Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7432
Автор(ы) публикации: О. ПЯТНИЦКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ВВЕДЕНИЕ

Условия, в которых развивалась политическая борьба рабочего класса в Москве в период Февральской революции, несколько отличались от тех условий, в которых под непосредственным руководством Центрального комитета партии большевиков, вел эту борьбу петроградский пролетариат.

Февральская революция застает рабочее движение в Москве не на том уровне классового развития, на котором оно находилось в Петрограде. Основные кадры петроградских рабочих составляли вполне классово-определившиеся пролетарии - металлисты и рабочие тяжелой промышленности, утерявшие в своем большинстве связь с деревней. В Москве же основная масса рабочих, преимущественно текстильщиков, еще пополняла свои ряды за счет крестьянства и медленнее чем в Петрограде освобождалась от мелкобуржуазных влияний. Правда, за период империалистической войны в характере московской промышленности произошли значительные изменения.

Текстильная промышленность по числу занятых в ней рабочих за годы войны сократилась на 9%, а по стоимости валовой продукции - на 19%. Наряду с этим в связи с обслуживанием нужд войны количество рабочих, занятых в металлообрабатывающей и химической промышленности, увеличилось почти вдвое. Однако эти изменения, если учесть удельный вес отдельных отраслей промышленности, не могли повлиять на основное различие в составе московского и петроградского пролетариата.

При повторных мобилизациях на фронт во время войны рабочие более высоких квалификаций, как известно, оставались на производстве, благодаря чему основные массы пролетариата пострадали от мобилизации в Петрограде меньше чем в Москве.

Этой особенностью состава пролетариата объясняется, между прочим, и замедленный по сравнению с Петроградом рост забастовочного движения в годы империалистической войны в Москве. Так, в 1916 г. из 58 тыс. рабочих, бастовавших в годовщину 9 января по всей России, на один только Петроград приходилось 45 тысяч. В октябрьской политической забастовке 1916 г. число забастовщиков по всей стране выросло до 181 тыс., причем и тогда петроградские рабочие шли значительно впереди всех, дав 139 тыс. бастующих пролетариев. Это соотношение, однако, несколько изменилось в пользу провинциального пролетариата во время январских забастовок 1917 года. Общее количество рабочих, бастовавших тогда исключительно по политическим причинам, достигло по всей России 162 тысяч. Петроград же дал в это время 95 тыс. забастовщиков1 . При этом на 44 предприятиях, работавших на оборону, в Петрограде в январе 1917 г. бастовало 88 тыс., а в Москве на 62 предприятиях бастовало 45 тыс. рабочих.


Первая глава из подготовленной к печати работы "Октябрь в Москве". Ряд следующих глав этой работы опубликован в "Историке-марксисте" NN 4 и 5 - 6 за 1935 год. - Ред.

1 "Архив истории труда в России". Кн. 6 - 7, стр. 188 - 189. Петроград. 1923.

стр. 14

Различие в условиях политической борьбы в Москве и Петрограде не исчезло и в начале Февральской революции. Как известно, свержение царского правительства произведено было силами передового пролетариата Петрограда и его гарнизона, что в свою очередь революционизировало и отсталые до того времени слои рабочих, создавая тем самым почву для их большевизации. На долю же Москвы выпало только устранение агентов царского правительства, застигнутых врасплох революционным переворотом и оказавшихся не подготовленными к сопротивлению.

В Москве в первые месяцы после Февральской революции влияние эсеров и меньшевиков даже на рабочих было заметно сильнее, чем влияние большевиков. Социал-соглашатели имели большинство в фабзавкомах, районных советах, солдатском и рабочем центральных советах. Только в профсоюзах позиции большевиков были очень крепки уже с первых дней Февральской революции.

В своем отрицательном отношении к Временному правительству широкие массы рабочих Петрограда шли в марте гораздо дальше рабочих Москвы. В Петрограде в апреле были уже демонстрации рабочих под лозунгами "Долой Временное правительство!" В Москве же в это время еще не было таких настроений среди рабочих и солдат, не было и демонстраций.

В июне на выборах в московскую городскую думу, в которых впервые могли участвовать широкие рабочие массы, подавляющее большинство голосов получили соглашатели; за большевиков было подано 75409 голосов, т. е. 11,8% всех поданных голосов; большевики получили на 998 голосов меньше чем меньшевики, на 33 тыс. голосов меньше чем кадеты и на 300 тыс. голосов меньше чем эсеры.

В мае 1917 г. московская партийная организация имела 10243 членов и в военной организации при Московском комитете - 389 членов.

В ряде пролетарских районов (Лефортовском, Басманно-Рогожском, Замоскворецком) парторганизации из-за отсутствия сил не имели связей с большим числом предприятий, в результате чего на этих крупнейших фабриках и заводах рабочие шли за эсерами, меньшевиками и объединенцами и посылали делегатами в советы соглашателей. На митингах и собраниях большевикам приходилось выступать против этих трех партий. На фабриках, заводах и в казармах большевикам приходилось вести тяжелую борьбу со сторонниками всех трех соглашательских партий, из которых эсеры и меньшевики открыто, блокировались в советах и выступали на массовых собраниях единым фронтом против большевиков. Большевики использовали все вопросы каждодневной борьбы на предприятиях (заработная плата, отпуски, сверхурочная работа, дороговизна, несвоевременная выплата заработной платы) и в казармах (плохая пища, отправка на фронт и т. д.), чтобы связать борьбу за эти требования с вопросами об отношении, к Временному правительству и империалистической войне.

Когда в июне эсеровско-меньшевистское большинство Всероссийского съезда советов запретило назначенную большевиками Петрограда на 10 июня демонстрацию, петроградские рабочие оказали такое давление на этот съезд, что он был вынужден сам назначить через 8 дней свою демонстрацию, которая на 90% прошла под большевистскими лозунгами: На Московский совет рабочих и солдатских депутатов, который запретил июньскую демонстрацию, такого давления со стороны рабочих и солдатских масс оказано не было. Митинги-демонстрации на площадях в районах Москвы состоялись 18 июня по решению Московского совета, по призыву московских большевиков, после того как петроградские рабочие уже добились устройства демонстраций.

Один из первых толчков в сторону большевиков был дан широким рабочим и солдатским массам наступлением на фронте, предпринятым Керенским при поддержке соглашательских советов. В дискуссиях с соглашате-

стр. 15

лями по этому вопросу большевики провели на многих фабриках, заводах и в казармах свои резолюции, добиваясь отзыва и переизбрания тех членов советов, которые поддерживали наступление. К июлю московская большевистская организация насчитывала уже 14 тыс. членов и значительно расширила свои связи с заводами. Солдаты гарнизона стали также открыто выражать сочувствие большевикам и, несмотря на то что ротные и полковые комитеты, захваченные эсерами и меньшевиками, всячески стремились не допускать выступлений большевиков, в казармах на собраниях солдаты часто добивались того, чтобы большевикам была предоставлена возможность говорить.

В июльские дни петроградский пролетариат, часть гарнизона и матросы Балтийского флота вышли на улицу, несмотря на прямое запрещение Петроградского совета. Это было стихийное выступление масс против Временного правительства, - за власть советов. ЦК и ПК партии большевиков не призывали к этому выступлению; лишь, после того как выяснилось, что предотвратить его нельзя, они стали во главе демонстрации с целью придать ей организованный, мирный характер. Демонстрации 3 - 5 июля являлись громадным успехом большевиков в революционной мобилизации масс на данном этапе. Вместе с тем это была последняя попытка со стороны революционного пролетариата путем манифестации побудить соглашательские советы взять власть в свои руки.

Появившиеся на сцену по всей стране после июльских дней контрреволюционные силы, организовавшиеся под покровительством эсеров и меньшевиков, стали играть особенно интенсивную роль в Москве. Буржуазная и эсеровско-меньшевистская пресса в Москве сделала все возможное, для того чтобы изобразить июльские события в Петрограде в извращенном виде. Соглашательский Московский совет запретил демонстрации и митинги под открытым небом.

Московский комитет партии большевиков назначил на 4 июля общегородскую демонстрацию на нынешней Советской площади. Московский совет запретил ее. Демонстрация началась с большим опозданием, причем на эту демонстрацию не удалось привлечь ни широких масс рабочих, ни большинства воинских частей. Только военные мастерские тяжелой осадной артиллерии из Лефортова пришли с пушками на Советскую площадь.

Мелкобуржуазные элементы: офицеры, юнкера, студенты, служащие и т. д., - подбодренные призывом Московского совета не участвовать в демонстрации, нападали на демонстрантов, преграждали им путь, пытались отнять у них знамена. На самой площади, на месте демонстрации, все они свистели, орали и ругали большевиков. Хлынувшая из Петрограда волна шовинистической клеветы на большевистскую партию и Ленина оказала в первые дни сильное влияние в Москве, отпугнув, отсталые рабочие и солдатские массы от большевиков. Создалось положение, когда в ряде случаев большевикам не давали говорить на фабриках, заводах и в казармах. Большевикам пришлось напрячь все силы, чтобы разоблачить ложь буржуазии и соглашателей и завоевать массы на свою сторону. Не было такого уличного митинга, летучей дискуссии на улицах, собраний на предприятиях и в казармах, где большевики не пытались бы выступить с разоблачением черносотенцев и соглашателей. Нередки были избиения и аресты большевистских агитаторов. В травле Ленина и всей большевистской партии особенно активно участвовали меньшевики, эсеры и объединенцы.

Однако уже во второй половине июля замечается значительный перелом в отношении масс к большевикам. Предпринятое Временным правительством наступление на фронте и результаты этого наступления, с одной стороны, неспособность правительства и поддерживающих его соглашательских партий привести какие-нибудь подтверждения тем обвинениям, которые они

стр. 16

выдвинули против большевиков, - с другой, сильно озлобили рабочих и солдат против соглашателей.

Близость фронта империалистической войны к Петрограду развязывала руки буржуазному Временному правительству по отношению к петроградскому гарнизону, поскольку Петроград был включен в прифронтовую полосу. Это привело к попыткам Временного правительства применить к гарнизону те же репрессии вплоть до смертной казни, которые правительство Керенского и корниловское командование установили для фронта. Москва не была включена в прифронтовую полосу. Поэтому ее гарнизон как тыловой был обязан только посылать пополнения на фронт и нести караульную службу. Таких фактов, как расстрел июльской демонстрации в Петрограде, многократные закрытая большевистских газет и разгром их типографий, аресты большевиков, Москва не знала не только до июльских дней, но и после них, вплоть до октября. Репрессии в Москве в отношении большевиков ограничивались тем, что им закрывался доступ в казармы воинских частей после июльских дней, временно запрещались митинги под открытым небом и т. д. Все это большевикам нетрудно было обойти.

В Москве, в отличие от Петрограда, Временное правительство не ставило, открыто вопрос о выводе гарнизона на фронт. Вопрос о выводе из Москвы частей гарнизона, которые наиболее резко выявляли свое большевистское настроение, разрешался московским командованием не прямо, а в порядке отправки их маршевыми ротами на фронт. Даже в середине октября московское командование не поставило прямо вопрос о выводе большевистски настроенных частей: оно издало приказ о расформировании шестнадцати пехотных запасных полков и сокращении остающихся полков наполовину. Но и этот приказ, изданный 15 октября, не был проведен в жизнь.

Социал-соглашатели, проводившие политику "гражданского мира" в Москве, пытались широко использовать различия политической обстановки Москвы и Петрограда. Меньшевики и эсеры, имевшие большинство в исполкомах советов рабочих и солдатских депутатов, всячески старались скрыть глубокие и совершенно неустранимые противоречия между ними и большевиками. В частности, они пытались препятствовать применению со стороны органов Временного правительства репрессий по отношению к московской большевистской печати. Эта политика меньшевиков и эсеров оказала определенное влияние на часть большевиков, постоянно работавших в Московском совете, несмотря на то, что московская большевистская организация в прессе, на фабриках, заводах и в казармах вела непрестанную борьбу с меньшевиками и эсерами, разоблачая их лицемерную, соглашательскую политику.

В Петрограде взаимоотношения между меньшевиками и эсерами, с одной стороны, и большевиками - с другой, были очень обострены и в совете.

Московские большевики на фабриках и заводах вели настойчивую кампанию за перевыборы меньшевистско-эсеровских фабзавкомов и переизбрание членов советов, идущих за меньшевиками и эсерами, а в казармах - за перевыборы ротных и полковых комитетов (исполком солдатских советов запретил переизбрание отдельных делегатов). Эта кампания имела своим результатом расширение и укрепление влияния московских большевиков.

Значительный перелом настроения масс в сторону большевиков обнаружился вполне определенно в связи с кампанией, которую московская партийная организация повела против Московского государственного совещания. Большевики могли показать рабочим и солдатам, что Временное правительство бежит из революционного Питера в Москву не для революционного, а для контрреволюционного, предательского дела, бежит в Москву

стр. 17

именно потому, что считает ее более пассивной, менее сознательной, легче поддающейся соглашательскому обману. В процессе подготовки всеобщей забастовки против государственного совещания выяснилось, до какой степени изменилось настроение на заводах, железных дорогах и в казармах за последний месяц. Так, на заводах Гужона, "Гном", "Богатырь", Доброва, Густава Листа и др., где до середины июля настроение рабочих было преимущественно за эсеров и меньшевиков, к началу августа произошел заметный перелом в пользу большевиков.

8 августа 1917 г. состоялось заседание Московского комитета большевиков с представителями от ячеек и райкомов по вопросу о формах протеста против Московского государственного совещания. На этом заседании представители райкомов и ячеек докладывали о настроениях рабочих и солдат. Вот некоторые выдержки из этих докладов. В Лефортовском районе (теперь Сталинский и Бауманский районы), завод Второва: "Раньше была большая травля, а теперь настроение в нашу сторону"; завод "Гном": "На собрании вынесли резолюцию против меньшевиков и эсеров". Басманно-Рогожский район: "Настроение стало лучше, рабочая масса стала сочувствовать нам". Общее положение в районе: "Настроение лучше стало: где раньше не давали говорить, сейчас настроение в нашу пользу, есть перелом". Железнодорожный район, Московско-курские мастерские: "Перелом в нашу сторону". Николаевская железная дорога: "Настроение наше". Казанская железная дорога: "После питерских событий перелом в нашу сторону. Беспартийная масса идет за нами". Типография железнодорожного узла: "Была большая травля, теперь настроение в нашу пользу". Северная железная дорога: "Общее положение за последнее время стало лучше". Сокольнический район, снарядные сокольнические мастерские: "Настроение изменилось в нашу пользу". Трамвайный парк: "После травли наших товарищей симпатии рабочих опять к нам". Завод Зингер: "Настроение хорошее". Завод "Богатырь": "Настроение лучше". Бутырский район, завод "Дукс": "Настроение лучше". Пресненский район: "За последнее время настроение лучше". Общий обзор военной организации: "Настроение стало лучше".

Настроение, таким образом, улучшилось во всех районах, на всех заводах и в казармах.

На основании этих докладов с мест Московский комитет решил подготовить и провести однодневную забастовку протеста против Московского государственного совещания. Подготовка к этой забастовке велась на фабриках и заводах, в профсоюзах, в районных советах. Рабочие массы высказывались за забастовку. Профсоюзы присоединились к этому решению. Совет рабочих и солдатских депутатов большинством 364 против 304 голосов высказался против забастовки. Состоявшаяся 10 августа общегородская конференция большевиков, с согласия совещания 41 правления профсоюзов, призвала рабочих Москвы к забастовке 12 августа, в день открытия Московского государственного совещания. На этот призыв отозвались до 400 тыс. московских рабочих и работниц. Остановилась вся жизнь в Москве. Грандиозная забастовка показала, что московские рабочие, наверстывая потерянные темпы, догоняют петроградский революционный пролетариат.

Однако окончательное разоблачение перед московскими рабочими и солдатами социал-соглашательских партий и изоляция этих партий от трудящихся масс последовали только после провала корниловского восстания.

Сравнительная запоздалость нарастания революционного движения в Москве и отставание его от бурных темпов нарастания революционного движения петроградского пролетариата и гарнизона до Октябрьского восстания имели определенное влияние на подготовку и ход восстания в Москве.

стр. 18

ПОДГОТОВКА ПАРТИЙНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ МОСКВЫ И ОБЛАСТИ К ОКТЯБРЬСКОМУ ВОССТАНИЮ

В момент резкого перелома событий, созданного корниловским восстанием, московские большевики напрягли все свои силы для революционной мобилизации рабочих и солдатских масс и организации отпора перешедшей в наступление контрреволюции.

В первые дни корниловского мятежа Московский комитет партии большевиков принял резолюцию, в которой стоящие на очереди боевые задачи сформулированы следующим образом:

"Задачей партии и пролетариата является при таких условиях техническая координация сил, направленных непосредственно для подавления корниловщины (вхождение в специальные боевые организации), критика половинчатости мелкобуржуазных социалистов, систематическое подталкивание их в сторону решительных мер и самостоятельной организации боевых центров рабочего класса. Основной линией поведения является линия по направлению к власти пролетарских организаций.

В качестве немедленных мер, для проведения которых должны быть использованы все средства, Московский комитет предлагал:

"1) Немедленное вооружение рабочих и солдат; 2) энергичные массовые аресты контрреволюционеров, в особенности центров кадетов и их военных организаций; 3) закрытие буржуазных газет и конфискация их типографий; 4) освобождение всех арестованных большевиков; 5) урегулирование продовольственной и жилищной нужды"1 .

Обращение Московского областного бюро РСДРП (б) ко всем партийным организациям области предлагает проводить ту же линию, которая была намечена им совместно с Московским комитетом, и дает подробные указания, как практически осуществлять эти директивы на местах. Областное бюро считает необходимым:

"1) организовать на местах в целях объединения революционных действий рабочих масс "рабочие центры" из представителей всех рабочих организаций (политических партий, советов, профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов и т. д.);

2) организовать массовые выступления (демонстрации, депутации и т. д.) в целях немедленного осуществления на местах: а) вооружения рабочих (Красная гвардия) и солдат; б) арестов главарей местных контрреволюционных организаций; в) закрытия органов буржуазной печати".

Наряду с этим обращение предлагает:

"организовать посылку депутаций от рабочих организаций и непосредственно от рабочих масс (фабрик и заводов) в московский "орган революционного действия" и в московское областное бюро советов с требованиями: а) немедленного повсеместного вооружения рабочих и солдат; б) энергичных массовых арестов контрреволюционеров и расформирования и разоружения контрреволюционных частей; в) закрытия буржуазных газет и конфискации их типографий; г) освобождения всех арестованных большевиков и интернационалистов; д) энергичного урегулирования продовольственной и жилищной нужды.

Организовать посылку депутаций от местных гарнизонов в те же учреждения (московский "орган революционного действия" и московское областное бюро Советов) с требованиями: а) выделения из местных гарнизонов определенных частей и посылки этих частей в Москву и на другие передовые и главные позиции борьбы с Корниловым; б) раскассирована "ударных батальонов" и "батальонов смерти" и замены их революционными частями; в) обновления командного состава сообразно со списками подлежащих устра-


1 "Социал-демократ" N 148 от 1 сентября 1917 года.

стр. 19

нению и рекомендуемых в качестве их заместителей лиц командного состава, составленными самими местными гарнизонами".

Призывы Московского комитета и Областного бюро партии встретили широкий отклик в массах. Партийные организации Московской (тогда Центрально-промышленной) области немедленно приступили к организации на местах "рабочих центров" из представителей всех рабочих организаций; начались повсеместные массовые выступления рабочих, требовавших для себя (Красная гвардия) и для солдат оружия, ареста главарей местных контрреволюционных организаций и закрытия буржуазной печати, поддерживавшей Корнилова. Одновременно в московский "орган революционного действия", в Областное бюро советов и в Московский совет стали являться десятки депутаций с предъявлением требований, выставленных в воззваниях московских руководящих организаций большевиков.

Под давлением масс, пришедших в движение при первом известии о корниловском заговоре, московские меньшевики и эсеры обратились 14 августа к большевикам с предложением образовать единый фронт в борьбе против контрреволюции. Большевики, прежде всего, потребовали от социал-соглашателей отмены репрессий против большевиков и отмены действовавшего с июльских дней постановления о том, что большевики не допускаются в казармы находящихся в Москве войсковых частей. Эти требования были удовлетворены, и большевистская фракция Совета послала своих представителей в советскую "шестерку действия", организованную Московским советом из представителей трех его фракций. В состав этого органа входили по два представителя от каждой фракции: от меньшевиков - Хинчук и Матвеев; от эсеров - Гавронский и Шубников; от большевиков - Ногин и Муралов. Эта "шестерка действия" начала агитационную кампанию разоблачения заговорщиков и организовала постоянное дежурство своих членов в Совете.

29 августа, когда Корнилов уже выступил, пленум Московского совета рабочих и солдатских депутатов вместе с исполкомом Совета крестьянских депутатов единогласно постановил создать орган "революционного действия для подавления контрреволюции" под названием "девятки", просуществовавшей до 6 сентября. В состав этого органа ("временного комитета по борьбе с контрреволюцией") вошли представители Московской городской управы, заместитель комиссара Временного правительства, прокурор Московской судебной палаты, командующий войсками Московского военного округа и по два представителя от каждого из московских советов: рабочих депутатов - Хинчук и Ногин, солдатских депутатов - Муралов и Маневич и крестьянских депутатов - Павлов и Виткович.

Эти органы были созданы для борьбы против Корнилова, и представители большевистской фракции московских советов входили в них исключительно для технической координации, в целях лучшей организации отпора корниловцам. Представитель большевистской фракции заявил на пленуме советов по поводу создания этого органа, что большевики "входят в девятку" не для выражения доверия Временному правительству, не для защиты или охраны этого Временного правительства, а исключительно в целях "технического соглашения по борьбе с надвигающейся диктатурой Корнилова"1 . Этот же пленум советов принял резолюцию, в которой требовал от Временного правительства прекращения репрессий против большевиков во всей России.

По вопросу о целесообразности вхождения московских большевиков в "девятку" обнаружились разногласия между членами Московского комитета, Московского окружного комитета и Московского областного бюро РСДРП (б). Решение войти в "орган революционного действия по борьбе с контрреволюцией" было принято на совместном заседании этих трех партийных орга-


1 "Социал-демократ" N 147 от 31 августа 1917 года.

стр. 20

нов против голосов членов Областного бюро. Возражения против вхождения в "девятку" основывались главным образом на опасении, что участие в ней даже для "технического" соглашения по борьбе с диктатурой Корнилова может на деле скатиться к соглашениям с меньшевиками и эсерами, к ослаблению работы по изоляции этих партий от масс. Действительность показала, что московские большевики избежали этой ошибки. Это подтверждается тем бесспорным фактом, что еще никогда московские большевики не выступали так резко против меньшевиков и эсеров, что никогда рабочие не отзывали из советов столько меньшевиков и эсеров, как в корниловские дни; под влиянием этой агитации большевиков широкие рабочие и солдатские массы увидели ясно, что меньшевики и эсеры принесли Корнилова на своих плечах.

Формулированные в воззваниях Московского комитета и Областного бюро партии требования поддержали не только делегации отдельных фабрик и заводов, но и представители общегородского совещания фабрично-заводских комитетов Москвы, которые, явившись на заседание исполнительных комитетов московских советов 31 августа, настойчиво потребовали немедленного разрешения вопросов о вооружении рабочих, об аресте и предании суду генералов-контрреволюционеров и о закрытии буржуазной печати.

Пленум исполнительных комитетов, в котором большевики были в меньшинстве, вынужден был, однако, под давлением этих делегаций избрать комиссию, в которую вошли по два представителя от каждой фракции Совета рабочих и Совета солдатских депутатов и по одному представителю от исполкомов всех районных советов рабочих депутатов (районных советов солдатских депутатов в Москве не было) для разработки вопросов о создании дружин рабочей Красной гвардии, о способе их вооружения и о реорганизации милиции.

3 сентября исполнительный комитет советов утвердил разработанный комиссией устав Красной гвардии, а 4 сентября большевистская часть президиума исполкома разослала этот устав в районы, предложив немедленно приступить на основе этого устава к организации дружин и штабов с выделением делегатов в центральный штаб.

Однако в результате саботажа со стороны исполкома Совета солдатских депутатов, находившегося в руках эсеров, формальное утверждение того устава пленумами советов состоялось только накануне Октябрьского переворота (24 октября). Этот явный саботаж эсеров хотя и не мог сорвать организации Красной гвардии в районах, но, задержав вооружение красногвардейцев, существенно повлиял на подготовку вооруженного восстания, так как оружие Красной гвардии было выдано в порядочном количестве только в самые дни октябрьских боев.

Костяк московской Красной гвардии составляли большевистские боевые дружины, организовавшиеся в первые дни Февральской революции (см. протокол Московского комитета от 14 апреля).

Меньшевики и эсеры не только саботировали решение о вооружении рабочих и создании Красной гвардии: они взяли также обратно разрешение на доступ в казармы приходящим извне большевикам. Такое быстрое нарушение соглашателями принятых ими на себя обязательств было вызвано тем, что московские большевики сумели не только быстро завоевать сочувствие масс своей программой и борьбой с Корниловым, но и организационно закрепить это растущее влияние на заводах и в казармах. С другой стороны, разгром корниловщины дал соглашателям возможность оправдывать свою тактику тем, что, так как с Корниловым покончено, то нет нужды идти на какие-либо уступки большевикам. Но соглашатели упустили при этом из виду, что именно в эти корниловские дни революционная мобилизация масс большевиками далеко двинулась вперед: к большевикам пошли широкие массы рабочих и солдат.

стр. 21

Московские и областные большевистские организации, приостановившиеся после июльских событий в своем росте под влиянием репрессий, начали, снова расти после раскрытия корниловского заговора и в процессе борьбы с этим заговором. К концу сентября вновь возродились даже те организации, которые после июльских дней прекратили свое существование. Так, например, в Александровском уезде, Владимирской губ., где ряд большевистских организаций распался под ударами террора, массы вновь потянулись к большевизму, организовав ячейки, объединившиеся в районный центр. Еще показательнее то, что происходило в Рязанской и Тамбовской губерниях, где, за исключением промышленного Егорьевска, у большевиков почти не было никаких связей. Тем не менее, в сентябре - октябре в этих губерниях, считавшихся твердынями меньшевиков и эсеров, появились большевистские организации, влияние большевиков в советах стало крепнуть с каждым днем, соглашательские же организации начали разваливаться.

В Москве этот процесс большевизации масс получил свое оформление в голосовании пленума московских советов 5 сентября: впервые в Москве депутаты и рабочего и солдатского советов отдали большинство голосов за программную большевистскую резолюцию. Приводим ее целиком:

"1) Восстание Корнилова против революции и народа с несомненностью обнаружило стремление империалистической буржуазии и помещичьих групп, поддерживающих этот заговор, к открытому захвату власти.

2) Политика соглашательства и безответственности привела к тому, что верховное командование и аппарат государственной власти были превращены в орудие заговора против революции.

3) Временное правительство, построенное на принципе соглашательства и уступок, в процессе ликвидации восстания обнаружило не только полную растерянность, но вступило вместо борьбы с контрреволюцией на путь соглашения с ней. Единственной силой, которая пыталась сколько-нибудь бороться с заговором, была революционная демократия; но поскольку она принимала решительные меры борьбы с заговором, она приходила к конфликту с Временным правительством.

4) Нерешительность и соглашательство центрального исполнительного комитета вновь привели к созданию безответственного министерства с Керенским во главе. Несмотря на то, что борьба с заговором расшатала основы власти империалистической буржуазии, весь государственный аппарат находится до сих пор в ее руках; остался в полной неприкосновенности режим репрессий и исключительных законов; не только не выпущены из тюрем революционеры и не отменены приказы о закрытии органов рабочей печати, но Временное правительство вновь закрыло в Петрограде социал-демократические газеты "Новую жизнь" и "Рабочий".

Единственным ответом на эту политику может быть лишь решительная борьба за завоевание власти из представителей пролетариата и революционного крестьянства. Как проектируемое на 12 сентября совещание в Петрограде, так и всякие другие совещания и съезды демократии - ив первую голову второй съезд советов - должны быть использованы революционной демократией для завоевания такой власти, в основу деятельности которой должно быть вложено следующее: во-первых, установление демократической республики; во-вторых, немедленная отмена частной собственности на помещичью землю без выкупа и передача ее в заведывание крестьянских комитетов, впредь до решения Учредительного собрания, с обеспечением беднейших крестьян инвентарем; в-третьих, введение рабочего контроля в общественном масштабе над производством и распределением. Национализация важнейших отраслей промышленности, как то: нефтяной, каменноугольной, металлургической, беспощадное обложение крупных капиталов и имуществ и конфискация военных прибылей в целях спасения страны от хозяйственной разрухи, введение твердых цен на предметы первой необходимости;

стр. 22

в-четвертых, объявление тайных договоров недействительными и немедленное предложение всем народам воюющих государств всеобщего демократического мира. В качестве немедленных мер должно быть декретировано:

1) немедленное вооружение рабочих и организация Красной гвардии;

2) прекращение всяких репрессий, направленных против рабочего класса и его организаций, немедленная отмена смертной казни на фронте и восстановление полной свободы агитации всех демократических организаций; в армии - очищение армии от контрреволюционного командного состава;

3) выборность комиссаров и других должностных лиц местными организациями;

4) осуществление на деле прав наций, живущих в России, на самоопределение, в первую очередь удовлетворение требований Финляндии и Украины;

5) роспуск Государственного совета и Государственной думы, немедленный созыв Учредительного собрания;

6) уничтожение всех сословных (дворянских и прочих) преимуществ, полное равноправие граждан.

Осуществление этой платформы возможно лишь при разрыве с политикой соглашения и при решительной борьбе широких народных масс за власть советов рабочих и солдатских депутатов". Принятие этой резолюции вынудило социал-соглашательское большинство в исполкомах и президиумах обоих советов подать в отставку. Состав обоих этих исполнительных комитетов уже не соответствовал соотношению партийных сил в самих советах, так как эти исполкомы были образованы на основе паритетного представительства фракций (по 20 представителей от каждой из 3 фракций: большевиков, меньшевиков и эсеров) еще при самом образовании совета. Между тем все время рабочие массы в порядке перевыборов заменяли меньшевистских и эсеровских делегатов рабочего совета большевиками.

Состоявшиеся 19 сентября перевыборы исполнительных комитетов обоих советов были произведены по настоянию большевиков на началах пропорционального представительства фракций и дали большевикам подавляющее большинство в исполнительном комитете Совета рабочих депутатов (32 большевика, 16 меньшевиков, 9 эсеров и 3 объединенца).

Но в исполнительном комитете Совета солдатских депутатов в большинстве, хотя и не абсолютном, снова оказались эсеры, получившие 26 мест; большевики получили 16 мест, меньшевики - 9 и беспартийные - 9. Такой результат перевыборов был возможен только потому, что Совет солдатских депутатов еще имел тот же состав, какой был избран в первые дни Февральской революции." Требования солдатских масс, общих собраний солдат отдельных частей и большевистской фракции Совета о перевыборах Совета солдатских депутатов встречали сопротивление со стороны эсеровского исполнительного комитета. Эти перевыборы состоялись только после Октябрьского переворота. Таким образом, Совет солдатских депутатов продолжал оставаться в руках эсеров и меньшевиков, несмотря на то, что низовые солдатские комитеты (ротные и отчасти полковые) были переизбраны во всех (кроме 1-й запасной артиллерийской бригады) воинских частях. То, что Совет солдатских депутатов в дни непосредственной подготовки вооруженного восстания и во время самого восстания оставался в руках злостных противников перехода власти к советам, не могло не оказать серьезного влияния на темп развития боевых действий против Временного правительства. Наиболее яркую картину обострения кризиса и сдвига в сторону большевиков пролетарских и полупролетарских масс Москвы дали муниципальные выборы в районные думы 24 сентября.

Сопоставление числа поданных на этих выборах голосов по партиям с числом голосов на июньских выборах в общегородскую думу дает следующую картину.

стр. 23

В то время как в июньских выборах в Городскую думу участвовало почти две трети всех избирателей, в сентябрьских выборах в районные думы участвовала только одна треть (35%). Уменьшение в два раза активности избирателей произошло, главным образом, за счет мелкой буржуазии, в июне доверявшей меньшевикам и эсерам, а к сентябрьским выборам потерявшей всякое доверие к социал-соглашательским партиям. Отойдя уже от социал-соглашательских партий, но, еще не решаясь сделать поворот в сторону сплочения вокруг пролетариата и большевиков, эти слои мелкой буржуазии предпочла совсем уклониться от участия в политической борьбе. Поэтому на выборах в районные думы борьба шла в основном между партией буржуазии - кадетами - и партией пролетариата - большевиками.

В результате большевики получили на этих выборах 49,3% всех поданных голосов, кадеты - 26%, эсеры - 14,6%, меньшевики - 4,3%, беспартийные - 5,8%. Таким образом, число голосов, поданных за большевиков на этих выборах, увеличилось по сравнению с июньскими выборами почти в 2 1/2 раза (175 тыс. голосов); кадеты получили 92,3 тыс. голосов против 109 тыс. в июне, эсеры - 51,8 тыс. голосов против 375 тыс. в июне, меньшевики - 15,3 тыс. голосов против 76 тыс., поданных в июне.

Особенно сильный сдвиг выявили выборы в районные думы в солдатских массах, отдавших большевикам 90% своих голосов. В некоторых воинских частях процент поданных за большевиков голосов был еще выше: например в мастерских тяжелой осадной артиллерии из 2347 голосов за большевиков было подано 2286, т. е. около 97,5%. Такой сдвиг среди солдат, будучи непосредственным результатом агитационной и организационной работы, которую, вопреки всем препятствиям, вело в гарнизоне военное бюро при Московском комитете большевиков, вместе с тем отражало усиливающееся революционизирование трудящихся масс крестьянства.

В первые месяцы революции партийная работа большевиков в деревне была поставлена слабо, в особенности в тех земледельческих районах, где крестьянство находилось под влиянием эсеров, и крестьянская беднота оставалась совершенно неорганизованной. Московское областное бюро партии совместно с военным бюро при Московском комитете решило для лучшей организации деревни объединить городских рабочих и солдат в землячества, используя их для руководства работой в деревне. Таким образом, связям отдельных рабочих и солдат с деревней, ездивших туда на побывку, был придан организованный характер.

В Московской области, как и во всей стране, эсеры не только уговаривали крестьян ждать разрешения земельного вопроса Учредительным собранием, но и участвовали непосредственно в карательных экспедициях, снаряжаемых Временным правительством для подавления крестьянских восстаний.

По далеко не полным данным официальных "Ведомостей о численности и роде правонарушений" главного управления по делам милиции, из общей суммы зарегистрированных "земельных нарушений" на долю 14 губерний Московской области за 7 месяцев Февральской революции падает больше одной трети всех случаев по России (34,7%). Распределение крестьянских выступлений по месяцам показывает динамику этого движения в 1917 г. по всей России и в частности в 14 губерниях Московской области (в процентах):

России и в частности в 14 губерниях Московской области (в процентах):

 

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Сентябрь

Итого за 7 месяцев

Вся Россия

1,1

9,2

15,6

22,6

21,0

14,1

16,4

100

Московская область

0,2

6,3

7,7

16,2

29,8

18,3

21,5

100

стр. 24

Из этой таблицы видно, что если аграрные выступления по всей России достигают количественно наибольшего напряжения в июне, то для Московской области наивысший показатель дает июль. Это объясняется, отчасти, более поздней уборкой хлебов в Московской области по сравнению с южным хлебородным районом. В августе под влиянием репрессий Временного правительства число выступлений и по всей России и по Московской области падает. В сентябре число крестьянских выступлений снова увеличивается, хотя правительственные репрессии не ослабевают; это значит, что, становясь, все более революционным, крестьянское движение развивается, несмотря на эти репрессии.

Еще отчетливее выступает этот процесс в Московской области. Если Московская область в течение марта - июня отставала в темпах нарастания аграрного движения, то в июле - сентябре удельный вес области в аграрном движении, по сравнению со всей страной, значительно возрастает. Меняется также и характер самих выступлений. За первые пять месяцев наблюдается рост движения, которое отнесено главным управлением милиции под рубрику "организованного", т. е. движения, которое тормозилось эсерами. Так, на 100 случаев неорганизованного движения на долю "организованного" приходится: в марте - 6; в апреле - 33; в мае - 67; в июне - 86; в июле - 120.

Падающее до июля число разгромов помещичьих имений после июля повышается. Это свидетельствует о потере крестьянством доверия к Временному правительству и поддерживающим его социал-соглашательским партиям и о переломе в политическом настроении крестьян.

В августе наблюдается уменьшение числа случаев крестьянского движения. Этот успех Временного правительства кажущийся: в связи с действиями карательных отрядов движение начало идти на убыль только количественно. Но наряду с падением числа выступлений отмечается резкое падение "организованности" движения. Если в июле на каждые 100 случаев неорганизованного приходилось 120 случаев "организованного" движения, то в августе на каждые 100 случаев неорганизованного приходится лишь 62 случая "организованного" движения. Рост стихийного аграрного движения свидетельствовал о падении влияния партии эсеров, стремившейся затормозить это движение, убеждая крестьян отсрочить разрешение вопроса о земле до Учредительного собрания.

Таким образом, к концу сентября в Московской области определился в решающей степени рост крестьянских восстаний, о которых Ленин именно тогда (29 сентября 1917 г.) в статье "Кризис назрел"1 писал, что при существовавших в России условиях они являются симптомом того, что наступает переломный момент революции.

Выше мы видели, что к этому времени в Московской области назрел ряд других решающих симптомов, показывающих, что большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки: принятие объединенным пленумом московских советов рабочих и солдатских депутатов большевистской резолюции о необходимости "решительной борьбы за завоевание власти из представителей пролетариата и революционного крестьянства" (5 сентября); переход низовых солдатских комитетов в руки большевиков; победа на сентябрьских выборах в районные думы большевиков, получивших половину всех поданных голосов, в том числе 90% солдатских голосов.

Все говорило за то, что пролетарская революция переходит из периода мобилизации сил в период штурма и непосредственной борьбы за власть.

Во второй половине сентября в Москве было получено историческое письмо Ленина от 12 - 14 сентября "Большевики должны взять власть". Письмо исходило из того, что, "получив большинство в обоих столичных Советах Рабочих и Солдатских Депутатов, большевики могут


1 Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 235.

стр. 25

и должны взять государственную власть в свои руки... Вопрос в том, чтобы задачу сделать ясной для партии: на очередь дня поставить вооруженное восстание в Питере и в Москве (с областью), завоевание власти, свержение правительства... Взять власть сразу и в Москве, и в Питере (неважно, кто начнет; может быть, даже Москва может начать), мы победим, безусловно, и, несомненно"1 .

Задача вооруженного восстания была, таким образом, поставлена на очередь дня.

В связи с этим пленум Московского областного бюро большевиков принял 21 - 28 сентября резолюцию, в которой борьба за власть объявляется важнейшей задачей дня. В резолюции говорится:

"В условиях настоящего момента политическая борьба переносится из всяких представительных учреждений на улицу. Важнейшей задачей дня является борьба за власть, которая в условиях настоящего времени начинается неизбежно с борьбы на местах с продовольственной, жилищной и хозяйственной разрухой".

Партия пролетариата, идя навстречу массовому, стихийному, все нарастающему движению, должна была немедленно приступить к организации и оформлению этого движения в решительный революционный акт, направить его в русло борьбы за власть советов в масштабе всей страны. Поэтому пленум Областного бюро большевиков призывал к созданию в крупных промышленных городах боевых центров, к установлению между ними тесной связи и к немедленному созыву Всероссийского съезда советов, на котором большевики потребуют перехода всей власти в руки советов, передачи всей земли народу, немедленного заключения перемирия и предложения демократического мира всем воюющим странам2 .

Полученная в начале октября статья Ленина "Кризис назрел", VI глава которой предназначалась для раздачи членам ЦК, ПК, МК, указывала на то, что "в ЦК и в верхах партии есть течение или мнение за ожидание съезда Советов, против немедленного взятия власти, против немедленного восстания"3 . Это течение, расходившееся с Центральным комитетом, который во главе с Лениным отстаивал необходимость восстания, возглавлялось штрейкбрехерами Октября Каменевым и Зиновьевым. С этим течением солидаризировались Рыков и Ногин. Еще на апрельской конференции партии Каменев, выступая против Ленина и Сталина, делал доклад по поручению небольшой группы, в которую входила часть московской и московской окружной делегации: тт. Ногин, Рыков, Смидович и др.4 . Часть большевистской фракции Московского совета (Е. Н. Игнатов, Орехов-Маликов, К. Г. Максимов, Г. Н. Карзинов, Ратехин, Вознесенский, Буровцев и др.), которая шла за Рыковым и Ногиным, пыталась противопоставить большевистскую фракцию исполкома Совета рабочих депутатов Московскому комитету партии, и после октябрьской победы5 .

Еще до корниловских дней (в мае) Московский комитет в целях борьбы с этим течением направил для работы в Московский совет рабочих депутатов тт. Г. И. Ломова-Оппокова, А. С. Бубнова, Г. А. Усиевича, Н. И. Бухарина и др.

Письма В. И. Ленина обсуждались руководящими работниками московских партийных организаций и членами Областного бюро партии.


1 Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 193 - 194.

2 См. резолюции пленума Областного бюро РСДРП (б) 27 - 28 сентября 1917 г. в архиве Московского комитета.

3 Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 240.

4 См. примечание 136 к т. XX, соч. Ленина, стр. 650 - 651.

5 Отвечая на вопрос, подчиняется ли фракция советов Московскому комитету, тов. Игнатов заявил: "Бюро фракции доводит до сведения фракции о решениях МК. Но фракция может и не подчиняться" (см. протоколы Московского комитета от 13 ноября 1917 года).

стр. 26

Одно из совещаний, на которых обсуждались вопросы, поставленные Лениным, происходило на квартире В. А. Обуха в Мертвом переулке. Участвовали Н. И. Бухарин, М. Ф. Владимирский, О. А. Пятницкий, А. И. Гусев, Н. Н. Зимин, Ем. Ярославский, Г. И. Ломов-Оппоков, В. М. Лихачев, В. А. Обух, В. В. Осинский-Оболенский, В. М. Смирнов, В. Н. Яковлева и др.1 . На совещании выявились две точки зрения. Одна из них, поддерживаемая О. А. Пятницким, заключалась в том, что Москва не может взять на себя почина выступления, но она может и должна поддержать выступление, когда оно начнется в Петрограде. Сторонники этого мнения приводили в основном следующие аргументы: во-первых, рабочие Москвы слабо вооружены; во-вторых, у Московского комитета слишком слаба связь с гарнизоном, в то время как президиум и исполнительный комитет Совета солдатских депутатов находятся в руках эсеров и меньшевиков; наконец, сам гарнизон недостаточно вооружен.

Противоположного взгляда придерживались члены Областного бюро Г. И. Ломов-Оппоков, В. В. Осинский-Оболенский и др. Они исходили из того, что при расхлябанности московских военных органов достаточно небольшого боевого кулака, чтобы обеспечить успех восстания.

Большинство собрания согласилось с мнением, что начать выступление в Москве невозможно.

Кроме совещания на квартире В. А. Обуха происходил ряд подобных совещаний руководящих работников Областного бюро и Московского комитета партии, на которых подвергались обсуждению те же вопросы об организации борьбы за переход власти к советам, причем обнаруживались, в общем, те же разногласия между работниками из Областного бюро, с одной стороны, и руководящими московскими работниками, непосредственно связанными с рабочими и солдатскими массами Москвы, - с другой. Однако, независимо от того, что большинство руководящих московских товарищей высказалось против того, чтобы Москва начала восстание, вся работа Московского комитета, как и Московского областного бюро партии, после обсуждения сентябрьского письма В. И. Ленина пошла по линии подготовки к организации восстания. Что касается широких рабочих и солдатских масс, то все более выяснялось, что они за захват власти советами, за вооруженное восстание.

Районные комитеты партии энергично развернули работу по созыву Всероссийского съезда советов, как этого требовало постановление Московского комитета и пленума Областного бюро партии от 27 - 28 сентября. Насколько быстро эти лозунги большевиков подхватывались массами, особенно ясно видно по постановлениям профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов, войсковых частей и т. д. Так, состоявшийся 1 октября областной съезд рабочих по обработке стекла и фарфора, представляющий 40 тыс. рабочих, требовал "немедленного вооружения всех рабочих для войны с контрреволюцией, которая покушается на нашу свободу, и созыва Учредительного собрания в назначенный срок без всякого промедления". Такие же постановления выносились и другими профессиональными организациями, а также и отдельными предприятиями (фабрика Котова и др.) и волостными земствами Московской области (собрание Осеевского волостного земства Московской губернии). Так, 2 октября Пресненский и Басманный районные советы в совместных заседаниях с фабрично-заводскими и ротными комитетами присоединились к решению пленума московских советов от 28 сентября, призвавшего рабочих и солдат мобилизовать все силы для предстоящей борьбы за передачу всей власти советам. Пресненский районный совет в своей резолюции "настаивает на немедленном созыве


1 Не удалось установить точно имена всех участников. В разных воспоминаниях приводятся разные имена.

стр. 27

съезда советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который должен разрешить вопрос о переходе власти в руки советов".

11 октября в Политехническом музее собралась московская общегородская партийная конференция, на которой были заслушаны доклады Н. А. Семашко о 3-й циммервальдской конференции, В. В. Осинского-Оболенского - о хозяйственной катастрофе и В. М. Смирнова - о борьбе с холодом и голодом. На основе решений, принятых по этим докладам, партийные организации развернули интенсивную агитационную и организационную работу. В результате этой работы состоявшаяся 16 октября 2-я конференция фабрично-заводских комитетов Москвы и Московского уезда приняла решения, в основном совпадающие с резолюциями Московского областного бюро и Московского комитета по текущему моменту и о хозяйственной разрухе. К тому времени подавляющее большинство фабрично-заводских комитетов на предприятиях Москвы и Московского уезда состояло из большевиков. В президиум конференции были избраны семь большевиков и только по одному меньшевику и эсеру. Докладчиками выступали большевики (Н. И. Бухарин, В. В. Осинский). В резолюции, принятой конференцией по докладу Н. И. Бухарина о текущем моменте, говорится:

"1) Необходим немедленный переход всей власти в руки советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов для передачи земли крестьянским земельным комитетам, установление рабочего контроля, ликвидация войны на почве демократического мира, реорганизация продовольственного дела.

2) Советы должны теперь же своей властью декретировать удовлетворение рабочих в тех отраслях труда, где в настоящее время назревает стачка.

3) Советы должны открыть закрытые локаутчиками предприятия и воздействовать на локаутчиков всеми мерами принуждений.

4) Московские советы должны послать своих делегатов в Киев, Харьков, Сибирь для координации действий против калединцев и для обеспечения центра хлебом и углем.

Со своей стороны конференция заявляет, что мероприятия советов в данном направлении будут поддерживаться всей силой представленного на конференции организованного пролетариата".

По докладу В. В. Осинского конференцией приняты резолюции об обмене предметов промышленности и сельского хозяйства и о мерах борьбы с хозяйственной разрухой. Согласно первой резолюции, "для восстановления правильного обмена между сельским хозяйством и промышленностью помимо прекращения войны, перехода власти в руки революционных классов и осуществления ими контроля над производством необходимы следующие конкретные меры: 1) демобилизация промышленности, производящей сырье и средства производства (особенно же вырабатывающей средства сельскохозяйственного производства: железо, машины, гвозди и пр.), а также предметы крестьянского потребления (ситец, кожи и др.); 2) направление в эти отрасли наибольшего количества свободных технических средств и рабочих рук с целью возможно большего расширения производства в этих отраслях; 3) передача в связи с прекращением войны в руки крестьян перевозочных средств (телег, лошадей) и пригодных к употреблению в сельском хозяйстве предметов, находящихся в распоряжении военного ведомства, а также разгрузка интендантских запасов в обмен на продукты сельского хозяйства".

Вторая резолюция заключает в себе требования: "немедленной национализации промышленности, добывающей топливо, планомерной организации производства и перехода в распоряжение революционной власти крупных предприятий и всех предприятий, объявляющих тайный или явный локаут; объединения больших предприятий в крупные производственные еди-

стр. 28

ницы и принудительное синдицирование мелких предприятий под контролем революционной власти; введения государственных монополий на сырье и продукты первой необходимости, введения на них правильной системы твердых цен; выработки и проведения в жизнь общегосударственного плана массовой заготовки сырья и предметов первой необходимости; организации обмена городских товаров на продукты сельскохозяйственного производства через посредство экономических и продовольственных органов, стоящих под контролем советов; принудительного финансирования производства в связи с введением контроля над банками; повышения производительности труда рабочих путем выработки профессиональными союзами норм производительности и введения пролетарского самоконтроля на предприятиях, находящихся в ведении революционной власти".

Обе эти резолюции заканчиваются утверждением, что "указанные меры могут быть проведены в жизнь лишь правительством советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов"1 .

Эти резолюции, таким образом, намечают программу практических мероприятий, которую должна осуществить советская власть после захвата власти, программу, продиктованную организованными пролетарскими массами Москвы.

Принимая эти решения, фабрично-заводские комитеты опирались и на решения профсоюзов, находившихся уже целиком (за исключением союза печатников, где засели меньшевики) под руководством большевиков. Так, уже упоминавшийся выше областной съезд рабочих по обработке стекла и фарфора в резолюции по текущему моменту требовал "немедленного вмешательства государства в хозяйственную жизнь страны, осуществляемого путем планомерного регулирования и контроля над производством" при самом деятельном участии профессиональных союзов, которые, однако, как боевые организации отнюдь "не могут брать на себя административно-хозяйственных функций на производстве".

Приступив к организации сил для непосредственной борьбы за власть, Московский комитет в целях революционной мобилизации масс развернул кампании - жилищную, продовольственную, общехозяйственную, - наметив ряд конкретных революционных мероприятий, с которыми массы должны обратиться к советам.

В постановлениях Московского комитета, принятых по этому вопросу 7 октября2 , еще до конференции фабрично-заводских комитетов, говорится:

"Советы должны проводить эти меры явочным порядком, путем декретов, захватывая таким способом и власть. Один из крупных конфликтов на этой почве поставит и заставит советы решить вопрос о захвате центральной власти.

Для объединения и согласования действий, для придания движению общероссийского характера, Московский комитет считает необходимым соглашение советов Москвы и Петербурга и посылку комиссаров в провинции (Харьков, Киев, Екатеринослав)".

Постановление Центрального комитета о восстании (от 10 октября) и октябрьское письмо Ленина (от 3 - 7 октября) Московскому и Петроградскому комитетам большевиков ("если нельзя взять власть без восстания, надо идти на восстание тотчас же") горячо обсуждались всем активом московской организации.

Одновременно с этим было получено заявление штрейкбрехеров Каменева и Зиновьева, обращенное в ЦК, ПК, МК и к фракциям советов, в котором во главу угла ставится "оборонительная позиция", отказ от вооружен-


1 "Известия Московского совета рабочих депутатов" NN 189 и 191 от 17 и 19 октября 1917 года.

2 См. "Октябрь в Москве", стр. 139.

стр. 29

ного восстания и ожидание созыва Учредительного собрания, в котором большевикам надлежит играть роль "сильной оппозиционной организации". Московская организация большевиков без колебаний отвергла предложение штрейкбрехеров и изменников партии, считая, что оно, безусловно, привело бы к укреплению коалиционного буржуазно-демократического парламентского правительства и к гибели революции.

С решением Центрального комитета партии о вооруженном восстании все споры о том, может ли Москва начинать восстание или нет1 , своевременно оно или нет, прекратились. Этим самым были устранены главные разногласия, которые имели место между руководящими работниками Московского комитета и Областного бюро партии.

Московский комитет и Московское областное бюро партии приступили к разработке мер по захвату власти советами. 19 октября Московское областное бюро, по докладу возвратившейся из Петрограда В. Н. Яковлевой, без прений целиком присоединилось к вынесенному 10 октября постановлению Центрального комитета партии, что "вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело", что необходимо "с этой точки зрения обсуждать и разрешать все практические вопросы", и разослало на места следующие указания:

1. При разрешении назревающих на местах конфликтов о выводе войск, разоружении гарнизонов и пр. местным организациям предлагалось отказаться от практиковавшегося до сих пор компромиссного их разрешения с тем, чтобы доводить их до конфликта с представителями центральной власти, избегая все же кровавых столкновений, которые допустимы лишь в условиях и в интересах общего наступления.

2. В тех местностях области, где власть фактически уже принадлежала советам, местные организации должны вести кампанию за провозглашение власти советов, власти в данной местности, не допуская все же кровавых столкновений.

3. На местах предложено создавать рабочие центры по типу, рекомендованному Областным бюро в корниловские дни. Крупные местные организации должны послать своих представителей в организации более мелкие той же губернии.

На этом же заседании Областного бюро были составлены тексты условных телеграмм для каждого крупного центра отдельно, которые должны быть разосланы Областным бюро на места как сигнал к началу общего выступления.

Для координации действий в момент выступления и для руководства выступлением было постановлено создать партийный боевой центр в Москве в составе двух представителей от Областного бюро, двух от Московского комитета и одного от Окружного комитета. На партийный боевой центр возлагалось руководство работами и действиями товарищей, входящих в советский боевой центр Московского совета, и объединение всей работы в момент выступления во всей области.

Представителями от областного бюро в этом центре были намечены И. Н. Стуков, В. В. Осинский-Оболенский и кандидатом - Г. И. Ломов-Оппоков.


1 8 октября, за два дня до исторического заседания ЦК, на котором был решен вопрос о восстании, Ленин в своем "Письме к товарищам большевикам, участвующим на областном съезде советов Северной области" писал: "Под Питером и в Питере - вот где может и должно быть решено и осуществлено это восстание, как можно серьезнее, как можно подготовленнее, как можно быстрее, как можно энергичнее" (Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 325).

К этому времени Ленин не ставит уже (как это имело место в статьях "Большевики должны взять власть" и "Кризис назрел") вопроса о возможности начала вооруженного восстания в Москве.

стр. 30

Для подробного инструктирования крупнейших местных организаций и выявления их военно-технических возможностей, для того чтобы знать, на какие части сможет рассчитывать московский пролетариат, Областным бюро разосланы были ответственные товарищи во все главнейшие партийные организации области.

Работа в провинции по проведению в жизнь постановления Областного бюро вскоре дала результаты. Так, уже 16 октября Владимирский губернский съезд советов рабочих и солдатских депутатов, по докладу представителя Московского областного бюро партии большевиков, единогласно и без прений объявил Временное правительство и все партии, его поддерживающие, правительством и партиями измены революции и предательства народа. Все советы Владимирской губернии и губернский исполнительный комитет были объявлены на положении открытой и беспощадной борьбы с Временным правительством.

В связи с подготовкой вооруженного восстания Московским комитетом был делегирован в Центральный комитет О. А. Пятницкий. Он прибыл в Петроград уже после заседания Центрального комитета. В Петрограде он виделся с И. В. Сталиным, Я. М. Свердловым и имел длительный разговор с В. И. Лениным, который в это время нелегально жил уже в Петрограде.

По возвращении из Петрограда О. А. Пятницкого 18 или 19 октября (точная дата не установлена) было созвано межрайонное собрание московского актива, на котором с докладами выступили О. А. Пятницкий и В. Н. Яковлева. Это собрание состоялось на 1-й Брестской улице, на углу Васильевского переулка, в помещении партийной организации Железнодорожного района.

Собрание, на котором присутствовали все районные комитеты, определенно и решительно признало неизбежной открытую вооруженную борьбу. Правда, раздавались отдельные голоса о недостаточности оружия, вооруженных сил и т. д., но московский актив почти единогласно поддержал решение Московского комитета о переходе к вооруженной борьбе за власть советов1 .

Собрание это кончилось тем, что стали подсчитывать боевые силы и обсуждать методы усиления работы в слабых местах. "Несмотря на то, что после обмена мнений выяснилось, что боевых сил у нас (было) мало, для всех участников было ясно, что сегодня-завтра выступать нужно будет, а потому каждый член партии напрягал все силы и умение, чтобы работать и работать для выступления"2 .

22 октября Московский комитет партии принял план реорганизации комитета. Был выделен ряд комиссий Московского комитета, в том числе боевой орган при Московском комитете в составе секретариата (М. Ф. Владимирский, О. А. Пятницкий, И. Б. Цивцивадзе), члена военного бюро при Московском комитете и члена комиссии Красной гвардии, комиссия Красной гвардии, в которую вошли районные организаторы Красной гвардии, и военная комиссия при Московском комитете.

Районными комитетами партии были уже организованы специальные комиссии по разработке плана перехода власти к советам. Московский комитет партии решил, чтобы во все комиссии, создаваемые при Московском комитете, входили рабочие для того, чтобы они помогли формулировать при конкретизации декретов, резолюций и постановлений практическую сторону вопросов.


1 "Очерки по истории Октябрьской революции в Москве". М. Владимирский "Октябрьские дни в Москве", стр. 265. Москва. Истпарт МК ВКП (б). "Московский рабочий". 1927.

2 Сб. Московского истпарта "От февраля к Октябрю". О. А. Пятницкий "Из моей работы в Московском комитете", стр. 60.

стр. 31

На состоявшихся вслед за межрайонным совещанием районных собраниях выявилось безусловное господство боевого настроения в районах. Так, в Городском районе сторонники умеренной тактики, "хотя их было очень немного, почти не давали другим говорить", высказывая недоверие к заявлениям подавляющего большинства, что если рабочие остались бы без руководства со стороны партии, они сами вышли бы на улицу и внесли бы дезорганизацию в вооруженное выступление.

Против выступления раздавались только отдельные голоса. Резолюция за немедленное выступление была принята с огромным подъемом.

В таком же настроении прошло собрание и Сокольнического района. Против колеблющихся выступал тов. Русаков, призывавший покончить с нерешительностью.

Хамовническое районное партийное собрание обсуждало практически вопрос о захвате штаба Московского военного округа (на Пречистенке - Остоженке). В Бутырском районе собрание наметило состав Военно-революционного комитета.

Одновременно все более обострялась борьба во всей области против вывода на фронт революционных полков. Еще в сентябре Московский военный округ предписал всему гарнизону г. Владимира, почти сплошь большевистскому, выступить из города без указания места назначения. Пленум Московского областного бюро 27 - 28 сентября предложил большевистскому Владимирскому совету оставить гарнизон во Владимире, приняв следующую резолюцию:

"Стремясь к сохранению всех революционных сил для предстоящего проведения в жизнь лозунга "Вся власть советам!", Областное бюро предлагает всем местным организациям решительно бороться против систематически проводимого плана ослабления революционных центров, путем вывода из них революционных частей войск".

На местах, где такое постановление проводилось в жизнь, большевистские полки отказывались выполнять приказы о выводе. В результате военным ведомством была сделана попытка, расформировать все "неблагонадежные" части.

Так, приказом N 1431 по Московскому военному округу от 15 октября было отдано распоряжение о расформировании 16 полков, расквартированных в Московском округе, в том числе и находившегося в Москве 193-го пехотного запасного полка.

16 октября большевистская фракция Московского совета солдатских депутатов обратилась в президиум Совета солдатских депутатов, требуя перевыборов Совета, как явно не отображающего настроений широких солдатских масс и потворствующего таким мероприятиям военного командования, как вывод революционных солдат на фронт или расформирование полков.

Военная организация при Московском комитете, проводившая работу в частях Московского гарнизона и связанная с гарнизонами области и с фронтом, добивалась перевыборов во всех частях Московского гарнизона сначала ротных, а затем - уже в октябре - и полковых комитетов. В результате к моменту октябрьского выступления во всех частях Московского гарнизона ротные комитеты были переизбраны. Что касается перевыборов полковых комитетов, то к этому сроку удалось провести их не во всех частях, и полностью эти перевыборы закончились только 27 октября. Перевыборы в ротные комитеты уже к концу сентября дали определенное большинство большевикам. "В результате этой работы явилась возможность противопоставить эсеровско-меньшевистскому исполнительному комитету Совета солдатских депутатов новую организованную силу в лице гарнизонного собрания ротных комитетов, сыгравшего впоследствии крупную роль в организации восстания солдатских масс в Москве.

стр. 32

В районах была развернута кампания революционного братания рабочих и солдат. Так, накануне октябрьского выступления, Краснопресненский совет рабочих депутатов по предложению большевиков организовал многотысячную манифестацию рабочих всех фабрик и заводов района, которые со знаменами и лозунгами "Вся власть советам!" направились в 1-ю артиллерийскую запасную бригаду на Ходынке, в которой старые батарейные, дивизионные и бригадные комитеты оставались не переизбранными, и организовали там большой митинг при участии до 6 тыс. солдат. После митинга солдаты вместе с рабочими отправились с музыкой, знаменами и пением революционных песен на Ваганьковское кладбище, где на могиле Н. Е. Баумана поклялись в том, что доведут борьбу до конца.

Рабочие завода Михельсона приняли такое же шефство над 55-м запасным пехотным полком, расквартированным в Замоскворечье.

22 октября в целях организации единства выступления во всей области военное бюро при Московском комитете совместно с Областным бюро партии большевиков созвало областную конференцию военных организаций. На конференции вполне определилось крайне враждебное отношение всех гарнизонов области к Керенскому и Временному правительству. Известия из Петрограда о быстром ходе развивающихся событий заставили 23 октября закрыть конференцию, не исчерпав порядка дня. Делегатам необходимо было быть к решающему моменту на местах.

"Вечером 23 октября состоялось совещание (военного бюро при Московском комитете) с представителями районов и воинских частей. Обсуждался вопрос о предстоящем вооруженном восстании. Представители воинских частей без колебаний и сомнений утверждали, что время настало, медлить нельзя, момент благоприятен, чтобы поднять солдат на борьбу с оружием в руках.

Представители мастерских тяжелой осадкой артиллерии, Мыза-Раевского гарнизона, 56-го пехотного запасного полка, N-й (2-й) батареи (2-й) запасной тяжелой артиллерийской бригады (в селе Всесвятском) заявили, что их части выйдут по призыву Московского комитета и военного бюро. Другие указывали на необходимость призыва со стороны Совета. При обсуждении вопроса о восстании выяснилось, что Московский гарнизон из рук вон плохо вооружен: в одних полках у половины солдат не было винтовок, у других - патронов. Предусмотрительное начальство постепенно и незаметно под разными предлогами разоружало революционных солдат Московского гарнизона". Но и недостаток оружия не особенно беспокоил солдат. "Оружие найдется, лишь бы начать борьбу", говорили они1 .

Таким образом, было выяснено большевистское настроение всех гарнизонов области и Москвы. Однако в Москве официальным руководителем солдатских масс оставался эсеровско-меньшевистский совет солдатских депутатов, в котором большевики составляли только около общего числа депутатов.

Это не могло в дальнейшем не оказать влияния на линию поведения Московского военно-революционного комитета, вынужденного уже после своего образования заняться организацией временного комитета солдатских депутатов, для чего потребовалось целых три дня (26, 27 и 28 октября).

Разгром советов в Калуге, произведенный присланными с фронта отрядами казаков и кавалеристов, подчеркнул необходимость немедленного перехода к решительным действиям.

"Война объявлена, и военные действия начались... - писал "Социал-демократ" в передовой статье 25 октября. - Правительство, капиталисты, помещики сомкнутым строем идут против крестьян и рабочих. Необходим немедленный отпор. Время разговоров прошло, пора начинать действовать".


1 Сб. "От Февраля к Октябрю", стр. 79. Воспоминания О. А. Варенцевой, работавшей в 1917 г. в военном бюро при Московском комитете.

стр. 33

К 25 октября между Московским комитетом и Московским областным бюро партии большевиков было достигнуто соглашение, по которому в партийный центр должны были войти два представителя от областного бюро, два от Московского комитета и один от Окружного комитета партии. На заседании Московского комитета 25 октября было постановлено расширить состав партийного боевого центра включением представителя центрального бюро профессиональных союзов и представителя от военного бюро при Московском комитете.

Таким образом, 25 октября сконструировался партийный боевой центр в следующем составе: В. Н. Яковлева и И. Н. Стуков - от Областного бюро; М. Ф. Владимирский, О. А. Пятницкий - от Московского комитета; В. И. Соловьев - от Московского окружного комитета; Б. Козелев - от центрального бюро профессиональных союзов и Ем. Ярославский - от военного бюро. Кандидатами были выделены: Областным бюро - И. С. Кизильштейн, Окружным комитетом - Г. И. Сапронов1 . Впоследствии состав кандидатов пополнился В. Н. Подбельским от Московского комитета, который был доизбран на экстренном заседании Московского комитета, Областного бюро и Окружного комитета 26 октября.

Так был образован в Москве, еще до получения из Петрограда информации о переходе власти к советам, партийный боевой центр вооруженного восстания для проведения октябрьского переворота в Москве и Московской области, приступивший к работе до полудня 25 октября, еще до избрания Московского военно-революционного комитета.

Одновременно, 25 октября, Московским комитетом были намечены и кандидаты в советский Военно-революционный комитет, который должен был быть избран пленумом московских советов в тот же день.

По телефонограмме партийного центра районные комитеты (их исполнительные комиссии) избрали районные партийные центры и наметили кандидатуры в военно-революционные комитеты районов2 .


1 См. протокол Московского комитета от 25 октября 1917 г. в архиве Московского комитета.

2 См. протокол Замоскворецкого районного комитета партии в архиве Московского комитета.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПОДГОТОВКА-БОЛЬШЕВИКАМИ-ОКТЯБРЬСКОГО-ВОССТАНИЯ-В-МОСКВЕ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

О. ПЯТНИЦКИЙ, ПОДГОТОВКА БОЛЬШЕВИКАМИ ОКТЯБРЬСКОГО ВОССТАНИЯ В МОСКВЕ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПОДГОТОВКА-БОЛЬШЕВИКАМИ-ОКТЯБРЬСКОГО-ВОССТАНИЯ-В-МОСКВЕ (дата обращения: 22.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - О. ПЯТНИЦКИЙ:

О. ПЯТНИЦКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
370 просмотров рейтинг
22.08.2015 (762 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
20 часов(а) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
7 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
23 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
26 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПОДГОТОВКА БОЛЬШЕВИКАМИ ОКТЯБРЬСКОГО ВОССТАНИЯ В МОСКВЕ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK