Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7419
Автор(ы) публикации: П. ДРОЗДОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

В 40 - 50-х годах XIX в. русских помещиков-крепостников ни на одну минуту не покидала боязнь крестьянского восстания. Как грозное memento mori перед взорами помещика рисовалась новая "пугачевщина". "Различно понимая причины распространяющихся между крепостными слухов (об отмене крепостного права. - П. Д. ), - пишет в 40-х годах А. П. Заблоцкий-Десятовский, - дворянство сходится в одном - в чувстве страха восстания крестьян"1 .

Современная действительность давала яркие примеры пробуждения крепостных. В 1846 г. в Галиции произошло восстание крестьян, закончившееся резней помещиков. Это восстание произвело огромное впечатление на русских помещиков и на царское правительство, тем более что в соседнем с Галицией Юго-западном крае среди крепостных крестьян тоже началось глухое брожение2 . Революция 1848 г. в Западной Европе и быстрый рост крестьянского движения в России в конце 40-х годов делали угрозу всеобщего восстания крепостных еще более реальной. Настроение помещиков становилось все более тревожным3 . Наконец, крымская война и крестьянские восстания 1854 - 1856 гг. накалили общественную атмосферу до крайних пределов. Широкие круги крестьянства охватила уверенность, что после окончания войны тотчас же будет отменено и крепостное право. Крестьянское движение грозило перерасти в революцию. "Убеждение, что все люди с часу на час должны сделаться свободными, теперь так сильно в народе, что при малейшей искре, снизу пущенной пожар может сделаться всеобщим", - писал А. И. Кошелев в своих записках4 . Медлить с решением крестьянского вопроса становилось крайне опасно. Речь Александра II московским предводителям дворянства (апрель 1856 г.) о необходимости отме-


1 А. П. Заблоцкий-Десятовский, Граф. П. Д. Киселев и его время, Спб. 1882 г., т. IV, с. 336.

2 Под впечатлением галицинского восстания Николай I в 1847 г. начал свои известные переговоры со смоленским дворянством относительно осуществления указа 2 апреля 1842 г. об обязанных крестьянах.

3 А. И. Кошелев в речи "Об улучшении быта помещичьих крестьян", приготовленной им для произнесения на рязанском губернском дворянском собрании в 1848 г., писал: "Считаю даже по некоторым причинам, которые вы, милостивые государи, легко оцените, неудобным пространно доказывать, что теперь, именно теперь (разрядка Кошелева. - П. Д. ) должно заняться сим делом, что откладывать оное столь же неудобно, сколько и опасно и что всякая холодность дворянства в сем случае может иметь для него самые неблагоприятные последствия" (А. И. Кошелев, Записки, Берлин 1884 г., приложения, с. 6).

4 Там же, с. 87.

стр. 67

ны крепостного права сверху, чтобы предупредить уничтожение его снизу5 , передавала только то, о чем думало все дворянство. А. И. Кошелев в унисон с речью" Александра И, отражая настроения большинства дворян, так формулирует цели крестьянской реформы: "Именно в отвращение таких бедствий (восстания крепостных крестьян. - П . Д. ) необходимо приступить к немедленному полному и общему уничтожению крепостного состояния. Но немедленное не значит внезапное; полное и общее не однозначаще с революционным, нарушающим все права одних в пользу других. Мы столько же стоим за предоставление людям свободы, сколько против того, чтобы люди у нас ее выхватили; и для того именно, чтобы они у нас ее не выхватили, мы настаиваем на том, чтобы приняты были решительные законные меры к прекращению крепостного состояния"6 .

Записки от отмене крепостного права, написанные в период 1854 - 1858 гг., показывают, насколько силен был у дворянства страх перед крестьянским восстанием. В своей "Записке" Ю. Ф. Самарин несколько раз возвращается к вопросу о неизбежности крестьянского восстания в случае сохранения крепостного права. Он считает, что "нравственные и вещественные потребности крестьянского сословия, возникающие естественно, исторически законно из данного положения, подлежат разумному направлению правительства только до известной поры". Можно либо проложить путь к удовлетворению этих потребностей, либо их заглушить. В последнем случае "они только уходят вглубь... и там перерождаются в темные страсти, неразумные, как стихийные силы, и такие же неодолимые. Наконец по поводу ли общего бедствия, голода, пожаров, или распущенного неведомо когда и кем вздорного слуха, или сумасбродной выходки отважного бродяги они прорываются неожиданно, достигнув до той роковой поры своего развития, когда уже никакая человеческая сила не может ни сдержать, ни направить их стремления... При современном настроении крепостного сословия пьяная речь беглого солдата, превратно понятый указ, появление небывалой болезни, приезд государя в Москву (как это было в 1843 г.), всякое происшествие, почему-либо обращающее на себя внимание, может произвести где-нибудь тревогу и возбудить мгновенно присущую мысль о свободе; ничтожный беспорядок может также легко перейти в бунт, а бунт развиться до, общего восстания"7 . Самарин, по словам Градовского, постоянно называл охранителей-крепостников "охранителями пугачевщины"8 . А. И. Кошелев в своей "Записке" из восьми "обстоятельств, побуждающих" его "настаивать на необходимости немедленного освобождения крепостных людей", четыре обстоятельства относил к опасности восстания крепостных. Он писал: "Последняя война возбудила во многих сильные опасения насчет возмущений, могущих вспыхнуть в случае, если неприятель проникнет во внутренность Империи и провозгласит вольность... На сей раз эта беда нас миновала, но она может опять возвратиться... Боже сохрани, если явится какой-нибудь Пугачев; кровь польется рекой; не только люди более образованные, но и само правительство не будет в состоянии себя защитить ни войсками, ни крепостями. Это обстоятель-


5 "Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в России в царствование императора Александра II", Берлин 1860 г., т. I, с. 11). Также в воспоминаниях А. И. Левашева ("Русский архив", 1885 г., кн. 2, с. 483 - 484)"

6 А. И. Кошелев, Записки, приложения, с. 78.

7 Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. II, с. 19 - 20, 33.

8 А. Д. Градовский, Собр. соч., т. IX, с. CLI.

стр. 68

ство так важно, что его одного достаточно, чтобы убедить в необходимости всячески ускорить уничтожение крепостного состояния как вернейшего и опаснейшего орудия в руках всякого, кто вздумает восстать против существующего порядка вещей"9 . К. Д. Кавелин полностью разделял опасения Кошелева и Самарина. "Зловещим предзнаменованием, - пишет он, - служит то обстоятельство, что полу мирные восстания крепостных принимают все более и более обширные размеры... Народ сильно тяготится крепостной зависимостью, и при неблагоприятных обстоятельствах из этого раздражения может вспыхнуть и разгореться пожар, которого последствия трудно предвидеть"10 .

Таким образом, "крестьянские массы, поднявшиеся накануне реформы и вынудившие самодержавие пойти на эту реформу"11 , заставили помещиков-крепостников поставить вопрос о немедленной отмене крепостного состояния. Опасность революционной ликвидации крепостного права снизу служила важнейшим стимулом, побуждавшим помещиков и царизм к отмене крепостного права сверху. "...Революционеры, - писал в связи с крестьянской реформой 1861 г. Ленин, - играли величайшую историческую роль в общественной борьбе и во всех социальных кризисах даже тогда, когда эти кризисы непосредственно вели только к, половинчатым реформам. Революционеры - вожди тех общественных сил, которые творят все преобразования; реформы - побочный продукт революционной борьбы"12 .

Крестьянская реформа 1861 г. - результат крестьянского движения - в то же время является результатом слабости этого движения. "...Века рабства настолько забили и притупили крестьянские массы, что они были неспособны во время реформы ни на что, кроме раздробленных, единичных восстаний, скорее даже "бунтов", не освещенных никаким политическим, сознанием..."13 . Благодаря неорганизованности крестьянского движения помещики-крепостники удержали инициативу в своих руках и провели реформу по-крепостнически.

II

Буржуазные историки реформы при рассмотрении вопроса об отмене крепостного права обычно отводят крестьянству чрезвычайно скромную роль. Если они и касаются крестьянского движения, то только как одного из многих факторов, натолкнувших правительство на мысль о реформе. Излагая самый ход реформы (1857 - 1861 гг.), они совершенно забывают о крестьянстве крестьянство как активная сила исчезает с поля их зрения, и на арене общественной борьбы остаются только правительство да разные группировки помещиков, соотношением сил которых, будто бы и определилось целиком содержание реформы. Такая концепция извращает действительную картину классовой борьбы, происходившей в период 1857 - 1861 гг.

Крестьянская масса оказывала огромное давление и на правительство, и на деятелей реформы, и на помещиков, так как им приходилось действовать под постоянной угрозой общего крестьянского восстания. Не будь этой угрозы, помещики безусловно лучше застрахо-


9 А. И. Кошелев, Записки, Берлин 1884 г., с. 90 - 91.

10 К. Д. Кавелин, Собр. соч., т. II, Спб. 1904 г. с. 32 - 33.

11 "Тезисы Культпропа ЦК ВКП(б) к 50-летию "Народной воли" ("Правда" N 98 от 9 апреля 1930 г.).

12 Ленин, Соч., т. XV, с. 147.

13 Там же, с. 143.

стр. 69

вали бы себя от "дворянского оскудения" в пореформенную эпоху. Ю. Ф. Самарин в 1853 - 1855 гг. признавал, что в результате заключения обязательных соглашений с крестьянами на основании предложенного им проекта, во много раз более крепостнического, чем "положение 19 февраля 1861 г.", ценность дворянских имений упадет14 . По его мнению, для того чтобы приступить к реформе, являющейся "уступкой, необходимой для отклонения грозящего переворота", нужно потребовать от помещика "пожертвований и ясного разумения требований ближайшей будущности"15 . Широкие слои помещиков боялись реформы и шли на нее только потому, что не было другого выхода. Когда правительство, видевшее гораздо лучше большинства помещиков опасность общего крестьянского восстания, разослало в конце 1857 г. рескрипты губернаторам и Губернским предводителям дворянства, то дворянство отнеслось к правительственным намерениям далеко не с восторгом, и полученные ответы были: мало утешительными16 . Дворяне весьма неохотно и только под давлением местной администрации посылали правительству сочувственные адреса с просьбой о разрешении открытия губернских комитетов17 .

При проведении реформы перед правительством встала чрезвычайно сложная задача: сохранить максимум экономических и политических средств" в руках господствующего класса и в то же врем я найти тот необходимый минимум уступок, который удержал бы крестьянство от восстания. "Наши потери, - писал Самарин в письме А. О. Смирновой, - будут огромны (большинство этого даже не понимает), но удовлетворится ли народ нашими пожертвованиями? Потребность настоящей минуты и ожидания народа переросли наши средства"18 . В течение 1857 - 1861 гг. программа реформы расширялась. Между началами, положенными в основание рескрипта Назимову и программы работ губернских комитетов, с одной стороны, и "положением 19 февраля 1861 г." - с другой, довольно значительная разница. Правительство в ходе реформы убедилось, что первоначально предположенные уступки недостаточны, так как ими не удержишь нарастающего крестьянского движения, и вынуждено было пойти несколько дальше. И если в конце концов крестьянская реформа 1861 г. все же осталась крепостнической реформой, то причину этого нужно искать в "крайней слабости, бессознательности, распыленности тех общественных элементов, интересы которых требовали преобразования"19 . Эти элементы оказались слишком слабыми не только для того, чтобы взять дело преобразования в свои руки, т. е. совершить революцию, но и для того, чтобы добиться от помещиков-крепостников гораздо больших уступок.


14 Ю. Ф. Самарин, Соч., т. II, с. 120 - 121.

15 Там же, с. 133.

16 А. А. Корнилов, Очерки по истории общественного движения и крестьянского дела в России, Спб. 1905 г., с. 176 - 177

17 "Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в России в царствование императора Александра II", Берлин 1860 г. т. I, с. 272 - 274.

18 Кн. О. Трубецкая, Материалы для биографии кн. В. А. Черкасского, т. I, кн. 1, с. 314 - 315.

19 Ленин, Соч., т. XV, с. 97.

стр. 70

III

Одной борющейся стороной в реформе 1861 г. являлось крестьянство, другой стороной были помещики. Сохранить крепостное хозяйство в старой форме было невозможно; переход к капиталистическим отношениям сделался неизбежным. Вопрос теперь сводился к тому, по какому пути пойдет буржуазное развитие в сельском хозяйстве. И если крестьяне отстаивали условия, обеспечивающие "американский" путь буржуазной аграрной эволюции, то помещики выступали как защитники "прусского" пути.

К 50-м годам XIX в. развитие товарно-денежных отношений достаточно поколебало и расшатало основы старого крепостного хозяйства. Но степень проникновения капитализма в отдельные помещичьи хозяйства была неодинакова. Наряду с хозяйствами, которые сделала весьма значительный шаг по пути капиталистического развития, можно было встретить хозяйства чрезвычайно отсталые, державшиеся исключительно на феодальной эксплуатации крестьянского земледельческого тягла. Неодинаковы были и условия, при которых то или другое помещичье хозяйство могло с максимальным успехом и при" минимальных жертвах перейти от крепостнических отношений к капиталистическим. В соответствии с этим среди помещиков 50-х годов было большое разнообразие социальных типов, начиная от полубуржуа с феодальным налетом и кончая настоящим "зубром", крепостником "времен Очакова и покоренья Крыма".

В эпоху реформы помещики являлись по отношению к крестьянству единым классом. В противоположность крестьянству они отстаивали "прусский" путь буржуазного аграрного развития. Но "прусский" путь мыслим в бесконечном количестве вариаций. Возможно более быстрое и менее быстрое отмирание крепостничества и замена его элементами капитализма; можно продолжать полуфеодальную эксплуатацию крестьянского хозяйства, сохранив некоторые вотчинные права помещика над личностью крестьянина или уничтожив их; можно предоставить крестьянам потребительские наделы или в собственность или только в условное пользование; можно, наконец, совершенно лишить крестьян каких-либо прав на землю, и т. д. и т. п. Когда вопрос об отмене крепостного права встал конкретно, то помещики, в зависимости от степени "обуржуазивания" и от местных хозяйственных условий, раскололись на целый ряд групп и группочек, окрещенных современниками и историками, ярлыками "крепостников", "феодалов", "консерваторов", "консерваторов с прогрессом", "либералов" и т. п. Между этими группами помещиков началась ожесточенная борьба. Борьба эта происходила и в официальных учреждениях, разрабатывавших вопрос о реформе, и в печати, так что от нее остались целые груды литературы и документов, над которыми преимущественно и работали историки реформы.

IV

Меньше всех оставила след в литературе группа помещиков, очень немногочисленная, но имевшая огромный социальный вес и пользовавшаяся благодаря своему положению большим влиянием на правительство. Это - так называемая "феодальная знать" (по терминологии М. Н. Покровского), представители крупнейшего землевладения, владельцы сотен тысяч десятин земли и десятков тысяч крепостных душ.

стр. 71

Большинство этих землевладельцев проводило всю свою жизнь в Петербурге, составляя кадры царских придворных и возглавляя правительственный аппарат. Их крепостные крестьяне даже в земледельческих районах, как например в Курской, Тамбовской, Саратовской и других губерниях, как правило, состояли на оброке, и никакого помещичьего хозяйства в собственном смысле слова в принадлежавшим этим землевладельцам имениях обычно не велось. Крупнейший землевладелец выступая не как предприниматель, а как "вотчинник", "феодальный государь", правящий своими крестьянами через вотчинную администрацию и собирающий с них подати в свою пользу. Многочисленность "подданных" давала "феодалу" возможность ограничиться сбором довольно умеренного оброка. При развитии капитализма в сельском хозяйстве представители феодальной знати стремились стать не буржуазными предпринимателями, а землевладельцами - рантье, сдающими землю в аренду мелким крестьянам.

"Феодальная знать" нуждалась в реформе лишь как в предохранительном клапане против крестьянской революции. Крепостное право в первой половине XIX в. начинало тяготить ее, так как исчезла патриархальная покорность "подданного" своему "государю" и благодаря этому отношения между помещиком и крестьянами становились все менее устойчивыми. Вопрос о крепостном состоянии дебатировался в аристократических кругах задолго до 1857 г., причем он ставился не в плоскости полной отмены, а в плоскости законодательного ограничения крепостного права и лишения крепостнических отношений характера личного рабства. Идеалом аристократии являлось превращение крепостного крестьянина в полузависимого арендатора и предоставление ему некоторого количества помещичьей земли как Bauerland'a20 . Интересы крупнейших землевладельцев-аристократов нашли наиболее полное отражение в указе 2 апреля 1842 г. об обязанных крестьянах.

Точка зрения феодальной аристократии на крестьянский вопрос сыграла решающую роль при первых реформаторских шагах правительства Александра II. В основу рескрипта Назимову от 20 ноября 1857 г.21 и плана работ губернских комитетов22 были положены принципы сохранения за помещиком права собственности на всю землю, предоставления крестьянам лишь во временное пользование земельных наделов за определенные повинности и оставления в руках


20 "Если бы отношения между помещиком и крестьянами, - писал в 1836 г. русский посол в Вене Татищев графу Киселеву на его запрос о состоянии крестьянского вопроса в Австрии, - могли бы быть установлены у нас подобно тем, какие существуют в Богемии, то я думаю, что Россия была бы надолго устранена от беспорядков, которые могут произойти от теперешнего положения вещей. Только тогда, когда наши господа (maitres) сделаются владельцами-протекторатами (seigneurs), а крепостные (servs) обратятся в вассалов, только тогда права, обязанности и повинности получат у нас характер законности, причины столкновения сделаются исключительными, и спокойствие страны не будет больше подвергаться большим опасностям. Я сознаю трудность этого предприятия. Наши убеждения и степень образования не таковы еще, чтобы можно было провозгласить начало, что если земля принадлежит дворянину, то жители ее не составляют его собственности; еще труднее будет убедить крестьянина в том, что его руки принадлежат ему, но что земля, на которой он живет, есть собственность другого. И до тех пор, пока это справедливое начало не будет у нас принято, наше внутреннее спокойствие останется непрочным" (А. П. Заблоцкий-Десятовский, Граф П. Д. Киселев и его время, т. II, с. 211 - 212).

21 Текст рескрипта напечатан у Скребицкого ("Крестьянское дело в царствование императора Александра II", т. I, с. I - III).

22 Там же, с. XXVI - XXXII.

стр. 72

помещика прав "начальника сельского общества" и вотчинной полиции.

Когда выяснилось, что такая "реформа" противоречит интересам средних и мелких помещиков, хозяйничающих или собирающихся хозяйничать на земле, и что ею не удовлетворишь крестьян, правительство стало вносить поправки в первоначальный проект. Тогда феодальная аристократия перешла от поддержки правительства к оппозиций.

Представители петербургского губернского комитета граф П. П. Шувалов, граф Н. В. Левашов и "помещик разных губерний" граф Ф. И. Паскевич-Эриванский наиболее" решительно отстаивали в редакционных комиссиях экономические интересы феодальной аристократии. Они высказывались за признание полной вотчинной собственностью помещика всей населенной земли23 , в том числе и усадебной, а также крестьянских строений, и за предоставление крестьянам земельных наделов в пользование "на умеренных условиях"24 . По вопросу об административном устройстве крестьян они предлагали, чтобы будущая основная административная единица - волость - совпадала с вотчиной одного помещика25 и чтобы помещику были предоставлены широкие вотчинные права над крестьянскими должностными лицами и над самими крестьянами26 . Таким образом, они желали создать нечто, напоминающее феодальные сеньории. При решении вопроса о правах крестьян на землю в редакционной комиссии произошел конфликт. Граф Шувалов и князь Паскевич, к которым присоединился также, орловский губернский предводитель дворянства Апраксин, в очень резкой и решительной форме высказались за ограничение девятилетним сроком обязанности помещика предоставлять крестьянам земельные наделы; по истечении этого срока помещик получает право согнать крестьян с земли. В конфликт должен был вмешаться Александр II, после чего Шувалов и Паскевич перестали активно участвовать в работе редакционных комиссий27 .

По мере того как все заметнее начало выявляться буржуазное содержание реформы, некоторая часть "феодальной знати" стала переходить от оппозиции в экономических вопросах к политической фронде. В аристократических кругах прекрасно понимали, что реформа является шагом по пути превращения русского самодержавия в буржуазную монархию и что в результате реформы может быть поколеблено господство крепостников. Поэтому, по мнению наиболее активных "феодалов", необходимо было создать дополнительную плотину, обеспечивавшую сохранение за дворянским сословием политических привилегий и значения. В этом духе было написано несколько "записок" и памфлетов, ходивших по рукам, например записка С. И. Мальцева, владельца 200 тыс. душ крепостных крестьян в Орловской и Калужской губерниях, который предлагал ограничить "са-


23 А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. I, с. 139 - 140.

24 Там же, т. II, с. 840.

25 "Следовало бы избегать соединения в одно общество крестьян, поселенных на землях разных владельцев... Низшая норма 100 душ, принятая в этом отношении с. -петербургским положением, могла бы быть с пользою удержана, так как этот размер достаточен для устройства простого, но удовлетворительного общественного управления... Для соблюдения общественных интересов крестьян было бы в высшей степени полезно, чтобы они, вступая в новую жизнь, остались по возможности в своей среде и в размерах прежних своих обществ" (Там же, т. I, с. 380).

26 Там же, т. II., с. 662.

27 "Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в России в царствование императора Александра II", т. II, с. 83 - 87.

стр. 73

мовластные министерства" представительным учреждением, избранным дворянами по два депутата от каждой губернии28 . Подобные же идеи высказывал камергер и сенатор М. А. Безобразов в записке, озаглавленной "Материалы для доставления адреса от дворянства государю, собранные в мае, 1859 г.". Безобразов резко критиковал бюрократию, руководившую работами редакционных комиссий, и предлагал передать дело реформы в руки "собрания дворянства", состоящего из депутатов, по два депутата от каждой губернии29 . В 1860 г., когда сильно возросла радикально-демократическая оппозиция, а правительство сделало ряд экономических уступок крупнейшим землевладельцам, аристократическая фронда быстро пошла на убыль.

Программу реформы, довольно близкую к программе, выдвинутой феодальной знатью, но по совершенно другим причинам, отстаивали степные помещики, владельцы крепостных душ на многоземельных окраинах - в Новороссии, Приазовье, Нижнем Поволжье и Заволжье. Являясь представителями хозяйства, сделавшегося почти капиталистическим уже до реформы, они были больше других групп помещиков в конечном счете заинтересованы в реформе и в ее результатах, но, несмотря на это, защищали наиболее крепостнические проекты реформы.

В течение первой половины XIX в. сельское хозяйство степных окраин развивалась с головокружительной быстротой, и они в полном смысле слова превратились в житницы России. Например посевная площадь в Новороссии за 70 с небольшим лет (1778 - 1851 гг.) увеличилась больше чем в 25 раз30 . Судьба степных окраин была тесно связана со спросом и с уровнем цен на мировом хлебном рынке. Почти вся экспортируемая из России пшеница производилась как раз в этих районах, главным образом в Новороссии. С середины 40-х годов, когда на мировом рынке стали резко расти цены на хлеб, перед "хлебными фабриками" степных районов открылись блестящие перспективы.

Основное затруднение, с которым сталкивался степной помещик при расширении своего хозяйства, был недостаток рабочих рук. Окраинные степные губернии давали относительно минимальный процент крепостного населения31 . Количество земли, находившейся в распоряжении степного помещика, обычно значительно превышало производственные возможности принадлежавших ему крестьян и их инвентаря. Поэтому степной помещик, во-первых, обзаводился собственным инвентарем и использовал для сельскохозяйственных работ труд дворовых32 , во-вторых, в широком масштабе прибегал к вольному


28 А. А. Корнилов, Очерки по истории общественного движения и крестьянского дела в России, с. 190 - 191.

29 "Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в России в царствование императора Александра II", т. II, с. 93 - 110.

30 "В 1778 г. в Новороссии засевали 115 тыс. чтв., в 1789 г. - уже 543 тыс. чтв., в 1845 г. - 1997 тыс. чтв., в 1851 г. - 2909 тыс. чтв." (Н. Огановский, Закономерность аграрной эволюции, Саратов 1911 г., ч. II, с. 257).

31 В Бессарабской области крепостные составляли 1,17% населения, в Таврической губернии - 5,97%, в Оренбургской - 11,81%, в Самарской - 15,32%, в Херсонской - 31,27%, в Екатеринославской - 31,51%, в Области войска донского - 31,91 % и т. д. (А. Тройницкий, Крепостное население России по 10-й народной переписи, Спб. 1861 г., с. 85).

32 Степные губернии дают максимальный процент дворовых по отношению к крепостному населению, обычно выше 20%, тогда как в центральных губерниях дворовые составляли по отношению к крестьянам от 3 до 8%.

стр. 74

найму. Вольнонаемный труд применялся главным образом для выполнения особенно срочных работ по снятию урожая, тогда как менее срочные сельскохозяйственные работы (пахота, бороньба, пастьба скота и т. п.) выполнялись преимущественно крепостными. Во время жатвы в степных местностях недостаток рабочих рук становился чрезвычайно острым, и на рынках наемного труда наступала горячка. "В это время, - пишет о Новоузденском и Николаевском уездах Самарской губернии К. Д. Кавелин, - не хозяева строят цены, а рабочие, и если вы хотите видеть край, где хозяин связан по рукам и по ногам, а рабочий диктует ему свои условия, которые тот со смирением принимает, приезжайте сюда во время жатвы"33 .

В качестве сезонных сельскохозяйственных рабочих в "степь" являлись преимущественно крестьяне из перенаселенного черноземного центра. По словам Ю. Ф. Самарина, "в Заволжский край ежегодно движутся многочисленные артели жнецов и косцов... по исстари проложенной и никогда не зарастающей тропе из Пензенской и Курской, губерний"34 . В Новороссию ежегодно приходило около 300 тыс. рабочих из Северной Украины и даже из таких отдаленных губерний центрально-земледельческой области как Тульская."

Вольнонаемные рабочие южных и восточных "хлебных фабрик" были или крепостными, отпущенными на оброк, или излишними работниками барщинных хозяйств. Нанимая их, владелец "хлебной фабрики" уподоблялся, по словам членов редакционных комиссий, покупателю товара, обложенного высокой таможенной пошлиной35 . Вполне понятно, какие огромные выгоды получал степной помещик от ликвидации крепостного права. В результате освобождения крестьян в центральных губерниях неизбежно должен был усилиться приток рабочих рук на окраины и должно было произойти падение заработной платы. Помещик имел бы тогда полную возможность быстро расширять свою запашку и выбрасывать на мировой рынок больше хлеба, не наталкиваясь уже на прежние препятствия. "Когда крестьяне всей империи, - заявляли в редакционных комиссиях представители екатеринославского губернского комитета Поль и Маклашевский, - получат право переходить с барщины на оброк и даже совершенно выходить из общества, то целая масса рабочих будет свободно двигаться к югу, оплодотворяя эти степи вольным трудом, возвышать ценность земли и обогащать их владельцев".

Но будучи либералами по отношению к чужим крепостным, степные помещики по отношению к своим собственным крестьянам были настроены крепостнически. У них возникало вполне основательное опасение, что в результате реформы они лишатся рабочей силы своих крепостных, столь необходимой в специфических условиях степной полосы. Применение наемного труда до реформы имело для степного помещика некоторые отрицательные стороны. Вольные ра-


33 К. Д. Кавелин, Собр. соч., т. II, с. 665.

34 Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. III, с. 41.

35 "В этих местностях, например в Заволжских степях, задельная плата достигает иногда изумительной высоты, но это объясняется не только сильным запросом на вольный труд и недостатком рук, а сверх того тем обстоятельством, что довольно значительная часть работников, приходящих со стороны из густо населенных местностей, принадлежит к крепостному сословию и приобретает право свободного распоряжения своим трудом в течении нескольких месяцев не иначе, как под условием взноса в помещичьи конторы денежного оброка часто весьма нелегкого... Таким образом, самый так называемый вольный труд поступает в обращение в условиях, сходных с теми, при которых является на рынок товар, оплаченный таможенной пошлиной" (А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. III, с. 20).

стр. 75

бочие приходили издалека, и их не всегда можно было намять по достаточно дешевой цене и в нужном количестве, а между тем хозяйство кроме большого числа работников во время жатвы нуждалось еще в работниках постоянных, оседлых, которых можно было бы получить хотя бы в небольшом количестве, но наверняка и во всякое время. Крепостные крестьяне и дворовые люди как раз и были такими работниками. Лишившись их, степной помещик мог оказаться в совершенно безвыходном положении.

Степные помещики нуждались также, и в крепостном крестьянском тягле. Инвентаризация помещичьих имений, достигшая в степном крае наибольших размеров по сравнению с другими районами, была еще однако далеко не полной. Например в слободе Покровской, управляющим которой состоял Авксентьев, на 20 крестьянских плугов приходилось только 3 господских36 . По всей Екатеринославской губернии из 1200 тыс. десятин земли, засеваемой в помещичьих хозяйствах", не менее половины обрабатывалось при помощи крестьянского рабочего скота и крестьянским инвентарем37 . При таком положении полный разрыв с крестьянским хозяйством причинил бы помещичьему хозяйству сильное потрясение.

"Многие степные помещики были вообще против какой бы то ни было реформы. Например помещик Ростовского уезда Екатеринославской губернии И. Шабельский приходил в ужас от одной только мысли о тех несчастиях, которые будто бы посыпаться на голову и помещиков и крестьян в случае ликвидации крепостного права. "Проверя сие, должно просить государя... для общего спокойствия и благосостояния оставить в первобытном положении". Он предлагал ограничиться введением крепостного права в "законные рамки", понимая под этим освобождение помещика от всяких обязанностей по отношению к крестьянам и от ответственности за них перед правительством38 .

Соглашаясь так или иначе на проведение реформы, все степные помещики однако весьма энергично и чрезвычайно единодушно отстаивали необходимость продолжительного срочно-обязанного периода. Срочно-обязанный период, заявляли они, должен длиться до тех пор, пока скажутся результаты реформы и значительно усилится приток рабочих рук из центра на окраины39 . Ю. Ф. Самарин, являвшийся в основном представителем степных помещиков40 , считал, что по-


36 А. Авксентьев", Очерк сельскохозяйственной промышленности Новороссийского края Екатеринославской губернии, Москва 1860 г., с. 15.

37 А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. IV, с. 149.

38 Проект И. Шабельского помещен у В. И. Писарева, Ликвидация крепостного права в Приазовье, Ростов на Дону 1924 г., с. 71 - 73.

39 "Доселе вольный труд в применении к сельскому хозяйству составлял у нас предмет самого ограниченного запроса; с упразднением барщины немедленно возникает очень сильное на него требование; но средства к удовлетворению этого требования, т. е. свободные руки, не могут явиться в туже минуту по первому зову. Сперва нужно, чтобы спрос огласился в местностях, густо населенных, чтобы тамошние работники удостоверились в верности заработков, ожидающих их в той или другой губернии... Все это не может сделаться скоро, ибо народные привычки образуются и меняются вообще очень медленно, а у нас в особенности" (Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. III, с. 41).

40 А. Корнилов совершенно неправильно считает Самарина представителем помещиков черноземного центра. Конечно такую крупную фигуру, как Самарин, нельзя втиснуть в узкие рамки защиты чисто групповых интересов одной только части помещиков. Он прежде всего являлся идеологом помещичьего класса в целом, вынужденного экономическим развитием переходить "медленным шагом, робким зигзагом" от крепостнического к капиталистическому хозяйству. Но когда дело касалось более специальных вопросов, то в Самарине весьма определенно обнаруживался именно степной помещик.

стр. 76

мещик сможет обойтись без обязательного труда крестьян не ранее как через 10 - 12 лет41 .

В течение срочно-обязанного периода крестьяне, получив некоторые гражданские права, должны однако остаться "крепкими земле" и отбывать в пользу помещика повинности в натуральной форме (барщина)42 . Размеры этих повинностей намечались такие, что собственно никакого "улучшения быта" крестьяне не получили бы. Например ростовский помещик Фурсов предлагал сохранить при сокращенных наделах трехдневную барщину43 . По проекту положения, принятому Екатеринославским губернским комитетом, в течение первых четырех лет срочно-обязанного периода крестьяне должны будут отбывать двухдневную барщину, в течение следующих четырех лет - полуторадневную, а по истечении восьми лет барщина заменяется денежным оброком44 . Самарский губернский комитет предлагал установить барщину с каждого полного тягла по два мужских рабочих дня в неделю круглый год и женских дней по два в неделю с 1 мая до 1 октября и по одному с 1 октября по 1 мая и т. д.45 .

Самый трудный вопрос был вопрос о том, как заставить крестьянина, номинально получавшего свободу, отбывать по-прежнему барщину в пользу помещика в натуральной форме. В качестве выхода из этого положения предлагали сохранить вотчинную власть почти в таком же объеме, как и до реформы. Например по проекту Екатеринославского губернского комитета помещику как "начальнику сельского общества" предоставлялось право за проступки против него и членов его семьи заключать крестьян в смирительные дома отправлять в арестантские роты и другие исправительные учреждения46 .

По проекту самарского меньшинства, настроенного либеральнее большинства, дворяне отказывались от звания начальников сельских обществ, но "как хозяин в своем имении, располагающий крестьянами на работе, пока они состоят на издельном положении, вотчинник, удерживает над ними домашнюю расправу и собственное властью подвергает их за проступки, учиненные во время нахождения их на господской обязательной работе (за нерадение, дурное исполнение заданных им уроков, ослушание и дерзость против самого вотчинника, управляющего имением, распорядителя работ или нарядчика, за порчу, растрату или покражу вверенного им господского имущества, как-то: семян, орудий, лошадей, рабочего и домашнего скота), телесному наказанию розгами мужчин до 20 ударов, а женщин до 10, кроме беременных и недавно родивших, которые вместо телесного наказания, облагаются штрафом не свыше 50 коп. серебром"47 .


41 "По этим причинам следовало бы, пока не установится само собою равновесие между предложением и запросом на вольный труд - этот почти небывалый у нас товар, - оставить помещику право на несколько обязательных рабочих дней (8 или 10 с тягла) как вспомогательную повинность лет на 10 или 12" (Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. III, с. 42).

42 Там же, с. 276.

43 В. И. Писарев, Ликвидация крепостного права в Приазовье, с. 76.

44 А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. III, с. 650.

45 Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. III, с. 317; А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. III, с. 655.

46 А. А. Корнилов, Очерки по истории общественного движения и крестьянского дела в России, с. 291.

47 Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. III, с. 360 - 361.

стр. 77

По вопросу о наделении крестьян землей степные помещики, нуждаясь прежде всего в батраке, стояли за максимальное сокращение крестьянского землепользования. Несмотря на многоземелье и на чрезвычайно экстенсивную систему хозяйства (перелог), комитеты степных губерний предполагали дать крестьянам "кошачьи" наделы, на которых было бы невозможно не только товаропроизводящее, но даже и потребительское самостоятельное хозяйство. Например Екатеринославский губернский комитет установил норму надела в Ростовском уезде по 2 десятины на ревизскую душу мужского пола и, в остальных уездах по 3 десятины; Херсонский губернский комитет - по 2 2/3 десятины, Таврический - по 5 дес.48 . Сокращение крестьянских наделов, по мнению степных помещиков, должно привести к усилению предложения наемного труда, и в то же время крестьяне все-таки сохранят рабочий скот и сельскохозяйственный инвентарь, пока еще необходимые для помещичьего хозяйства, а от товарного направления крестьянского хозяйства помещику никакой пользы нет49 .

По вопросу о превращении крестьян в мелких земельных собственников при помощи выкупа или каким-либо другим путем среди степных помещиков боролись две противоположные тенденции. Большинство, предполагая, что в близком будущем им потребуются только безинвентарные батраки, стояло за то, чтобы по истечении срочно-обязанного периода вся земля, находившаяся в пользовании крестьян, безоговорочно перешла в полную собственность помещика. Например Екатерииославский и Херсонский губернские комитеты категорически высказали против выкупа50 . Таврический губернский комитет, учитывая, что степному помещику нужен оседлый батрак, проектировал вернуть полевые земли помещикам по истечении срочно-обязанного периода, но усадьбы оставить за крестьянами, обязав последних выкупить их по весьма высокой оценке51 .

Однако не все степные помещики были за обезземеливание крестьян. В некоторых районах например в Заволжье, самой выгодной для помещиков формой использования земли являлась сдача ее в денежную аренду52 . Чтобы крестьянин мог арендовать помещичью землю, нужно дать ему такое количество земли, которое заставило бы его сохранить рабочий скот и сельскохозяйственный инвентарь. Поэтому Самарский губернский комитет высказался за выкуп крестьянами их полевых земель53 .

Наконец, что резко отличало степных помещиков от помещиков других районов - это их особая позиция в вопросе о дворовых.

Тогда как помещики густо населенных местностей без большого, сопротивления соглашались на полное и безвозмездное освобождение дворовых в ближайшие же после реформы годы, степные помещики с пеной у рта отстаивали свое право на обязательный труд дворовых. Они требовали для дворовых длительного срочно-обязан-


48 А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. II, с. 1321, 1331, 1352, 1353.

49 "Надел земли делать на тягло или на ревизскую душу м. п. на пеших по 2 дес., а на воловьих по 3 или по 4 дес., не более, отчего рабочие силы прибавятся да и сами крестьяне стараться будут иметь более рабочих быков, а не гулевой скот". Проект помещика Ростовского уезда Григория Фурсова, напечатан у Б. И. Писарева ("Ликвидация крепостного права в Приазовье", с 68).

50 А. А. Корнилов, Очерки по истории общественного движения и крестьянского дела в России, с. 255.

51 Там же, с. 252 - 253.

52 К. Д. Кавелин, Собр. соч., т. II, с. 665.

53 Ю. Ф. Самарин, Собр. соч., т. III, с. 305.

стр. 78

ного периода, в течение которого должна быть сохранена в полном объеме вотчинная власть помещика над ними, и проектировали целый ряд ограничений, препятствующих переходу дворовых на оброк, и в другие сословия.

VI

Иные интересы, чем степные помещики, имели в реформе помещики перенаселенных центрально-земледельческих губерний - центрально-черноземной области, Среднего Поволжья и северной полосы Левобережной Украины. Эта группа помещиков была самой значительной как по численности, так и по количеству принадлежавших им крепостных крестьян.

Подавляющее большинство помещиков черноземных губерний извлекало доход из своих имений при помощи барщиной системы, и только у немногих, преимущественно очень крупных, помещиков крестьяне платили оброк. Наемный труд в помещичьих хозяйствах на "черноземе" вплоть до реформы почти не применялся. Обработка земли велась главным образом при помощи крестьянского инвентаря и рабочего скота, но к середине XIX в. некоторые помещики стали также приобретать собственный рабочий скот и инвентарь, используя наряду с трудом крестьян-хозяев труд дворовых и "пешую" барщину.

С 20 - 30-х годов XIX в. барщинное помещичье хозяйство черноземной полосы вступило в полосу затяжного кризиса на почве истощения крестьянского тягла, обессиленного возросшей крепостнической эксплуатацией. Этот кризис углублялся с каждым десятилетием. Помещику все труднее и труднее становилось удержать свое хозяйство даже на прежнем уровне. Поэтому крестьянская реформа, затрагивая одной своей стороной некоторые весьма существенные интересы черноземного помещика, в то же время была для него абсолютно необходима, и не только по социально-политическим, но и по чисто экономическим причинам. Прямая юридическая связь с крестьянским хозяйством из-за растущего малоземелья и разрушения крестьянского тягла становилась для помещика все менее и менее выгодной. Она обязывала помещиков, во-первых, обеспечивать вновь образующиеся крестьянские семьи земельными наделами и, во-вторых, кормить крестьян в годы неурожаев, повторяющихся все чаще и чаще. Но в то же самое время малоземелье подготовляло такие условия, при которых на "черноземе" становилось возможным сохранение крепостнических отношений и крепостной системы хозяйства без крепостного права. Помещик черноземных губерний ясно видел что если принадлежащий ему крепостной крестьянин получит известную степень свободы, но не получит земли, то он все равно волей-неволей вынужден будет брать у помещика свой прежний надел и обрабатывать за него прежнюю барщину. "...Вторгается товарное хозяйство, - писал Ленин. - Помещик начинает производить хлеб на продажу, а не на себя. Это вызывает усиление эксплуатации труда крестьян, - затем, затруднительность системы наделов, так как помещику уже невыгодно наделять подрастающие поколения крестьян новыми наделами, и появляется возможность расплачиваться деньгами. Становится удобнее отграничить раз навсегда крестьянскую землю от помещичьей (особенно ежели отрезать при этом часть наделов и получить "справедливый" выкуп) и пользоваться трудом тех же крестьян, поставленных материально в худшие условия и вынужденных конкурировать и с бывшими дворо-

стр. 79

выми, и с "дарственными", и с более обеспеченными бывшими государственными и удельными крестьянами и т. д.54 .

При таком положении от уничтожения крепостного права помещик в некотором отношении да же выигрывал, так как, во-первых, он избавлялся от обременительной обязанности заботиться о крестьянах и не допускать их до полного разорения; во-вторых, он делался полным собственником всей оставленной за ним земли и тогда рост населения не только не угрожал ему сокращением землевладения, но, наоборот, обеспечил бы ему увеличение доходов от земли благодаря росту арендной платы55 ; в-третьих, он получил возможность выбирать из крестьян таких, которые предложат ему самые выгодные условия и станут отрабатывать барщину наиболее исправно56 ; в-четвертых, освободившись от необходимости полностью исправить всех принадлежащих ему крестьян с их инвентарем, он мог комбинировать отработку и вольный наем в наиболее целесообразных пропорциях.

Несмотря на то, что крепостное право становилось для помещика черноземных губерний излишним, барщина все еще оставалась самым выгодным способом обеспечения рабочими руками крупных помещичьих имений, и связь с крестьянским хозяйством все еще была необходима для помещичьего хозяйства. Правда, расширение сельскохозяйственного рынка уже сделало возможным частичное использование наряду с трудом крестьян также труда наемных рабочих, но полный разрыв с крестьянским тяглом и полная ликвидация условий, обеспечивающих крепостническую эксплуатацию, поставили бы помещичьи хозяйства на "чернозем" в катастрофическое положение.

Помещикам черноземных губерний нужна была такая реформа, которая обеспечила бы им переход от чистой барщины к смешанной системе, к использованию труда и крестьян (отработки) и сельскохозяйственных рабочих (вольный наем), что бы потом по мере дальнейшего роста рынка, постепенно усиливать в своем хозяйстве капиталистические элементы за счет крепостнических. Массовая пролетаризация крестьянства была бы для черноземного помещика даже вредна, так как помещичье хозяйство долгое время могло предъяв-


54 Ленин, Соч., т. I, с. 350.

55 Насколько тяготило предреформенного помещика владение землей совместно с крестьянами, можно судить из следующих слов А. И. Кошелева: "У нас владение землей не полное, не полное потому, что вся земля принадлежит нам нераздельно с крестьянами. Хотя по закону мы имеем право... располагать землей по нашему усмотрению, но такие распоряжения суть исключение из обычного права, а на деле более половины земель в мирском владении, и даже остальная часть оных состоит в каком-то странном, далеко не безусловном нашем распоряжений. По уничтожении крепостного состояния дело будет совершенно иное: половина земли (в вопросе о наделении крестьян землей дальновидный Кошелев заходил так далеко, как ни один из черноземных помещиков. - П. Д. ) и почти все леса будут полною собственностью помещиков, и дворянству будет настоять необходимость лично распоряжаться своим хозяйством или отдавать свою землю в аренду людям, могущим дельно заняться этой отраслью промышленности" (А. И. Кошелев, Записки, приложения, с. 152 - 153).

56 Вот какая сторона крестьянской реформы в Остзейском крае казалась наиболее заманчивой эмигранту Н. И. Тургеневу, бывшему помещику Симбирской губернии: "Не бесполезно также отметить, что так как закон предоставлял каждому помещику выбор крепостных для образования разрядов, то бедные крестьяне употребляли все свои усилия для того, чтобы быть принятыми в них в течение первых лет. С этой целью они искали случая отличиться прилежанием в работе, трезвостью, хорошим поведением, так что помещик был часто затруднен в своем выборе, находя число достойных более числа даруемых милостей" (Н. И. Тургенев, Россия и русские, Москва 1907 г., т. II, с. 121).

стр. 80

лять на труд безинвентарных батраков только очень ограниченный спрос. Вредно было бы также превращение крестьянина в самостоятельного производителя, не нуждающегося в помещичьей земле и не идущего в крепостническую кабалу. Идеал помещика черноземных губерний 50-х годов - малоземельный крестьянин был привязан к своему наделу, сохранял свой инвентарь в полном порядке, но не мог на своем наделе самостоятельно вести хозяйство, а поэтому вынужден был на кабальных условиях арендовать у помещика добавочное количество земли. Все программы реформы исходившие от помещиков черноземной полосы, ставили своей целью (иногда с некоторым отклонением в ту или другую сторону) создание крестьянина именно такого типа.

В период, когда на местах разрабатывались проекты положения об уничтожении крепостного права (1858 - 1859 гг.), помещики были сильно связаны принципами, положенными правительством в основу рескриптов и программы занятий губернских комитетов. Поэтому для выяснения во всей полноте подлинных желаний помещиков приходится обращаться либо к неофициальным "запискам", либо к проектам, составленным до опубликования рескрипта Назимову. Классической программой помещиков черноземных губерний являются проекты реформы, составленные тульскими помещиками в 40-х годах.

Толчком, побудившим тульских помещиков задуматься над вопросом об уничтожении крепостного права, были, с одной стороны, неурожаи 1839 - 1840 гг., причинившие владельцам крепостных огромные убытки, а с другой - указ 2 апреля 1842. Несколько человек дворян Тульской губернии во главе с П. Мясковым, В. Муравьевым и графом Н. Н. Татищевым57 в 1844 г. подали правительству проект, в котором говорилось, что помещик отказывается от своих прав на личность и на обязательный труд крестьянина и предоставляет крестьянам земельные наделы в размере одной десятины на ревизскую душу, включая сюда усадьбы, огороды, конопляники и выгоны. Наделы становятся собственностью крестьян, причем большая часть долгов, лежащих на дворянских имениях, будет переложена на крестьянские земли, и крестьяне в погашение долговой суммы должны будут под гарантией правительства уплачивать кредитным учреждениям ежегодно по три рубля серебром с десятины. Тем дворянам, имения которых свободны от залога, при составлении уставных грамот будет единовременно выдано кредитными учреждениями соответствующая сумма денег. Таким образом помещики получат в полную и нераздельную собственность львиную долю земли и освободятся от обременяющих их долгов, а крестьяне окажутся привязанными к ничтожным наделам и "крепкими" земле. Какие хозяйственные результаты последуют от этого составители проекта прекрасно понимали: "крестьяне и дворовые люди, будучи наделены собственною землею, достаточно для оседлости, пропитания и податей (это на одной десятине земли! - П. Д. ) но не достаточно для земледельческого промысла, неминуемо должны будут вступить с владельцами земель, окружающих их селения в разнородные обязательства и брать те зем-


57 Эти помещики далеко не были либералами. Например П. Мясков, будучи губернским предводителем дворянства, уже в 1846 г. разослал уездным предводителям циркуляр следующего содержания: "Никогда ни словесных, ни письменных жалоб от людей на помещиков отнюдь не принимать, ибо таковые жалобы, очень редко основательные, могут только распространять в народе неуважение к законным властям и в то же время укоренять и потворствовать врожденной их лености" (Цит. по В. И. Семевскому, Крестьянский вопрос, т. II, с. 576).

стр. 81

ли, за деньги или за работу по одному указанию собственных выгод, без всяких других побуждений". Следовательно "поприще их земледельческой деятельности останется то же, как и ныне, на помещичьих землях, количество удобной земли должно будет еще увеличиться от разработки срубленных лесов, осушения болот и прочее"58 .

Составители тульского проекта 1844 года не были беспочвенными прожектерами. Они совершенно правильно поняли насущные интересы помещика черноземных губерний. Принципы, положенные ими в основу проекта, стали пользоваться среди помещиков черноземных губерний всеобщим признанием еще до реформы.

В феврале 1847 г. казанский и пензенский помещик А. Желтухин (впоследствии издатель "Журнала землевладельцев" и активный член-эксперт редакционных комиссий) подал правительству проект, аналогичный с тульским. Он предлагал наделить крестьян небольшими участками земли за выкуп, рассрочив уплату процентов и погашение капитала на 40 лет. Никакого хозяйственного переворота от этого не произойдет. Потеря помещиком права на обязательный труд крестьян "в местностях черноземных и населенных только воображаемая; в сущности и теперь помещик ничего не получает от крестьян даром; за землю или за деньги он и тогда будет получать то же самое". Наоборот, "освобождение" крестьян, проведенное в таком виде, будет для помещика очень выгодным. "Помещик перестанет быть дядькой крестьянина. За уступку небольшой части своей земли он слагает с себя долг опекунского совета или приказа общественного призрения; крестьянин не может довольствоваться той землею, какая укреплена за ним (приходится добавить: и к какой прикреплен он. - П. Д. ) в первые 40 лет, а потом не захочет покинуть этой земли; следовательно помещик обеспечен и в отдаче в наем земли своей, и в найме рабочих"59 .

В губернских комитетах и в редакционных комиссиях (представители черноземных помещиков в; общем защищали принципы реформы, положенные в основу мясковского проекта 1844 г. и желтухинского проекта 1847 г. Наибольшую активность они проявляли в вопросе о наделении крестьян землей. Не возражая против предоставления крестьянам в пользование или в собственность некоторого количества земли они старались добиться, что бы крестьянские наделы были сокращены против существующих (принцип "отрезов"). Даже А. И. Кошелев, пользовавшийся славою либерала в крестьянском вопросе, заявлял: "В первое время, пока потребности крестьян не развиты, слишком щедрый надел землею скорее был бы для них вреден в нравственном отношении, избавляя от необходимости дорожать своим трудом".

По вопросу о выкупе крестьянами своих наделов в собственность представители помещиков черноземных губерний, в отличие от представителей степных помещиков, категорически возражавших против выкупа, высказывались за обязательный выкуп. Из всех губернских комитетов черноземной полосы только один Симбирский отнесся отрицательно к идее выкупа, а все остальные по собственной инициативе составляли выкупные проекты, хотя вопрос о выкупе не был предусмотрен программой занятия губернских комитетов.

По вопросу о вотчиной власти помещиков представители черно-


58 Цит. по В. И. Семевскому, Крестьянский вопрос, СПБ 1888 г., т. II, с. 239 - 240.

59 Там же, с. 456.

стр. 82

земных губерний занимали довольно консервативную позицию. Это было конечно не случайно. Если для степного помещика сильная вотчинная власть была нужна только на срочно-обязанный период, по истечении которого он должен был превратиться в капиталистического предпринимателя, то помещик черноземной губернии стремился увековечить свое привилегированное положение и вотчинную власть над крестьянами, так как отработочная система даже при максимальном малоземелье и при крайней нужде крестьянина требовала сверх того сохранения некоторых элементов крепостного права. Из 36 депутатов губернских комитетов, подписавших резкий протест против постановления редакционных комиссий об упразднении вотчинной власти, подавляющее большинство составляли помещики черноземной полосы. VII

Больше всего теряли от реформы помещики нечерноземной полосы - центрально-промышленных и северо-западных губерний. Однако их положение было настолько противоречиво, что когда вопрос о реформе был правительством принципиально предрешен, они стали требовать наиболее полного уничтожения крепостнических отношений.

В нечерноземной полосе до реформы встречалось два типа помещиков. Большинство помещиков не вело в своих имениях никакого хозяйства и почти всех крестьян отпускало на оброк. Например в Ярославской губернии на оброке состояло 87% помещичьих крестьян, в Костромской - 87,5%, во Владимирской - 70% и т. д. В оброчных имениях не существовало крепостного хозяйства в собственном смысле. Эксплуатация крестьян держалась исключительно на крепостном праве, уже потерявшем в то время производственную базу, на основе которой оно возникло, и сделавшемся голой привилегией для одних и ни на чем не основанной, а поэтому чрезвычайно тягостной повинностью для других. Благодаря усилившимся экономическим связям между крепостной Россией и капиталистическим Западом и росту капитализма в русской промышленности "капиталистический способ представления" уже полностью завоевал оброчные отношения, превратил оброк в денежную ренту, а крепостное право на крестьянина в "капитал". Цена оброчного имения при продаже определялась путем капитализации оброка и обычно не зависела от качества земли, от наличия тех или других угодий, от близости рынка для сельскохозяйственных продуктов и т. д. Однако "капитал", материализованный в личности крестьянина, был довольно не надежен. С каждым годом росло сопротивление крестьян, крестьянские волнения повторялись все чаще и чаще60 , и собирать оброк становилось чрезвычайно затруднительно. При таком положении у помещика, жившего оброком, "не было больше оснований защищать крепостнические отношения. Для него было важно только одно: сохранить в какой! угодно форме свой капитал, чтобы иметь возможность и после реформы по-


60 Между прочим в последние десятилетия эпохи крепостного права нечерноземные губернии дают относительно максимальный процент крестьянских волнений. В нечерноземных великороссийских губерниях жило 28,5% крепостного населения России, а волнения, происходившие там, составляли 36% всех волнений (см. И. И. Игнатович, Помещичьи крестьяне накануне освобождения, изд. 3-е, Ленинград 1925 г., с. 333 - 334).

стр. 83

лучать с него ренту, равную оброку, собираемому с крепостных крестьян.

В нечерноземной полосе существовали также и барщинные имения. Например в Тверской губернии барщинные крестьяне составляли 59% помещичьих крестьян, в Калужской - 45%, в Псковской - 77%, в Московской - 32%. Владельцу барщинного нечерноземного имения приходилось вести хозяйство на неплодородной почве. Однако по сравнению с своим "черноземным" собратом он имел не только минусы, но и некоторые плюсы в виде близости рынков, относительно высоких цен и возможности сбывать кроме зерновых хлебов также продукты интенсивного полеводства, культурного животноводства, огородничества и т. п. Необходимость усиленно удобрять землю и близость рынков сбыта заставляли помещика нечерноземной полосы сеять клевер, разводить молочный скот и вообще переходить от традиционного трехполья к более интенсивным системам.

Барщинная система в черноземной полосе поддерживалась не только крепостным правом, не только голым внеэкономическим принуждением, но и тем фактом, что помещик являлся "монополистом чернозема", столь необходимого для крестьянина-земледельца. Отмена крепостного права в черноземных губерниях при сохранении в руках помещика большей части земли сама по себе не внесла бы существенных изменений в отношения между помещиком и крестьянином. Здесь от "полного рабства" к "полной свободе" возможно было множество промежуточных ступеней.

Совсем не то было в нечерноземных барщинных имениях. Здесь барщинная система держалась почти исключительно на крепостном праве, так как земельный надел не представлял для крестьянина большой ценности, и значительная часть доходов крестьянского двора, даже в барщинной деревне, состояла из неземледельческих заработков. С уничтожением или ослаблением крепостного права у крестьянина не осталось бы никаких побудительных мотивов обрабатывать помещичью землю на основе полукрепостнических отношений, так как при наличии довольно развитого спроса на наемных рабочих, не имея достаточного надела, крестьянин с гораздо большей пользой для себя мог бы применить свой труд в промышленности, на транспорте, на всякого рода отхожих; промыслах и т. п. Таким образом отработочная система в нечерноземной полосе, как правило, была не возможна.

Реформа, состоявшая в замене полного крепостного права обязанными отношениями, причинила бы помещикам нечерноземной полосы, жившим как оброком, так и барщиной, огромные убытки и поставила бы их перед угрозой катастрофы. Без полной власти над личностью крепостного при отсутствии у крестьянина экономической необходимости сохранять прежнюю связь с помещиком нельзя было ни собрать оброка, ни заставить крестьянина работать на барщине. Крепостнический дуализм помещичьего и крестьянского хозяйства неизбежно распался бы на другой же день после опубликования закона об отмене старых форм крепостного права. Поэтому у помещика нечерноземной полосы было только два выхода: или полная ликвидация хозяйства или быстрый переход к капиталистической системе (применение наемного труда, обзаведение собственным инвентарем и рабочим скотом, замена трехполья интенсивной системой сельского хозяйства).

Помещики нечерноземной полосы в реформе заняли совершенно

стр. 84

особую позицию, резко отличающую их от других групп помещиков. Только очень немногие из них, преимущественно владельцы наиболее доходных сборочных имений, получатели, так сказать, дифференциальной ренты, оказались убежденными крепостниками, так как применение при ликвидации крепостного права общих норм, основанных на доходности среднего оброчного имения при средних условиях, угрожало им большими убытками. Например противником реформы, да и то условно, оказался владелец с. Богородского Нижегородской губерний граф Шереметев. В 1858 г. он попытался заставить принадлежащих ему крепостных богачей за огромные суммы выкупиться на волю и столкнулся с либеральным нижегородским губернатором бывшим декабристом Муравьевым. В конфликт должно было вмешаться петербургское правительство, которое не одобрило поступка Шереметева61 . Но Шереметев и подобные ему были одиночками" Большинство помещиков нечерноземной полосы, особенно в лице своих наиболее передовых представителей, как "актив" тверского дворянства (А. М. Унковский, А. А. Головачев, Н. А. Бакунин, Европеус и др.) и группа литераторов "Русского вестника", заняли "крайнюю левую" позицию среди русского дворянства конца 50-х годов.

Программа реформы помещиков нечерноземной полосы наиболее последовательно изложена в "Записке" тверского губернского предводителя дворянства и председателя тверского губернского комитета А. М. Унковского, поданной им Александру II в декабре 1857 г.62 . Унковский резко критикует принципы, положенные в основу рескрипта Назимову, и считает, что "между свободой и неволей в частновладельческом отношении нет середины" и что "постепенное дарование свободы на одних словах будет только поддерживать постоянное раздражение 2 народе и... препятствовать установлению какого-либо порядка в их быту"63 . Он предлагает "освободить крестьян не словом, а делом, не постепенно, а разом"64 . Освобождаемым крестьянам должны быть предоставлены в собственность земельные наделы в составе как усадебных, так и полевых земель65 , но чтобы "не нарушить ничьих прав", необходимо вознаградить помещиков "как: за землю, отходящую из их владения, так и за самых освобождаемых крестьян (разрядка Унковского - П. Д. )"66 . Принципы "Записки" Унковского были положены Тверским губернским комитетом в основу составленного им "проекта положения об улучшении быта помещичьих крестьян"67 . Проекты других губернских комитетов нечерноземной полосы более или менее приближаются к тверскому проекту.

Представители как барщинных, так и оброчных помещиков нечерноземной полосы в губернских комитетах, в редакционных ко-


61 Случай с Шереметевым описан у В. И. Снежневского ("Крепостные крестьяне и помещики Нижегородской губернии накануне реформы 19 февраля ив первые годы после нее", "Действия Нижегородской губ. ученой арх. комиссии", т. III, с. 69 - 72).

62 "Записка" помещена в книге Гр. Джаншиева ("А. М. Унковский и освобождение крестьян", Москва 1894 г. с. 58 - 71).

63 Там же, с. 59 - 60.

64 Там же, с. 63.

65 Унковский не указывает размера земельных наделов. Он предлагает правительству установить минимум земельного надела и предоставить право помещикам и крестьянам по добровольному соглашению этот минимум увеличивать.

66 Гр. Джаншиев, А. М. Унковский и освобождение крестьян, с. 63.

67 Гр. Джаншиев, Эпоха великих реформ, изд. 9-е, СПБ 1905 г., с. 158.

стр. 85

миссиях и в печати отстаивали в общем следующую программу реформы:

1) Крестьяне сразу же получают полную свободу. Немедленно после опубликования "Положения" всякие обязательные отношения между помещиком и крестьянами должны быть прекращены. Срочно-обязанный период, проектируемый правительством и защищаемый черноземными и степными помещиками, вреден, так как с ослаблением власти и авторитета помещика крестьяне все равно не станут отбывать повинностей, а нажим на них со стороны помещика, не принеся пользы, вызовет только обострение отношений.

2) Нет никаких разумных оснований временно или постоянно сохранять за помещиком звание начальника сельского общества и вотчинную власть над крестьянами. Тверской и меньшинство Владимирского комитета проектировали создание всесословной волости, в которую будут входить также и помещики, а меньшинство Калужского комитета проектировало подчинение как крестьян, так и помещиков выборному всесословному уездному хозяйственному комитету.

3) Крестьянам нужно предоставить земельные наделы не в постоянное пользование, а в собственность. В состав земельных наделов должны войти как усадебные, так и полевые земли. Большинство губернских комитетов нечерноземной полосы высказалось за сохранение в руках крестьян нормальных потребительских наделов, близких к дореформенным68 . Комитеты чисто оброчных губерний в отношении наделов были особенно щедры. Например Ярославский губернский комитет соглашался в отдельных случаях довести надел до 50 десятин земли на ревизскую душу. Уступчивость помещиков нечерноземной полосы в вопросе о земле объясняется, помимо желатин получить выкуп, отсутствием у них прямой заинтересованности в массовой пролетаризации крестьянства, так как, с одной стороны, перейдя к капиталистической системе, помещик мог рассчитывать благодаря исторически сложившимся навыкам нечерноземного крестьянина к труду по найму свободно найти необходимое количество батраков из числа лишних работников крестьянских семей, а с другой стороны, у крупного и среднего землевладения нечерноземной полосы после реформы неизбежно должна была возникнуть нужда в сдаче земли на условиях капиталистической аренды. Между прочий в пореформенную эпоху культурные помещичьи хозяйства Тверской, Смоленской и Псковской губерний были тесно связаны с крестьянскими хозяйствами кулацкого типа: помещик после снятия со своей земли нескольких урожаев клевера обычно сдавал ее на один год кулаку под посев льна за высокую арендную цену.

4) Нужно сделать обязательным выкуп крестьянами своих наделов. Несмотря на то, что правительство признало личность крестьянина не подлежащей выкупу, нечерноземные помещики определяли выкупную сумму путем капитализации оброка. Они предполагали поручить в форме выкупа полную стоимость своих имений и сохранить за собой некоторую часть земли в виде премии. В проектах губернских комитетов указывались очень крупные выкупные суммы. Например Тверской губернский комитет капитализировал 12 р. 50 к. оброка с ревизской души. Ярославский губернский комитет хотел получить выкуп по 270 р. с ревизской души, Новгородский - по 330 р. с тягла и т. д. Помещики нечерноземной полосы предполагали про-


68 А. Скребицкий, Крестьянское дело, т. II, с. 1253 - 1263.

стр. 86

вести выкупную операцию через правительство, которое должно сразу, деньгами или облигациями, выдать помещику всю причитающуюся ему сумму; пусть оно уже само выколачивает потом деньги с крестьянина в течение длительного срока.

Таким образом в реформе боролись между собой четыре основные группы помещиков: 1) представители крупнейшего привилегированного землевладения - "феодальная знать", 2) степные помещики, 3) средние и мелкие помещики черноземной полосы и 4) средние- и мелкие помещики нечерноземной полосы. Защищать неприкосновенность крепостничества стало уже невозможно, а поэтому все перечисленные группы признавали необходимость буржуазного развития "прусского" типа. Выступая сплоченно против крестьянства, помещики боролись между собой только из-за того, какую вариацию "прусского" пути более целесообразно выбрать.

На всех помещичьих программах реформы, написанных и "консерваторами" и "либералами" различных оттенков, лежит сильная печать крепостничества. "Содержание крестьянской реформы, - писал Ленин, - было буржуазное, и это содержание выступало наружу тем сильнее, чем меньше урезывались крестьянские земли, чем полнее отделялись они от помещичьих, чем ниже был размер дани крепостникам (т. е. "выкупа"), чем свободнее от влияния и от давления крепостников устраивались крестьяне той или иной местности"69 . Рассматривая помещичьи программы с этой стороны, мы видим, что проведение каждой из них ставило препятствия капиталистическому развитию. Программа помещиков центрально-черноземных губерний тормозила развитие капитализма путем урезки крестьянских наделов, программа помещиков нечерноземной полосы - путем обременения крестьян выкупными платежами, программа степных помещиков - путем экспроприации большей части крестьянской земли и установления длительного срочно-обязанного периода, программа "феодальной знати" - путем сохранения личной зависимости крестьянина и увековечения земельной ренты в пользу помещика. Буржуазная по своему содержанию реформа не могла не быть крепостнической по своему характеру, так как ее проводили помещики-крепостники и царское самодержавие.


69 Ленин, Соч., т. XV, с. 143.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПОМЕЩИЧЬИ-ГРУППИРОВКИ-НАКАНУНЕ-РЕФОРМ-60-х-ГОДОВ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

П. ДРОЗДОВ, ПОМЕЩИЧЬИ ГРУППИРОВКИ НАКАНУНЕ РЕФОРМ 60-х ГОДОВ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПОМЕЩИЧЬИ-ГРУППИРОВКИ-НАКАНУНЕ-РЕФОРМ-60-х-ГОДОВ (дата обращения: 24.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - П. ДРОЗДОВ:

П. ДРОЗДОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
475 просмотров рейтинг
22.08.2015 (825 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА РИЖСКИХ РАБОЧИХ В 1905 ГОДУ
Каталог: Экономика 
9 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОЙ НАЦИИ
Каталог: Философия 
9 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
21 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПОМЕЩИЧЬИ ГРУППИРОВКИ НАКАНУНЕ РЕФОРМ 60-х ГОДОВ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK