Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7064
Автор(ы) публикации: Н. ЕРОФЕЕВ, М. ОСИПОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ОТЧЕТ

об обсуждении 1-й части учебника для вузов по "Новой истории" на заседании кафедры новой истории исторического факультета Московского государственного университета.

Выход в свет учебника "Новой истории" для вузов вызвал большой интерес, в частности в широких научных и студенческих кругах. Кафедра новой истории исторического факультета МГУ обсуждала первую часть учебника 3, 9, 15 и 16 марта 1940 года. Обсуждение собрало значительную аудиторию, состоявшую главным образом из студентов, а также аспирантов. Присутствовали работники и ряда других вузов и научных учреждений. Ниже дается краткий отчет состоявшегося обсуждения.

Первым на совещании получил слово один из редакторов учебника, академик Е. В. Тарле. Он заявил: "Я лично смотрю на это первое издание, как на такое, которому пришлось, к сожалению, играть роль макета, потому что Соцэкгиз торопился выпустить книгу и не дал макета. Конечно, если бы вовремя был выпущен макет, редакция могла бы использовать критику уже для первого издания". Ряд недостатков учебника акад. Тарле об'ясняет крайней спешкой, при которой делался учебник, и ограниченностью его размеров. Второе издание должно быть значительно улучшено, тем более что, по словам акад. Тарле, Соцэкгиз увеличивает размеры учебника.

Вслед за этим заведующий кафедрой проф. М. Зоркий сделал краткое введение к предстоящему обсуждению учебника. Тов. Зоркий указал на то, что редакторы и составители нового учебника находились в особо благоприятных условиях, так как их задача была с предельной ясностью сформулирована в замечаниях товарищей Сталина, Кирова и Жданова на конспект учебника новой истории и в ряде работ товарища Сталина. Таким образом, говорит тов. Зоркий, и при обсуждении учебника у нас есть совершенно отчетливый критерий: наше обсуждение должно в первую очередь разрешить вопрос о том, в какой степени учебник отвечает требованиям современной науки, т. е. тем требованиям, которые были выдвинуты товарищем Сталиным, нашей партией и правительством.

Затем тов. Зоркий предоставляет слово члену редакторского коллектива тов. Ф. А. Хейфец.

Тов. Ф. Хейфец отметила, что авторский коллектив, отправляясь от указаний товарища Сталина, стремился показать на конкретном историческом материале противоположность между буржуазной революцией конца XVIII столетия и Великой Октябрьской социалистической революцией; показать, как идеология марксизма, вытесняя все мелкобуржуазные сектантские теории, стала к концу 60-х и началу 70-х гг. XIX в. ведущей в рабочем движении. Это были основные проблемы, которые авторы ставили перед собой. В то же время авторы стремились, как отмечает тов. Хейфец, чтобы учебник был доступен массовому читателю и в то же время был написан на высоком теоретическом уровне.

Указав на трудности, которые встретили составители учебника: отсутствие в прошлом подобных учебников, неразработанность ряда основных исторических проблем, сильная спешка, - тов. Хейфец подчеркивает, что, работая над учебником, авторам и редакции пришлось пересмотреть большой исторический материал и поставить ряд новых проблем. Тов. Хейфец считает, что работа, проделанная над учебником, по существу, имеет научно-исследовательский характер, в частности постановка таких проблем, как вопрос о якобинском блоке, о характере гражданской войны в США и т. д. Ряд вопросов в учебнике разработан на конкретном материале впервые, например вопрос о народном характере французской буржуазной революции. Обсуждение учебника в МГУ должно явиться, по мнению тов. Хейфец, первым шагом к подготовке 2-го издания учебника.

Выступивший затем аспирант Георгиев, отметив, что 1-я часть "Новой истории"

стр. 110

является весьма ценным вкладам в учебную литературу, подверг критике отдельные стороны учебника. Академичность, сухость преобладают в учебнике, заявил тов. Георгиев. Это особенно касается личных характеристик; например характеристики Дантона и Пальмерстона даны слишком бегло. Недостаточно внимания уделяемо вопросу о международных отношениях. Указание товарища Сталина о контрреволюционной, грабительской роли английской буржуазии начиная с французской революции и вплоть до наших дней должно было лечь в основу всего изложения международных отношений этого периода. Эта задача, по мнению оратора, выполнена лишь частично и далеко не достаточно: не выпячена роль Англии как вдохновителя всех коалиций против французской республики, слабо освещена позиция Англии в связи с восстанием в Польше в 1831 г., политика Англии в период 1848 г., в период гражданской войны в США и т. д. Тов. Георгиев предлагает во 2-м издании дать отдельную главу о международных отношениях. В заключение он отмечает диспропорции в отдельных частях учебника. Например лионским восстаниям уделено чересчур мало места, всего полстранички.

Доцент Шнейдер отмечает то место в учебнике, где авторы утверждают, что "Декларация прав" возвестила начало эпохи капитализма (стр. 70), тем самым они как бы отрицают капиталистический характер мануфактуры. Между тем на стр. 158 в учебнике приведены слова товарища Сталина о том что "буржуазная революция начинается обычно при наличии более или менее готовых форм капиталистического уклада, выросших и созревших еще до открытой революция в недрах феодального общества"1 . В учебнике, по мнению тов. Шнейдера, необходимо было указать, что абсолютная монархия во Франции развилась на основе юридического института: "Нет земли без сеньера". Тов. Шнейдер считает, что следовало дать более четкую характеристику Дантона и оценку его деятельности современной историографией. Наконец, он считает, что в учебнике недостаточно места уделено Австро-Венгрия.

Аспирант Дудель полагает, что в учебнике достаточное число исторических фактов, но они недостаточно обобщаются. В учебнике для вузов, говорит тов. Дудель, должны быть даны хотя бы самые основные черты экономической истории Европы. Между тем вот что, например, говорится в этом отношении о Германии начала XIX в. (стр. 197): "Под влиянием французской революции и ее революционных войн, а затем наполеоновских, в Германии произошли крупные изменения". Остается неясным, какие изменения. Что же представляла собой Германия в этот период? Этого в учебнике мет. Надо поставить вопрос и о конструкции учебника. Из-за неправильной расстановки материала получается, например, что характеристика отдельных представителей утопического социализма дана в трех местах; нельзя писать о французских великих утопистах в одной главе, а об Оуэне - в другой, это неправильный методологический подход к вопросу. Не приходится доказывать значение утопического социализма в подготовке идей научного социализма. По мнению тов. Дудель, вопрос об утопическом социализме надо выделить отдельно и вообще подумать о структуре глав в учебнике.

Доцент Конюшая делает замечания о главе "Французская революция XVIII в.". Самое изложение французской революции, особенно раздел о якобинцах и о "бешеных", в общем оставляет неплохое впечатление, а раздел о борьбе внутри якобинского блока просто показался интересным и важным. Главы 4, 5, 6-я написаны слабее. Главы, посвященные описанию Франции накануне революции, должны были вскрыть, почему революция стала неизбежной именно к концу XVIII века. Это показано в учебнике недостаточно. Ни словом не упомянута в учебнике "русская школа", так много сделавшая для разрешения вопроса о характере земельной собственности во Франции. В учебнике недостаточно ярко обрисовано положение крестьян; имеется голое перечисление повинностей и налогов, но не дано конкретного и живого представления о положения крестьянства. Следовало бы показать нагляднее процесс диференциации крестьянства, тем более что наукой собран уже на эту тему значительный материал. Было бы интересно, говорит далее тов. Конюшая, показать особенности французской буржуазии в тот период, ее отличие от английской. Наконец, недостаточно в учебнике показаны и народные волнения. Отметив в учебнике отдельные ошибки, например встречающееся в ряде случаев несоответствие заголовка и текста, некоторые неудачные выражения, тов. Конюшая заканчивает пожеланием в будущем в библиографии указывать не только исследования, но и документы, в особенности, конечно, издания, имеющиеся в СССР. Это стимулировало бы самостоятельную работу студенчества.

Аспирант Сурат считает общим недостатком учебника то, что авторы часто избегают точных и конкретных определений и обобщений, ограничиваясь констатацией. Между тем это учебник, на котором будут воспитываться тысячи советских учителей. Далее, по мнению оратора, в учебнике очень плохо обстоит дело с историей идей. Ничего не сказано о физиократах, нет даже пояснения, кто это такие; дата смерти Монтескье указана неверно; говорится, что "Персидские письма" Монтескье написаны под влиянием Вольтера', что неверно. Тов. Сурат указывает, что в учебнике Оуэн оторван от Сен-Симона, идеи и облик этих двух гениев человечества даны совершенно неудовлетворительно. При изложении "Коммунистического манифеста" пропущена третья глава "Манифеста" - глава об идеях. Далее тов. Сурат останавливается на вопросе о якобинской диктатуре. На стр. 111 учебника сказано: "Якобинцы представляли блок передовой революционной бур-


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 111. 11-е изд.

стр. 111

жуазии, в том числе и мелкой буржуазии, и плебейских масс Франции". Это противоречит неоднократным указаниям В. И. Ленина и указаниям Маркса о том, что якобинская диктатура была диктатурой низов, что якобинская диктатура была диктатурой революционных плебейских слоев и якобинцы выражали интересы лучшей, наиболее крайней части французского общества того времени. Далее, на стр. 146, сказано: "Гибель эбертистов и дантонистов и вся политика робеспьеристов... сузили социальный базис якобинской республики"; на стр. 141 также говорится, что "гибель эбертистов и дантонистов сузила социальный базис якобинской республики и была прологом событий 9 термидора". На основании этих мест можно сделать неверный вывод, что дантонисты были опорой якобинской диктатуры.

Только небрежностью автора, по мнению тов. Сурата, можно объяснить, что на стр. 501 в связи с вопросом о целях и задачах I Интернационала неверно - пересказано место из "Учредительного манифеста": "Рабочие ведут борьбу... "за уничтожение всякого классового господства", за экономическое освобождение трудящихся, задачам которого должна быть подчинена политическая борьба". В конце этой фразы опущены слова "как средство", т. е. те именно слова, которые всегда опускались оппортунистами. Далее автор главы указывает, что "марксизм со времени I Интернационала завоевывает господствующее положение в рабочем движении", упуская из виду, что это противоречит ленинской оценке. Ленин говорит, что марксизм завоевывает господствующее положение в рабочем движении "со времени Интернационала и Парижской коммуны". Наконец, на стр. 69 автор допустил фактическую ошибку, указав, что 4 августа "собрание приняло решение о национализации церковной земельной собственности", что, по существу, неверно.

Студентка Зорина говорит, что студенты с большим нетерпением ждали выхода учебника и что он удовлетворяет их. Тов. Зорина считает, что в учебнике необходимо пополнить портрет Наполеона одним очень важным штрихом: несмотря на защиту им интересов буржуазии он был и оставался всегда корсиканским дворянином. Известно, что он в 1812 г. не решился поднять в России крестьянство против помещиков. Он нередко кокетничал с легитимистами и старой, титулованной аристократией. Наконец, такой факт: в своем предсмертном завещании Наполеон рекомендует брату Жозефу выехать из Америки, поскольку ему в Америке не удастся выдать замуж своих дочерей за представителей аристократических фамилий.

Доцент Белкин считает, что ряд вопросов в учебнике разработан неплохо, например вопрос о справедливых и несправедливых войнах, о термидорианском перевороте и ряд других. Но основная слабость учебника - некоторая боязнь делать выводы, давать марксистские обобщения. В учебнике очень много мелких фактов, которые перегружают его, за их счет можно было бы дать больше теоретических обобщений. Основными недостатками учебника являются, во-первых, неправильное разрешение ряда существенных проблем; во-вторых, то, что ряд важных проблем не поставлен; в третьих, в учебнике часто нет выводов или даны неправильные выводы. И, наконец, в учебнике большое количество фактических ошибок. Автор главы о французской революции идеализирует якобинцев, его изложение дает возможность сделать вывод, что якобинская диктатура будто бы вышла за рамки буржуазной революции. Это глубоко неверно. Говоря об отношении якобинской диктатуры к аграрному вопросу, автор на стр. 101 пишет, что "они требовали перераспределения земельной собственности в интересах широких крестьянских масс". Эта характеристика не верна: якобинцы были против конфискации земли, против ее передела, а когда стояли у власти, и не думали о конфискации дворянских земель. Авторы учебника дали неверные характеристики ряду политических партий. По мнению тов. Белкина, из того, что говорится в учебнике о жирондистах, можно сделать вывод, что жирондисты весной 1793 г. стремились опереться на массы. Это неверно. Неправильна в учебнике и характеристика "болота".

Если бы автор соответствующей главы учебника взял третий том сочинений Маркса и просто списал бы оттуда, - было бы лучше. Маркс пишет: "Жирондисты всегда имели большинство, когда дело касалось партийных споров... Гора имела большинство в важных, общего интереса вопросах". "Болото", как и Дантон, который, сидя на скамьях Горы, "до известной степени был вождем Болота", считало, что "вместо того, чтобы вести войну с жирондистами, необходимо заставить их поддержать Гору для того, чтобы общими усилиями спасти Республику", т. е. у "болота" была своя линия1 .

Неправильно охарактеризованы и дантонисты. На стр. 142 говорится: "Посла гибели эбертистов и дантонистов, робеспьеристы остались единственной монтаньярской группировкой, отражавшей в революционном правительстве народные интересы и демократические задачи революции". В этой фразе три ошибки: дантонисты не были в составе революционного правительства, не отражали народных интересов, они не отражали демократических задач революции.

Далее тов. Белкин отмечает, что в целом ряде глав в учебнике не соблюдена хронологическая последовательность изложения - это большой минус учебника. Описание экономического состояния Франции накануне революции дано статично, не видно нарастания противоречий; это относится и к характеристике положения крестьянства; во время кризиса 1776 г. было всего 1100 тысяч бродяг, а накануне революции - до 3 миллионов человек. В учебнике плохо разработаны такие мо-


1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс Т. III, стр. 609 - 610.

стр. 112

менты, как феодальная реакция, раскол в среде дворянства и др. Наконец, учебник изобилует фактическими ошибками и неточностями, которые можно отнести лишь к небрежности; только небрежностью можно объяснить, например, то, что в тексте три раза употребляется термин "старый режим".

Проф. Хвостов считает, что 1-я часть учебника "Новой истории" является серьезной марксистской книгой, в которой правильно разрешены основные проблемы. Однако многие существенные вопросы все же остались неразрешенными. Основной недостаток книги: Франция, несомненно, "съела" все другие страны; все вращается вокруг Франции. Очевидно, тут требуется весьма существенная переработка.

В учебнике слишком слабо отражена история общественной мысли, а история утопического социализма является одним из самых слабых параграфов книги. В целом основные проблемы эпохи в учебнике разрешены правильно.

Аспирант Санин считает, что вопросам культуры в учебнике уделено очень мало места: деятели культуры в учебнике называются лишь в связи с теми или иными их меткими афоризмами. Так, Кант в учебнике упомянут не потому, что он написал "Критику чистого разума", а потому, что он видел во французской революции торжество разума. Гете попал в учебник лишь за свои слова о Вальми, а Байрон - за то, что ему посчастливилось умереть в Грёдим. О базельском мире в учебнике говорится, что Пруссия, по этому миру, признала права Франции на левый берег Рейна. Это не совсем правильно. Первоначально вопрос шел о признании Батавской республики, но в силу тайных соглашений Пруссия при заключении мира дает свое согласие на присоединение к Франции левого берега Рейна. Это существенным образом меняет дело, потому что заключение мира могло идти не на пользу Франции. Есть еще одно неверное место: на стр. 174 говорится, что Англия была вынуждена пойти на заключение амьенского мира из-за опасения высадки французского десанта. Это неверно: после неудачи Гоша в 1796 г. такого опасения не было. Основной причиной поворота Англии к миру являлось ее внутреннее положение: в это время в Англии не прекращались бунты и восстания. Кроме того английские правящие классы надеялись, что Наполеон, став властителем, восстановит во. Франции прежние, дореволюционные отношения. Неточно формулирован и вопрос о венском конгрессе; в учебнике говорится, что решения конгресса были опрокинуты под ударами революционной волны и просуществовали недолго; это неверно: во-первых, они просуществовали очень долго, оказав свое влияние на весь последующий период истории; во-вторых, решения венского конгресса пали не только под ударом революционной волны: сами государи и правительства - участники трактата - постоянно его нарушали: русский царь уничтожил польскую конституцию, присоединил Краков и т. д.

Доцент Андич указывает, что авторы 1-й части учебника "Новой истории" находились в более благоприятных условиях чем авторы, работавшие над 2-й и 3-й частями, прежде всего уже потому, что этот период разработан значительно полнее как' буржуазной, так и марксистской исторической наукой. Поэтому мы вправе требовать от авторов 1-й части "Новой истории" более глубокого и четкого освещения проблем. Следует иметь в виду, что именно в этот период произошли большие революционные потрясения, которые определили в известной мере характер дальнейшего развития европейских стран.

Глава об Англии, по мнению тов. Андич, страдает схематизмом. В ней не отмечена особая роль и положение этой страны на основе высказываний Маркса и Энгельса. Тов. Андич считает вопиющим пробелом, что в учебнике ничего не сказано об особенностях экономического развития Англии в первой половине XIX в.; между тем именно в этот промежуток времени Англия стала крупной капиталистической державой. Вообще вопросы экономики, по мнению тов. Андич, освещены в учебнике довольно слабо. Если взять политическую историю Англии, то она дана тоже неудовлетворительно. Нет необходимой характеристики английского либерализма, ничего нет о борьбе между аристократией и буржуазией, не выявлено отношение отдельных буржуазных партий к чартизму. Говоря о рабочем движении Англии в 50-х - 60-х гг., автор соответствующей главы ограничился несколькими словами о возникновении рабочей аристократии и не привел замечательную ленинскую характеристику этой аристократии. Наконец, крайне поверхностно освещен ирландский вопрос. Общим недостатком главы тов. Андич считает схематизм, недостаточное подчеркивание того, что специфично, что свойственно именно данному периоду, именно данной стране.

Студент Тартаковский заявил, что, по его мнению, на учебнике лежит печать той самой нехорошей "социологизации", на которую в свое время конкретно указывало правительственное постановление. Это отразилось, в частности, на построении учебника: из 550 страниц Франция занимает 233, Англия - 60, Германия - 58, Италия - 30, США - 46. Такое распределение материала, по мнению тов. Тартаковского, является повторением схемы, укоренившейся в прежних учебниках, в которых излагалась только истерия революционного движения. Печать схематизма лежит и на том, как излагаются в учебнике отдельные вопросы. В частности об ухудшении положения рабочего класса почти в одних и тех же штампованных выражениях говорится и на стр. 234 и на стр. 300, и на стр. 484. Между тем голой формулой в таком вопросе ограничиваться нельзя, и необходимо было этот тезис наполнить конкретным содержанием. Неудовлетворительно, по мнению Тартаковского, обстоит дело в учебнике не только с характеристиками вообще, но даже и с характеристиками Маркса и Энгельса, которые написаны крайне бледно и небрежно. Тов. Тар-

стр. 113

таковский цитирует ряд мест из учебника, которые он считает очень неясными или путаными: о восстании янычар, о ходе военных действий во время войны за независимость Северной Америки и яр. В учебнике совершенно недостаточно говорится о русском походе Наполеона и о дипломатической подготовке похода. Тов. Тартаковский предлагает хронологию в учебнике дать по странам, чтобы облегчить пользование ею. Совершенно неправильным и неоправдываемым тов. Тартаковский считает отсутствие в учебнике библиографии".

Доцент Зинич кратко отмечает некоторые пробелы в учебнике: нет разделов о культуре, нет библиографии, нет истории малых стран и др. Тов. Зинич подчеркивает широкий характер происходящего обсуждения и плодотворность критики учебника. Он полагает, что учебник надо расценивать как положительное явление.

Аспирантка Тодер посвятила свое выступление 27-й главе учебника - "Революция и реформы Мейдзи в Японии". Она отмечает некоторый схематизм и путаницу в тексте этой главы. О крестьянских восстаниях в учебнике нет ничего, кроме статистики. Есть путаница в транскрипции. Вывод тов. Тодер: фактический материал изложен в этой главе неудовлетворительно, ее надо полностью переработать.

Доцент Рубинштейн отмечает положительные стороны учебника. В нем дано связное изложение гражданской истории в хронологической последовательности, имеется довольно значительный фактический материал; слабым местом в учебнике остается обобщение фактического материала. На качестве учебника сказалось то, что редакционная работа была недостаточно углубленной; выразилось это в следующем: в учебнике ряд неточностей и ошибок, разнобой между главами, недостаточно увязан он с учебником средних веков и со 2-й частью учебника "Новой истории". Ряд периодов просто выпал из изложения: Вторая империя во Франции за период 1860 - 1868 гг.; германское рабочее движение 1863 - 1870 гг. и т. д. В учебнике имеется ряд нечетких формулировок, например на стр. 521 говорится, что "лассальянцы в 1870 г. скатились на путь сотрудничества с Бисмарком". Это неверно: их сотрудничество с Бисмарком началось гораздо раньше. Тов. Рубинштейн высказывает пожелание: поскорее исправить все, что необходимо, и выпустить учебник 2-м изданием: его с нетерпением ждут широкие массы педагогов и пропагандистов, так как 1-е издание вышло слишком незначительным тиражом.

Доцент Луцкий говорит, что наличие трудностей, которые стояли перед авторами учебника, не может служить оправданием большого числа ошибок, имеющихся в учебнике. Так, в главе, посвященной восточному вопросу, тов. Луцкий насчитывает на 6 страницах до 40 фактических ошибок. Например в учебнике говорится, что кучук-кайнарджийский договор давал России право защиты всего православного населения Турецкой империи - в действительности в тексте договора об этом ничего не сказано. На стр. 377 говорится, что "Турция лишилась части своих владений: Бессарабия была закреплена за Россией, Далмация и Иллирия - за Австрией". Между тем Далмация и Иллирия не были турецкими владениями. На стр. 382 говорится, что "после 11-месячной осады героически оборонявшийся Севастополь прекратил сопротивление. В то же время русские войска под давлением Австрии и Пруссии вынуждены были очистить дунайские княжества". На самом деле эти события происходили в разное время: дунайские княжества были очищены в 1854 г., а Севастополь сдался осенью 1855 года. В 1-й главе, где говорится о политической карте мира, неверно дано географическое описание Османской империи: и в ее состава выпали европейские владения. Там же Месопотамия и Ирак фигурируют как две разные страны. На стр. 376 арендаторы изображены как классовая группировка. Турция XVIII в. якобы делилась на вилайеты, тогда как в действительности вилайеты были образованы лишь в 1864 году.

Ошибкой является утверждение, что данничество - характерная черта турецкого феодализма, ибо данничество было введено только в отдельных провинциях Турции: в Валахии, Молдавии, Египте; в период автономии платила дань Сербия. В большей же части Турции существовало не данничество, а военно-ленная система. По мнению тов. Луцкого, глава по восточному вопросу должна быть написана заново.

Аспирант А. Хейфец говорит, что идеи "Краткого курса истории ВКП(б)" не нашли должного отражения в учебнике. Хотя в учебнике и говорится о том, как возникла социалистическая теория Маркса и Энгельса, как эта социалистическая теория соединилась с рабочим движением, как возникли первые партии рабочего класса, но говорится обо всем этом поверхностно.

Не дано в учебнике развернутой характеристики марксизма как стройного научного мировоззрения. А ведь всем известно, что на сир. 11 "Краткого курса истории ВКП(б)" в сжатой, но ясной форме, на 3/4 страницы, такая характеристика дама.

Из оценки на стр. 336 тактики Маркса и Энгельса в 1848 г. следует, что решающим условием победы пролетарской революции в 1848 г. могла быть только война Германии против России. Верно, что Маркс и Энгельс выступали за революционную войну против царской России. Но они не связывали вопроса о революционной войне против России с вопросом о перерастании буржуазно-демократической революция в пролетарскую. Это два разных вопроса, в тот период еще не было основных предпосылок, для перерастания революции в пролетарскую.

Относительно восточного вопроса авторы учебника ограничиваются заявлением, что "четкую характеристику восточного вопроса мы находим у Маркса и Энгельса". Попытка выяснить существо этого важного вопроса дается, но как-то изолированно от Крымской войны, от революцион-

стр. 114

ной ситуации. Остается неясным, почему Англия была сторонницей сохранения статус кво в восточном вопросе.

Турции даны две исключающие друг друга характеристики. На стр. 375 говорится: "В то время как в западноевропейских феодальных государствах процесс разложения феодализма уже зашел далеко, в Турции покоренные области, обложенные данью, обессиливались непрерывными поборами. Их развитие задерживалось". А несколькими строчками ниже сказано: "К тому же окраины Турции, в особенности Египет и Балканы, опережали в своем развитии коренные турецкие облаем". Недостаточно развернуто показано изменение международного положения в итоге Крымской войны.

Студент Ольшанский отмечает появившуюся недавно в "Известиях" рецензию на первую часть учебника "Новой истории". "Мне кажется, - говорит тов. Ольшанский, - что та критика учебника, которая была в "Известиях", не способствовала и не помогла развитию исторической мысли дальше, не помогла студентам как следует разобраться в учебнике". Далее тов. Ольшанский указал, что характеристика крестьянства в Японии в период "революции Мейдзи" дана в учебнике в слишком общих выражениях, что нет ни слова о расслоении крестьянства. Недостаточно четко в учебнике характеризуются революция 1868 г. и ее причины. Относительно культуры Японии в учебнике отмечается, что Япония много позаимствовала у других стран; попутно следовало бы показать, что создал и сам японский народ. Не указаны также специфические черты исторического развития Японии, например "живучесть" самурайства и т. д.

Проф. Старосельцев указывает, что в учебнике очень много фактических ошибок и вообще нечетких формулировок. Приводя доказательства этого утверждения, тов. Старосельцев ссылается не только на учебник, но и на пример из методического пособия, изданного под редакцией также проф. Ефимова, в котором отмечает ряд ошибок, аналогичных учебнику.

Далее тов. Старосельцев считает, что наличие множества ошибок, которые перечислялись выступавшими товарищами, можно объяснить только методами работы авторского коллектива: авторский коллектив недостаточно привлекал актив историков-специалистов и, в частности, молодых историков; в процессе работы над учебником отсутствовала должная критика и самокритика. Основные проблемы авторский коллектив не ставил на широкое обсуждение. Это, несомненно, сказалось на качестве учебника в целом и, в частности, привело к массе ошибок в главах о Востоке и о колониальных странах. Что касается главы о Японии, то в ней не дано четкого анализа японского феодализма и даже не приведена исключительно яркая характеристика Маркса по этому вопросу. Имеется разнобой между 1-й и 2-й частями учебника. Так, на стр. 452 1-й части указано, что за десятилетие с 1868 г. в Японии было 130 крестьянских восстаний, а в некоторых из них участвовало до 300 тысяч человек. А во 2-й части учебника "Новой истории", редактором которой также является проф. Ефимов, на стр. 353, говорится, что "с 1868 по 1878 г., т. е. в течение первого десятилетия после событий 1868 г., было зарегистрировано 185 крупных крестьянских, восстаний. В некоторых из них участвовало по 200 - 250 тыс. человек". 51 лично считаю и те и другие цифры неверными. Говоря о крестьянских восстаниях, автор не дает характеристики ни одного из них.

На стр. 447 говорится, что конфуцианство есть религия, которую китайцы исповедывали до прихода европейцев. Конфуцианство - не религия, и это хорошо известно любому студенту истфака.

Тов. Старосейьцев, приведя цитату со стр. 397 учебника о разрешении тайпинами земельного вопроса, указывает, что тайпины не только разрешили земельный вопрос: они требовали, как говорил Маркс, полного уничтожения частной собственности. Был издан закон о земле, и во многих районах, занятых тайпинами, он проводился в жизнь. Закон этот предусматривал земельное равенство и принцип подушного наделения землей.

В учебнике уделено крайне мало внимания историческим деятелям, а в Японии их почему-то вообще не оказалось. Характеристика видного вождя тайпинского движения Ян Сю-цина дана в духе буржуазных авторов; эта оценка немарксистская.

По мнению тов. Старосельцева, главы по истории Японии и колониальных стран Востока требуют переработки. Учитывая, что по нашим учебникам будут учиться миллионы молодежи, тов. Старосельцев считает, что авторы этих глав не справились со своей задачей.

Преподавательница Гейликман (Саратов) говорит, что вопросу развития идей в учебнике уделено мало внимания. Глава "Маркс и Энгельс", по мнению тов. Гейликман, нуждается в основательной переработке, так же как и глава "Венский конгресс". Последняя по своему содержанию мало чем отличается от соответствующей главы учебника Кареева. По мнению тов. Гейликман, нужно было бы показать отчетливее расстановку сил на венском конгрессе и после него и подчеркнуть, что Англия была заинтересована в раздроблении Германии, так же как Австрия - в раздробления Италии.

В вопросе о воссоединении Италии допущена фактическая ошибка: указывается, что 11 июля 1853 г. на свидании Наполеона III с австрийским императором Франция получила Ниццу и Савойю. Это неверно. Учебник не показывает позицию Маркса и Энгельса в вопросе о воссоединении Италии.

Преподаватель Нарочницкий признает, что в учебнике есть немало ошибок в отдельных главах, однако это не дает оснований для отрицательного вывода об учебнике.

К числу недостатков учебника следует отнести разрыв между ним и учебником средних веков. Чтобы заполнить этот разрыв, авторы учебника вынуждены были

стр. 115

пускаться в экскурсы, а это привело их к неудачным формулировкам и неточностям. Во II и III разделах учебника есть только история Франции, история других стран фактически отсутствует. Следовало бы выделить в особую главу международные отношения, в частности в период французской революции конца XVIII в. и в 50 - 60-е гг. XIX века. В учебнике необходимо переделать некоторые главы и даже целые разделы, например разделы II и III, которые неудачно сконструированы. В них надо поместить ряд материалов по другим странам, кроме Франции. Серьезной переработке подлежит также и глава о Франции перед революцией.

К числу фактических ошибок в учебнике принадлежат утверждения, что в Пильнице и Рейхенбахе были заключены союзы Австрии и Пруссии против Франции (стр. 80 и 88). В учебнике поверхностно освещена роль царизма в отношении французской революции. Тов. Нарочницкий считает желательным в новом издании после каждой главы давать ее резюме. В стиле и языке учебника, написанного группой авторов, надо добиться большего единообразия. В заключение тов. Нарочницкий назвал целый ряд глав, которые, по его мнению, написаны хорошо и нуждаются лишь в незначительных изменениях.

Доцент Эггерт считает, что учебник перегружен в некоторых местах фактами; это лишь затрудняет усвояемость его. Например в главе о Реставрации есть раздел "О политической борьбе". Здесь голое перечисление министерств периода Реставрации. Это совсем излишне. С другой стороны, в учебнике недостаточно обобщений, а даже зачастую и объяснений. Например на стр. 465 написано: "Законом 2 марта 1850 г... были определены отношения между помещиками и крестьянами". Но почему был принят этот закон, что заставило прусское правительство пойти на урегулирование отношений между помещиками и крестьянами, об этом не сказано ничего. Недостаточно развит вопрос о таможенном союзе; необходимо в главе о воссоединении Германии поставить вопрос о причинах возобновления таможенного союза. Недостатком учебника является и непродуманная периодизация, благодаря чему изложение некоторых процессов, как например воссоединения Германии, останавливается на полпути. В заключение тов. Эггерт отмечает, что авторским и редакторским коллективами, составлявшими учебник, была проделана большая работа.

Аспирант Косорез в своем выступлении остановился на главе, посвященной Испании. Он считает, что конкретная история Испании в учебнике не показана. Неверно изображена роль Англии, которая только на словах выдавала себя за друга испанского народа, а на деле стремилась прибрать к рукам испанские колонии.

Студент Поспелов подверг критике главу о I Интернационале; он считает ее одной из самых слабых в учебнике и полагает, что в новом издании эту главу необходимо будет написать заново.

Аспирант Меламе указывает ряд упущений и неточностей в учебнике.

Доцент Веббер считает, что учебник подводит итог достижениям советских историков. Расширение учебника он считает нежелательным: это превратит его в многотомник Всемирной истории.

Проф. Авербух в своем выступлении ответила на ряд замечаний, сделанных по поводу написанных ею глав учебника.

Проф. А. Ф. Кон указывает на ряд ошибок и упущений в учебнике, связанных с историей хозяйства и историей техники. Он подвергает критике также главу "Маркс и Энгельс".

Проф. А. В. Ефимов отметил огромное значение участия широкой общественности в обсуждении учебника, особенно активного участия молодых кадров - аспирантов и студентов. Из всех замечаний о периодизации тов. Ефимов считает правильным одно, относящееся к Франции: в 1-й части учебника изложение доводится до 1864 г., а 2-я часть начинается с крушения Второй империи; получается разрыв в несколько лет, который должен быть заполнен. Правы товарищи, указывавшие на необходимость дать историографию, и во 2-м издания ее надо будет дать.

Возражая товарищам, которые требовали дать в книге историю культуры, тов. Ефимов аргументирует тем, что культура нового времени чрезвычайно диференцируется и усложняется и обо всем рассказать просто невозможно. Однако тов. Ефимов считает, что во 2-м издании учебника, кроме глав по экономике и технике, необходимо будет дать параграф о развитии экспериментальных наук. Важнейшие же явления из области литературы и философии должны быть отражены в главах по отдельным странам, причем нужно ярче показать активную роль идей в историческом процессе.

Останавливаясь на выступлениях отдельных товарищей, тов. Ефимов отмечает ошибочность утверждения тов. Шнейдера, будто абсолютная монархия во Франции возникла из принципа "Нет земли без хозяина". В действительности же она образовалась в результате борьбы феодального класса против крестьян, борьбы среди господствующих классов на базе формирования национального рынка и борьбы короля против крупных феодалов.

Упрек тов. Дудель в том, что уделено недостаточно внимания вопросам экономики, тов. Ефимов считает неосновательным. Данные об экономике имеются в учебнике в достаточной мере.

Возражая тт. Дудель и Сурату, которые утверждали, что помещение характеристики Сен-Симона в одной главе, а Оуэна - в другой является немарксистским подходом к вопросу об утопическом социализме, тов. Ефимов ссылается на работу Ленина "Три источника и три составных части марксизма", где говорится о том, что одним из источников марксизма был французский утопический социализм, и где ничего не говорится об английском утопическом социализме. Признавая правильным указание, что на стр. 501, при пересказе одного из

стр. 116

мест "Учредительного манифеста", пропущены слова "как средство", тов. Ефимов говорит, что в данном месте это не цитата, что это место процитировано несколько дальше, на стр. 507, где оно приведено полностью и совершению точно.

Упрек тов. Сурата в том, что в учебнике Луи Блан зачислен в социалисты-революционеры, неоснователен. В учебнике сказано, что социалисты-революционеры повторяли предательскую тактику Луи Блана, а это - не одно и то же. Утверждение, что в учебнике выпала 3-я глава "Коммунистического манифеста", неверно: вкратце о ней говорится в главе 20-й учебника, а основные ее положения изложены в ряде предыдущих глав. Тов. Ефимов отвергает и утверждение тов. Сурата о том, что якобинцы не представляли собой блока революционной буржуазии и плебейства. В. И. Ленин говорит, что именно в период якобинской диктатуры, в 1793 г., программу якобинской диктатуры "осуществляли наиболее революционные элементы буржуазии и плебейство"1 . Приведя ряд цитат из учебника, тов. Ефимов доказывает необоснованность критики тов. Андич, заявившей, будто в учебнике нет ни одной строчки об экономическом развитии Англии и о борьбе аристократии с буржуазией.

Тов. Луцкий пытался найти в учебнике много ошибок. Некоторые его замечания правильны, но весьма многие неосновательны. Так, право России держать флот на Черном море было признано по адриано-польскому миру, вопреки утверждению тов. Луцкого. Европейские владения Турции не выпали из ее географического описания в учебнике, о них в тексте говорится.

Факты, связанные с походом Бонапарта в Египет, изложены в учебнике, по мнению тов. Ефимова, абсолютно правильно.

Тов. Старосельцев подверг критике главу учебника о Японии, но никаких конкретных дефектов, кроме замечаний относительно характеристики японских деятелей, не указал, между тем об этой главе имеется хороший отзыв такого специалиста по истории Японии, как тов. Е. Жуков.

Методы критики тов. Старосельцевым страниц, посвященных истории Китая, поистине удивительны. Тов. Старосельцев указывает на то, что в буржуазной литературе дается немарксистская характеристика Ян Сю-цина. Можно подумать, что эта характеристика повторена в учебнике. Между тем в учебнике о Ян Сю-цине говорится следующее: "Большую роль в восстании (тайпинов) играли и рабочие: одним из его военных вождей был поденный рабочий, сын угольщика Ян Сю-цин". Затем говорится о том, что по приказу помещиков Ян Сю-цин и многие из его сторонников были убиты. Вот все, что говорится о Ян Сю-цине. Причем же тут извращения буржуазных историков? Тов. Старосельцев пробует уверить, что все тайпины были коммунистами и что об этом писал Маркс. Между тем, как известно, Маркс этого не писал.

Тов. Старосельцев заявил: "На стр. 497 говорится, что конфуцианство есть религия, которую китайцы исповедывали до прихода европейцев. Это неверию, - утверждает тов. Старосельцев, - конфуцианство - это не религия". Но в учебнике и не говорится, что конфуцианство - это религия, там сказано, что конфуцианство - "религиозная идеология", а это правильно.

Аспирант А. Хейфец, резко критикуя учебник, по мнению тов. Ефимова, искажал его текст. Тов. А. Хейфец неправильно думает, что у Маркса и Энгельса была теория перерастания буржуазно-демократической революции в пролетарскую. Как известно, эта теория разработана Лениным. Что же касается революционной войны с Россией, то Маркс успех такой войны действительно считал необходимым условием для развития буржуазной революции в пролетарскую.

Тов. Ефимов рядом цитат из учебника опровергает утверждение аспиранта А. Хейфеца, что в учебнике поверхностно показано, как социалистическая теория соединилась с рабочим движением.

Тов. Ефимов отмечает, что дискуссия принесла большую пользу, она дает возможность внести ряд существенных корректив в учебник и уточнить ряд формулировок. Вместе с тем высокий теоретический уровень ряда выступлений показал, что молодые научные кадры историков (доценты, аспиранты и студенты) серьезно работают над историческими проблемами.

Проф. М. С. Зоркий расценивает обсуждаемую книгу как первый шаг на пути к созданию марксистско-ленинского учебника "Новой истории". К сожалению, в ней немало ошибок принципиального и фактического порядка, ляпсусов и искажений. Авторам пока что не удалось дать цельной картины новой истории как единого, закономерного во всей своей громадной разносторонности и противоречивости процесса. Освещение и объяснение событий даны во многих случаях правильно, в других - неверно, а в большом количестве случаев - вовсе не даны. Но объяснить неправильно или вовсе не объяснить некоторые стороны истории 1789 - 1870 гг. - значит допустить существенное искажение картины в целом.

На стр. 17 дана характеристика мануфактуры, противоречащая азбуке марксизма. Нигде в учебнике не разъяснено, какой капитализм мы называем старым, свободным; формулировка на стр. 3 неправильна: империализм совсем не является последней стадией этого старого (т. е. домонополистического) капитализма, а является последней стадией капитализма вообще. Формула "период победы и утверждения капитализма в передовых странах" из замечаний товарищей Сталина, Кирова, Жданова на стр. 537 учебника, а также в программе Комитета по делам высшей школы, составленной тем же проф. Ефимовым (стр. 31), подменена формулой о победе


1 Ленин. Соч. Т. XIX, стр.. 187.

стр. 117

и утверждении промышленного капитализма. Это только вносит путаницу.

Глава 1 -я учебника "Новой истории" представляет собой неряшливый набор плохо связанных между собой справок. Во 2-м издании главу эту необходимо заменить марксистским введением в курс новой истории, которое должно содержать отсутствующую в учебнике характеристику уровня капиталистического развития и соотношения классовых сил в важнейших странах Западной Европы к концу XVIII в., а также обоснование ленинско-сталинской периодизации новой истории, в частности разъяснение учащемуся понятия "старый, свободный капитализм".

В главах, посвященных отдельным странам, надо ярче и глубже показать своеобразие разных типов капиталистического развития, вскрыть исторические причины этого своеобразия. Проф. Зоркий напоминает письмо Ленина Степанову-Скворцову, в котором блестяще поставлен вопрос о разных типах капиталистического развития.

Англия не выступает в учебнике как "метрополия капитала", "деспот мирового рынка", какой она была в те времена. Между тем без правильной оценки роли Англии мало понятно не только развитие международных отношений, но и целый ряд крупнейших событий в истории европейского континента.

Идея противоположности буржуазной и социалистической революций должна быть осью учебника, чего отнюдь нельзя достигнуть, ограничившись одними цитатами об этой противоположности. Надо было на конкретно-историческом материале показать, как изменялись позиции и объективная роль всех классов на протяжении 1789 - 1870 годов. Надо было показать, как противоположность буржуазной и социалистической революций отразилась в истории идей. Надо было в свете этой противоположности шире показать роль народных масс в истории и роль прогрессивных идей, в том числе в первую очередь идей марксизма. Глава "Маркс и Энгельс" очень слаба и подлежит коренной переработке.

На стр. 541 идея непрерывной революции толкуется так: буржуазно-демократическая революция побеждает, затем превращается в перманентную, которая в свою очередь переходит в социалистическую! Этот ляпсус необходимо устранить: ни о каком промежуточном революционном звене между буржуазно-демократической и социалистической революциями Маркс, Ленин и Сталин не говорили, не это они называли непрерывной революцией, не это Ленин назвал перерастанием буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Ряд ошибок в учебнике является известной отрыжкой антиисторического стремления перекраивать факты в угоду ложно понятой "актуализации" истории, в духе пресловутой "школы" Покровского. Таково, например, утверждение о мнимой "прогрессивности" доктрины Монро в наши дни (стр. 411), трактовка японской культуры в 27-й главе, преувеличение уровня индустриального развития Чехии XVIII в. (стр. 12) и в особенности утверждение, будто насильственное расчленение Польши в XVIII в. было исторической предпосылкой того, что "теперь Белоруссия - свободная, счастливая советская федеративная (?) республика", в то время как часть белорусского народа (до сентября 1939 г.) оставалась под гнетом панской Польши (стр. 540).

В учебнике мало использован ценнейший материал по истории XIX в., который содержится в произведениях классиков марксизма, в частности в статьях и письмах Маркса и Энгельса.

М. С. Зоркий настаивает на необходимости расширить объем учебника и обратить большее внимание на литературную обработку текста. Не надо бояться широкого обсуждения и критики учебника. В результате товарищеской критики и творческой помощи всех советских историков наше студенчество в недалеком будущем, несомненно, получит полноценный советский учебник по первому разделу новой истории.

Тов. Ф. Хейфец в заключительном слове заявила, что результаты дискуссии оказались гораздо более разносторонними, чем можно было предположить. Тот широкий отклик, который вызвало появление учебника, и, в частности, данное творческое обсуждение его, организованное кафедрой новой истории истфака МГУ, весьма благотворны для роста нашей исторической науки. При обсуждении учебника был выдвинут ряд новых вопросов, не связанных непосредственно с целями, которые ставились организаторами этого обсуждения.

Обсуждение было как бы некоторым смотром наших сил на историческом фронте; оно показало, что самый выход учебника поставил в порядок дня вопрос о перестройке лекционных курсов по новой истории. Читать эти курсы так, как мы их читали до сих пор, больше нельзя. В учебнике подведены итоги большой работы, проделанной историками. Появление учебника толкнуло вперед нашу научную мысль в области истории, обсуждение же его выявило, какие проблемы требуют дальнейшей кропотливой научно-исследовательской работы. Обсуждение учебника показало также, что на истфаке МГУ имеется талантливая молодежь, она сумеет двигать вперед нашу историческую науку. Выступления некоторых аспирантов, их замечания окажут большую помощь авторам учебника; учет всех этих замечаний поможет устранить из 2-го издания учебника имеющиеся в нем недостатки.

К сожалению, говорит тов. Хейфец, наряду с дельными, правильными замечаниями делались и такие, которые не выдерживают никакой критики. К их числу следует отнести выступления тт. Белкина, Сурата, Поспелова, А. Хейфеца. Тов. Белкин обвинил автора главы о французской революции и редакцию учебника в том, что в учебнике не показана буржуазная ограниченность якобинской диктатуры, для доказательства он сослался на то, как в учебнике освещено

стр. 118

законодательство якобинцев. Между тем в учебнике говорится: "Революционное законодательство по крестьянскому вопросу в июле 1793 г. не уничтожило безземелья и нищеты во французской деревне; оно только покончило с феодальной эксплоатацией крестьян и устранило препятствия на пути капиталистического развития сельского хозяйства во Франции" (стр. 114). И дальше: "Таким образом, якобинцы, последовательные буржуазные революционеры конца XVIII в., уничтожив феодальный гнет, проложили путь для капиталистической эксплоатации крестьян" (стр. 114). О конституции 1793 г. в учебнике сказано, что она была демократичней конституции 1791 г., что она признавала частную собственность священной и неприкосновенной (стр. 115). И дальше сказано: "Конституция 1793 г. превратила бы Францию того времени в самую свободную буржуазно-демократическую республику в мире, но ее ограниченно буржуазный характер становится особенно понятным в свете великой Сталинской Конституции, которая гарантирует трудящимся не только политическую свободу, но также материальное благосостояние" (стр. 115). Тов. Белкин уверял аудиторию, что в 4-й главе учебника, где объясняются причины кризиса абсолютистско-феодального строя, не показаны причины, мешавшие развитию промышленности. На самом деле в учебнике указываются причины, мешавшие развитию промышленности во Франции во второй половине XVIII века. После общего замечания, что развитие промышленности задерживалось господствовавшим "в стране политическим строем и всей системой феодальных отношений", дается следующее разъяснение: "Цеховые корпорации запрещали организацию мануфактур в городах. Создание крупных капиталистических предприятий из-за этого задерживалось". И дальше: "Цеховое устройство мешало развитию промышленности. Против него была буржуазия; против него были рабочие... В существовании цехов были заинтересованы только мастера, полиция... и королевская власть... Развитие промышленности задерживала также сохранившаяся мелочная правительственная регламентация, созданная еще Кольбером" (стр. 46 - 47). Дальше приводятся факты, характеризующие гибельную роль правительственной регламентации для развития промышленности. Таким образом, эти утверждения тов. Белкина, по мнению тов. Ф. Хейфец, являются необоснованными. Тов. Белкин утверждает также, что учебник обходит молчанием вопрос о том, что якобинцы реквизировали рабочих для сельского хозяйства. А на самом деле на стр. 145 сказано: "Политика Комитета общественного спасения по отношению к сельскохозяйственным рабочим часто принимала характер реквизиции рабочей силы". Тов. Белкин не согласен с характеристикой в учебнике "болота", о котором сказано, что оно всегда примыкало к той партии, которая была сильней в данный момент. Тов. Белкин утверждает, что "болото" "имело свою линию". Получается, что "болото" имело свою принципиальную политику. "Болото" и принципиальность?!

Тов. Хейфец считает, что выступление тов. Белкина не было ни деловым, ни принципиальным.

Тов. Ф. А. Хейфец признает, что тов. Конюшая сделала ряд важных и ценных замечаний.

Некоторые из отмеченных ее неточностей в учебнике произошли от того, что глаз пригляделся к тексту, - в результате досадные ошибки так и остались незамеченными. Но не со всеми замечаниями тов. Конюшей можно согласиться. Нельзя согласиться с тем, что недостаточно полно показано положение крестьян накануне революции. Правда, в учебнике нет описания крестьянских восстаний во второй половине XVIII в., о них только упоминается в тексте; объясняется это тем, что авторы были очень ограничены размерами учебника.

Отвечая аспиранту Хейфецу, тов. Ф. Хейфец говорит, что с его точки зрения, глава "Маркс и Энгельс" плоха потому, что не излагается подробно содержание 3-й главы "Манифеста Коммунистической партии" (о всех направлениях домарксовского социализма). Автор данной главы учебника и редакция считают, что их задача заключалась в том, чтобы показать всемирноисторическое значение "Коммунистического манифеста", формулировку в "Манифесте" идеи о неизбежности гибели капитализма на основе изучения Марксом внутренних противоречий капитализма, показать, как изображается в "Манифесте" историческая миссия пролетариата, необходимость создания рабочим классом своей партии и неизбежность диктатуры пролетариата. Все это дано в главе "Маркс и Энгельс".

В заключение тов. Ф. А. Хейфец снова указывает на то, что обсуждение учебника даст большой толчок для дальнейшего развития вашей исторической науки; оно поможет авторам учебника и редакции сделать учебник во 2-м издании совсем хорошим.

Подводя вкратце итоги обсуждения 1-й части учебника "Новой истории", заведующий кафедрой М. С. Зоркий выразил удовлетворение активностью участвовавших в обсуждении, товарищеским характером критики и, в частности, активной ролью аспирантской и студенческой молодежи в этом обсуждении. Тов. Зоркий выразил уверенность, что недочеты учебника, о которых шла речь в прениях, будут полностью устранены во 2-м издании. Нельзя сомневаться в том, что в ближайшем будущем советская высшая школа будет располагать учебниками, вполне отвечающими тем высоким требованиям, которые предъявлены советской исторической науке партией, правительством и лично товарищем Сталиным.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ОТЧЕТ-ОБ-ОБСУЖДЕНИИ-1-Й-ЧАСТИ-УЧЕБНИКА-ДЛЯ-ВУЗОВ-ПО-НОВОЙ-ИСТОРИИ-НА-ЗАСЕДАНИИ-КАФЕДРЫ-НОВОЙ-ИСТОРИИ-ИСТФАКА-МГУ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. ЕРОФЕЕВ, М. ОСИПОВ, ОТЧЕТ ОБ ОБСУЖДЕНИИ 1-Й ЧАСТИ УЧЕБНИКА ДЛЯ ВУЗОВ ПО "НОВОЙ ИСТОРИИ" НА ЗАСЕДАНИИ КАФЕДРЫ НОВОЙ ИСТОРИИ ИСТФАКА МГУ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ОТЧЕТ-ОБ-ОБСУЖДЕНИИ-1-Й-ЧАСТИ-УЧЕБНИКА-ДЛЯ-ВУЗОВ-ПО-НОВОЙ-ИСТОРИИ-НА-ЗАСЕДАНИИ-КАФЕДРЫ-НОВОЙ-ИСТОРИИ-ИСТФАКА-МГУ (дата обращения: 21.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. ЕРОФЕЕВ, М. ОСИПОВ:

Н. ЕРОФЕЕВ, М. ОСИПОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
120 просмотров рейтинг
18.08.2015 (826 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
11 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
11 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
14 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
15 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
15 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом на Оси, была коей Луна им. Наука дней новых слепа к тому: мир ей — без центра и края дыра, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне лишил почвы ложь эту, губящую нас.
Каталог: Философия 
18 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
22 дней(я) назад · от Россия Онлайн
БАРАКАТУЛЛА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
24 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВОПРОСЫ РЕПАРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕЙХСТАГА)
Каталог: Военное дело 
24 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВСЕСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Каталог: История 
24 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ОТЧЕТ ОБ ОБСУЖДЕНИИ 1-Й ЧАСТИ УЧЕБНИКА ДЛЯ ВУЗОВ ПО "НОВОЙ ИСТОРИИ" НА ЗАСЕДАНИИ КАФЕДРЫ НОВОЙ ИСТОРИИ ИСТФАКА МГУ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK