Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6736
Автор(ы) публикации: Б. Тихомиров

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I

Отказ и выход крестьян в странах Западной Европы был связан с началом их освобождения (Англия, Франция, Испания) или с временные смягчением крепостных отношений перед "вторичным" закрепощением. Во Франции сербы начинают пользоваться правом отказа (так называемые "desaveu") с XIII в. В Германии это право устанавливаете;-; в XIII- XIV вв., причем "уходящий крестьянин - грундгольд - уплачивал при выходе особую пошлину - "курмед" (Kurmede), аналогичную древне-русскому "пожилому".

Характерно, что во Франции первоначально сер в мог покинуть селькора лишь при условии формального отречения от всего синего - имущества и лишь затем получил возможность выхода с имуществом. В "Испании крестьяне вначале имели право так, называемого "голого" выхода с потерей всего своего добра, и лишь с ХIII в. они могли уходить со своим скарбом и рабочим инвентарем.

Это обстоятельство приобретает особое значение в свете высказываний Маркса и Энгельса о закрепощении; крестьян в Восточной Германии. Напомним эти высказывания, несмотря на их довольно широкую известность.

Долгое время в средневековой Германии господствовали крайне суровое "старогерманское рабство" и крепостное право.

"Около середины XIII в. наступил решительный поворот к лучшему, подготовили его крестовые походы... Крепостное право средних веков, которое заключало в себе еще много черт древнего рабства, давало помещику права, которые потеряли свою ценность; постепенно крепостное право стало ослабевать и положение крепостных приблизилось к подданству".

Рост новых потребностей требовал от помещиков увеличения доходности их имений. Но так как техника обработки земли оставалась прежней, то эта доходность поднималась путем поднятия нови, заложения новых селений, путем колонизации, привлечения крестьян-колонистов на более льготных началах.

"Поэтому мы повсюду видим в эту эпоху твердо установленные, большей частью умеренные крестьянские повинности и хорошее обращение с крестьянами, особенно во владениях духовенства. И наконец благоприятное положение вновь привлеченных колонистов опять-таки имело обратное влияние на условия жизни соседних подвластных помещику крестьян, потому что и они во всей Северной Германии, продолжая выполнять свои повинности по отношению к помещикам, сохраняли при этом свою личную свободу".

В Восточной Пруссии, Бранденбурге, Силезии, Шлезвиг-Голштинии в XIV в. установились твердо фиксированные, умеренные повинности. В XV в. начался возврат к крепостничеству.

стр. 118

Говоря о Маурере, который высказывался против мнения Киндлингера, "будто крепостное состояние в XVI в. только возникло", Энгельс пишет: "Но я не сомневаюсь в том, что оно появилось только подновленное, вторым изданием", В письме к Марксу Энгельс замечает: "Высказанный здесь взгляд на положение крестьян в средние века и на происхождение вторичного закрепощения, начиная с XVв., я считаю бесспорным". 1

Действительно в XVI в. крестьяне лишаются прав выхода и перехода, земли их в значительной части экспроприируются помещиками, происходит снос дворов. Происходит тот же процесс, что и в Московской Руси конца XVI начала XVII вв., процесс, так хорошо запечатленный в Арзамасских поместных актах 2 .

В 1540 г. бранденбургскпй курфюрст Иоахим II провел так называемую "релегацию", изгнание "строптивых" крестьян с земли с формальным обещанием уплатить им стоимость участков. В 1540 - 1572 гг. были изданы законы о присоединении крестьянских земель к помещичьей земле по желанию помещика. Захват крестьянских земель сопровождался расширением барщины, установлением дворовой службы и уничтожением свободы крестьянского передвижения. Крестьянин мог осесть на новом месте, имея лишь отпускное свидетельство от своего помещика (рецессы бранденбургского ландтага 1536,1538,1539,1572 и 1602 гг.)3 . В Польше процесс закрепощения несомненно носил сходный характер с восточногерманским типом закрепощения крестьянства. В XI- XIII вв. польские землевладельцы употребляли рабский и крепостной труд. Затем немецкая колонизация привела и здесь к смягчению крепостного права. Землевладельцы привлекали колонистов на льготных началах, освобождая их от несения барщины, от платежа "отсыпного" хлеба и "пареза", а также от подводной повинности. Колонисты после истечения льготного времени должны были уплачивать землевладельцам "чинш" со своих ланов, а церкви "десятину" деньгами. Кроме того колонисты имели свое самоуправление. "Землевладельцы, видя цветущее состояние немецких гмин, принялись вводить тминное устройство среди своих польских крестьян, принялись переводить их на чинш, давать им те лее льготы, что и немецким колонистам, надеясь получить больше дохода, от освобожденного и облегченного труда своих крестьян". Эти слова буржуазного историка показывают, что полоса, смягчения крепостных отношений прошла и в Польш в конце XIV - начале XV вв. С этого момента наступает пора "вторичного" закрепощения. Сеймовые конституции, изданные в царствование Сигизмунда I, узаконивают крестьянскую крепость. На сеймах 1519 - 1520 гг. было постановлено, что крестьяне должны работать на пана один день в неделю с каждого лапа, который находится в их пользовании. Этим преследовалась цель прекращения крестьянского перехода из одного имения в другое, так как закон уравнивал теперь положение крестьян во всех имениях. В 1532 г. был запрещен крестьянский выход без разрешения пана. Одновременно паны получили право скупать у своих крестьян наследственные солтыства (сеймовые постановления 1520 и 1521 гг.), Крестьяне потеряли право жалобы на своего господина, а самоуправление по немецкому образцу заменилось очень скоро полным господством вотчинной юрисдикции.


1 Энгельс, Разлитие социализма от утопии к науке, поил. "Марка"; Маркс и Энгельс, Письма, стр. 280 - 282.

2 Из. С. Б. Веселовским в Чтениях ОИДР, 1916, кн. 1 и отдельно.

3 Г. Ф. Кнапп, Освобождение крестьян и происхождение рабочих во вторых провинциях прусской монархии, СПБ, N 1900, стр. 1 - 58.

стр. 119

Характерно, что проведение этих мероприятий совпало с установлением политического господства шляхты, которая нанесла сильный удар по мещанству, -запретив вывоз польских ремесленных изделий за границу и, наоборот, обеспечив беспошлинный вывоз сельскохозяйственных продуктов (сейм 1565 г.)4 .

Указания Маркса и Энгельса имеют большое методологическое значение и для историков народов СССР. Естественно поставить вопрос, а не имело ли места и в истории древней Руси "вторичное" закрепощение крестьянства.

Понимание "вторичного" закрепощения связано у Маркса и Энгельса с таким пониманием феодального крестьянства, которое только и может избавить нас от буржуазной теории "свободного" крестьянства при феодализме, так же как и от обратных тенденций представить себе феодальное крестьянства совершенно однородным. Маркс и Энгельс различали три группы средневекового крестьянства: 1) крепостных (Leibeigener), 2) зависимых (Horiger) и 3) свободных.

"Если он был крепостным (Leibeigener), он находился всецело во власти своего господина; если же он был зависимым (Horigerh) то и уже одних законных, установленных по договору повинностей было вполне достаточно, чтобы задавить его..."

К этим двум разрядам крестьянства примыкали свободные крестьяне, представлявшие остатки свободных общин, еще не поглощенных процессом феодализации. Лилия развития феодализации шла через установление зависимости свободных крестьян и крепостных отношений над зависимыми.

"В средние века борьба свободного крестьянства против все более и более опутывавшего его феодального господства сливается с борьбой крепостных и зависимых крестьян за полное уничтожение феодализма" 5 .

Формы крестьянской несвободы были различны; они могли от крепостничества с барщинным трудом "смягчаться до простого оброчного обязательства". Во всяком случае при феодализме и крепостничестве "отношения собственности будут выступать как непосредственное отношение господства и подчинения, следовательно непосредственный производитель - как "не свободный" 6 .

О свободном крестьянстве в эпоху феодализма, мы можем говорить крайне редко. Это не значит, что следует отрицать наличие отдельных слоев свободного крестьянства, так как подобное отрицание было бы просто исторически неверно и лишь затрудняло бы понимание процесса феодализации, установления отношений господства и подчинения в средневековой деревне. Работы Каро, доказавшего наличие известных групп свободного крестьянства в Западной Европе в эпоху феодализма 7 . на эти работы особенно любят ссылаться сторонники теории крестьянской свободы, - в действительности лишь подтверждают мысли, высказанные Марксом и Энгельсом о крестьянской несвободе с ее различными формами.


4 М. К. Любавский, История западных славян, М. 1918, с. 256, 183, 190; его же "Немецкая колонизация и новое сельское и городское устройство в Польше" (книга для чтения по истории средних веков, т. III, М. 1914); Яковкин, Сельское население в Руянском княжестве (ЖМНП, кн. 10, 1910, стр. 229 - 236).

5 Энгельс, Крестьянская война в Германии, Гиз, 1926, С-р. 40 и 48.

6 Маркс, Капитал, т. III, ч. 2, стр. 266.

7 Имеем в виду объективный результат работ Каро, а не его методологию, враждебную марксизму. Его работа "Beitrage zur alternen deutschen Wirtsehfcfts-tmd Verfassnngsgesehichte". См. А. Савин, История Западной Европы в ХI -ХIII вв. М. 1913, в. I; Цемм, Аграрная проблема раннего средневековья ("Анналы", N 1); Удальцов, Свободная деревня в западной Нейстрии (,ЖМНП, кн. 9 - 12, 1912).

стр. 120

Острова уцелевшего свободного крестьянства лишь подтверждают то положение, что феодальная собственность покоится на общественной организации, которой в качестве непосредственного производящего класса противостоят мелкие крепостные крестьяне 8 .

Энгельс оставил нам прекрасную характеристику средневекового крестьянства.

"От своего предка, крепостного, оброчного или в очень редком исключении свободного крестьянина, обязанного только платить известные подати и нести известные службы помещику, он (современный крестьянин. - Б. Т.) отличается трояким образом".

Раньше крестьянки был нагружен рядом феодальных повинностей по отношению к своему господину; после Французской революции он стал свободным земельным собственником. Раньше крестьянин был членом самоуправляющейся поземельной общины, пользовался ее поддержкой и землями; теперь он лишился общественной поддержки и земли.

"Раньше он сам производил со своей семьей из добытого им самим сырого материала большую часть тех промышленных продуктов, в которых нуждался; все остальное доставляли ему его деревенские соседи, наряду с земледелием занимавшиеся ремеслом, причем он платил им большей частью или своими собственными изделиями или своим трудом" 9 .

Иначе говоря, хозяйство средневекового крестьянина носило натуральный характер. Если первая особенность средневекового крестьянина, указанная Энгельсом, бьет по теории С. М. Дубровского, то третья - по взглядам т. Малышева, подвергшего ревизии марксистско- ленинское понимание сущности крепостного хозяйства 10 .

Нам думается, что зачастую допускаются крупные методологические ошибки благодаря перенесению понятия, связанного с специфическими чертами капиталистического способа производства, в изучение докапиталистических формаций. По этому поводу приведу два примера.

В 80-90 - х годах XYI в. волоколамский Иосифов монастырь покупает себе хлеб в Мещовском уезде (в б. Калужской губ., верст за 350 - 400). Что это? Показатель развитых рыночных отношений или наоборот, малоразвитых? По-нашему, малоразвитых, в приходо-расходной книге 4 796 - 1797 гг. читаем: "Да пшеницы куплено за Угрою. Купил в Мещевску Федор Онуфреев пшеницы 4 чети, денег дал 2 р. 45 алт. В другой раз Федор же ездил в Мещерск, купил 9 четей пшеницы, денег дал 5 р. В трети Федор же купил в Мещерску 15 четей пшеницы, денег дал 10 р., а во всех трех поездках купил четверть по 20 алтын, а иную и меньше" 9

Чтобы купить 28 четвертей хлеба, надо было за сотни верст ехать из Волоколамска в Мещовск (он же Мещерск). Это показывает, что рыночные отношения были развиты слабо; покупают хлеб у непосредственных производителей, без посредства торговцев. Если бы мы этот случай обобщили и стали бы на этом основании отрицать роль торгового капитала в XVI в., то это было бы неверно) Но еще более неверно, исходя из наличия ростовщического и торгового капитала, думать, что все хозяйство страны уже носило товарно-денежный характер.


8 Архив Маркса и Энгельса, т. I, стр. 255.

9 Энгельс, Крестьянский вопрос; во Франции и Германии, Гиз, 1922, стр. 43.

10 С. Дубровский, К вопросу об азиатском способе -, производства и пр., стр. 63, 66, 67 и др.; Малышев, ст. в "Историке-марксисте", т. 16, стр. 92 и сб. "Крепостная РОССИЯ", стр. 8.

11 Московское древлехранилище, фонд Волоколамского монастыря. Прих. - расх. кн. N 6, л. 58, об. - 59.

стр. 121

Другой пример. После смерти боярина Н. И. Романова оказалось Денег в И коробьях, мешечках и узелках 22 454 р. 289 алт. 44 деньги: кроме того у него в казне было 1 274 золотых, 55 ефимков, 1 п. серебра в слитках, 2 н. 33 ф. серебра в виде кубков, ковшей и пр., цепи, кольца, драгоценные камни, 4 мешка жемчуга, более 1000 овчин, 750 окороков ветчины, 100 гусиных и утиных полотков, 350 кулей круп и толокна, 170 четв. пшеницы, 180 четв. ржи, 150 лимонов и пр.12 .

Здесь перед нами типичный случай функционирования денег как "сокровищ". Развитие накопления сокровищ многие готовы также расценивать как показатель развитых товарно- денежных отношений, а между тем это неверно. Маркс писал:

"Чем менее развито товарное производство, тем значительнее это первое обособление меновой ценности в виде денег, это собирание сокровищ, которое поэтому играет большую роль у древних народов и в Азии даже до настоящего времени, точно так же как у современных земледельческих народов, где меновая ценность не захватила еще всех производственных отношений"13 .

После этих предварительных замечаний, необходимых для характеристики средневекового крестьянства, мы переходим к анализу конкретных исторических данных. Этот анализ должен показать, насколько неправильна старая буржуазная, к сожалению до сих пор распространенная, схема, построенная, на противопоставлении якобы свободного русского крестьянства ХIII-XV вв. крепостному крестьянству XVI - XVII вв.

II

Объясняя процесс происхождения крепостного хозяйства, нужно исходить из методологических указаний Маркса: "Там, где, существовал барщинный труд, он редко возникал из крепостного состояния, наоборот обыкновенно крепостное состояние возникало из барщинного труда" 14 .

Это значит, что, как правило, барщинный труд старее крепостного состояния.

В свете этого указания ясно замечание В. И Ленина о безраздельном господстве в нашем земледелии со времен Русской правды отработочной системы хозяйства 15 .

Генезис крепостного хозяйства лежит в генезисе барщины;. Мы хотим доказать, что 1) эпоху феодализма в древней Руси основная масса крестьян была несвободной, существовали разряды барщинного крестьянства, 3) в XV в. можно наблюдать некоторое смягчение сенериальных отношений в деревне, 4) со второй половины XVI в. происходит процесс "вторичного" закрепощения.

Древняя Русь XI - ХIII вв. знала барскую запашку, обрабатываемую рабами. Этот факт не подлежит сомнению, и о нем прекрасно говорит древняя пословица, обращенная к одному князю: "зле, Романе, робишь, что литвином орешь" 16 . К рабскому труду близко примыкал труд закупов под которыми скрывались по мнению одних "наймиты", по мнению других историков должники отданные во власть кредиторам.


12 Чтения ОПДР, кн. 3, 1887, стр. 1 - 128.

13 К. Маркс, К критике политической экономии, 1922, стр. 111 - 112.

14 "Капитан", т. I, стр. 215.

15 Там же, т. III. стр. 494.

16 Татищев, История, ч. III, стр. 183.

стр. 122

Для наших целей достаточно отметить эту крайне тяжелую форму полурабского труда, где непосредственный производитель, имея какую-то личную собственность, может быть даже свою лошадь, стоял однако на грани между холопом и кропостным 17 .

Нас интересует вопрос о смердах, в которых буржуазная историография привыкла, видеть древнерусское свободное крестьянство и даже синоним свободною сельского населения вообще. Так думали Соловьев, Сергеевич, Ключевский, Владимирский-Буданов, Дьяконов, Рожков и др. А между тем этот взгляд есть полное забвение и игнорирование фактов. На смердах лежит печать угнетенного зависимого положения, доказательством которого является переход его имущества после смерти к князю: "Аже смерд умреть, то задницю князю". Еще Павлов-Сильванский справедливо указал, что здесь мы имеем "manus mortua древнего французского серважа"18 .

Таким образом мы получаем первый признак, характеризующий угнетенное, зависимое, несвободное положение смердов: 1) ограничение в наследственном праве смердов.. После смерти смерда его имущество переходит к князю. "Аже будуть дщери у него дома, то даяти часть па не; аже будуть за мужемь, то не доятп части им". Так гласит 85 статья Русской правды (Троицкий список). Даже если принять разночтение, находящееся в более позднем списке Русской правды, "аже смерд умреть без дети, то задницю князю", то и тогда перед нами остается несомненным факт ограничения наследственных правды смерда 19 . 2) Смерды - крестьяне, находящиеся под вотчиной юрисдикцией князя и являющиеся рабочей крепостной силой княжества и землевладельческого хозяйства. Смерды, находились под вотчинной юрисдикцией князя. В этом смысле требования Яна Вышатича, обращенного к ростовцам о выдаче волхвов, поднимавших народ на восстание -: "яко смерда, еста моего князя"20 . Как смерды его князя, они подлежали и его юрисдикции и не только в области суда, но и в области налогового обложения и установления земледельческих повинностей.

В 1229г. князь Михаил черниговский пришел в Новгород и " вда смердом на пять лет даний не платити, кто сбежал на чюжу землю а сым повеле, къто еде живет, како уставили перед ним князи, тако платите дань". 21

Иными словами, смерды-новгородцы, пришедшие из других княжеств на чужую им землю, освобождены были на пять лет от платежа дани, а застаревшие местные крестьяне вынуждены были платить по прежним нормам, установленным раньше другими князьями. Невидимому это мероприятие носило не вполне обычный для того времени характер, поскольку летописец счел нужным особо отметить этот факт.

В XV в. льготы подобного рода сделались явлением более обычным. Никоновская летопись, составители которой на практике наблюдали подобные отношения, дала комментарий именно в этом духе: князь Михаил "даде всем людем бедным и должным льготы на пять лот дани не платити, а которые из земли бежали в долзех, тем платити дань, как" уставили прежний князи или без лихи полетья" 22 .


17 Русская правда, под ред. А. И. Яковлева, М. 1917, стр. 13, 27, 41 -42; Яковки. Закупи Русской правды (ЖМНП, 5, 1913, стр. 117); Ясинский, Закупы Русской; правды и памятников западнорусского права (сб. статей, посв. Владимирскому Буданову, 1902, стр. 430 и сл.).

18 Павлов - Сильванский. Феодализм в удельной Руси, стр. 225.

19 Русская правда, стр. 16, 30 (по изд. под ред. Яковлева).

20 ПСРЛ, т. I, 1846, стр. 75.

21 Новгородская летопись по синод, хар. списку. СИБ, 1888, с. 230.

23 ПСРЛ, т. XII.

стр. 123

Следовательно платеж дани возлагался на тех смердов, которые бежали со своих мест, оставя долги, но сами остались в пределах Новгородской земли.

Сергеевич думал в свое время, что смерды это есть подданные князя ":: . Пресняков правильно возразил ему, что понятие подданства в древней Руси не так легко установить и что это понятие выражалось скорее словом "люди", а не "смерды"23 . Из летописного рассказа, о Долобском съезде в ПОЗ г. видно, что смерд интересовал князей и дружину главным образом с точки зрения их собственного экономического благополучия. Что будете лошадью смерда, а не с самим смердом в случае набега половцев- вот какой вопрос больше всего занимал их на съезде. Правильно отмечено, что участие смердов в народном ополчении определялось не волей веча, а волей князя 25 - и его дружины, т. е. волей землевладельцев. Смердья лошадь тем более интересовала князей, что повидиному она паслась в одном табуне с княжескими конями. Это видно из статьи Русской правды: "А за княжь конь, уже с пятном, тря гривны, а за смердьей две гривны", т. е. конь княжеский меченый противопоставляется смердьему не меченому 26 . Таким образом хозяйство смерда находится в сфере княжеского хозяйства. Этим объясняется, что Русская правда хочет формально оградить права смерда, фактически - права князя, когда устанавливает за мученье смерда "без княжа слова" штраф в три гривны 27 . Смердий конь и сам смерд составляли основу княжеского хозяйства. В уставе Владимира Всеволодовича, заимствованном у греков, есть требование, которое могло относиться к смерда: ".Иже ратай не доорав времене, а идеть прочь, да ин лишен оранья" 28 . Здесь пахарь ясно представлен зависимым от землевладельца; за отказ от работы на пашне у него ее отбирают. Характерно, с кем сравнивают смердов: "уничижени безчестни: аки смерды мелют и древа носят на гору"29 . Здесь смерды рисуются как работники на господской барщине, на его мельницах, строительных работах. Здесь смерд становился на грани холопства. Поэтому-то князь Ростислав на Уветическом съезде требовал выдачи своих холопов и смердов. И сам закон уравнивал их в определении стоимости их жизни. Русская правда устанавливала одинаковую виру в пять гривен за убийство смерда к холопа. И тем не менее смерды - не рабы, это древнерусские крепостные крестьяне. Подобно крепостным они не имеют права жаловаться на своих господ. В более позднем договоре Великого Новгорода с Казимиром IV в 1471 г. читаем: "А холоп, или роба, или смерд, почнет на осподу вадити, а тому ти, честны король, веры не нять". В договорах отмечалось и другое ограничение в личной свободе смердов: беглых смердов и холопов нужно выдавать обратно, и понятно почему, так как это люди, зависимые от землевладельца -. Поистине нужен был весь консерватизм буржуазной исторической науки, чтобы открыть в смердах свободное крестьянское население.

Смерды ставятся Владимиром Мономахом на одну доску с убогой вдовицей; на старости лет он радуется, что не сбежал "худого смерда".31


23 Сергеевич, Русские юридические древности, т. 1, стр. 212.

24 Пресняков, Княжое право, примеч. к стр. 211.

25 В. А. Романов, Смердий конь и смерд ("Известия отд. русского языка и словесности Акад. наук", т. ХIII, кн. 3).

26 Юшков, Феодальные отношения в Киевской Руси, стр. 38 (Ученые записки Саратовского гос. университета, т. III, вып. IV) и его же: К вопросу о смердах (Ученые записи и Саратовского гос. университета, т. I, вып. IV, с. 61).

27 Русская правда, стр. 6.

28 Новгородская летопись по синод, хар. списку, стр. 482.

29 Кулишев. История русского народного хозяйства, т. I, стр. 93.

30 ААЭ, I. N 87; А. Западная Россия. 1, N 38.

31 ПСРЛ. А стр. 105.

стр. 124

В XIV-XV вв. слово смерд звучит в Московской Руси как оскорбление. Лишь на севере да в Псковской и Новгородской землях оно бытует в своем старом значений. В одной купчей Двинской области встречается даже упоминание о трех "великих смердах" Григорьевичах. К положению смердов в Псковской земле мы вернемся позднее, несколько в иной связи 32 III

В областях, запятых теперь Пруссией, Силезией, Померанией, отчасти Полыней, в XI-XIII вв. мы находим колонов или крепостных, известных под названием смердов или смурдов (smodi, smurdi, zmudi, smordones). Дюканж так и определяет это слово: "servus glebae, homo manus mortuae, colonum interpretatur". Вайтц и Шоодер, историки древнегерманского права, считали смордов, смурдов смардонов холопами славянского происхождения, находящимися в зависимости от германских землевладельцев. В грамотах германских королей говорится о колонах, которые в народе зовутся смурдами ("coloni, qui vulgo vocantur smurdi"). Они были прикреплены к земле и передавались вместе с нею другому владельцу. Подобно тому как князь Изяслав пожаловал Пантелеймонов монастырь селом Витославицем и землями со смердами, так же дарили и западных смердов, смердов, смурдов: епископ кельнский Антоний II в грамоте своей говорит о передаче кельнской церкви имения с населявшими его смердами. Это сопоставление наших смердов с смордами Европы, сделанное впервые проф. Юшковым, несомненно подтверждает выводы, сделанные на основе русских источников33 .

Смерд - это человек "мертвой руки"; он прикреплен к земле: за его! убийство полагается вира ниже виры свободного человека в несколько! раз, на Западе вира выше рабской, у нас в древней Руси такая же вира как за раба 34 .


32 Лаппо-Данилевский. Очерк истории образования главнейших разрядов крестьянского населения в Россия (сб. "Крестьянский строй'', I, СПБ 1905, с. 5 - 12).

33 С. В. Юшков, Феодальные отношения в Киевской Руси (Ученые записки Саратовского гос. университета, т. III, вып. IV, с. 54 - 58); Архив история и практических сведений о России, 1, 1860.

34 Большинство буржуазных историков видело в смердах свободных люде. Меньшинство довольно робко настаивало на их зависимом состоянии, по - различному толкуя степень зависимости смердов от князей. В зависимости от разрешения этого основного вопроса определялось затея место смердов в среде древнерусского крестьянства. Одни полагали, что слова смерд в широком смысле слова обнимает собой все свободное население, в более тесном - только свободных сельских жителей (Соловьев, Мрачек-Дроздовский, Сергеевич, Дьяконов, Владимирский-Вуданов и др.). Другие находили, что смерды - это княжеские люди, находящиеся в каких-то особых отношениях к князю (Летков, Никольский, Цитович, Романов, Пресняков), а также и к дружине и церкви (Юшков). Ключевский считал смердов разрядом древних государственных крестьян. При толковании отношений смердов к князю опять-таки была разноречия. Пресняков видел суть этих отношений "в отношении властной опеки, с одной, зависимости и повинностей, с другой стороны". Павлов-Ситьванский проводил аналогию между смердами и грундгольдами. Цитович объяснял смердов как изорников-наймитов, и отношение смердов к князю - из условий княжеского хозяйства. Юшков определил смердов как "особую группу полусвободного населения, близко стоящего к homines pertinentes западного срядневековья. Соловьев, История России, 1, с. 237; Мрачек-Дроздовский, Исследования о Русской правде, прил. к вып. II; Сергеевич, Древности русского права, т. I; Дьяконов, Очерки общественного и государственного строя древней Руси; Владимирский- Буданов, Обзор истории русского права; Лешков, Русский народ и государство; Никольский, О наследования в древнейшем русском праве; Цитович, Исходные моменты в истории русского права наследования, X, 1870 г., - Романов, Смердий конь и смерд (Известия отд. русского языка и словесности Академии наук, т. ХIII, кн. 3); Пресняков, Княжое право; Юшков, К вопросу о смердах (Ученые записки Саратовского гос. университета, т. I, вып. IV).

стр. 125

Псковские события 1484 -1486 гг. заслуживают с нашей точки зрения большого внимания. Смерды отказались выполнять повинности, которые они издавна обязаны были нести согласно какой-то "смердьей грамоте", хранившейся в ларе Троицкого собора, т. е. в государе шейном архиве Пскова. "Того же лета смердов посадиша па крепость в погребе; а посадников из заповеди закликаша, что грамоту новую списали и в ларь вложили на сенях со князем Ярославом; а Псков того не ведает. Того же лета посадника убита, Гаврила месяца июня в 13; а убиша его всем Псковом на вечи" 35 . Ларшгк Есни был выведен да казнь, но успел скрыться. Убежали в Москву псковские посадники Леонтей Тимофеевич, Стефан Максимович и Василей Коростовой, пробыз в посадниках больше года. События в Пскове произошли как раз в тот период, когда Иван III только что покорил Новгород. Псковичи узнали, что великий князь держит против них "нелюбкы" и послали к нему посольство во главе с посадником Г. Я. Кротовым "бити челом, чтоб отдал своя нелюбкы, что казнили смердов; и он въополевся, велел смердов отпустяти, а посадников откликати и животы отпечатати, а князю Ярославу добиты челом: "и тогда почнете ми бити чолом и яз великой князь о вашем добре погадаю".

Однако "черни люди молодии" не поверили в то, что это есть действительный ответ Ивана III. Они послали подряд еще три посольства в Москву, но Получили тот же ответ. В городе шла ожесточенная классовая борьба. "И оттоле начат быти брань и мятеж велик межю посадники, и бояры и житьими людьми; понеже сии в си въехотеша правити слово князя великово смердов отнустити, а посадников откликати, а мертвая грамота списана на них выхшнути и с князем Ярославом бити чолом князю великому" и черными "молоддшши" людьми, которые заявляли: "мы о всем том прави и не погубит нас о том князь великий". Образовались две партии: сторонников соглашения с Москвой и удовлетворения ее требований в отношении освобождения смердов, к которой примыкали бояре и "житьи люди", и сторонников крутых мер по отношению к смердам. Эта вторая партия была представлена "черными" людьми, они господствовали на вече, написали "мертвую грамоту" на посадников и конфисковали их имущество и дворы. Лишь после настойчивых требований великого князя смерды были отпущены, и карательные мероприятия отменены. Из этого рассказа видно, что бояре и местная торговая буржуазия- "житьи люди" - оказались союзниками смердов в их борьбе. Как же могло случиться, что за смердов идет крупная торговая буржуазия? Едва ли это можно объяснить только боязнью Москвы.

Оказывается, не только "черные люди", города были против смердов. Летопись упоминает о приезде в Псков "обидных людей", под которыми несомненно разумеются здешние землевладельцы: "начаша из пригородов приезда и изо всех волостей обидни люди". В течение почти трех лет "вся земля мятешася", как вдруг обнаружилось новое обстоятельство. Враги смердов нашли новый повод для борьбы.

"По мале времени, прилучися некоему попу у норовских смердов чести грамоты, и найдетую грамоту, как о смердом из веков вечных князю дань даяти с Пскову и всякий работы урочный по той грамоте им знати; а о той грамоте смердьи всей земли смятение бысть, что они, потоивши грамоты, не истянуша на своя работы, а псковичом, не сведущем о них, како от начала бысть, а они оболостиша князю великому, и о тон все по криву сказаша.


35 ПСРЛ, т. IV, под 1486 г.

стр. 126

И таковую грамоту смерд исторже у иопа из рук и скры". Об этом псковские послы с участием представителей от "обидных людей" довели до сведения Ивана III "князь ярым оном возрев, рече: давно ли аз вам о смердах вины отдал, а ныне на тоже наступаете".

Из этого летописного рассказа ясно, что

1) смерды являлись зависимыми крестьянами, обязанными "урочные ми работами", т. е. барщиной, причем эти работы выполнялись ими не; тальки по отношению к землевладельцам, но и по отношению к городу-государству;

2) во второй половине XV в. происходит смягчение положения смердов, благодаря сочетанию крестьянского восстания с рядим благоприятных для крестьян условий, в частности стремлением московского государя подорвать экономическую и политическую самостоятельность Пскова;

3) в самом городе смерды нашли себе союзников и защитников в лице представителей московской партии-местного торгового капитала: бояр и "житьих людей". М. Н. Покровский в одном своем устном выступлении в ИКП сказал, что крестьянские восстания в средневековье бывали успешны только там, где они сочетались с выступлениями городского торгового капитала, находились с ним в союзе, в силу ряда специфических условий (Швейцария, некоторые итальянские города). Аналогичный случай мы имеем в Пскове, здесь против смердов и поддерживавшего их городского торгового капитала выступает единый фронт волостных "обидных людей", т. е. землевладельцев и городских "черных людей", на плечи которых невидимому ложились отмененные "урочные работы" смердов по отношению к городу.

И поэтому здесь произошло столкновение разнообразных классовых интересов.

Псков был торговой республикой, выросшей на основе широкоразвитой транзитной торговли с Западом и московским государством. В начале XVI в., уже в эпоху его упадка, в псковском "Застенье" насчитывалось еще 6 500 дворов. Писцовая книга 1585 - 1587 гг. рисует нам Псков как крупнейший торговый и промышленный центр той эпохи.

Ряд названий говорит о развитии экономической жизни: Солодожники, Кожевники, Учанники, Серебряницкое сто, Старолавочное сто и т. п. В городе уже были первые предприятия по обработке конопли, так называемые "трепальни"36 .

Развитие товарно-денежных отношений в городе должно было сказаться на судьбах местного крестьянства. Мелкий производитель непрочь в таких условиях превратиться в товаропроизводителя - такова тенденция развития его хозяйства. Но ей противостоит другая тенденция, исходящая, от землевладельца, который хочет удовлетворить свои растущие потребности (благодаря влиянию начинающего развиваться обмена) усилением эксплоатации крестьянства. Эта борьба двух тенденций и привела к восстанию смердов и гражданской войне в Пскове. Землевладельцы стремятся доказать извечность барщины, прибегая к грамотам, может быть даже фальсифицированным. Таким же методам следуют и сторонники смердов. Окончательная победа остается за городским торговым капиталом, так как его поддерживает Московское государство. В результате мы имеем временное смягчение крепостных отношений в Пскове, за которым последовало новое их усиление во второй половине XYI- начале XVII вв.


36 Сборник МЛМЮ, М. 1913, т. У, стр. 12- 13, 18 - 20, 26 и др.

стр. 127

Что речь шла действительно о смягчении барщины смердов видно из того, что противная сторона добивалась как раз установления старого порядка; и довод се был именно таков: нарушены пошлина, старина, вековой обычай 37 . В XVI-XVII вв. мы уже не встречаемся со смердами ,в Псковской земле; здесь, как и во всем остальном Московском государстве, мы имеем в это время процесс нового вторичного закрепощения сельского населения.

IV

Обращаясь к Московской Руси XIV-XV вв.,. мы должны вспомнить, что крестьянское население в эту пору считалось буржуазной историографией, так .же. как и т. Дубровским, свободным, а барщина - явлением: крайне редким и совершенно исключительным. Лишь со второй половины XVI в. начинается по обычному представлению быстрый рост барщины, связанный с развитием товарно-денежных отношений.

Эту привычную схему надо коренным образом пересмотреть. Несомненно, что уже в XIV- XV вв. барщина занимала крупное место в эксплоатации русского феодального крестьянства.

Митрополит Феогност (1328 - 1359 гг.) поставил церковь на голенищевской земле, где жил его коровник Селята, и "зовется то место Селятино и с деревнями, что дорога идет к Можайску, того ж села Голенищева I земля с лесы и дуги; а те христиане голенищевские и сепятинские и тех деревень на дворе метрополиче всякую страдную работу работают". Это одно из ранних известий о барщине на митрополичьей земле 38 .

Я хотел бы обратить внимание на одну специфическую группу крестьянского населения в древней Руси, которой почему-то буржуазные историки не интересовались, а марксисты по понятным причинам не имели возможности заняться. Это так называемые "сироты". В их лице мы имеем феодальных крестьян, обязанных барщиной в пользу землевладельца. Термин "сироты" встречается уже в грамоте игумена Антония (XII в.), где говорится; "И паша на чужой земле ни в двое, ни во едино, ни себе покоя не дая, братии и сиротам и- зде крестьяном досаждая".

Здесь говорится о запашке чужой земли при помощи сирот и о том, что это досаждало крестьянам. Очевидно здесь перед нами процесс феодализации, захвата общинных крестьянских земель, осуществляемого монастырскими властями, причем игумен сам сознается, что он своим крестьянам - "сиротам" покоя не дал 39 .

Тот же процесс захвата крестьянских земель выступает в проповеди Серапиона, епископа Владимирского в XIII в., который говорит, что захватчики именья не насыщашеся", "свободные сироты порабощают и продают" 40 .

Пресняков определял положение сирот крайне обще: "все зависимые, чьи-либо люди..; слово сироты шире, чем изгои, но не до значения вообще крестьяне" ". Эта характеристика недостаточна. Нужно показать, на чем основана зависимость "сирот" 'от землевладельца.


37 В. Сергеевич. Русские юридические древности, т. III, с. 150 - 151; А. Никитский, Очерк внутренней истории Пскова, СПБ 1873, стр. 282 - 287; А. Пресняков, Княжое право, стр. 214; С. Юшков, Псковская "аграрная революция" в конце XV в. (Записки Н. О. Марксистов, Гиз, 1928, N 3. с. 25 - 42); ПСРЛ, т. IV и т. V, М. Н. Покровский, Русская история, т. I, стр. 164 -167.

38 Горчаков, О земельных владениях всероссийских митрополитов, стр. 48.

39 Амвросий, История российской иерархии, т. III, стр. 124. Грамота иг. Антония дошла до нас в позднейшей копии; может быть она даже есть продукт творчества его преемников по монастырю. Во всяком случае она характерно подчеркивает одну из сторон образования феодального землевладение.

40 Лаппо-Данилевский, указ. раб., стр. 10 - 11.

41 Пресняков, Княжое право, стр. 276 - 277.

стр. 128

Истинный смысл этой зависимости вскрывается указанием, которое мы встречаем в поучения новгородского архиепископа Ильи 1116 г., где читаем: "А сирота не мозите великой эпитемьи давати. Пишеть бо в заповедях: "сущим под игом работник наполи даяти заповеди". Да не мозите отягчяти заповедаю, оть вси каются. Иго бо легько есть". Здесь совершенно ясно, кем считали "сирот" в XII в. Эти люди находятся "под игом работник", т. е. несут барщину".

В 1391 г. "сироты монастырские" Константиновского монастыря били челом митрополиту Киприану на игумена Ефрема, который "наряжает им дело не по пошлине". Митрополит обратился за справкой к Ефрему, а тот сослался на прежнего игумена Царка, который и дал митрополиту справку о всех работах, выполняемых сиротами. Барщина занимает среди них главное место. Вот перечень этих барщинных работ: 1) постройка и чинка монастырских строений ("церковь наряжати, монастырь и двор тынити, хоромы ставить"), 2) обработка участка пахотной земли ("игумнов жребей весь рольи орать взгоном и сеяти в пожата: и свезти"), косьба луга и уборка ("сено косити десятинами и в двор въвезти"), 4) рыбная ловля ("ез бити и вешней и зимней, сады (т. е. садки) оплетати, нане вод ходити, пруды прудити"), 5) ловлю бобров ("на бобра им осенне ходити и истоки забивати").

Все эти работы выполняли "большие люди из монастырских сел", т. е. те из монастырских сирот, которые имели своих лошадей и хозяйство. Безлошадники, так называемые "пешеходцы из сел", выполняли другие барщинные повинности: к празднику рожь мололи и хлеба пекли, солод мололи, пиво варили и на семя рожь молотили, а если игумен леи давал, они его пряли, делали сети и невода. Здесь мы видим сочетание барщины с домашним крестьянским промыслом, основанным на, натуральном характере хозяйства. Кроме несения барщины, сироты обязаны были на велик день и на петров день являться в игумену с приношениями, а также давали на праздник яловицу; "а в которое село приедет игумен в братшину и сыпцы дают по зобне овса конем игуменовым". При этом бывший игумен указал, что "по пошлине по старой всегда ходит яловица на праздник", но так как крестьяне ему били челом и просили заменить яловицу тремя баранами, то он им это разрешил. В этом указании прежнего игумена интересно подтверждение старины установившихся обязанностей крестьян. Его показания подтвердили митрополичьи бояре 43 .

В перечне барщинных работ обращает на себя внимание тот факт, что игумнова пашня обрабатывается крестьянами только в порядке поголовной кратковременной барщины, "взгоном", т. е. совместными усилиями всех крестьян, согнанных на работу вероятно под руководством монастырского приказчика. Во второй половине XVI в. наряду с пашней "взгоном" развивается другой вид барщины, так называемая "десятинная пашня", обрабатываемая крестьянами самостоятельно, но засеваемая землевладельческими сем садами из расчета известного числа десятин на выть.

Другой момент - это обилие барщинных работ, связанных с натуральным характером вотчины, с охотой, рыболовством, постройками:, домашними промыслами. В XVI-XVII вв. эти повинности крестьян отходят на задний план, зато выдвигается барская запашка на центральное место, а эти бывшие феодальные повинности крестьян начинают выполняться большей частью трудом "деловых" и "дворовых" людей.


42 "Русская Историческая библиотека", т. VI, Памятники древнерусского канонического права, ч. 1, изд. 2-е, СПВ, 1908, стр. 356 - 357.

43 ААЭ, т. I, N 11, стр. 6 - 7.

стр. 129

Па сравнения грамоты Константиновскому монастырю 1391 г. о грамотами тому же монастырю 1590 г. И 1602 г. совершенно ясно выступают эти качественные изменения в характере барщины. Однако и в XIV в. и в конце ХVI - начале XVII вв. перед нами крестьяне, обязанные барщиной на монастырь 44 . Категория вотчинной ЮДШУЦДОДГИ государя-вотчинника одинаково остается в силе и в эпоху феодализма, и при крепостничестве. По этому случаю полезно вспомнить указанно В. И. Ленина, сделанное им в ответе на рецензию П. Скворцова: "П. С. напрасно думает, что эта категория применима, только к эпохе "до образования крепостного права"; она применима и к эпохе крепостного права" 45 .

Подтверждение власти монастыря над сиротами находится и в грамоте Киприана: "И Киприан митрополит всеа Руси так рек игумену в христианам монастырским: ходите ж вей по моей грамоте: игумен сироты держи, а сироти игумена слушайте, а дело монастырское делайте". Чем же это требование отличается от трафаретной формулы 80 - 90-х годов XVI в.: "и вы б, крестьяне; помещика слушали, пашню на ноте пахали и оброк ему помещиков платили"? Юрисдикция над сиротами всецело принадлежит землевладельцу.

В грамоте Троицко-Сергиеву монастырю 1441 г. говорится: "а учиница татба меж их сирот монастырских, и то ведает игумен или его приказчик". В другой жалованной грамоте Троицкому монастырю указано; "а слугам Сергеевым креста не цоловати, сироты их стоять у креста".

В жалованной грамоте кашинского князя 1361 - 1365 гг. мы опять встречаемся с "сиротами". Устанавливая иммунитет для духовенства, "луг монастырских, ключников и "вольных людей", грамота отдельно говорит о "сиротах", подчеркивая тем самым их зависимое подчиненное положение.

"Тако же и сиротам, кто имеет седети на земле святое богородици Отрочья монастыря и тех монастырев, в нашей отчине, в Тферьских волостей и в Кашинских, по одиному слову со отци своими с владикою Феодором и со владыкою с Васильем, пожаловали есмы тех сирот, ненадобе им никоторая дань, ни ям, ни подвода, ни тамга, ни осминичее, ни сторожевое, ни писчее, ни корм, ни медовое, ни иныи котории пошлины городу ни к волости, ни служба, ни дело княже, ни дворьский, ни старости ат их не заимать нипрочто". Наряду с этим грамота устанавливала также неподсудность монастырских "сирот" светский властям.

Но нам известны "сирота" не только на монастырских, но и на боярских землях.

В жалованной грамоте Мокуле с детьми читаем: "но надобе им потянути новоторжьци ни в котрую дань, ни в ордниское серебро, ни его сиротам". На землях новгородских бояр в начале XV в. также сидели "сироты". Около 1411 г. били челом вечу Великого Новгорода Степан Есипович и ряд других крупных бояр, что с их сирот берут "поралье" не по старине: "емлють у наших сирот на Терпилове погосте поралье посаднице и тысяцкого не по старице".


44 АЮБ, т. I, стр. 137; П. Иванов, Описание государственного архива старых нет, М. 1830, стр. 237; В. Греков, Происхождение крепостного права в России (сб. "Крепостная Россия". 1930, стр. 51 - 52).

45 В. И. Ленин, Соч., т. III, изд. 2-е, стр. 496.

стр. 130

Вече распорядилось выдать грамоту "сиротам Терпилова погоста: давати на поролье посаднице и тысяцього по старым грамотам, по сороку бел, до четыре сева мука, но десяти хлебов" 46 .

О чем говорят приведенные данные о "сиротах"? Оки говорят о наличии в XIII - первой половине XV вв. определенного слоя зависимых от землевладельца крестьян, невидимому прикрепленных к земле и обязанных выполнять большей частью барщину. Термин "сироты" выходит из употребления в середине XV в. Невидимому в ту пору он еще не полностью растворился в термине "крестьяне". Это видно из противопоставления понятия крестьян-новоприходцев и сирот. Грамота, 1423 г. вел. кн. Василия Дмитриевича спасскому Благовещенскому монастырю устанавливает льготу от княжеских даней и пошлин на 3 года тем крестьянам из великого княжества, которые будут поселены монастырем на пустошах на Лысково и на Курмыше, и на 10 лет тем крестьянам, которые вышли из других княжеств.

После льготных лет колонисты должны "потянуть с -монастырскими людьми до силе". "А что ми сказывал архимандрит Малахей, что перенял моих сирот Черньцовых детей, Вешняка да Палку да Яковка, а они пошли из моее отчины и он их у себя осадил, и тех людей ведает и судит архимандрит сам по пошлине; а дает с них дань мою по силам" 47 .

В этом известии характерно одно новое обстоятельство: выход сирот из великокняжеской вотчины.

Это обстоятельство, на первый взгляд противоречащее фактам, свидетельствовавшим о зависимом, крепостном, угнетенном состоянии: "сирот", в действительности указывает на изменения в положении крестьянства, которые сделались заметными во второй половине XV в.

V

Как объяснить появление права крестьянского отказа и выхода на юрьев день осенний?

Нам думается, что этот выход есть свидетельство начавшегося смягчения крепостных отношений в XV в., которое и создало видимость якобы свободного крестьянства, существовавшего до нового процесса закрепощения во второй половине XVI в.

Еще Татищев, издавая судебник, сделал меткое замечание, мимо которого близоруко прошла буржуазная историография. По его мнению, "вольность" крестьянская была выгодна "духовным и вельможам", имевшим массу пустых земель я зазывавшим к себе крестьян от мало-" земельных дворян. Впервые выход крестьян на юрьев день начинаем упоминаться в XV" в., и характерно, что он стоит в связи с процессом колонизации и заселения новины, пустошей, росчистей и т. п. Вотчинник-государь переманивает к себе крестьян с целью заселить новые места, расчистить лес, поднять целину, ибо в росте сельского населения и его хозяйства подданных этой вотчины-государства, заключалась его мощь. По этому поводу Маркс писал: "Могущество феодальных господ, как и всяких вообще суверенов, определялось не размерами их ренты, а числом подданных, а это последнее зависит от числа крестьян, ведущих самостоятельное хозяйство" 48 .


46 Памятники социально-экономической истории Московского государства в XIV- XVII вв., изд. Центрархива, N 50. ААЭ, т. I, N 5 и 11; Доп. А. II. Ш. т. ), N 9; Милютин, О недвижимых имуществах духовенства, стр 29; А. И, т. I, N 17.

47 ААЭ, I, N 21.

48 Маркс, Капитал, т. I, с. 740 (по изд. 1920 г.).

стр. 131

Выход крестьян стал нужен феодалам-землевладельцам, так, как он отвечал их интересам в связи с необходимостью колонизации своих владений.

Захватывая большие пространства земли с лесами, болотами, пустошами и прочны, феодалы лишь частично могли расчистить лес под пашню силой холопского труда. Основной силой здесь могла быть сила колониста, новоприходца-крестьянина, мелкого производителя. Вот наглядный пример, как шла эта колонизация. Один крестьянки при допросе в 80-х годах XV в. рассказал:

"Мне, господине, от роду лет с полосмадесять. А отец мой, господине, жил у Есипа в той деревне на Колкачо да половничал на Есипа. А яз, господине, жил, у Есипа со отцом своим, да после отца своего жил да половничал же на Есипа. А Если, господине, сам завсе в дворе жил у князя Андреа Дмитреевича в у князя Михаила Андреевич. А ту, господине, деревню Колкач велел расставити на двое и посадил, господине, деда моего Васка Телибанова. И дед мой, господине, на Есипа половничал. Поэтому, господине, зовут другим Колкачем; а была та, господине, одна деревня Колкач. А Сущево, господине, да Таилицу Есип розделал на лесе своими людьми и посажал половников. Да сказывал ми, господине, отец мой Гаврил(о): Изолковскую пустошь купил Есип у Григорьа у Монастырева. А живал, господине, на II Волкове Григорьев холоп Яков" 49 Крупный землевладелец, князь или монастырь, опираясь на свою агентуру в лице подобных Есипов и Яковов, в свою очередь зазывавших поселенцев на свободные места, естественно оказывался заинтересованным в крестьянском выходе. Приказчики и ключники были заинтересованы также в колонизационном процессе, так как чем больше садилось колонистов-крестьян, тем выше поднимался их доход. Книга оброкам и ключам волоколамского монастыря середины XVI в. дает об этом ясное представление. Приведем из нее небольшую выдержку: "Л. 7056 месяца маиа в 9 по благословению игумена Гурна давал казначей Иосиф слугам жалованиа. Село Зубово Федру Шадрину, за попрос ему с выти по 2 денги да Средкино ему же - 3 алтына, суд, довод, явка, роздвинское, срок николин день вешняго. Село Белково Третьяку Ноугородцу, как было за Окшею без увозу, срок Николин день вешняй. Село Спасское да Ивановское и Митрофаново Молофсю Шкилю, как было за Иваном Туровским, срок юрьев день вешняй. Василию Хорошилу Новое село, как было за Васильем за Позняковым, срок петровы заговени" и т. д.50 .

В грамоте белозерского князя Михаила Андреевича 1454 - 1455 гг. в монастырских"- серебрениках вовсе не идет речь об ограничении крестьянского выхода вообще. Наоборот, первоначально узаконивался выход серебреников. В грамоте прямо говорится о существовании более ранней княжеской грамоты, разрешавшей выход монастырских "половников в серебре межень лета и всегды!.. Серебреники - это задолжавшие крестьяне, а должники по древне - русскому праву находились " распоряжении своего кредитора до некуда. Следовательно не усиление, а смягчение предполагалось, когда князь предлагал: "кто ден выйдет половник серебренник в твой путь, ино деи ему платитися высоте на два года без росту".


49 Шумаков, Обзор "грамот коллегии экономии", вып. II (Чтения ОИДР, 1900, кн. 3. стр. 116 .

50 Московское древнехранилище, фонд Волоколамского монастыря. Приходо- расходная книга N 1 за 7056 - 7069 гг., л. 11, 11 обор.

стр. 132

И лишь после жалобы крупного Ферапонтова монастыря, к которой князь безусловно не мог не прислушаться, он предложил: "А которые будут вышли в монастырском серебре в твой путь, и они бы дело доделывали на то серебро, а в серебре бы ввели поруку, а осень придет ж о(ни) бы и серебро заплатили". Для устранения возможных недоразумений для половников в серебре устанавливается право выхода за две недели до юрьева дня и в течение недели после юрьева дня ". 51

Эта грамота не ограничивает выход, а, наоборот, подтверждает его законность на юрьев день осенний. Мы полагаем, что установление юрьева дня законом было результатом смягчения старых крепостных сеньориальных отношений в феодальной деревне. Ни о каком выходе мы не можем говорить по отношению например к смердам.

Наоборот, насколько можно судить по Русской правде и другим источникам, отношения между землевладельцами и смердами носили крайне суровый характер. Доказательство этому хотя бы право "мертвой руки" по отношению к смердам, их ограниченное право наследования и пр. Псковская судная грамота сохранила нам эти ограничительные черты в отношении изорников. "Государь" - землевладелец владел вотчинной юрисдикцией над изорником и имел право на ликвидацию его имущества в случае бегства последнего или смерти без наследника. Кроме того он вообще имел право на участие в наследстве умершего изорника. И еще одна черта: "государь" имел право на половину имущества изорника при совершения отрока, т. е. при выходе, установленном по Псковской судной грамоте на Филиппово заговенье.

Достаточно припомнить эволюцию крестьянского выхода в странах Западной Европы, чтобы понять, что здесь мы видим начало смягчения крепостных отношений. Повидимому в Пскове это смягченно было результатом острой классовой борьбы, результатом крестьянской войны. Этим и объясняется договорный, кал бы равноправный характер статьи 42а Псковской судной грамоты: "А который государь захочет отход дати своему изорнику или огороднеку, или кочетнику, ино отрок быти о филипове заговение, та кож захочет изорннк отречпея с села, или огороднику, или черник, ино тому же отроку быти, а и иному отроку не быти, ни от государя, ни от изорника, ни от кочетника, ни от огородника" 52 .

В Московской Руси XV в. временное смягчение крепостных отношений могло быть результатом и классовой борьбы и действия такого экономического фактора, как колонизация. Характерно, что крестьянский выход в Московской Руси не сопровождается отобранием половины имущества, выходившего крестьянина: здесь устанавливается по Судебнику 1497 г. только выплата "пожилого". Надо отметить, что даже буржуазные историки, только ставшие на путь признания угнетенного, зависимого положения русского крестьянства в эпоху феодализма, не конечно никогда не слыхавшие о высказываниях Энгельса, о "вторичном" закрепощении, толкались фактами на то, чтобы считать крестьянский выход в XV в.. результатом смягчения старых тяжелых форы эксплоатации древнерусского крестьянства ". Лишь с XVI в. начинается вновь закрепостительный процесс. Его история если еще и туманна, то во всяком случае о ней много написано.


51 ААЭ, т. I, N 48, 1.

52 Псковская судная грамота, изд. Археографической комиссий.

53 П. И. Беляев, Древнерусская история и кресьянское закрепощение (ЖНЮ кн. 8 и 9; Н.П. Агунов, Крестьянин и землевладелец в эпоху Псковской судной грамоты (Ученые записки Саратовского гос. университета, т. IV, 1925, вып. 49.

стр. 133

Показателем смягчения крестьянского положения в XV в. является между прочим широкое распространение оброка в эту пору - факт, который и ввел многих историков в заблуждение относительно якобы изначальной свободы крестьянства. Новгородские писцовый миги второй половины XV - начала XVI вв. почти не знают барщины, но зато прекрасно знают натуральный оброк, в XVI в. все чаще и чаще заменяемый деньгами, а в XVII в. - барщиной 54 .

Итак, мы считаем, что методологические указания Маркса и Энгельса о "вторичном" закрепощении крестьянства имеют отношение и к истории древнерусского крестьянства и что факты ставят перед нами во весь рост новую историческую проблему.

Когда и каким путем произошло первоначальное закрепощение крестьянства?

Нам думается, что этот процесс неразрывно связан с процессом образования феодализма в древней Руси и его истоки нужно искать в обстановке конца XII - начала XIII вв. Кризис Киевского государства, вызванный изменением торговых путей в связи с крестовыми походами, разразился именно в эту пору и привел к распаду дружинного строя, оседанию дружин на землю, захвату крестьянских земель, образованию крупного княжеского и боярского землевладения, упадку городов, торговли и ремесла. Этот процесс феодализации способствовал гибели Киевского государства и распаду тогдашней государственной территории на отдельные, мало связанные между собой экономические и политические единицы. В XIII-XIV вв. мы наблюдаем рост феодализма со свойственной ему децентрализацией. Процесс закрепощения крестьянства выражается в образовании многочисленных разрядов зависимого населения, начиная от рабства, кончал более легкими степенями подчинения и зависимости (рабы, закупы, смерды, изгои и т. д.).

Процесс феодализации и закрепощения крестьянства несомненно имел ряд особенностей в отдельных областях страны в зависимости от соотношения классовых сил, их борьбы и от ряда внешнеполитических факторов (например татарское завоевание).

Таким образом история первоначального образования класса крепостных крестьян в древней Руси имеет в себе много общих черт с аналогичным процессом в Западной Европе. Маркс писал: "Хозяйничание последних веков гибнущей Римской империи и завоевание варварами разрушили массу производительных сил; земледелие деградировало, промышленность за отсутствием сбыта захирела, торговля замерла ила была насильственно прервана, сельское и городское население убыло. Эти факты и обусловленный ими способ организации завоевания создали в связи со структурой германских войск феодальную собственность. Она, подобно родовой и общинной собственности, тоже покоится на общественной организации, которой в качестве непосредственно производящего класса противостоят однако не рабы, как в древности, а мелкие крепостные крестьяне" 55 .

Это указание Маркса тем более интересно, что ведь и у нас переход от Киевской Руси к феодализму XIII-XVI вв. есть вместе с тем в основном переход от рабской организации труда к крепостной организации труда.


54 Греков, Юрьев день и запов. годы (Известия Академии наук СССР, N 1 - 2 1926, с. 67 - 84) и другие его статьи, а также Новгородские писцовые книги, изд. Археографической комиссия.

55 Архив Маркса и Энгельса, кн. N 1, М. 1924, с. 255

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ВТОРИЧНОГО-ЗАКРЕПОЩЕНИЯ-КРЕСТЬЯНСТВА-И-КРЕСТЬЯНСКИЙ-ВЫХОД

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Б. Тихомиров, ПРОБЛЕМА "ВТОРИЧНОГО" ЗАКРЕПОЩЕНИЯ КРЕСТЬЯНСТВА И КРЕСТЬЯНСКИЙ ВЫХОД // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ВТОРИЧНОГО-ЗАКРЕПОЩЕНИЯ-КРЕСТЬЯНСТВА-И-КРЕСТЬЯНСКИЙ-ВЫХОД (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Б. Тихомиров:

Б. Тихомиров → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
458 просмотров рейтинг
14.08.2015 (774 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРОБЛЕМА "ВТОРИЧНОГО" ЗАКРЕПОЩЕНИЯ КРЕСТЬЯНСТВА И КРЕСТЬЯНСКИЙ ВЫХОД
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK