Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14492
Автор(ы) публикации: О. В. ОРЛИК

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. - важное событие в истории борьбы за национальное освобождение балканских народов, в развитии традиций дружбы и сотрудничества между народами России и балканских стран. "Беспредельной и вечной будет признательность болгарского народа братскому русскому народу, двести тысяч сыновей которого пролили кровь за наше освобождение"1 , - говорил В. Коларов, видный деятель болгарского и международного рабочего движения. Торжественно отмечая в 1978 г. 100- летний юбилей избавления Болгарии от османского ига, ее народ чтит память тех, кому он обязан своей свободой. Народы Югославии и Румынии также хранят память о боевом содружестве с русским народом, о его помощи в борьбе за их национальное освобождение. В результате огромных усилий, ценой колоссальных жертв, принесенных в русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг. прежде всего русским народом и в боевом содружестве с балканскими народами, была освобождена от 500-летнего султанского ига Болгария и воссоздано Болгарское государство, получили национальную независимость Сербия, Черногория и Румыния, было значительно ослаблено турецкое влияние на всем Балканском полуострове. Так, несмотря на реакционность царизма, эта война объективно имела прогрессивные последствия для судеб угнетенных народов Юго-Восточной Европы, ибо отвечала их национальным чаяниям.

Сущность Восточного кризиса второй половины 70-х годов XIX в., политики на Балканах великих европейских держав, в том числе России, раскрыл В. И. Ленин. Определив эту политику как экспансионистскую2 , он в то же время подчеркнул объективно прогрессивное значение русско-турецкой войны, с началом которой еще более усилилась национально-освободительная борьба балканских народов, и назвал 1877- 1878 гг. временем "освобождения национальных государств на Балканах"3 . События на Балканском полуострове находили широкий отклик и поддержку в России. Это особенно ярко проявилось в 70-е годы XIX в., когда представители всех слоев общества выражали сочувствие национально-освободительной борьбе балканских народов. Но подлинно бескорыстную помощь оказали им только демократические слои населения России4 , лучшие представители интеллигенции. Ими была собрана основная часть денежных средств, одежды, продовольствия, посланных тогда из России на Балканы.

Балканские события 70-х годов XIX в., русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. нашли отражение в идейной борьбе в России, объективно способствовали вызреванию предпосылок новой революционной ситуации в стране. Отдельные представители прогрессивных кругов российской интеллигенции, отличавшиеся передовыми либо умеренными общественно-политическими воззрениями и тем или иным пониманием конечных целей борьбы с самодержавием, форм и методов этой борьбы, по-разному относились и к проблемам социального освобождения балканских народов, к движущим си-


1 В. Коларов. Избрани произведения. Т. III. София. 1955, стр. 388.

2 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 28, стр. 668, 672.

3 В. И. Ленин. ПСС. Т. 26, стр. 144; т. 28, стр. 668.

4 "Две трети пожертвований внес... наш бедный, обремененный нуждою, простой народ", - констатировал И. С. Аксаков, ведущий деятель славянских комитетов в России (И. С. Аксаков. Полное собрание сочинений. Т. I. М. 1886, стр. 228).

стр. 79


лам и путям дальнейшего развития Балкан. Сторонники либеральных взглядов, придавая определенное значение национальному освобождению балканских народов и предоставлению им политической самостоятельности, стояли за проведение ограниченных социальных преобразований, возлагая надежды на реформу сверху. Представители революционного демократического направления, выступая за создание независимых государств на Балканах, выдвигали идею радикальных социальных преобразований силами народных масс; особый упор они делали на упрочение взаимосвязей передовых сил России и балканских народов.

Отношение русского общества к национально-освободительной борьбе славянских народов, к русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг. нашло освещение в сборнике документов "Освобождение Болгарии от турецкого ига" (тт. 1 - З. М. 1961 -1967) и в ряде трудов5 . Менее изученными остаются участие представителей разных отрядов интеллигенции России в русско-турецкой войне, ее значение для формирования идейных воззрений участников войны, их вклад в дело освобождения славянских народов от османского владычества, в упрочение дружбы между русским и балканскими народами. Дошедшие до нас многочисленные материалы участников русско-турецкой войны, в том числе архивные, дают возможность полнее раскрыть этот аспект событий и ясно свидетельствуют о характере отношения прогрессивных представителей российской интеллигенции к освободительной борьбе на Балканах, об их понимании задач русско-турецкой войны, а также о том, как в этом случае проявились их идейные разногласия с консервативными и реакционно настроенными кругами.

Сохранившиеся материалы участников войны, прежде всего представителей прогрессивно настроенной российской интеллигенции, не всегда дают возможность раскрыть их взгляды по вопросам, которые возникали в ходе борьбы за национальное освобождение балканских народов. Охваченные порывом избавить их от угрозы физического истребления, участники войны при описании событий на Балканах 1877- 1878 гг. больше всего уделяли внимания именно этим вопросам. Однако в некоторых их работах, опубликованных либо подготовленных в первые послевоенные годы, и в их эпистолярном наследии содержатся также высказывания по поводу политического устройства Балкан, о путях развития балканских народов и т. п. Отношение участников войны, как, впрочем, и всей прогрессивно настроенной интеллигенции России к этим вопросам в целом, еще не изучено и в настоящем очерке детально не рассматривается.

Участниками русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. были деятели российского революционного движения, многие прогрессивно настроенные представители науки и культуры. Среди них те, чьи имена вошли в золотой фонд отечественной и мировой науки и культуры: Н. И. Пирогов, С. П. Боткин, Н. В. Склифосовский, В. М. Бехтерев, В. В. Верещагин, В. Д. Поленов, В. М. Гаршин и другие. Значительный отряд составляли и представители военной интеллигенции - профессора академий, преподаватели военных наук6 . Стратегический план войны был разработан генералом Н. Н. Обручевым и военным министром Д. А. Милютиным. В совершенствовании планов ве-


5 "Славянский сборник". М. 1948; "Освобождение Болгарии от турецкого ига". М. 1953; С. А. Никитин. Славянские комитеты в России. М. 1960; А. Я. Киперман. К вопросу об общественном подъеме в России в связи с балканскими событиями 1875 - 1878 гг. "Ученые записки" Шуйского пединститута, 1960, вып. IX; Н. Н. Яковлев. Участие русского народа в освободительной борьбе балканских славян в 1876 - 1878 гг. Автореф. докт. дисс. М. 1964; В. М. Хевролина. Об отношении русского общества к войне за освобождение Болгарии от турецкого ига. "Краткие сообщения" Института славяноведения АН СССР, 1965, вып. 40; Н. И. Хитрова. О русской помощи Черногории в период Восточного кризиса 1875 - 1878 гг. "Развитие капитализма и национальные движения в славянских странах". М. 1970; А. А. Улунян. Болгарский народ и русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. М. 1971; Ю. Е. Фомин. Общественность Украины и национально-освободительное движение южных славян в 1875 - 1878 гг. Автореф. канд. дисс. Киев. 1971; В. А. Золотарев. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг.: некоторые аспекты мемуарного наследия. "История СССР", 1976, N 6; В. П. Вильчинский. Война за освобождение Болгарии и русская литература. "Русско-болгррские фольклорные и литературные связи". Т. 2. Л. 1977.

6 Подробнее см.: В. А. Золотарев. Указ. соч., стр. 150 - 160; П. А. Зайончковский. Д. А. Милютин. Биографический очерк (Д. А. Милютин. Дневник. Т. I. М. 1947, стр. 48 - 55 и др.); "Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг.". М. 1977.

стр. 80


дения войны и в подготовке ряда военных операций участвовали известный герой Севастопольской обороны военный инженер Э. И. Тотлебен, профессора П. Д. Паренсов, М. А. Газенкампф, историк военного искусства военный корреспондент газеты "Русский инвалид" А. К. Пузыревский и другие. Представители военной интеллигенции своими знаниями и опытом внесли ощутимую лепту в ее успешное завершение, провели в жизнь ряд прогрессивных идей, свидетельствующих о достижениях русского военного искусства7 . Это делалось вопреки рутине и косности высшего военного командования во главе с главнокомандующим Дунайской армией вел. кн. Николаем Николаевичем. Им, например, была отклонена кандидатура на пост начальника штаба Дунайской армии генерала, профессора Военной академии Генштаба, управляющего делами Военно-ученого комитета Главного штаба Н. Н. Обручева. Видимо, потому, что в верхах знали о его деятельности в молодые годы в революционном движении, связях с А. И. Герценом и Н. П. Огаревым, Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым и об отказе участвовать в подавлении польского восстания 1863- 1864 годов8 . В обстановке подъема национально-освободительной борьбы на Балканах кандидатура Обручева оказалась неподходящей, хотя в то время его взгляды уже не выходили за рамки либерально-конституционных воззрений.

Неудовольствие главнокомандующего и его клевретов вызвало заявление Д. А. Милютина, сделанное им после второго штурма Плевны (18 июля), о необходимости "внушить начальникам войск бережливость на русскую кровь"9 . Исходя в целом из интересов упрочения престижа России на Балканах, Милютин, принимая участие после окончания войны в разработке Тырновской конституции и в организации помощи болгарам при создании земского войска - важной гарантии сохранения их государственной независимости, способствовал упрочению буржуазно-конституционного государства в Северной Болгарии. Им было верно подмечено значение создания болгарского княжества (которое он в силу своих умеренно-либеральных воззрений мыслил только как конституционно-монархическое). 14 июня 1878 г. Милютин записал в дневнике: "Образуемая ныне на севере Балкан маленькая автономная Болгария послужит ядром для будущего объединения всего болгарского народа в одно самостоятельное государство"10 .

За освобождение Болгарии сражались известный участник революционно- демократического движения начала 60-х годов XIX в., соратник Н. Г. Чернышевского В. А. Обручев (двоюродный брат Н. Н. Обручева), сын великого русского поэта полковник Нарвского полка А. А. Пушкин11 , офицер и литератор А. В. Верещагин (брат художника В. В. Верещагина), морской офицер Ю. В. Арсеньев, впоследствии историк, хранитель Оружейной палаты в Москве, и многие другие. В. А. Обручев, участвовавший в войне "в качестве волонтера", отличился 29 мая 1877 г. в атаке против турецкой эскадры, стоявшей на Сулинском рейде, за что был восстановлен в военном чине (будучи арестованным в 1862 г. по обвинению в распространении нелегальной прокламации "Великорусе" и сосланным в Сибирь, он, вернувшись из ссылки в Одессу, добился разрешения участвовать в Сулинском походе).

О значении русско-турецкой войны для освобождения балканских славян, а также для внутренней жизни России В. А. Обручев написал в автобиографическом очерке. Он высоко оценил бескорыстие солдат, офицеров низших рангов, представителей разных групп трудовой российской интеллигенции, воевавших за освобождение балканских народов, и справедливо подчеркнул следующее важное обстоятельство: "Мы почувствовали в себе живую душу и поверили, что мы люди... Мы учились друг у друга, нам хотелось быть, как те из нас, которые лучше". По мнению Обручева, во время войны 1877 - 1878 гг. "в первый раз после 1861 года ...у множества людей явились общие гражданские мысли и решимость действовать по этим мыслям. Не


7 Л. Г. Бескровный. Русское военное искусство XIX в. М. 1974; "Русско- турецкая война 1877 - 1878 гг.".

8 Н. Н. Новикова. Революционеры 1861 года. М. 1968.

9 "Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг. на Балканском полуострове". Вып. 26. СПБ. 1899, стр. 156.

10 Д. А. Милютин. Дневник. Т. III. М. 1950, стр. 70.

11 А. Манко. Александър Александрович Пушкин - участник в Освободителната война 1877 - 1878 гг. "Военно-исторически сборник" (София), 1967, N 5.

стр. 81


только решимость, но и возможность"12 . Эта сторона войны, на которую обращали внимание многие передовые люди России, имела большое значение для возбуждения общественного мнения и усиления освободительных настроений, что явилось одним из важных компонентов назревавшей тогда второй революционной ситуации в России.

В третьем штурме Плевны (30 - 31 августа 1877 г.) участвовали А. В. и С. В. Верещагины. Отличившийся в бою А. В. Верещагин, автор ряда интересных работ о войне13 , был тяжело ранен; его брат, адъютант при штабе генерала М. Д. Скобелева, убит. Под Плевной, на Гривицких редутах, находился и третий брат - художник В. В. Верещагин, раненный еще во время участия в минной атаке на миноносце "Шутка". Об этом писала русская и зарубежная пресса. Прогрессивный журнал "Пчела", объединявший многих известных художников того времени, был озабочен состоянием здоровья В. В. Верещагина. В одной из корреспонденции сообщалось: "Всем поклонникам этого, несомненно, большого русского дарования будет, конечно, приятно узнать, что рана Василия Васильевича не оставила никакого серьезного следа на его здоровье"14 . Впоследствии художник участвовал в ряде военных операций, в том числе на Шипке и в походе на Адрианополь.

Видные представители российской и военной интеллигенции, крупные военачальники принимали участие в создании дружин болгарского ополчения, способствовали развитию взаимодействия русских и болгарских военных частей. Многое сделал для упрочения ополчения, повышения его роли в борьбе за освобождение болгарского народа генерал Н. Г. Столетов. Преодолевая сопротивление верхов, опасавшихся привлечения широких слоев местного населения к участию в военных действиях, он использовал дружины ополчения в ходе боевых действий. Ополченцы совместно с русскими войсками одержали победу в бою под Эски-Загра (Стара-Загора) 19 июля 1877 года. Высокую оценку этому событию дал Столетов как начальник болгарского ополчения. "Бой под Ески-Загрой, - писал он в рапорте, - показал, что болгары могут драться и умирать героями!"15 . Выдержки из этого рапорта со словами одобрения "трудной и славной службы болгарского ополчения", уверенности в праве "многострадального болгарского народа" на свободу были напечатаны в русской прессе и стали известны широким кругам общественности. В русской и зарубежной печати подробно освещались совместные действия русских войск и дружин болгарских ополченцев16 . Как писал с балканского фронта английский корреспондент газеты "Daily News" Мак-Гахан, "русские здесь в стране друзей, которые встречают их с распростертыми объятиями, доставляют им верные сведения... друзей, которые добровольно служат им лазутчиками и чем-то вроде отводных караулов, тогда как турки на своей территории находятся в положении пруссаков во Франции"17 .

Участники войны рассказывали о многочисленных фактах помощи болгар солдатам и офицерам русской армии, о героизме болгарских дружинников, о радостных встречах местным населением воинов-освободителей18 . 23 августа 1877 г. "Московские ведомости" поместили корреспонденцию из Болгарии о прокладке населением под руководством русских офицеров дороги на Шицкинский перевал. 5 октября "Русский инвалид" на основании сообщений, присланных с фронта, писал об освобождении русскими войсками в районе г. Ловча болгарских женщин и детей и о радостной встрече ими освободителей. Незабываемым было освобождение Софии, в которую русские войска вступили 23 декабря. "Впереди шли кавказские казаки, затем преображенцы, семеновцы, измайловцы, егеря. При самом входе в город, - писал


12 "Вестник Европы", 1908, N 10, стр. 519.

13 А. В. Верещагин. Дома и на войне. 1853 - 1881. Воспоминания и рассказы. СПБ. 1886; его же. Ловчинский бой 22 августа 1877 года. СПБ. 1884, и др.

14 "Пчела", 20.XI.1877.

15 "Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг. на Балканском полуострове". Вып. 24. СПБ. 1900, стр. 284 - 285.

16 Такие сведения содержатся, например, в корреспонденциях В. Крестовского для "Правительственного вестника", которые затем вошли в его работу "Двадцать месяцев в Действующей армии, 1877 - 1878. Письма в редакцию "Правительственного вестника" от ее официального корреспондента". Тт. I-II. СПБ. 1879.

17 Статья перепечатана в газете "Голос" (27.VII.1877).

18 А. А. Улунян. Указ. соч., гл. 2 - 3.

стр. 82


участник событий, - нас встретили духовенство с крестами, хлебом и солью и огромные массы народа, кричавшие "ура!", "здорово, братушки!", женщины бросали миртовые ветви, подавали солдатам хлеб и т. п. Авангард прошел безостановочно по дороге на Радомир и занял перед ущельем позицию. Прочие же полки с распущенными знаменами вступали в город"19 . "Болгарин пошел следом за русским солдатом, начал ухаживать за ним, исправлять ему дороги, носить раненых, делиться последней краюхой хлеба и носить воду в цепь в жаркий день боя, невзирая на убийственный огонь неприятеля... Болгарские дружины дрались, как львы"20 - так охарактеризовал действия болгар участник войны Н. В. Максимов. Многие болгары, помогая русским войскам, становились разведчиками, переводчиками, проводниками в горах, санитарами. Некоторые из них были награждены русскими военными орденами и медалями21 .

Со своей стороны, солдаты и офицеры русской армии бескорыстно помогали болгарскому населению, часто бежавшему под их защиту от преследований башибузуков, делились с ним последним куском хлеба, последним глотком воды. Яркие эпизоды помощи болгарам "брянцев" (так называли служивших в Брянском полку, оборонявшем Шипку) привел Ю. В. Арсеньев, участвоваший в боях при зимнем переходе через Балканы: "брянцы" с 5 сентября и в продолжение всей зимы 1877 г. несли на Шипке "невероятно геройскую службу"; солдаты полка "оставались по четыре дня бессменно на самой вершине горы св. Николая, без крова и пристанища, при страшных метелях и снежных заносах. Люди замерзали, как мухи". Тяжесть испытаний, выпавшая на долю "брянцев", еще сильнее укрепила в них чувство товарищества, взаимопомощи, гуманного отношения к слабому; у них находили приют и поддержку многие болгарские беженцы. Поручик Денисов, заведуя в небольшой караулке у подножия горы св. Николая складом продовольствия, отдавал беженцам все, что имел лишнего из продуктов, платья и белья. В этой караулке, названной "Брянской хатой", Денисов отогревал и подкармливал немало бесприютных бедняков, спас молодую мать с новорожденным, двоих болгарских осиротевших детей22 .

Сразу же по окончании войны русские офицеры приняли активное участие в подготовке болгарских военных кадров. С их помощью в Болгарии было создано боеспособное регулярное земское войско23 . Топографы, военные инженеры и техники положили много сил на составление первых карт Болгарии, на прокладку дорог, мостов, водопроводов, на перепланировку и новую застройку городов, пострадавших от варварских разрушений башибузуков. Представители творческой интеллигенции России - участники войны много сделали также для увековечения памяти о героизме солдат и офицеров в борьбе за освобождение Болгарии, показа крепнувшей дружбы между русским и болгарским народами. Прибегая к различным художественным средствам, они старались обратить внимание широкой общественности России и других европейских стран на положение славянских народов на Балканах, жестоко притесняемых османскими властями, призывали к поддержке этих народов24 . Не случайно


19 "Русский инвалид", 25.I.1878.

20 Н. В. Максимов. Две войны, 1876 - 1878. СПБ. 1879, стр. 583.

21 ЦГВИА СССР, ф. 400, оп. 132/754, 1878 г., 6 отд., 1 ст., д. 139, лл. 5, 5 об. (список от 21 марта 1878 г.); там же, д. 657, лл. 2 - 5 (список 28 переводчиков-болгар, представленных 27 ноября 1878 г. к награждению русскими орденами).

22 Ю. В. Арсеньев. Дневник моряка на Дунае и в сухопутном походе на Балканы. 1877 - 1878 гг. "Братская помощь", 1910, N 4, стр. 107 - 109.

23 В. Д. Конобеев. Образование вооруженных сил Болгарии в период ее освобождения от турецкого ига. 1877 - 1879. "Краткие сообщения" Института славяноведения АН СССР, 1951, N 2; его же. Русско-болгарское боевое содружество в русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг. М. 1953.

24 В оказании помощи балканским славянам, русским солдатам и офицерам - участникам войны немалую роль сыграли лучшие представители творческой интеллигенции России. Скульптор М. М. Антокольский, крупнейший бактериолог И. И. Мечников, известный физик Н. А. Умов, ученый-эмбриолог А. О. Ковалевский и другие постоянно участвовали в сборах средств для южных славян. Активную деятельность развили известные музыканты братья А. Г. и Н. Г. Рубинштейны, выступавшие в 1877 г. во многих городах России с фортепианными концертами, сборы с которых передавались "всецело в пользу" Общества Красного Креста "для раненых наших воинов и их семейств" ("Голос", 2(14). VII. 1877; "Московские ведомости", 21.IX.1877). Осенью 1877 г. в Москве была открыта выставка картин И. К. Айвазовского, для которой художник специально

стр. 83


в благодарственных адресах, направленных болгарами после окончания войны русскому народу, звучали проникновенные слова, обращенные к интеллигенции России, прежде всего к ее военным корреспондентам, писателям - участникам войны, за "сочувствие русской журналистики к болгарскому делу"; выражалась "великая признательность" неутомимым сотрудникам русских газет25 . Немалая их заслуга состоит и в том, что они показывали, большей частью правдиво, тяжелые стороны войны, выносили на общественный суд многие отрицательные стороны самодержавного строя.

На балканском фронте находился в 1877 г. ряд известных публицистов и писателей: Е. И. Утин, В. А. Соллогуб, В. М. Гаршин, В. И. Немирович- Данченко, Н. В. Максимов и другие26 . В составе действующей армии многие военные корреспонденты, писатели, художники прошли боевой путь от переправы через Дунай в июне 1877 г. до заключения Сан-Стефанского мира 19 февраля (3 марта) 1878 г., участвовали в боях, были представлены к военным наградам. И если первые вести с фронта писателя либерального толка Немировича-Данченко имели налет некоторой елейности при описании подвигов солдат, за что его справедливо упрекали М. Е. Салтыков-Щедрин и Н. К. Михайловский27 , то позже, столкнувшись по-настоящему с буднями войны, он отмечал: "Какою чепухою кажутся теперь описания битв у наших романистов. Это оживление перед боем, восторг солдат и т. д. В действительности ничего похожего"28 . Эта критика относилась прежде всего к Л. В. Шаховскому, Д. А. Скалону и им подобным, дававшим типично лубочное изображение войны29 . Описывая состояние солдат перед боем под Зеленой Горой, автор верно отмечал понимание ими важности выполнения своего военного долга и в то же время не скрывал их раздумий о тяжести этого долга, разговоров о доме, семье. "И не поверю я, чтобы на душе у кого бы то ни было не было жутко,.. - записал корреспондент после пребывания в отряде, готовившемся к бою, - всем жутко. "Нужно" - потому и идут"30 .

События национально-освободительной борьбы на Балканах не оставили равнодушным и В. М. Гаршина. Еще в 1876 г. он сделал попытку записаться добровольцем в сербскую армию, но неудачно: поскольку он был призывного возраста, власти не разрешили ему выезд на Балканы. В стихотворении "Друзья, мы собрались перед разлукой..." Гаршин раскрыл те чувства, которые звали в 1875 - 1876 гг. на Балканы лучших людей России, их бескорыстное стремление помочь освободительной борьбе славянских народов:

"Мы не идем по прихоти владыки 
Страдать и умирать; 
Свободны наши боевые клики, 
Могуча наша рать..."

31

.

написал несколько полотен на военные сюжеты, отражавшие героизм русских воинов ("Бой парохода "Весты" с турецким броненосцем у Кюстенджи 11 июля 1877 года", "Турецкий броненосец "Лютфи-Джелилл", взорванный русскими батареями на Дунае 29 апреля 1877 года" и др.)- Сбор от выставки художник определил "в пользу Красного Креста, с удержанием четвертой части в пользу беднейших жителей города Феодосии, пострадавших вследствие военных обстоятельств" ("Московские ведомости", 29.Х.1877). Под влиянием впечатлений от освободительной борьбы сербского народа П. И. Чайковский в 1876 г. написал "Славянский марш" (Н. Д. Кашкин. Воспоминания о П. И. Чайковском. М. 1954, стр. 122 - 123, 216).

25 Вас. И. Немирович-Данченко. Год войны. (Дневник русского корреспондента). 1877 - 1878. Т. III. СПБ. 1879, стр. 329.

26 О газетах и журналах, которые представляли на войне корреспонденты, см. "Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг...". Вып. 2. СПБ. 1898, стр. 172 - 174. Немирович-Данченко был военным корреспондентом журналов "Наш век" и "Пчела", Максимов - газет "Биржевые ведомости" и "St. -Petersburger Zeitung", Сокольский - "Голос", в "Вестнике Европы" печатался Утин.

27 М. Е. Салтыков-Щедрин. Полное собрание сочинений. Т. XII. М. 1938, стр. 483; Н. М. Житейские и художественные драмы. "Отечественные записки", 1879 N 2, стр. 256 - 257.

28 Вас. И. Немирович-Данченко. Указ. соч. Т. I, стр. 304.

29 Л. В. Шаховской. Два похода за Балканы. С театра войны 1877 - 1878. М. 1897; Д. А. Скалон. Мои воспоминания. 1877 - 1878. Тт. 1 - 2. СПБ. 1913.

30 Вас. И. Немирович-Данченко. Указ. соч. Т. I, стр. 304.

31 В. М. Гаршин. Сочинения. М. -Л. 1960, стр. 361.

стр. 84


После начала войны Гаршин добровольно ушел на фронт, пройдя рядовым путь от Дуная до Аясларских высот, где 11 августа 1877 г. был ранен. Сложны и противоречивы мысли Гаршина о войне. В его рассказах ("Четыре дня", "Трус" и др.), в письмах с фронта наряду с идеями противления всякой войне есть и размышления о необходимости оказания активной помощи братьям-славянам, а также идеи о значении войны как средстве сближения интеллигенции с народом. Тут сказывалось влияние народников на молодого писателя. Именно в этом видел Гаршин субъективную ценность своего участия в военных событиях 1877 г.; такая же мысль завершает его рассказ "Четыре дня".

Без прикрас описывал войну публицист Е. И. Утин, известный своими прогрессивными воззрениями. Его статьи о войне, опубликованные в "Вестнике Европы", вышли отдельной книгой, многие страницы которой посвящены мужеству солдат и те? офицеров, которые вместе с ними были на передних позициях в шипкинской эпопее и вынесли все тяготы войны. "В самые грустные минуты" войны, по словам Утина, "единственно, что давало веру, силу и бодрость - это мысль о русской армии", прежде всего "о храбрости, мужестве, невообразимой стойкости, присущих русскому солдату"32 .

Суровые будни войны становились во много раз труднее еще и потому, что солдаты и офицеры своим мужеством, стойкостью, выносливостью, наконец, своей кровью должны были компенсировать издержки плохой оснащенности армии, промахи в руководстве высшего военного командования. Россия вступила в войну, не будучи к ней достаточно готовой. Не была, в частности, завершена начатая в 1862 г. и длившаяся до 1874 г. военная реформа. "Массу лишних жертв унесла эта война исключительно благодаря тому, что вооружение нашей армии находилось в неудовлетворительном состоянии"33 , - писал Утин, выражая взгляды своих единомышленников - представителей прогрессивных кругов российской интеллигенции. Тяжело было вспоминать участникам войны о неудачных штурмах Плевны, которые стоили многих тысяч жизней солдат. Причины этих неудач в основном крылись в неспособности высшего командования, царских генералов типа барона Н. П. Криденера понять особенности ведения боя против полевых укреплений противника и заставлявших пехоту под убийственным обстрелом идти на штурм тесно сомкнутыми колоннами. Руководивший военными корреспондентами при главной квартире Дунайской армии М. А. Газенкампф, а также А. К! Пузыревский и другие верно отмечали, что причины неудач под Плевной заключаются "не в частных ошибках, а гораздо глубже"34 .

Главная квартира армии удивляла и прогрессивно мыслящих офицеров и военных корреспондентов "многочисленностью праздношатающихся дармоедов", хаотическим состоянием связи, снабжения, а главное - якобы неизбежностью, с точки зрения высокопоставленного военного начальства, такого положения дел35 . Не мирились прогрессивно настроенные офицеры и с тем бездушным отношением к солдату, которое проявлялось со стороны верхов. Многие статьи, письма, воспоминания проникнуты гневным осуждением такого отношения к нижним чинам. Зато каким огромным событием для всех участников войны стала капитуляция 40-тысячной армии Османа-паши 28 ноября 1877 г. в Плевне - этом важном узловом центре путей сообщения в Северо-Западной Болгарии. Очевидец события В. А. Соллогуб, ведший тогда походный дневник Александра II, нарисовал впечатляющую картину капитуляции: "Вся турецкая армия хотела выступить сполна, но выступить ей было некуда... Тут у высот Блазеваца стояла коляска, в которой сидел раненый военнопленный турецкий главнокомандующий Осман-паша. Турки кидали на землю груды оружия. За ними гренадеры, в шеренги выстроенные, смотрели молча. Плевнр была взята. Главнокомандующий, 10 пашей, 120 штаб-офицеров, 2000 обер-офицеров, 40 000 нижних чинов, 1200 всадников сдались военнопленными"36 .


32 Е. Утин. Письма из Болгарии в 1877 г. СПБ. 1879, стр. 405.

33 Там же, стр. 381 - 382.

34 М. Газенкампф. Мой дневник 1877 - 1878 гг. СПБ. 1908, стр. 122.

35 Там же, стр. 43 - 44, 120 сл.

36 "Дневник высочайшего пребывания императора Александра II за Дунаем в 1877 г.". СПБ. 1878, стр. 260.

стр. 85


Высокая оценка героизма и мужества русских солдат и офицеров, действовавших при овладении Плевной совместно с румынскими войсками, была дана командующим русско-румынским блокадным отрядом румынским князем Каролем. В приказе, с которым он обратился 2 декабря к войскам, подчеркивалось: "Офицеры и солдаты русской армии! Ваша стойкость, ваши геройские усилия увенчались полным успехом: Плевна, которую неприятель мнил неприступною, наконец, пала... Я не могу не высказать вам, что вы служили примером доблести и высших воинских добродетелей моим юным войскам, которые, приняв огненное крещение в союзе с славною русскою армией, навсегда соединились с вами узами военного братства"37 .

Капитуляция войск Османа-паши в Плевне привела к коренному перелому в ходе войны. Это подняло дух героических защитников Шипки, создало возможность для подготовки одной из важнейших операций 1877 г. - перехода в зимних условиях через Балканы. О значении боев под Плевной напоминает памятник погибшим героям, установленный у Ильинских ворот в Москве. "Русским воинам-освободителям" посвящается мемориальный комплекс "Плевенская эпопея", созданный в Плевне к 100-летию русско-турецкой войны и освобождения Болгарии. День капитуляции османских войск в Плевне считается в Болгарии знаменательной датой в истории борьбы за национальное освобождение. В связи с юбилеем, а также за заслуги в укреплении дружбы между советским и болгарским народами г. Плевен (быв. Плевна) награжден советским орденом "Дружба народов"38 .

Героические защитники Шипки в неимоверно трудных условиях осени и зимы 1877 г. стойко держали оборону перевала, сковывая действия расположившихся на южных склонах гор крупных турецких сил. Царское командование не позаботилось об обеспечении войск всем необходимым для зимовки в горах. А уже с сентября там начались сильные морозы, поднялись ураганные ветры, засыпавшие снегом позиции. По словам художника В. Д. Поленова, "много пришлось перенести войску, а отчасти и нам от холодной, почти русской зимы, совершенно неожиданно посетившей нас в Болгарии"39 . Плохо одетые, а порой даже без сапог, голодные, русские солдаты мужественно выполняли свой долг. Им и здесь помогало болгарское население. Пробираясь на шипкинские позиции, болгары приносили защитникам еду, одежду, служили проводниками в горах. Русские писатели и художники - очевидцы беспримерной стойкости защитников Шипки - показали, какой ценой удерживался этот перевал, сколько мужества и героизма проявляли солдаты, спасая болгарское население от возможных новых жестокостей османской армии, рвавшейся в Северную Болгарию. В то же время они подвергли суровому осуждению военное командование и администрацию, повинных в гибели многих тысяч солдат40 . Утин раскрыл "невероятную картину лишений русского солдата, замерзающего на вершинах Балкан благодаря беспечности тех, на ком лежит обязанность заботиться о том, чтобы он не остался босым и нагим"41 . Немирович-Данченко гневно писал о том, что гибель многих "мучеников Шипки" произошла потому, "что их жизнь не была никому дорога. Шаркунам, фразерам, карьеристам не было дела до этих сотен наших страстотерпцев и тружеников. Безответно умирали они на морозе, и ничей голос до сих пор не восстал за них потребовать отчета от тех, на чьей обязанности лежали заботы о них"42 .

Знаменитый триптих В. В. Верещагина "На Шипке все спокойно!", созданный в 1878 - 1879 гг. на основе его зимних зарисовок 1877 г., донес до нас беззаветную самоотверженность русских солдат и в то же время стал разоблачающим укором цар-


37 "Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг...". Вып. 90, ч. 1 СПБ. 1911, стр. 69.

38 "Правда", 10.XII.1977.

39 "Василий Дмитриевич Поленов. Елена Дмитриевна Поленова. Хроника семьи художников". М. 1964, стр. 261.

40 "С сентября по декабрь 1877 г. русские и болгары потеряли 700 человек убитыми, а обмороженными, больными и замерзшими 9500 человек" ("История СССР с древнейших времен до наших дней". Т. V. М. 1968, стр. 257).

41 Е. Утин. Указ. соч., стр. 394.

42 Вас. И. Немирович-Данченко. Указ. соч. Т. II, стр. 104. Шипкинской эпопее им посвящены также произведения "Герои Шипки" (СПБ. 1881), "Мученики Шипки" (М. 1911) и др.

стр. 86


скому военному командованию. Находясь в одной из дивизий генерала Ф. Ф. Радецкого, занимавшей оборону на Шипкинском перевале, Верещагин узнал, что этот генерал, дабы не гневить высшее командование, постоянно посылал в штаб главнокомандующего одно и то же донесение: "На Шипке все спокойно!" И это тогда, когда массами гибли от холода и болезней ее защитники. Сделав карандашные зарисовки, отражавшие действительное положение солдат, оборонявших Шипкинский перевал, художник показал их Радецкому, который стал даже просить его уничтожить эти зарисовки. На Шипке родился замысел и таких работ художника, как "Пикет на Балканах", "Могилы на Шипке", в которых он раскрыл трудности войны, показав истинную цену победы, принесшей национальное освобождение славянским народам.

В работах Верещагина едва ли не впервые в русской батальной живописи, изображавшей войну как правило в романтическом духе, утвердился реализм в ее показе, нашли отражение философские размышления о войне. Картины художника получили положительный отклик у передовой России. В то же время они вызвали взрыв негодования реакционно настроенных кругов43 . Верещагин был страстным поборником национального освобождения славянских народов и гордился своим личным участием в эпопее 1877 - 1878 годов. И хотя в некоторых его суждениях по общественно-политическим вопросам проявлялись либеральные иллюзии, не эти стороны воззрений художника определяли характер его творчества: оно было порождено демократическим движением пореформенной эпохи. Имя Верещагина неразрывно связано с передовой демократической культурой России.

В декабре 1877 г. начался переход русских войск совместно с дружинниками болгарского ополчения через Балканы. Успех этой операции привел почти к полному освобождению Болгарии от турецких войск и приблизил окончание войны. В переходе через Балканы, в Шипко-Шейновском сражении 27 - 28 декабря 1878 г. участвовал и В. В. Верещагин, представленный к военной награде. Он стал свидетелем незабываемых картин перехода русских войск через Балканы. Верещагиным во время боя у Шипки-Шейново были сделаны наброски для его работ, в том числе для картины "Шипка - Шейново" (она была создана в 1878 - 1879 гг.). Немирович-Данченко, входивший, как и Верещагин, в правую колонну М. Д. Скобелева, записал: "В. В. Верещагин под огнем сидел на своей складной табуретке и набрасывал в походный альбом общую картину атаки. И он не выдержал, когда началось блистательное шествие угличан44 : вскочил на лошадь, кинулся за ними"45 . Верещагин написал и воспоминания о войне, в которых отразил подвиг русского народа в борьбе за освобождение Болгарии46 .

В военных корреспонденциях запечатлены события при переходе через Балканы, когда воины продвигались по совершенно обледенелой покатой кромке над пропастью и спускались с крутизны. Особенно трудным было положение центральной колонны Радецкого, которая вынуждена была 28 декабря у вершины горы св. Николая и Волынской горы в лоб атаковать намного превосходившие его силы турецких войск, чтобы отвлечь их внимание от левой колонны войск, сражавшихся у села Шипки. Эти "серые замученные солдаты, - писал Немирович-Данченко, - передавали товарищам последний завет свой - не уступать врагу земли, где каждая пядень облита их кровью,


43 А. А. Лебедев. Василий Васильевич Верещагин. 1842 - 1904. М. 1953, стр. 36.

44 Угличский полк под командой капитана В. Ф. Панютина входил в правую колонну войск. Решительные действия этой колонны (в ее составе были и дружины болгарского ополчения, затем присоединились другие воинские части) решили исход боя, приведя к капитуляции армию Весселя-паши, находившуюся на южном скате Шипкинского прохода. Русской армии был открыт проход за Балканы. Перед началом этой операции к войскам обратился Скобелев, призвавший к совершению нового "трудного подвига, достойного испытанной славы русских знамен", а болгарских ополченцев - к героизму в новых боях "за освобождение вашего Отечества, за честь ваших матерей, сестер, жен, - словом, за все, что на Земле есть ценного, святого" ("Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг...". Вып. 64, ч. I. СПБ. 1910, стр. 71 - 72).

45 Вас. И. Немирович-Данченко. Указ. соч. Т. II, стр. 152.

46 В. В. Верещагин. На войне в Азии и Европе. Воспоминания. М. 1894; его же. На войне. Воспоминания о русско-турецкой войне 1877 г. М. 1902.

стр. 87


где они столько терпели безропотно, молчаливо, веруя в успех великого дела, на страже которого стояли они живою стеной"47 .

Бескорыстное самопожертвование русских воинов во имя освобождения братского народа, это братство по оружию русских и болгар символизируют многочисленные памятники-монументы на легендарной Шинке. Спустя четверть века после Шипкинской эпопеи по местам сражений прошел В. А. Гиляровский. Как участник русско-турецкой войны, рядовой доброволец и георгиевский кавалер, он был приглашен в 1902 г. в Болгарию на празднование 25-летия победоносного завершения шипкинских боев. Незабываемые страницы своего очерка "Шипка" Гиляровский посвятил описанию памятников русским воинам, погибшим на Шипке. На пути следования ветеранов войны к вершине Шипкинского перевала им все время попадались братские могилы - нетленные свидетели героической борьбы. "Много виделось на пути таких братских могил! - писал Гиляровский. - 12 000 выбыло из строя в шипкинских боях, не считая погибших в пропастях и замерзших"48 . Среди них - памятник с надписью "Братская могила. В память павшим героям при защите Шипкинского перевала с 9-го августа по 28 декабря 1877 г.". На четырех сторонах только одного этого памятника перечислено более 900 имен. Огромный каменный обелиск был воздвигнут на Шипке, на вершине Столетова, как символ вечной памяти о защитниках Шипки, символ нерушимой дружбы русского и болгарского народов. Гиляровский был взволнован торжественностью и задушевностью встречи, которую оказали в Болгарии ветеранам русско- турецкой войны. Он отмечал большое значение таких празднеств для укрепления традиций дружбы между болгарским и русским народами: "Молодежь с любопытством смотрела на невиданное зрелище, на невиданных ими людей, на которых им указывали как на героев, дравшихся за свободу Болгарии... Теперь все поколения видели своих освободителей, видели любовь к ним своих отцов и матерей, поняли взаимную братскую любовь"49 .

Представители российской прогрессивной интеллигенции, участвуя в борьбе за освобождение Болгарии, заботились одновременно о сохранении ее национальной культуры, произведений литературы и искусства. Еще перед началом русско-турецкой войны, 3 января 1877 г., через газету "Новое время" с открытым письмом к офицерам русской армии обратился известный критик- демократ В. В. Стасов, призвавший их помочь сохранению болгарской культуры, одной из древнейших славянских культур. Во время войны и после ее окончания представителями России не раз поднимался вопрос о необходимости укрепления "прочной интеллигентской связи с болгарами, а если средства позволяют, то и материальной"50 , о сохранении архитектурных и письменных памятников страны. По инициативе ряда русских ученых были приняты меры к сбережению книг, написанных на восточных языках и собранных в Софии и других городах, всего более 4300 названий51 .

Русскими художниками-участниками войны были сделаны ценнейшие зарисовки, дающие представление об облике болгарских городов и сел того времени, о быте и труде их жителей. С глубоким проникновением представлены пейзажи, сцены жизни мирного болгарского населения, с большой теплотой очерчены образы взрослых и детей, правдиво отображена картина страданий болгарского народа, его борьба вме-


47 Вас. И. Немирович-Данченко. Указ. соч. Т. II, стр. 139. В работах автора, посвященных событиям 1877 - 1878 гг., явственно проступают его взгляды на характер войны и на социальные проблемы. Не выходя за рамки либеральных воззрений, он с этих позиций рассматривал и перспективы дальнейшего развития болгарского народа. Выражая ему и другим балканским народам, находившимся под османским гнетом, глубокое сочувствие и ратуя за их национальное освобождение, он в то же время ограничивался стремлением к проведению на Балканах постепенных буржуазных реформ. Так, побывав в Болгарии в 1879 г., он заключает с удовлетворением, что "предугадывавшаяся прочная победа либеральной партии - совершилась, как исполнилось и многое другое" (Вас. И. Немирович-Данченко. После войны. СПБ. 1880, стр.1).

48 В. А. Гиляровский. На жизненном пути. Вологда. 1959, стр. 169. В 1902 г. Гиляровским была издана небольшая книжка "Шипка прежде и теперь". В 1934 г. автор дополнил ее материалами из дневников и записных книжек, переработал и назвал этот очерк "Шипка".

49 Там же, стр. 184 - 185.

50 ЦГИА СССР, ф. 651, оп. 1, д. 863, л. 10.

51 Там же, ф. 733, оп. 149, д. 328, л. 3.

стр. 88


сте с русскими войсками против османских поработителей52 . Эти сюжеты нашли отражение в работах Е. К. Макарова ("Город Ловча", "Лагерь болгарских ополченцев", "Вид города Тырнова"), П. П. Соколова ("Переправа болгарских беженцев по понтонному мосту через Дунай", "Переход стрелков через Балканы в 1878 г.") и других. Наиболее глубоко многие стороны войны и жизни мирного населения получили раскрытие в работах В. В. Верещагина, а также В. Д. Поленова, которым была сделана серия зарисовок на Балканах, начатая еще в 1876 г. во время его участия добровольцем в сербско-турецкой войне53 . Поленов не писал больших батальных сцен. Ему было свойственно раскрытие окружающего мира через будничные сцены, простые человеческие образы. "Вы спрашиваете, нашел ли я сюжеты для картин, - писал он 12 января 1878 г. из Брестовица, спустя некоторое время после участия в бою в районе Мечка-Тростеника. - И да, и нет... Сюжеты человеческого изуродования и смерти слишком сильны в натуре, чтобы быть передаваемы на полотне, по крайней мере, я чувствую в себе какой-то еще недочет, не выходит у меня того, что есть в действительности, там оно так ужасно и так просто"54 . Своими работами "За Дунаем. В атаку", "В болгарском доме", "Зима в Болгарии", "Болгарские отцы и дети" Поленов внес немалый вклад в развитие русского реалистического искусства. Многие из работ художника, сделанных на войне, были опубликованы в журнале "Пчела" и тогда же вызвали интерес у прогрессивной общественности страны. Участие в русско-турецкой войне оказало воздействие на взгляды и творчество ряда русских писателей и художников55 , способствуя упрочению их воззрений на позициях реализма и демократизма и усиливая их критическое отношение к самодержавию. Оно имело важное значение и для развития их дружеского отношения к балканским народам.

Заметный вклад в дело освобождения балканских народов внесли и русские медики. В 70-х годах XIX в. они представляли один из ведущих отрядов российской интеллигенции, один из наиболее демократических по социальному составу и прогрессивных по идейным воззрениям. В Болгарии, Сербии, Черногории хорошо известны имена таких выдающихся врачей России, как Н. И. Пирогов, С. П. Боткин, В. М. Бехтерев, Н. В. Склифосовский, С. П. Коломнин, Ю. Н. Ковалевский, Ф. И. Фейгин, а также многих женщин-медиков, участников и участниц борьбы за освобождение балканских народов от османского ига. Сочувственное, доброжелательное отношение русских медиков к этой борьбе, их бескорыстное участие в войне 1877 - 1878 гг. ярко раскрыл С. П. Боткин, писавший в Россию 3 июля 1877 г. из Болгарии: "Идем на хорошее, святое дело, участвовать в котором своим трудом будет отрадой на значительную часть жизни"56 .

Деятельность медицинского персонала на балканском фронте протекала в чрезвычайно трудных условиях. Постоянно ощущалась нехватка врачей57 , остро недоставало медикаментов и перевязочных материалов, санитарного транспорта. Врачи, санитары, медицинские сестры, работавшие в полевых лазаретах и на перевязочных пунктах, часто гибли от пуль неприятеля. О самоотверженном труде медиков на Балканах так писал 3 ноября 1877 г. "Голос": "Большинство врачей, состоящих при частях войск и вместе с тем при дивизионном лазарете, находятся на ближайших к месту действий перевязочных пунктах... В нынешнюю войну убыло много санитаров от неприятельского огня и многим врачам приходилось испытать на себе действие вражеских ружейных выстрелов... Мы сами видели врачей, желтых, как лимон, истощенных трудом, изнуренных невзгодами боевой жизни... И сколько энергии в этих дея-


52 Е. П. Львова. В. Д. Поленов в Болгарии. "Советское славяноведение", 1968, N 4; М. Цончева. Руско-турската война през 1877 - 1878 гг. в изобразителното изкуство. "Освобожденнего на България от турско иго". София. 1958.

53 Свои впечатления участника войны Поленов изложил в "Дневнике русского добровольца" ("Пчела", 1877, NN 9, 10).

54 "Василий Дмитриевич Поленов. Елена Дмитриевна Поленова...", стр. 261.

55 Балканские события 70-х годов XIX в. оставили след в творчестве ряда крупнейших русских художников - современников событий И. Е. Репина, К. Е. Маковского, В. М. Васнецова и других.

56 С. П. Боткин. Письма из Болгарии 1877 года. СПБ. 1893. стр. 67.

57 В то время, как в германской армии один врач приходился на 170 человек списочного состава, в русской действующей армии в 1877 г. один врач обслуживал 606 человек (Н. Н. Яковлев. Указ. соч., стр. 38).

стр. 89


телях! Ни один из многих и многих врачей, которых нам пришлось видеть и с которыми привелось говорить, не выражает желания оставить свой пост и променять его на более спокойное положение".

В войне 1877 - 1878 гг. участвовали лучшие медицинские силы России: многие профессора и преподаватели медицинских факультетов университетов, ведущие врачи столичных и периферийных больниц. Только из петербургской Медико- хирургической академии находились "на театре военных действий семь профессоров (Боткин, Богданов, Доброславин, Пелехин, Склифосовский, Юнге и Чудновский), пять ассистентов клинических отделений (Добровольский, Мультановский, Насилов, Стуковенков, Фаренгольц)"58 . В составе отряда украинских медиков находились представители кафедры хирургии Киевского университета доценты С. П. Коломнин и А. Х. Ринек, ассистент П. И. Герасимович и другие59 . Добровольно ушел в действующую армию пользовавшийся мировой славой 67-летний хирург Пирогов, который в России долгие годы был в опале из-за своих прогрессивных взглядов и "крамольной педагогической деятельности"60 . Немалую роль сыграла в этом поездка Пирогова в 1862 г. по просьбе русских студентов, обучавшихся в Гейдельберге, в Италию к раненому Дж. Гарибальди, заточенному во дворце-тюрьме в Специи. Пирогов помог тогда восстановлению здоровья итальянского революционера, которому грозила ампутация ноги. Александр II не простил Пирогову этой поездки. Только в 1877 г. при содействии Общества Красного Креста великий хирург смог снова в полную силу проявить свой талант, знания и опыт.

В течение семи месяцев (с сентября 1877 г. по март 1878 г.) он самоотверженно работал на балканском фронте. На основе солидной медицинской практики им был научно обобщен опыт применения новейших методов лечения в военных условиях и организации медицинской службы, результатом чего явился труд "Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу Действующей армии в 1877 - 1878 гг.". В нем были развиты положения другой его ценнейшей работы - "Начала общей военно-полевой хирургии", изданной в 1865 - 1866 гг., в которой обобщались научные изыскания и практика лечения огнестрельных ран во время Крымской войны, борьбы с послераневыми инфекциями, медицинской сортировки больных на театре военных действий, и др.

Находясь на балканском фронте, Пирогов принимал личное участие в обследовании многих госпиталей, в том числе тех "лазаретов частной помощи", которые были расположены в Зимнице и Систове. Пирогов высоко оценил работу этих госпиталей, в которых трудились известные профессора-медики Дёрптского университета Эттинген, Бергман и Валь, а также многие врачи, бывшие студенты этого же университета61 . При содействии Пирогова за успешную деятельность во время войны Эттин-ген был награжден орденом св. Станислава I степени с мечами, а Валь повышен в чине62 . В то же время Пирогов критически рассмотрел размещение и устройство ряда постоянных госпиталей между Яссами и Кишиневом, внимательно вникая во все детали их работы и стремясь советами и помощью улучшить лечение раненых, уход за ними, облегчить тяжелый труд медицинского персонала.

Ученик и продолжатель дела Пирогова хирург Склифосовский, горячо сочувствуя освободительной борьбе славянских народов, летом 1876 г. отправился в Черногорию, где он осуществлял "главное наблюдение над всей медицинской частью санитарного отряда в Черногории и Герцеговине"63 . Председатель Главного управления Общества попечения о раненых и больных воинах А. К. Баумгартен в связи с поездкой Скли-


58 ЦГВИА СССР, ф. 1, оп. 1, т. 11, д. 34255, л. 7.

59 Ю. Е. Фомин. Указ. соч., стр. 19.

60 В 1861 г. Пирогов был уволен с поста попечителя Киевского учебного округа, что вызвало общественное возбуждение и протест передовой России (А. И. Герцен. Киевский университет и Н. И. Пирогов. Собрание сочинений. Т. XV. М. 1958, стр. 103 - 104).

61 Н. И. Пирогов. Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу Действующей армии в 1877 - 1878 гг. СПБ. 1879, стр. 292.

62 ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 121, д. 282, лл. 1 - 1 об.

63 ЦГВИА СССР, ф. 12651, оп. 1, д. 1283, лл. 426 - 427 об. (в результате обобщения опыта работы Склифосовским был создан труд "Из наблюдений во время славянской войны 1876 года". СПБ. 1876).

стр. 90


фосовского обратился с просьбой к русскому медицинскому персоналу Путинского госпиталя оказать ему "все зависящее содействие" и "совокупным трудом" помочь выполнению возложенных на него обязанностей64 . Ко времени прибытия хирурга в Черногорию здесь, а также в Сербии трудилось немало медиков из России. Первые санитарные отряды направились туда еще в конце 1875 г. в связи с настоятельными просьбами о помощи65 . Часть медиков вернулась в Россию в начале 1877 г. после заключения Сербией временного перемирия с Турцией. Но после объявлений русско-турецкой войны большинство из них вновь отправилось в действующую армию на Балканы, в ТОМ числе Склифосовский и Ковалевский.

Талант Склифосовского в полную силу раскрылся во время войны за освобождение Болгарии. Развивая взгляды Пирогова, он внес значительный вклад В военно-полевую хирургию, был сторонником максимального приближения медицинской помощи к месту боя, проводил на практике, как и Пирогов, принцип "сберегательного лечения огнестрельных ран" (был против ранних ампутаций при огнестрельных ранениях конечностей с повреждением костей)66 . Примененные Склифосовским хирургические методы спасли жизнь Многим раненым. Сам он часто оперировал в полевых лазаретах. Например, много сложных операций было проведено им 3 июля 1877 г. в полевом лазарете под Никополем, который едва мог вместить всех тех, кто получил тяжелые ранения при штурме Никопольской крепости. Большое внимание Склифосовский, как и другие передовые врачи того времени, уделял организации медицинского дела в военных условиях и деятельности санитарных отрядов. С их помощью в 1877 - 1878 гг. была проведена дезинфекция большинства городов Болгарии и Румынии, тех перевалов и ущелий Балкан, где шли кровопролитные бои, и мест массовых захоронений.

Энергичный опытный Врач-клиницист и диагност С. П. Боткин, официально исполнявший в 1877 г. обязанности лейб-медика, добровольно стал главным терапевтам Дунайской армии, сделав немало полезного для налаживания работы госпиталей, своевременной транспортировки раненых и Пр. Он помог выявлению причин эпидемических заболеваний, в том числе желудочных, развившихся в армии в летнюю жару, а также лечению их. Деятельность Боткина во время войны и его взгляды на борьбу славянских народов раскрываются в его письмах, изданных отдельной книгой67 . Постоянно участвуя в Приеме раненых и больных, поступавших в прифронтовые госпитали, в организаций их транспортировки и в лечении, Боткин непосредственно сталкивался с высшей военной администрацией, плохая работа которой вызывала у него недовольство. Порой оно перерастало в негодование по поводу действий всего высшего командования, резкая критика которого прорывается на страницах его книги. На Боткина, как и на всех прогрессивно мыслящих людей того времени, тягостное впечатление произвели неудачи под Плевной. "С тяжелым сердцем отправился я сегодня в госпиталь, где уже 400 человек больных и раненых"68 , - записал он 20 июля, после второго штурма Плевны. Он знал, что под


64 Там же.

65 Одна из первых просьб содержалась в письме от 21 августа 1875 г. черногорского князя Николая к русскому генеральному консулу в Рагузе А, С. Ионину (АВПР, ф. ГА-VA2, 1875 г., д. 747, лл. 258 - 259). В связи с массовым скоплением в Сербии и Черногории беженцев из Боснии и Герцеговины там создалась угроза эпидемий. Подавление Апрельского восстания в Болгарии усилило приток беженцев. Начавшиеся летом 1876 г. сербско-турецкая и черногорско-турецкая войны обострили вопрос о медицинском обслуживании армии и населения. Санитарные отряды из России оказали тут существенную помощь. Немалая заслуга принадлежит врачам Н. В. Склифосовскому, А. Я. Боткину, Ю. Н. Ковалевскому, И. П. Богоявленскому и другим. Многие врачи и санитары были награждены сербскими и черногорскими орденами (ЦГВИА СССР, ф. 12651, on. 2, д. 6, л. 1). Слова признательности русским медикам прозвучали 18 февраля 1877 г. в обращении председателя сербского Общества Красного Креста митрополита Михаила, благодарившего народ России за помощь, оказанную братским славянским народам (там же, д. 34, лл. 229 - 229 об.). Более подробно эта тема освещается в подготавливаемом к изданию сборнике документов "Россия и национально-освободительная борьба балканских народов. 1875 - 1878".

66 См. Н. В. Склифосовский. Избранные труды. М. 1953; В. В. Кованов. Склифосовский. М. 1972.

67 С. П. Боткин. Указ. соч.

68 Там же, стр. 106.

стр. 91


Плевной погибли в те дни около 7 тыс. русских воинов, что на штурм "наши шли как львы" и что их гибель лежала на совести высшего командования. Недоверие к высшему командованию, к отдельным царским генералам продолжало у Боткина усиливаться. Когда начались августовские бои на Шипке, он с восхищением отмечал героизм и стойкость русских солдат, но уже тогда, еще до зимнего "сидения" на Шипке, критически отзывался о бездушном отношении высшего командования к ее защитникам. "Будем надеяться на русского человека, - писал он в августе 1877 г., - на его мощь, на его звезду в будущем. Быть может, он со своей несокрушимой силой сумеет выбраться из беды, несмотря на стратегов, интендантов и тому подобное. Ведь надо ближе посмотреть на русского солдата, чтобы со злостью относиться к тем, которые не умеют руководить им... Всякая неудача должна позором ложиться на тех, которые не сумели пользоваться этой силой"69 .

Работы известных медиков России, расходясь по стране и проникая в самые ее отдаленные места, где трудились врачи, способствовали не только распространению передовых медицинских знаний, но и возбуждению общественного мнения, росту оппозиционности к самодержавным порядкам. В течение всей войны остро стоял вопрос о медицинских кадрах в армии. Значительное пополнение рядов врачей и фельдшеров дали ускоренные выпуски медицинских факультетов Московского, Казанского, Харьковского, Дерптского и Киевского университетов, а также петербургской Медико- хирургической академии. Непременным условием этих ускоренных выпусков являлось правило "отнюдь не сокращать предметов учения"70 . Только одна Медико-хирургическая академия в результате трех ускоренных выпусков студентов в 1876 - 1878 гг. направила в распоряжение Главного военно- медицинского управления 502 врача. Все они прошли "надлежащее испытание" по всем предметам, требовавшимся согласно уставу академии "для получения звания лекаря". Были мобилизованы также врачи прежних выпусков, оставленные при академии на три года для усовершенствования. В качестве фельдшеров, "в помощь врачам и под руководством их" в 1877 - 1878 гг. в действующую армию был направлен 391 студент вторых - четвертых курсов академии71 .

Молодые медики проявили на фронте мужество, стойкость, показали высокий уровень профессиональной подготовки. Их самоотверженный труд был по достоинству оценен прогрессивной общественностью страны, и прежде всего такими врачами, как Пирогов и Боткин. С душевной теплотой писал Боткин о своей встрече 7 ноября 1877 г. под Плевной с подвижным госпиталем, медицинский персонал которого составляла молодежь. Ее работа, по отзыву Боткина, заслуживала самого большого одобрения72 . В конце августа с отрядом Красного Креста прошел путь от Горного Студня до Плевны Утин. В те дни готовился третий ее штурм. Отряд, в котором находился Утин, состоял из 16 студентов, 9 сестер милосердия и 1 доктора, профессора Московского университета, да еще из 3 - 4 человек. Пребывание в нем, по словам публициста, стало "одним из самых светлых" воспоминаний о войне "среди стольких тяжелых и мрачных". И прежде всего потому, что оно дало ему возможность "ближе присмотреться к той русской молодежи, а также к тем русским женщинам, которые, исключительно воодушевленные любовью к своей родине, не думая о тяжелом, часто непосильном труде, не помышляя об опасности сделаться жертвами тифа и других заразительных болезней, явились сюда с одной целью - облегчить безмерные страдания наших солдат и офицеров. Говорить о том, что деятельность их была плодотворна, что все они, без исключения, были полны самоотвержения, было бы почти бесполезно. Кто этого не знает, едва ли это не единственная сторона пережитой войны, относительно которой не существует двух мнений"73 .

В 1877 - 1878 гг. впервые в отечественной военной медицине работали на фронте в большом числе женщины-медики. "На войне, без сомнения, всякая помощь и все


69 Там же, стр. 138.

70 ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 149, ц. 257, л. 2 об.

71 ЦГВИА СССР, ф. 1, оп. 1, т. 11, д. 34255, лл. 4 - 7.

72 С. П. Боткин. Указ. соч., стр. 362.

73 Е. Утин. Указ. соч., стр. 271.

стр. 92


руки дороги, а женская помощь и женский уход за ранеными и больными неоцененны. Это все вещи бесспорные"74 , - писал Пирогов. Анализируя работу женщин-врачей на войне, он подчеркивал, что они "оказались и тут вполне достойными своего призвания", их работа "не оставила желать ничего лучшего". Широкое участие женщин в этом деле Пирогов назвал "новым явлением", которое, по его мнению, еще требовало "новой оценки"75 . Это "новое явление" он справедливо связывал с подъемом общественной жизни в России, с активизацией в нем роли женщин. Имена врачей Р. С. Святловской, В. С. Некрасовой, сестер милосердия Ю. П. Вревской, А. П. Прибылевой- Корбы, О. Н. Юханцевой, А. А. Тепляковой, С. А. Энгельгардт, Е. В. Духониной и многих других навечно остались в памяти народов Болгарии, Сербии и Черногории. Святловская стала одной из первых женщин России, посвятивших себя изучению медицины. Получив высшее образование в Бернском университете, она по возвращении в Россию приняла активное участие в общественном движении. При ее содействии в 1868 г. в Москве открылась первая бесплатная воскресная школа для детей. Во время сербско-турецкой войны 1876 г. Святловская была военным врачом, в период русско-турецкой войны заведовала сербским военным госпиталем.

В течение нескольких месяцев работали сестрами милосердия в санитарном поезде, курсировавшем от Бухареста до Рени, Прибылева-Корба, окончившая ускоренные курсы медицинских сестер в Минске, М. Степанова и В. Велембовская, выпускницы одесской фельдшерской школы. Свое отношение к освободительной борьбе славянских народов Прибылева-Корба раскрыла в автобиографии: "Приближалось то время, когда слово "свобода", одно из лучших слов, какие знает человечество, прозвучало в России, хотя оно относилось пока только к борьбе славян с турками, все же это чарующее слово заставляло усиленно биться русские сердца... Я не могла остаться спокойной с самого начала войны славянских народов с турками. Мне хотелось оказать хоть малейшую помощь борцам за свою свободу"76 . Она принадлежала к числу образованных, прогрессивно настроенных женщин, принимавших активное участие в общественном движении, была знакома с С. Л. Перовской, вместе с которой училась на Аларчинских женских курсах в Петербурге. Участие в войне за освобождение балканских народов от османского ига оказало сильное воздействие на формирование общественно-политических воззрений Прибылевой-Корбы. Все чаще в конце войны перед ней вставал вопрос: "Какому делу посвящу я себя?" И все определеннее звучал ответ - делу освобождения России от гнета самодержавия. Немало способствовала тому ее встреча летом 1878 г. в Румынии с врачом А. А. Волкенштейном, привлекавшимся по процессу 193 и затем оправданным. Он привез петербургские газеты, содержавшие судебный отчет о деле В. И. Засулич, рассказывал о развитии революционного движения в России. После возвращения на родину Прибылева-Корба сблизилась с революционерами, составившими ядро "Народной воли", и в 1880 г. стала членом ее Исполнительного комитета. На путь революционной борьбы после участия в русско-турецкой войне вступили также медицинские сестры А. П. Майнхарт, Р. М. Плеханова и другие.

Многие женщины-медики отдали свою жизнь за дело освобождения балканских народов. В их числе Ю. П. Вревская и В. С. Некрасова, проработавшие несколько месяцев в русских военных госпиталях в Болгарии. Вревская, вдова генерал-лейтенанта И. А. Вревского, была другом И. С. Тургенева, Я. П. Полонского, В. В. Верещагина. Тургенев называл ее "милой сестрой", поверял ей свои сокровенные мысли. И всегда, как это видно из благодарственных слов писателя к Вревской, она относилась к нему с большой чуткостью и пониманием. Человек высоких духовных достоинств, Вревская считала делом своей жизни быть там, где страдают люди, где она может быть полезна. Поэтому она решила отправиться на фронт сестрой милосердия. В письме от 24 (12) мая 1877 г. Тургенев писал: "Сей час получил Ваше письмо, милая сестра... и спешу отвечать Вам в надежде, что мое письмо Вас еще застанет в Петербурге. Грустно очень думать, что мы не скоро увидимся... С особенным


74 Н. И. Пирогов. Указ. соч., стр. 333 - 334.

75 Там же, стр. 338, 333.

76 Энциклопедия "Гранат". Изд. 7-е. Т. 40, стр. 376 - 377.

стр. 93


чувством благодарю Вас за то, что вспомнили обо мне - и с великой нежностью целую Ваши милые руки, которым предстоит делать много добрых дел"77 .

За многие месяцы работы сестрой милосердия Вревская показала пример самоотверженности и героизма. Находясь на передовых позициях, она вынесла с поля боя десятки пострадавших, заботливо выхаживала больных и раненых воинов в госпиталях. Работая в 48-м военном госпитале, она заразилась тифом, скончалась в январе 1878 г. в Беле и похоронена в земле Болгарии. Памяти Вревской Тургенев посвятил одно из лучших своих стихотворений в прозе - "Памяти Ю. П. В.". С болью в душе описывая последние дни и часы ее жизни, великий писатель в то же время показал, в каких труднейших условиях приходилось работать русским медикам, как тяжела была участь больных и раненых солдат. Жизнь Вревской, по его проникновенным словам, стала примером бескорыстной помощи нуждающимся, служения добру. "Нежное кроткое сердце... и такая сила, такая жажда жертвы! - писал Тургенев. - Помогать нуждающимся в помощи... Она не ведала другого счастия"78 . Слова "Она не ведала другого счастия", как и слова безымянных раненых солдат "вечно помнить надобно их милосердие"79 , могут быть отнесены и ко многим другим женщинам России, беззаветно трудившимся во имя спасения человеческих жизней на балканской земле в 1875 - 1878 годы.

Во время русско-турецкой войны и после ее окончания русские врачи оказали посильную помощь мирному болгарскому населению. Болгары часто привозили в перевязочные пункты и госпитали искалеченных войной людей. Тяжкие картины человеческих страданий наблюдала сестра милосердия Е. В. Духонина, работавшая в дивизионном лазарете при 14-й пехотной дивизии и сама постоянно помогавшая болгарскому населению80 . За самоотверженность и мужество, проявленные на войне, многие русские медики были представлены к военным наградам. Наряду с известными врачами были награждены и начинающие, пришедшие на балканский фронт из студенческих аудиторий, а также студенты старших курсов медицинских факультетов. В их числе студенты пятого курса Московского университета Ф. Смирнов и А. Погожев, представленные к золотой медали с надписью "За усердие"81 . Среди награжденных солдатскими георгиевскими крестами, считавшимися особенно почетной военной наградой, были студенты, участвовавшие зимой 1877 г. в спасении 800 обмороженных солдат из передового отряда В. Д. Дандевиля, пытавшегося овладеть одним из труднейших перевалов Балкан - Баба-горой. В Болгарии, Сербии, Черногории чтут память о врачах и медицинских сестрах из России, мужественно боровшихся за спасение жизней воинов и мирного местного населения. "Докторский памятник" (София), могила Вревской, как и другие многочисленные памятники русско-болгарского братства по оружию и дружбы народов, доныне бережно охраняются в Болгарии, отдающей дань признательности и благодарности русскому народу.

Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг., ее исход оказали влияние и на внутриполитическое состояние России, на процесс вызревания новой революционной ситуации. Одной из важных сторон этого процесса стал дальнейший подъем освободительных настроений в стране, поиски путей и средств освободительной борьбы. В ходе войны разрушались ура- патриотические настроения, присущие вначале значительной части офицерства; в армии в большей степени стали проявляться оппозиционные и даже революционные взгляды. Немалое влияние на распространение таких воззрений оказали деятели революционного народничества82 . Среди офицеров, особенно сре-


77 И. С. Тургенев. Собрание сочинений. Т. 12. М. 1958, стр. 517 - 518.

78 Там же. Т. 8. М. 1956, стр. 488.

79 Д. Иванов. Из рассказов раненых (за нынешнюю войну). "Военный сборник". Т. 119. СПБ. 1878, стр. 179.

80 Е. В. Духонина. Мирная деятельность на войне. Записки сестры милосердия... "Русский вестник", 1882, N 6.

81 ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 121, д. 318. лл. 10об. -11.

82 Вопрос об отношении революционной народнической эмиграции и народников внутри России к войне 1877 - 1878 гг. и освобождению славянских народов освещен в ряде работ (М. М. Залышкин. Новые архивные материалы о румыно-русских революционных связях в 1875 - 1878 гг. "Вопросы истории", 1958, N 12; М. П. Мунтян. К вопросу об участии бессарабских народников в революционном движении России в 60 - 70 гг. XIX века. "Ученые записки" Кишиневского университета, 1958, т. 33; Б. С. Итенберг. Движение революционного народничества. М. 1565; К. А.

стр. 94


ди медиков, имелось немало активных участников движения народников или других лиц, связанных с революционным подпольем: врачи И. Г. Петровский, В. В. Святловский, О. Э. Веймар (организатор побега П. А. Кропоткина), А. А. Волкенштейн, студент-медик А. А. Мурашкинцев - член петербургского лавристского кружка, работавший фельдшером в Рущукском госпитале, а также К. Г. Юрьев, М. А. Зибольд, А. А. Кадьян, Л. В. Регутенко, Н. И. Емельянов, П. М. Вознесенский, Г. П. Смирнов и другие, связанные на родине с революционными кругами83 .

Царские власти пытались не допустить в армию людей, заподозренных в политической неблагонадежности, боялись распространения в ней антиправительственных настроений. Так, перед отправкой в составе санитарного отряда на фронт была арестована Т. И. Лебедева, заподозренная в неблагонадежности. Она действительно была связана с революционерами, училась на курсах медицинских сестер вместе с С. Л. Перовской и Л. А. Волкенштейн, позднее стала активным деятелем революционного народничества. Только при содействии Боткина попал в действующую армию студент-медик П. Ефремов, находившийся как политически неблагонадежный под гласным надзором полиции. Представители народников проводили активную работу по распространению в войсках революционной литературы. Известно, что эмигранты-народники Н. К. Судзиловский, Н. П. Зубку-Кодряну, З. К. Ралли, найдя своих единомышленников среди офицеров и медицинского персонала действующей армии, с их помощью распространяли в 1877 - 1878 гг. запрещенную литературу в госпиталях. Врач-доброволец Зубку-Кодряну распространял среди раненых офицеров издания "Вперед" и "Община", роман В. Верви-Флеровского "На жизнь и на смерть" и др.84 .

С помощью медицинского персонала санитарных поездов запрещенная литература переправлялась в Россию. В этом активно участвовали военные врачи из Браилова, связанные с деятелями революционной эмиграции. Пропагандировал революционные издания врач Л. К. Голишевский, работавший в Киевском санитарном поезде N 1. Революционная пропаганда, проводившаяся на Балканах, способствовала проникновению в русскую армию и распространению среди части офицерства, медицинских работников, а также солдат передовых идей. Она содействовала упрочению и развитию международных революционных связей. В результате пропагандистской деятельности российских революционеров на Балканах окрепли революционные связи передовых представителей России и народов балканских стран, которые были упрочены следующими поколениями революционеров и поднялись на новую ступень на пролетарском этапе освободительного движения.

Участие в русско-турецкой войне многих представителей российской интеллигенции оказало определенное воздействие на формирование их воззрений, на развитие их творческой мысли. В ходе борьбы за освобождение балканских народов от османского владычества крепли братство по оружию русского и балканских народов, общественно-революционные и культурные контакты. Участвуя в войне 1877 - 1878 гг., лучшие представители интеллигенции России внесли достойный вклад в освобождение народов Балканского полуострова, в упрочение дружественных связей с ними.


Поглубко. Распространение революционной литературы среди русских войск на Балканах во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. "Юбилей дружбы". Кишинев. 1969; В. М. Хевролина. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и революционное народничество. "Славянская историография и археография". М. 1969, и др.). Как отмечает В. М. Хевролина, в своей оценке внешней политики России на Балканах "народники" справедливо указывали на завоевательные тенденции царизма, на стремление его с помощью войны разрешить внутренние затруднения. Однако значение войны для освобождения славянских народов от национального и феодального гнета ими недооценивалось. Наиболее резкая отрицательная позиция в отношении Восточного вопроса была присуща революционной народнической эмиграции, что было связано также с аналогичной оценкой событий на Балканах со стороны всего западноевропейского социал-демократического движения, рассматривавшего Россию в качестве оплота европейской реакции. Однако значительная часть народничества в стране сочувственно относилась к борьбе славян и приняла активное участие в войне" (В. М. Хевролина. Русско-турецкая война 1877 - 1878 гг. и революционное народничество, стр. 81 - 82).

83 Б. С. Итенберг. Указ. соч., стр. 296, 315 - 316, 361, 408; К. А. Поглубко. Указ. соч., стр. 49 - 50.

84 М. П. Мунтян. Указ. соч., стр. 112.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРЕДСТАВИТЕЛИ-ПРОГРЕССИВНОЙ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ-РОССИИ-УЧАСТНИКИ-РУССКО-ТУРЕЦКОЙ-ВОЙНЫ-1877-1878-ГОДОВ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

О. В. ОРЛИК, ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПРОГРЕССИВНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ РОССИИ - УЧАСТНИКИ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1877-1878 ГОДОВ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 10.01.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРЕДСТАВИТЕЛИ-ПРОГРЕССИВНОЙ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ-РОССИИ-УЧАСТНИКИ-РУССКО-ТУРЕЦКОЙ-ВОЙНЫ-1877-1878-ГОДОВ (дата обращения: 18.01.2018).

Автор(ы) публикации - О. В. ОРЛИК:

О. В. ОРЛИК → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
32 просмотров рейтинг
10.01.2018 (8 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Удобное сотрудничество с лучшими онлайн решениями по математике (пресс-релиз)
Каталог: Математика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ РУССКОЙ ОРИЕНТАЦИИ АРМЯНСКОГО НАРОДА И ПРОГРЕССИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ АРМЕНИИ К РОССИИ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Л. Н. ТОЛСТОЙ О ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА, РОЛИ ЛИЧНОСТИ И НАРОДНЫХ МАСС В ИСТОРИИ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1877-1878 гг. И ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ
Каталог: Военное дело 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
СОЗДАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВСЕМИРНОЙ СИОНИСТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В 1897-1914 ГОДАХ
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
К ИСТОРИИ ПАЛЕСТИНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РУСЬ НАКАНУНЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
О ПРИРОДЕ ФЕОДАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
Каталог: Экономика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РОССИЯ И ОСВОБОЖДЕНИЕ БОЛГАРИИ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
СМЕРТЬ ЦАРЕВИЧА ДИМИТРИЯ И БОРИС ГОДУНОВ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПРОГРЕССИВНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ РОССИИ - УЧАСТНИКИ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1877-1878 ГОДОВ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK