Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7327
Автор(ы) публикации: В. СЕМЕНОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

WILLIAM ROPER. The life of Sir Thomas More. London. 1935. 142 + XLVII p.

E. M. G. ROUTH. Thomas More and his friends. London. 1934. 251 + XXII p.

R. W. CHAMBERS. Thomas More. London. 1935. 416 p.

ТОМАС МОР. Золотая книга, столь же полезная, как и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии. Перевод и комментарии А. И. Малеина. Предисловие В. П. Волгина. Москва, "Academia". 1935. 240 стр.

В июле 1935 г. исполнилось четыреста лет со дня смерти Томаса Мора, великого английского гуманиста, лорда-канцлера Генриха VIII, автора "Утопии". В связи с юбилеем в английской литературе в 1933 - 1935 гг. появилось несколько новых исследований о Море; ряд источников, относящихся к биографии Мора и к истории английской реформации; переизданы тексты "Утопии" на латинском и английском языках (известный перевод Робинсона), отдельные работы из английского собрания сочинений Мора, а также первая по времени биография Томаса Мора, написанная его зятем Вильямом Ропером.

В СССР к юбилею появилось новое издание "Утопии" Т. Мора, выпущенное издательством "Academia".

Книга Ропера "Жизнь Мора", написанная еще в, 1557 г., давно уже признана одним из основных источников для биографии Мора. Главное достоинство ее в том, что она написана лицом, в течение долгого времени очень близким к Мору, жившим в доме Мора - его близким родственником, учеником и другом. Ропер старался дать связную историю всей жизни Мора. Не будучи научной биографией, "Жизнь сэра Томаса Мора", тем не менее, является весьма интересным литературным произведением. Она дает живой образ Мора в его повседневном быту и особенно подробно описывает последние трагические годы жизни Мора: его тюремное заключение и смерть на эшафоте. Ропер, хотя и был католиком, вовсе не задавался целью написать "житие" Мора как святого и мученика, отбрасывает всякие легенды, ходившие уже в то время о Море среди католиков. Вместе с тем, как источник мемуары Ропера не лишены крупнейших недостатков. Весь ранний период жизни Мора, до 1521 г. (год, когда Ропер женился на старшей дочери Мора - Маргарите), освещен весьма скудно. На весь этот период приходится всего несколько страниц (6 страниц из 104 страниц основного текста). Об "Утопии" Ропер совсем даже не упоминает, так же как опускает и все другие ранние политические произведения Мора-гуманиста. В изложении многих фактов биографии Мора Ропер допустил существенные ошибки и неточности, путая порой даты, имена и подробности отдельных событий. Характерный для Ропера прием (обычный для биографов его времени) - давать вымышленные речи и диалоги своего героя. Для примера можно указать на речи Мора в тюрьме, в частности, его беседы с женой, подлинность которых давно уже была заподозрена позднейшими биографами Мора. Настоящее издание "Жизни сэра Томаса Мора" является первым критическим изданием этого ценного несмотря на все его недостатки памятника. Подготовителем нового издания Е. В. Хитчкок была проделана очень кропотливая работа по сличению рукописных текстов Ропера. Всего издателем установлено 13 рукописных вариантов, хранящихся частью в Британском музее, частью в других английских публичных и частных библиотеках (один вариант взят из Болландистской брюссельской библиотеки). В основу издания положен один из трех гарлеевских текстов, относящихся к концу XVI века.

Тексту книги, содержащему указания на разночтения в других вариантах, предшествует обширное введение издателя, в котором даются описания всех

стр. 125

рукописей, характеристика ранних изданий (первое печатное издание вышло лишь в 1626 г.) и довольно подробная биография самого Ропера. Хитчкок отмечает высокую литературную данность памятника: "В нем нет ни излишней болтливости, ни пустой напыщенности, ни ханжейского проповедничества, ни литературного тщеславия" (стр. XLV). За основным текстом в книге следует глоссарий устаревших английских слов XVI в., обширные комментарии фактического порядка, основные на ценном материале хроник и государственных документов, и предметно-именной указатель. Подготовленное с большой тщательностью, критическое издание "Жизни Мора" Ропера является необходимым пособием для всякого биографа Томаса Мора, ориентируя его в документах эпохи и знакомя его с критикой самого источника.

Книга Рут "Сэр Томас Мор и его друзья" вышла в 1934 г. в издании Оксфордского университета с предисловием доктора Елизаветы Вордсвордт (недавно умершей), под руководством которой Рут начала свою исследовательскую работу. Основной материал, легший в основу монографии, произведения и письма самого Мора и его многочисленных друзей, особенно известного гуманиста Эразма Роттердам око го. Кроме литературных источников Рут использовала довольно большое количество документальных материалов, частью опубликованных (Calendars of Letters and Papers, foreign and domestic of the Henry VIII, State Papers Henry VIII, Records of the society of Lincoln Inn и др.), частью взятых непосредственно из архивов (Public Record Office), отчеты казначейства, посмертные расследования из дел канцелярского суда и т. д. Самое построение книги и расположение материала носят у Рут несколько примитивный характер. В книге всего 22 небольших главы, из которых каждая охватывает один-два-три года жизни Мора; автор не делит биографии Мора на какие-либо периоды, которые обобщали бы материал, и не дает оценки Мора в целом. В результате книга производит скорее впечатление биохроники чем монографического исследования в подлинном смысле этого слова.

Наиболее удачно выполнено автором описание жизни Мора, его литературной и политической деятельности. Рут широко использовала ранние малоизвестные поэтические произведения Мора ("Эпиграммы"). Автор стремится показать и окружение Мора: помимо яркого изображения повседневного быта Мора и его семьи в книге до известной степени отражена и "Старая Англия" начала XVI в., обстановка лондонского суда, двор Генриха VIII и тюдоровский парламент. Большое внимание уделено характеристике дружбы Мора с современными ему гуманистами различных стран и народов: Эразмом Роттердамским, Генри Колетом, Кэтбертом Тэнсталлом, Гильомом Бюде, Френсисам Крендельфом и Хуаном Вивесом, - каждый из которых был незаурядным человеком, видным писателем и общественным деятелем той эпохи. С большой яркостью Рут описывает педагогические воззрения Мора, народность передовые для его времени. Мор считал образование для женщин столь же необходимым, как и для мужчин, и сумел дать своим дочерям блестящее классическое образование. Для характеристики политической деятельности Мора автору удалось разыскать два интересных документа из судебной практики Мора в запросе об огораживаниях. В 1528- 1529 гг. в суде герцогства Ланкастерского, где Мор был канцлером, разбиралось дело крестьян-копигольдеров дер. Хиндлей (Ланкашир). Крестьяне снесли изгороди, возведенные местными джентльменами на общинных землях, и требовали, чтобы им было предоставлено прежнее право пасти свой скот и добывать торф на пустоши. Канцлер (Мор) решил дело целикам в пользу крестьян: изгороди должны были быть уничтожены, и земля снова должна была оставаться "общей" и "лежать открытой навсегда"; разрушенные землевладельцами крестьянские дома было приказано восстановить, за крестьянами было подтверждено право и впредь "пользоваться общинным выгоном и добывать для себя на топливо торф и уголь" (стр. 159 - 160). Однако в другом судебном деле, когда в Звездной палате, а затем в канцлерском суде разбиралась долголетняя тяжба крестьян манора лорда Тингдена (Нордгемптоншир), Мор в том же 1529 г. раз-

стр. 126

решил лорду сохранить произведенные им огораживания, отказав крестьянам в иске (стр. 178). Сравнивая эти два случая, Рут высказывает предположение, что Мор разрешил ту и другую тяжбу, исходя из местного обычая того или другого майора. Сама Рут должна признать, однако, что приведенных ею двух фактов для обобщения явно не достаточно. Добыть же более обширный материал ей не удалось, так как большинство манускриптов канцлерского суда и до сегодняшнего дня остаются еще не разобранными, решения же Звездной палаты раннего периода совсем исчезли (стр. 178). Невыясненным остался у Рут другой интересный вопрос - о влиянии Мора на издание законов против огораживаний в канцлерстве кардинала Уолсея (предшественника Мора по должности лорда-канцлера). Рут категорически отвергает участие Мора в этом законодательстве, но ничем не подтверждает своей уверенности. Между тем другими биографами, например, Бриджетом, этот вопрос решается положительно1 . Совершенно недоказанным и противоречащим всему тому, что мы знаем об авторе "Утопии", является общий вывод автора о Море как о "мало влиятельном королевском советнике" даже в момент его дружбы с Генрихом VIII. "На этом пути Мор должен был познакомиться с многими вопросами государственной политики и дипломатии: он весьма тщательно и добросовестно выполнял обязанность доверенного секретаря. Было ясно, что король относился к нему с большим благоволением, но не видно, чтобы его советов искали или применяли их на практике в том или другом вопросе национальной политики" (стр. 104).

Анализу "Утопии" автором уделена сравнительно большая глава (глава VII- "Утопия"), в которой Рут выясняет вопрос о происхождении "Утопии" и анализирует взгляды Мора как социалиста. Рут пытается выяснить литературные источники "Утопии". Большое влияние, по ее мнению, на Мора оказало сочинение блаженного Августина "О граде божием", из древних классиков - Платон ("Государство"), Цицерон, Тация ("Германия"), Плутарх, законы Ликурга и др., из новой литературы-путешествия Америго Веспучи, опубликованные впервые в 1507 году. Однако читатель напрасно стал бы искать у Рут объяснения социальных корней "Утопии". Этот вопрос автор даже не ставит, если не считать мимоходом брошенного замечания по поводу первой части "Утопии", что Мор в ней "произносит красноречивую и волнующую адвокатскую речь в защиту изгнанных трудящихся, вынужденных пойти из-за голода на преступление" (стр. 70). Рут не понимает значения "Утопии" как протеста против развивающегося капитализма. С ее точки зрения, идеал Мора, в конце концов, не выходит за пределы идеала раннего христианства. "Через все вымышленные страницы "Утопии" проходит одна красная нить, являвшаяся проводником на протяжении всей его жизни, - это христианский идеал братства всех людей. Этот дух братства является единственным базисом его коммунизма; согласно его учению, те, кто будут пытаться "иметь все общее", должны прежде всего "иметь одно сердце и быть в полном единодушии" (следует ссылка на "Деяния апостольские", стр. 74). Повторяя этот старый, достаточно избитый тезис, обычно выдвигаемый английскими протестантскими биографами Мора, Рут тут же наивно перечисляет те многочисленные социальные вопросы, которые были подняты Мором в "Утопии" и которые, как это очевидно из самого перечня их, совсем не укладываются в схему "христианского братства": "В "Утопии", - пишет Рут, - с большой широтой и глубиной дискутируются многие вопросы, создавшие Мору репутацию человека, опередившего свой век в области социальной и экономической мысли. Многие ив поднятых им вопросов не утеряли и по сей день своего значения: распределение богатства, проблема безработицы, обезлюдение районов (depopulation), равномерное распределение труда, равенство состояний, положение женщины, воспитание, брак, развод, самоубийство, рабство, наказание и предупреждение преступления, исправление преступников, предупреждение войны, забота о больных, общественное здравие и санитария, - ни один вопрос не является для него (Мора. -


1 Bridgett "Life of More", p. 179, 1891.

стр. 127

В. С. ) слишком большим или слишком маленьким, начиная с высших философских проблем и кончая предложением о создании инкубаторов для высиживания цыплят" (стр. 74 - 15).

Такой же идеалистический подход обнаруживает Рут и в выяснении вопроса об отношении Мора к реформации. Не давая социального анализа реформации (секуляризация, обогащение дворянства, с одной стороны, и разорение крестьянской массы - с другой), Рут сосредоточивает все внимание исключительно на литературной борьбе Мора с "протестантской ересью". Но так как в "Утопии" Мэр выступает сторонником полной веротерпимости, автор, в конце концов, приходит к недоумению, затрудняясь объяснить "роковое противоречие" взглядов Мора. "Неразрешимое противоречие имело место между его теорией и практикой, противоречие между просвещенной и живой теорией ученого и будничной привязанностью к невежественной рутине ханжества и обскурантизма", - заключает Рут, цитируя другого протестантского биографа Мора1 (стр. 73 - 74). Эту версию о Томасе Море как "человеке двойной души", сделавшем лишь один шаг в сторону реформации, но так и не ставшем протестантом, а погрязшем в "суеверии католицизма", Рут повторяет и в последней главе своей монографии: "Мор стоит между Возрождением и Реформацией; он не принадлежит целиком ни первому, ни второй. В своих литературных произведениях, как и в жизни, он представляет грань между старым и новым, между благочестивой прозой прошлой эпохи и драматической литературой века Елизаветы. Он видел истину и красоту в изучении греческих мифов и житий христианских святых, в разуме людей античного мира и в церковной вере. Он был прекрасный ученый, крупный юрист, отличный друг, честный слуга королю, но прежде всего слуга богу" (стр. 236). Тот же тезис в предисловии Вордсворта сформулирован в таких словах: "Его (Мора. - В. С. ) жизнь, если это выразить одной фразой, - оплошное противоречие" (стр. VII - VIII). Не блещущая особой оригинальностью выводов, повторяющая, в сущности, традиционную либерально-протестантскую оценку Мора, монография Рут все же представляет ценность своим значительным фактическим материалом.

Совсем в ином стиле и с иными претензиями написана другая монография, принадлежащая католическому профессору-филологу и историку Чемберсу. Чемберс полемизирует с либерально-протестантской точкой зрения на Мора, высмеивая теорию "неразрешимого противоречия". "Из года в год, - пишет Чемберс, - повторяется традиционный приговор... Еще первый переводчик "Утопии", писавший 16 лет спустя после смерти Мора2 , жаловался на то, что Мор, человек такой учености, тем не менее был столь ослеплен, что не мог или скорее не хотел видеть сияющего света святой божьей истины. Протестанты превратились в вигов, виги - в либералов, а жалоба остается все той же, переходя из поколения в поколение: "Такой мудрец и все же не мог или, вернее, не хотел видеть вещи в их истинном свете" "...Прогрессист и реакционер в одно и то же время". И в появившейся еще в прошлом году двадцать пятой биографии Мора та же старая жалоба, выраженная только "новым языком: "Его жизнь, если это выразить одной фразой, - сплошное противоречие" (стр. 355)3 . Интересно, что книга Чемберса была широко рекламирована в "большой" английской прессе, причем отзывы рецензентов носили самый восторженный характер. "Times", например, так отозвался о новой работе: "У Чемберса Мор снова появляется в своем древнем величии... Доктор Чемберс делает понятным то, почему Мора считают величайшим англичанином, который когда-либо жил... На читателя этой замечательной книги производят особенно глубокое впечатление две наиболее характерные черты Мора - это цельность и гармоничность".

По заявлению самого Чемберса, он работал над своей темой свыше 30 лет (с 1902 г.). Настоящей монографии предшествовал ряд других его работ о Море.


1 Sir Sidney Lee "Great Englishman of sixteenth century", p. 33. 1904.

2 Ральф Робинсон, переведший "Утопию" на английский язык в 1551 году.

3 Чемберс имеет в виду разобранную выше книгу Рут.

стр. 128

В частности, в 1926 г. им была напечатана большая статья "The Saga and the Myth of Sir Thomas More ("Легенда или миф о сэре Томасе Море")1 ; в 1929 г. вышла его брошюра "The Fame of blessed Thomas More" ("Слава блаженного Томаса Мора"); в 1932 г. - книга "On the continuity of English prose from Alfred to More and his school" ("О непрерывности в развитии английской прозы от Альфреда до Мора и его школы"). Уже с внешней стороны книга Чемберса заметно отличается от обычных английских биографий. Это не просто биография, а своего рода "классическая трагедия" с актами, прологом и эпилогом. В качестве "пролога" автор поместил небольшую параллель "Мор и Сократ" и... обзор источников (литературные произведения Мора и ело письма, радии и биографы - современники Мора); каждый из "актов" охватывает определенный период жизни Мора: I - Молодой юрист Линкольнского инна2 (1478 - 1509); II - Помощник шерифа занят "Утопией" (1509 - 1517); III - Королевский слуга (1518 - 1529); IV - Лорд-канцлер (1529 - 1532); V - Слуга короля, но прежде всего слуга божий (1532 - 1535), после чего следует "эпилог" - "Место Мора в истории".

Книга Чемберса использует довольно богатый фактический материал. Кое-что новое вносит Чемберс в исследование самого раннего периода жизни Мора, начиная с выяснения точной даты его рождения. Обычно в большинстве биографий Мора" и изданиях "Утопии" до сих пор годом его рождения считался 1480 год3 . Эта дата, являющаяся ошибочной, была введена в литературу правнуком Томаса Мора - Крезакром Мором, бывшим также биографам своего прадеда4 . Другие исследователи считают годом рождения Мора 1477, например Рут. Чемберс, на основании анализа одной латинской записи Джона Мора (отца Томаса Мора), доказывает, что точной датой рождения Мора является "6 февраля 1478 года" (стр. 48 - 49). Другая характерная деталь из ранней биографии Мора - выяснение социального положения самой семьи Моров. Моры - старинная лондонская семья "честного, но не знатного рода". Дед Томаса Мора, Джон Мор старший, начал службу в судебной корпорации (Lincoln's Inn, в которой впоследствии работал и Томас Мор) низшим служащим (butler) и только уже в зрелые годы был принят в состав корпорации и выступал в качестве помощника адвоката. Его сын, Джон Мор младший (родился в 1451 г.), качал службу с той же должности, но прошел служебную лестницу быстрее; еще в молодые годы стал адвокатом, затем судьей, а впоследствии получил дворянский титул (стр. 51 - 52). Далее, Чемберс освещает детские и юношеские годы Томаса Мора: учение в латинской школе, жизнь в доме кардинала Мортона, Мор - студент Оксфордского университета. Из малоизвестных фактов жизни Мора Чемберс останавливается на лондонском восстании 1517 г., отмечая в нем роль Мора, выступавшего перед Генрихом VIII с ходатайствам об амнистии участникам (стр. 147 - 151). Чемберс подчеркивает громадное значение для развития Мора его путешествия на континент Европы в 1515 - 1516 гг., когда им и была написана "Утопия". Много внимания уделено вопросу об отношении Мора к реформации. Анализируя выступления Мора против реформации Генриха VIII, Чемберс подчеркивает два мотива, которыми, между прочим, руководился Мор: канцлер протестовал против разграбления церковных имуществ, что должно было ухудшить участь бедняков ("бедных нищих"), пользовавшихся поддержкой различных благотворительных учреждений католической церкви; другой мотив - соображения, связанные с вопросами внешней политики: Мор видел в католицизме своего рода международную связь ("вселенское христиан-


1 Proceedings of the British Academy. Vol. XII.

2 Коллегия юристов в Лондоне.

3 Эта дата, между прочим дана и в русском последнем издании "Утопии" ("Academia". 1935).

4 Cresacre More "Life of More". 1726.

стр. 129

ство") и опасался, что протестантизм, поведя к обособлению отдельных стран, послужит источником "новых войн и международных столкновений.

Нужно, однако, подчеркнуть, что общая оценка Мора, данная в книге, совершенно неверна. Чемберс стремится доказать, что Мор, это типичный "человек средневековья", но отнюдь не нового времени: "В нем еще силен дух ассоциации в том виде, как последняя существовала в средние века" (стр. 257); Мор - "средневековый клерикал" (!), "мирянин-церковник" (стр. 236); "Творческий идеал "Утопии" восходит к... корпоративной жизни средних веков" (стр. 132); с точки зрения нового века политиков типа Макиавелли и развития торгового капитала (commercialism) "Утопия" старомодна и отстала..." (стр. 132). Рассматривая "Утопию" как простой слепок средневековья, Чемберс старается убедить читателя, что весь "строй "Утопии" описан с средневековой монастырской жизни". "Утопиец, как монах, не должен иметь ничего" (стр. 136). Из монастырской жизни Мор перенес и "Утопию" идеал дисциплины, пронизывающей весь строй жизни утопийцев (стр. 136). Вопреки обычному представлению о том, что Мор в "Утопии" развил идею религиозной терпимости, во многом предвосхитив отношение к религии философов XVIII в., Чемберс безапелляционно заявляет, что религия в "Утопии" составляет "базис всего", что "весь строй "Утопии" держится религиозным энтузиазмом" (стр. 137), что в "Утопии" отсутствует религиозная терпимость, так как того, кто не верит в "бога и бессмертие души", утопийцы не считают полноправным гражданином и не допускают к государственным должностям (стр. 264). Чемберс как будто совсем не замечает, что самая религия Мора - это уже религия не средневековья, а "рационализированная" в духе "законов природы", что "религиозные" ограничения и преследования в "Утопии" фактически означали борьбу с нарушителями принципов общественной нравственности, а не преследования религии как таковой, что политическая роль священников в "Утопии" сведена до минимума, так что о какой-либо "теократии" даже смешно и говорить. Предвзятость и полная необоснованность точки зрения Чемберса совершенно очевидны. Подчеркивая элементы средневековой идеологии, несомненно, имеющиеся у Мора, внешнее сходство некоторых социальных и бытовых форм "Утопии" со средневековым строем, Чемберс обходит главное: что в основе строя "Утопии" лежит система, противостоящая развивающемуся капитализму не во имя возврата назад к средневековью, а как новое будущее общество, с совершенно новыми, качественно иными социалистическими чертами. К чему понадобилось Чемберсу с такой силой подчеркивать "средневековые", "корпоративные" черты Мора? В конце книги автор дает на это ясный ответ. Оказывается, Мор был не просто "человек средневековья", но и... идеолог "корпоративного государства". "Дисциплина, подчинение, порядок - вот его идеалы... Он был первым писателем нового времени, который дал описание корпоративного государства с его безжалостной дисциплиной" (стр. 396). До сих пор биографы спорили о том, кто был Мор - прогрессист или реакционер. Этот спор, по мнению Чемберса, теперь стал уже смешным. Приводя цитату из одной работы Бердяева1 , в которой учение о "прогрессе" " "реакции" признается "чисто провинциальным" и "абсурдным", Чемберс заключает, что дело не в том, был ли Мор прогрессистом или революционером, а в том, что Мор был патриотом: "До сих пор о Море судили слишком узко и в смысле времени и в смысле места. Как средневековый католик, с лицом, обращенным к Риму, как ученик Ренесанса, друг Эразма, он был патриотом в европейском и английском смысле" (стр. 359). Как мы видим, фашистские черты идеологии автора последней биографии Мора выступают в книге более чем отчетливо. В свое время германские фашисты, ища себе "образцов" во всемирной истории, пытались доказать, что в Англии Оливер Кромвель еще в середине XVII в. осуществил национальную фашистскую диктатуру2. Теперь


1 N. Berdyaev "The End of our Time; the new middle ages", p. 77. 1933

2 Heinrich Bauer "Oliver Cromwell. Ein Kampf um Freiheit und Diktatur". Munchen. 1932.

стр. 130

в самой Англии в юбилейной "большой" биографии автора "Утопии" делается попытка разыскать черты фашизма у самого "святого"1 Томаса Мора, а "большая" буржуазная пресса - "Times" и др. - аплодируют этой попытке...

В СССР в связи с 400-летием со дня смерти Мора вышло новое издание "'Утопии". До сих пор на русском языке не было ни одного удовлетворительного перевода этого замечательнейшего и как литературный памятник произведении. Наиболее распространенный перевод Генкеля, обычно встречавшийся в учебниках и хрестоматиях, был сделан еще в 1903 г. и после этого неоднократно переиздавался (последнее издание - 1923 г.). Однако, хотя на титульном листе его и значилось "перевод с латинского", на самом деле перевод был сделан с немецкого перевода Коте, который был сделан с французского перевода, в свою очередь сделан А. Малеиным с латинского оригинала и уже тем самым стоит несравненно выше предшествующих русских зданий "Утопии". Но и в литературном отношении перевод А. Малеина надо признать вполне удовлетворительным. Переводчику удалось преодолеть обе нелегкие задачи, обычно встречающиеся "при переводах классиков на иностранный язык: точность передачи мысли оригинала и в то же время сохранение в максимальной степени колорита, стиля и языка эпохи. Несмотря на трудности, связанные, в частности, с большими периодами, столь характерными для конструкции латинской речи, новый перевод читается легко, блещет богатым, колоритным языком, дает впечатление латинского оригинал; и стиля XVI века. Ценность нового издания повышает аппарат книги - многочисленные комментарии и примечания, составленные переводчиком. В кратком, но содержательном предисловии В. П. Волгин дает интересную характеристику Томаса Мора и его "Утопии". На вопрос о социальных корнях "Утопии" тов. Волгин дает следующий ответ: "Т. Мор был даже для гуманиста человекам исключительно широкого умственного кругозора. Прекрасное классическое образование он соединял с большим практическим опытом и с исключительной восприимчивостью к явлениям окружающей его социальной жизни. Самое сильное из таких социальных впечатлений он фиксировал сам с большой литературной силой в первой части "Утопии". Это было впечатление от аграрного переворота, от обезземеления крестьян... Если основным стимулом к созданию "Утопии" были страдания масс, вызванные процессом первоначального накопления в его деревенском аспекте, то в построении утопистских порядков, несомненно, доминирует влияние настроений городского ремесленничества... "Утопия" дает, таким образом, синтез идеологических тенденций двух общественных групп, из которых складывался современный пролетариат" (стр. 19 - 20).

Новое издание "Утопии", удачно оформленное и с внешней стороны, - хороший подарок советскому читателю к 400-летию со дня смерти Мора.


1 Католическая церковь в лице папы Льва XIII еще в 1887 г. провозгласила Томаса Мора "блаженным". В прошлом году (4 апреля 1935 г.) в связи с четырехсотлетием со дня смерти Мора папа Пий XI канонизировал Мора, причислив его к "лику святых" католической церкви. Официальная биография - "Житие святого Томаса Мора" - была опубликована в мае 1935 г.: "Richard Lawrence Smith, "John Fisher and Thomas More Two Englich Saints". London, p. 308 (Смит Джон Фишер и Томас Мор - двое английских святых").

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/НОВАЯ-ЛИТЕРАТУРА-О-ТОМАСЕ-МОРЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. СЕМЕНОВ, НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА О ТОМАСЕ МОРЕ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/НОВАЯ-ЛИТЕРАТУРА-О-ТОМАСЕ-МОРЕ (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. СЕМЕНОВ:

В. СЕМЕНОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
551 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
29 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА О ТОМАСЕ МОРЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK