Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6799
Автор(ы) публикации: И. Завитневич

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Вряд ли кто-нибудь будет отрицать огромное значение крестьянского вопроса в истории Великой французской революции. Несмотря на то, что научное изучение крестьянского вопроса началось около 50 лет тому назад с появлением книги Н. И. Кареева, до сего времени целый ряд актуальнейших проблем нельзя считать достаточно выясненными. Даже наличие аграрного кризиса, послужившего одной из основных причин Французской революции, оспаривается некоторыми (реакционными) историками, вопрос же об остроте этого кризиса еще далек от разрешения; недостаточно исследованы вопрос о техническом и экономическом состоянии земледелия накануне революции и вопрос о влиянии сеньерального режима на развитие земледелия, а характер так называемой феодальной реакции толкуется различным образом.

Не лучше обстоит дело и с вопросом о расстановке классовых сил накануне революции. Если наличие у крестьян земельной собственности уже никем не отрицается, то количественное распределение земли между крестьянами, привилегированными и буржуазией еще не установлено. Так же неясна степень и формы проникновения капитала в деревню. Следовательно, остается неясным, настолько тот или иной класс был заинтересован в ликвидации сеньерального режима. Степень проникновения капиталистических отношений в деревню и расслоение крестьянства далеко еще не настолько изучены, чтобы выяснить интересы различных групп крестьянства и соответственно этому установить социальное значение аграрной реформы.

Что же касается революционной эпохи, то здесь целый ряд проблем только поставлен, и многие из них, еще не затронуты. Наиболее полно рассмотрена юридическая сторона революционного законодательства, но социальная борьба вокруг этого законодательства и классовый характер законодательства освещены мало. Перераспределение земельной собственности в связи с продажей национальных имуществ рассматривалось рядом исследователей, но весь вопрос еще далек от своего разрешения. Без освещения оставались экономическое и социальное положение крестьянства в первые годы революции и характер и глубина тех сдвигов, которые были произведены революцией. Таким образом остаются неясными все изменения в расстановке классовых сил, происходившие в эпоху революции.

Для разрешения этих проблем приходится устанавливать ряд конкретных фактов, для чего пришлось привлечь материал, имеющийся в изобилии на местах. Отказавшись временно от обобщений в масштабе всей Франции, историческая наука к началу XX века перешла к монографическим исследованиям отдельных узких вопросов и истории отдельных областей2 .

Какие из этих проблем привлекали к себе внимание исследователей? Что нового в их разрешении дала литература последних лет, начиная с момента, когда мировая война прервала научное общение между государствами? Наконец, насколько подготовлена почва для обобщений? Такие вопросы встают перед каждым, кто обращается к новейшей литературе по крестьянскому вопросу. Не пытаясь дать сколько-нибудь исчерпывающий ответ на эти вопросы, данный очерк имеет скромную цель: привлечь внимание, как к малоизвестной у нас новейшей литературе по крестьянскому вопросу накануне и во время Великой Французской революции, так и к наиболее актуальным проблемам вопроса. Кстати нужно отметить, что автору не удалось достать ряда новейших книг и журналов, и поэтому обзор не претендует на полноту.

Начнем с вопроса о расстановке классовых сил накануне революции.

Вопрос о распределении земельной собственности не двигался с места до тех пор, пока русский исследователь, Лучицкий, не привлек новые источники - кадастры, налоговые списки, поземельные описи, - которые позволили ему применить статистический метод. Метод Лучицкого, однако, встретил не только сочувственную (Олар), но и враждебную (Матьез3 и его школа) критику. Но отказ от метода Лучицкого приводит к тому, что вопрос затормаживается в своем рассмотрении. В качестве примера можно взять работу Le Monneraye4 , который огульно


1 Звездочкой отмечены марксистские работы.

2 Более подробный обзор постановки основных проблем крестьянского вопроса в том виде, как они были к началу империалистической войны, можно найти в статье Глаголевой-Данини "Крестьянство и аграрный вопрос в эпоху В. Фран. революции". Анналы, 1922 г., стр. 62 - 82.

3 За последнее время Матьез высказал свое отношение к работе и методу Лучицкого в рецензии на книгу Олара La Revolution francaise et le regime feodal, Ann. hist. 1919, стр. 413.

4 Le Monneraye, Le regime feodale et les classes sociales dans le Maine au XVIII s. (Paris, Sirey 1922), 152 стр. В отрицательном отношении к roles des vingtiemes он солидаризируется с Musset, автором книги Le Bas Maine (Paris 1917), которую мне не удалось достать.

стр. 245

отрицает возможность использовать налоговые списки для выяснения распределения земельной собственности и в поисках за легко используемым источником (стр. 18, примечание) обращается к наказам, неточность сведений которых по данному вопросу он сам признает; полученные, на основании наказов, данные он принужден для проверки сверять с данными Лучицкого и этим расписывается в бессилии своего метода. Эта работа, однако, интересна данными о концентрации феодальной собственности, полученными на основания изучения бумаг сеньеральных архивов1 .

Ряд исследователей все же обратился к кропотливой работе над налоговыми списками. К этим источникам обратился Soulge2 (историк, проникнутый идеологией обиженного революцией дворянства) для изучения дворянского землевладения; он указывает, что столбовому дворянству принадлежало ничтожное количество земель (4,6% всей площади), остальные же terres nobles, составляющие около 25%, принадлежали выходцам из буржуазии, получившим дворянство при Бурбонах, и привилегированной буржуазии3 . Наличие terres nobles у буржуазии не должно смущать исследователя: феодальные права имели вполне "реальный" характер, т. -е. они закреплялись не за людьми, а за земельными участками, владелец которых и пользовался соответствующими правами; таким образом ротюрьеры (горожане, даже крестьяне), имеющие фьефы, получали те же права, что и дворяне, владеющие фьефами; само прилагательное "noble", в применении к землевладению, потеряло свое первоначальное значение и означает лишь наличие тех или иных прав4 . К этим выводам автор пришел на основании изучения поземельных описей (terriers; на основании подобных же документов Лучицкий пришел к аналогичным выводам), весьма ценного источника, опубликованию которого он положил почин. Исследователям следует обратить внимание на выводы Soulge, относительно реального характера феодальных прав, чтобы не грешить упрощением и схематизацией феодальных отношений, как это делают Le Monneraye и Donat.

Если Soulge облегчил себе работу над податными списками тем, что отбросил детальное рассмотрение ротюрных земель, то Donat, занявшись детальным анализом крестьянских отношений, ограничился документами, относящимся лишь к одной коммуне5 . В основу работы положен чрезвычайно ценный и точный источник, кадастр, составленный для департамента Тарна-и-Гаронны в 1769 г. Подобные кадастры были составлены в целях более полного обложения населения налогами и для Лангедока, Прованса, Дофинэ, Фландрии, Керси, Бургундии и Артуа. Наличие планов и подробные записи позволяют с полной конкретностью рассмотреть вопрос о распределении собственности и о социальных группах. К сожалению, автор, группируя жителей по профессиям и вычисляя средние цифры для каждой из них, потратил много энергии в-пустую и только запутал вопрос (40 групп!). Неудачна характеристика отличий menagers от laboureurs (стоит только сравнить NN 74, 93 кадастра с NN 14, 28, 57, 195 и т. д.); интересная попытка анализировать brassiers и встречающуюся здесь группу bordiers вызывает опасения, благодаря методу аналогии с теперешними земельными отношениями. Слабая в методологическом отно-


1 Вопросу о происхождении крупной собственности в районе Парижа посвящена статья Mireaux. Les engines de la grande propriete dans la region parisienne (Bulletin de la Societe de I'hist. moderne 1920, стр. 402). Некоторые вопросы о переходе собственности из рук в руки освещены в интересных заметках de la Veronne в Revue de Quest. historiques, например: ликвидация церковного землевладения при старом режиме (часто в форме сдачи торгов в вечную аренду) (октябрьская книжка 1914 г.), о сопротивлении одного дворянина продаже земель за долги (октябрьск. книжка 1924 г.)

2 Soulge. Le regime feodal et la propriete paysanne: essai d'introduction a la publication de terriers foreziens (Paris, Champion 1923, 404 стр.) Заслуживают внимания только 7-ая, 8-ая и 18-ая главы и публикуемые в приложении поземельные описи (стр. 285 - 374). Автор предполагает в скором времени приступить к массовой публикации форезийских поземельных описей.

3 Нередко значительная часть земли переходила и к непривилегированной буржуазии, вышедшей из управителей и арендаторов феодальных прав и земель сеньора; см. статью J. Masset. Histoire de l'ancienne Chautagne (Memoires de la Societe savoisienne de I'hist. et de l'archeologie. Chambery 1915).

4 Подобные явления совершенно неожиданно встречаются в позднее средневековье (XIII - XIV века) см. приложения к книге Soulge.

5 Donat J. Une commune rurale a la fin de l'ancien regime (Larazet). Preface de C. Bloch. Documents sur l'histoire economique de la Revolution Francaise (Comite de Tarne et Garonne. 237 стр. (Montauban 1926).

стр. 246

шении книга очень интересна благодаря обилию конкретных данных (в частности об условиях продажи земель), почти дословному изложению кадастра и обилию ценных приложений (в частности арендных договоров1 ).

Метод Лучицкого был применен Лефевром в фундаментальном труде Les paysans du Nord2 , явившемся плодом двадцатилетней работы. На основании налоговых списков Лефевр изучает распределение земли как между сословиями, так и между отдельными социальными группами каждого сословия. Бросается в глаза чрезвычайное распыление собственности. Даже среди привилегированных, на долю которых приходится около двух пятых земель, 68% дворян и 77% духовных собственников имеют владения менее 10 гектаров; 71% собственников из городской буржуазии (ее доля 16 - 17% земли) имеют владения менее 5 гектаров и только 1% - свыше 40 гектаров. Распределение земли между крестьянами (их доля 30%) варьируется по районам: безземельных от 25 до 75% всех жителей, а среди собственников от 50 до 85% имеют парцелы не свыше 1 гектара; собственники более 5 гектаров составляют от 2 до 13%, в некоторых местах встречаются и "крупные" собственники - свыше 40 гектаров. Однако, если принять во внимание арендные отношения, картина распределения фактического пользования земель значительно изменяется: вовсе не обрабатывают земли от 10 до 35% всех хозяйств, доля парцельных хозяйств значительно меньше доли парцельных собственников, количество же хозяйств свыше 10 гектаров увеличивается в несколько раз; по отдельным районам крупные хозяйства свыше 40 гектаров занимают от 30 до 50% всей площади, а встречающиеся на юге крупные хозяйства свыше 100 гектаров составляют 26% обрабатываемой земли. Налицо яркая концентрация земли. Местное обычное право - mauvais gre служит охране монополии средних фермеров, препятствуя смене арендаторов и, отчасти, повышению арендных цен и, следовательно, препятствует концентрации земли; во Фландрии, где этот обычай не имеет места, удается проследить замену мелких и средних арендаторов крупными. Наличие большого количества "безземельных" крупных фермеров означает проникновение капитала из города. В районах крупных ферм значительная часть крестьян превратилась в сельскохозяйственных наемных рабочих, в других же местах большое количество безземельных арендует парцелы земли у кулаков (продовольственная аренда).

Этому процессу расслоения крестьян способствовала ликвидация общинных земель, вокруг которых шла настолько ожесточенная борьба в среде крестьян и между крестьянами и помещиками, что правительство вынуждено было вмешаться; чтобы сломить сопротивление крестьян триажу и заинтересовать бедняков в разделе общинных земель, декрет 1777 года устанавливает в Камбрэ подворное разделение общинных земель в пожизненное пользование, сочетав коллективное владение с индивидуальным3 .


1 Особому виду долгосрочной аренды посвящен блестящий очерк Grand R. (Le contrat de complant depuis les origines jusqu'a nos jours, 164 стр. Paris 1917), выясняющий с исчерпывающей полнотой юридическую сторону вопроса; между прочим автор отмечает, что отсутствие точного формально-логического различения (в раннем средневековье) между понятиями "передавать в собственность" и "давать в пользование" породили ряд форм земельных отношении двойственного характера, как complant и domaine congeable, см. того же автора: Une mode de tenure traditionnel: le domaine congeable et ses repercussions sociales en France (Extrait de Science Sociale Paris Frimin-Didot, 1925). Однако экономическая сторона этих видов аренды еще требует исследования; новый богатый материал представляют два тома документов, изданных Дюбрейем (Dubreuil. Les vicissitudes du domaine congeable en Basse Bretagne a l'epoque de la Revolution. Collection des documents inedits. 2 тома 1915 - 1916 г.г. см. также брошюру Dubreuil. Le paysan breton au XVIII s. 1925. Paris). Новые книги об арендных отношениях: Peyrac. Le statut juridique des cheptels vifs et morts dans notre arrondissement (Maurice) d'apres nos baux a ferme de 1669 a nos jours (Maurice 1921) u Lesueur E. Une ferme de L' Artois a la veille de la Revolution (Paris, Gastein-Serge 1921) - мне достать не удалось.

2 Lefebvre. Les paysans du Nord (Paris-Lille, 2 тома, 1020 стр.).

3 Об общинных землях накануне революции см. статьи: *Лукина (Судьба общинных земель во Франции в последнюю пору старого порядка) и *Познякова (Вопрос о разделе общинных земель по анкете комитета земледелия Законодат. собрания), в книге Куниского и Познякова - Общинные земли в эпоху Великой французской революции (Изд. К. А. 1927). Позняков устанавливает, что вопрос о разделе общинных земель вызвал ожесточенную классовую борьбу в деревне. See в статье Quelques remarques sur l'origine des biens communaux показывает, что исходным пунктом происхождения общинных земель является не только коллективная собственность крестьян, но и (в некоторых районах) уступка сеньором права пользования угодьями на принадлежащих ему землях (Revue historique de droit fr. et etr., январь-март 1924).

стр. 247

Лефевр кратко, но ярко вскрыл другой вид проникновения капиталистических отношений и капитала в деревню - перенесение центра тяжести производства на экспорт из городов в деревню и капиталистическую организацию домашней промышленности (гл. образом текстиль1 ). Наконец, крупная торговля хлебом (не смотря на регламентацию) тоже явилась одной из форм проникновения капитала в деревню2 .

Методологические недостатки этой чрезвычайно ценной книги (выделение природных, а не экономических районов при их многочисленности и при перенесении центра тяжести исследования на порайонное рассмотрение не дает возможности автору сделать всех выводов из огромного материала; смешение в термине "буржуазия" разных понятий: "жители городов", "интеллигенция", и "буржуазия-класс", уменьшает ценность социального анализа) отчасти компенсируются приложением значительной части материала в полуобработанном виде (II том).

С вопросом о расстановке классов накануне революции тесно связан вопрос о феодальной реакции. Крайний реакционер, Soulg'e в выше цитированной работе пытается доказать, что в провинции Forez феодальный режим умирал естественной смертью: много феодальных платежей и повинностей было забыто, остальные же представляли совершенно ничтожную величину. Олар3 не решается совершенно отвергать наличие феодальной реакции, однако он считает, что отягчение происходило не столько реально, сколько в воображении крестьян: приобретение земли и свет философии (!) сделали для них феодальный режим более одиозным, чем он был при Людовике XIV; а отдельные отягчения феодального режима, о которых сообщается в научной литературе, есть не более, чем злоупотребления отдельных лиц. Le Monneraye, указав, что параллельно отягчению режима в иных местах было и облегчение феодального гнета, отрицает даже наличие недовольства у крестьян и не замечает комизма своего положения, когда рисует картину, как крестьяне, полные уважения и любви к сеньеру, захватывали замки и жгли сеньеральные документы (стр. 146 op. cit.). Недалеко от Олара ушел и Анри Сэ, который хотя и признает некоторое отягчение феодального режима в отдельных случаях, но рассматривает это явление, как злоупотребления отдельных сеньеров и их управителей4 . Лефевр, приводя ряд фактов, характеризующих отягчение феодального режима (вплоть до введения новых, никогда не взимавшихся платежей стр. 152 приход Beugnis), и обрисовывая сеньеральный суд, как орудие феодальной реакции, все же в окончательном выводе занимает колеблющуюся позицию.

Одним словом, мы наталкиваемся на полное неумение об'яснить неоспоримый факт феодальной реакции, который никак не укладывается в схему последовательной эволюции феодального общества к обществу капиталистическому; только стоя на платформе диалектического развития общества, можно понять это явление. В небольшой статье С. Д; Сказкин5 показал, что феодальная реакция есть не что иное, как приспособление феодальных отношений к новому экономическому базису, в результате чего под феодальной оболочкой часто скрывается совсем не феодальное содержание. Феодальная реакция наиболее ярко проявляется не в отсталых, а в экономически развитых районах, при чем крупная и мелкая буржуазия вкладывает свои капиталы в некоторые отрасли хозяйства, правовой оболочкой которого все еще были остатки феодального режима, и выступает в роли откупщика феодальных повинностей; таким образом, налицо "капиталистическая эксплоатация феодальных прав". Нечего и говорить, какое большое значение имеет явление феодальной реакции для понимания позиции буржуазии в вопросе о ликвидации сеньорального режима.


1 См. также See. Remarques sur le caractere de l'industrie rurale en France et les causes de son extension au XVIII s. (Revue hist. I, 1923 и Bourdais F. et Durand R. L'industrie et le commerce de la toile en Bretagne sous l'ancien regime (Comite des travaux historiques, section d. hist. moderne, fasc. VII 1922.

2 Торговля мясным скотом, яйцами и маслом через сеть посредников сосредоточилась в руках крупных капиталистов; см. статью Bondois в сборнике под редакцией Hayemy. Memoires et documents pour servir a l'historie de commerce et de l'industrie (Paris, Hachette, 1924).

3 Aulard. La Revolution et le regime feodal, Paris, Alcan. 1919 (Работа по частям появилась в журнале La Revolution Fr. 1913 г.). Олар много внимания уделяет вопросу, была ли в монастыре Сен Клод и в других местах уничтожена личная крепостная зависимость крестьян в результате кампании Вольтера; положительный ответ Олара малоубедителен; весьма интересно, что нового дает книга Robert. Les serfs de St. Remi de Reims (Reims, L. Michaud, Extrait de Travaux de l'Academie Nationale de Reims, том 140, 1927 г.)

4 See. Esquisse d'une histoire du regime agraire en Europe au XVIII et XIX s. s. (Paris, Giard. 1921 г.).

5 Сказкин. Отражение феодальной реакции в наказах некоторых бальяжей Шампани и С. -В. Франции. Труды Института Истории, вып. I. 1926 г.

стр. 248

Освещая вопрос о состоянии земледелия к концу XVIII века, новейшая литература дает ряд фактов, подтверждающих точку зрения т. Сказкина: крупные капиталы вкладывались в работы по осушению и по поднятию нови на общинных землях и угодьях, узурпированных сеньером на основе феодального права триажа и кантоннемана; это устанавливается для Фландрии1 Бордо и Бретани2 . Однако феодальные отношения создавали и неблагоприятные условия для таких вложений капитала - бойкот, угрозы и насилия со стороны узурпированных3 . Кроме того, политика правительства относительно внутренней и особенно внешней торговли защищала интересы промышленного капитала во вред развитию торгового земледелия4 . Даже вблизи богатейших рынков сбыта, около Версаля, крупные фермеры находили невыгодным переходить к интенсивному земледелию и ревниво охраняли свою монополию на землю в целях борьбы с конкуренцией мелких хозяйств и повышения цен на продукты сельского хозяйства5 .

Анри Сэ показал, что, несмотря на оживление агрономической мысли во второй половине XVIII в., несмотря на деятельность Обществ агрикультуры, сколько нибудь значительного прогресса земледелия не наблюдается. Признавая обескураживающее влияние феодального режима на земледельцев, Сэ, однако, не может вырваться из порочного круга: отсталость земледелия об'ясняется отсутствием капитала, капитал же невыгодно помещать в виду отсталой техники земледелия6 . Благодаря работе Лефевра мы знаем, что и во Фландрии, несмотря на высокую технику и внешне цветущее положение, аграрный кризис был жесток, и вложенный в земледелие капитал (в этом районе в предложении капитала недостатка не было) давал мало прибыли, так как привилегированные - при помощи десятины и триажа, собственники - при помощи ренты, король - при помощи налогов - забирали весь прирост от интенсификации земледелия. Аграрный кризис требовал решительных мер, на которые феодальное государство пойти не могло7 .

Говоря о кризисе, надо помнить, что только сельская буржуазия искала выхода в капиталистическом преобразовании строя; сельский пролетариат и полупролетариат и основные массы средних крестьян оставались верны и коллективным формам пользования - владения, и регламентации торговли с'естными припасами, борясь на два фронта и с феодализмом - в лице сеньера и сеньерального режима, и с капитализмом - в лице сельской буржуазии с ее манчестерскими стремлениями8 . Если такая реакционная идеология господствовала у крестьян экономически передовой Фландрии, то в других областях вряд ли можно ждать большей "сознательности" от крестьян. Уже в первых волнениях на почве дороговизны хлеба проявились этот раскол крестьян и единый фронт деревенской бедноты с городскими рабочими9 .


1 Lefebvre, op. cit., стр. 220 - 221.

2 See. La vie economique et les classes sociales de la France aux XVIII s. (Paris 1924), стр. 102 - 104.

3 Там же, стр. 105.

4 Lefebvre, op. cit., стр. 253.

5 Evrard, статья о торговле хлебом при старом режиме (стр. XXXIII), служащая предисловием для публикации источников, изданных Dufresne et Evrard. Les subsistances dans Ie distr. de Versaille de 1788 a l'an V 1921 - 1922 г. г. О хлебной торговле в XVIII веке: Muzart, - Ch. La reglementation du commerce des grains en France au XVIII s. La theorie de Delarme (Paris, Champion 1922). Mathiez. Les subsistances pendant la Revolution I. De la reglementation a la liberte (Ann. hist. 1917, стр. 166 и сл.). Leon Caheu. Le pacte de famine et les speculations sur les bles (Revue historique 1926, mars - juin). О состоянии земледелия: Raveau. L'agriculture et les classes paysannes dans le Haut Poitou au XVII siecle (Extrait de la Revue d'Hist. economique 1924.) Destenville, H. La pomme de terre, sa vulgarisation par le gouvernement revolutionnaire sa culture, dans le distr. Evray (Troyes. 1917). See. Les landes, les biens communaux et le defrichement en Haute Bretagne dans la premiere moitie de XIX s. (Extrait de Memoires de la Societe d'hist. et d'Arch. de Bretagne 1926) See. La vaine pature en France sous la monarchie de juillet d'apres l'enquete de 1836 - 1838 (Revue d'hist. mod. 1926, III, 198 стр.); эти работы показывают, что ликвидация трехполья и общих полей затянулась еще надолго после революции.

6 See. La vie economique et les classes... стр. 121.

7 Leferbvre, op. cit, стр. 258.

8 Lefebvre, op. cit., стр. 880 и в др. местах.

9 Там же, стр. 348 - 349. Целый ряд работ, посвященных аграрным отношениям при старом режиме, мне достать не удалось: Quinion. Histoire d'un village bas breton Plouagat-Moysan (Morlaix 1924. 143 стр.). Caheu G. Une paroisse rurale au XVIII s. en Seine-et-Oise (1739 - 1793) (Chartres, impr. Durand 261 стр.). Balmain. La communaute de Chateauneuf en Savoi (Chambery, 1923, 160 стр.). Verriete. Le regime seigneurial dans le Hainault (Louvin. 1917), Du Halgouet H. Une seigneurie de la senechaussee d'Auray; le domaine et les seigneurs st. Brieuc, 1920). Он же, Du regime seigneurial dans Pancienne France: duche de Rohan et ses seigneurs (1925). Latouche R. La vie en Bas Quercy du XIV au XVIII siecie (Toulouse, Privat et Paris, Picard 1923 - 1924, 520 стр.) See. La misere, la mendicite et I'assistance a Bretagne au XVIII s. (Extrait des Memoires de la Societe d'hist. etd'Arch. de Bretagne 1924 - 1925). Отдельные главы работы Funck Brentano, F. L'ancien regime (Paris, 1926, 572 стр.) Ценный справочник. Vicomte Charles de Peloux. Repertoire generale des ouvrages moderne relatifs au XVIII siecie (1715 - 1789). (Paris, Ernest. Grund 1926,306 стр. и дополнение в 1927 г.), содержащий свыше 10.000 названий. Для справок о юридической стороне, управлении и отчетности о движимом и недвижимом имуществе приходов, называемом fabriques, имеется работа Lafforgue E. Les fabriques des eglises du diocese de Tarbes sous l'ancien regime et pendant la Revolution (Tarbes 1925, 129 стр.). Недавно переизданы старые работы: Champion E. La France d'apres les cahiers de 1789г. (5-е издание Paris 1921: мне известно издание 1904 года) и de Calonne. La vie agricole sous l'ancien regime dans le nord de la France (3-е издание, 1920, 2- ое издание от 1885 года).

стр. 249

Переходя к возникновению революции, необходимо отметить указание Анри Сэ, что бретонская буржуазия была застрельщиком революции и первая поставила социальный вопрос, - вопрос о ликвидации сеньорального режима1 . Если это указание правильно, то оно приобретает совершенно особый интерес благодаря обстоятельствам, при которых социальный вопрос был поставлен. Сам Сэ в одной из работ2 , указывал, что в борьбе между буржуазией и привилегированными за крестьянина как союзника привилегированные попытались опереться на народные массы деревни. И только тогда бретонская буржуазия, под напором крестьянских требований и резолюций, должна была перейти от пропаганды одних лишь политических требований к предложению ликвидировать сеньеральный режим. Эта пропаганда проникла и в Анжер; здесь, как сообщает Le Moy3 , предвыборная борьба достигла большого напряжения, о чем свидетельствуют ряд брошюр и памфлетов и большое количество "примерных наказов". Привилегированные пытались нажимать через сеньеральных агентов, воздействовать на крестьян, что в некоторых случаях им и удавалось; на обще-сенешальском избирательном собрании III сословия разгорелась борьба между буржуазией и сеньеральными агентами, явившимися делегатами от многих деревенских приходов. В Майенне abbe Gaugain тоже устанавливает влияние как сельской интеллигенции, так и городской буржуазии на составление крестьянских наказов4 .

Приходится отметить, что сведения о борьбе буржуазии и даже привилегированных за союз с крестьянством в литературе большей частью встречаются случайно, именно в главах, посвященных вопросу о достоверности и надежности наказов как источника. Работы Валя и Ону поставили этот последний вопрос в такую плоскость, что и суб'ективная и об'ективная достоверность наказов должна подвергаться анализу в каждом отдельном случае. Однако редко эта проверка делается с надлежащей тщательностью, еще реже анализ, кроме формальной стороны, захватывает и классовую сущность; большей частью критики исходят из общих положений; отсюда происходит, что даже к требованиям местного характера, явно крестьянским по своему происхождению, одни относятся как к требованиям, страдающим преувеличениями (Caugain), другие - наоборот, как к преуменьшенным, как к требованиям, подвергшимся умеряющему влиянию представителей власти, обычно председательствовавших на собраниях (Lefebvre5 ).


1 See. La vie economique et les classes sociales.

2 Предисловие к публикации наказов Реннского сенешальства под редакцией See et Lesort т. 1.

3 Предисловие к публикации наказов A. Le Moy, Cahiers de doleances de senechaussee d'Angers, Coll. doc. inedits 2 тома CCLXV+418+843 стр. и карта, 1915 и 1916 г.г. К сожалению, эти брошюры и памфлеты не приводятся целиком; так же слишком скупо приводится содержание протоколов приходских избирательных собраний. Целиком приведены 4 "примерных наказа" и 2 "примерных протокола".

4 Abbe Gaugain. Histoire de la Revolution dans la Mayenne. I partie. Histoire politique et religieuse (Laval, Chailland 1918, 2 тома), т. I, стр., 93 - 98. Автор считает неоспоримым влияние "примерных наказов", хотя таковые им и не обнаружены. Интересен опубликованный в La Revolution Francaise (1927 N 1) "примерный наказ" департамента Тарн.

5 Недостаточное внимание к конкретной критике наказов проявляется и в последних изданиях наказов Collection des documents inedits: Godard et Abensour. Наказы бальяжа Amont (департамент Haute Saone (т. I, 555 стр., в том числе 40 страниц введения, 1918; второй том еще не вышел). Le Parquier. Наказы бальяжа Arquier (департамент Нижней Сены, т. т. I - II, LXVIII+628 - 1922 г.). Boissonade P. et Cathelineau Наказы сенешоссеи Civary (департамент Vienne; Niort, St. Denis 1925 XLIII+399стр. есть карта) и Balencie. Наказы сенешоссеи Bigorre (департамент Hautes Pyrenees, Tarbes 1925 - 1926, 2 тома 650 стр., в том числе предисловия 19 страниц); слишком краткие выдержки из протоколов избирательных собраний, не указывается налоговое обложение присутствующих, мало сведений об экономическом положении приходов; наконец, очень мало подстрочных примечаний, т. -е. не приводятся данные из архивных материалов для проверки тех фактов, о которых говорят наказы; в последнем отношении выгодно выделяется публикация Bridrey, последний том которого вышел в 1914 г. (наказы бальяжа Cotentin, департамент La Manche I -I II и 1907 - 1914 г.г.). Кроме Coll. des doc. inedits имеется ряд других изданий наказов (их достать мне не удалось): Garriques D. Cahiers de doleances de la communaute d'Auraud Guilhem au pays de Rivier Verdin en 1789 (St. Gaudens, Abadie 1925. 42 стр. и карта). Delacroix, Les cahiers de doleances du baillage de Pontalier (1926 или 1927). Porre. Cahiers des cures dss communautes ecclesiastiques du baillage d'Auxerre (1927). Malrieu V. Cahiers de doleances de la senechaussee de Montauban (Tame et Garonne). Montauban 1925, 88 стр. (10 наказов). Papin A. Les Cahiers de doleances du Chauletais: les douze communes du canton de Monfaucon (Bull. de la S-te des Sciences de Chaulet 1924) О выборах. Delon J. (abbe). Les elections de 1789 en Gevaudan (1923); Constatin. La campagne electorate du clerge dans Ie baillage de Nancv en 1789 (1926 или 1927).

стр. 250

Законодательство по ликвидации сеньерального режима и после работ Лучицкого и Саньяка продолжает привлекать внимание исследователей. Касаясь 4-го августа 1789 года. Олар1указывает, что изучать это событие надо не по "Moniteur", который стал выходить только с 24 ноября, а по другим современным газетам; эти источники показывают, что вопрос о выкупе сеньеральных прав подготовлялся в Бретонском клубе, и что неожиданного в "представлении" 4-го августа было лишь то, что виконт де Ноайль предупредил выступление представителя этого клуба д'Агийона; но, как видно из публикуемого Hemiequin'ом письма депутата Parisot2 , оба эти выступления были неожиданностью для Комитета Ста, который предполагал первым внести подобное предложение. Все же Олар не хочет порвать с легендой о "безумной ночи энтузиазма".

В дальнейшем Олар занимается чрезвычайно интересным вопросом о живучести феодализма при революции. Подводя итоги известным в литературе фактам, он утверждает, что до 1791 года продолжалось поступление десятины, что феодальные ренты и платежи взимались даже с национализированных имуществ и что отказы от уплаты были хотя и частым, но все же исключением. Мне кажется, следует относиться осторожно к этим выводам, тем более, что и новейшие сведения (книга Лефевра) показывают, что на местах была внесена значительная анархия в выплату не только феодальных платежей, но и арендной платы.

Как отнеслись крестьяне к аграрному законодательству Конституанты и Легислативы? Как бы отвечая на этот вопрос, Олар вслед за главой о 4-м августе помещает главу о крестьянских восстаниях, привлекая некоторый новый материал. Крестьяне сами, своими силами ведут борьбу против феодализма, при чем их гнев обращается не только против сеньеров, но и против тех буржуа, которые, будучи землевладельцами, продолжают требовать феодальные платежи (стр. 135 - 139). О том же говорит и ряд статей в журналах. Даже в Савое3 , куда революционная законность была принесена на острие штыка, крестьянское движение с сентября 1792 по май 1793 г. имело тот же характер борьбы с феодализмом, углубления революции. Однако современники называли эти крестьянские волнения контрреволюционными, об'ясняли их происками аристократов и т. д.; даже движение арендаторов департамента Ланд против повышения арендной платы4 и стачки жнецов в Валуа за повышение сдельной платы5 , рассматривались, как контр-революционные. Примеру современников часто следуют и историки, стирая таким образом всякую грань между движением за углубление революции и движением за восстановление старого порядка (напр., Vermale, Leclerc, Richard).


1 Aulard. La Revolution et le regime feodal, стр. 76 и сл.

2 La Revolution Francaise 1927 N 1.

3 Vermale. La Revolution en Savoie (Chambery 1825) стр. 11 - 22. Совсем другого характера восстания "барбетистов - в районе Ниццы; Combet утверждает, что их причиной являются насилия французских войск см. Combet J. La Revolution dans Ie comte de Nice et la principaute de Monaco 1792 - 1800 (Paris, Alean 1925) стр. 255.

4 Richard A. Les troubles agraires des Landes en 1791 et 1792. Annales Revolutionnaires 1927 N 24 (ноябрь-декабрь).

5 Dommenget M. Les greves de moissonneurs du Valois sous la Revolution (Ann. Rev. 1924, стр. 507). Сведения о крестьянских волнениях есть в книге Leclerc. Les journees d'octobre et la fin d'annee 1789. (Paris, Letouzey 1924). Ряд интересных документов о крестьянских волнениях в первые годы революции опубликовал See. Les troubles agraires en Haute Bretagne (1790 - 1791). (Bulletin d'Histoire economique de la Rev. 1919 - 1921, а также отдельн. изданием Paris 1924) и Les troubles agraires dans Ie Bas Maine en juillet 1789 (Ann. Rev. 1925 стр. 528).

стр. 251

Обе проблемы, поставленные Оларом, тем более интересны, что они могут помочь выяснить классовую сущность Конституанты, Легислативы и Конвента и их законодательной деятельности. Появившаяся в Университетских Известиях (Киев 1915) работа Д. К. Петрова о ликвидации сеньерального режима устанавливает ценность тех или иных декретов "вне какой-либо зависимости1 , т. -е. с точки зрения абстрактной справедливости, и, конечно, ничего не может дать по интересной для нас проблеме, точно гак же как работа реакционера Сеньереля, посвященная "варварскому", "пиратскому" законодательству относительно имущества эмигрантов2 и рассматривающая его с точки зрения борьбы принципов нового - естественного права и старорежимного - всемогущества государства с его максимой Salus populi suprema lex. Зато работа Куниского, посвященная только небольшой части аграрного законодательства - по вопросу об общинных землях3 , ставит эту проблему во весь рост и, поскольку это возможно на основании одного этого материала, дает четкую классовую характеристику как основных течений при обсуждении проектов законов, так и всей законодательной работы каждого законодательного учреждения революционной эпохи.

Однако центральное внимание автор уделяет не работе законодательных учреждений, а положению на местах. Борьба вокруг раздела общинных земель, как показывает автор, приобрела во время революции чрезвычайно острый характер. Если первое время центральным пунктом борьбы был вопрос, делить или нет общинные земли, то после закона 28 августа 1791 года деревню раскалывает вопрос о способе раздела. Однако характер источника не позволил автору входить во все подробности конкретной борьбы на местах. Товарищу Кунискому принадлежит заслуга поставить вопрос и указать общее направление в разрешении его. Перед исследователями местной истории лежит большая задача, - выяснить позицию сельского пролетариата, полупролетариата и середняцкого слоя в различных экономических районах и в различных условиях борьбы, виды и характер общинных земель и угодий, подвергшихся разделу, а также причины и обстоятельства, мешавшие покончить с этим пережитком феодализма4 .

Не менее интересны борьба за распределение так называемых национальных имуществ (земель конфискованных у духовенства и эмигрантов) и те классовые сдвиги, которые явились результатом этого распределения. Общие работы (Лучицкого, Мариона) послужили не столько разрешению, сколько постановке вопроса, ответ на который требует еще предварительной разработки материалов по областям. Чрезвычайно интересный и тщательно обработанный материал дает книга Лефевра. Он отмечает надежду крестьян получить землю для безземельных и малоземельных даром или, по крайней мере, возможность приобрести их без торгов; отсюда - борьба дистриктов, отражающих интересы крестьян, за продажу земель мелкими участками (431 - 435). Когда департамент настоял на выполнении правительственных распоряжений, и крупные фермы стали поступать в продажу не в раздробленном виде, крестьяне стали выступать против городской буржуазии, об'единяясь всей деревней в ассоциации, и для удаления конкурентов применяли договор с некоторыми из них, угрозы, mauvais gre, и даже прямое насилие. Эти обстоятельства, а также применение благоприятствующих бедноте декретов 3 июня и 13 сентября 1793 года, которые обычно оставались лишь на бумаге, привели к тому, что до конца III года крестьянские приобретения значительно превосходили приобретения буржуазии, которая берет реванш только в период нисходящей линии революции. Отчасти подтверждается явление, отмеченное Лучицким: вблизи городов покупки горожан составляют 70 - 90% всей площади проданных земель; но это относится лишь к наиболее крупным городам, близ мелких городов преобладание остается за крестьянами. В общем около 18.000 крестьян приобрело 52% всей проданной земли.

Однако, распределение земли между покупателями- крестьянами чрезвычайно неравномерно: 90% крестьян купило не более чем по 5 гектаров (39% площади), в то время, как один процент (около 200 человек) приобрело земель больше


1 Петров Д. К. Ликвидация сеньерального режима во Франции (Университетские известия N 8, Киев 1915).

2 Seigneurel J. Etude historique sur la legislation revolutionnare relative aux biens d'emigres (Paris-Nancy 1915, 196+XIX стр.).

3 Куниский и Позняков. Общинные земли в эпоху Великой французской революции, главы II - IV.

4 Примером того, насколько неожиданные формы борьба принимала на местах могут служить сведения, даваемые Лефевром, как-то: в животноводческом районе богачи стоят за сохранение общинного пользования и идут на целый ряд уступок беднякам, требующим раздела общинных земель, которые не приносят последним пользы, т. к. у них нет скота; богачи согласны даже на самообложение для приобретения беднякам скота (стр. 513).

стр. 252

чем по 40 гектаров - 22% площади крестьянских покупок, (та же неравномерность наблюдается и в отношении покупок горожан). Значительное количество безземельных приобрело земли (одна треть всех крестьян-покупателей); часто это были богатые фермеры, верхушки деревенской буржуазии; однако много и бедняков сделалось собственниками, приобретя клочки земли менее 1 гектара. Таким образом множество фермеров превратилось в собственников, возросло количество мелких собственников, и сильно выросла (численно и качественно) сельская буржуазия.

Чрезвычайно ценны сведения об изменении в распределении фактически обрабатываемой каждым хозяйством земли, прослеженные по 80 коммунам (по источникам, относящимся к эпохе консульства; такие сведения появляются в литературе впервые). В общем площадь обрабатываемой земли увеличилась, наибольший прирост дали средние хозяйства товарного типа и значительный прирост - хозяйства нежизнеспособные - парцельные, продовольственного типа1 .

Подводя итоги Лефевр указывает что земельный вопрос, как он ставился в 1789 году, разрешен не был, так как остался значительный кадр жаждущей земли безземельной и малоземельной бедноты и сохранились крупные землевладельцы, сдающие в аренду земли, как крупными фермами, так и по мелочам2 . Крупные землевладельцы феодального типа продолжали употреблять и феодальные формы эксплоатации этой собственности, поэтому до сих пор сохранились такие остатки феодального строя, как половничество3 и эмфитевза, в частности complant u domaine congeacle4 .

Каково было отношение крестьян к прочим мероприятиям революционных властей? Ценный материал для департамента Nord дает Лефевр. Установление максимума на хлеб имело сторонников и в деревне в лице деревенской бедноты, не имеющей посевов или имеющей их недостаточно, которая еще в 1789 и 1792 годах отнимала хлеб у зажиточных крестьян; однако установление максимума на заработную плату оттолкнуло их от революции; широкое применение реквизиций, после отмены максимума, когда даже и военной опасности не было, скомпрометировало республику в глазах сельской буржуазии5 . Аграрный кризис, возникший


1 Оставшиеся нерассмотренными Лефtвром изменения в характере арендных отношений (изменились категории лиц, сдающих и берущих землю в аренду, изменились соотношения продовольственной и капиталистической аренды земель) могут быть легко прослежены по имеющимся в приложении таблицам. Вот вопрос для маленького исследования.

2 Ряд заметок о продаже национальных имуществ помещал Vermale F. в Annales hist. под заглавием Autour des biens nationaux (1917 г., стр. 34, 1919 г. стр. 397, 1921 г. стр. 147, 1922 г. стр. 424 и 1923 г. стр. 511). Документы: Martin. Les documents relatifs a la vente des biens nationaux dans les districts de Toulouse et de St. Gaudens(Coll. doc. inedits; Paris 1916 LXXXVII+648 и Reims 1924, XXX+616) с приложением синоптических таблиц. Не удалось достать Carron P. et Deprez E. Le recueil des textes legislatifs et administratifs concernants des biens nationaux, т. I 1789 - 1791 (1927); Patrigeon. Comment on achetait et comment on payait un bien national sous la Grande Revolution. Les biens nationaux du d-t de l'Indre; ventes; resultats financiers; statistiques des operations comprises entre 1792 - 1812 (Paris Picard 1914); Le Chevalier H. La propriete fonciere de clerge et la vente des biens ecclesiastiques dans le district de St. Lo (St. Lo, Jacquelin 1920, 149 стр.).

3 Работу о половничестве: Gagnon C. Histoire du metayage en Bourbonnais depuis 1789 (Paris 1920) достать не удалось.

4 См. новое издание работы. Chenon. Le demembrement de la propriete en France avant et pendant la Revolution (Paris, Sirey 1923; дополненное издание книги, вышедшей в 1881 г.) стр. 174 - 180.

5 Ряд документов относительно применения максимума и экономического состояния деревни имеется в изданиях Collection des doc. inedits: Defresne A. et Evrard. Documents relatifs aux subsistances dans le destr. de Versaille de 1788 a l'an V (Paris, Leroux 1921 - 1922, т. I - II, CIII+366 - 574 стр.). Lefebvre. Doc. relatifs aux subsistances dans le distr. des Bergues (Lille 1914 - 1921, I - II т. т. CXXIV+670+704 стр.) Tuety, Correspondance du ministere da l'interieur relative, au commerce aux subsistances et a l'administration general 1792 (Paris 1917 XIII+760). Adher J. Recueil des documents sur l'assistance publique, distr. de Toulouse 1789 - 1806 (1918, XXVIIl+606; о количестве бедных в деревнях и формах помощи им стр. 549 - 586). См. также статьи Destenville H. Le probleme du ravitaillement dans un district de l'Aube de 1792 a 1795 (Ann. hist. 1919, стр. 229) и Mathiez. Les requisitions de grains sous la terreur (Revue d'hist. economique 1920, т. VIII, стр. 231 - 254). Главным образом о постановке вопроса в центре ряд очень интересных статей Матьеза в Ann. Hist. (1917стр. 166, 1921, 1922 и 1923) и в Annales Revolutionnaires (1925, 1926); серия еще не закончена. Martin. La politique nantaise des subsistances (1924); не достал Dommenge D. Les subsistances dans Ie distr. de Monpellier (Monpellier 1924, 290 стр.) См. также интересные документы, относящиеся к 13 коммунам департамента Indre et Loire, изданные Mussereau: Documents d'archives sur l'histoire economique de la Rev. Francaise... (1788 an VII). (Orleans 1915, XIV+289 стр.) О своеобразных продовольственных отрядах свидетельствует Une apel de l'armee revolutionnaire, опубликованная в Annales Historiques (1922, стр. 427).

стр. 253

в результате революции, максимума и разрушений войны и который стал изживаться только с лета 1796 года, тоже влиял на отношение крестьян к революции в неблагоприятную сторону1 .

Это приводит нас к вопросу о крестьянской контр-революции. У Лефевра имеется очень ценный материал относительно того, как оформлялась эта неудовлетворенность крестьян революцией в контрреволюционные настроения и контрреволюционные действия. Ни реформированная школа, находившаяся в плачевном состоянии, ни новое самоуправление, часто снова передававшее власть в руки старорежимных эшевенов, не противопоставили этим настроениям политико-просветительной работы и патриотической агитации. Протестовавшие и против легкой воинской повинности при старом режиме, крестьяне враждебно отнеслись к суровым наборам в революционные армии, были частные случаи восстания призывников2 .

Лефевр считает, что при таком положении вещей, разрыв с духовенством был ошибкой. Вокруг неприсяжных священников сконцентрировались все недовольные революцией, а вокруг присланных взамен их конституционных священников сгруппировались "патриоты". Одно из писем указывает, что к числу последних принадлежал menue peuple - средние крестьяне, а контрреволюционная группа состояла из сельской буржуазии и зависимых от нее поденщиков, батраков и рабочих. Все колебания центрального правительства очень ослабляли влияние группы патриотов, наоборот решительная революционная политика и военная обстановка заставляли контрреволюционные группы стушевываться. Неприсяжное духовенство хотя и было организующим центром контрреволюционной деятельности, но имело своей базой не деревни, а некоторые города (Douai). Интересно, что борьба обеих групп между собой была и по поводу мер дехристианизации: если закрытие церквей вызывало недовольство и порой контреволюционное движение, то и восстановление культа дало повод не только к единичным протестам, но и к целым волнениям (см. стр. 857). При директории, особенно с V года отмечаются усиление контрреволюционных группировок и анархических выступлений и полная дезорганизация патриотов, так что перелом политики с конца 1797 года (меры против эмигрантов и роялистов) не нашел для опоры достаточно сильной революционной группы. Все эти сведения страдают от недостатка классового анализа, так же как и конечный вывод, что крестьяне приветствовали переворот 18 брюмера. Несмотря на это, эта часть работы Лефевра дает для понимания социального характера крестьянской контр- революции гораздо больше, чем ряд новых книг о Вандее и восстании шуанов, принадлежащих перу реакционных историков, об'ясняющих все дело "глубокой религиозностью" крестьян и нежеланием итти на военную службу3 .

В заключение отмечу, что попытка Сэ дать краткую сводную и сравнительно-историческую работу по крестьянскому вопросу4 потерпела неудачу: вместо вы-


1 См. также статьи See. L'etat economique de la Haute Bretagne sous Ie Consulat d'apres la statistique de Borie et de Huet (Ann. Rev. 1925 март - апрель) и заметку. Vautier F. Francois de Neufchateau agriculteur (там же, январь - февраль 1925).

2 См. также Richard. Les resistances a la levee de 300.000 homines dans Ie Pay de Dome (Ann. hist. 1923 стр. 503)

3 Delon, abbe La Revolution en Lozere (Mende 1922, 791 стр.). Gabory. La Revolution et Vendee (Paris, 1925 I т. I - II, обещан. и III); Gaugain. Histoire de la Revolution dans la Mayenne (Laval, Chailland 1918 - 1921, 2 части, 4 тома); более поздний период захватывает Sageret. Le Morbihan et la chouannerie morbihannaise sous Ie Consulat (3 тома, 5 книг, 1917 - 1919, ed. Piard). См. также статьи Dubreuil в Annales historiques (1917, 1918 и 1919 г. г.). Madelin. La Chouannerie dans le Bocage normande (там же 1917, стр. 330), Martin. Les blancs a Machecoul (La Revolution Francaise 1925 N 1). Обзор новейших работ по крестьянской контрреволюции будет дан в одном из следующих номеров И. М.

4 See. Esquisse d'une histoire du regime agraire en Europe au XVIII et XIX siecles. Paris 1921.

Ценное пособие для работающих над крестьянским вопросом во Франции: Marion. Dictionnaire des institutions de la France au XVII et XVIII s., Paris 1923. Автор настоящего обзора не достал следующие книги: Chanoine-Davranche. La vie sociale pendant la premiere partie de la Revolution 1789 - 1798; Rouan et ses environs (Rouan 1916); Lemerque. La Revolution a Toget precede d'une histoire a travers l'ancien domaine (Auche); Joly. Lap aroisse de Benu pendant la Revolution (Annecy 1923); Vermale. Journale d'un paysan de Maurienne pendant la Revolution et l'Empire Chambery, (1919).

стр. 254

явления основных экономических и социальных процессов, бурно происходивших во второй половине XVIII века, даются механическое соединение различных данных и бессодержательная квалификация, а революционный период остается в книгах Сэ вовсе не освещенным. Эта неудача об'ясняется не только недостатками метода (не-марксисту вообще трудно сделать вполне научные обобщения), но также и тем, что собранный материал недостаточен и распределен очень неравномерно по различным экономическим районам Франции, для того, чтобы можно было обогатить науку новым широким выводом.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/НОВЕЙШИЕ-РАБОТЫ-ПО-КРЕСТЬЯНСКОМУ-ВОПРОСУ-НАКАНУНЕ-И-ВО-ВРЕМЯ-ВЕЛИКОЙ-ФРАНЦУЗСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

И. Завитневич, НОВЕЙШИЕ РАБОТЫ ПО КРЕСТЬЯНСКОМУ ВОПРОСУ НАКАНУНЕ И ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/НОВЕЙШИЕ-РАБОТЫ-ПО-КРЕСТЬЯНСКОМУ-ВОПРОСУ-НАКАНУНЕ-И-ВО-ВРЕМЯ-ВЕЛИКОЙ-ФРАНЦУЗСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ (дата обращения: 25.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - И. Завитневич:

И. Завитневич → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
275 просмотров рейтинг
14.08.2015 (833 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА РИЖСКИХ РАБОЧИХ В 1905 ГОДУ
Каталог: Экономика 
15 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОЙ НАЦИИ
Каталог: Философия 
15 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
22 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
НОВЕЙШИЕ РАБОТЫ ПО КРЕСТЬЯНСКОМУ ВОПРОСУ НАКАНУНЕ И ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK