Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7388

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Публикуемые документы представляют собой выборку из донесений царских дипломатических агентов заграницей и содержат сообщения о событиях, являвшихся отражением событий 9 января 1905 г. в России. Несмотря на преуменьшения и искажения, обусловленные убожеством политических суждений и верноподданническим угодничеством царских дипломатов, донесения дают все же яркую картину подъема революционного движения и представляют значительный интерес в качестве материала для изучения данного вопроса. Документы хранятся в Архиве внешней политики.

N 1. КОНСУЛ В ТРИЕСТЕ ПОВЕРЕННОМУ В ДЕЛАХ В ВЕНЕ Ф. Л. БУДБЕРГУ.

Донесение N 20.

25 (12) января 1905 года.

Милостивый государь барон Федор Андреевич!

В дополнение к вчерашнему донесению N 181 считаю долгом уведомить ваше превосходительство, что вчера, в течение всего дня, по распоряжению местной полиции десять полицейских охраняли здание императорского консульства.

К 7 часам вечера начали собираться демонстранты около консульства. К этому же времени до пятидесяти полицейских расположились на лестнице, ведущей в императорское консульство и мою квартиру, имея во главе трех офицеров. С трех сторон здание консульства было оцеплено полицейскими.

Толпа демонстрантов собиралась несколько раз, но всякий раз была рассеяна. Стража из 50 человек с тремя офицерами провела всю ночь в здании императорского консульства.

В течение всего дня в одном из окон социалистического клуба и в помещении "Sedi riunite" развевались красные, спущенные в знак траура флаги.

В комитете социалистов и либералов состоялось шумное заседание, на котором вотированы были симпатии русскому пролетариату. Вместе с тем решено было ввиду принятых здешним правительством строгих мер к пресечению всяких демонстраций воздержаться от дальнейших уличных демонстраций.

Примите и пр.

Барон Кистер


1 В донесении N 18 от 24 (11) января (опубликованном в журнале "Красный архив". Т. 9, стр. 34) барон Кистер сообщал Будбергу, что 23 (10) января в 9 час. вечера толпа в 400 чел., состоящая из рабочих и социалистов, произвела уличную демонстрацию протеста против расстрелов в Петербурге.

стр. 98

N 2. ПОСОЛ В ПАРИЖЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 3.

26 (13) января 1905 года. Весьма доверительно.

М. г. граф Владимир Николаевич!

Тревожные известия, приходившие на днях из Петербурга о развившихся там стачках и беспорядках и о кровавом их подавлении, принимаемы были здесь с чувством соболезнования и уныния, среди которого резко выделялись изъявления злорадства и грубые нападки крайних социалистов-революционеров. Отсутствие точных достоверных сведений из правительственной среды способствовало распространению здесь и принятию на веру известий из английских и еврейских источников, представлявших все совершавшееся в крайне преувеличенном виде и придававших событиям в высшей степени враждебную нам окраску, с присовокуплением злонамеренных вымыслов.

В общем впечатление, вынесенное заграницей из всех известий последних дней, нельзя не признать весьма для нас неблагоприятным. Даже искренно нам преданные французы находили совершенно непонятными и непоследовательными распоряжения, в силу коих сначала в течение целой недели могла беспрепятственно подготовляться и распространяться огромная стачка рабочих, сопряженная с движением чисто революционного свойства, а затем разом приняты были для прекращения беспорядков столь строгие военные меры, что ими могло бы быть подавлено и настоящее вооруженное восстание.

В финансовых средах известие о возникших в Петербурге беспорядках вызвало, весьма естественно, сильнейшую тревогу. Надо сказать, что в последнее время получавшиеся из России сведения о внутреннем положении вещей производили на биржу гораздо большее впечатление чем известия с театра войны. В понедельник русские бумаги значительно понизились, но, собственно, до паники дело не дошло, и как только стало известно, что беспорядки в этот день не возобновились, цена наших фондов стала снова понемногу подниматься. Опасность распространения рабочего движения на другие места производства и неуверенность в будущем направлении правительственных действий поддерживают, однако, некоторое беспокойство и удрученное настроение биржи, что, при огромном количестве помещенных во Франции русских ценных бумаг, совершенно понятно. Распорядители банков и биржевики желают, разумеется, строжайших мер для скорейшего восстановления порядка и правильного течения дел. Люди же, нам сочувствующие, но более глубоко смотрящие на положение вещей, вполне допуская необходимость временного принятия исключительных мер, твердо надеются и убеждены, что при чутком понимании государем императором истинных нужд государства и народа, по упрочении спокойствия в столице и в местах, где порядок может еще быть нарушен, высшие правительственные установления будут продолжать рассмотрение и приведение в действие благодетельных предначертаний, намеченных в высочайшем указе 12 декабря1 , широкое применение и развитие коих одно способно предотвратить в будущем возникновение и повторение печальных событий, ознаменовавших второе воскресенье нынешнего года.

стр. 99

Если бы таково было действительно намерение императорского правительства, сообщение в этом смысле произвело бы, несомненно, самое благотворное впечатление на общественное мнение в Европе и послужило бы к упрочению сильно потрясенных основ, на которых зиждется сочувствие к нам французского народа и союз наш с его правительством.

Смею надеяться, милостивый государь, что ваше сиятельство изволите снисходительно отнестись к моему чистосердечному и искреннему изложению мнений, распространенных о наших делах в политических средах, где оценивается и устанавливается международный вес и обаяние нашего отечества.

Примите и пр.

1 Имеется в виду Указ Правительствующему сенату, подписанный Николаем II 25 (12) декабря 1904 г., в котором намеченные "реформы" государственного строя царь определял следующим образом: "По священным заветам венценосных предков наших, непрестанно помышляя о благе вверенной нам богом державы, мы, при непременном сохранении незыблемости основных законов империи, полагаем задачу правления в неусыпной заботливости о потребностях страны, различая все действительно соответствующее интересам русского народа от нередко ошибочных и преходящими обстоятельствами навеянных стремлений. Когда же потребность той или другой перемены оказывается назревшей, то к совершению ее мы считаем необходимым приступить, хотя бы намеченное преобразование вызывало внесение в законодательство существенных нововведений".

Одновременно с этим, ничего не говорящим указом было выпущено правительственное сообщение, которое "разъяснило", что правительство Николая II понимало под возвещенной "реформой" и как оно собиралось проводить ее в жизнь. В этом сообщении говорилось: "Земские и городские управления и всякого рода учреждения и общества обязаны не выходить из пределов, предоставленных их ведению, и не касаться тех вопросов, на обсуждение которых они не имеют законного полномочия". В статье "Самодержавие и пролетариат" Владимир Ильич Ленин писал по поводу царского указа: "Опубликованный на-днях указ Николая II есть прямая пощечина либералам. Царь намерен сохранить и отстаивать самодержавие. Царь не желает изменять формы правления я не думает давать конституции. Он обещает - только обещает - всяческие реформы совершенно второстепенного характера. Никаких гарантий осуществления этих реформ, разумеется, не дается. Полицейские строгости против либеральной печати усиливаются не по дням, а по часам. Всякие открытые демонстрации начинают опять подавлять с прежней, если не с большей еще, свирепостью" (Ленин. Соч. Т. VII, стр. 26 - 29).

Нелидов

N 3. ПОСОЛ В РИМЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Телеграмма.

Рим, 26 (13) января 1905 года.

Третьего дня в здешней палате депутатов происходило чествование памяти некоторых недавно умерших подвижников итальянской революции. Член республиканской партии Мирабели воспользовался этим случаем, чтобы одновременно с восхвалением умерших, сказал он, послать привет живым братьям, борющимся с опасностью жизни в России за те же принципы. При этом депутат позволил себе говорить о государе императоре в высшей степени неприличных выражениях. Возмутительная эта выходка не вызвала ни установленного регламентом порицания со стороны председателя палаты, ни протеста со стороны членов правительства, присутствовавших при заседании. Я имел объяснение по сему поводу с только что оправившимся от болезни министром иностранных дел. Я напомнил ему подобный

стр. 100

же случай с депутатом Моргари полтора года тому назад. Я заметил, что безучастное отношение итальянского правительства к повторяющимся здесь таким скандальным фактам трудно может оправдываться и что в Петербурге может возбудить лишь только удивление и негодование. Титтони выразил мне живейшее сожаление правительства о случившемся. Он сказал, что в то время, когда говорил Мирабели, никакого из трех "политических" министров не находилось в палате. Председатель ее резко прервал речь Мирабели и передал право говорить другому депутату, что явно означало осуждение детской выходки оратора. Несвязность и слабость этих объяснений и извинений указывают на смущение итальянского правительства, искренно сокрушающегося поступком республиканского депутата, его бездействие же доказывает фальшивое его отношение к крайним партиям, которых министерство боится озлобить и грубые нападки которых даже на самого короля допускаются безнаказанно.

Урусов

N 4. ПОСОЛ В БЕРЛИНЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 3.

27 (14) января 1905 года.

М. г. граф Владимир Николаевич!

Среди бесчисленной массы журнальных статей, посвященных здешнею печатью событиям, вызванным преступной агитацией среди русских рабочих, заслуживают особенного внимания трезвые суждения, высказываемые консервативными газетами "Post" и "Hamburger Nachrichten".

Названные газеты стараются открыть глаза германскому обществу, легко принимающему на веру тенденциозные толкования либеральных органов, на действительное положение дел.

Как вашему сиятельству благоугодно будет усмотреть из прилагаемой у сего в вырезке статьи "Post", эта газета указывает на опасность социалистического движения, пользующегося заблуждением рабочего населения для преследования своих целей.

Останавливаясь на характеристике вожака-социалиста в образе священнослужителя, "Post" приходит к заключению, что этим коноводом были применены все выработанные и проповедуемые немецким социалистическим учением приемы для возбуждения слепой массы.

Признавая таким образом существующую духовную связь между социал-демократами в Германии и ненадежными элементами в других государствах, упомянутая консервативная газета предостерегает немецкое общественное мнение от беспечного отношения к скрытым целям этой партии. В доказательство правоты своих взглядов "Post" намекает на нескрываемое разочарование, проглядывающее в статьях социал-демократического органа "Vorwarts", по поводу успеха принятых твердой рукой русского правительства мер для немедленного пресечения обнаружившихся опасных течений.

Примите и пр.

Остен-Сакен

стр. 101

N 5. ПОСОЛ В РИМЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Телеграмма.

Рим, 27 (14) января 1905 года.

Король принял меня сегодня в частной аудиенции весьма благосклонно и радушно. Его величество говорил мне об общих вопросах, о македонских делах, причем заметил о согласии интересов русских и итальянских и вновь упомянул о недоверии, внушаемом здесь австрийскою политикою на Балканском полуострове. Его величество высказал затем надежду на заключение торгового соглашения с Россией. Я коснулся выходки депутата Мирабели в палате в прошлый вторник и повторил королю в более мягкой форме то, что я высказал по сему поводу министру иностранных дел. Король сказал мне, что он был возмущен произнесенными словами, и настаивал на том, что всякое другое отношение к гнусной выходке Мирабели вызвало бы буйную манифестацию против России, которая соответствовала бы именно желанию социалистов и республиканцев. Король сказал мне затем, что подлинные слова Мирабели были выпущены из текста официального отчета заседания палаты 24 января. Мирабели намеревался было протестовать в следующем заседании против этой меры, но его же товарищи-депутаты отговорили его.

Урусов

N 6. ПОСОЛ В ИСПАНИИ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 3.

Мадрид, 30 (17) января 1905 года.

Происшедшие в С. -Петербурге беспорядки, размеры и значение коих столь тенденциозно преувеличиваются иностранной печатью, не преминули воздействовать как повсюду, так и в Испании, на противников государственного порядка, немедленно заявивших о себе воззваниями, протестами и устройством разных социалистических и республиканских конференций и митингов. Ввиду обыкновенных последствий уличного характера таковых сборищ, я счел нужным, вследствие объявления в газетах об организации некоторых подобных митингов в Мадриде, просить испанское правительство о полицейском надзоре и охране, в случае надобности, здания императорского посольства от возможных попыток манифестантов нарушить его неприкосновенность. Моя просьба была немедленно исполнена, и посольство вследствие сего негласно охраняется агентами здешней полиции. Что же касается сборищ и митингов, то они были запрещены, и один из них, собравшийся вопреки таковому запрещению, был полицией распущен.

Наподобие Мадрида и в г. Бильбао вышеупомянутые элементы беспорядка не упустили случая заявить о себе устройством 16 (29) текущего января протестационного митинга. Ввиду полученного мною от вице-консула нашего в Бильбао сообщения в таковом смысле, я немедленно обратился к испанскому правительству с просьбою о принятии надлежащих мер для охранения здания нашего вицеконсульства в названном городе.

Устроенная в Бильбао манифестация несмотря на предварительные полицейские меры имела все-таки место, причем толпа крича-

стр. 102

щих и поющих революционные гимны людей направилась к нашему вицеконсульству, но тотчас же была рассеяна пешею и конною полициею, приготовленною своевременно по данным из Мадрида, вследствие моей просьбы, инструкциям.

Я должен прибавить, что весь этот инцидент, как донес мне наш вицеконсул, не имел никаких серьезных последствий и что губернатор г. Бильбао лично явился к г-ну Эрраскину с извинениями.

Примите и пр.

Шевич

N 7. ПОСОЛ В ПАРИЖЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Телеграмма.

Париж, 31 (18) января 1905 года.

Под предлогом протеста против подавления петербургских беспорядков социалисты-революционеры и анархисты устроили в пятницу и вчера вечером митинги, на которых произносились зажигательные и враждебные против России речи. Благодаря принятым полициею мерам и строгой охране нашей улицы намерение произвести манифестации против посольства не могло быть приведено в исполнение. Но в ночь на понедельник на порог квартиры князя Трубецкого была положена бомба1 , только по счастливой случайности не взорвавшаяся. Вчера вечером при выходе с митинга брошена была бомба, ранившая нескольких человек. Это, как кажется, обычное анархистское покушение, возобновляющееся при всяком волнении. Вчера на митинге Жорес, восхваляя международный рабочий союз, провозгласил, что низвержение царизма, сильнейшего противореволюционного оплота, необходимо для повсеместного торжества социализма.

Нелидов


1 Вопрос о бомбах имел свою "историю". Едва в Париже и во всей Франции было получено известие, о "кровавом воскресенье" в Петербурге, волна возмущения охватила широкие слои общественного мнения. Рабочие организации, социалистическая партия, разные гуманитарные организации вроде Лиги прав человека и гражданина, организации демократически настроенной интеллигенции и мн. др. откликнулись гневными демонстрациями протеста в печати и на митингах против петербургских преступлений и их инициаторов и одновременно против поддерживавших царизм реакционных французских кругов и правительства. Эти демонстрации были запечатлены симпатией к жертвам 9 января и к освободительному движению в России, что выразилось в ряде речей не только социалистических, но и крупнейших буржуазных политических деятелей, манифестов, воззваний, открытии подписки в пользу жертв революции и т. д. Одновременно с этим движением реакционная печать во главе с "La Patrie", "La Liberte", "Gaulois" открыла контркампанию и всячески чернила русское революционное движение и те французские организации, которые солидаризировались с ним. История с бомбами была тесно связана с этой кампанией реакционной печати и деятельностью агентов русской охранки в Париже. "L'Humanite" еще тогда по свежим следам разоблачила тесную связь царской охранки с французской Surete generale и газетной кампанией реакционной печати. Фактически сторона дела "террористического" акта на квартире полковника князя Трубецкого состояла, по "L'Humanite", в следующем: "Князь Трубецкой, атташе русского посольства, возвратился домой в 12 часов 20 минут ночи, не обнаружив ничего подозрительного. В 1 час 30 минут он снова вышел. Ему бросился в глаза лежащий у ворот, завернутый в газетную бумагу большой сверток. Он тотчас обратил на него внимание полицейских агентов, стоявших в ста шагах от его особняка. В свертке оказалась бомба. Следствию не удалось обнаружить виновного. Усиленный наряд полиции, по странной случайности находившийся в этот день вокруг особняка, утверждал, что единственным челове-

стр. 103

ком, появившимся между 12.30 и 1.30 ночи на улице d'Argenson, на которой находился особняк, был сам князь. Но ведь бомба не могла же появиться сама по себе?! Нам кажется, что Фуке, помощник комиссара полиции квартала, один только может объяснить, в чем тут дело".

Что же касается второй бомбы, брошенной при выходе публики после окончания митинга в Тиволи, то она была также делом тех же испытанных рук полицейских и реакционных провокаторов. По поводу второй бомбы "L'Humanite" писала: "Этот митинг прошел с абсолютным спокойствием. Ни на улице, ни при входе или выходе несмотря на громадное стечение народа не слышно было ни крика, не было шумных сборищ и ни малейшего столкновения. Полиция, которая не смогла использовать неосторожность благоразумного и энергичного народа, решила действовать сама. Махинация с бомбами имеет целью не только дискредитировать антицарские демонстрации протеста: она имеет также целью повернуть к реакционному национализму правительство, которое еще колеблется между правой и левой, и создать в парламенте реакционное большинство" ("L'Humanite" от 31 января 1905 года).

N 8. ПОСЛАННИК В МЮНХЕНЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 2.

2 февраля (20 января) 1905 года.

М. г. граф Владимир Николаевич!

В среду 19 января (1 февраля) мюнхенские социал-демократы устроили в одной из здешних пивных (Sall des Hackerbraukellers) демонстративное собрание с целью протеста против последних событий в С.-Петербурге. Собрание, на которое явилось более 3000 человек, открылось длинной речью парламентского депутата и вождя баварской партии социал-демократов известного Фольмара.

Сделав предварительно тенденциозное и ложное описание самих событий и положения русского рабочего, он выразил затем от имени своей партии горячие симпатии русскому революционному движению, присовокупляя, что партия баварских социал-демократов находится с ним в полной солидарности и готова даже его поддерживать, насколько возможно, всякими средствами.

Так как в своей речи Фольмар неоднократно порицал чересчур снисходительное отношение прусского правительства к нашему в делах арестования и выдачи нам русских подданных, занимающихся революционной пропагандой в Пруссии, то говоривший за ним другой оратор - депутат Мюллер - указал на то, что и баварское правительство также небезвинно в этом отношении, так как до сих пор еще существует в полной силе соглашение 1885 г. между Баварией и Россией о взаимной выдаче политических преступников, причем баварское правительство постоянно оказывает русской миссии в Мюнхене особенную предупредительность в делах о наведении справок о благонадежности проживающих здесь русских студентов. "Баварское правительство должно знать, - прибавил Фольмар, - что народ не одобряет подобных действий. Социал-демократы неоднократно протестовали против этого порядка вещей в баварском ландтаге, но к ним никто не присоединился, и никто не поддержал их протеста в палате. Теперь же общественное мнение и последователи всех партий приглашаются высказаться и непременно присоединиться к мнению социал-демократов".

Собрание не подало повода ни к каким беспорядкам и окончилось довольно спокойно провозглашением торжественного "Hoch" в честь революционной, народоосвобождающей немецкой социал-демократии с пожеланием успеха либеральным стремлениям русского народа.

стр. 104

Резолюция, которая была принята на этом собрании, не отличалась особенными крайностями и клонилась прежде всего к тому, чтобы поручить депутатам парламента воспрепятствовать германскому правительству продолжать свои предупредительные услуги русскому правительству в борьбе его с революционной пропагандой. Перед своим закрытием собрание еще раз протестовало против существующего русско-баварского соглашения 1885 года.

Барон Подевильс, с коим я имел случай беседовать обо всем этом на следующий день, просил меня не придавать большого значения всем этим демонстрациям, направленным гораздо более против баварского правительства чем против нашего. На самом деле, старания социал-демократов имеют в виду прежде всего будущие выборы в баварский ландтаг и это с целью увеличить число представителей своей и либеральной партии в ущерб клерикальной в надежде тогда опрокинуть нынешнее, не пользующееся их симпатиями министерство. Громко высказанные симпатии к нашим революционерам служат им только новым поводом выражать свое неодобрение министерству и усиливать оппозицию против него. По существующим законам, местные власти не могут заранее запрещать подобные сходки, если только они заблаговременно и правильно опубликованы с соблюдением всех на то формальностей. Вожакам же как вчерашней, так и завтрашней демонстрации объявлено было со стороны полиции, что прения на собрании будут немедленно прекращены и само собрание тотчас же закрыто, как только ораторы позволят себе неприличные выходки по адресу русского монарха или русского правительства. Министр дал мне положительное уверение, что полиции отдано приказание действовать самым энергичным образом и в случае надобности приступить к немедленному закрытию собрания и очищению зала от публики.

Барон Подевильс показался мне довольно озабоченным в особенности новым собранием, назначенным на завтрашний день от имени последователей всех партий. Социал-демократы на этот раз отступили на второй план и предоставили первую роль разным личностям из мира местных ученых, художников, писателей, в том числе даже и русским подданным, из коих некоторые записались заранее в качестве ораторов. Министр сообщил мне, что он только что имел по этому поводу продолжительное совещание с министром внутренних дел, который в его присутствии сделал необходимые распоряжения и дал директору полиции подробные инструкции, как действовать в данном случае для предупреждения всяких неприятностей для баварского правительства и для нас.

Считаю долгом заявить перед вашим сиятельством, что я нахожу здесь как со стороны министра, так и со стороны других местных властей полную и искреннюю готовность сделать все от них зависящее для избежания могущих возникнуть недоразумений, которые могли бы каким-либо образом неблагоприятно повлиять в будущем на наши отношения к королевско-баварскому правительству. Я имею повод полагать, что из Берлина преподаны сюда указания в таком же смысле.

Примите и пр.

Вестман

стр. 105

N 9. ПОСЛАННИК ПРИ ВАТИКАНЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 1.

Рим, 3 февраля (21 января) 1905 года.

Пользуясь отъездом князя Л. П. Урусова в С. -Петербург, поспешаю довести до сведения вашего сиятельства об уличных демонстрациях, происходивших перед помещением российской миссии при Ватикане 14 и 16 января старого стиля.

Под впечатлением враждебных нам газетных статей студенты университета в Риме решили вечером 13 января произвести наследующий день демонстрацию перед окнами миссии, чтобы явить солидарность с русскою интеллигенцией и протестовать против мер, принятых в С. -Петербурге во время уличных беспорядков 9 января.

С утра 14 января улицы, прилегающие к миссии, охранялись полицией и карабинерами. Часов в 11 утра толпе студентов, человек в полтораста, удалось пробраться окольными путями по глухим и кривым переулкам старого Рима, среди которого помещается миссия, на площадку, носящую громкое наименование Piazza Cardelli, на одну сторону которой выходит фасад миссии с красующимися на нем по здешнему обычаю щитами: российским государственным и папским.

Разгоряченная толпа заглушила шум проходящих в этом месте нескончаемых электрических трамваев дикими криками и пронзительным, чисто итальянским, свистом.

Демонстрация эта продолжалась, впрочем, каких-нибудь две - три минуты, и крикуны были тотчас же разогнаны полицией.

В воскресенье, 16-го, подстрекаемые политиканами-социалистами студенты собрались в 2 часа пополудни на народной площади "Piazza del Popolo и должны были повторить с большей энергией те же демонстрации перед миссией, а также перед посольством.

По свидетельству лиц, присутствовавших при сборе студентов на площади, толпа кричала: "Abasso i cosachi del Tevere, abasso i barbari".

Предупрежденное заранее об имевших состояться проявлениях негодования и соболезнования, итальянское правительство распорядилось на этот раз вызвать войска из ближайших гарнизонов и усилить охрану города Рима пехотою и кавалериею.

Демонстрация перед окнами миссии не повторилась.

Подробности демонстрации, направленной против посольства, составят предмет донесения российского поверенного в делах1 .

С своей стороны могу лишь отметить острую, предвзятую враждебность императорскому правительству печати и социалистов в палате, по отношению к которым, т. е. той и другим, королевское правительство явило крайнюю слабость, несмотря на то что толпа крикунов воспользовалась тем же случаем, чтобы проявить те же недружелюбные чувства и королевскому семейству перед окнами Квиринальского дворца.

Кардинал, статс-секретарь, которого я видел сегодня, сказал мне, что в Ватикане с напряженным вниманием следят за разрешением у нас сложных, стоящих на очереди вопросов внутреннего и внешнего порядка.

Примите и пр.

Нарышкин


1 В депеше N 2 от 22-января (4 февраля) 1905 г. (опубликованной в журнале "Красный архив". Т. 9, стр. 35 - 37) поверенный в делах в Риме Крупенский, между прочим, сообщал Ламздорфу о демонстрациях протеста в Риме и провинции.

стр. 106

N 10. ПОСЛАННИК В МЮНХЕНЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 3.

6 февраля (23 января) 1905 года.

М. г. граф Владимир Николаевич!

Через два дня после устроенного баварскими социал-демократами собрания в мюнхенском пивном погребе Hackerbraukeller, о чем я имел честь сообщать вашему сиятельству в моем предыдущем донесении, состоялся с той же целью второй, такого же рода митинг, но созванный на этот раз не от имени социал-демократов как политической партии, а якобы представителями мюнхенской интеллигенции без различия партийных убеждений. Это собрание отличалось особенной многочисленностью, так что предназначенное для него помещение, самый большой зал в столице (Saal des munchener Kindlkeller) в конце концов оказался недостаточным и городская полиция в последний момент, видя вокруг здания нерасходящуюся густую толпу лиц, не успевших проникнуть вовнутрь, и желая избегнуть уличных беспорядков, возымела счастливую мысль направить всю эту недовольную и шумевшую толпу в соседнюю другую пивную, а именно в Burgerbrausaal, предуведомив публику, что многие из ораторов явятся также и туда для вторичного произнесения там своих речей. Таким образом из одного предполагавшегося большого собрания образовано было два отдельных, на которых присутствовало около 10000 лиц - число, которое прежде никогда еще не бывало достигаемо на подобного рода сборищах здесь, в Мюнхене.

Двое из популярнейших мюнхенских профессоров, д-р Брентано и д-р Липпс, обещавшие явиться на собрание для прочтения своих рефератов, в последний момент прислали извинительные письма, выражающие их сожаление по поводу нездоровья, лишавшего их возможности исполнить данное обещание. На самом деле, им внушено было министром внутренних дел, в форме дружеского совета, воздержаться от чтения на собрании всяких рефератов относительно русского революционного движения как о деле, вовсе не касающемся Баварии, и которое легко могло бы быть сочтено бестактным вмешательством во внутренние дела соседнего государства. Это не помешало, однако, означенным лицам послать, как я уже сказал, собственноручные письма президенту собрания с выражением горячих симпатий русскому рабочему классу и русскому революционному движению. Письма эти были прочитаны в собрании и вызвали шумные аплодисменты.

Депутат Фольмар открыл заседание на этот раз краткой речью, в которой ограничился лишь пояснением, что он открывает его не от имени социалистов, а только как представитель мюнхенского населения, желая этим подчеркнуть беспартийный характер собрания. По его предложению, председателями были избраны д-ра Рем и Конрад, лица мало известные, но мюнхенские граждане и притом официально не принадлежащие к социал-демократической партии. Тем не менее можно положительно сказать, что вся эта массовая демонстрация против России была на этот раз предпринята и организована одними социал-демократами и хотя многие из ораторов официально не принадлежали к этой партии, но за кулисами действовали и орудовали все-таки ее приверженцы. На собрании было много рабочих и ремесленников, много лиц из классов профессоров, студентов, журналистов, адвокатов и даже художников. В этой разно-

стр. 107

родной толпе преобладали, однако, как мне передавали, еврейские типы.

Наибольший успех имела речь русского подданного Шевича, уже давно поселившегося в Мюнхене и часто выступавшего оратором на здешних социальных собраниях. Его речь отличалась грубым анархическим фанатизмом, отсутствием всякого чувства русского патриотизма и подбором явно ложных фактов, хотя и представленных в довольно красноречивой талантливой форме. После него говорили еще некоторые лица из общества местных ученых, а именно юстицрат Бернштейн, профессор Квидде и депутаты баварского ландтага, более или менее принадлежащие к парламентским либеральной и социальной группам. В этих последних речах заметно было гораздо более намерение приготовить оппозицию министерству на будущих баварских выборах, которые должны состояться летом, чем исключительное желание агитировать в пользу русских революционеров. Полиция дважды останавливала ораторов, неуместно касавшихся в своих речах действий баварского правительства за прошлое время, а именно в трудную эпоху назначения регентства еще при жизни короля Людвига II. В общем же собрание прошло довольно спокойно, не породив никаких крупных беспорядков, что лишний раз указывает на безукоризненную дисциплину в лагере немецких рабочих и социалистов.

Под конец была редактирована резолюция, почти тождественная той, которая была принята на первом собрании и которая главным образом клонилась к тому, чтобы потребовать от германского правительства, чтобы русским подданным - борцам за свободу - было дано полное право убежища (Asylrecht) на немецкой территории, а от баварского правительства - немедленного объявления о прекращении действия русско-баварского соглашения 1885 г. о взаимной выдаче политических преступников. В конце резолюции выражалась горячая симпатия русским рабочим-революционерам, причем все немецкие города приглашались присоединиться к этой резолюции, копию с которой решено было препроводить представителям различных политических партий, имперскому канцлеру и здешней русской миссии, что, однако, до сих пор не было сделано.

При голосовании резолюции произошел инцидент, вызвавший некоторый шум среди многочисленной толпы собрания, так как один из присутствующих, антисемит Вениг, громко заявил протест против будто бы единогласно принятой резолюции и, отказавшись сам от нее, позволил себе ее критиковать. На него тотчас посыпались со всех сторон сильные пререкания, толпа с негодованием окружила его и стала угрожать ему даже действием. Венига спас от истязаний один из рабочих, вскочивший на стол и с большим присутствием духа упрекнувший вовремя толпу в том, что она, собравшись для протеста против насильственных мер, прибегает сама к таким же незаконным действиям, нарушая этим принцип полной свободы мнений, за который она сама так горячо заступается.

Местная пресса отнеслась вообще довольно несочувственно к демонстрации, за исключением органа здешних социалистов "Munchener Post", который заранее в своих статьях приготовлял к ней своих читателей, приглашая их явиться в большом количестве на собрание и пропагандировать главную цель его. Большинство либеральных газет ограничилось лишь напечатанием стенографического отчета самого собрания. Клерикальная пресса "Bayerischer Kurier и "Augsbur-

стр. 108

ger Abendzeitung" присоединила к отчетам неодобрительные отзывы, а антисемитская газета "Deutsches Volksblatt", не поместившая даже самого отчета, отнеслась крайне иронически ко всей этой демонстрации и в особенности к речи г. Шевича. Одна из наиболее серьезных здешних газет, хотя и либерального направления, известная "Allgemeine Zeitung", напечатала в своем сегодняшнем номере прилагаемое при сем сообщение1 , которое довольно верно выражает общее впечатление, произведенное последними антирусскими демонстрациями в Мюнхене на благоразумную часть местного населения, не поддающуюся интригам социальной пропаганды. Примите и пр.

Вестман

1 В статье под заголовком "Германская империя на покатом пути" указывалось, что происходившие в Мюнхене в течение последней недели два народных собрания "должны вызвать во всех дальновидных политических кругах либерально и националистически настроенной буржуазии величайшее неудовольствие". Отрицательное отношение к собраниям протеста газета с циничной откровенностью обосновывала классовыми интересами и отражением русских событий на движение германского пролетариата, так как первое из собраний должно было вызвать симпатии к бастующим рурским горнякам, в которых нет надобности. Говоря о втором собрании, газета выражала возмущение тем: 1) что под резолюцией рядом с Фольмаром подписались буржуазные профессора Брентано, Адольф Мюллер и др.; 2) что собрания протеста являются вмешательством в русские внутренние дела и 3) главным образом потому, что буржуазные деятели проявляют величайшую близорукость, когда они действуют совместно с "социал-демократическими иезуитами, от которых заранее можно было ожидать, что они попытаются у русского огня сварить свою партийную похлебку, как они рурские столкновения соответственным образом здесь использовали".

N 11. ПОВЕРЕННЫЙ В ДЕЛАХ В СТОКГОЛЬМЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 4.

Стокгольм, 6 февраля (24 января) 1905 года.

Один из вожаков здешнего клуба юных социалистов, Гинке Бергегрен, созвал вчера в Народный дом сходку своих единомышленников и в длинной речи обсуждал происшедшие недавно в С.-Петербурге беспорядки. Восхвалив в самых горячих выражениях "мужество и самоотвержение" забастовавших русских рабочих и вообще деятельность революционеров в России, он обратился к своим слушателям с воззванием последовать их примеру и договорился до проповеди революции в Швеции. Выразив негодование по поводу энергических мер, принятых правительством в Петербурге для подавления беспорядков, г. Бергегрен предложил присутствовавшим на сходке выразить протест шведских социалистов путем демонстрации перед домом российской миссии. Предложение было принято, и толпа в несколько сот человек, состоящая преимущественно из весьма юных элементов низших слоев стокгольмского населения, направилась из Народного дома через центральную часть города к набережной Страндвеген, где в N 13 помещается российское генеральное консульство, которое демонстранты по недоразумению приняли за императорскую миссию. В это время в генеральном консульстве никого не было налицо, так как генеральный консул статский советник Березников ныне находится в отпуску, а вицеконсул коллежский асессор Карасев по случаю воскресения не был на службе. Хотя к толпе присоединилось по дороге значительное число любопытных, но все

стр. 109

шествие имело довольно тихий характер. Полиция, вовремя извещенная о готовившейся демонстрации, встретила толпу у дома генерального консульства, и весьма ловким маневром ей удалось направить главную часть ее в боковые переулки, так что перед генеральным консульством очутилось лишь несколько главных вожаков, которые, покричав и пошумев немного, вслед затем скоро разошлись. Таким образом демонстрация окончилась весьма неудачно для ее зачинщиков.

Общественное мнение и печать, обыкновенно далеко не дружелюбно настроенные к России, на этот раз, однако, единодушно порицают дерзкую выходку Гинке Бергегрена и указывают на опасность осложнений, которые способны вызвать такого рода нелепые демонстрации.

Примите и пр.

Сталь фон Гольштейн

N 12. ПОСОЛ В ВАШИНГТОНЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Донесение.

Вашингтон, 8 февраля (26 января) 1905 года.

Дорогой граф!

Беспорядки, которые только что имели место в нашей столице и в некоторых других городах империи, обсуждались печатью Соединенных штатов с чрезвычайной резкостью и вопиющей несправедливостью. Это и не удивительно, так как большинство американских газет находится в руках евреев и англичан и они пользуются каждым удобным и неудобным случаем, чтобы направить на нас жало своей злобы. Американское общество не имеет, в сущности говоря, собственного мнения по вопросам политики иностранных держав и черпает его из газет. Таким образом ничего нет удивительного в том, что чтение публикуемых в газетах возбуждающих статей по поводу забастовок в России спровоцировало в Соединенных штатах очень резкое антирусское движение, в особенности в таких крупных центрах, как Нью-Йорк, Чикаго и другие, где анархистские и еврейские элементы представлены в большом числе. Во время митингов, направленных против русского правительства и имевших целью сбор денежных средств, предназначаемых на поддержку движения в России, по обыкновению было потрачено много слов, но собрано очень мало долларов в ответ на призывы агитаторов. Впрочем, в связи с этими антирусскими манифестациями многие здесь должны были признать, что стачки и ружейные выстрелы, являющиеся их неизбежным следствием, как раз не составляют монополию России и что тот же город Чикаго, где недавно происходили эти неистовые митинги, направленные против России, был во время президентства м-ра Клевеленда ареной кровавых столкновений между забастовщиками и регулярными федеральными войсками, посланными президентом Клевелендом для подавления беспорядков несмотря на протесты губернатора этого штата, полагавшего, что поддержание порядка, согласно постановлениям конституции, должно быть вверено милиции штата. М-р Клевеленд ответил на протест губернатора Чикаго следующими словами: "Дайте войскам восстановить порядок, а затем мы обсудим правовые вопросы".

стр. 110

Сожалея о прискорбных событиях, имевших место недавно в С. -Петербурге и других городах, все здравомыслящие люди в Америке признают, что императорское правительство не могло поступить иначе, чем поступило. Считаю необходимым добавить, что федеральное правительство сожалеет и не одобряет чрезвычайно резких речей, произносившихся на антирусских митингах, о которых я вам только что говорил. К сожалению, оно не располагает никакими средствами для того, чтобы наложить узду на то, что здесь высокопарно называют свободой слова; эта свобода здесь легко превращается в возмутительную распущенность, о которой во всех отношениях приходится сожалеть.

Примите и пр.

Кассини

N 13. ПОСОЛ В ПАРИЖЕ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 8.

9 февраля (27 января) 1905 года.

М. г. граф Владимир Николаевич!

Телеграммой от 14 января1 я счел долгом довести до сведения вашего сиятельства о враждебных России проявлениях чувств, которые вызвало среди социалистов чтение в палате депутатов той части министерской программы, где говорилось о сохранении союза с Россией. Несмотря на энергичные протесты и призывы к порядку председателя Думера дикие крики и грубые угрозы долго останавливали попытки министра иностранных дел ответить на столь неприличные выходки. Когда г. Делькассе был, наконец, в состоянии побороть шум, он объяснил в достойных и твердых выражениях всю цену для Франции нашего союза и необходимость для нее остаться ему верной.

Имею честь приложить при сем в газетной вырезке отчет об этой части заседания 14 (27 января).

Заявления министра иностранных дел встречены были громкими рукоплесканиями огромного большинства депутатов. Но протест против русско-французского союза стал, тем не менее, знаменным словом, объединяющим все оттенки социалистов и крайней левой. В противоположность нашей дружбе вожаки левой выставляют частью сближение с Англией и Италией, частью соглашение с Германией или, наконец, неудобство заключения каких-либо союзных обязательств, всегда способных ввести страну в политические затруднения и вооруженные столкновения, тогда как исключительная цель демократического правительства должна быть сохранение мира.

Подобную оценку политических интересов Франции нельзя считать совершенно беспристрастной. Клемансо и Жорес, главные вожаки социалистов, давно уже стремятся привести ее к сближению, первый с Англией, второй с Германией, причем есть основание предполагать, что старания их поощряются теми, кому выгодно отчуждение Франции от России и направление ее политики в сторону той или другой западной державы.

Так как последние события в Санкт-Петербурге и неуспехи наши на Дальнем Востоке, несомненно, поколебали доверие к России и тем повлияли неблагоприятно на сочувственное отношение французов к нашему союзу, то деятельность социалистов могла бы при продол-

стр. 111

жении того же порядка вещей иметь весьма невыгодное для преследуемой г. Делькассе политики влияние на общественное мнение. А потому в близкостоящей министерству иностранных дел газете "Temps" напечатана была на-днях явно вдохновленная им статья о русско-французском союзе, текст которой я позволяю себе представить вашему сиятельству. Главная цель и значение этой статьи заключаются в указании на существенную разницу между свойством сношений Франции с Россией и с Англией или Италией, сближением с которыми - ничего общего с союзом не имеющим - социалисты желали бы заменить основные начала, на коих зиждется французская политика последнего десятилетия. Вместе с тем автор статьи выставляет всю тщетность надежд на возможность союза с Англией или Италией, которые столь же мало его желают, как желает его Франция, интересы коей вполне обеспечены восстановленными с ними, благодаря союзу с Россией, дружескими сношениями.

Статья эта, произведшая большое впечатление и вызвавшая только очень слабый ответ со стороны г. Жореса, кажется мне весьма верным и вполне своевременным объяснением политического расположения французского правительства по отношению к России. Союз наш, несомненно, потерял вследствие естественного действия времени и воздействия событий последнего времени значительную долю своей силы и своего обаяния среди французского народа. Тем не менее и вопреки утверждениям г. Жореса, что союз уже умер и существует только на бумаге, это политическое сочетание, несомненно, для нас полезное, особенно в настоящих обстоятельствах, стоит здесь еще на твердом основании, доколе политикой Франции руководит г. Делькассе. В влиятельных средах французского населения существует все более распространяющееся влияние Англии. Рядом с ним здесь не без чувства ревности следят за все больше определяющимся сближением нашим с Германией. Обстоятельства эти не следует терять из виду, так как они будут неизбежно иметь значение при установлении международных отношений, которые выработаются после окончания настоящей войны. Но до тех пор при условии весьма вероятного сохранения у власти г. Делькассе мы можем твердо рассчитывать на дружбу Франции и на желание ее правительства быть нам по мере возможности полезным и угодным2 .

Примите и пр.

Нелидов

1 Указанная телеграмма целиком изложена в первом абзаце печатаемого документа.

2 См. также в депеше за N 9 от того же числа (опубликованной в журнале "Красный архив". Т. 9, стр. 39 - 41).

N 14. ПОСЛАННИК В АФИНАХ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 72.

Афины, 12 февраля (30 января) 1905 года.

Если европейская печать крайне раздула печальные события, происшедшие в текущем месяце в Петербурге и в других местностях России, то здешние газеты, существующие главным образом розничной продажей и потому нуждающиеся в сенсационных известиях,

стр. 112

преувеличили эти события еще несравненно более. За неимением непосредственных сношений с Петербургом афинская пресса получала сведения от своих корреспондентов в Лондоне, Вене и Париже, считавших своим долгом из попадающихся им под руку данных выбирать самые неправдоподобные. Часть же печатаемых здесь телеграмм сочинялась на месте в самых редакциях газет. Вестям из России предпосылались целые столбцы заглавий крупными буквами: "Восстание в России", "Петербург в пламени", "23000 убитых", "Народ вооружился", "Народ вооружается", "Великий князь Владимир Александрович ранен", "Великий князь Сергей Александрович убит", "Зимний дворец взорван", "Севастополь горит" и пр. Наглость некоторых газет дошла до того, что они позволили себе даже распространить нелепые слухи о государе императоре и, между прочим, о тайном отъезде его величества из Царского села в Ливадию. Кажется, благодаря главным образом этим слухам, обнародованным под видом телеграмм в особых добавлениях к газетам, мера терпения греческого правительства, переполнилась, и, по почину короля, дальнейшему распространению подобного рода измышлений был положен известного рода предел. Председатель совета министров объявил во всеобщее сведение, что афинскому телеграфному ведомству приказано давать всякому желающему справки о том, были ли действительно получены той или другой газетой печатаемые ею телеграммы, и что справки эти будут затем рассылаться при обычных телеграфных бюллетенях подписчикам на телеграммы афинского агентства. Помимо того, основываясь на телеграфной конвенции, заключенной Грецией с другими государствами и запрещающей передачу телеграмм, которые "угрожают безопасности государства, общественному порядку или благопристойности", некоторые телеграммы были возвращены в Берлин и в Лондон отправившим их корреспондентам. Распоряжения эти возбудили негодование одной части прессы, усмотревшей в них цензуру, "устанавливаемую в Греции насчет России", но зато другие, более серьезные органы отнеслись к ним с сочувствием. Со своей стороны, в беседе по этому случаю с министрами и в разговоре, которым удостоил меня его величество король, я не мог не приветствовать этой меры, налагающей хоть некоторую узду на здешнюю печать.

Что касается впечатления, произведенного здесь подавлением беспорядков в Петербурге, то оно было весьма для нас неблагоприятно, отчасти вследствие указанных преувеличений. Поднят был даже вопрос о выражении чувств сострадания к "бесчисленным жертвам самодержавия" всенародным заупокойным богослужением по ним. Но более серьезные органы указали, насколько было бы неприлично для маленькой Греции мешаться во внутренние дела великой державы, в отношении которой она связана узами благодарности. Две статьи по этому предмету: одну в вырезке, другую во французском переводе - почитаю долгом препроводить на благовоззрение вашего сиятельства. Указания эти возымели свое действие, и хотя богослужение уже назначено на сегодня, но оно состоится не в соборе, а в одной из приходских церквей и притом будет совершено, так сказать, не всенародно, а по заказу лишь редакций двух крайних газет: "Реформы" и "Молнии". В виду этого вся демонстрация получит частный характер и напомнит те протесты в Западной Европе, которые, будучи вызваны враждебными нам элементами, были обусловлены скорее злобной досадой по случаю восстановления у нас порядка.

Примите и пр.

Щербачев

стр. 113

P. S. Только что узнал из уст самого короля - уже после того, как настоящая депеша была написана и переписана, - почему не состоялось упомянутое всенародное богослужение в соборе. По словам его величества, дело расстроено было самим правительством. Вследствие указаний г. Делианиса, который, как утверждает король, способен действовать в подобных случаях с большим гражданским мужеством чем Теотокис, митрополит и епископы категорически отказались совершить означенное служение.

Следует полагать, что статьи газет, о которых идет речь выше, были также внушены кабинетом. Король при разговоре со мной не ограничился приведенным сообщением: он долго еще беседовал со мной по предмету событий 9 января.

Несколько дней тому назад, когда до Афин только что дошли раздутые и тенденциозные вести об этих событиях, его величество при откровенном обмене мыслей со мною высказывал искреннее сожаление по поводу случившегося, умилялся доброте и кротости русского народа и как бы сетовал на крутые меры, принятые властями, не понявшими будто бы прямого смысла рабочего движения, к которому можно было, как он думал, отнестись с полным доверием.

Но в этот раз король отозвался о вопросе совершенно иначе. Его величество сказал мне, что с тех пор он уже осведомился о частностях происшедшего из датской газеты "Данеброг", получающей весьма точные сведения о положении дел в России, а также из других достоверных источников и что после этого он поневоле переменил мнение относительно истинного значения события. Король удивлялся тому, в каком превратном виде сумела представить дело западноевропейская печать. При этом он настоятельно повторял, что я был совершенно прав, когда в прошлый раз старался доказать ему, что для подавления движения необходимо было тотчас же принять самые энергичные меры, чтобы не дать ему разрастись в открытый мятеж.

"Действительно, - заключил король, - никто не мог бы предсказать, к чему все это привело бы в случае, если бы движение не было сразу подавлено: революции всегда начинаются таким образом".

N 15. ПОСЛАННИК В АФИНАХ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В. Н. ЛАМЗДОРФУ

Депеша N 4.

Афины, 20 февраля 1905 года.

Донесением своим от 30 января за N 71 я имел честь довести до сведения вашего сиятельства о неблагоприятном для нас впечатлении, произведенном здесь подавлением беспорядков в Петербурге. Из донесения этого вы изволили усмотреть, что два крайних органа местной печати предлагали даже засвидетельствовать всеобщее сочувствие к "жертвам самодержавия" посредством всенародного заупокойного богослужения в афинском кафедральном соборе, но богослужение это не могло состояться вследствие мер, принятых первым министром.

Как вашему сиятельству угодно будет припомнить, о положении, занятом в этом деле правительством, мне пришлось узнать в самый день подписания моей экспедиции от 30 января из личной беседы с королем.

стр. 114

В течение этой беседы я, между прочим, сообщил его величеству только что прочитанное мною в газетах известие о назначении на следующее утро взамен торжественного богослужения в соборе частной панихиды в приходской церкви св. Ирины по заказу редакций упомянутых двух газет.

Король в то время ничего мне на это не возразил, но на другой день на одном из балов, на которых в продолжение зимнего сезона здесь часто приходится встречаться с королевской семьей, его величество сам подошел ко мне и с видимым одушевлением объявил, что и означенная частная панихида была отменена благодаря распоряжениям г. Делианиса.

Таким образом, на деле в Афинах не произошло никаких враждебных нам манифестаций по поводу недавних петербургских событий.

Примите и пр.

Щербачев

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ОТРАЖЕНИЕ-СОБЫТИЙ-9-ЯНВАРЯ-1905-года-ЗАГРАНИЦЕЙ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ОТРАЖЕНИЕ СОБЫТИЙ 9 ЯНВАРЯ 1905 года ЗАГРАНИЦЕЙ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ОТРАЖЕНИЕ-СОБЫТИЙ-9-ЯНВАРЯ-1905-года-ЗАГРАНИЦЕЙ (дата обращения: 25.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
365 просмотров рейтинг
22.08.2015 (765 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
26 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
29 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
29 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ОТРАЖЕНИЕ СОБЫТИЙ 9 ЯНВАРЯ 1905 года ЗАГРАНИЦЕЙ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK