Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6852
Автор(ы) публикации: Е. Драбкина

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Разработка проблем, связанных с вопросом о гегемонии пролетариата в буржуазно- демократической революции и следовательно с вопросом о борьбе за перерастание ее в революцию социалистическую, составляет один из центральных; вопросов марксистско- ленинской исторической науки. Для того чтобы уяснить себе весь ход борьбы пролетариата за социализм, для того чтобы поднять разработку вопросов истории пролетариата на подлинно большевистскую высоту, как того требует письмо т. Сталина, необходимо изучение всего круга проблем, связанных с гегемонией пролетариата в демократической революции и с его борьбой за перерастание ее в революцию социалистическую.

При этом мы не можем ограничиваться одной лишь общей постановкой вопроса; наша задача заключается также в изучении проблемы гегемонии пролетариата и борьбы его за перерастание на конкретных вопросах, стоявших в эпоху буржуазно-демократической революции. К числу таких, вопросов относится и вопрос национальный, которому посвящена настоящая статья.

Национальный вопрос принадлежит к числу коренных вопросов русской революции, без правильного решения которых пролетариат не мог выполнить своих исторических задач. Отсюда очевидно то огромное значение, какое имеет изучение борьбы российского пролетариата, возглавляемого большевистской партией, за уничтожение национального гнета. Без понимания роли пролетариата в таком коренном вопросе русской революции невозможно правильно поставить и разрешить ни одной из проблем, связанных с гегемонией пролетариата в демократической революции, с перерастанием этой революции в социалистическую, наконец с самой социалистической революцией и борьбой российского пролетариата за мировой Октябрь.

На рубеже XX столетия, когда Россия превратилась в узловой пункт мировой революции, когда российский пролетариат занял место в авангарде мирового пролетариата как самый революционный его отряд, в числе других вопросов, по которым российский рабочий класс должен был "объявить войну российскому капитализму", встал и вопрос национальный. Пролетариат нашей страны поднял знамя революционной борьбы в исторически данных ему условиях - на государственной арене, созданной, поддерживавшейся и расширявшейся путем колониального и национального угнетения.

Российская самодержавная империя сложилась в феодальную эпоху в результате бесконечных завоеваний, сделавших ее вторым в мире колониальным государством. Ее колониальные владения, как говорил Ленин, были созданы "эпохой всевластия Пуришкевичей", "именно этим классом созданных отношений и границ"1 . Именно в эпоху формирования нацио-


1 Ленин. т XIX. стр. 109, 110.

стр. 9

нального государства помещиков и торговцев выросла чудовищная империя, 57% населения которой принадлежало к угнетенным народам.

Во второй половине XIX столетия, когда в России начал быстро развиваться и вызревать капитализм, когда самодержавие, чтобы сохранить за землевладельцами феодального типа их; власть и их доходы, стало делать шаги по пути превращения в буржуазную монархию, когда оно решило приоткрыть клапан, дав некоторую возможность роста капитализму и сохранив вместе с тем феодальные привилегии не поколебленными, колониальная политика превратилась в одно из важнейших орудий царизма в его борьбе за "прусский" путь капиталистического развития. При помощи активной колониальной политики, открывавшей перед капитализмом возможности развития "вширь" и связывавшей интересы буржуазии с интересами самодержавной империи; при помощи прямого колониального грабежа, усиливавшего экономическую мощь поместного землевладения и абсолютистского государства, самодержавие ослабляло остроту социальных противоречий, замедляло их разрешение. Развитие капитализма "вглубь" и разрешение порождаемых капиталистическим развитием противоречий задерживалось вследствие развития капитализма "вширь". Еще в "Развитии капитализма в России" Ленин подчеркивал это реакционное влияние колониальной политики и связывал существование ряда крепостнических пережитков (прикрепление крестьян к наделу и пр.) с возможностью такого развития капитализма "вширь".

Таким образом система национального и колониального угнетения и функционально с нею связанная завоевательная внешняя политика являлись важнейшим оплотом крепостничества, важнейшей опорой в борьбе за "прусский" путь. Национальная и колониальная политика царизма оказывала реакционное политическое и экономическое влияние на историческое развитие как угнетенных народов, так и народа угнетающе го. "Посредством войны, - писал Ленин, -царизм стремится увеличить число угнетенных народов и тем подорвать борьбу за свободу и самих великороссов. Возможность угнетать и грабить чужие народы укрепляет экономический застой, ибо вместо развития производительных сил источником доходов является нередко полуфеодальная эксплоатация "инородцев"2 . Эту характеристику колониальной политики России Ленин дал в 1915 г., подведя в ней таким образом итоги той эпохи, когда политика России была более буржуазной, чем когда бы то ни было, и все же оставалась полуфеодальной.

Особенно усилилось реакционное значение этого пережитка средневековья в эпоху революционных боев, когда самодержавие сделало из национального угнетения и порождаемой им национальной розни орудие непосредственной борьбы против революции.

Перед пролетариатом, классовая борьба которого с 90-х годов сделалась осью революционного движения в России, с повелительной необходимостью вставала задача выработать свою программу в национальном вопросе, дающую такое его решение, которое наиболее соответствует интересам борьбы пролетариата за социализм. Это и программе и была большевистская постановка национального вопроса, выработанная в своих основных чертах тогда же, когда создавалось все идейное оружие большевизма, прошедшая в революции 1905 г. великую историческую проверку и получившая в работах Ленина и Сталина свое глубокое теоретическое обоснование.

Основной чертой этой программы является то, что национальный вопрос в ней ставится и разрешается в неразрывной связи с общим вопросом о революции. "До Октября - говорит т. Сталин, - большевики рас-


2 Ленин, т. ХIII, стр. 99.

стр. 10

сматривали национальный вопрос "как часть общего вопроса о буржуазно-демократической революции, т. е, как часть вопроса о диктатуре пролетариата и крестьянства", после Октября они стали рассматривать его "как часть общего вопроса о пролетарской революции, как часть вопроса о диктатуре пролетариата"3 . Рассматривать национальный вопрос в неразрывной связи с общим вопросом о революции значило давать такое его решение, которое, покоясь на теоретических основах большевизма как учения о пролетарской революции, учения о диктатуре пролетариата, давало бы для каждого данного исторического периода и непосредственно практическую программу борьбы пролетариата и его партии.

В применении к эпохе буржуазно-демократической революции задача пролетариата и его партии заключалась в том, чтобы дать такое решение национального вопроса, которое обеспечивало бы полнейшее демократическое преобразование страны, ликвидацию монархии и дворянства "по- плебейски", как любил говорить Ленин, развертывание революционной борьбы широчайших масс, организацию пролетариата и воспитание его стойкости и сознательности для борьбы за перерастание этой демократической революции в революцию социалистическую. Именно в таком связывании задач пролетариата в национальном вопросе с общими задачами его в революции, в подчинении всех его демократических требовании интересам его классовой борьбы, интересам его борьбы за социализм заключалось основное отличие программы пролетариата в демократической революции от программы буржуазной демократии.

Понять историческую роль пролетариата в борьбе за уничтожение национального гнета можно, только установив эту теоретическую и историческую связь.

Ленинская постановка национального вопроса в эпоху буржуазно-демократической революции представляет собою применение учения о гегемонии пролетариата в демократической революции к той своеобразной, специфической задаче этой революции, которую представляет собою задача освобождения угнетенных наций. Что это именно так, что историю национально- освободительного движения в царской России в эпоху демократической революции следует изучать под углом зрения гегемонии пролетариата в революционном движении и только под этим углом зрения, об этом свидетельствуют все указания Ленина и Сталина как прямые, непосредственно относящиеся к национальному вопросу и к вопросу о гегемонии пролетариата в нашей революции, так и общеметодологические, дающие нам руководство к действию и к теоретической борьбе. Об этом же свидетельствует весь исторический опыт российского рабочего класса и национально-освободительного движения.

Уже в самой исторической характеристике национального движения в России, даваемой Лениным и Сталиным, видна та связь, которую они устанавливают между ним и российской революцией. Ленин неоднократно говорил о том, что в Восточной Европе и в Азии эпоха буржуазно- демократических революций началась в 1906 г., что революции в России, Персии, Турции, Китае представляют собою единую цепь мировых событий этой эпохи, которая ведет за собой пробуждение целого ряда буржуазно-демократических национальных движений, стремлений к созданию национально независимых и национально единых государств, движений, охватывающих наряду с народами Азии и угнетенные народы Российской империи.

Русская революция 1906 г. в целом и национальные движения, развившиеся в России во время этой революции, представляли собой явления этой


3 "Вопросы ленинизма", стр. 246.

стр. 11

эпохи демократической революции. Они имели общую линию исторического развития, общие исторические закономерности. К ним следовательно в равной мере относятся ленинские указания об исторических особенностях революционных движений эпохи буржуазно-демократических революций, а также и о том, что "эпоха потому и называется эпохой, что она обнимает сумму разнообразных явлений и войн как типичных, так и не типичных, как больших, так и малых, как свойственных передовым, так и свойственных отсталым странам"4 . Выло бы полным отступлением от марксизма-ленинизма, если бы мы при анализе национальных движений в России в период революции 1905 г. не исходили из общей характеристики эпохи буржуазно- демократических революций. Но было бы грубейшим искажением марксистско-ленинской методологии", если бы мы не видели всей сложности исторического процесса, всех его противоречий, связей и опосредствовании, если бы мы не ставили вопрос конкретно исторически.

Для того чтобы дать такую конкретно-историческую постановку вопроса, необходимо, во-первых, определение исторической эпохи, которую переживает изучаемая страна и, во-вторых, установление тех особенностей, которые отличают данную страну от других стран в пределах одной и той же исторический эпохи.

Такой особенностью России была прежде всего невиданная в эпоху буржуазно-демократических революций сила, сознательность и организованность пролетариата.

Гегемония пролетариата в русской революции, вытекала из всей международной и внутренней обстановки, из того, что русский военно-феодальный империализм являлся звеном мировой империалистической цепи, из того, что русская демократическая революция оказалась у порога мировой пролетарской революции, из того, что русская буржуазия не могла стать вождем крестьянской революции, наконец из того, что рабочий класс своей стачечной борьбой и политическими демонстрациями еще до 1905 г. завоевал себе гегемонию, ибо вопрос о гегемонии решается не слепою предначертанностью исторического развития, а классовой борьбой. "С пролетарской точки зрения, - говорит Ленин, - гегемония в войне принадлежит тому, кто борется всех энергичнее, кто пользуется всяким поводом для нанесения удара врагу, у кого слово не расходится с делом, кто является поэтому идейным вождем демократия, критикующим всякую половинчатость"5 .

В русской буржуазно-демократической революции пролетариат выступал гегемоном не только в решающие моменты революционной борьбы, как это было в определенный период на Запасе. На всем протяжении революции он выступал как передовой класс, поднимающий массы на революцию, вовлекающий их в борьбу, воспитывающий их для революционного действия, обучающий их своим примером, своими героическими схватками с буржуазией и царизмом. Он был единственным классом, способным довести до конца демократическую революцию, ибо в эпоху развитого буржуазного общества - в эпоху империализма особенно - только пролетариат может возглавить борьбу за действительно последовательный демократический переворот.

"В XX веке, - писал Ленин, - в капиталистической стране нельзя быть революционным демократом, ежели бояться итти к социализму6 ". Именно потому, что пролетариат не боялся итти к социализму, что он смотрел на свою борьбу за решительные "демократические преобразования как на переходную ступень к борьбе за социалистическую революцию,


4 Ленин, т. XIII, изд. 1-е, стр. 348.

5 Ленин, т. VII. стр. 67.

6 Ленин, т. XXI, стр. 185.

стр. 12

он был тем единственным классом, который был способен на гегемонию в демократической революции.

Здесь мы подошли к следующей особенности российской революции, выделяющей ее из ряда других революций той же исторической эпохи (эпохи буржуазно-демократической революции), к тому, что наша революция при успешном ее развертывании неизбежно должна была перерасти в революцию социалистическую. Возможность перерастания была заложена в самой природе российской революции, происходившей в эпоху империализма, т. е. эпоху "кануна социалистической революции", развивавшейся под гегемонией пролетариата (которая представляет собою, как говорит Сталин, "зародыш диктатуры пролетариата") и под руководством большевистской партии, партии нового типа, боровшейся за социалистическое преобразование мира. Объективные исторические условия для перерастания революции были даны. Победа буржуазно-демократической революции и перерастание ее в революцию социалистическую зависели от хода классовой борьбы пролетариата. "Борьба, и только борьба решает, насколько удается буржуазно - демократической революции перерасти в социалистическую", - писал Ленин 7 . И в другом месте, рассматривая этот же вопрос, он говорил, что успех перерастания зависит от степени сознательности и организованности пролетариата. А эта степень сознательности и организованности прежде всего определяется партией, ее борьбой.

Тот факт, что рабочий класс нашей страны вел борьбу в буржуазно-демократической революции под руководством своей классовой партии, представляет одну из важнейших, если не самую важную особенность российской революции. Партия рабочего класса в России начала складываться до буржуазно-демократической революции и продолжала складываться во время ее; в этом было "своеобразие нашей страны и своеобразно исторического момента"8 . Возникновение большевистской партии, партии нового типа, означавшее исторический поворот в международном рабочем движении, было такой особенностью российской революции, - которая имела коренное значение для решения всех ее вопросов, в том числе и вопроса об уничтожении национального гнета.

Таковы были те своеобразные черты, которые создавали общие и конкретные исторические особенности нашей революции по сравнению с другими буржуазно-демократическими революциями и из учета которых должны были исходить пролетариат и его партия в своей борьбе за уничтожение национального гнета. Программа, выдвигавшаяся большевистской партией в национальном вопросе, и была тем его решением, которое полностью учитывало исторические особенности русской революции, демократический характер революции, неизбежность ее перерастания в революцию социалистическую, гегемонию пролетариата, означавшую определенную форму отношений пролетариата и крестьянства, и наконец необходимость создания партии революционного пролетариата. Эту программу Ленин кратко сформулировал, сказав, что "марксизм, опыт всего мира и опыт России" учит рабочих в национальном вопросе признанию "полного равноправия наций; права самоопределения наций; слияния рабочих всех наций"9 .

Каким же образом была связана эта программа с коренными задачами российского пролетариата?

Исходным пунктом для понимания этой связи должно явиться ленинское учение о гегемонии пролетариата в русской революции, претворенное в историческую действительность революционной борьбой российского рабочего класса.


7 Ленин, т. XVIII, ч. 1-я, стр. 366.

8 Ленин, т. XIX, ч. 1-я, стр. 67.

9 Там же, стр. 138.

стр. 13

Учение о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции принадлежит к числу аксиом большевизма, аксиом революционного марксизма. Изучение эпохи демократических революций безусловно должно вестись под углом зрения гегемонии пролетариата, ибо именно ею определяются ход и исход это и революции, от нее зависят исторические результаты революционной борьбы, оформление демократии, условий непосредственной борьбы пролетариата за социализм. "Идея гегемонии, - говорит Ленин, - составляет одно из коренных положений марксизма... Каждая капиталистическая страна переживает эпоху буржуазных революций, когда складывается та или иная степень демократизма, тот или иной уклад конституционализма или парламентаризма, та или иная степень самостоятельности "низов" вообще, пролетариата в частности, та или иная традиция во всей государственной и общественной жизни. Какова будет эта степень демократизма и эта традиция, - зависит именно от того, будет ли гегемония в решающие моменты принадлежать буржуазии или ее антиподу, будет ли первая или последний (опять-таки в решающие моменты) "центром притяжения для демократического крестьянства" и для всех вообще демократических промежуточных групп и слоев"10 . И именно потому, что гегемония пролетариата определяет победу или поражение революции, "е общие исторические итоги - именно поэтому марксизм-ленинизм считает, что пролетариат должен принимать самое энергичное участие в демократической революции, вести в ней самую решительную борьбу за последовательный пролетарский демократизм, за доведение революции до конца, за ее перерастание в революцию социалистическую.

Отсюда ясно, что пролетариат не мог отстраниться от участия в решении такого важнейшего вопроса буржуазно-демократической революции, каким был национальный вопрос. Пролетариат был безусловно заинтересован в наиболее демократическом, наиболее последовательном уничтожении всякого национального угнетения, представлявшего собой опору царской монархии, ставившего величайшие препятствия делу свободы и угнетенных и угнетающего народов. Интересы рабочего класса требовали самого полного равноправия всех без исключения национальностей и устранения всех перегородок между нациями. Именно поэтому большевистская партия сделала основным положением своей национальной программы признание права наций на самоопределение вплоть до отделения, являющееся наиболее последовательным демократическим разрешением национального вопроса

Признание права наций на самоопределение отнюдь не означало того, что пролетариат стремится к отделению всех наций от единого государства и к созданию ряда мелких национальных государств. Признавая полную свободу отделения, пролетариат не считал осуществление этого отделения своей исторической задачей и стремился подчинять все национальные требования интересам своей классовой борьбы. Он имел "вою программу в национальном вопросе, которая, будучи последовательно демократической по своему содержанию, поддерживала в известной степени буржуазную демократию, но отнюдь не совпадала с политикой последней. Пролетариат рассматривал все свои демократические требования как переходный этап в своей борьбе за социализм, он подчинял их интересам своей классовой борьбы, превращая борьбу за демократические преобразования в средство укрепления рабочего класса против буржуазии, в средство воспитания масс в духе самой последовательной демократии и социализма.

Поэтому российский пролетариат не мог не поставить своей исторической задачей завоевать гегемонию в борьбе за уничтожение националь-


10 Ленин, т. XV, стр. 196.

стр. 14

ного гнета. Он был заинтересован в том, чтобы ломка системы национального угнетения прошла наиболее демократически, чтобы в результате этой ломки были уничтожены все помехи на пути его борьбы за социализм, созданные национально-колониальной политикой самодержавия, он стремился воспитать демократические элементы угнетенных наций в духе самой решительной и непримиримой борьбы против самодержавия и либерализма, сделав из них своего союзника в революционной борьбе. Он отстаивал такое решение национального вопроса, которое обеспечило бы единство рабочего класса всех народов российской империи в борьбе за последовательную демократизацию страны и за социализм. Совершенно очевидно, что добиться всего этого он мог, только выступив гегемоном в борьбе за уничтожение национального гнета11 .

Мы не будем приводить многочисленных высказываний Ленина, посвященных вопросу о необходимости революционной гегемонии пролетариата в этой борьбе. Приведем только чрезвычайно интересные замечания Владимира Ильича по этому вопросу в его полемике с В. Базаровым. Полемика эта относится к 1910 - 1911 гг., к тому времени, когда Базаров, бывший тогда впередовцем, выступил вкупе с меньшевиками против "пресловутого вопроса о "гегемонии". Одним из основных аргументов против большевистской постановки вопроса о гегемонии пролетариата Базарову послужила ссылка на то, что "мелкая буржуазия русских городов и деревень проникнута националистическим духом" и что так как марксисты не могут итти ни на какие компромиссы с национализмом или антисемитизмом, очевидно "при указанных условиях о гегемонии не будет и помину".

Подобная постановка вопроса, в основе которой лежало чисто меньшевистское представление о взаимоотношениях пролетариата и мелкобуржуазной демократии, вызвала со стороны Ленина резкий отпор. "Гегемония рабочего класса, - писал Ленин, - есть его (него представителей) политическое воздействие на другие элементы населения в смысле очищения их демократизма (когда есть демократизм) от недемократических примесей, в смысле критики ограниченности и близорукости всякого буржуазного демократизма, в смысле борьбы с "кадетовщиной" (если назвать так идейно-развращающее содержание речей и политики либералов) и т. д. и т. д. Если вражда к привилегиям будет соединена у известных слоев с национализмом, то разве разъяснение того, что такое соединение мешает устранению привилегий, но есть дело гегемона? Разве может быть борьба с привилегиями не соединена с борьбой страдающих от национализма мелких буржуа против выигрывающих от национализма мелких буржуа? Всякая борьба всякой мелкой буржуазии против всяких привилегий всегда несет на себе следы мелкобур-


11 Считаю необходимым в связи с этим отметить, что в моих работах по национальному вопросу, написанных в период 1926 - 1929 гг., не учитывается эта связь между вопросом о гегемонии пролетариата, борющегося за перерастание демократической революции в социалистическую, и вопросом о национально-освободительном движении; не учитывается следовательно роль пролетариата как гегемона в борьбе за уничтожение национального гнета. Между тем только при такой постановке вопроса можно правильно оценить роль и значение национально-освободительной борьбы для демократической революции и для борьбы пролетариата за условия победы социалистической революции. Люксембургианские ошибки, имеющиеся в этих моих работах и заключающиеся прежде всего в недооценке значения национально-освободительной борьбы и роли пролетариата в этой борьбе, а также ошибки, связанные с непониманием того, что роль национальной буржуазии определялась не только ее непосредственно экономическими интересами, но и прежде всего общей расстановкой классовых сил в ту эпоху, когда на очередь дня встала последовательно-революционная борьба пролетариата и ею партии, - все эти ошибки, так же как и некоторые другие, непосредственно обусловливались непониманием значения вопроса о гегемония пролетариата теории перерастания для разрешения всех вопросов национально-освободительного движения в эпоху буржуазно-демократической революции.

стр. 15

жуазной ограниченности, половинчатости, и борьба с этими качествами и есть дело "гегемона"12 .

Борьба против национализма составляла таким образом часть той борьбы за революционное перевоспитание мелкобуржуазной демократии, которое являлось одной из основных задач пролетариата как гегемона революции. "Именно борьба с "национализмом" и есть дело "гегемона", -писал Ленин, в другом месте13 .

Проблема борьбы за уничтожение национального гнета связана с вопросом о гегемонии пролетариата в революции в разных отношениях. Основной исторической причиной, определившей эту связь, было то, что победоносная демократическая революция не могла быть осуществлена без разрешения национального вопроса, но национальный вопрос в свою очередь не мог быть решен вне победы демократической революции, вождем: которой был рабочий класс. Многовековый опыт национально-освободительных движений в России, которые, так же как и крестьянские антифеодальные движения, несмотря на весь свой героизм, не смогли выступить против самодержавия единым фронтом и ни разу не одержали полной победы над царизмом, целиком подтверждает правильность последнего положения. Свержение самодержавия было непременным условием освобождения угнетенных наций. Разрешение национального вопроса было отнюдь не механической, а органической частью буржуазно-демократической революции. Без низвержения самодержавия не могло быть осуществлено ни одно демократическое завоевание, в том числе конечно и освобождение угнетенных национальностей. Свержение самодержавия и уничтожение его классовой основы - помещичьего землевладения - было поэтому первоочередной задачей всех в одинаковой мере народов российской империи. Свобода ни одного из этих народов не была возможна без свободы всей России, без доведения до конца борьбы против царизма и крепостничества.

Поэтому уже самая борьба рабочего класса против царизма являлась в то же самое время борьбою за уничтожение национального угнетения. Свергнуть самодержавие-это ведь значило свергнуть основу национального гнета. Рассматривая на примере Польши вопрос о соотношении общих задач демократической революции и освобождения угнетенных нации, Ленин писал: "Свобода Польши невозможна без свободы России. А этой свободы не будет, если польские и русские рабочие не выполнят задач поддержки русских крестьян в их борьбе за национализацию земель и в доведении этой борьбы до полной победы как в области политических, так и в области аграрных отношений.. Без победы пролетариата и революционного крестьянства в России смешно говорить об автономии Польши"14 . И так как гегемоном в этой борьбе за доведение до полной победы революции как в области политических, так и в области аграрных отношений выступал пролетариат, то уже отсюда ясно, что он являлся гегемоном и в борьбе за освобождение угнетенных наций.

Эта гегемония в борьбе за уничтожение национального гнета конечно не была дана пролетариату сразу, в готовом виде. Пролетариат нашей страны ее завоевал. Он завоевал ее тем, что по отношению к национально-освободительному движению, так же как и во все и революции, выступал как передовой класс всего народа, как руководитель, как вождь. Он выдвигал в своей борьбе идеи, имевшие общенародный характер, затрагивавшие основные, самые глубокие интересы угнетенных масс. Именно его борьба, его революционные выступления и стачки вовлекали в рево-


12 Ленин т. XV, стр. 90 - 91

13 Там же, стр. 173.

14 Ленин, т. XII, стр. 328.

стр. 16

люционное движение самые широкие массы, самые отсталые слои, поднимали все народы и весь народ против царской монархии и либеральной буржуазии. Национально-освободительное движение в новую эпоху развивается, как на это прямо указывал Ленин, "в связи с рабочим движением"15 . Эту руководящую роль пролетариата по отношению к национально- освободительному движению подчеркивает и т. Сталин. Выясняя вопрос о ленинской теории диктатуры пролетариата, т. Сталин говорит между прочим следующее:

"Некоторые товарищи полагают, что ленинская теория диктатуры пролетариата является чисто "русской" теорией, имеющей отношение лишь к российской действительности... Это совершенно неверно. Говоря о трудящихся массах непролетарских классов, руководимых пролетариатом, Ленин имеет в виду не только русских крестьян, но и трудящиеся-элементы окраин Советского союза, недавно еще представлявших колонии России. Ленин неустанно твердил, что без союза с этими инонациональными массами пролетариат России не сможет победить, что победа мировой революции невозможна без революционного союза, без революционного блока пролетариата передовых стран с угнетенными народами порабощенных колоний. Но что такое колонии, как не те же угнетенные трудовые массы и прежде всего трудящиеся массы крестьянства? Кому неизвестно, что вопрос об освобождении колоний является по сути дела вопросом об освобождении трудовых масс непролетарских классов от гнета и эксплоатации финансового капитализма. Но из этого следует, что ленинская теория диктатуры пролетариата есть не чисто "русская" теория, а теория обязательная для всех стран"16 .

Мы не будем сейчас касаться всего того большого комплекса проблем, который ставит и разрешает здесь т. Сталин, в частности значения ленинской постановки вопроса о взаимоотношениях пролетариата и трудящихся российских колоний для выяснения международной роли большевизма. К этому предмету мы вернемся ниже. Сейчас же для нас особенно важно утверждение т. Сталина, что ленинская теория диктатуры пролетариата, включающая в себя как составную часть учение Ленина о гегемонии пролетариата в демократической революции, не является "русской" теорией, сводящейся к установлению взаимоотношений русского пролетариата и русского крестьянства, но что она распространяется целиком и на взаимоотношения всего российского пролетариата с крестьянством всех народов России.

Размеры нашей статьи не позволяют привести того конкретно исторического материала, который полностью подтверждает оценку Лениным и Сталиным роли пролетариата по отношению к национально-освободительному движению. Если взять весь тот исторический период, на протяжении которого руководящая роль в революционной борьбе принадлежала пролетариату, мы увидим, что его гегемония простирается не только на русское крестьянство, но и на крестьянство всех народов бывшей Российской империи. Особенно ярко проявляется она в решающие моменты революции: 9 января, которое вызвало могучий отклик в национальных районах, в дни октябрьской стачки, объединившей в своем героическом подъеме все народы Российской империи, в дни декабрьского восстания, увлекшего за собой огромные массы крестьян Украины, Кавказа, Прибалтийского края.

Одной из важнейших предпосылок гегемонии пролетариата в борьбе за уничтожение национального гнета было то, что пролетариат был един-


15 Ленин, т. XX, стр. 354.

16 Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 174.

стр. 17

ственным классом, выдвигавшим программу последовательного уничтожения угнетения наций и способным бороться за эту программу; он один боролся за признание права наций на самоопределение вплоть до отделения. Поэтому Ленин постоянно подчеркивал, что "один только пролетариат отстаивает в наши дни истинную свободу наций", что только под гегемонией пролетариата можно завоевать "республику с полной свободой уметенным национальности, с полной свободой для рабочих и крестьян"17 . Поэтому же Ленин, отстаивая национальную программу партии, с такой настойчивостью боролся на два фронта: против "левых" ее упразднителей в первую очередь против Люксембурга польской социал-демократии, - абсолютно не понимавших задач пролетариата как гегемона в демократической революции и отрицавших революционное значение национально-освободительных движений, и против правых ликвидаторов-меньшевиков, скатывавшихся к буржуазному шовинизму. Отстаивание права нации на самоопределение было непременным условием для того, чтобы пролетариат осуществил свою гегемонию в борьбе за уничтожение над тонального гнета, чтобы он повел трудящиеся массы угнетенных наций по тому пути, за который он боролся.

Вопрос о правильной политической линии пролетариата в национальной политике имел тем большее значение, что пролетариату необходимо было вырвать гегемонию в национальном движении из рук национальной буржуазии, т. е. выполнить весьма сложную историческую задачу. У национальной буржуазии было гораздо больше средств воздействия на народные массы, чем у буржуазии русской: она располагала в своей борьбе против пролетариата за гегемонию в национальном движении таким средством, как разжигание национализма. Если вспомнить при этом ту обстановку национальной вражды и недоверия, которая сложилась в результате политики царизма и шовинистической агитации национальной буржуазии, то станут ясны специфические трудности, стоявшие перед пролетариатом в борьбе за гегемонию в национально-освободительной борьбе.

В борьбе, которая велась между большевиками и меньшевиками вокруг вопросов о задачах пролетариата в демократической революции, разрешался между прочим и вопрос о том, должен ли пролетариат стремиться к овладению этой гегемонией по отношению к крестьянству угнетенных наций и в национально-освободительном движении. Меньшевики, и в частности различие меньшевистские национальные организации, исходя из своей общей оценки роли буржуазии в революции, считали, что пролетариат не должен ставить этой задачи, что руководящая роль должна принадлежать буржуазии. Большевики, исходя из своих общих установок, из учения Ленина, считали, что пролетариат должен бороться за эту гегемонию.

Учение Ленина о либерализме и демократии, о роли пролетариата в буржуазно-демократической революции представляет собою основу для изучения буржуазных революций и для определения политической линии пролетариата по отношению ко всем классам и партиям, борющимся в этой революции. Ленин постоянно проводил глубокое различие между демократией (в том числе и буржуазной демократией), представляющей массу населения, не боящаяся движения масс и отстаивающей уничтожение всех средневековых привилегий без исключения, и между либерализмом, представляющим крупную и среднюю буржуазию, который, будучи настроен против старого порядка, против абсолютизма, крепостничества, привилегий высшего сословия и т. д., боится демократии и" движения масс более, чем реакции, стремится сохранить целый ряд средневековых привилегий и по-


17 Ленин, т. VIII, стр. 134.

стр. 18

делить их с представителями старого порядка, постоянно колеблется между крепостниками и демократией.

"У либералов, - говорит Ленин, -защита ряда абсолютистских привилегий.., соглашение с силами старого в общественной жизни... боязнь самодеятельности масс, неверие в нее, отрицание ее "18 .

Кого же Ленин считает либералами?

"Русский либерализм, - говорит он, -партия к. -д., а также "прогрессисты" и большинство национальных групп III Думы" 19 . Таким образом наряду с кадетами Левин считает либералами и представителей национальной буржуазии. В другой раз он прямо говорит как о либералах о "мусульманах" (объединение мусульманских депутатов в Думе), о поляках, о партиях армянской и татарской буржуазии.

Заметим при этом, что Ленин рассматривает и "русских" и "национальных" либералов как единую политическую силу: "Три силы показали себя ясно, - говорит он: - 1) правые за правительство от Пуришкевича до Гучкова. Черносотенный помещики старозаветный купец горой за правительство; 2) либеральные буржуа - "прогрессисты" и кадеты вместе с группами разных "националов" - против правительства и против революции. В контрреволюционном либерализме одна из главных особенностей данного исторического момента; 3) лагерь демократии, в котором только революционные с. -д., антиликвидаторы, сплоченно, организованно, твердо, ясно развернули свое знамя революции"20 .

Почему же национальная буржуазия оказалась в лагере контрреволюционного либерализма? Прежде всего по тем же причинам, по которым оказалась либеральной вся русская буржуазия: потому, что политическое оформление российской буржуазии происходило тогда, когда рабочий класс выступил как могучая политическая сила, целью своей борьбы ставившая уничтожение всего капиталистического строя. Буржуазия была заинтересована в демократических преобразованиях совсем иного типа, чем те, за которые боролся пролетариат, возглавляющий крестьянство. Уже в пределах демократической революции между интересами буржуазии и пролетариата лежала непроходимая пропасть, и это толкало буржуазию на объединение с реакцией. Само собой понятно, насколько усиливалась контрреволюционность, буржуазии благодаря тому, что пролетариат в демократической революции вел борьбу за немедленное ее перерастание в революцию социалистическую.

Противоречие интересов буржуазии и пролетариата было основным противоречием, под влиянием которого определились политические настроения всей российской буржуазии - не только русской, но и национальной. Чем острее чувствовала та или иная национальная буржуазия это противоречие, тем раньше оформлялась ее контрреволюционность, тем отчетливее она выявлялась. Выло бы конечно неправильно не видеть известной эволюции этой контрреволюционности на протяжении 1900 - 1905, 1907 - 1912 гг. В начале этого периода буржуазия еще "ковыляла за революцией" (Ленин), а затем все больше уходила направо, все теснее сближалась с реакцией. Решающую роль в оформлении либерализма сыграл революционный 1906 г., когда "буржуазия впервые начала в нашей революции складываться в класс, в единую и сознательную политическую силу... Капиталисты сплачиваются во всероссийские союзы, теснее соединяются с правительством"21 . Оформление либерализма происходит как всероссийское явление, это единый процесс, охватывающий буржуазии" всех наций.


18 Ленин, т. XVI, стр. 154.

19 Там же, стр. 112.

20 Ленин, т. XV, стр. 467.

21 Ленин, т. XII, стр. 76.

стр. 19

Одной из основных причин этого интернационального объединения была конечно известная общность непосредственных экономических интересов, непосредственной хозяйственной деятельности буржуазии всех наций Российской империи.

"Сильные мира сего, - писал Ленин, - великолепно уживаются вместе как акционеры "доходных" миллионных "дел" ... и православные, и евреи и русские, и немцы, и поляки, и украинцы, все, у кого есть капитал, дружно эксплоатируют рабочих всех наций" 22 .

Особенности Российской империи, в которой капиталистическое развитие, порождая все свойственные капитализму противоречия, в то же время с чрезвычайной силой сплачивало различные экономические и национальные районы в единое хозяйственное целое, конечно чрезвычайно способствовали политической консолидации буржуазии всех наций.

Было бы, разумеется, сугубо неправильно сделать отсюда вывод, что российская буржуазия представляла единый и сплошной массив. Она была совокупностью различных национальных групп, нередко чрезвычайно ожесточенно дравшихся между собой. В основном вопросе эпохи они были едины, в решающие исторические моменты они выступали вместе. Но условия их сговора с монархией, формы этого сговора, политические планы либерализма буржуазии угнетающей нации и буржуазии наций угнетенных не были тождественны. В то время как национализм великорусской буржуазии был насквозь реакционен и служил поддержкой худшего вида реакции, - в буржуазном национализме угнетенных наций имелось общедемократическое содержание борьбы против угнетения. В условиях царской России великодержавный национализм представлял собою главного врага освобождения угнетенных, он был - как говорил Ленин - "более феодален и менее буржуазен", чем национализм любой другой нации.

Однако эти различия не снимают основного для понимания роли пролетарской гегемонии в национально-освободительном движении тезиса, что буржуа всех наций принадлежали к лагерю либералов, что все они боялись революции и революционного решения вопросов демократического переворота больше, чем феодальной реакции. В то время как рабочий" класс считал своей исторической задачей "по-плебейски" разгромить все пережитки крепостничества, в том числе и угнетение наций, либеральная буржуазия всех народов стояла на почве государственности, созданной русскими крепостниками-помещиками, и на этой почве начинала - как говорил Ленин -ходатайствовать о подачках своему сословию, своей группе, своему слою, не поднимаясь даже и тут до широкого понимания интересов своего класса23 . Стремление договориться с крепостниками, сторговаться с ними за счет демократии против революции составляет основную черту либерализма. "Мы против привилегий, кричит либерал, и за спиной выторговывает себе у крепостников то одну, то другую привилегию. Таков всякий либерально- буржуазный национализм - не только великорусский (он хуже всех благодаря его насильственному характеру и родству с гг. Пуришковичами), но и польский, еврейский, украинский, грузинский и всякий иной. Буржуазия всех наций... проводит на деле раздробление рабочих, обессиление демократии, торгашеские сделки с крепостниками о продаже народных прав и народной свободы"24 .


22 Ленин, т. XVI, стр. 389. Или в другом месте: "Капиталисты всех наций данное государства сливаются самым тесным неразрывным образом в акционерных предприятиях,, в картелях и трестах, в союзах промышленников и т. п. против рабочих какой угодно национальности" (т. XIX, ч. 1-я, стр. 64).

23 Ленин, т. XV, стр. 493.

24 Леней, т. XIX, над. 1-е, стр. 38.

стр. 20

Совершенно понятно поэтому, что национальная буржуазия не была способна возглавить революционную борьбу против крепостничества, в частности против национального угнетения. Неслучайно ни одна из национальных буржуазных партий не выставляла в своей программе и в своей политической деятельности подлинно демократических требований ни по основным вопросам революционной борьбы, ни по вопросам национального освобождения. К этому следует добавить, что национальная буржуазия систематически вела националистическую, шовинистскую пропаганду, чтобы посеять рознь в рядах трудящихся и в первую очередь рабочих. Если бы гегемония в революционной борьбе угнетенных народов осталась в руках национальной буржуазии, эта борьба не была бы доведена до конца ни в одном из вопросов демократических преобразований и уже по одному этому не привела бы к уничтожению национального гнета. Она не была бы доведена до конца и непосредственно в области национального вопроса, потому что национальная буржуазия, как говорил Ленин, болтала о национальном восстании, а на деле вступала за спиной своего народа и против него в реакционные сделки с буржуазией угнетающей нации25 . Тот путь либеральных, ограниченных, выхолощенных буржуазных реформ, за который боролась национальная буржуазия, означал по существу своему усиление позиций реакции против революции26 . Гегемония национальной буржуазии в революционном движении угнетенных народов, так же как гегемония либералов в российской революции, неминуемо обусловила бы слабость революционного движения, неустранимость господства диких помещиков.

Только гегемония пролетариата способна была дать победу революции я осуществить освобождение угнетенных наций.

Поэтому вопрос о гегемонии пролетариата не является "русским" также и в том смысле, что он относится не только к "центральной России", но ко всей стране, ко всем ее национальным районам. Подводя итоги революционной борьбы 1905 г. под углом зрения вопроса о гегемонии пролетариата, Ленин писал: "Сравнение с нерусскими частями России: Польшей и Кавказом дает но вое доказательство, что настоящей движущей силой буржуазной революции в России не является буржуазия, что "только рабочие и революционно-демократическое крестьянство могут завершить буржуазную революцию"27 . Ленин взял в качестве примера Польшу, желая показать, что гегемония пролетариата распространяется на самые передовые национальные районы, образцом которых могла служить Польша, где против революционного пролетариата стоял реакционный блок крупной и мелкой буржуазии, где не существовало аграрного вопроса того типа, как в России, не было крестьянского движения за конфискацию помещичьих земель и революция вне пролетариата вообще уже не имела никакой прочной точки опоры. Кавказ же Ленин взял как пример отсталого национального района, близкого но своему социальному укладу ко всей России, отличавшегося чрезвычайной силой революционного крестьянского движения и так же подтвердившего руководящую роль пролетариата в революционной борьбе.


25 Ленин, т. XIII, ч. 1-я, стр. 371.

26 Ленин постоянно подчеркивает эту неспособность национальной буржуазии встать во главе революционной борьбы и ее неизбежную тягу к сделкам с реакцией. Так, в тезисах по национальному вопросу он пишет: "В России есть две нации, наиболее культурные и наиболее обособленные в силу ряда исторических и бытовых условий, которые легче всего и "естественнее" всего могли бы осуществить свое право на отделение. Это - Финляндия и Польша. Опыт революции 1906 г. показал, что даже в дох двух нациях господствующие классы, помещики и буржуазия, отрекаются от революционной борьбы за свободу и ищут сближения с господствующими классами в России и с царской монархией и в боязни перед революционным пролетариатом Финляндии и Польши" (Ленин, т. XVI, стр. 608).

27 Ленин, т. XI, стр. 44.

стр. 21

В своей борьбе против старого порядка пролетариат не ограничивался одними лишь негативными требованиями. Он выдвигал свою положительную программу демократических преобразований, он боролся за такой демократической переворот, который обеспечивал бы наилучшие условия для перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую. Следовательно даже в той части его программы, в которой выставляются требования, не идущие за пределы буржуазных преобразований, по существу своему эти требования имеют иной исторический смысл, иное социальное содержание, чем в устах представителей буржуазии. В российской демократической революции, исход которой целиком определялся тем, будет ли руководителем народной революции рабочий класс или же руководящей ролью овладеет буржуазия, каждое демократическое требование пролетариата имело определенное политическое содержание и могло быть поэтому осуществлено только под гегемонией рабочего класса. Эта гегемония означала отнюдь не пассивную поддержку требований буржуазной демократии, а активное вмешательство пролетариата в решение всех вопросов. Пролетариат для того и выступал гегемоном, чтобы заставить решать вопросы по-своему.

Отсюда ясно, что пролетариат не мог допустить ни того, чтобы вопрос о дальнейшей судьбе угнетенных наций решало самодержавие и поддерживающая его русская великодержавная буржуазия, ни того, чтобы этот вопрос решала национальная буржуазия. Пролетариат имел свой план преобразования российской "тюрьмы народов" в последовательно-демократическое государство с полной свободой для всех народов, для рабочих и крестьян. И он боролся за то, чтобы осуществить этот план и чтобы объединить в борьбе за его осуществление трудящихся всех народов Российской империи.

Мы уже говорили о том огромном значении, которое имело выставленное пролетариатом требование о признании права наций на самоопределение. Это требование составляло неотъемлемую часть программы пролетариата в национальном вопросе. Но его историческое значение выходило за пределы собственно национального вопроса, ибо борьба за это требование создавала основу для гегемонии пролетариата в национально-освободительном движении, делала трудящихся угнетенных наций союзником пролетариата и давала рабочему классу возможность воспитывать национально-освободительное движение, подымать его до уровня своих передовых требований, сохраняя свою классовую независимость, очищать его от мещанской узости и ограниченности, свойственной всякой буржуазной демократии, втягивать массы в подлинную революционную борьбу и превращать эту борьбу в переходный этап борьбы пролетариата за социализм. Уже эта борьба за признание нрава наций на самоопределение в конкретно- исторических условиях демократической революции в России неизбежно должна была выйти за пределы чисто буржуазных отношений, для его завоевания революция должна была пойти дальше тех буржуазных пределов, в которых лежит это требование. Но программа пролетариата в национальном вопросе не исчерпывалась одним требованием признания права наций на самоопределение. Вторую неотделимую часть этой программы составляла борьба за единство рабочих всех наций. И подлинное историческое значение требования о признании права народов на самоопределение, место и роль это го требования в борьбе пролетариата за свою гегемонию и за перерастание революции можно понять, только осознав глубокую, неразрывную связь этих двух требований и их общую историческую целеустремленность.

Формулируя программу пролетариата и его партии в национальной вопросе, Ленин писал: "Для востока Европы и Азии, в эпоху начавшихся буржуазно-демократических революций, в эпоху пробуждения и обострения на-

стр. 22

циональных движений, в эпоху возникновения самостоятельных пролетарских партий, задача этих партий в национальной политике должна быть двусторонняя: признание права на самоопределение за всеми нациями, ибо буржуазно-демократическое преобразование еще не закончено, ибо рабочая демократия последовательно, серьезно и искренно... отстаивает равноправие наций, и теснейший неразрывный союз классовой борьбы пролетариата всех наций данного государства, на все и всяческие перипетии его истории, при всех и всяческих переделках буржуазией границ отдельных государств"28 . Именно в этой неразрывной связи признания права наций на самоопределение и союза пролетариата всех наций и заключалась подлинно пролетарская классовая постановка национального вопроса.

Борьба за полное уничтожение национального гнета есть безусловная обязанность рабочего класса, единство пролетариев всех наций есть его безусловная цель, и созданию этого единства подчинены все другие его требования в национальном вопросе. Пролетариат выдвигал программу признания права наций на самоопределение не во имя абстрактной идеи национального равенства, о которой так любят кричать буржуазные филистеры, а в интересах своей классово и борьбы, свое и классовой политики, которая наиболее успешно могла развертываться в условиях равноправия наций; во имя единства рядов рабочего класса, для достижения которого необходимо было признание права самоопределения. Однако провозглашение этого требования отнюдь не означало того, что рабочий класс стремится к созданию мелких национальных государств, тем более оно не значило, что рабочий класс заинтересован в разделении своих рядов, в расколе на национальные куски. Пролетариат отнюдь не заинтересован в таком раздроблении, он видит свою задачу не в создании мелких национальных государств, а в единстве пролетариев всех стран. Ленин неустанно подчеркивал, что рабочему классу нужно не разделение, а единение. Пролетариат боролся за признание права на самоопределение именно потому, что таким путем он устранял прежде всего препятствия к осуществлению своего лозунга: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь".

Каждая нация имеет право на самоопределение - заявлял рабочий класс. Рабочие угнетающей нации предоставляют решение вопроса о самоопределении самой угнетенной нации. Рабочие угнетенной нации должны бороться за такое решение вопроса о самоопределении, которое наиболее выгодно для интересов пролетарской революции, помня, что пролетариат должен выше всего ценить и ставить союз пролетариев всех наций, что всякое национальное отделение пролетариат должен оценивать под углом зрения интересов классовой борьбы пролетариата. Поэтому признание права на самоопределение "нисколько не исключает ни пропаганды, пи агитации против отделения, ни разоблачения буржуазного национализма"29 . Пролетариат борется за такое решение национального вопроса, которое выгодно для него, а не для буржуазии какой бы то ни было нации.

Высший принцип политики рабочего класса - его борьба за социализм, за сплочение рядов социалистического пролетариата. Единство пролетариев всех народов является безусловной целью пролетариата, за которую он борется всегда и всеми средствами. Вопрос же о том, отделяться или не отделяться той или иной нации, должен решаться в зависимости от конкретных исторических условий, исходя из интересов пролетарской борьбы за социализм. Бели нация отделится, пролетариат угнетающей нации сделает все, чтобы не было помех ее отделению, если же большинство угнетенного


28 Ленин, т. XIX, изд. 1-е, стр. 122.

29 Там же, стр. 71.

стр. 23

народа решит остаться в пределах старого государства, пролетариат будет бороться за полное равноправие этой нации, за школу на родном языке, за введение родного языка в государственных учреждениях и т. п.

"Мы за автономию для всех частей, мы за право отделения (а не за отделение всех!), - писал Ленин. - Автономия есть наш план устройства демократического государства. Отделение вовсе не наш план. Отделения мы вовсе не проповедуем. В общем мы против отделения. Но мы стоим за право на отделение ввиду черносотенного великорусского национализма, который так испоганил дело национального сожительства, что иногда больше связи получится после свободного отделения!!!"30 .

Чрезвычайно ярким образцом пролетарского подхода к решению конкретного вопроса национальной политики является позиция большевиков на конференции социалистических партий, созванной по инициативе Гапона в 1905 г. На этой конференции присутствовали представители самых разнообразных социалистических и якобы социалистических партий, в том числе и ППС. Большевики были также приглашены на эту конференцию. Тотчас же по прибытии на конференцию большевистская делегация поставила вопрос о том, почему на ней присутствуют представители национальных эсеровских партий и нет представителей национальных с. -д. партий. Считая для себя невозможным решать вопросы национального революционного движения без участия с. -д. представителей национального пролетариата, большевики ушли с конференции.

После ухода большевиков конференция приняла ряд решений, в том числе решение о созыве особых учредительных собраний для Польши и Финляндии. Гапон прислал зон решения Ленину с просьбой доложить их предстоящему III партийному съезду. В своем докладе об этом эпизоде Ленин между прочим: говорил: "Странно было без национальных пролетарских партий участвовать в решении выдвинутых на конференции вопросов. Ею выставлено, например, требование особого учредительного собрания для Польши. Мы не можем быть ни за, ни против. Наша программа признает принцип самоопределения национальностей. Но недопустимо решать этот вопрос без с. -д. Польши и Литвы. Конференция поделила учредительное собрание, - и это без присутствия рабочих партий! Мы не можем допустить практического решения подобных вопросов без партии пролетариев"31 .

Мы видим таким образом, что признание права на самоопределение никоим образом не означало отстранения пролетариата от решения национального вопроса. Наоборот, своим признанием этого принципа пролетариат завоевал себе право на активное участие в его разрешении. Вместе с тем признание права на самоопределение давало пролетариату угнетенной нации реальную возможность бороться за определенный путь исторического развития своей нация, делало пролетариев угнетенных народов активной исторической силой, решающей своею борьбой революционные задачи.

Борьба за единство рабочего класса была могучим средством увеличения его революционных сил и возможностей. В России боролся рядом пролетариат нации угнетающей и наций угнетенных. Перед всеми этими отрядами пролетариата стояли общие исторические цели. Осуществить эти цели можно было только в тесном единстве пролетариев всех народов Российской империи. Также как польский, украинский, грузинский и белорусский пролетариат не мог осуществить своих задач без помощи рабочих великороссов и рабочих других угнетенных наций, так и великорусский пролетариат не мог победить без союза с пролетариями всех народов империи. "Пролета-


30 Ленин, т. XVII, стр. 90.

31 Ленин, т. VII, стр. 291.

стр. 24

риат не может вести борьбы за социализм и отстаивать свои повседневные экономические интересы без самого тесного и полного союза рабочих всех наций"32 .

Поэтому перед пролетариатом России стояла двухсторонняя задача: борясь против всякого национального угнетения за полное равноправие наций, вплоть до их права на отделение, пролетариат должен был отстаивать интернациональное единство пролетарской борьбы и пролетарских организаций. В противовес русскому великодержавному национализму и шовинизму буржуазии угнетенных нации пролетариат должен был бороться за единство своей классовой борьбы.

Одним из основных решающих вопросов, в котором необходимо было отстоять это единство, был вопрос о партии. В эпоху империализма создание боевой партии, партии нового типа, являющейся авангардом рабочего класса, представляет собою непременное условие победы пролетариата в революционной борьбе. Российский пролетариат мог добиться единства всех своих национальных отрядов только под руководством единой партии. Поэтому Ленин настойчиво боролся за то, чтобы создать единую партию, объединяющую всех революционных марксистов всех наций Российской империи.

"В вопросах борьбы с самодержавием, борьбы с буржуазией всей России, - писал он, -мы должны выступать как единая централизованная, боевая организация, мы должны опираться на весь пролетариат безразличия языка и национальности, сплоченный совместным постоянным решением теоретических и практических, тактических и организационных вопросов, а не создавать отдельно идущих, каждая своим путем, "организаций, не ослаблять силы своего натиска дроблением на многочисленные самостоятельные политические партии"33 .

Поэтому большевики всегда боролись за создание единой партии, партии пролетариата всех национальностей России. Они считали, что интересы классовой борьбы пролетариата безусловно требуют слияния рабочих всех национальностей во всех без исключения пролетарских организациях: в партии, профессиональных союзах, рабочих клубах и т. п. Только на основе такого единства мог победить рабочий класс.

Местные партийные организации должны были объединить революционных рабочих всех наций, населяющих данную местность, и вести свою пропаганду и агитацию на всех языках местного пролетариата. Они должны были выставлять требования, удовлетворяющие местные нужды и запросы с тем однако, чтобы эти требования целиком соответствовали программе всей партии. Таким образом местным организациям предоставлялась широкая автономия, основанная на тех; же принципах, на которых было основан" строительство всей нашей партии - на принципах демократического централизма.

"Чем тяжелее национальный гнет - писал Ленин - "тем сильнее необходимость в как можно более тесном единении между пролетариями различных национальностей, потому что без такого единения невозможна победоносная борьба против этого гнета. Чем усерднее разбойничье царское самодержавие старается посеять рознь, недоверие и вражду среди угнетенных им национальностей, чем отвратительнее его политика, натравливающая темные массы к зверским погромам, - тем больше лежит на нас, с. -д., обязанность работать над тем, чтобы все разрозненные с. -д. партии различных национальностей слились в единую РСДРП".

Перед революционной партией рабочего класса стояла задача борьбы


32 Ленин, т. XVI, стр. 501.

33 Ленин, т. V, стр. 248.

стр. 25

на два фронта: во-первых, против великодержавного шовинизма"социалистов" угнетающей нации как против главной опасности в условиях черно со генною национализма царской России и .во- вторых, против национального шовинизма социалистов угнетенных наций. Без борьбы против великодержавное шовинизма "социалистов" господствующих наций - говорит т. Сталин - "немыслимо воспитание рабочего класса господствующих наций в духе действительного интернационализма, в духе сближения с трудящимися массами угнетенных стран и колоний, в духе действительной подготовки пролетарской революции". Без борьбы же против национального шовинизма социалистов угнетенных наций, "не желающих подняться выше свое и национальной колокольни и не понимающих связи освободительного движения своей страны с пролетарским движением господствующих стран... немыслимо отстоять самостоятельную политику пролетариата угнетенных наций и его классовую солидарность с пролетариатом господствующих наций в борьбе за свержение общего врага" 34 .

Отсюда перед коммунистами угнетающей и коммунистами угнетенных наций вставали задачи воспитания рабочих в духе последовательного интернационализма. Это воспитание не могло быть одинаковым у наций угнетенных и наций угнетающих. Основной упор в работе коммунистов угнетающей нации должен быть сделан на борьбу за признание права наций на самоопределение, на свободное отделение, - против великодержавного шовинизма.

Иначе должны ставить свою воспитательную работу коммунисты угнетенных наций. Их основная задача - борьба против мертвого шовинизма. Основная опасность, которая стоит перед ними и перед пролетариатом угнетенных наций, заключается в обволакивании буржуазным национализмом, в подчинении классовой борьбы пролетариата националистическим целям местной буржуазии. Поэтому коммунисты угнетенных наций должны выдвигать такие лозунги борьбы, которые делали бы невозможным уклонение рабочего движения на путь национализма.

"Социалист маленькой нации, - писал Ленин, - должен центр тяжести своей агитации класть на втором слове нашей общей формулы: "добровольное соединение" наций. Он может, не нарушая своих обязанностей как интернационалиста, быть и за политическую независимость своей нации, и за включение ее в соседнее государство X, V, Z и пр. Но во всех случаях он должен бороться против мелконациональной узости, замкнутости, обособленности, за учет целого и всеобщего, за подчинение интересов частного интересам общего".

"Люди, не вдумавшиеся в вопрос (здесь речь идет о люксембургианцах. - Е. Д.), находят "противоречивым", чтобы социалисты угнетающих наций настаивали на "свободе отделения", а социалисты угнетенных наций - на "свободе соединения". Но небольшое размышление показывает, что иного пути к интернационализму и слиянию наций, иного пути к этой цели от данного положения нет и быть не может"35 .

Мы видим таким образом, что основной упор борьбы пролетариата и ею партии в национальном вопросе направлен на то, чтобы объединить силы пролетариев и крестьян всех народов, чтобы сделать многонациональный российский пролетариат единой армией, чтобы создать партию пролетариев всех наций Российского государства. Из этих задач и исходил большевизм, создавая свою программу борьбы пролетариата в национальном вопросе. Поднимая знамя борьбы за свободу всех классов и народов России, партия пролетариата выдвигала такую программу этой борьбы, которая


34 Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 134.

35 Ленин, т. XIX, стр. 205.

стр. 26

должна была объединить пролетариев различных национальностей в единое целое, сделать пролетариат гегемоном революции, повести за ним крестьянство всех пародов, поставить во главе этого многомиллионного, многоязычного пролетариата единую рабочую классовую партию, партию нового типа.

Именно в этом заключалась подлинно пролетарская борьба за разрешение национального вопроса. Она, как мы видим, не сводилась к голому провозглашению формального требования о равенстве наций, а шла по линии учета действительного соотношения классовых сил в революции, понимания характера этой революции и роли рабочего класса в ней. Благодаря такому подходу к национальному вопросу те демократические требования, которые выдвигала большевистская партия, превращались в орудие борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую.

С этой точки зрения чрезвычайный интерес представляет тот спор, который развернулся между Лениным и Масловым по национальному вопросу в связи с их полемикой по аграрному вопросу. Выступая, против ленинского проекта национализации земли и отстаивая знаменитую меньшевистскую муниципализацию, Маслов в числе других аргументов, направленных против Ленина, выставил тезис, что национализация неприемлема, так как она посягает на самоопределение национальностей. Нельзя же - говорил Маслов - из Петербурга распоряжаться территорией Закавказья. "Выбирайте, товарищи поляки, - говорил он дальше, - должен ли польский сейм получать доходы с конфискованных земель или же отдавать эти доходы москалям? Если будет проведена большевистская национализация, автономия наций будет этим самым уничтожена".

Эти положения Маслова, как указывал Ленин, свидетельствовали о полном непонимании Масловым ни национальной, ни аграрной программы партии. Раз право на самоопределение и автономию было признано партийной программой, за угнетенными нациями было признано и право автономного распоряжения национализированными землями. Право свободного распоряжения этими землями и свободного установления правил землепользования, переселения, условий разверстки земли и т. п. ничуть не противоречило национализации, которая уничтожала земельную ренту. Однако это возражение Маслова не было случайным недоразумением. Нет, оно целиком вытекало из меньшевистского подхода ко всем вопросам революции.

В чем была основа расхождений между большевиками и меньшевиками в вопросе о взаимоотношении национализации земли и самоопределения наций? Прежде всего в различной постановке вопроса о движущих силах революции и прежде всего вопроса о гегемонии пролетариата. Большевики считали, что только при гегемонии пролетариата, высшей формой которой в буржуазно - демократической революции является революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, возможен успех революции; они видели поэтому свою главную задачу в том, чтобы "стараться соединить революционные классы и прежде всего пролетариат разных частей государства в одну армию" 36 . В объединении сил революции под руководством пролетариата и его партии заключалось, по мнению большевиков, необходимое условие революционной по беды. В письме к Степану Шаумяну Ленин в 1913 г. писал о том, что большевики, пролетариат, безусловно стоят за демократический централизм, что они за якобинцев против жирондистов, т. е. за централизм против федерализма 37 .


36 Ленин, т. XII, стр. 327.

37 Ленин, т. XVIII, стр. 90.

стр. 27

"Якобинизм" большевиков в этом вопросе связан со всем "якобинским" духом, которым пропитана программа и тактика большевиков.

Меньшевики, которые во всех вопросах революции выступали как представители жирондистской тактики, и в этом вопросе также стояли на жирондистской позиции. Исходя из того, что гегемоном революции является буржуазия, они выступали против борьбы за революционно- демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства. Они при этом решительно отрицали единство процесса демократической революции и отвергали взаимозависимость между политической, аграрной и национальной революциями. Это сближало меньшевиков с различного рода мещанскими "автономистскими" национальными партиями, которые так любили кричать о своей страстной преданности идеям национального освобождения и в то же время не вели действительной революционной борьбы против самодержавия, прикрывая, как говорил Ленин, свою трусость, свое нежелание активной борьбы до конца за единую централизованную аграрную революцию ссылкой на опасение лишиться автономии. Совершенно так же ставили вопрос меньшевики. Они так же отрицали необходимую связь между последовательным демократическим переворотом в аграрной области и установлением республики, между установлением республики и автономней наций и считали, что передача власти буржуазии и создание местных самоуправляющихся автономных муниципалитетов обеспечит автономию независимо от доведения революции до конца в политической и аграрной области. Они выступали поэтому против большевиков, утверждавших, что "решительный буржуазно-революционный шаг в аграрной области неразрывно связан с решительным буржуазно-демократическим переворотом в политической области, т. е. установлением республики, которая одна только обеспечивает истинную автономию. Таково действительное соотношение между автономией и аграрным переворотом" 38 .

Эта позиция меньшевиков представляла собой закономерное следствие имманентно присущего меньшевизму отрицания революционной роли крестьянства. Не ставя непосредственно и практически вопроса о завоевании власти пролетариатом, меньшевизм не ставил и вопроса о его союзнике в революции и уже по одному этому должен был дать аптипролетарскую постановку национального вопроса.

Из этого же отрицания гегемонии пролетариата вытекало и принижение Масловым задач пролетариата, ограничение его революционной борьбы мещанскими идеалами федерализма. Эго принижение пролетариата типично для меньшевизма и связано со всем его внутренним существом, так же как идея гегемонии, составляющая аксиому большевизма, связана с чрезвычайно высокой оценкой исторической роли рабочего класса и той революционной энергии, которую способен развить пролетариат. В то время как большевики видели задачу пролетариата в том, чтобы бороться за решительный демократический переворот, сохраняя свою полную классовую самостоятельность и подготовляясь к конечной борьбе за социализм, - меньшевики стремились ограничить историческую деятельность рабочего класса и превратить его в простой придаток буржуазии. Типичным выражением этой меньшевистской тактики в применении к национальному вопросу и было заявление Маслова.

Формулируя задачи пролетариата, Ленин в своем возражении Маслову говорил: "Дело заключается в том, чтобы партия пролетариата свое" пропагандистской и агитационной деятельностью призывала к соединению, а не к раздроблению, к разрешению возвышенных задач централизованных государств, а не к захолустному одичанию и национальной ограни-


38 Ленин, т. ХII, стр. 324.

стр. 28

ченности. Аграрный вопрос разрешает центр России, на окраинах нельзя действовать иначе, как примером. И вопрос заключается только в том, должен ли пролетариат поднимать крестьянство до высших целей, или же опуститься до мещанского уровня крестьянства"39 .

Совершенно не случайно то, что этот спор по национальному вопросу между Лениным и Масловым, между большевизмом и меньшевизмом возник в связи с обсуждением аграрного вопроса. Между этими вопросами в их "русской" постановке имелось очень много общего, хотя они конечно не были тождественны друг другу. Общим для них являлось прежде всего то, что оба эти вопроса суть прежде всего вопросы о тактике пролетариата по отношению к крестьянству, что поставлены они были вследствие общей исторической причины, так как оба принадлежали к числу вопросов о пережитках средневековья, что оба они составляли часть демократической революции. Национальный вопрос в значительной степени представлял собою крестьянский вопрос угнетенных народов. Историческая связь этих двух вопросов совершенно очевидна.

В ленинской постановке вопроса, с чрезвычайной яркостью сформулированной в споре Ленина с Масловым, заключено замечательное соединение конкретных задач пролетариата на данном историческом этапе с общими, конечными целями классовой борьбы пролетариата при подчинении этих конкретных задач социалистическим целям классовой борьбы Основу тактики пролетариата должно составлять ясное сознание им конечных революционных целей, постоянная неослабная борьба за эти цели и уменье их преследовать при всех поворотах истории, в каждом вопросе классовой борьбы. Вся сложность исторических задач, стоявших перед российским пролетариатом и его партией, и заключалась в том, чтобы в условиях буржуазно-демократической революции бороться за социалистические цели, выставляя такие требования, борясь за такой исход борьбы в данной революции, который был бы безусловно выгоден пролетариату и способствовал бы успеху борьбы пролетариата за социализм.

В условиях классовой борьбы в России любое серьезное, сколько-нибудь важное демократическое преобразование могло быть завоевано только в результате революционной борьбы пролетариата, только в результате революционной "бури". Из этого исходили большевики, когда они выдвигали программу демократических по своему характеру революционных требований, ибо каждое из этих требований могло быть осуществлено лишь как исходный пункт борьбы пролетариата за социализм, подчиненный всему стратегическому плану большевизма: борьбе пролетариата и его партии за перерастание буржуазно - демократической революции в социалистическую Давая программу революционных ближайших целей пролетариата, большевистская партия боролась за его революционную конечную цель - социализм, осуществимую лишь путем диктатуры пролетариата. "Для нас для пролетариата, - писал Ленин, -демократический переворот - только первая ступень к полному освобождению труда от всякой эксплоатации к великой социалистической цели" 40 .

Отсюда ясно, что требования пролетариата и его партии в буржуазно-демократической революции отнюдь не были простыми демократическими требованиями. Пролетариат вовсе не боролся за демократию вообще, не боролся он также и за отдельное политическое существование всех наций. Он боролся за демократию, за демократические требования лишь для того, чтобы, обеспечивая своей борьбой демократические завоевания,


39 Ленин, т. XII, стр. 289.

40 Ленин, т. VII, стр. 387.

стр. 29

немедленно превращать эти завоевания в новые условия своей борьбы за социализм. В применении к национальному вопросу это значило, что завоевав признание права наций на самоопределение и обеспечив единство трудящихся всех наций, уничтожив национальную вражду и недоверие, предоставив пролетариату каждой угнетенной нации возможность такого решения вопроса о государственном устройстве его нации, которое наиболее благоприятствовало бы интересам классовой борьбы пролетариата, - соединенными усилиями пролетариев всех народов про должать, развивать, углублять борьбу за социализм.

Именно так ставил вопрос Ленин. В статье "Пролетариат борется, буржуазия крадется к власти", относящейся к июню 1905 г., он писал: "Пролетариат готовится к решительной борьбе по всей России... Пролетариат идет к победе. Он поднимает за собой крестьянство. Опираясь на крестьянство, он парализует неустойчивость и предательство буржуазии, отстранит ее претендентов и силой раздавит самодержавие, вырвет с корнем из русской жизни все следы проклятого крепостничества. И тогда мы завоюем народу не монархическую конституцию, обеспечивающую политические привилегии буржуазии. Мы завоюем России республику с полной свободой всем угнетенным народностям, с полной свободой для крестьян и рабочих. Мы воспользуемся тогда всей революционной энергией пролетариата для самой широкой и смелой борьбы за социализм, за полное освобождение всех трудящихся от всякой эксплоатации" 41 .

Мы видим таким образом, что Ленин (большевики), непосредственно связывал задачу революционного уничтожения национального гнета, как и все другие демократические задачи, с задачами борьбы за перерастание революции. В отношении к угнетенным нациям это между прочим значило, что революционный российский пролетариат видел свою историческую задачу не в том, чтобы дать буржуазии этих наций возможность создать самостоятельные буржуазные государства, но в том, чтобы развить революционную борьбу трудящихся угнетенных народов против их эксплоаторов, чтобы добиться не просто "самоопределения наций", а "самоопределения пролетариата внутри наций" (Ленин), чтобы сделать для каждого народа демократическую революцию, исходным пунктом пролетарской борьбы за революцию социалистическую.

"Мы боремся на почве данного государства, -говорил Ленин. -объединяем рабочих всех наций данного государства, мы не можем ручаться за тот или иной путь национального развития, мы через все возможные пути идем к своей классовой цели"42 .

Именно для достижения этой цели пролетариат и его партия вели борьбу против национального гнета.

Пролетарии не имеют своего отечества, но пролетариату далеко не безразлично, в каком отечестве он живет, какова степень демократизма в этой стране, как широки условия для самостоятельной борьбы рабочего класса. Идя любым путем развития, пролетариат будет бороться за социализм, но ему далеко не все равно, Каковы условия его борьбы, благоприятны ли они например для создания интернационального единства рабочих угнетенной и угнетающей наций или же нет, способствуют ли они объединению рабочих или же их разделению и т. д. и т. п.

Поэтому в эпоху буржуазно-демократической революции, когда история поставила па решение борющихся классов вопрос о характере, укладе капитализма, о путях исторического развития страны, о соз-


41 Ленин, т. VII, стр. 135.

42 Ленин, т. XIX, ч. 1-я, стр. 105.

стр. 30

дании благоприятных или же неблагоприятных условий для борьбы пролетариата за социализм, пролетариат не мог пройти мимо такого далеко не безразличного для формирования этих условий вопроса, как вопрос о колониальной и национальной политике.

На постановке этого вопроса чрезвычайно ярко видно непримиримое принципиальное различие между большевизмом и люксембургианством. Для Люксембург, с ее механистической методологией, с ее непониманием вопроса о различии укладов капитализма, единственная линия прогрессивного исторического развития заключалась в развитии капитализма вообще, независимо от его форм, и всякое "сопротивление" "третьих лиц" развитию капитализма, т. е. всякое национально и колониально-освободительное движение, представлялось исторически реакционным.

Совершенно иначе ставил вопрос Ленин. В одном из писем к Горькому Ленин непосредственно связывал вопрос о типе, укладе капитализма, с вопросом о колониальной политике и показывал, что борьба пролетариата против колониальной политики, а следовательно и против связанного с ней национального угнетения способствует установлению более прогрессивных форм капитализма и таким образом ускоряет его гибель. "Сопротивление колониальной политике и международному грабежу путем организации пролетариата, путем защиты свободы для пролетарской борьбы не задерживает развития капитализма, а ускоряет его, заставляя прибегать к более культурным, более технически высоким приемам капитализма. Есть черносотенно- октябристский капитализм и народнический капитализм. Чем больше мы будем обличать перед рабочими капитализм за "жадность и жестокость", тем труднее держаться капитализму первого сорта, тем обязательнее переход его в капитализм второго сорта. А это нам на руку пролетариату на руку... Русская революция и революция в Азии - борьба за вытеснение октябристского капитала и за замену его демократическим капиталом. А демократический капитал последыш. Дальше ему капут" 43 .

Российский пролетариат и его партия подняли знамя борьбы за прямой путь исторического развития, за наиболее революционное, последовательное решение задач борьбы со средневековым, крепостничеством, абсолютизмом, национальным угнетением.

Борьба за этот прямой путь развития была борьбой за создание наилучших условий борьбы пролетариата за социализм. С этой точки зрения можно сравнить борьбу большевизма в национальном вопросе в пределах демократической революции с его борьбой в области аграрной. Так, в вопросе о "прусском" пли "американском" пути развития пролетариат и его партия боролись за последовательно демократическое решение проблемы, однако пролетариат не ставил себе конечной целью американский путь развития капитализма, не ставил потому, что пролетариат и его партия считали своей целью борьбу за социализм, а не за какой-нибудь путь капиталистического развития. Пролетариат был однако единственным классом, способным возглавить последовательно демократическую борьбу трудящихся за американский путь, ибо он один мог стать во главе борьбы за революционное освобождение от всякого угнетения; пролетариат руководил борьбой крестьянских масс за американский путь развития, чтобы создать этим условия для немедленного перехода к социалистической революции. Таким образом пролетариат вел борьбу за демократическое преобразование, подчиняя эту борьбу своим социалистическим целям.

Борьба за последовательные демократические преобразования, в том


43 Ленин, т. XV, стр. 68 - 69.

стр. 31

числе за уничтожение национального угнетения, была необходимой исторической предпосылкой для борьбы пролетариата за социализм. Для успешной революционной борьбы пролетариата необходимо длительное воспитание работах; в духе полного национального равенства и братства, в духе самого последовательного, решительного, революционного отстаивания полного равноправия и права самоопределения угнетенных национальностей. Только на основе такой интернационалистской пропаганды можно было воспитать классовое сознание пролетариата в вопросах "обороны отечества" в империалистической войне, в вопросах интернациональной солидарности трудящихся.

"Пролетариат не может победить иначе, тик через демократию, т. е. осуществляя демократию подлостью и связывая с каждым шагом своей борьбы демократические требование в самой решительной их формулировке, - писал Ленин, - нелепо противопоставлять социалистическую революцию и революционную борьбу против капитализма одному из вопросов демократии, в данном случае национальному; мы должны соединить революционную борьбу против капитализма с революционной программой и тактикой по отношению ко всем демократическим требованиям: и республика, и милиция, и выборы чиновников народом, и самоопределение наций и т. д. Пока существует капитализм, все эти требования осуществимы лишь в виде исключения и притом в неполном, искаженном виде. Опираясь на осуществленную уже демократию, разоблачая ее неполноту при капитализме, мы требуем свержения капитализма, экспроприации буржуазии как необходимой базы и для уничтожения угнетения масс и для полного и всестороннего проведения демократических преобразований... Как раз во имя конечной цели мы должны дать последовательно революционную формулировку каждого из наших демократических требований, совершенно немыслимо, чтобы пролетариат, как исторический класс, мог победить буржуазию, если он не будет подготовлен к этому воспитанием в духе последовательного и революционно- решительного демократизма" 44 .

Из этих слов, написанных против люксембургианского толкования национального вопроса в статьях Парабеллума (Радека), видно, какое огромное значение придавал Ленин правильной постановке национального вопроса партией революционного пролетариата. Необходимость борьбы за эту правильную постановку национального вопроса вставала перед большевизмом на каждом повороте политической и внутрипартийной истории. Борьба большевизма с отходившими от революции "марксистами", с ликвидаторами и центристами неизбежно сопровождалась борьбой по национальному вопросу; так же неукоснительно вступали в борьбу против большевистской постановки национального вопроса "левые" оппозиции и полуменьшевистские лево-радикальные группы (Люксембург).

С первых лее этапов этой борьбы за пролетарскую постановку национального вопроса большевизму пришлось бороться на два фронта - против мелкобуржуазного националистического оппортунизма, означавшего скатывание на позиции национальной буржуазии, и против "левого" отрицания необходимости борьбы пролетариата за признание нрава наций па самоопределение. Уже на втором съезде партии большевикам пришлось отстаивать программу старой "Искры", с одной стороны, от национализма Бунда, а с другой от попыток польских с. -д. убедить партию спять пункт о признании права на самоопределение, т. е., как говорил Ленин, "сбиться па оппортунизм ? национализм совсем с другой стороны". Из-за расхождений по нацио-


44 Ленин, т. XVIII, стр. 324.

стр. 32

нальному вопросу польские с. -д., как известно, ушли со съезда и отказались от объединения с российской социал-демократией.

На всем протяжении эпохи буржуазно-демократической революции борьба большевизма за пролетарскую программу и тактику сопровождалась борьбой на два фронта в национальном вопросе. Борьба эта шла по той же основной линии, что и на втором съезде партии, хотя ее участники во враждебном большевизму лагере и изменялись, точнее сказать, умножались в своем числе. В постановке национального вопроса между большевиками и меньшевиками лежала непроходимая принципиальная пропасть (напомним хотя бы приведенный нами спор Ленина и Маслова). В эпоху реакции, в эпоху окончательного превращения меньшевизма в "столыпинскую рабочую партию", эти разногласия получили свое законченное программное оформление. В то время как большевики отстаивали выдвинутый ими еще в эпоху старой "Искры" принцип признания права наций на самоопределение, меньшевики выдвинули против этого положения партийной программы требование "культурно-национальной автономии".

Мы не будем сейчас заниматься подробным анализом этого требования. Для нас важно в данной связи установить лишь то, что "культурно-национальная автономия" означала, во-первых, сохранение старых государственных границ и, во-вторых, создание мелких националистических организаций, руководящая роль в которых неизбежно должна была принадлежать национальной буржуазии. Таким образом создание "культурно-национальной автономии" не наносило никакого ущерба интересам русской великодержавной буржуазии, способствовало упрочению влияния национальной буржуазии и в то же время осуществляло идеал буржуазии всех наций: культурно- национальная автономия разделяла рабочих разных наций и сближала рабочих и буржуазию одной найди. Это и было идеальным решением национального вопроса для буржуазии России, России, которая была - по словам Ленина - "тюрьмой народов не только поточу, что буржуазия великорусская поддерживает царизм, но и потому, что буржуазия польская и т. д. интересам капиталистической экспансии принесла в жертву свободу нации, как и демократизм вообще"45 . И именно потому, что культурно-национальная автономия была чрезвычайно выгодна как для шовинистической пропаганды национальной буржуазии, болтавшей о национальном самоопределении и заключавшей сделки с царизмом и русский буржуазией, так и для русской великодержавной буржуазии, заинтересованной в сохранении "единой России" и в раздроблении рабочего класса, - меньшевизм всех наций, каждый в интересах своей национальной буржуазии, боролся за национально-культурную автономию.

Борьба вокруг постановки национального вопроса занимает в истории борьбы большевизма с меньшевизмом огромное место. Особенно велико было значение этой борьбы в период 1912 - 1914 гг., когда под влиянием и в непосредственной связи с развитием империалистических, шовинистических настроений русской буржуазии и роста национализма национальной буржуазии резко усилились шовинистические настроения у российских оппортунистов. Показателем важности этой борьбы может служить хотя бы тот факт, что в письме к Гюйсмансу по вопросу о причинах борьбы в российской социал-демократической партии Ленин писал, что большевиков разделяют с ликвидаторами 6 пунктов, и из этих 6 пунктов 3 относились к разногласиям по национальному вопросу. Указав на расхождения по вопросу о нелегальной партии, па общее для всего мира расхождение реформистов и революционеров, Ленин в 3-м пункте своего перечня писал: "Нас разделяет национальный вопрос. Он стоит в России очень остро. Программа нашей партии


15 Ленин, т. XVIII, стр. 328.

стр. 33

безусловно не признает экстерриториальной и национальной автономии. Проповедь ее является на деле проповедью утонченного буржуазного национализма". Между тем ликвидаторская конференция 1912 г. приняла это требование и, несмотря на все настояния большевиков, отказывалась взять назад это свое решение.

Следующим, 4-м, пунктом разногласий, на который указывал Ленин, были расхождения по национальному вопросу в организационной плоскости, т. е. разногласия в вопросе о принципах строительства партии. В противовес отстаивавшемуся большевиками принципу единой интернациональной организации партии, принципу слияния всех национальных партийных организаций на местах? ликвидаторы, бундовцы и прочие ликвидаторские национальные организации вели раскольническую политику, отказываясь провозгласить и осуществить единство партийных организаций. Наконец как на 5-й пункт разногласий Ленин указывал на политику Бунда на выборах в IV Думу, когда Бунд блокировался с ППС, что заслужило полное одобрение всех ликвидаторов.

Ликвидаторы широко использовали национальные организации для борьбы против большевиков. Когда Троцкий создавал свой знаменитый "августовский блок", он сделал своей опорой национальные организации и поддерживал их борьбу против большевиков в национальном вопросе. Несколько позднее, в период войны, Троцкий выступил с рядом статей, направленных против большевистской постановки национального вопроса, в которых; он с обычным для него эклектизмом (по выражению Ленина) заявлял о том, что, с одной стороны, хозяйство сливает нации, но что, с другой стороны, национальный гнет их разделяет, а по основному вопросу, по вопросу об отношении к нации, угнетаемой "моей" нацией, не сказал ни слова, т. е. оставил неразоблаченным каутскианское лицемерие и на деле оставлял все лазейки для шовинизма. Поэтому блокирование Троцкого с бундовцами и прочими национальными организациями для создания единого фронта против большевиков в национальном вопросе, как и во всех других, было основано на глубокой общности идей.

Не меньшее место заняла дискуссия вокруг национального вопроса в той длительной и упорной борьбе, которую вел большевизм против полуменьшевистских ошибок германских левых радикалов, в первую очередь Розы Люксембург.

"В период перед войной, - пишет т. Сталин, - в партиях II Интернационала выступил на сцену, как один из актуальнейших вопросов, вопрос национально-колониальный, вопрос об угнетенных; нациях и колониях,, вопрос об освобождении угнетенных наций и колоний, вопрос о путях борьбы с империализмом, вопрос о путях свержения империализма. В интересах развертывания революции и окружения империализма большевики предложили политику поддержки освободительного движения угнетенных наций и колоний на базе самоопределения наций и развили схему единого фронта между пролетарской революцией передовых стран и революционно-освободительным движением народов колоний неугнетенных стран. Оппортунисты всех стран, социал-шовинисты и империалисты всех стран не замедлили ополчиться в связи с этим против большевиков. Большевиков травили как бешеных собак. Какую позицию занимают тогда левые с. -д. на Западе? Они развили полуменьшевистскую теорию империализма, отвергли принцип самоопределения наций в его марксистском понимании (вплоть до отделения и образования самостоятельных государств), отвели тезис о серьезном революционном значении освободительного движения колоний и угнетенных стран, отвели тезис о возможности единого фронта между пролетарской революцией и национально-освободительным движением и противопоставили всю эту полуменьшевистскую кашу, являющуюся сплошной недооценкой

стр. 34

национально-колониального вопроса, марксистской схеме большевиков. Известие, что эту полуменьшевистскую кашу подхватил потом Троцкий и использовал ее как орудие борьбы против ленинизма" 46 .

Полуменьшевистская постановка национального вопроса левыми радикалами вытекала из всего круга их полуменьшевистских взглядов, прежде всего из выдвигавшейся ими в противовес большевистской схеме революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства утопической и полуменьшевистской теории перманентной революции. Отвергая вместе с меньшевиками идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции, отрицая политику союза рабочего класса с крестьянством, считая крестьянство исторически реакционным классом, Люксембург и левые радикалы неизбежно должны были притти к отрицанию революционного значения национально-освободительного движения. К этому же выводу толкала их и полуменьшевистская теория империализма, согласно которой крах капитализма должен произойти автоматически, причем наступление этого краха определяется исчезновением "третьих лиц", т. е. национального крестьянства; отсюда с неизбежной логикой следовал вывод, что в период этого краха перед пролетариатом не будет стоять вопрос о союзнике в лице национально- освободительного движения.

Из этих основных неверных, полуменьшевистских предпосылок вырастала целая груда ошибочных положений люксембургианства в национальном вопросе. Люксембург и ее сторонники отвергали признание права нации на самоопределение, заявляя, что этот пункт большевистской партийной программа представляет собой уступку национализму, и не понимая, что, только борясь за безусловное признание этого права, пролетариат может добиться победы над национальным шовинизмом. Они считали, что пролетариат не должен бороться за демократические требования, и не понимали, что борьбу за демократию нельзя противопоставлять борьбе пролетариата за социализм, что пролетариат может подготовиться к победе над буржуазией, только ведя последовательную, всестороннюю революционную борьбу за демократию. Они заявляли, что пролетариат нет нужды вести борьбу против национального угнетения, ибо социализм все равно уничтожит всякий гнет, в том числе национальный, и не понимали, что своею постановкой вопроса играют на руку великодержавному национализму, который в царской России представлял главное препятствие в борьбе пролетариата за социализм. Недаром доводы Люксембург, направленные против Ленина, подхватили ликвидаторы, отстаивавшие велико державную программу в национальном вопросе.

Левые радикалы заявляли, что большевистская постановка вопроса о различном направлении воспитательной интернационалистской работы у рабочих угнетающей и у рабочих угнетенных наций противоречива, и не понимали, что иного пути к интернационализму и к слиянию наций нот и быть не может. Они не понимали того, что социалистическая революция не одиночный акт, а целая эпоха, которая заполнена пролетарскими революциями и восстаниями угнетенных народов, что союз пролетариев передовых стран с народами колоний бесконечно расширяет фронт против империализма. Они видели в колониальном движении исторически реакционную силу и поэтому сводили пролетарскую революцию к европейским рамкам, суживая ее подлинно международный размах, Изоляция пролетариата от борьбы за демократию приводила таким образом "левых" к умалению и принижению исторической роли рабочего класса.


46 Сталин, Письмо в редакцию журнала "Пролетарская революция".

стр. 35

Национальный вопрос принадлежал к числу важнейших вопросов русской революции, которые были вместе с тем важнейшими вопросами международной революции. Борьба за признание права наций на самоопределение и за интернациональное единство рабочего класса, которую вели большевики в России, представляла собой "русское" применение той революционной марксистской "постановки национально-колониального вопроса, - вопроса об угнетенных нациях и колониях, об их освобождении, о путях свержения империализма, - за которую боролся большевизм па международной арене. Ни одна партия, ни одна партийная группа II Интернационала не дала правильной последовательно революционной пролетарской постановки национального вопроса. Ее дал только большевизм.

В нашей статье мы рассмотрели лишь один из этапов этой борьбы российского пролетариата - в эпоху, когда на очереди дня стояли задачи демократической революции, когда национальный вопрос составлял часть вопроса о демократической диктатуре пролетариата и крестьянства. После воины и особенно после Октябрьской революции национальный вопрос превратился в часть вопроса о пролетарской революции. Изучение его в этой связи должно составить тему особой работы. Здесь мы укажем лишь на то, что борьба пролетариата за уничтожение национального гнета в эту новую эпоху и та невиданная в истории человечества форма социалистического содружества пролетариев и крестьян разных; национальностей, которую представляет собой советская власть, были исторически подготовлены борьбой российского пролетариата в эпоху демократической революции.

Великие исторические итоги этой борьбы были обусловлены прежде всего тем, что партия революционного пролетариата, партия большевиков, на всех этапах революционной борьбы соединяла борьбу против капитализма о борьбой за демократические требования в самой решительной и последовательной их формулировке, что она всякое демократическое требование рассматривала в плане своей борьбы за социализм.

"Пролетариат России, - писал Ленин в 1916 г., - не может итти во главе народа на победоносную демократическую революцию, не требуя уже сейчас по шестью свободы отделения всех угнетенных царизмом наций от России. Мы требуем этого не независимо от нашей революционной борьбы за социализм, а потому что эта последняя борьба останется пустым словом, если не связать ее воедино с революционной постановкой всех демократических вопросов, в том числе и национального. Мы требуем свободы самоопределения, т. е. независимости, т. е. свободы отделения угнетенных нации не потому, чтобы мы мечтали о хозяйственном раздроблении и об идеале мелких государств, а, наоборот, потому, что мы хотим крупных государств и сближения, даже слияния наций, но на истинно демократической, истинно интернационалистской базе, немыслимой без свободы отделения. Как Маркс в 1869 г. требовал отделения Ирландии не для дробления, а для дальнейшего свободного союза Ирландии с Англией, не из справедливости к Ирландии, а ради интереса революционной борьбы английского пролетариата, так и мы считаем отказ социалистов России от требования свободы самоопределения нации в указанном нами смысле прямой изменой демократии, интернационализму и социализму".

В этом заключалась пролетарская постановка национального вопроса.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/О-ГЕГЕМОНИИ-ПРОЛЕТАРИАТА-В-БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-В-СВЯЗИ-С-ПРОГРАММОЙ-БОЛЬШЕВИЗМА-ПО-НАЦИОНАЛЬНОМУ-ВОПРОСУ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Е. Драбкина, О ГЕГЕМОНИИ ПРОЛЕТАРИАТА В БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СВЯЗИ С ПРОГРАММОЙ БОЛЬШЕВИЗМА ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/О-ГЕГЕМОНИИ-ПРОЛЕТАРИАТА-В-БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-В-СВЯЗИ-С-ПРОГРАММОЙ-БОЛЬШЕВИЗМА-ПО-НАЦИОНАЛЬНОМУ-ВОПРОСУ (дата обращения: 19.08.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Е. Драбкина:

Е. Драбкина → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
194 просмотров рейтинг
15.08.2015 (735 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Золото? Какое золото?
Каталог: Право 
22 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОРОДОВ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В XVI-XVII ВЕКАХ
Каталог: Строительство 
2 дней(я) назад · от Марк Швеин
БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ
2 дней(я) назад · от Марк Швеин
ПРОБЛЕМЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ В ЖУРНАЛЕ "KWARTALNIK HISTORYCZNY" ЗА 1970-1976 ГОДЫ
Каталог: История 
2 дней(я) назад · от Марк Швеин
Сущность пола и игра полов в Мироздании. The essence of sex and the game of sexes in the Universe.
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Л. А. ЗАК. ЗАПАДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Марк Швеин
"РОССИЙСКО-КУБИНСКИЕ И СОВЕТСКО-КУБИНСКИЕ СВЯЗИ XVIII-XX ВЕКОВ"
Каталог: Право 
6 дней(я) назад · от Марк Швеин
В. Ф. ПЕТРОВСКИЙ. АМЕРИКАНСКАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ КРИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ОРГАНИЗАЦИИ, МЕТОДОВ И СОДЕРЖАНИЯ БУРЖУАЗНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В США ПО ВОПРОСАМ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Марк Швеин
ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ от ПЕРВОИСТОЧНИКА известной ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА».Статья была НАПЕЧАТАНА 50 ЛЕТ НАЗАД в газете «Советская Белоруссия» в 1967г..........В статье ПРИВОДИТСЯ ОТ ПЕРВОИСТОЧНИКА ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ известной успешно ПРОВЕДЕННОЙ В НАЧАЛЕ 1944 ГОДА ПАРТИЗАНАМИ ОТРЯДА имени ЩОРСА ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА» по освобождению из немецкого плена воспитанников Полоцкого детдома..........На втором этапе операции приняли участие летчики 105-го отдельного авиаполка для осуществления переброски детей через линию фронта...Тогда СОВЕРШИЛ ПОДВИГ ЛЕТЧИК МАМКИН..........Освобождение почти 200 детей — ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ СЛУЧАЙ В ИСТОРИИ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ во время Великой Отечественной войны..........Эту ПРАВДИВУЮ ИНФОРМАЦИЮ от ПЕРВОИСТОЧНИКА ВАЖНО СОХРАНИТЬ для ПОТОМКОВ (ОТЕЦ был ОДНИМ из РАЗРАБОТЧИКОВ и УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ)..........Данное ПЕРВОЕ ОПИСАНИЕ от ПЕРВОИСТОЧНИКА становится КРАЕУГОЛЬНЫМ КАМНЕМ ИСТИННОЙ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Владимир Барминский
ДВИЖЕНИЕ БАЛАШОВЦЕВ
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Марк Швеин

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
О ГЕГЕМОНИИ ПРОЛЕТАРИАТА В БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СВЯЗИ С ПРОГРАММОЙ БОЛЬШЕВИЗМА ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK