Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14581
Автор(ы) публикации: А. И. РОМАНОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В ходе борьбы против колониализма и неоколониализма африканские страны, несмотря на непрекращающиеся происки империализма, пытающегося подорвать основы их национальной самостоятельности и ведущего широкое политическое и экономическое наступление против их свободолюбивых народов, уже доказали свою государственную жизнеспособность. К числу этих стран относится и крупнейшая на континенте - Нигерия, которая, начиная с первых дней своего независимого существования (1 октября 1960 г.) и до окончания междоусобной войны (18 января 1970 г.), находилась в состоянии глубокого внутриполитического кризиса.

В советской литературе уже не раз обстоятельно анализировалась бурная и полная трагических событий внутриполитическая жизнь Нигерии, в том числе почти трехлетняя кровопролитная междоусобная война за сохранение ее единства и территориальной целостности1 . Война против сепаратистов так называемой Биафры стоила народу Нигерии около 2 млн. жизней, нанесла ей огромный материальный ущерб.

Корни нигерийского кризиса 60-х годов уходят в колониальное прошлое, но его обострение началось вскоре после обретения страной политического суверенитета 1 октября 1960 года. Этому предшествовал более чем десятилетний период борьбы национальных сил за независимость. Предоставление суверенитета было, однако, оформлено английскими колонизаторами такой федеральной конституцией, которая сохраняла искусственное деление огромной многонациональной страны на три неравнозначных региона: Северный, Западный и Восточный, неравномерность социально-экономического развития этих регионов, обостренные межэтнические противоречия и хозяйничанье британского капитала в экономике. Кроме того, формы государственного устройства и направленность общественно-политической деятельности в Нигерии были заранее определены изобретенной в Лондоне колониальной системой "косвенного управления страной", то есть через местных наемников, агентов и коллаборационистов. Широко использовалась также концепция "контролируемого трайбализма", позволяющая повышать или понижать уровень межэтнической напряженности. Таким образом, в суверенной Нигерии сохранялись политические и межнациональные проти-


1 См., например, "Современная Нигерия". М. 1974; Е. Петров. Нигерия. М. 1971; И. Т. Катагошина. Интеллигенция Нигерии. М. 1977; Я. Я. Этингер. Нигерийский кризис 1967 - 1970 годов. "Вопросы истории", 1976, N 4; Р. Алексеев, В. Молчанов. Нигерия - африканский гигант. "Новое время", 1972, N 41.

стр. 79


воречия, а экономика ее накрепко привязывалась к западному капиталу.

Именно поэтому предоставление Нигерии государственной независимости проходило в относительно спокойной форме: первоначально осуществлялись многочисленные мелкие реформы, в ходе реализации которых колонизаторами готовились местные кадры, затем следовали различные дискуссионные конференции, и потом был введен в действие английский метод всевозможных выборов в законодательные федеральные и местные органы управления. По замыслу британских неоколониалистов, Нигерия должна была стать "западной витриной" на африканском континенте и "образцовой моделью". Нигерийское правительство проводило бы "демократическую" политику "открытых дверей" в отношении Запада. Весьма откровенно по этому поводу высказался видный английский политический деятель лорд Огмор. "Нигерия, - писал он, - является ключом к Африке. Если дела в этой стране пойдут успешно, то и всюду они будут хорошо идти, и временные неудачи будут не страшны. Но если Нигерия потерпит крах, то потерпят провал и все остальные африканские страны"2 .

Несмотря на тщательную подготовку к созданию нигерийской федерации, она оказалась начиненной целым комплексом социально-политических, межэтнических, экономических и иных противоречий, которые создавали перманентный фактор глубокой кризисной ситуации в стране. Глава федерального военного правительства генерал Я. Говон впоследствии заявил, что нигерийская конституция "находилась в грубом противоречии с фундаментальными принципами федерализма", ибо один регион страны имел возможность доминировать над другими3 .

Независимость, однако, не означала, что эта крупнейшая африканская страна стала действительно самостоятельной в политическом и экономическом отношениях. Британский империализм через навязанные ей конституционные формы и посредством использования других политических и экономических каналов надеялся закрепиться в Нигерии, сохранив здесь свои прежние позиции. Тем не менее завоевание независимости явилось крупной победой национально- патриотических сил, ядром которых были немногочисленный, но деятельный рабочий класс и передовая интеллигенция.

Достижение суверенитета не только не устранило наследие колониализма, но и породило новые трудноразрешимые проблемы. Политические представления руководящей верхушки нигерийского общества относительно путей национального развития имели мелкобуржуазную, прозападную направленность. Целиком, например, копировалась структура западных общественно-политических институтов, в новом государстве сохранялись пороки колониального прошлого, помноженные на алчность нигерийских реакционных политических деятелей и жажду быстрейшей наживы компрадорской и местной буржуазии. Личное обогащение стало, по сути дела, главной движущей силой деятельности данных политиков, а это вело к коррупции, взяточничеству и непотизму, а затем и к деградированию традиционных нигерийских обычаев и нравов. Жизненный уровень трудового населения катастрофически понижался из-за роста цен и инфляции. В этой обстановке стало резко возрастать недовольство народных масс политическим курсом правительства.

Возглавляемое А. Т. Балевой первое федеральное правительство (1960 - 1966 гг.) сталкивалось с большими трудностями: экономическое развитие страны тормозилось засильем английских и других западных капиталов, коррупция в государственном аппарате приобретала все


2 "Contemporary Review", May 1964.

3 Y. Gowon. Faith in Unity. Lagos. 1970, p. 108.

стр. 80


более катастрофические масштабы, углублялась инфляция и т. д. Экономические неурядицы, бездеятельность правительства по отношению к иностранному проникновению в условиях политики "открытых дверей" привели к заметному усилению оппозиции в различных слоях нигерийского общества, включая и местную буржуазию. Политические партии и общественные организации все решительнее начинали высказывать свое недовольство политикой правительства, что усилило межэтнические разногласия между "правящим" Севером и "работающим" Югом. Страна все больше увязала в трясине внутренних распрей; политические, межэтнические и иные столкновения углубляли противоречия, осложняли обстановку. После ряда острых политических столкновений на федеральном уровне по проблеме "распределения национального пирога" между тремя регионами, поскольку от федеральных бюджетных ассигнований целиком зависел уровень экономического и социального развития каждого из них, в общественно- политических сферах Нигерии все громче начали звучать голоса как о слабости федерального правительства, так и о бессилии парламента. Все это происходило на фоне углубления межэтнических распрей, а региональные выборные ассамблеи все чаще игнорировали решения федеральных органов власти.

Активно дискутировалась проблема демократии при "засилье" одной народности, то есть при доминировании хауса Севера над йоруба и ибо Юга. Причем каждая политическая партия вкладывала свое содержание в понятие "демократия", защищая главным образом собственные этнические интересы. В результате обострились межпартийные взаимоотношения, усилилась поляризация внутри самих партий, за которыми следовали и общественные организации, вовлекая в этот круговорот широкие народные массы.

Особенно большую активность проявляла "Группа действия" (ГД), возглавляемая одним из виднейших политических деятелей Западного региона (йоруба), отличавшимся радикальным подходом к ряду важных политических проблем, О. Аволово. Эта партия, представлявшая по своему социальному составу сложный конгломерат, благодаря усилиям своего лидера приняла программу (сентябрь 1960 г.) под названием "Демократический социализм", в которой содержался тезис, что независимое Нигерийское государство может успешно развиваться только в том случае, если оно будет действовать "в рамках парламентской демократии"4 и ориентироваться на социализм. Преимущественное развитие государственного сектора в экономике должно быть, подчеркивалось в программе, решающим фактором общенационального прогресса. В своей книге "Народная республика" Аволово выступил в пользу социализма, поскольку "капитализм потерпел провал" в обеспечении "социальной справедливости и равенства". "Можно с уверенностью предсказать, - писал он, - что капитализм обречен на гибель. И единственной системой, которая со свойственной ей гармонией и динамикой имеет в настоящее время все шансы на успех, является социализм"5 . Хотя взгляды Аволово и не соответствуют марксистской концепции социализма, его воинственное выступление против капитализма имело большое политическое значение - оно оказывало немалое влияние на нигерийскую молодежь. Как принятие партийной программы ГД, так и выступление Аволово против капитализма привели к резкому обострению внутрипартийных отношений. Вице-президент ГД, правонастроенный консервативный деятель и премьер- министр Западного региона С. Акинтола решительно выступил против программы партии и открыто взял курс на ее раскол. Он развернул яростную борьбу против пар-


4 A. Enahoro. Fugitive Offender. L. 1965, pp. 160 - 163.

5 O. Awolowo. The People's Republic. Ibadan. 1968, p. 190/

стр. 81


тийного руководства в целом и Аволово в особенности. В эту кампанию были вовлечены все слои населения Западного региона, причем она сопровождалась разгулом реакции, убийствами и погромами.

Крупной политической победой ГД и ее лидера Аволово, по существу, возглавлявших в то время национально-демократические силы страны, и вместе с тем серьезным ударом как по престижу федерального правительства и его прозападному политическому курсу, так и по позициям Великобритании не только в Нигерии, но и в других африканских странах стал вопрос об отношении к "Соглашению об обороне", навязанному Нигерии Лондоном еще до независимости. Оно не только позволяло Англии осуществлять полный контроль над нигерийскими вооруженными силами, но и предоставляло ей право использовать нигерийскую территорию в своих военно-стратегических целях. Правительство Балевы поспешило протащить утверждение этого соглашения через федеральный парламент. Однако Аволово выступил с осуждением навязанного колонизаторами военного соглашения, охарактеризовав его как "вопиющее нарушение суверенитета Нигерии". Развернувшаяся в стране широкая политическая кампания протеста против "Соглашения об обороне" заставила многих парламентариев, ранее проголосовавших за соглашение, пересмотреть свои позиции. В результате в начале 1962 г. после вторичного обсуждения в федеральном парламенте ранее подписанное военное соглашение было аннулировано.

В марте 1962 г. федеральное правительство внесло на рассмотрение парламента вопрос о создании нового, Среднезападного региона за счет разукрупнения "неспокойного" Западного региона. Лидер парламентской оппозиции О. Аволово потребовал создания не одного, а девяти новых регионов с учетом главным образом этнических факторов. Он заявил, что пересмотр федеральной структуры в целом является "крайне необходимым" государственно- политическим актом, чтобы ликвидировать "постоянное яблоко раздора" - доминирование северян над южанами. Призыв Аволово не нашел, однако, широкой поддержки со стороны парламентариев. 9 августа 1963 г. после референдума среди населения региона был образован Среднезападный регион с административным центром в древнем городе Бенине.

Широкое обсуждение проблемы создания этого региона в парламенте и стране привело к дальнейшему обострению межэтнических антагонизмов в трех других регионах и возникновению новых кризисных ситуаций. Прежде всего усилилось наступление правых сил на оппозиционную партию ГД. Яростные нападки реакции на нее осуществлялись не только в Западном регионе, где влияние ГД было доминирующим, но и в общенациональном масштабе. Дело в том, что ГД резко критиковала прозападную ориентацию правительства Балевы и его пренебрежение национальными интересами и предлагала конкретные демократические пути преодоления постоянной кризисной ситуации в Нигерии. ГД указывала, например, на необходимость проведения свободных демократических выборов в федеральный парламент, создания новых этнических регионов в составе федерации, сформирования всенигерийского народного прогрессивного фронта для руководства страной и др. В такой обстановке федеральное правительство решило пойти на принятие "ответных мер" против руководства ГД. В ноябре 1962 г. было сфабриковано политическое "дело Аволово", по которому вместе с ним были арестованы 30 руководящих деятелей ГД по обвинению в "подготовке заговора", "государственной измене" и "незаконном" хранении оружия. После длительного, продолжавшегося 10 месяцев процесса в сентябре 1963 г. Аволово был приговорен к 10, вице- председатель партии А. Эиахоро - к 15 годам тюремного заключения, а остальные обвиняемые были оправданы или приговорены к различ-

стр. 82


ным срокам заключения. Таким образом, ГД была обезглавлена. Однако судебный процесс и вскрытые на нем факты проимпериалистической политики правительства Балевы вызвали широкий общенациональный резонанс.

Большой политической остротой в тот период отличалась и проблема количества населения регионов, поскольку это имело очень важное экономическое значение для каждого региона и оказывало немалое влияние на состояние межэтнических противоречий. Назначенная на май 1962 г. перепись населения сразу же оказалась в центре политической жизни Нигерии. Однако отсутствие политической стабильности мешало нормальному проведению переписи. В ходе ее было допущено немало нарушений, в том числе завышение региональными правительствами численности населения своих регионов. После ряда острых парламентских дебатов по результатам переписи и неоднократных переговоров премьер-министра Балевы с премьерами регионов федеральным правительством было принято решение: итоги переписи 1962 г. считать недействительными и провести новую перепись населения в ноябре 1963 года. Она дала следующие результаты: общая численность населения - 55 млн. чел., в том числе в Северном регионе - 29,8 млн., в Восточном - 12,4 млн., в Западном - 10,3 млн. и в Среднезападном - 2,5 млн. человек. В ходе обсуждения итогов переписи 1963 г. складывались новые группировки, проводились митинги протестов и на поверхность, как и прежде, всплыл острый политический вопрос о доминировании Севера над Югом, о "засилье хауса" в федеральном правительстве и парламенте. Эквилибристика данными переписи привела к созданию ряда новых политических блоков и группировок, усиливших свою активность в связи с приближением выборов в федеральный парламент.

В июне 1964 г. сложился первый политический блок двух ведущих партий Юга: "Группы действия" из Западного региона и Национального совета нигерийских граждан из Восточного. Блок выступал под названием "Объединенный великий прогрессивный союз" (ОВПС) и заявил, что политическая обстановка в Нигерии характеризуется "глубочайшим кризисом", являющимся следствием "раскола страны" на два лагеря - сторонников единства, прогресса, демократии и социализма, с одной стороны, и приверженцев неоколониализма, феодализма и реакции - с другой. Для преодоления перманентного внутриполитического кризиса ОВПС предложил "построить социалистическое общество, основанное на трех кардинальных принципах: социальной справедливости, национальном величии и международном братстве"6 .

Вслед за ОВПС был сформирован второй политический блок - Нигерийский национальный союз (ННС), объединивший правые силы под эгидой правящего Северного национального конгресса. В своей политической программе ННС заявил, что он ратует за "равенство возможностей", совершенствование традиционных институтов, развитие сельского хозяйства и промышленности и за "эффективное использование" всех ресурсов страны. Блок решительно выступил против проникновения в страну "опасных доктрин", явно имея в виду социалистические лозунги ОВПС.

Предвыборная кампания сразу же приобрела острые политические формы. Ряд кандидатов ОВПС, которые выступали в избирательных округах Северного региона, подвергались оскорблениям и избиениям. Президент Н. Азикиве обратился 10 декабря 1964 г. ко всем политическим деятелям с настоятельным призывом: незамедлительно положить конец политическим преследованиям, арестам и убийствам, так как в противном случае страна может оказаться на грани опаснейших и


6 "Современная Нигерия", стр. 148.

стр. 83


страшных событий7 . Однако обстановка становилась все более напряженной. Лидеры ОВПС потребовали отсрочки парламентских выборов до нормализации положения в стране. Руководители ННС отклонили идею совместного обсуждения создавшейся в Нигерии острейшей и взрывоопасной политической ситуации. Тогда ОВПС призвал избирателей к бойкоту парламентских выборов, назначенных на 30 декабря. Вопреки этому призыву и решению правительства Восточного региона не проводить выборы в федеральный парламент они все же состоялись. В итоге ННС получил из 312 мест в федеральном парламенте 198, ОВПС - 57 и независимые - 3 места. В 54 округах выборы были сорваны. Позднее в "их были проведены "малые выборы", в результате которых ОВПС получил еще 52 места.

Создавшаяся после выборов напряженная обстановка поставила Нигерию перед угрозой раскола - Восточный регион начал угрожать выходом из состава федерации. Политическая напряженность усугублялась борьбой двух блоков, но теперь уже в основном в рамках Западного региона в связи с предстоящими выборами в местную ассамблею. Выразителями политических платформ блоков были две резко враждебные друг другу в основном региональные партии: прогрессивная "Группа действия", возглавляемая Аволово, который находился в тюрьме, и ранее отколовшаяся от нее правая Нигерийская национально- демократическая партия (ННДП), возглавляемая бывшим вице-председателем ГД С. Акинтолой. В октябре 1965 г. были опубликованы предвыборные манифесты, подтвердившие непримиримую взаимную враждебность обеих партий. Предвыборная кампания сопровождалась нарушениями законности и порядка (разгром избирательных участков, кровопролитные стычки, акты хулиганства и бандитизма, убийства).

ННДП получила на выборах 71 место из 94 в ассамблее региона. Руководство ГД опротестовало эти данные, заявив, что ее кандидаты победили в 68 избирательных округах, и поэтому ее региональный лидер А. Адегбенро сформировал "свое" правительство. Последующие попытки найти "разумный компромисс" путем создания двухпартийного коалиционного правительства Западного региона потерпели провал. Политическая вражда и беспорядки в нем продолжались с еще большей ожесточенностью. Потеряв контроль над развитием событий, федеральное правительство поспешило "признать" правого лидера ННДП Акинтолу премьером Западного региона, что никоим образом не способствовало нормализации обстановки как в регионе, так и в стране в целом. Премьер-министр федерального правительства Балева начал публично жаловаться на то, что из-за слабости конституции правительство оказывается бессильным поддерживать в стране "законность и порядок".

Широкие слои населения все сильнее выражали недовольство деятельностью федерального и региональных правительств, подвергали резкой критике политических деятелей и парламентариев, которые превратились в "национальных ренегатов", пораженных вирусом коррупции и взяточничества - пороками, которые скрытно, но активно насаждались в стране западными компаниями и монополиями, ставшими "действительным источником коррупции в Нигерии"8 . В обстановке, созданной политикой "открытых дверей", Нигерия не только не освобождалась от иностранной финансово- экономической зависимости, а, напротив, все больше запутывалась в тенетах неоколониализма. К концу 1965 г. иностранные капиталовложения достигли огромной цифры в 750 млн. фунтов стерлингов9 . Создавшимся положением была особен-


7 Там же, стр. 150.

8 "Economist", L, 12.II.1966, p. 592.

9 "Pick Currency Yearbook 1966". N. Y., 1966.

стр. 84


но недовольна большая прослойка национальной буржуазии, которая не могла конкурировать с западными монополиями. Президент Азикиве вынужден был публично заявить по этому поводу, что "политическая независимость является бессмыслицей, если она не сопровождается должной экономической самостоятельностью"10 .

Для тех, кто рассчитывал превратить Нигерию в образец "западной демократии" и "пример стабильности" на африканском континенте, военный переворот 15 января 1966 г. явился полнейшей неожиданностью. Однако он был логическим следствием длительной политической неустойчивости, результатом прямого и косвенного воздействия ряда социально-политических факторов, роста экономических затруднений и межэтнических столкновений, унаследованных от колониального режима и углубившихся из-за пагубной антинациональной политики федерального правительства Балевы. События 15 января знаменовали собой переход ко второму, еще более трудному этапу нигерийского кризиса, когда в федерации разразилась междоусобная война.

В начале 1966 г. в Нигерии сложилась чрезвычайно сложная внутриполитическая ситуация. Особенно острым продолжало оставаться положение в Западном регионе, а Восточный регион все больше втягивался в пропагандистскую камланию против Северного, где постоянно проживало свыше 1,5 млн. ибо, которые подвергались дискриминации и гонениям со стороны местного мусульманского населения. В свою очередь, на Севере стали довольно активно развиваться опасные для федерации сепаратистские тенденции.

Рано утром 15 января 1966 г. в федеральной столице Лагосе и столицах двух регионов - Ибадане и Кадуне началось осуществление обстоятельно разработанного плана государственного переворота под кодовым названием "операция леопард". В руководящую группу заговорщиков входили четыре майора (Г. Нзегву, Э. Ифеаджуна, М. Окафор и А. Нвобоси) и еще 10 офицеров - все из народности ибо. Лагосская группа заговорщиков под командованием Ифеаджуна захватила премьер-министра Балеву в его резиденции и министра финансов, известного "короля взяток" Ф. Окоти-Эбо. Они были отвезены в джунгли и там убиты. Однако по возвращении в Лагос заговорщики были арестованы специальным отрядом, лояльным командующему нигерийскими вооруженными силами генерал-майору Дж. Агуи-Иронси. В Ибадане группа заговорщиков во главе с Нвобоси захватила премьера Западного региона Акинтолу и расстреляла его как "оказавшего сопротивление". Кадунской группой руководил глава заговорщиков Нзегву, который взял на себя осуществление основной операции по ликвидации премьера Северного региона А. Белло. Нзегву и его отряд держали под своим контролем региональную столицу более недели и выпустили ряд "революционных воззваний". В Энугу и Бенине операция прошла без жертв и носила скорее "превентивный и показной" характер, так как это были районы "ибовского влияния".

Как в Лагосе, так и в столицах регионов события 15 января привели всех "в полнейшее замешательство"11 . Повсюду говорили о военном перевороте, падении федерального правительства, роспуске федерального парламента и региональных ассамблей. Управление страной взял в свои руки Иронси, который как старший по чину в армии прежде всего принял меры по контролю над вооруженными силами страны. На следующий день после переворота Иронси собрал членов быв-


10 "Link", L., May 1964, N 4, p. 19.

11 J. St. Jorre. the Nigerian Civil War. L. 1972, p. 36.

стр. 85


шего федерального правительства и заявил им, что он как главнокомандующий может быть уверен в лояльности вооруженных сил любому правительству только в том случае, если вся полнота власти в стране будет передана в руки военных. Не видя иной альтернативы, бывшие члены правительства без всякого сопротивления "согласились" передать власть Иронси, о чем по радио уведомил население исполняющий обязанности президента страны председатель федерального сената Н. Оризу (президент Азикиве находился в то время на лечении в Лондоне). Новые органы федеральной власти - Верховный военный совет и Федеральный исполнительный совет - возглавил Иронси, который, как об этом широко говорилось в дипломатических и журналистских кругах Лагоса, знал о заговоре как таковом, но участия в нем не принимал, оставаясь как бы лояльным существующей власти. В своей преобладающей части нигерийская общественность и лидеры большинства \ политических партий поддержали приход к власти военных. При этом выражалась надежда, что военное руководство сумеет оздоровить обстановку, пресечет коррупцию и положит конец межэтническим антагонизмам.

Военное правительство заявило 21 января 1966 г., что Нигерия должна быть единой страной с сильным центральным правительством. Далее в заявлении подчеркивалось, что военное правительство будет переходным до передачи власти "избранному народом гражданскому правительству". Отмечалось также, что военное правительство будет "приветствовать" приток в страну иностранного капитала, не намерено национализировать промышленность, будет развивать все отрасли промышленности и сельского хозяйства и вести наступление на безработицу. В заявлении говорилось, что военное правительство "желает поддерживать дружественные отношения со всеми странами", что Британское содружество "является образцом многонационального сотрудничества" и что Организация африканского единства (ОАЕ) должна быть "примером единства" для всех африканских государств в их борьбе против колониализма в Родезии, ЮАР и Португалии12 .

В своих выступлениях Иронси неоднократно подчеркивал временный характер военного режима и его "очистительную миссию". В этой связи им был создан ряд комиссий, которые занимались рассмотрением проблем, волновавших нигерийскую общественность, что первоначально обеспечивало немалую популярность как лично генералу, так и военному правительству в целом. Но постепенно Иронси подводил нигерийцев к пониманию своей главной цели. "Все нигерийцы, - подчеркивал он в одном из заявлений, - хотят покончить с регионализмом... приверженность к которому была несчастьем гражданского режима и одним из основных факторов, содействующих его падению. При новом порядке не будет места ни регионализму, ни трайбализму"13 . После ряда подобных высказываний окружение Иронси, состоявшее целиком из ибо, начало активно выступать против федеральной структуры государства, за унитарную систему с сильным центральным правительством. Это сразу же вызвало большую настороженность на Севере, приведя к усилению там сепаратистских настроений. Кульминационными в этом плане явились декреты военного правительства: первый - об исключении слова "федеральная" из названия страны, которая стала отныне именоваться "Республика Нигерия"; второй - нашумевший декрет N 34 (от 24 мая 1966 г.) об "унификации" страны и замене "регионов" провинциями, слиянии и централизации федеральных и региональных гражданских служб, роспуске политических партий и организаций и запрещении всех видов политической деятельности в стране.


12 "Nigeria's Military Government - First 100 Days". Lagos. 1966, p. 7.

13 I. St. Jorre. Op. cit., p. 54.

стр. 86


Декрет N 34 был встречен весьма враждебно во всех регионах, кроме, разумеется, Восточного. В главных северных городах Кадуне, Кано, Зарии и других прошли крупные демонстрации под антиправительственными лозунгами "Долой Иронси!", "Выйдем из федерации!", "Никакого унитаризма без референдума!". Во время местных беспорядков были убиты сотни ибо. Политическая напряженность в стране сразу же усилилась. Ибо стали поспешно покидать десятилетиями обжитые места на Севере - началось перемещение охваченных паническим страхом людей с севера на юг, в Восточный регион. Все это привело к резкому скачку межэтнической вражды: страх, неуверенность в завтрашнем дне и опасения за свою жизнь становились доминирующими факторами в жизни нигерийского общества.

Предпринятые Иронси шаги по успокоению общественного мнения и нормализации обстановки не давали эффективных результатов. Существование военного правительства оказалось под угрозой. Поездка Иронси по стране в целях успокоения разгорающихся межэтнических и политических страстей трагически закончилась в Ибадане. В ночь на 29 июля 1966 г. вооруженный отряд под командованием офицеров-северян окружил официальную резиденцию военного губернатора Западного региона подполковника Ф. Фаджуи, куда прибыл Иронси. Глава военного правительства и губернатор были захвачены мятежниками и расстреляны. Ситуация в стране стала чрезвычайно конфликтной.

Падение, казалось бы, популярного военного правительства генерала Иронси объясняется рядом причин.

Во-первых, межэтнические противоречия не только не уменьшились за семь месяцев военного правления, а, напротив, еще больше усилились, вовлекая в свою орбиту все новые разноплеменные массы людей. Исподволь подогреваемый шовинистско-экстремистскими элементами и подстрекаемый неоколониализмом, процесс этнического антагонизма развивался, таким образом, в благоприятной атмосфере. Военное же правительство потеряло контроль над обстановкой, усугубив положение публикацией декрета об "унификации" страны. Опасения насчет доминирования ибо над всей страной, которое рассматривалось как реальное следствие военного переворота, охватили население мусульманского Севера. Известный нигерийский общественный деятель и публицист Э. Бабатопи писал, что трайбалистские в своей основе июльские убийства Иронси и Фаджуи, руководящую роль в которых сыграл северянин подполковник М. Мухаммед, явились результатом "хитро подготовленного империалистами, в первую очередь британскими и американскими, плана углубления недовольства широких народных масс", а следовательно, и создания хаоса в стране14 .

Во-вторых, отмена федеральной структуры и введение централизованной власти при очевидном доминировании ибо в руководстве страной привели в мае к серьезным беспорядкам на Севере, острие которых было направлено против местных ибо. Однако Иронси и его окружение игнорировали это предупреждение, что было серьезной ошибкой, поскольку федеральная структура Нигерии, несомненно, оставалась неплохим амортизатором в любых внутренних конфликтах.

В-третьих, нигерийские вооруженные силы оказались после переворота как бы расколотыми на два лагеря, внимательно наблюдавших друг за другом. Первый (в него входили все офицеры ибо и окружение генерала в правительстве) возглавлялся Иронси, выходцем из народности ибо, но уроженцем Севера. Во второй входили офицеры-северяне и некоторые их сторонники из мусульман Западного региона. Этот лагерь, возглавляемый Мухаммедом, решительным и волевым офицером-северянином, считал правительство Иронси "тоталитарным режимом",


14 E. Babatope. Nigeria from Gowon to Muhammed. Lagos. 1977, p. 15.

стр. 87


стремящимся "обезглавить северян" путем подрывной деятельности агентуры на Севере. Взаимоотношения обоих лагерей были настолько накалены, что вопрос заключался лишь в том, кто нанесет удар первым. Анализ "революционных" мероприятий военного правительства показывает, что Иронси и его окружение недооценивали глубины "конфликтующих антагонизмов" как среди населения, так и в военных кругах.

В-четвертых, Иронси унаследовал от свергнутого режима сложную, напряженную и запутанную внутриполитическую обстановку, которая, несомненно, требовала срочной нормализации. Но, как показало развитие событий, этого следовало добиваться не путем жесткого военного администрирования, а посредством гибкого политического маневрирования и максимально возможной ликвидации межэтнических противоречий. Эти задачи оказались правительству Иронси явно не по плечу.

В-пятых, не приняв никаких мер по наказанию участников военного переворота и недооценивая глубины раскола армии по этническому признаку, а также игнорируя тот фактор, что в вооруженных силах доминировали офицеры ибо15 , военное правительство создавало, таким образом, косвенные предпосылки для углубления в вооруженных силах трайбалистских настроений при решении насущных проблем страны. Дисциплина в армии катастрофически ослабевала, чему способствовало и развитие сепаратизма на Севере.

Второй военный переворот отражал, следовательно, не только крайнюю остроту межэтнических антагонизмов, но и чрезвычайную сложность внутриполитической обстановки в целом, которая усугублялась сравнительно свободной подрывной деятельностью как внутренних, так и внешних врагов единой Нигерии, руководствовавшихся лозунгом "разделяй и властвуй".

После убийства Иронси в среде военных руководителей началось весьма интенсивное и напряженное обсуждение вопроса о том, кому быть его преемником. Дело усложнялось тем, что от имени заговорщиков Мухаммед потребовал аннулирования пресловутого декрета N 34, подчеркнул необходимость незамедлительного разделения солдат и офицеров - уроженцев Севера и Востока, а затем заявил о намерении Северного региона выйти из федерации16 . Взявший было на себя командование вооруженными силами как старший по чину бригадный генерал Огундипе, йоруба из Западного региона, объявил о введении в стране чрезвычайного положения. Однако, оценив всю сложность обстановки в стране и слабость своих собственных позиций в армии, Огундипе счел за благо бежать из Лагоса на английском торговом судне17 .

В течение трех весьма критических дней в Нигерии было фактическое безвластие. В военных казармах лагосского пригорода Икеджа день и ночь шли переговоры мусульманина Мухаммеда с начальником штаба армии подполковником Я. Говоном, христианином с Севера, выходцем из небольшого племени ангас. Речь шла главным образом о том, сохранить ли федерацию, и если да, то кто должен возглавить новое военное правительство? В эти дискуссии были вовлечены не только военные, но и многие другие влиятельные политические деятели. В конце концов было решено федерацию сохранить, а главой правительства назначить Говона, который будет просто главнокомандующим вооруженными силами, а не верховным главнокомандующим, каковым являлся Иронси (это была уступка военному губернатору Восточного


15 Перед январским переворотом северяне имели 7 офицеров от майора и выше, а ибо - 27; после серии убийств к маю у северян оставалось только 3 офицера, а у ибо было 23; в то же время 3 /4 рядового состава армии были выходцами с Севера.

16 I. St. Jorre. Op. cit., p. 71.

17 Ibid., p. 78.

стр. 88


региона подполковнику Е. О. Оджукву, одному из участников январского военного переворота).

Новый глава военного правительства начал свою деятельность в очень напряженной и неустойчивой обстановке. Продолжались крупные волнения на Севере. Было неспокойно на Западе, а Восток начал готовить свой выход из федерации. Задача сохранения единства и территориальной целостности страны приобрела поэтому жизненно важное значение. В своем первом выступлении по радио 1 августа 1966 г. Говон заявил, что "унитарная структура государства не выдержала испытания временем" и что главной задачей является "сохранение единства и территориальной целостности государства", на выполнение которой и будут направлены главные усилия федерального военного правительства18 . Вскоре был обнародован декрет о возвращении к федеральной структуре, заявлено о подготовке к переходу страны к гражданской форме правления и о созыве конституционной конференции. Позитивный отклик в стране нашло сообщение об освобождении из тюремного заключения Аволово и его заместителя Энахоро, которые затем были введены в состав военного правительства как комиссары (соответственно по финансам и информации). Этот шаг Говона в немалой степени способствовал нормализации обстановки в стране и повышению эффективности исполнительной власти.

В связи с предстоящей конституционной конференцией стала вновь активно обсуждаться проблема будущего государственного устройства Нигерии. Представители Западного региона выступали, например, за федеральную форму при "сильном" центральном правительстве, но при условии создания в стране восьми штатов вместо существующих четырех регионов. Среднезападный регион также высказался за федерацию, но при "слабом" правительстве и при условии создания 12 штатов. Представители Восточного региона выступили за "рыхлую" федерацию при максимально самостоятельных правительствах регионов и против увеличения числа штатов. Северяне придерживались принципа федеральной формы государственного устройства при "сильном" центральном правительстве и не были против увеличения количества штатов, если Запад и Восток также согласятся на такую реорганизацию.

Довольно широко и в разных вариантах обсуждалась и проблема создания конфедерации с правительством "ограниченных полномочий". Однако "конфедеральная концепция" была в конце концов отклонена большинством из- за опасения "неизбежного хаоса", который может наступить в Нигерии после введения такой формы государственного устройства. Особенно настойчивую пропаганду за конфедерацию вели влиятельные сепаратисты Восточного региона, нередко делавшие в конституционной комиссии ультимативные заявления с постоянными угрозами о выходе из федерации. Было очевидно, что возглавляемые Оджукву националисты ибо открыто берут курс на раскол страны. Дело дошло даже до того, что, игнорируя федеральный закон и в целом военное правительство Говона, правительство Восточного региона в августе 1966 г. приступило к закупке во Франции и Израиле вооружения для своей "собственной" армии. После кровавых сентябрьских столкновений на Севере между хауса и ибо Оджукву открыто встал на путь сепаратизма.

В Нигерии наступило тревожное время: доминировали страх и недоверие, межэтнический антагонизм приближался к своей самой критической точке, единство страны оказалось под серьезной угрозой. С севера на юг страны, главным образом в Восточный регион, потянулись сотни тысяч семей ибо, подпавших под влияние оголтелой сепаратистской пропаганды Восточного региона. Около 1,5 млн. людей бросили


18 "Operation Reconstruction". Lagos. 1966, p. 7.

стр. 89


свои дома, имущество, работу, торговлю, мастерские и караванами двинулись в "обетованную землю Иболэнд". Хозяйственная жизнь Северного региона оказалась на длительное время почти полностью парализованной: не работали железная дорога, городские службы, транспорт, телефон, электроснабжение. В октябре в качестве "ответной меры" специальным декретом Оджукву выслал из Восточного региона всех северян, а также йоруба из Западного региона под предлогом обеспечения их "безопасности". Тысячи людей перемещались и на север и на запад. Это "великое переселение племен" еще больше усложняло внутриполитическую обстановку, приближая страну к расколу.

Несмотря на очевидный сепаратистский курс Оджукву и его окружения, федеральное правительство продолжало искать пути к примирению, сохранению единства страны. Примечательной в этом отношении явилась встреча в Абури (Гана, январь 1967 г.) делегаций федерального правительства во главе с Говоном и Восточного региона, руководимой Оджукву (последний категорически отказался от встречи с главой федерального военного правительства на территории Нигерии). Во время этой встречи обнажились коренные расхождения федералистов и сепаратистов в подходе к решению вопроса о будущем страны. Несмотря на это, делегация федерального правительства пошла на ряд уступок Оджукву, надеясь на здравомыслие его окружения и сохраняя "дверь приоткрытой" для последующих переговоров.

Вскоре после встречи в Абури Оджукву занял еще более жесткую позицию в отношениях с федеральным правительством, требуя роспуска федерации и создания "свободной конфедерации". В марте 1967 г. он заявил о прекращении перечислений всех доходов в регионе, предназначенных для передачи в федеральный бюджет, а также о переходе всех федеральных корпораций под контроль местной власти. Пропаганда Восточного региона вновь начала весьма активно раздувать межэтнические противоречия и усиленно нагнетала сепаратистский психоз. Федеральное правительство предприняло ряд ответных мер (прекращение транспортной связи, ограниченная морская блокада и др.), которые, однако, оказались малоэффективными. Говон предупредил власти Восточного региона о том, что "федеральное правительство предпримет необходимые полицейские санкции с тем, чтобы ограничить процесс обострения обстановки в стране и сохранить целостность нации"19 .

В конце мая 1967 г. федеральное правительство принимает очень важное решение по национальному вопросу, а именно: чтобы избежать преобладания в рамках федерации одной народности над другими, вместо четырех регионов в стране создавалось 12 штатов. Против этого декрета резко выступил Оджукву, который поспешил созвать 26 мая распущенную еще декретом Иронси Восточнонигерийскую ассамблею. На ней Оджукву выступил с пространной речью об "истоках нигерийского кризиса". При этом он заявил, что "Восток полностью готов защищать себя". По его предложению ассамблея должна была высказаться либо за продолжение доминирования северян в стране и сохранение хаоса в федерации, либо за "сбережение нашего народа путем провозглашения автономии"20 . Ассамблея единодушно проголосовала за создание "суверенной республики Биафра". В соответствии с "поручением ассамблеи" Оджукву выступил в полночь 29 мая по радио и официально объявил о "рождении новой республики" и выходе Восточного региона из федерации.

Провозглашение сепаратистами "республики Биафра" было справедливо квалифицировано федеральным правительством как "мятежный акт", ведущий к расколу федерации, нарушению ее единства и


19 I. St. Jorre. Op. cit. p. 103.

20 Ibid., p. 121.

стр. 90


территориальной целостности государства. Этот акт противоречил национальным интересам нигерийцев и служил целям неоколониализма, ввергая страну в междоусобную войну. 6 июля отряды сепаратистов вторглись в пределы Среднезападного штата. В тот же день войска федерального правительстсва начали наступление на территорию Биафры с севера, двинувшись по направлению к столице Восточно-Центрального Штата Энугу. Несмотря на довольно быстрый захват Бенина сепаратистскими силами в начале августа 1967 г. и намерение их командующего полковника В. Банджо продвигаться в дальнейшем по единственной дороге на Лагос, федеральные войска под командованием Мухаммеда смогли не только остановить это наступление, но и освободить к середине сентября Бенин. В конце сентября федеральные войска заняли и "столицу Биафры" Энугу. Когда Лагос оказался под угрозой вторжения сепаратистов, в федеральной столице родился лозунг "Сохранить Нигерию единой - вот задача, которая должна быть выполнена!". Этот мобилизующий призыв не только сплачивал всех нигерийцев, но и вдохновлял вооруженные силы федерации. После освобождения Бенина и падения Энугу с ноября 1967 г. наступило затишье. Военные столкновения носили спорадический характер. Однако сопротивляемость сепаратистских отрядов не ослабевала, а, напротив, возрастала, поскольку их западные покровители все активнее подогревали воинственный пыл Биафры. В то же время кольцо окружения мятежников все больше сужалось, особенно после начала операций федеральных войск со стороны побережья Атлантики.

Затяжной характер военных действий объяснялся не только размахом тотальной мобилизации ибо и направленной деятельностью довольно сильной пропагандистской машины сепаратистов, но и известной слабостью координации действий федеральных войск, что позволяло вооруженным силам Биафры довольно свободно осуществлять маневрирование путем переброски подкреплений с одного фронта на другой и вовлечения в борьбу отрядов из местного населения. Немалое воздействие на затягивание конфликта оказывала и политика некоторых африканских государств: Танзания, Замбия, Берег Слоновой Кости и Габон признали Биафру в качестве суверенного государства, хотя это и противоречило курсу Организации африканского единства. Пропаганда сепаратистов находила определенную поддержку различных кругов в США, Англии, Франции, ФРГ и скандинавских стран, правительства которых, однако, опасаясь потерять свои экономические позиции в Нигерии, не торопились с дипломатическим признанием Биафры. Тем не менее эти страны косвенно, через различные частные посреднические организации, усилили помощь Биафре, снабжая сепаратистов вооружением и боеприпасами, которые доставлялись самолетами европейских стран. Широко использовались также белые наемники21 .

Несмотря на явное военное превосходство федеральных вооруженных сил над сепаратистами, военное правительство генерала Говона продолжало предпринимать шаги к мирному решению конфликта, но непременно при одном условии: единство Нигерии должно быть сохранено без всяких оговорок. Однако Оджукву и его окружение продолжали категорически отвергать все мирные предложения22 . Концепция "договоренного мира" терпела один провал за другим из-за негативной позиции сепаратистов. Так было на переговорах в Кампале (август 1967), Лондоне (август 1967), Ниамее (июль 1968), Аддис-Абебе (август 1968). Не имели успеха и мирные посреднические усилия ряда африканских государственных деятелей: императора Эфиопии Хайле Селассие, камерунского президента А. Ахиджо и других, а также ОАЕ.


21 N. U. Akpan. The Struggle for Secession. L. 1972, p. III.

22 Ibid., p. 136.

стр. 91


В сентябре 1968 г. ежегодная конференция глав государств и правительств ОАЕ в Алжире не только не допустила "а свои заседания рвавшуюся в Алжир "делегацию Биафры", но и приняла резолюцию, призывавшую сепаратистов незамедлительно отказаться от выхода из федерации и вернуться в состав единой Нигерии.

Важное значение в деле поддержки ОАЕ курса федерального правительства имела твердая установка его главы Говона, который заявлял, что война идет не против введенных в заблуждение сепаратистской пропагандой ибо, а за то, чтобы положить конец обману и предоставить народности ибо возможность вернуться в федерацию и жить в мире со всеми другими народностями Нигерии. Этой последовательной позицией федеральное правительство опровергало и широкую международную пропаганду сепаратистов о геноциде в отношении ибо. Выстуагая 24 февраля 1970 г. перед международной комиссией обозревателей, посетивших Нигерию и побывавших на местах военных, действий, Говон говорил: "Нигерия обвинялась сепаратистами и их иностранными друзьями во всякого рода преступлениях против прав человека. Эта фальшивая пропаганда оказала определенное воздействие. К удивлению, многие верили в это. Но федеральному правительству скрывать нечего... Мы, сделав необычный шаг, пригласили международную комиссию обозревателей посетить нашу страну, посмотреть на обстановку своими глазами и затем подтвердить или отклонить все измышления... Беспристрастный и конструктивный доклад, который был подготовлен комиссией, помогает рассматривать проблему в правильной перспективе и рассеять ложные впечатления, которые ранее кое-где в мире доминировали в отношении поведения федеральных войск на фронтах войны"23 .

В конце января 1969 г. в Лондоне собрались главы государств и правительств, входящих в британское Содружество наций. Замбия и Танзания пытались поставить вопрос о нигерийском кризисе и на этом международном форуме. Однако глава нигерийской делегации Аволово решительно отклонил это предложение на том основании, что такое обсуждение является прерогативой ОАЕ, которая уже приняла на своей конференции в Алжире четкое решение по данному вопросу. Позиция федерального правительства, заявил он, является вполне ясной и законной, а именно: сохранение единства и территориальной целостности государства24 .

Продолжал свои мирные поиски и консультативный комитет ОАЕ по нигерийскому кризису, который наконец-то "почти договорился" с обеими воюющими сторонами о встрече (в апреле 1969 г.) в Монровии. Но и на этот раз Оджукву в последний момент отклонил эту встречу по той причине, что в проекте подготовленного ОАЕ мирного соглашения имелась фраза о "единой Нигерии". В марте 1969 г. в Лагос прибыл английский премьер-министр Г. Вильсон с целью "выяснения обстановки на месте" и "изучения возможностей" примирения враждующих сторон. Эти цели, как отмечалось в дипломатических кругах Лагоса, были изложены лишь "для публики". На самом деле Вильсон хотел заставить Говона отказаться от военного решения "проблемы Биафры", принудив в то же время сепаратистов пойти на компромиссное соглашение с федеральным правительством. Этот путь мог бы привести к сохранению Биафры в любом ее виде. Однако после всестороннего обсуждения проблемы британский премьер выступил с публичным заявлением, в котором вынужден был поддержать концепцию сохранения единой Нигерии25 .


23 Y. Gowon. Op. cit., p. 173.

24 Ibid., p. 161; St. Jorre. Op. cit., p. 292.

25 I. St. Jorre. Op. cit., p. 293."

стр. 92


Военные операции возобновились, и к концу 1969 г. сепаратисты потерпели окончательное поражение. 11 января 1970 г. Оджукву со своим ближайшим окружением бежал на самолете в Берег Слоновой Кости. 12 января начальник штаба войск сепаратистов подполковник Ф. Эфионг, которому Оджукву передал "всю власть" в уже несуществующей Биафре и командование ее разгромленными "войсками", заявил о безоговорочной капитуляции. Так закончилась кровопролитная тридцатимесячная междоусобная война - трагический итог десятилетнего кризиса. Победу одержала концепция единства и территориальной целостности Нигерии как государства. Это была историческая победа нигерийского народа в его борьбе против внутренних врагов единства и против происков империалистических сил и их агентуры в стране, направленных на то, чтобы расколоть федерацию и ослабить тем самым крупнейшее в Африке государство. 15 января в Лагосе состоялась официальная церемония принятия безоговорочной капитуляции. Так называемая Биафра прекратила свое существование.

Советский Союз занимал в ходе нигерийского кризиса последовательную и принципиальную позицию. Поддержание и развитие дружественных двусторонних связей, полное уважение государственного суверенитета и целостности Нигерии являлись определяющими факторами советско- нигерийских отношений. По просьбе правительства Говона, которая справедливо мотивировалась расширяющимся вмешательством империалистических кругов во внутренние дела Нигерии, СССР оказывал стране как моральную поддержку в борьбе за территориальную целостность, так и экономическую помощь. После победы над сепаратистами Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР направили (19 января 1970 г.) Говону послание, в котором, в частности, подчеркивалось: "В Советском Союзе с большим удовлетворением восприняли сообщение об окончании военного конфликта и ликвидации опасного очага сепаратизма в Восточной Нигерии... Советские люди искренне желают видеть Нигерийское государство сильным, независимым, единым и процветающим"26 .

Одержав нелегкую победу над сепаратистами и их иностранными вдохновителями, Нигерия продемонстрировала возросшую степень национальной зрелости, правильное понимание насущных проблем многих африканских государств, дальновидность в выборе друзей и принципиальность в оценке деятельности недругов своего единства. Концепция сохранения единства и неделимости молодого государства оказалась намного весомее происков неоколониалистских сил на африканском континенте. Победа над врагами единой Нигерии способствовала усилению интернациональных чувств и самосознания широких слоев ее населения, внушала им веру в свои силы и большие потенциальные возможности в строительстве новой жизни, помогла им правильно оценить уроки прошлого. После окончания обременительной и тяжкой войны федеральное военное правительство выдвинуло широкую программу экономического развития страны, осуществило дальнейшую структурную перестройку федерации, создав 19 штатов, разработало новую конституцию, в соответствии с которой провело выборы федеральных и местных органов законодательной власти, а также выборы губернаторов штатов и президента, и передало 1 октября 1979 г. власть гражданскому правительству президента Шеху Шагори.


26 "Правда", 20.I.1970.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/НИГЕРИЙСКИЙ-КРИЗИС-60-Х-ГОДОВ-ПРИЧИНЫ-И-ПОСЛЕДСТВИЯ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. И. РОМАНОВ, НИГЕРИЙСКИЙ КРИЗИС 60-Х ГОДОВ - ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.02.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/НИГЕРИЙСКИЙ-КРИЗИС-60-Х-ГОДОВ-ПРИЧИНЫ-И-ПОСЛЕДСТВИЯ (дата обращения: 23.10.2018).

Автор(ы) публикации - А. И. РОМАНОВ:

А. И. РОМАНОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
259 просмотров рейтинг
14.02.2018 (251 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
GEOLOGY AND MINERAL RESOURCES OF THE RUSSIAN SHELF AREAS
Каталог: Геология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
"PHOBOS-GRUNT" THE RUSSIAN PROJECT
Каталог: Космонавтика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
YAMSKIE ISLANDS: A NORTH PACIFIC PHENOMENON
Каталог: География 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Подсадные дети
Каталог: Журналистика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Яйцеклетка в приданое
Каталог: Биология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Традиции. ПРАЗДНИКИ НАД КУРОЙ
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
"Айы дере" - "Медвежье ущелье"
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Дети из пробирки грозят человечеству мутацией
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ON THE ICE CONTINENT
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
NORILSK PROJECT
Каталог: Вопросы науки 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн


ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
НИГЕРИЙСКИЙ КРИЗИС 60-Х ГОДОВ - ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Скачать приложение для смартфонов