСКОГО НАРОДА
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Эфирная среда обладает свойствами, аналогичными свойствам газовой среды, то есть плотностью, вязкостью, молекулярным весом, газовой постоянной, теплоемкостью и т.д. В связи с чем, эфир, наподобие воздушной среды, должен состоять из частиц обладающих определенными свойствами. Причем, реликты и фононы имеют соответственно отрицательные и положительные электрические заряды.
Каталог: Физика 
8 дней(я) назад · от джан солонар
Правда о Гостях Земли в вопросах и ответах. Truth аbout the Guests of Earth in questions and answers.
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Правда о Гостях Земли в вопросах и ответах. Truth аbout the Guests of Earth in questions and answers.
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
У ИСТОКОВ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В США
Каталог: Политология 
9 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
НАЧАЛО НОВГОРОДСКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK