Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7284
Автор(ы) публикации: Н. ЛУКИН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Как известно, идеалистическая концепция всемирной истории получила свою наиболее законченную формулировку у Гегеля, для которого история немногих избранных, "исторических" народов древнего и нового мира являлась лишь стадиями в историческом развитии "единого человечества", стадиями, в которых, по Гегелю, "осознавал" себя "абсолютный дух". Таким образом, по Гегелю, история человечества была всегда единым процессом, независимо от степени экономического развития, на которой находился тот или иной "избранный" "мировым духом" народ. Маркс еще в "Немецкой идеологии" отметил, что, отбрасывая гегелевскую метафизику с ее "кознями" мирового духа, можно говорить о всемирной истории как об едином историческом процессе лишь со времени распространения крупной машинной индустрии, создания мирового рынка, со времени уничтожения прежней, как он выражается, "примитивной обособленности отдельных наций". "Чем более расширяются в ходе этого (исторического. - Н. Л. ) развития отдельные воздействующие друг на друга круги, чем более, благодаря усовершенствованному способу производства, общению и, в силу этого, стихийно развившемуся разделению труда между различными нациями, уничтожается первоначальная замкнутость отдельных национальностей, тем более история становится всемирной историей"1 . А несколько ниже Маркс прямо говорит, что "впервые создали всемирную историю крупная промышленность" и создание мирового рынка. Вместо гегелевского "метафизического призрака" Маркс подвел под понятие всемирной история материальную основу. Итак, говорить о всемирной истории как едином историческом процессе можно лишь с эпохи торжества промышленного капитализма, т. е. не ранее конца XVIII века. Но термин "всемирная история" употребляется и в другом смысле. Под ним мы понимаем систематизированную историю всего прошлого человечества, понимаемую как совокупность историй всех известных нам человеческих обществ, рассматриваемых в хронологической последовательности, в их историческом взаимодействии и взаимозависимости, в их развитии от первобытного строя до строя социалистического, несокрушимо утвердившегося в наши дни на одной шестой части суши - в СССР. Термин "всемирная история" употребляется Марксом и в этом втором его значении.


Настоящая статья является переработкой доклада, прочитанного Н. М. Лукиным на собрании отделения Общественных наук Академии наук СССР 27 апреля 1937 года.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч. Т. IV, стр. 36, 50.

стр. 3

Вряд ли есть необходимость доказывать, что создание всемирной истории, охватывающей историю человечества начиная от первобытного строя и кончая победой социализма в СССР, является сейчас очередной и важнейшей задачей советских историков вообще и Академии наук в первую очередь.

На III всероссийском съезде комсомола В. И. Ленин говорил о необходимости "точного знания культуры, созданной всем развитием человечества"1 . Наша партия и правительство уделяют сейчас исключительное внимание историческому фронту и делу исторического образования. Овладение историей человечества рассматривается и партией и правительством как одно из условий выработки целостного марксистского мировоззрения, как одно из могущественнейших средств социалистического воспитания масс. Массы, широкие массы как молодого поколения, так и взрослых, должны знать, "откуда и куда мы идем", знать подлинную историю человечества.

Партией и правительством приняты решительные меры для обеспечения подготовки марксистских учебников по истории. Но учебники, даже учебники для вузов, ни в какой мере не могут заменить собой той капитальной работы, о которой здесь идет речь, - академического издания всемирной истории. Эта "Всемирная история" должна быть не только пособием для преподавателей и учащихся в вузах, но и настольной книгой для широких читательских кругов. Подготовка этого издания наряду с подготовкой академического издания "Истории СССР" должна быть основным содержанием работы Института истории Академии наук в третьей и четвертой пятилетках. В течение 1937 г. Институт должен разработать схему, а затем и подробную программу обеих работ.

Нужно сознаться, к нашему стыду, что мы приступаем с большим опозданием к созданию "Всемирной истории". Основные причины этого опоздания следующие. Известно, что на фронте исторической науки долгое время орудовали и проводили свою подлую, вредительскую работу враги народа: японо-германо-троцкистские шпионы и предатели - троцкисты и их сообщники - правые реставраторы капитализма, задачей которых было всячески тормозить развитие исторической науки СССР, направить ее по ложному пути и по возможности ликвидировать ее. Не нужно, далее, забывать, что на историках Запада, хотя и в меньшей степени чем на историках СССР, сказалось вредное влияние антимарксистских, антиленинских установок "школы Покровского". В самом деле, если историкам Запада в свое время не рекомендовалось залезать в "дебри" французской революции или копаться в "истории древнейшего периода германской социал-демократии", если историкам колониальных и зависимых стран предлагалось ограничиваться изучением "последних" десятилетий истории Индии и Китая2 , если все работы буржуазных историков, независимо от политической физиономии их авторов, должны были не изучаться по существу, а лишь разоблачаться с точки зрения выявления классовых элементов идеологии автора, то в такой обстановке говорить о создании "Всемирной истории" не приходилось.

И, наконец, еще одно обстоятельство до сих пор чрезвычайно затрудняло самую постановку этой проблемы - это бесплановость и бесперспективность в работе наших исторических научно-исследо-


1 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 387.

2 "Историк-марксист". Т. 21 за 1931 г., стр. 7 и 15.

стр. 4

вательских учреждений, оторванность одних научных центров от других. Например Государственной академией истории материальной культуры (ГАИМК) было намечено издать четырнадцать томов по истории докапиталистических обществ. Три тома из этого издания, посвященные истории древнего мира, - "Древний Восток", "Древняя Греция", части 1-я и 2-я, - уже вышли. Один том по истории средних веков печатается, а другой подготовляется к печати. Но все это предприятие было задумано чрезвычайно келейно: широкая историческая общественность к этому делу привлечена не была; не только Институт истории Академии наук, но и другие институты, входящие в систему Отделения общественных наук, как Институт антропологии, археологии и этнографии, Институт востоковедения, Институт истории науки и техники, стояли в стороне от этого предприятия. Как будто это большое издание могло быть осуществлено силами одних сотрудников ГАИМК!

Говоря о том, что антимарксистские, антиленинские установки Покровского, которые, по сути дела, вели к ликвидации истории, создали чрезвычайно неблагоприятную обстановку для такого рода предприятия, нужно отметить, что та научно-популярная серия, которая выходила под редакцией Покровского под именем "Всемирной истории", конечно, ни в какой мере всемирной историей не была. Это был ряд случайных, ничем не связанных между собой, частью оригинальных, частью переводных монографий, написанных без всякого предварительного плана и носивших на себе явную печать социологизации, неконкретности и всех прочих грехов школы Покровского. Достаточно перечислить самые названия отдельных выпусков этого издания: "Очерки по истории пролетариата в СССР", "Крестьянские движения в феодально-крепостной России", "История II интернационала", "Феодализм в Западной Европе" и т. д. Ясно, что эта неудачная попытка ни в какой мере не может служить для нас даже исходным пунктом.

Между тем совершенно несомненно, что сейчас имеется достаточно предпосылок для того, чтобы соединенными силами целого ряда исторических учреждений можно было подготовить издание "Всемирной истории". В чем заключаются эти предпосылки? Прежде всего в том, что за последние годы в значительной мере продвинулось вперед опубликование литературного наследства Маркса, Энгельса, Ленина - наследства, в котором не только содержатся ценнейшие методологические указания для всех, кто занимается историей и, в частности, так называемой всеобщей историей, но и входит целый ряд крупнейших исторических работ основоположников марксизма. Мы имеем, далее, ценнейшие указания товарищей Сталина, Кирова и Жданова Е замечаниях на конспекты учебников для средней школы, в письме товарища Сталина к авторам учебника по истории ВКП(б) и его теоретические работы, которые должны служить надежнейшим компасом для нас в этой области. Мы имеем постановление Жюри правительственной комиссии по конкурсу на лучший учебник для 3-го и 4-го классов средней школы по истории СССР, мы имеем, наконец, такой блестящий образчик коллективной работы, в редактировании которой деятельное участие принимал товарищ Сталин, как I том "Истории гражданской войны в СССР". Эта работа является образцом, от которого необходимо исходить при подготоке изданий как "Всемирной истории", так и "Истории СССР".

Наша советская историческая наука в ее так называемом западном секторе при всем ее отставании от великих задач нашей великой

стр. 5

эпохи все-таки имеет ряд бесспорных достижений в области исследования отдельных проблем. Ряд достижений имеется в области изучения истории первобытного общества, истории средних веков, истории нового времени и т. д. Крупные успехи сделаны советской археологией и этнографией. Немалую роль при разработке схемы всемирной истории должна сыграть работа, проделанная за последние три года над учебниками для средней школы. Должен быть, разумеется, учтен и опыт ГАИМК.

Что касается нашей подготовленности к этой работе в смысле использования архивных богатств, то авторы будущей "Всемирной истории" находятся, конечно, в менее благоприятных условиях чем историки СССР. Фонды заграничных архивов могут быть использованы лишь в очень скромных размерах. Но и в советских архивах имеется ценнейший материал, главным образом по истории внешней политики, который нашими историками-западниками только начинает осваиваться. Большая и ценная работа по изданию документов эпохи империализма ведется комиссией при ЦИК СССР; много материалов было опубликовано в журнале "Красный архив"; в Институте истории Академии наук начата работа по подготовке к печати большой публикации в нескольких сериях под общим названием "Царизм и западноевропейские революции XVIII - XIX веков". Работающими над этой публикацией были обнаружены чрезвычайно интересные материалы, которые позволят иллюстрировать на конкретно-исторических примерах тот тезис, который подчеркнул товарищ Сталин в своих замечаниях на конспекты учебников, - тезис о роли царизма как "жандарма Европы".

II

Создание советской "Всемирной истории" сейчас тем более необходимо, что оно должно быть противопоставлено многочисленным изданиям подобного рода, которые осуществляются или уже осуществлены в капиталистических странах. В этом смысле советская "Всемирная история" должна стать острейшим орудием в идеологической борьбе двух систем. За последние 15 - 20 лет в капиталистических странах появился целый ряд изданий типа "Weltgeschichte". В одной только Франции мы имеем три таких издания. Во-первых, это "Народы и цивилизации" под редакцией Альфана и Саньяка1 ; во-вторых, "Всеобщая история" под редакцией Глотца2 , в-третьих, "Histoire du monde" под редакцией Кавеньяка3 . Затем мы имеем три серии "Кембриджской истории"4 и, наконец, в Германии в 1933 г. вышел последний том "Propulaen Weltgeschichte"5 .

В "Propulaen Weltgeschichte" вся мировая история рассматривается с точки зрения борьбы за господство Германии и явственно сквозит тенденция поставить последнюю в центр мировых событий. Немецкие историки идеологически подготовляли почву для фашистских мрако-


1 "Peuples et civilisations". Histoire generate, publiee sous la direction de L. Halphen et Ph. Sagnac. 1926 - 1935.

2 "Histoire generate", publiee sous la direction de Gustave Glotz. 1925 - 1933.

3 "Histoire du monde", publiee sous la direction de M.E. Cavaignac. Vol. I-XI. 1927 - 1936.

4 "The Cambridge ancient history". Vol. I - X. 1921 - 1934; "The Cambridge medieval history". Vol. I - VII. 1924 - 1929;" "The Cambridge modern history". Vol. I-XIII. 1907 - 1911.

5 "Propylaen Weltgeschichte". Herausgegeben von W. Goetz. "Der Werdtgang dej Menschheit, die Gesellschaft und Staat, Wirtschaft und Geistesleben". Bd. I - X. 1929 - 1933.

стр. 6

бесов, взявшихся по приходе к власти за перетряхивание всей истории каждого народа. Издание "Propylaen Weitgeschichte" в основном было закончено еще до гитлеровского переворота, последний же том, вышедший в 1933 г., был переделан в некоторых своих частях, и ему был придан, хотя и не целиком, уже откровенно фашистский характер. Но, даже учитывая сказанное выше, можно считать, что "Propylaen Weitgeschichte" все же отличается от тех псевдонаучных, человеконенавистнических, пропитанных расизмом и антисемитизмом работ, которые вышли за последние годы из-под пера фашистских фельдфебелей от науки. Исходя из нелепой шпенглеровской теории замкнутости - "монадной изоляции" "культурно-расовых типов", противоречащей всем данным подлинной науки, новейшие фашистские псевдосоциологи вроде Benze вообще отрицают возможность построения какой бы то ни было всемирной истории1 .

Что касается главнейших работ типа "Weitgeschichte", вышедших из либерально-пацифистских английских и французских научных кругов, то очень любопытна та мотивировка, которую приводят редакторы этих изданий, начиная свое предприятие. Так, Halphen et Sagnac обосновывают необходимость написать всеобщую историю человечества тем, что в результате мировой войны (!) якобы возникло "чувство мировой солидарности", что теперь "настало время сделать попытку охватить историю всех народов одним взглядом" (разрядка моя. - Н. Л. ). А профессор Глотц в предисловии к I тому своей "Histoire generate" пишет: "После ужасного потрясения, которое поколебало мир и следствия которого еще только начинают сказываться, человечество ощущает потребность в том, чтобы ясно вглядеться во все свое существование, ибо нельзя определить удельный вес или значение современной цивилизации, нельзя предвидеть путей, которыми она идет (разрядка моя. - Н. Л .), не зная ее самых отдаленных истоков"2 .

Это значит, что новая буржуазная всемирная история должна быть, с точки зрения Саньяка и Глотца, ключом для ориентировки буржуазии в новой, послевоенной обстановке, характеризующейся потрясениями, связанными с войной и ее ликвидацией и с первым туром пролетарских революций.

Этим попыткам буржуазных историков построить "Всемирную историю" в интересах класса, обреченного на гибель всем ходом истории, должна быть противопоставлена марксистская, основанная на привлечении богатейшего конкретного материала, подлинно научная, советская "Всемирная история".

Уже в первом, вводном томе должна быть дана развернутая концепция всемирной истории в нашем ее понимании. С точки зрения этой концепции должны быть подвергнуты обстоятельной критике все буржуазные концепции всемирной истории, взятые в историческом аспекте.

В различных построениях всемирной истории всегда находило свое отражение то или иное историческое мировоззрение, та или иная "философия истории". Поэтому наше "Введение" во всемирную историю должно будет показать последовательность и смену


1 См. например Benze "Volk und Wissen". Geschichte im Rassenkampf. 1934; Wirth. Alb. "Volkische Weitgeschichte der Gegenwart 1879 - 1933 (фашизированная переделка работы того же автора "Weitgeschichte der Gegenwart", вышедшей еще в 1904 году).

2 "Histoire generate" de G. Glotz. Vol. I, p. VI.

стр. 7

исторических мировоззрений начиная с античных историков и дать им критическое освещение. В том же "Введении" необходимо изложить учение Маркса о материалистическом понимании истории, сделавшем историю наукой.

III

Переходя к отдельным проблемам, которые встают в связи с вопросом о создании "Всемирной истории", необходимо прежде всего остановиться на проблеме периодизации.

Для многих буржуазных историков и социологов самая проблема периодизации отпадает. В 1926 г. вышла работа недавно умершего французского историка и социолога Анри Сэ "La division de l'histoire en periodes", в которой последний отказывается установить какую-нибудь грань между древним миром и средневековым обществом и между средневековым обществом и новым временем, считая, что никакой исторической периодизации вообще не может быть, потому что всякая периодизация предполагает, как он выражается, разрыв (une coupure), а иногда и революцию между прошлым и настоящим. "Между тем, - пишет Сэ, - поскольку мы не стоим на точке зрения революции, а остаемся на точке зрения эволюции, то такого разрыва мы допустить не можем, и поэтому должны отказаться от периодизации".

Эта реакционная теория прежде всего не нова, не нова и аргументация против неизбежности революционных взрывов: эта аргументация давно пускалась в ход противниками революционного марксизма и являлась в их утверждениях главным козырем против учения Маркса о неизбежности социалистической революции. Но то обстоятельство, что в 1926 г. даже историк, принадлежавший к мелкобуржуазной школе и одно время заигрывавший с марксизмом, выступает с такого рода заявлением, конечно, чрезвычайно характерно для современного упадка западноевропейской историографии.

Возьмем еще пример. Автор введения к "Кембриджской новой истории" безапелляционно заявляет, что всякая периодизация в истории "произвольна".

С другой стороны, за последнее время не было недостатка в попытках установить новую периодизацию. Некоторые буржуазные историки считают, что старая, традиционная периодизация с ее делением на древний мир, средние века и новое время сейчас встречает ряд возражений, а потому якобы устарела. В 1925 г. в "Revue de synthese historique" была опубликована целая дискуссия на эту тему, происходившая в так называемом "Centre international de synthese". Дискуссия велась вокруг двух докладов - польского историка профессора Галецкого "Деление истории на периоды" и венского историка профессора Эйслера1 .

Профессор Галецкий предложил положить в основу новой периодизации три признака: во-первых, изменение географической базы всемирной истории, расширение географического кругозора человечества; во-вторых, "возникновение какой-либо новой идеи", имевшей мировое значение, и, в-третьих, появление новой государственной формации. С этой точки зрения он предлагает следующее деление всемирной истории: 1. Период средиземноморский (до начала нашей эры). 2. Период европейский (с начала нашей эры до конца XIX в.).


1 См. "Revue de synthese historique". T. XLI. 1926; "Bulletin de Centre international de synthese". Section de synthese historique, N 1, Juin 1926, p. 16 - 27.

стр. 8

3. Период "мировой" (с конца XIX в.), когда европейская цивилизация начинает распространять свое влияние, как некогда греко-римская, "на бесконечно более обширную территорию".

Почему же, например, можно начинать целый новый период с "начала нашей эры"? Потому, считает Галецкий, что, во-первых, появляется идея всемирноисторического значения - христианство; затем, расширяется географический кругозор человечества, потому что Римская империя к этому времени включает в себя целый ряд новых областей, которые выходили уже за пределы Средиземноморья; в-третьих, создается всемирная Римская империя - совершенно новая государственная формация.

Внутри этих периодов Галецкий вводит следующие подразделения. Первое тысячелетие распадается на период римского мира, период великих переселений и каролингский период. Второе тысячелетие делится на период с XI по XIII век - это средние века в собственном смысле слова; затем, идет ренессанс; далее, период с конца XVI по конец XVIII века; и, наконец, XIX век - переходный. После этого наступает третий период - период мировой цивилизации, период распространения европейской культуры на весь земной шар.

Совершенно очевидны наивность, полная произвольность и антинаучность в выборе критерия для такой периодизации. В этой периодизации явным образом выступает паневропеизм, или европоцентризм, о котором придется говорить еще ниже, и который лишь прикрывает империалистические вожделения капиталистической буржуазии.

Если присмотреться ближе к этой периодизации, то придется отметить, что после критики старой периодизации, с чего и начинает Галецкий в своем докладе, он в значительной степени возвращается в своей якобы оригинальной схеме к этой же старой периодизации. В самом деле, ко второму периоду первого тысячелетия Галецкий относит "период великих переселений", т. е., как раз то, с чего обычно начинали "средние века". Или возьмем, например, начало второго тысячелетия - период с XI по XIII век, - "средневековье в собственном смысле слова", - что это как не период развитого феодализма в традиционных схемах? Таким образом, никакой новой периодизации не получается, есть лишь неосновательная претензия на создание новой периодизации.

Не будем останавливаться подробно на столь же неудачной и фантастической попытке дать новую периодизацию венского историка профессора Эйслера. Эйслер выдвигал тезис, что всю историю нужно рассматривать с точки зрения смены "космократий", т. е. мировых империй. Если в древнем мире мы имеем смену империй, или "царств", начиная с вавилонского, то то же самое деление можно якобы провести и через всю историю, т. е. на протяжении всей истории были попытки создания мировых империй: Александр Македонский, Цезарь, Карл Великий, "Священная Римская империя германской нации", империя Карла V, Наполеона I и т. д. И если в ходе истории получаются "досадные пробелы", то этим мы обязаны наличию "национальных реакций", таких "анархических" периодов, когда имели место целые полосы национальных движений, когда отдельные государства пытались укрепиться на чисто национальной основе и даже претендовали на гегемонию над другими. Но, по мнению Эйслера, это лишь промежуточные полосы, за которыми следует создание новых империй. Таким образом, весь XIX век, для которого характерны именно наличие

стр. 9

национально-освободительных движений в Европе и образование больших национальных государств, является, с точки зрения Эйслера, каким-то досадным недоразумением!

Империалистическая подкладка схемы Эйслера совершенно очевидна, а ее обоснование отбрасывает нас, в сущности, к схемам автора пророчеств Даниила и его христианских последователей (последовательная смена четырех "царств"). Разница только в том, что эти последние заканчивали свою схему падением Римской империи, после чего должен был наступить конец мира; Эйслер же "конец мира" как будто отодвигает, но принцип остается тот же самый. Совершенно ясен и источник особого пристрастия Эйслера к "многонациональным империям" (настоящие империи, претендующие на мировое господство, могут быть, по его мнению, только многонациональными): это идея австрийской великодержавности. Не даром Эйслер с особенным усердием подчеркивал, что Австрия еще со времен Карла V всегда была "многонациональным государством"1 .

Эйслер не одинок. Фашистские псевдоученые по заданию своих господ пытаются обосновать империалистическую звериную политику войн, агрессий и захватов, проводимую правительствами фашистских стран. Поэтому "космократия" вытащена идеологическими оруженосцами фашизма и в том или ином виде включена в арсенал фашистских мракобесов. Идея "космократии" - это бред итальянских фашистов о новой Римской мировой империи, гитлеровских фельдфебелей - о "третьей германской империи" и потерявшей голову японской военщины - о "великой Японии" в границах не только азиатского материка, но и далеко за его пределами.

Страсбургский профессор Кавеньяк2 дает эклектическую периодизацию истории частью на основе возникновения и господства различных религиозных систем (Сократ - Будда - Конфуций; христианство, буддизм, ислам), частью на основе развития мировой гегемонии Европы (с 1412 г.), а затем Великобритании (с 1764 до 1934 г.).

Самая возможность таких построений свидетельствует о методологической беспомощности и растерянности, господствующих в кругах современных буржуазных историков. Все это говорит не только о глубочайшем кризисе исторической науки в странах капитала, но и о глубочайшем кризисе всей капиталистической культуры. Характерно, что в ходе упомянутой выше дискуссии ни та, ни другая новая периодизация не встретила одобрения, и большинство решило, что, пожалуй, лучше остаться при старой периодизации, чем согласиться с этими рискованными новшествами.


1 Еще более определенно империалистическая подкладка сказывается в новейших периодизациях, базирующихся на так называемой геополитической точке зрения, пользующейся в ее расистских разновидностях особыми симпатиями современных "историков" фашистской Германии (см., например, Braun, Franz und Ziegfeld "Weltgesehichte in Abriss auf geopolitischer Grundlage" (1930), в которых превосходство европейской культуры над всеми прочими и право европейских государств (и в том числе Германии в первую очередь) на господство над миром подкрепляется ссылкой на пресловутую принадлежность "индо-германцев" к "высшей расе". Вся периодизация приспособляется к доказательству мнимых прав германского народа на приобретение заморских колоний" и делается ничего общего с наукой не имеющая попытка исторически обосновать захватнические стремления послевоенного германского империализма. В основу периодизации кладутся попытки создания "универсального германского государства" (от Каролингов и "Священной римской империи германской нации" до наших дней).

2 Cavaignac E. "Chronologie de l'histoire mondiale". Paris. 1934.

стр. 10

Буржуазные историки, принимающие традиционную схему периодизации - древний мир, средние века, новое время, - по-разному устанавливают хронологические грани между этими периодами, считая началом средневековья то IV век, то такую совершенно произвольно выбранную дату, как 476 год, так называемое падение Западной римской империи, то эпоху "великого переселения народов" и т. п.1 .

IV

Какой же принцип должен быть положен в основу периодизации нашей советской "Всемирной истории"?

Мы делим всемирную историю на древнюю, среднюю и новую. Но, строя периодизацию внутри этих разделов, мы должны исходить из необходимости сочетания хронологического и синхронистического принципов с принципом смены социально-экономических формаций - первобытно-коммунистического (доклассового) общества, рабовладельческого общества, феодализма, капитализма, коммунизма. Строго хронологическое и синхронное изложение событий необходимо, чтобы показать не только смену социально-экономических формаций, но и их сосуществование на том или ином этапе всемирноисторического развития и выявить взаимную зависимость и взаимодействие различных человеческих обществ2 . Так в большинстве тех обществ, которые мы относим к истории древнего мира, господствовала рабовладельческая формация, поэтому этот признак должен лечь в основу выделения истории этих обществ в особый период. Средние века для нас - это в основном эпоха феодализма, который начинает слагаться на европейской почве в V в., после гибели римского рабовладельческого общества в результате революции рабов и нашествия древних германцев.

Внутри средних веков, концом которых мы считаем XVIII в., необходимо четко выделить особый раздел. Хронологически этот раздел обнимает время с конца XV и начала XVI в. и до середины XVIII века. Мы начинаем "Новую историю" с буржуазной революции конца XVIII в. во Франции, с того времени, когда старым производственным отношениям и абсолютистско-феодальному режиму был нанесен решительный удар, обеспечивший торжество капитализма и нового класса - буржуазии, по крайней мере в Западной Европе и


1 "Peuples et civilisations" de L. Halphen et Ph. Sagnac. Vol. V.

2 В буржуазных "Всемирных историях" хронологический принцип зачастую нарушается. Так, том IX "Propylaen" носит название "Возникновение мировых государственных систем". В него вошла история Британской империи с конца XVIII в. до наших дней, в то время как в томе X "Эпоха империализма" история Великобритании за соответствующие годы выпала совершенно. В IX же томе "Propylaen" есть глава "Русская история с начала XVII в. и до кануна свержения самодержавия". Между тем история других стран, вошедших в этот том, - Англии, Америки, стран так называемой Латинской Америки, - дается здесь с конца XVIII или начала XIX века. Логики в таком размещении материала нет никакой. Хронологический и синхронный принцип часто нарушается и в "Кембриджской новой истории". Отдельным странам здесь посвящаются иногда целые томы, охватывающие их историю сразу за несколько столетий: так например том VII посвящен истории Североамериканских соединенных штатов с 1607 по 1902 год. Вслед за ним идет том VIII - "Французская революция". Иначе говоря, доведя историю США до времени окончательной смены свободного капитализма монополистическим, авторы снова возвращаются к началу периода промышленного капитализма. Благодаря этому исчезает возможность показать влияние борьбы за независимость американских колоний на французскую буржуазную революцию конца XVIII века.

стр. 11

в Северной Америке. Французская буржуазная революция конца XVIII в. была, по словам Энгельса, "первым восстанием, которое действительно было проведено до конца, до уничтожения одной из борющихся сторон, аристократии, и до полной победы другой стороны - буржуазии"1 . Между тем ранние буржуазные революции - нидерландская и английская - не нанесли решительного удара абсолютистско-феодальному строю и кончились компромиссом верхушек денежной и торговой буржуазии с дворянством. Французская революция конца XVIII в. имела неизмеримо большее влияние на политическую жизнь других европейских стран. "Новую эпоху в истории человечества открыла Великая французская революция", - писал Ленин2 . Но, как известно, новые производственные отношения, отношения капиталистические, стали складываться гораздо раньше, по крайней мере за два с половиной века до этого. Победе и утверждению капитализма предшествовал своего рода подготовительный период. Зарождение капитализма в Европе и относится к XV-XVI векам. Таким образом, имеется достаточно оснований, для того чтобы в истории средних веков особо выделить период переходный от "средневековья" к "новому времени".

В письме к Энгельсу от 28 января 1863 г. Маркс особо выделяет период со второй половины XVI в. до середины XVIII в., как "период развившейся из ремесла мануфактуры до подлинно крупной промышленности"3 .

Во "Введении" к "Диалектике природы" Энгельс достаточно ярко и убедительно показал, что начиная со второй половины XV в. мы имеем дело с совершенно новыми явлениями в области всемирной истории: "...Современное естествознание, как и вся новейшая история, датирует от той знаменательной эпохи, которую мы, немцы, называем по приключившемуся с нами тогда национальному несчастью реформацией, французы - ренессансом, а итальянцы - квинквеченто и содержание которой не исчерпывается ни одним из этих наименований. Это - эпоха, начинающаяся со второй половины XV столетия"4 . В дальнейшем Энгельс характеризует этот период возникновением крупных, "по существу национальных монархий", "в которых получили свое развитие современные европейские нации и современное буржуазное общество"; появлением в ходе немецкой крестьянской войны на арене истории плебейских элементов городов, этих "начатков современного пролетариата"; неслыханным расцветом искусства в Италии; возникновением новой литературы в Италии, Франции и Германии; классической эпохой в истории английской и испанской литературы; расширением географического кругозора тогдашних европейцев; заложением основ "для позднейшей мировой торговли и для перехода ремесла в мануфактуру, явившуюся, в свою очередь, исходным пунктом современной крупной промышленности"; крушением духовной диктатуры католической церкви и т. д. "Это был, - пишет Энгельс, - величайший прогрессивный переворот, пережитый до того человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страстности и характеру, по многосторонности и учености"5 .


1 Ф. Энгельс "От утопии к науке", стр. 25. 1931.

2 Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 193.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIII, стр. 131.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIV, стр. 475.

5 Там же, стр. 475 - 476.

стр. 12

В. И. Ленин в одном из своих конспектов, напечатанных в "Ленинском сборнике" XXIX, записал: "Мое добавление: ("Полосы") эпохи... 1500 - 1789... 1789 - 1871..."1 . Таким образом этот период 1500 - 1789 гг. (289 лет) является особым переходным периодом.

Тогда схема периодизации средних веков, т. е. эпохи феодализма, примет следующий вид: 1) от V в. н. э. до IX в. - возникновение и развитие феодализма; 2) X-XV вв. - период развитого феодализма в Западной Европе и начало его разложения; 3) с конца XV в. до кануна французской буржуазной революции XVIII в. - переходный период от истории средних веков к новой истории.

О периодизации новой истории мы имеем совершенно четкие и исчерпывающие указания в "Замечаниях о конспекте учебника новой истории" товарищей Сталина, Жданова и Кирова; их указания и должны быть положены в основу соответствующего раздела советской "Всемирной истории".

"Разбивку новой истории в конспекте на две части, - писали в своих замечаниях на конспект учебника товарищи Сталин, Жданов и Киров, - считаем мало мотивированной и случайной, произведенной по какому-то непонятному признаку. Мы бы считали целесообразным разбить новую историю на три части: Первая часть - от французской буржуазной революции до франко-прусской войны и Парижской коммуны (исключительно). Это будет период победы и утверждения капитализма в передовых странах. Вторая часть - от франко-прусской войны и Парижской коммуны до победы Октябрьской революции в России и окончания империалистической войны (включительно). Это будет период начавшегося упадка капитализма, первого удара по капитализму со стороны Парижской коммуны, перерастания старого "свободного" капитализма в империализм и свержения капитализма в СССР силами Октябрьской революции, открывшей новую эру в истории человечества. Третья часть - от конца 1918 г. (год окончания войны) до конца 1934 года. "Это будет период послевоенного империализма в капиталистических странах, экономического и политического кризиса в этих странах, период фашизма и усиления борьбы за колонии и сферы влияния с одной стороны, и с другой стороны - период гражданской войны и интервенции в СССР, период первой и начала второй пятилетки в СССР, период победоносного строительства социализма в нашей стране, период искоренения последних остатков капитализма, период победы и подъема в СССР социалистической индустрии, победы социализма в деревне, победы колхозов и совхозов. Мы считаем большой ошибкой, что авторы конспекта обрывают историю на 1923 годе. Эту ошибку надо исправить, доведя историю до конца 1934 года"2 .

V

Первый том советской "Всемирной истории", помимо критики буржуазных концепций и обоснования марксистско-ленинской концепции исторического процесса, должен содержать палеонтологический, антропологический и археологический материал, иллюстрирующий происхождение человека как биологического вида и социального - "делающего орудия" животного, а также и общую характе-


1 "Ленинский сборник" XXIX, стр. 179. 1936.

2 "К изучению истории". Сборник, стр. 26 - 27. Партиздат. 1937.

стр. 13

ристику первобытного общества, построенную на археологических, этнографических и языковых данных, относящихся к различным и жившим в различное время, но находившимся на первобытной ступени развития народам. Могут сказать, что в таком расположении материала есть опасность уклона в "социологизирование". Такое возражение вряд ли основательно, так как некоторые древнейшие общественно-экономические уклады могут быть сконструированы со всей полнотой только путем сравнительно-исторического исследования, неизбежно связанного с привлечением материала из истории различных народов Европы, Азии, Африки, Австралии, Океании, СССР и из истории различных эпох. Такая компоновка первого тома вовсе не исключает, конечно, возможности и даже необходимости говорить об остатках первобытного общества в разделе древнейшей истории Вавилона, Египта, Индии, Китая и т. д.

В древнюю историю обычно включают: древний Восток, древнюю Грецию, эллинистические государства и Рим. Но что понимать под древним Востоком? Глотц в своей "Древней истории" дает следующее определение древнего Востока: "Это область, которая является как бы "перекрестком древнего мира", она начинается от Нила и юговосточного Средиземноморья и кончается у плато Анатолии, Ирана и у Персидского залива"1 . Ограничивая понятие "древний Восток" этими географическими рамками, Глотц исключает из истории Востока Иран, Индию, Китай и Закавказье, т. е. целый ряд областей, которые имели не менее древнюю историю чем те государства, которые, по установившейся традиции, входят в это понятие "древнего Востока".

Это произвольное толкование понятия "древний Восток" у буржуазных историков стоит в тесной связи с их европоцентризмом. В самом деле, дальше Глотц пишет: "Египет, Сирия, Месопотамия, несомненно, - не самые древние народы, но, по крайней мере, первые исторические народы, т. е. такие, история которых связывается без перерыва с нашей европейской". "Именно там создалась культура, которая, будучи вначале локальной, стала универсальной, распространилась в сторону Западной Европы, где она составляет базу нашей цивилизации"2 .

Таким образом, древний Восток рассматривается Глотцем, как и авторами других "Всемирных историй", лишь как преддверие к истории Европы и европейского человечества, как некоторый подступ к этой истории. На той же точке зрения стоят, например, и авторы соответствующего тома "Кембриджской истории"3 .

Очень часто писалось и говорилось, что будто бы эта старая точка зрения на древний Восток объясняется просто ограниченностью исторического кругозора старых историков и ограниченностью исторического кругозора европейского человечества вообще. Дело не только в этом. В работах, вышедших сравнительно недавно, мы находим развернутое теоретическое обоснование этого европоцентризма. Я имею в виду четвертую главу работы Трельча "Der Historismus und seine Probleme" - главу "Построение европейской культурной истории". Трельч отрицает самую возможность построения всемирной


1 "Histoire generate" de G. Glotz. 1-re partie "Histoire ancienne", "Histoire de l'Orient". Ch. I. "Definition de l'Orient", pp. 1 - 3.

2 Ibid.

3 Правда, в I томе "Propylaen Weltgeschichte", между главой "Vor und Urgeschichte" и главой "Geschichte Aegyptens", помещена история Восточной Азии (до политического соприкосновения ее с Европой), но эта глава выглядит какой-то случайной пристройкой к главному зданию.

стр. 14

истории, истории человечества в его целом. Для него всемирная история сводится к "истории европейско-американского человечества", другие же "культурно-исторические типы": мир ислама, Египет, Индия, Китай, - по его мнению, не могут войти в схему мировой истории, так как они якобы "непонятны" для европейско-американского человечества1 .

Аргументируя этой "непонятностью", "непознаваемостью", Трельч пытается завуалировать свойственное представителям западноевропейской буржуазной исторической науки презрение к колониальному миру и их высокомерное отношение к странам, все назначение которых, с точки зрения империалистической буржуазии, сводится к тому, чтобы быть объектом европейско-американской экспансии. За европоцентризмом и противопоставлением мира "великих" держав какому-то "неполноценному" миру колоний кроется чисто империалистическая идея "законности" и извечности подчинения "цветных" народов "белым". Европоцентризм большинства буржуазных "Всемирных историй" переходит в германских "Propylaen" в германоцентризм, где вся всемирная история написана под углом зрения судеб Германии как великой державы.

В противоположность авторам буржуазных "Всемирных историй" в советскую "Всемирную историю", в раздел "История древнего мира", должна быть включена не только история Египта, Двуречья, Сирии, Греции и Рима, но и древнейшая история Индии, Ирана, Китая, Японии, Средней Азии, Закавказья и т. д.

Авторы I тома "Истории древнего мира" в издании ГАИМК допустили серьезную ошибку, отказавшись от включения в раздел "История древнего мира" древней истории таких стран, как Индия и Китай. В предисловии к этому тому они пишут: "История древнего мира" имеет своей задачей дать общий очерк истории древнего Востока, древней Греции и Рима. От изложения некоторых мало разработанных отделов древней истории, как отделы древней истории Индии и Китая, пришлось в настоящее время отказаться"2 .

VI

Необходимо поставить вопрос и о месте, которое должна занимать в советской "Всемирной истории" история колониальных и зависимых стран. Если не считать те народы, которые "удостоились чести" послужить фундаментом для европейско-американского "человечества", то внеевропейские страны, попавшие в ходе исторического развития в положение колониальных и зависимых, обычно появляются в буржуазных "Всемирных историях" лишь с того момента, когда они становятся добычей колониальной экспансии европейцев. История этих стран сводится к истории их завоевания и эксплоатации "европейским человечеством"3 .


1 Troltsch, E. "Der Historismus und seine Probleme". Erstes Buch (в "Gesammelte Schriften" von E. Troltsch. Bd. III), S. 701 - 707, 710, 727. Tubingen. 1922.

2 "История древнего мира". Т. I. "Древний Восток". Предисловие, стр. 4. М. 1937.

3 "Мировая история" под редакцией Кавеньяка является в этом смысле исключением. История внеевропейских стран занимает в этом издании довольно значительное место (тт. III, IV, VIII), но преподносится эта история совершенно неправильно: внеевропейские страны фигурируют в ней почти исключительно в качестве объектов европейской колонизации. Любопытная попытка порвать с традиционным европоцентризмом была сделана Гельмольтом в его "Истории человечества". Вопреки установившейся традиции Гельмольт расположил весь материал, так сказать, в обратном порядке, положив в основу своей схемы чисто

стр. 15

Для нас это деление народов на "исторические" и "неисторические", на народы, "имеющие счастье" принадлежать к "европейско-американскому человечеству", и народы, принадлежащие к иным "культурно-историческим типам", якобы "непонятным" для этого "человечества", является принципиально неприемлемым. Все народы, независимо от их численности и роли в истории человечества, имеют равное право на включение во "Всемирную историю".

Но это не значит, что истории всех народов, на всех стадиях исторического процесса должно быть уделено в нашей советской "Всемирной истории" совершенно одинаковое место. Дело в том, что не все народы и не на всех отрезках времени играли в истории одинаково важную роль. Классики марксизма-ленинизма, создав учение о социально-экономических формациях, рассматривали каждую из них с точки зрения объективной прогрессивности по сравнению с предшествующей. Торжество капитализма принесло с собой новую кабалу для трудящихся, феодальная эксплоатация сменилась капиталистической. Но было бы величайшей ошибкой скидывать со счетов то прогрессивное, что принес всему человечеству капитализм по сравнению с феодализмом. Революционная роль буржуазии в деле ломки всех устоев феодального общества и ее историческая миссия блестяще вскрыты Марксом и Энгельсом в "Коммунистическом манифесте". "По сравнению с феодализмом, - говорит Ленин, - капитализм был всемирно-историческим шагом вперед по пути - "свободы", "равенства", "демократии", "цивилизации". Но тем не менее капитализм был и остается системой наемного рабства..."1 . С этой точки зрения те страны, где раньше чем в других развился новый, капиталистический способ производства, неизбежно должны были играть на известном этапе ведущую роль, и это должно найти свое отражение в нашей схеме "Всемирной истории". С этой точки зрения, например, Европа в лице своих передовых стран попадает на определенном этапе как бы в привилегированное положение, ей отводится большее место во "Всемирной истории" чем странам, переживавшим в данный период более ранние и менее прогрессивные социально-экономические формации. Нельзя игнорировать тот факт всемирно-исторического значения, что именно в Западной Европе раньше всего возник капитализм, породивший новые классы и в том числе самый прогрессивный, единственно последовательно революционный класс- пролетариат, историческая роль которого заключается в уничтожении господства буржуазии и обеспечении торжества коммунизма. Именно в Европе впервые возникло рабочее, социалистическое движение, а немецкая философия, английская политическая экономия и


географический признак и демонстративно начав свою "Всемирную историю" с истории Америки, Океании и Восточной Азии; затем он переходит к истории островов Индийского океана и только после истории Западной Азии и Африки - к истории народов Средиземного моря, Юговосточной Европы, славянства. И лишь в самом конце Гельмольт добирается, наконец, до истории германских и "романских народов. В свое время эта работа явилась вызовом европоцентризму и всем "Всемирным историям", пропитанным духом расизма и империализма. Но несмотря на свою относительную прогрессивность эта работа содержит ряд совершенно неприемлемых для нас установок. Последовательное применение заимствованного у Ратцеля "географического" принципа размещения материала несовместимо с принципом хронологической последовательности и синхронности в изложении мировой истории. Еще менее приемлема для нас принимаемая Гельмольтом реакционная теория "круговорота", отрицание им вслед за Риккертом закономерности исторического процесса, сведение работы историка к простой классификации подлежащего изучению материала и т. п.

1 Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 464.

стр. 16

французский социализм стали тремя основными источниками марксизма. Эта ведущая роль Западной Европы начинается с того времени, когда в недрах старого, феодального европейского общества начинают вызревать элементы капиталистического хозяйства, капиталистического общества. С этой точки зрения, на каждом этапе исторического процесса народы, находящиеся на высшей стадии общественного развития или наиболее передовые в общественно-политическом отношении, должны трактоваться как ведущие. Соответствующее место должно быть отведено им и в советской "Всемирной истории".

История внеевропейских народов должна также найти себе должное место в общей схеме "Всемирной истории" начиная с того момента, когда позволяют говорить об этих народах наши источники (археологические, лингвистические, этнографические и письменные). При этом мы должны строго придерживаться принципа синхронности, и не нужно бояться, что некоторые человеческие общества, остававшиеся на доклассовой ступени развития, будут рассматриваться одновременно с историей древнего Египта, древней Греции или Рима, другие же - одновременно с изложением истории переходивших к капитализму европейских стран XVI, XVII, XVIII вв. или что характеристика абиссинского феодализма попадет не в "средние века", а в тот том, где будет трактоваться история империалистических стран и их колониальной экспансии.

VII

Буржуазные историки усиленно выдвигают за последнее время так называемую проблему "Восточной Европы". Весьма поучительный материал по этому вопросу дает прочитанный на Варшавском международном историческом конгрессе в 1933 г. доклад пражского профессора Бидло и возникшая в связи с этим докладом дискуссия. Доклад так и назывался "Что такое Восточная Европа?" Концепция Бидло оказалась мало оригинальной. В ее основу Бидло положил известную работу Данилевского ("Россия и Европа") и Массарика ("Russland und Europa"). В то же время он разделяет точку зрения Трельча, будто бы для нас понимаема и доступна лишь европейско-американская культура. Претензия Бидло на оригинальность заключается в том, что внутри европейско-американского человечества он намечает два "культурных круга" - "романо-германский" и "византийско-славянский", или "восточно-европейский", который, по его мнению, начинает слагаться в III в. нашей эры. История Восточной Европы, с его точки зрения, - это история Византии, православных славян и Румынии. Все неправославные славяне, т. е. поляки, чехословаки, словенцы и т. д., не должны входить в понятие "восточноевропейского культурного круга".

В прениях по докладу Бидло обнаружилась среди буржуазных историков полнейшая разноголосица. Польский профессор Гандельсман, который в общем стоит на геополитической точке зрения, пытался определить понятие "Восточной Европы", исходя из исторических судеб Польши. Правда, он подчеркнул условность термина "Восточная Европа", указав, что под этим термином в разное время понимали весьма различное и что это понятие постепенно расширялось. Между VII и IX вв. под "Восточной Европой" разумели "восточную марку" (будущую Австрию); между IX и XI вв. в понятие "Восточная

стр. 17

Европа", кроме того, входили Богемия, Венгрия, Польша, Новгород Великий, и еще позже сюда же стали включать Византию и ее наследников; с XV в. восточной частью Европы стали считать Московское государство. И все же понятие "Восточной Европы" сохраняло, по мнению Гандельсмана, некоторое единство, потому что с X по XVIII в. Польша в силу своего географического положения была тем рубежом на Западе, к востоку от которого начиналась культура византийско-славянская. Поэтому и географические границы "Восточной Европы" можно установить только с точки зрения исторических судеб Польши. С этой же точки зрения Гандельсман строит и свою периодизацию истории "Восточной Европы"1 .

Что касается изданных "Всемирных историй", то нужно сказать, что авторы "Propylaen Weltgeschichte" по части интереса к истории "Восточной Европы" идут в значительной мере впереди историков французских и английских, что объясняется вовсе не их большой любознательностью или научной добросовестностью, а чисто политическими причинами. Еще до мировой империалистической войны "пангерманисты" ("Alldeutsche Verband") включили в свою империалистическую программу "натиска на Восток" ("Drang nach Osten") захват прибалтийских губерний царской России. Во время войны "пангерманисты", поддержанные могущественнейшими предпринимательскими организациями, прибавили к этой программе требование аннексии Литвы, польских губерний России и захвата Украины для организации там германских колоний. После заключения Брестского мира зарвавшиеся германские империалисты пытались осуществить эту программу, что отчасти и ненадолго им удалось. С началом германской революции немецкое офицерство уже не могло удержать "заразившихся ядом большевизма" солдат, стремившихся вернуться скорей на родину. Это облегчило задачу Красной армии, которая выкинула германских оккупантов из нашей страны. В наши дни программа "пангерманистов" с особенно наглой откровенностью воскрешена и даже усилена Гитлером и его подручными. Отсюда чрезвычайно повышенный интерес к "Восточной Европе", под которой мыслится прежде всего Советский союз. Поэтому и в "Propylaen Weltgeschichte" находим большие разделы, посвященные "Восточной Европе" и особенно истории нашей страны.

Прочие новейшие "Всемирные истории" отводят "Восточной Европе" и, в частности, истории нашей страны самое минимальное место. В качестве курьеза укажу на "Histoire du monde" под редакцией Кавеньяка. "La Russie Moscovite" появляется у него в VIII томе, а том этот носит общее название: "Средневековая Индия и Китай. Монголы". Московская же Русь фигурирует между Монгольской империей Тимура, с одной стороны, и между Индо-Китаем и Индонезией - с другой. Еще раз с Московским государством мы встречаемся в X томе того же издания, где "Восточной Европе" в целом уделяется ровно три страницы, а Московскому государству в шестой главе 4-й книги отводится ровно две.

Возвращаясь к теоретическим спорам вокруг самого понятия "Восточной Европы", мы должны подчеркнуть, что это понятие конструируется современными буржуазными историками весьма различно


1 Bidlo, Jaroslav "Was ist osteuropaische Geschichte?" "VII-e congres international des sciences historiques. Resumes des communications". Vol. II, pp. 197 - 207. Warszawa. 1933; "Bulletin of the international committee of historical sciences" N 33, December. 1936. Section XV "Histoire de l'Europe orientale", pp. 517 - 530.

стр. 18

и произвольно, в зависимости от их политической ориентации, и прикрывает зачастую империалистические вожделения буржуазии. Вот почему вводить это понятие в нашу, советскую "Всемирную историю" мы считаем излишним, тем более, что даже с чисто географической точки зрения его трудно установить.

VIII

Чрезвычайно важным является вопрос о месте истории СССР в системе "Всемирной истории". Принципиальные пути к разрешению этой проблемы определены с исчерпывающей ясностью марксистско-ленинской теорией. Только следуя по ним, мы сможем правильно, научно разрешить эту проблему.

Великая Октябрьская социалистическая революция в России открыла новую эру в мировой истории. "История народов знает немало революций. Они отличаются от Октябрьской революции тем, что все они были однобокими революциями. Сменялась одна форма эксплоатации трудящихся другой формой эксплоатации, но сама эксплоатация оставалась. Сменялись одни эксплоататоры и угнетатели другими эксплоататорами и угнетателями, но сами эксплоататоры и угнетатели оставались. Только Октябрьская революция поставила себе целью - уничтожить всякую эксплоатацию и ликвидировать всех и всяких эксплоататоров и угнетателей"1 . Основоположники марксизма-ленинизма неоднократно указывали на то, что настоящая история человечества начинается с победы пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата. Маркс в предисловии к "К критике политической экономии" писал: "Этой общественной формацией (капитализмом. - Н. Л. ) завершается поэтому предыстория человеческого общества"2 .

Ту же мысль высказал Энгельс в своем "Анти-Дюринге": "С переходом средств производства в общественную собственность... объективные, внешние силы, господствовавшие над историей, поступят под контроль человека. И только тогда люди начнут вполне сознательно сами создавать свою истерию, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в значительной и все возрастающей степени желаемые действия. И это будет скачком человечества из царства необходимости в царство свободы"3 .

Но такого рода новая история, принципиально отличная от всей предыдущей истории человечества, создается в наши дни на одной шестой части суши - в СССР, стране победившего социализма.

Это особенно обязывает нас, чтобы история СССР и входящих в него отдельных народов в нашей советской "Всемирной истории" занимала особо важное место. Мы ставим своей задачей - показать, как мировой исторический процесс привел к тому, что наша страна, в которой "полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом"4 , стала в авангарде всего человечества и своим примером показывает тот путь социалистического развития, которым должны с неизбежностью идти все другие народы.


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 527. 10-е изд. 1934.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XII. Ч. 1-я, стр. 7.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIV, стр. 286 - 287.

4 И. В. Сталин "О проекте Конституции Союза ССР". Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде советов 25 ноября 1936 г. См. "Историк-марксист" N 6 за 1936 год, стр. 7.

стр. 19

Место СССР в советской "Всемирной истории" должно определяться тем, что народы СССР во главе с русским народом являются носителями самой высокой культуры, находящей свое завершение в ленинизме. Народы СССР во главе с русским народом и русской культурой являются наследниками огромных культурных ценностей, оставленных человечеству западноевропейской, византийской, грузинской, древнеармянской, монголо-татарской и др. культурами.

Включая во "Всемирную историю" историю СССР в истинно-научном ее понимании, тем самым мы вводим туда историю ряда таких народов нашего Союза, которые или совсем не освещались в буржуазных "Всемирных историях" или освещались совершенно недостаточно. Наша "Всемирная история" должна заставить и зарубежных читателей уважать народы нашего великого Союза и их историю, которая в ряде случаев восходит к древнейшим временам человеческой культуры вообще. И тем самым мы подготовим читателя нашей "Всемирной истории" к должной оценке того комплекса народов, который составляет в настоящее время СССР.

Совершенно очевидно, что история СССР должна войти в нашу "Всемирную историю" не механически, не путем простого включения того материала, который будет дан в академическом издании "Истории СССР". Необходимо при составлении схемы "Всемирной истории" тщательно продумать, в какой мере и в каком аспекте должна войти в нее история СССР и отдельных народов Советского союза. Поэтому работы по составлению схемы "Всемирной истории" и схемы академического издания "Истории СССР" должны вестись параллельно и в тесной увязке этих схем одна с другой.

Утверждение, что история СССР должна занять весьма важное место во "Всемирной истории", не нужно понимать в том смысле, что на всех этапах мировой истории должно отводиться одинаково важное место истории нашей родины. Мы не можем, разумеется, дать в настоящей статье детально разработанную схему всемирной истории с точным указанием, какое место займет в каждом ее разделе история СССР. Тем не менее необходимо уже сейчас сказать, что нельзя, например, отождествлять положение на мировой арене Московского государства XVI в. с международной ролью царизма как "жандарма Европы" в первой половине XIX в. и отводить им одинаковые места во всемирной истории.

Совершенно исключительное значение в мировой истории получает наша страна в XX веке, когда центр международного рабочего и революционного движения перемещается в царскую Россию, когда в ней возник "как течение политической мысли" и вышел на международную арену большевизм; когда в России закладывались основы большевистской партии, партии нового типа, вооруженной самой передовой, самой революционной теорией; когда в ней произошла первая в эпоху империализма буржуазно-демократическая революция.

Эта буржуазно-демократическая революция, гегемоном в которой выступал пролетариат, имела все шансы перерасти в революцию социалистическую; она должна была послужить и послужила, по выражению товарища Сталина, "бродилом и прологом пролетарской революции". Революция 1905 г. в России подняла русское рабочее движение на небывалую высоту и дала мощный толчок западноевропейскому рабочему движению. В 1905 г. "русские большевики, - писал товарищ Сталин, - выдвигали на первый план коренные вопросы русской революции". Но "все эти вопросы были вместе с тем корен-

стр. 20

ными вопросами мировой революции, задачам которой подчиняли большевики свою политику, свою тактику"1 . В то же время русская революция 1905 г. оказала огромное влияние на пробуждение угнетенных стран Востока, открыла, по словам Ленина, "новый источник мировых бурь в Азии". Из всего этого следует, что уже начиная с эпохи империализма, т. е. с XX в., история СССР должна занимать во "Всемирной истории" центральное место. Именно в это время Россия стала "узловым пунктом противоречий империализма не только в том смысле, что противоречия эти легче всего вскрывались именно в России ввиду особо безобразного и особо нетерпимого их характера, и не только потому, что Россия была важнейшей опорой западного империализма, соединяющей финансовый капитал Запада с колониями Востока, но и потому, что только в России существовала реальная сила, могущая разрешить противоречия империализма революционным путем"2 .

Совершенно особое место должна занять история нашей страны со времени победы Великой Октябрьской социалистической революции, установления диктатуры пролетариата в форме власти советов, со времени раскола мира на две борющиеся системы - социалистическую и империалистическую, со времени победы социализма в нашей стране, закрепленной Сталинской Конституцией.

IX

Наша советская "Всемирная история" не должна носить характера вспомогательного, справочного издания для преподавателей и студентов вузов. Она ни в коем случае не должна быть чем-то напоминающим, например, "Handbuch der deutschen Geschichte" Gebhard'a, где собственно историческому изложению отводится чрезвычайно мало места, а центр тяжести лежит в критике источников, в изложении исторических контраверз, списках соответствующих источников и литературы и т. п. Это не значит, что наша советская "Всемирная история" не должна иметь соответствующего аппарата: аппарат библиографический, с известными критическими замечаниями, должен помещаться в конце или в начале каждого раздела, но центр тяжести будет, конечно, не в нем, а именно в конкретно-историческом изложении гражданской истории, построенном на научном анализе всех видов исторических источников и дающем единственно научное, марксистское понимание исторического процесса.

Содержание нашей советской "Всемирной истории" будет заострено против всех буржуазных, а в особенности фашистских лженаучных концепций. Кроме того наша "Всемирная история" должна быть живым показом всей ошибочности антимарксистских, антиленинских концепций Покровского и его школы. И, наконец, раз мы даем гражданскую мировую историю, то в ней следует отвести соответствующее место всем сторонам исторического процесса, от "базиса" до "надстроек" включительно. Поэтому в ней каждый большой раздел, охватывающий какую-либо целостную эпоху, будет заканчиваться общим обзором истории техники, науки, литературы и искусства данной эпохи. Изложение, как правило, должно носить преимущественно положительный, а не полемический характер. Самое содержание нашего издания должно быть научно-политическим вызовом буржуазной науке.


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 473. 10-е изд.

2 Там же, стр. 5 - 6.

стр. 21

Работая над изданием "Всемирной истории", придется уделить специальное внимание целому ряду проблем, которые до последнего времени оставались неосвещенными или недостаточно освещенными в исторической литературе. В качестве примера можно назвать вопрос о судьбах французского крестьянства начиная с буржуазной революции конца XVIII в. и до эпохи Второй империи, или такой мало разработанный с марксистской точки зрения вопрос, как образование Соединенных штатов, или новейшую историю Испании, Италии и т. д. Все это пока еще "белые места". Включение этих вопросов в план "Всемирной истории" предполагает, что предварительно будет написан по этим вопросам целый ряд монографических работ, основанных на привлечении нового, свежего материала.

При разрешении вопроса о том, должно ли носить авторство в советской "Всемирной истории" коллективный или индивидуальный характер, необходимо учесть опыт ГАИМК и западноевропейских "Всемирных историй". Этот опыт говорит о том, что для каждого большого раздела необходимо сотрудничество целого коллектива. Первый том "Древний Восток" в серии ГАИМК написан тремя авторами, над вторым томом этой серии работало уже шесть человек. Первый том издания "Peuples et civilisations" написан пятью авторами.

Если работа должна носить коллективный характер, то необходимо условиться, как понимать эту коллективность и что необходимо требовать в этом случае от редакции и от авторов. В работе над уже изданными "Всемирными историями" осуществлялись различные принципы. Так, издатели "Кембриджской истории" предоставляли полную свободу авторам отдельных томов или разделов. В предисловии к этому изданию откровенно заявляется, что "Всемирная история" не может быть ничем другим, как "рядом упорядоченных монографий", где отдельным авторам дается полная свобода. В "Кембриджской истории" есть некоторый общий план издания, он выступает, когда вы просматриваете оглавление, но ни о каком единстве метода или даже формы изложения в нем не может быть и речи.

Наша "Всемирная история" должна представлять собой единое стройное целое, и эта стройность и целостность должны быть обеспечены, во-первых, предварительным составлением подробнейшей программы издания, во-вторых, единством установок и единством марксистско-ленинского метода, в-третьих, контролем над работой отдельных авторов со стороны рабочей и главной редакций и со стороны всего коллектива. Каждая группа авторов должна проработать под руководством редактора все части данного тома или раздела "Всемирной истории", написанные отдельными ее членами. Естественно, что при этих условиях на редакторов издания падает большая работа по унификации материала, который будет представлен каждой из групп, работающих над отдельными частями издания.

Размеры новейших западноевропейских "Всемирных историй" колеблются от 10 ("Propylaen") до 32 томов ("Кембриджская древняя, средневековая и новая история"). На 13 томов рассчитана "Histoire du monde" под редакцией Кавеньяка. "Всеобщая история" Глотца, охватившая только древнюю историю и средние века, растянулась на 14 томов. Издание ГАИМК было рассчитано на 14 томов, причем работу предполагалось довести только до эпохи капитализма. Для нашей, советской "Всемирной истории", учитывая необходимость привлечь ряд новых, не бывших до сих пор в научном обороте материалов (по истории СССР, истории отдельных народов, по экономической истории и истории революционных движений, по истории колониальных

стр. 22

и зависимых стран), придется взять установку на 25 - 30 томов. При этом можно сделать такое, конечно, очень ориентировочное распределение их между отделами: на первобытное общество - 1 том, на историю древнего мира - 6, на историю средних веков - 8, на новую историю 12 - 15 томов.

Из всего изложенного выше следует, что наше издание "Всемирной истории" не может быть осуществлено силами не только одного Института истории Академии наук, но и силами всех институтов Отделения общественных наук, вместе взятых. К работе над ним должны быть привлечены, кроме того, научно-исследовательские учреждения союзных республик, а также соответствующие кафедры исторических факультетов. Академия наук в лице ее обществоведческих институтов, и в первую очередь Института истории, должна занять в этой работе центральное место.

Важнейшим условием своевременного выхода нашей "Всемирной истории", работа над которой рассчитана на две пятилетки, является подготовка достаточного количества новых кадров квалифицированных историков. Интенсивная подготовка их должна быть начата немедленно и вестись параллельно с работой над самой "Всемирной историей", причем прежде всего должны быть подготовлены кадры историков по тем специальностям, которые до сих пор были представлены слабо или не представлены вовсе на нашем историческом фронте. Само собой разумеется, что предварительно должен быть произведен по всему Союзу учет уже имеющихся историков разных специальностей.

Необходима также увязка работы по "Всемирной истории" с работой над "Историей СССР", в частности и потому, что ряд наших специалистов-историков должен будет участвовать в подготовке обоих изданий.

В настоящей статье я преследовал задачу - поставить и по возможности разрешить лишь основные вопросы, связанные с построением "Всемирной истории", в частности проблему периодизации. Поэтому в ней были даны только самые общие установки.

Предпринимаемая работа представляет громадные трудности и возлагает на всех советских историков огромную ответственность, но эти трудности необходимо по-большевистски преодолеть.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ОСНОВНЫЕ-ПРОБЛЕМЫ-ПОСТРОЕНИЯ-ВСЕМИРНОЙ-ИСТОРИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. ЛУКИН, ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОСТРОЕНИЯ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ОСНОВНЫЕ-ПРОБЛЕМЫ-ПОСТРОЕНИЯ-ВСЕМИРНОЙ-ИСТОРИИ (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. ЛУКИН:

Н. ЛУКИН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
322 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
21 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
29 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОСТРОЕНИЯ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK