Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6664

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Означало ли это, что у нас в России в это время был застой, не было развития производительных сил? Нет, не означало. А т. Ванаг именно так ставит вопрос, и такая постановка грешит против ленинизма. Если мы неправильно отвечаем на вопрос, какие изменения имели место в экономике царской России в период между двумя революциями; мы неправильно разрешаем и вопрос о характере нашей революции, делаем ряд вреднейших ошибок и в важнейших вопросах сегодняшнего дня.

Что означала реформа Столыпина по Ленину? Застой, регресс, упадок производительных сил? Топтание на месте? Нет, - говорит Ленин - столыпинская реформа есть революционная ломка:

"Столыпин правильно понял дело. Без ломки старого землевладения нельзя обеспечить хозяйственного развития России. Столыпин и помещики вступили на революционный путь, ломая самым беспощадным образом старые порядки, отдавая всецело на поток и разграбление помещикам и кулакам крестьянские массы" 27 .

В результате столыпинской реформы мы имели такое развитие производительных сил, такие процессы, которые по-своему размаху и широте, по количеству втянутых в этот процесс масс стоят в истории почти уникумами, но результатами этой реформы не было отягчение классовых противоречий, ибо эта реформа была половинчатой, она была компромиссом между буржуазией и помещиками. В результате этой реформы классовые противоречия обострились во всей царской России во- первых, между крестьянством, жаждавшим земли, и помещиками и, во-вторых, между пролетариатом и буржуазией, потому что разоряемое крестьянство давало миллионы людей в города, и эти выходцы из деревни давили на зарплату; именно поэтому, несмотря на внушительный под'ем промышленности за период с 1909 по 1914 гг., реальная зарплата в России, за исключением незначительной верхушки рабочего класса, не повышалась, а сплошь да рядом даже понижалась. Несмотря на под'ем промышленности в России была безработица, ибо деревня выбрасывала людей, которых некуда было девать. В царское время не было статистики безработицы, но мы имеем другую страшную статистику, которая говорит об этом. Это - статистика самоубийств в тогдашнем Петербурге и в Москве, ибо в этих самоубийствах указаны причины - безработица; и голод. В то же время происходил отход миллионов за Урал и т. д.

Разорялось крестьянство, обострялась классовая борьба между крестьянством и помещиками. Внутри самого крестьянства происходили резкая диференциация и классовая борьба между кулачеством и крестьянской беднотой 28 .

Вот что говорит Ленин по этому поводу:

"Успех" Столыпина в деревне теперь и в ближайшие годы по сути дела будет


27 Ленин, Соч., т. XI, .изд. 1-е, с. 17 - 18.

28 Обо всем этом сказано в моей работе "О столыпинщине" (Гиз, 1929), на которую так нападает т. Ванаг.

стр. 110

больше разжигать борьбу внутри крестьянства, чем тушить ее 29 .

В это же время пролетариат рос количественно, росло и его революционное самосознание.

Что мы видим, когда начинается новый под'ем революционной волны в 1912, 1913, 1914 гг.? Мы видим, что большевики почти монополисты среди рабочего класса. Мы видим у меньшевиков жалкие попытки завоевать кое-какие рабочие массы. Ленин показал, что на выборах в Государственную думу большевики получили сотни тысяч голосов, меньшевики же получили только тысячи голосов и то не в пролетарских центрах, а в Грузии и в Сибири.

Вот какие процессы происходили в результате столыпинской реформы.

Иначе ставит вопрос т. Ванаг в своем докладе. Тов. Ванаг не понял диалектики прусского пути развития. Все ораторы здесь говорили о признании им своих ошибок, о недостаточности или достаточности этого признания и т. д. Я должен сказать, что т. Ванаг не отказался от своей основной ошибки, от теории денационализации (Н. Ванаг: "Не откажусь"). Поэтому между защитниками точки зрения Ленина, который говорил, что в 1905 г. в России был уже развит финансовый капитализм, который говорил, что в России имело место переплетение финансового капитала, с самой отсталой формой - отработочной системой, и троцкистской теорией т. Ванага не может быть никаких соглашений, никаких компромиссов. Речь идет о важнейших принципиальных вопросах ленинизма и замазывать разногласия в таких вопросах крайне вредно 30 .

Вот почему я боролся против т. Ванага и выступал против него и устно и печатно в 1925, 1926, 1928 и 1929 гг. в своих статьях и книжках и на Всесоюзной конференции историков-марксистов.

Если у нас за период между двумя революциями не было роста производительных сил, не было существенных изменений в экономике России, то вопрос о революции в 1917 г. с точки зрения внутренней экономики России ставится так же, как он ставился в 1905 г., и это действительно утверждает т. Ванаг в своем докладе. Только признав коренные изменения в экономике России за время между двумя революциями и наряду с ними важные изменения в международной обстановке, можно притти к выводу, что Россия в 1917 г. созрела для социалистической революции.

Как подходят к Октябрьской революции большевики и как подходят антибольшевики-троцкисты?

Мы, большевики, говорим, что Октябрьская революция была вызвана двумя комплексами причин: с одной стороны, международной обстановкой, развитием империализма, ростом противоречий между империалистическими державами, мировой войной, ростом сознательности и революционности мирового пролетариата; с другой стороны, ростом производительных сил России, ростом пролетариата России и обострением классовых противоречий. Россия созрела для социалистической революции и первая была в состоянии не только начать строить, но и построить социализм.

Вторая точка зрения, точка зрения контрреволюционного троцкизма, состоит в том, что мы в 1917 г. имели в экономике России приблизительно ту же самую обстановку, которая была в 1905 г., ибо рост производительных сил в России за это время был ничтожным, ибо в России не было внутреннего накопления, происходила денационализация. Октябрьская революция произошла не потому, что сама Россия созрела для социалистической революции, а только потому, что созрело для этого мировое хозяйство. Россия первая могла начать социалистическую революцию, но построить социализм она не может, ибо экономика России за период между двумя революциями не изменилась.

Задача историков-марксистов-ленинцев - разоблачать всякие попытки обоснования контрреволюционных теорий троцкизма.

В своем докладе т. Ванаг заявил:

"...ленинские два пути развития капитализма в России за весь указанный нами период времени (с 1861 до 1917 г. - И. Л.) приобретают характер основной проблемы, становятся осью всего исторического процесса России... разумеется до Октябрьской революции, снявшей с очереди дня вопрос о капиталистической эволюции страны, следовательно и вопрос о "двух путях".


29 Ленин, Соч., т. XI, ч. 1, изд. 1-е, с. 157 - 158.

30 Необходимо попутно отметить тот более чем странный факт, что в руководстве Общества историков-марксистов, в руководстве, обязанном бороться за ленинизм в исторической науке, долгое время мирно уживались сторонники т. Ванага (сам Ванаг) и его противники (Горин), друг друга обвинявшие на Всесоюзной конференции историков-марксистов (см. т. 1) в меньшевизме.

стр. 111

Это неверно. Ленин до 1917 г. уже во время войны ставит вопрос не о двух путях развития капитализма в России, а о возможности построения социализма в одной стране. Принимая во внимание зрелость отдельных стран, в том числе и России, и рост противоречий империализма, Ленин говорит о возможности в одной стране социалистической революции.

Пока т. Ванаг не понял, что вопрос о двух путях есть вопрос не о том, развиваются ли производительные силы или нет, а лишь вопрос о темпе, о быстроте или сравнительной медленности этого развития и о наличии или отсутствии препятствий и трений, - теория т. Ванага остается механистической, антиленинской.

Далее т. Литвинов подробно говорит о приемах полемики, к которым прибегает т. Ванаг и которые т. Литвинов характеризует как фальсификацию цитат и взглядов противников. Затем т. Литвинов останавливается на нападках критики, которым подверглась в свое время его книга о столыпинщине, и квалифицирует эту критику, как недобросовестную и антиленинскую.

Полемизируя с рецензией проф. Лященко, т. Литвинов зачитывает свой ответ 1928 г., где он характеризовал столыпинскую реформу как фактор, содействовавший развитию производительных сил страны и в то же время революционизировавший крестьянские массы и пролетариат и этим подготовлявший взрыв 1917 г.

Затем т. Литвинов возвращается к полемике с т. Ванагом.

Меня т. Ванаг обвиняет за утверждение, что если бы не было мировой войны, в России были бы асфальтированные улицы. Россия шла по прусскому пути. Но в самой Пруссии были асфальтированные улицы. Разве асфальтированные улицы противоречат прусскому пути развития? И разве на асфальтированных улицах не может происходить классовая борьба? Окраины русских промышленных центров за время с 1905 по 1914 гг. росли бешеным темпом, но самым нищенским образом. На окраинах возникали самые антисанитарные кварталы в то время, как в центрах возникали дворцы, и может быть в центре и были бы асфальтированные улицы, но от этого классовые противоречия не смягчались бы.

Тов. Ванаг иронизирует над галошами. Но пусть т. Ванаг об'яснит невероятный рост продукции резиновой промышленности в царской России накануне войны. Рост больше чем на 400% в 13 лет! Пусть он докажет, что кулачество и зажиточное крестьянство не потребляли галош накануне войны. То же можно сказать и относительно другого утверждения, которое ставит мне в вину т. Ванаг, о той, что крестьяне стояли в очереди за огнеупорным материалом. Он не сможет доказать противного.

Тов. Ванат нашел у меня грех - утверждение, что в 1917 г. все крестьянство, даже и кулаки, пошло против помещика. Докажите, что я неправ. Не мне принадлежит мысль, что в Октябрьскую революцию против помещиков шло все крестьянство. Это говорит Ленин.

Вопрос о двух путях поставлен Лениным. Очень хорошо, что стали подходить к проблемам русской истории, изучая постановку этих проблем у Ленина. Раньше этого не делали. Если бы это сделали раньше, не было бы целого ряда грубейших ошибок, которые мы имеем сейчас, хотя бы в учении о финансовом капитале.

Сегодня был спор, опять старый спор относительно того, был ли в России финансовый капитализм, или нет. (Н. Ванаг: "Такого спора нет; финансовый капитализм конечно был"). Я рад слышать это, т. Ванаг, потому, что вы больше всего обвиняли т. Грановского за защиту им той точки зрения, что финансовый капитализм в начале XX века в России был. Ленин говорит, что финансовый капитализм был уже во время революции 1905 г. Ленин говорит: "Без ломки старых земельных порядков не может быть выхода из того противоречия, которое глубже всего об'ясняет русскую революцию: самое отсталое землевладение, самая дикая деревня, самый передовой промышленный и финансовый капитализм"31 .

Ясно, что финансовый капитализм не родился в России в 1905 г., как deus ex machina. Он был уже и раньше, если вызвал революцию.

В другой своей работе - "Империализм" - Ленин говорил о России; что в ней "новейше капиталистический империализм оплетен, так сказать, особенно густой сетью отношений докапиталистических".

Я не совсем согласен с выступлением т. Меерсона. По- моему, у него был ряд ошибок, оговорок, не совсем правильных экономических определений и т. д., но т. Меерсон прав в том своем утверждении, что т. Ванаг, говоря о двух путях, забывает самый коренной вопрос, вопрос о национализации земли.

Как Ленин подходил к проблеме "двух путей"? Ленин всегда подходил к этому вопросу диалектически. Он рассматривал его в связи со всеми явлениями современности и не брал


31 Ленин, Соч., т. XI, ч. 1, изд. 1-е, с. 6 - 9.

стр. 112

русское хозяйство изолированно. Ленин спрашивает, удастся ли столыпинская реформа, и говорит: если бы история дала срок, может быть удалась бы, но история этого срока не даст и поэтому столыпинская реформа закончится неудачей (Ванаг: "Так Ленин не ставил вопроса"). Нет, ставил. (А. Панкратов": "Ставил). Я вам прочту, но прошу запомнить, что т. Ванаг этого важнейшего места из Ленина не знает и даже отрицает его существование, вот что говорил Ленин:

"Для успеха столыпинской политики нужны, долгие годы насильственного подавления и истребления массы крестьян, не желающих умирать с голоду и быть выселяемыми из своих деревень. В истории бывали примеры успеха подобной политики. Было бы пустой и глупой демократической фразой, если бы мы сказали, что в России успех такой политики "невозможен". Возможен!" 32 .

Но именно потому, что царизму не даны были "долгие годы", что столыпинщина имела место в эпоху империализма, когда противоречия империалистов искали выхода в войне, что росло революционное настроение пролетариата, именно поэтому Ленин и предсказал, что реформа приведет к революции.

Прусский путь развития в 1905 г. - это не прусский путь развития 1848 г., а американский путь 1905 г. не есть путь 1861 или 1773 гг. Пути развития в разные исторические периоды различны как по своему содержанию, так и по темпам и результатам, ибо изменялись обстановка, экономика и классовые взаимоотношения. Поэтому грош цена всем цитатам о двух путях, если подходить к вопросу так, как подошел т. Ванаг, ибо в 1861 г. в стране отсталой вопрос ставился иначе, чем в XX веке в стране с самым развитым финансовым капитализмом и с самым концентрированным пролетариатом в мире.

Наша задача - задача общества историков-марксистов- ленинцев состоит в том, чтобы на основании изучения истории содействовать правильному разрешению задач сегодняшнего дня. Наша задача - бороться за генеральную линию партии. Если же мы берем исторические проблемы изолированию, если мы их не умеем связывать с задачами строительства социализма, тогда грош цена нашей работе.

Из ленинского учения о двух путях вытекает положение, что у нас социалистическая революция в Октябре была своевременна и что мы в СССР можем строить и построим социализм. В этой связи история царской России об'ясняет нам причины Октябрьской революции, и именно постольку, поскольку она помогает нам понять характер нашей революции, она и может нас интересовать.

Было время в 1926 г., когда я, выступая в Коммунистической академии, сказал по поводу выступления "оппозиции", что это теоретически неправильно, так как противоречит резолюциям с'ездов партии. Тогда мои слова прервал смех (см. "Вестник Комакадемии" N15, с. 157), Смеялись ли защитники или противники теории т. Ванага - не знаю. Теперь, к счастью, времена изменились. Теперь можно в научных дискуссиях ссылаться на т. Сталина и на резолюции наших с'ездов и ЦК. Но этого недостаточно. Мне кажется, что наши научные марксистско-ленинские общества и общество историков-марксистов в первую очередь должны стать своего рода рабочими комиссиями при партийном руководстве. Эти общества должны своими работами помогать партии в разрешении задач, стоящих перед нею.

Только с этой точки зрения нам нужно изучение исторических проблем, история нужна, чтобы понять характер нашей революции, чтобы знать, что мы должны сейчас сделать. Грош цена исторической работе, если она, подобно работе т. Ванага, этой задачи себе не ставит. Закончу теми словами, которые сказал год тому назад в ИКП во время дискуссии против Дубровского.

"Да, в области теоретической работы необходимо установить строгую большевистскую самокритику, необходимо развенчать многих божков, выдвинувшихся по разным причинам, но не по заслугам и знаниям".

И. Фролов. Я вполне согласен с упреком предыдущих товарищей по адресу т. Ванага по поводу "цитатного" метода его доклада. Тов. Ванаг может возразить, - в частной беседе он так примерно и возражал, - что он ставил перед собой именно такую скромную задачу: проанализировать проблему двух путей капитализма в земледелии в сочинениях Ленина. Мне кажется, что эта оговорка не отводит вашего упрека и вот почему. В самом деле, почему ощущалась такая острая потребность в постановке, заслушивании и обсуждении в сравнительно квалифицированной аудитории доклада о ленинской постановке проблемы двух путей капитализма в земледелии? Ведь т. Ванаг не один раз в своем докладе с особой си-


32 Ленин, Соч., т. XI, изд. 1-е, с. 65.

стр. 113

лой подчеркивал, что в сочинениях Ленина проблема двух путей поставлена с особой ясностью, с исключительной четкостью и определенностью.

Мне кажется, что ответ на поставленный мною вопрос может быть только один. Нам нужно обсуждать эту проблему потому, что за последние годы некоторые историки так много наговорили о двух путях капитализма и при этом так исказили, извратили и опошлили ленинское понимание исторического процесса вообще и ленинскую проблему двух путей капитализма в земледелии в частности и в особенности, что потребовались сейчас нечто вроде реставрации подлинных ленинских взглядов по этому вопросу.

Вспомните выступления Дубровского, его книжку "Столыпинская реформа" и его заключительное слово у нас в ИКП на дискуссии, вспомните выступления Малышева, который, выступая против Дубровского, сам наговорил много чудовищных вещей о прусском, и американском путях в историческом развитии России, вспомните Меерсона, который, квалифицируя пугачевщину, как раннюю буржуазную революцию, настаивал на том, что пугачевщина боролась за американский путь развития; вспомните Томсинского, о котором я сегодня буду говорить подробнее, Литвинова, которого здесь правильно критиковал т. Ванаг, Гайстера и наконец самого Ванага, который в своем заключительном слове, опубликованном в "ЭКО ИКП" N 4, также допустил некоторые ошибки, развернутой критики которых, замечу кстати, он не дал и в настоящем докладе. Я перечислил только "корифеев" исторической науки "второго поколения", но можно было бы этот список удлинить за счет первого и третьего "поколений", которые все вместе неимоверно извратили, исказили и опошлили ленинское понимание двух путей. Именно находя из этих соображений, т. Ванагу на фоне различных этапов исторического процесса и при помощи новейшего исторического материала следовало показать, как эти товарищи извращали или ревизовали ленинскую концепцию двух путей.

Тов. Ванаг должен был показать нам генезис двух тенденций - американского и прусского путей, показать корки этих двух тенденций в свете конкретных исторических данных. А докладчик не вскрыл этих исторических условий зарождения, развития и оформления двух аграрных эволюций, ограничившись приведением нескольких десятков цитат и притом еще иногда неправильно их интерпретируя.

После этих предварительных замечаний о самом докладе я перейду к одному вопросу, в который, мне кажется, т. Ванаг, с одной стороны, и Томсинский, с другой, внесли большую путаницу. Я говорю о том, что Ленин понимал под аграрной эволюцией "американского" типа и под аграрной эволюцией "прусского" типа. Я должен начать с приведения одной довольно большой цитаты, которую безусловно подавляющее большинство присутствующих здесь знают, но которую почему-то ряд историков и Ванаг с Томсинским, в первую очередь игнорируют в своих писаниях и рассуждениях о двух путях. Достаточно например указать на тот факт, что в очень большом докладе т. Ванага приведено очень много цитат, но эта цитата почему-то отсутствует, а в ней вся суть вопроса.

Ленин пишет:

"Два указанных мною способа "решения" аграрного вопроса в развивающейся буржуазной России соответствуют двум путям развития капитализма в земледелии. Я называю эти пути прусским и американским. Первый характеризуется тем, что средневековые отношения землевладения не ликвидируются сразу, а медленно приспосабливаются к капитализму, который надолго сохраняет в силу этого полуфеодальные черты. Прусское помещичье землевладение не разбито буржуазной революцией, а уцелело и стало основой "юнкерского" хозяйства, капиталистического в основе, но не обходящегося без известной зависимости сельского населения вроде Gesindeordnung и т. п. От этого социальное и политическое господство юнкеров упрочено на долгие десятилетия после 1848 г., и развитие производительных сил германского земледелия шло несравненно медленнее, чем в Америке. Там, наоборот, основой капиталистического земледелия послужило не старое рабовладельческое хозяйство крупных помещиков (гражданская война разбила рабовладельческие экономии), а свободное хозяйство свободного фермера на свободной земле, свободной от всех средневековых пут, от крепостничества и феодализма, с одной стороны, а с другой стороны и от пут частной собственности на землю. Земли раздавались в Америке из ее громадного земельного запаса за номинальную плату, и лишь на новой, вполне капиталистической основе развивалась там теперь частная собственность на землю" 33 .


33 Ленин, Соч., т. XII, изд. 2-е, с. 269.

стр. 114

Мне кажется, что более ясного и отчетливого изложения того, что Ленин понимает под американским путем развития капитализма в земледелии и что он понимает под прусским путем - представить нельзя. Применительно к условиям русской действительности, где аграрно- крестьянский вопрос был главным, стержневым, общенациональным вопросом, прусский путь капитализма означал, что полукрепостнические помещичьи имения постепенно, медленно трансформируются в имения капиталистические, а полуфеодальные пережитки должны исчезать медленно, один за другим, в результате ряда мер реформистского характера, проводимых русскими юнкерами как лично в своих имениях, так и через посредство их политического органа - самодержавия. В результате победы прусского пути в России (как и в Пруссии, где осталась незавершенной буржуазная революция) социальное и политическое господство помещичьего класса было бы упрочено на десятилетия, и развитие производительных сил русского земледелия пошло бы очень медленно, гораздо медленнее, чем при победе американского пути. А победа американской аграрной эволюции в русском земледелии означала бы, что крестьянство, руководимое пролетариатом, насильственным путем в результате крестьянской буржуазной революции, разбивает полукрепостнические помещичьи имения, решительно ликвидирует полуфеодальное, как помещичье, так и крестьянское надельное землевладение, с корнем уничтожает русское самодержавие и все остальные пережитки крепостного строя. На свободной от крепостнических остатков национализированной земле фермерско-капиталистическое развитие в деревне пошло бы очень быстрым темпом, подобно тому, как это было в САСШ в результате гражданской войны.

Вот эту сторону дела, т. е. гражданскую войну, революционный метод ликвидации остатков средневековья, некоторые историки почему-то упускают, когда рассуждают об американском типе аграрной эволюции. Возьмем к примеру т. Томсинского.

Как понимает он американский путь развития? Я беру выдержку из его статьи "О характере пугачевщины", опубликованной в журнале "Историк-марксист", причем - это надо отметить особо - опубликованной без всякого примечания редакции журнала. Вот что пишет в этой статье т. Томсинский:

"Победоносная крестьянская революция, по мнению Меерсона, должна была обеспечить развитие фермерского типа хозяйства в колониях... Развитие американского фермера было обеспечено широким внутренним рынком и возможностью выйти на внешний рынок. Эта победа ему легко далась, так как Америка не знала феодализма" 34 . И дальше:

"Соединенные штаты представляли собой буржуазное государство. С самого своего начала они были основаны мелкими буржуа и крестьянами, бежавшими от европейского феодализма с целью установить чисто буржуазное общество" 35 . Должен сказать, что с аналогичными утверждениями мы уже встречались на дискуссии по поводу книжки т. Дубровского. Тов. Дубровский считал, что американский капитализм развился на пустом месте, что в прерии Северной Америки, видите ли, приехали, как цыгане, колонисты, развели там костер и стали организовывать капитализм и что подобное развитие капитализма на пустом месте и есть, собственно, американский путь, т. е. капитализм, возникший там, где не было феодализма, крепостничества, рабовладения, а была свободная земля без всяких признаков феодализма. Я не буду останавливаться на критике этой своеобразной теории возникновения капитализма на пустом месте, ибо она вдребезги была разоблачена и отброшена прочь еще в дискуссии с Дубровским. После того, как я вам зачитал, что Ленин понимал под американским типом аграрной революции и что понимает Томсинский, вы можете сами судить, что между пониманием Ленина и пониманием Томсинского ничего общего нет. Больше того, мы уже имели очень давно и до Томсинското и до Дубровского таких людей в меньшевистском лагере, которые точь в точь так же думали об аграрном строе САСШ и против которых резко выступал Ленин. Вот например что Ленин писал в одной из своих работ против Гиммера (Суханова):

"Соединенные штаты Америки, - пишет Гиммер, - это страна, никогда не видавшая феодализма и чуждая его экономическим пережиткам". Это утверждение прямо противоположно истине, ибо экономические пережитки рабства решительно ничем не отличаются от таковых же пережитков феодализма, а в бывшем рабовладельче-


34 Историк-марксист, т. XVI, с. 65.

35 Там же.

стр. 115

ском Юге Соединенных штатов эти пережитки очень сильны и до сих пор" 36 . Следовательно для Ленина феодализм, феодальные поместья, помещичьи латифундии в России и рабовладельческие латифундии на юге Северной Америки с точки зрения экономической и с точки зрения производственных отношений, т. е. отношений между классами, по существу представляют один тип явлений.

Таким образом, говорить об отсутствии средневековых феодальных рабовладельческих отношений в САСШ не только потому ошибочно, что это противоречит действительной истории соединенных штатов Северной Америки, но и потому, что приводит - и это особенно сейчас для нас важно - к неправильному пониманию существа аграрной эволюции американского типа, как ее понимал Ленин. У т. Томсинского совершенно выпала гражданская война, революционный способ ликвидации феодальных отношений.

Теперь перейду к т. Ванагу. Здесь тоже произошло любопытное явление. Тов. Ванаг, сделавший обширный доклад о прусском и американском путях капитализма в земледелии, на протяжении всего своего доклада ни одним словом не обмолвился об Америке, о рабовладельческом Юге, об американской гражданской войне 60-х гг. Зато очень много приводил исторических примеров ,по истории Пруссии и германской революции 1848 г. Это у докладчика вышло совсем не случайно. Мне кажется, что основания, почему Ленин назвал одну аграрную эволюцию в России прусской, другую - американской, т. Ванаг понял неправильно и в своем вольном толковании Ленина допускает грубую ошибку. Вот что Ванаг говорит в своем докладе:

"Таким образом мы приходим к заключению, что вопрос о ленинских двух путях развития капитализма есть в первую очередь вопрос о революционном или контрреволюционном методах разрешения пути развития капитализма. Ленинские два пути - это путь революции, соответственно - американский путь, и путь контрреволюции, соответственно - прусский путь в области завершения буржуазно-демократического преобразования. Именно так ставил Ленин вопрос о борьбе двух путей в Германии". (С места: "Но противоречит ли это тому, что говорил Ленин?"). Да, противоречит.

Попробую это сейчас доказать. Для Ленина проблема прусского и американского путей капитализма есть проблема не двух методов развития и разрешения капитализма вообще и во всех странах, независимо от исторических обстоятельств, а проблема двух методов ликвидации крепостнических остатков в буржуазно развивающихся странах, где центральным, стержневым, "национальным вопросом вполне утвердившегося буржуазного развития" (Ленин) является аграрный, аграрно- крестьянский вопрос, где экономический ход буржуазного развития страны поставил проблему ломки старых докапиталистических аграрных отношений и где весь вопрос сводится к тому, в каких формах должна произойти эта ломка.

Что получается по Ванагу? По его мнению прусский и американский пути это есть два единственных метода разрешения путей развития капитализма вообще, во всех странах, вступающих на путь капиталистического развития, независимо от конкретных исторических обстоятельств, независимо от того, какой вопрос в революции этих стран является главным, центральным, общенациональным. Для т. Ванага достаточно того, чтобы в данной стране началась буржуазная революция и в ходе этой революции обозначились революционный и реформистский методы завершения этой революции, и вот проблема борьбы прусского и американского путей уже налицо. Силы, тянущие на путь реформы, по Ванагу - представители прусского развития капитализма; силы, стремящиеся к развертыванию и углублению буржуазной революции - представители американского развития капитализма. Таким образом конкретная, сугубо содержательная ленинская проблема двух типов капиталистической эволюции в земледелии превращается у Ванага в абстрактную, бессодержательную, всеоб'емлющую формулу о революционных и контрреволюционных методах разрешения путей развития капитализма вообще, формулу, в которой растворяются и обезличиваются особый характер, своеобразие исторической ситуации, движущие силы данной революции, смазываются специфические особенности хозяйственной эволюции данной страны, приведшей к революционному взрыву и к данному соотношению борющихся классовых сил. Универсальная формула Ванага теряет всякое научное значение.


36 Ленин, Соч., т. XVII, изд. 2-е, с. 581.

стр. 116

Основываясь на этой формуле, можно сделать например заключение, что во Франция, в революции 1789 г., произошла победа американского типа капитализма, ибо взял верх революционный метод разрешения основных вопросов революции, а в той же Франции в 1848 г. произошла победа прусского типа капитализма, ибо в этой революции победили реформистские, контрреволюционные силы. Вы видите, к какому абсурду приводит эта абстрактная формула-отмычка. Возьмите вопрос с Пруссией. Если рассуждать так, как рассуждает т. Ванаг, то получается, что в Пруссии мы имели также две эволюции аграрного развития - прусскую и американскую, так же, как и в Америке мы имели вероятно тоже две эволюции - американскую и прусскую. (Ванаг: "Совершенно верно. Так оно и есть"). А вот посмотрим, т. Ванаг, что говорил Ленин в отношении Пруссии и России. "Вот этот аграрный вопрос, - пишет Ленин, - и есть теперь в России национальный вопрос буржуазного развития. Вот, чтобы не власть в ошибочное (механическое) перенесение к нам во многом верного и во всех отношениях крайне ценного немецкого образца, надо ясно себе представить, что национальным вопросом вполне утвердившегося буржуазного развития Германии было об'единение и т. п., но не аграрный вопрос, а национальным вопросом окончательного утверждения в России буржуазного развития является именно аграрный (даже уже - крестьянский) вопрос. Вот чисто теоретическая основа отличия в применении марксизма к Германии 1848 - 1868 гг. (примерно) и к России 1905 - 1907 годов" 37 . Вы видите, т. Ванаг, Ленин говорит, что не надо механически переносить немецкий образец борьбы двух методов революционного и контрреволюционного разрешения путей капитализма, ибо в Пруссии центральным вопросом было национальное объединение (сверху или снизу), а в России им был аграрный вопрос. Два метода разрешения путей "вполне утвердившегося буржуазного развития" в России не совпадают с двумя методами в Пруссия. И когда Ленин решил условно назвать два метода ликвидации крепостнических остатков в России, два метода разрешения путей русского капитализма в земледелии "американским и прусским", то "заимствовал" у Пруссии не оба эти метода, а только один и то не тот, какой вы себе, т. Ванаг, представляете. Он заимствовал не контрреволюционный метод об'единения Германии, а метод ликвидации крепостнических остатков в земледелии, который "характеризуется тем, что средневековые отношения землевладения не ликвидируются сразу, а медленно приспосабливаются к капитализму". Вот что Ленин понимая под прусским путем капитализма в русском земледелии, а вовсе не тот контрреволюционный метод разрешения путей прусского капитализма который сводился к об'единению Германии через прусскую монархию и победа которого к 1871 г. решила "национальную проблему буржуазного развития Германии" (Ленин).

А второй метод Ленин "заимствовал" не в Пруссии (революционный метод объединения в Германии, об'единения через республику), а в Америке в "недрах" американского аграрного строя, порожденного в результате гражданской войны и разгрома рабовладельческих латифундий.

Вы видите, что "универсальная отмычка" т. Ванага в применении к конкретным особенностям страны терпит фиаско, превращается в карикатуру на ленинское учение о прусском и американском типах аграрной эволюции.

Тов. Ванаг упустил из виду, что у Ленина идет речь об американском и прусском типам аграрной эволюции в стране (или странах), где национальным вопросом вполне "утвердившегося буржуазного развития" является аграрно- крестьянский вопрос. К таким странам в дореволюционное время относилась Россия с ярко выраженными остатками феодализма, тормозящими развитие капитализма. К таким странам относятся сейчас Китай, Индия, Египет, некоторые страны Балканского полуострова. Там происходит борьба прусской и американской форм аграрной эволюции, а не "вообще" революционного и реформистского методов разрешения путей капитализма. Сказать последнее - значит ничего не сказать, значит не подметить конкретной особенности этих стран, конкретного своеобразия и исторического развития. Наоборот в ряде стран (Франция, Англия и т. д.) тоже происходила в свое время борьба революционных и контрреволюционных методов разрешения путей развития капитализма, но назвать их прусским и американским путями нельзя. Для того, чтобы этот последний тезис обосновать, еще раз вернусь к Франции. Возьмем революцию 1789 г.


37 Ленин, Соч., т. XX, ч. 1, с. 315.

стр. 117

В результате этой революции феодальное землевладение было в основном ликвидировано, спрашивается, так ли обстояло здесь дело, как в Америке? Нет, не так. Здесь земля не была национализирована, здесь сохранились маленькие крестьянские наделы и вновь образовалось крупное буржуазное землевладение, словом, здесь не было того, что считал Ленин характерным для Америки и для России, если бы в последней одержала победу крестьянская буржуазная революция, а именно: свободное хозяйство, свободные фермеры на свободной земле, свободной от всех средневековых пут, от крепостничества и феодализма, с одной стороны, и от пут частной собственности на землю - с другой".

А что произошло в Англии, каков был там тип аграрной эволюции? После английской революции XVII века окончательно побеждает исключительно крупное буржуазное землевладение, при котором лендлорд капиталистически вел свое хозяйство или сдавал землю капиталистическому фермеру. Неужели т. Ванаг будет всерьез доказывать, что в Англии аграрный строй был похож на прусский или американский тип аграрной эволюции?

Достаточно этих беглых замечаний об аграрных отношениях Франции и Англии, чтобы утверждать, что эти отношения отличаются и от прусского, и американского типов капиталистической аграрной эволюции. Надо избегать шаблона при анализе аграрных отношений в различных странах, сложившихся в результате конкретных исторических условий. Надо подмечать специфичность аграрного строя каждой страны, а не отделываться общим шаблоном, единой меркой, общим подходом, как это делает т. Ванаг. Например, в Англии, по словам Ленина, "чистка земли шла в революционных формах с насильственной ломкой крестьянского землевладения" 38 . Рассуждая по т. Ванагу, можно в аграрном строе Англии найти и тенденции американского пути (так как "чистка земли шла в революционных формах" и в результате этой чистки появился фермер) и тенденции прусского пути, ибо известная характеристика Марксом "очистки" лендлордами своих имений от крестьян в эпоху аграрного переворота во многом внешне совпадает с ленинской характеристикой сущности и практических мероприятий аграрной политики Столыпина. Но Ленин не говорил, что Столыпины ведут страну по "английскому" пути, а говорил, что ведут по "прусскому" пути, ибо он помнил об исторических особенностях аграрных отношений в Англии и Пруссии, помнил указания Маркса, что "у немцев экономические распорядки оказались определены традиционными отношениями общинных земель, расположением хозяйственных центров, известными местами скопления населения. У англичан исторические распорядки земледелия оказались постепенно созданными капиталом, начиная с XV века" 39 . Но Ленин не путал также и американского типа аграрных отношений с английскими, ибо английский тип предполагает насильственную ломку крестьянского землевладения и образование частной капиталистической собственности на землю в руках лендлорда, а сущность американской аграрной эволюции сводилась к национализации земли, т. е. к "лендлордизму без лендлорда" (Ленин).

Итак я формулирую свое "обвинение" т. Ванагу следующим образом. Тов. Ванаг вольно толкует ленинское учение о двух путях капитализма в земледелии, вольно пользуется ленинской терминологией о "прусском" и "американском" путях, вкладывая в эту терминологию качественно иное содержание, чем Ленин. Ванаг спутал прусский тип производственных отношений в земледелии, сложившийся в результате незавершенной революции 1848 г., и американский тип производственных отношений в земледелии, сложившийся в результате победоносной гражданской войны 1861 - 1865 гг. с контрреволюционными и революционными методами "разрешения путей развития капитализма". Революционный и реформистский методы окончательного утверждения и закрепления национальных путей немецкого капитализма он механически назвал прусским иамериканским, механически их перенес в Россию, где центральной проблемой окончательного утверждения национальных путей капитализма являлся не национальный как в Пруссии, а аграрный вопрос. Всем этим т. Ванаг лишил учение о двух путях всякого познавательного значения.

Должен сказать, что эта вульгаризаторская точка зрения на ленинское учение о прусском и американском путях аграрной эволюции уже начинает просачиваться в такие почтенные академические советские издания, как "БСЭ". Я


38 Ленин, Соч., т. IX, с. 661.

39 Цит. по Ленину, Соч., т. IX, с. 660.

стр. 118

совсем не думаю, что в этом повинен т. Ванаг, но от этого ленинскому учению, как говорят, "не легче". Возьмите т. IX и там прочтете следующее:

"Развитие капитализма в сельском хозяйстве шло до сих пор (?) двумя (?) путями. Один путь менее прогрессивный, который Ленин назвал прусским, характерен для большинства стран Старого света. Другой, наиболее прогрессивный - американский путь характерен для рассматриваемых районов Америки и Австралии".

Ванаг превратил ленинское учение о двух путях капитализма в земледелии в учение о революционном и контрреволюционном путях капиталистического преобразования вообще, а "БСЭ" уже сводит ленинское учение о прусском и американском путях только к "наиболее прогрессивному" и "менее прогрессивному" развитию капитализма, отделываясь общими бессодержательными фразами, не давая качественных признаков и отличий одного пути от другого.

Позвольте, товарищи, перейти теперь к следующему вопросу, который совсем не был поставлен ни в докладе т. Ванага, ни в прениях, это к вопросу о времени возникновения прусского и американского путей капитализма в русском земледелии, об исторических корнях этих двух тенденций как в экономической, так и политической истории России.

В исторической литературе по данному вопросу резко наметились две точки зрения. Согласно одной из них возникновение двух типов аграрной капиталистической эволюции относится к XVI веку. Более рельефно эту точку зрения сформулировал т. Малышев, поддерживаемый иногда сознательно, иногда бессознательно, рядом товарищей. Я вполне согласен с критикой этой точки зрения, какую дал в своем докладе т. Ванаг. Но есть другая точка зрения, согласно которой две тенденции аграрного развития наметились только во время реформы 1861 г. и позже. Эта точка зрения в основном более правильная, чем первая, сама имеет тот недостаток, что она не вскрывает "исторических условий, обусловивших появление и оформление этих тенденций в недрах крепостничества, не задается вопросом, откуда же собственно взялись эти две тенденции во время реформы 1861 г., во время борьбы Чернышевского против крепостничества за крестьянскую революцию? Они конечно не свалились с неба и прежде чем обнаружиться в борьбе классов и политических групп во время реформы должны были быть подготовленными ходом предшествовавшего хозяйственного развития.

Когда Ленин говорил в первом десятилетии XX века о том, что "элементы фермерства созданы в крестьянстве предшествующей хозяйственной историей страны", что "в течение полувека обе тенденции выжили, окрепли, развились, выросли" и что это "свидетельствует бесспорно о силе этих тенденций, о том, что корни их лежат глубоко во всей экономической структуре России", то Ленин бесспорно имел в виду прежде всего первую половину XIX века, т. е. исторический отрезок времени, предшествующий реформам и характеризовавшийся распадом, разложением крепостной системы хозяйства и ростом в недрах крепостного общества элементов, с одной стороны, помещичьего капитализма, а с другой - элементов капитализма фермерского.

За последнее время в нашу историческую марксистскую литературу начинает проникать та точка зрения, что в хозяйственной и политической истории первой половины XIX века уже в эпоху декабризма сложились известные объективные данные, способствующие возникновению прусской и американской тенденций аграрного развития, и что эти тенденции пытались обнаружиться в движении декабристов. Мне кажется, что эта точка зрения заслуживает нашего внимания. Я думаю, что товарищи, ставящие в своих печатных работах вопрос о том, что известная подготовка для двух путей капитализма в земледелии была налицо еще до 1861 г., что движение декабристов в своих двух фракциях выражало первичное столкновение и обнаружение этих двух тенденций, стоят на правильном пути исследования.

Для того, чтобы утверждать о наличии зародышей двух тенденций аграрного капитализма в эпоху декабризма, нужен известный минимум элементов мужицкого и помещичьего капитализма в земледелии, а также нужны силы может быть не совсем достаточные, но уже идеологически оформляющиеся, объективно отражающие и представляющие два метода ликвидации крепостничества. И мне кажется, что мы можем смело говорить о наличии этих двух условий уже в 20-х гг. XIX столетия.

Что в помещичьи имения в первой половине XIX века проникал капитализм - об этом нечего долго распространяться, ибо это известно каждому. Но был ли у нас известный минимум элементов мужицкого капитализма в это время? Безусловно, был. И этого факта многие из нас до сих пор недооценивают. Я думаю,

стр. 119

что многим товарищам известны статьи Кашина 49 . Я считаю, что материал, опубликованный в этих статьях, проливает яркий свет на экономическую основу декабристского движения, на экономическую подоплеку столь частых в 20 - 60-х гг. XIX века крестьянских волнений, которые были не только одной из главнейших причин отмены крепостного права, но и попыткой направить хозяйственное развитие России по фермерско- буржуазному пути.

Факты, опубликованные в этих статьях, свидетельствуют о том, что происходил быстрый рост крепостной сельской буржуазии в порах крестьянской деревни, происходила довольно быстрая дифференциации крестьянства уже под покровом феодальных отношений. В зависимости от хозяйственного лица данного района имели место значительные, подчас довольно крупные операции крепостных крестьян в области торговли, ростовщичества, хлебопашества, подрядов, открытия промышленных заведений, работавших на наемном труде, скупки земли (иногда с крепостными) не только у односельчан, но и на стороне, и у помещиков.

Кустарная промышленность была также благоприятной почвой для роста крепостной буржуазии в неземледельческих районах. Не даром за 225 лет XIX века выкупилось 28 944 мужчин, из них примерно половина платила за "освобождение" по 500 рублей а многие платили еще больше. Эти данные, полученные из архивов бывших помещичьих вотчин, дают право исследователям сделать вывод, что степень развития аграрно-мужицкото капитализма, его распространенность в крепостной деревне были довольно значительны, во всяком случае значительнее, чем думали об этом до сих пор. И, что любопытнее всего, в 30-х гг. XIX века современники уже видели этот сравнительно глубокий и ясный процесс дифференциации вотчинного крестьянства и выделения верхнего зажиточного и богатого его слоя. Вот например какая была помещена заметка в "Земледельческом журнале" за 1834 т.

"В деревнях богатые, хитрые крестьяне стараются довести порочных, нерадивых собратьев своих до нищеты под видом, будто помогают их нуждам, дают им деньги на взнос казенных податей, отправляют за них подводы, снабжают семенами, - за все эти благодеяния пользуются участками принадлежащей им земли, которую их же заставляют обрабатывать. Начальник, проезжая крестьянским полем, найдет, что всякий на своей земле убирает хлеб, но когда придет время сборки, то увидит, что на гумнах бедняков нет ни снопа, и они еще с осени просят у богатых хлеба, закладывают им свои тяглые участки земли или ходят за них на барщину. Богачи сии, как пиявки, сосут кровь из бедняка, а приказчиков опаивают и научают всем злоупотреблениям".

Мне кажется, что эта заметка очень характерна и говорит о многом для своего времени. Факт ее появления в печати свидетельствует о том, что факты, перечисляемые в ней, не являются единичными, случайными, мимолетными.

И не даром ряд общественных деятелей из крепостнического лагеря, видя в живой действительности подобного рода факты, выступал против всяких предлагавшихся проектов "освобождения" мотивируя свой протест тем, что мол крестьяне после освобождения скоро почувствуют нужду и, как говорил граф Ростопчин, "впадут от нее паки в рабство другого рода. У них найдутся таки как теперь во многих селениях, богатые мужики, которые неприметным образом сделаются новыми помещиками и станут заставлять работать бедных, давая им взаймы денег и выговаривая вместо процентов работу, чем совершенно закабалят их". Так "заботился" граф Растопчин о крепостных крестьянах.

Вот, товарищи, где уже были заложены экономические корни будущей американской тенденции аграрной эволюции. Конечно ни в коем случае нельзя раздувать приведенных фактов "до размеров сверхисторических". Мы обнажаем только корни позднейших процессов пореформенного капиталистического развития страны. Но нельзя и преуменьшать этих процессов, как это делает ряд историков, не желающих при выяснении вопроса о возникновении двух тенденций капитализма в земледелии заглянуть несколько глубже 1861 г. в экономическую структуру крепостной России. Мы должны на новом конкретном историческом материале показать, когда, где и как происходил процесс количественного накопления элементов фермерского капитализма когда, где и как это количество переходит в качество и начинается кипение классовых сил и наконец почему именно на данной стадии общественного


40 "Экономический быт и расслоение деревни в XIX веке", статьи, опубликованные в "Звезде" за 1926 г., NN 1, 2, и 4, а также его статья "Землевладение крепостных крестьян", опубликованная в ленинградском сборнике "Крепостная Россия".

стр. 120

развития начинается это кипение. А как вам известно, таким переломным моментом была эпоха "реформ" 1860-х гг.

Если, товарищи, вот с этой точки зрения подойти к декабристскому движению, то получится следующая, картина.

Что собой представляло декабристское движение в целом? Безусловно, это была попытка буржуазной революции против застарелого, распадающегося крепостного строя. Но в этом движении имелось, как известно, два крыла, было две фракции, по-разному относившиеся к ликвидации этого крепостничества. Северное общество, с одной стороны, и Южное (особенно бывшие члены Общества соединенных славян) с другой, были представителями двух типов, методов и форм ликвидации крепостничества.

Северное общество фактически было только за реформирование крепостного строя, за приспособление новой нарождающейся капиталистической России к России старой, феодально-крепостнической. Если вы вспомните аграрные проекты Якушкина и Никиты Муравьева, то вы должны будете признать, что они в своих проектах предвосхитили основные положения реформы 1861 г. Ставка на "освобождение" крепостных крестьян с очень скромным наделом за выкуп, стремление превратить феодально-крепостническую монархию в буржуазно- помещичью диктатуру в форме конституционной монархии, словом, всемерное желание закончить буржуазное преобразование путем реформ - вот основы стратегии и тактики Северного общества, выражавшего интересы капитализирующихся помещиков. Именно здесь были заложены ростки, зародыши прусского типа аграрной капиталистической эволюции.

Ростки же американского типа аграрного развития идеологически объективно выражал Пастель в своих аграрных проектах, а Общество соединенных славян - в тактике вооруженного восстания. Поскольку Общество соединенных славян впоследствии влилось в Южное общество, постольку я имею право допустить "сочетание, синтез пестелейского аграрного проекта с его своеобразной полунационализацией земли с революционной тактикой "левой" части Южного общества, рассчитанной на массы, на вооруженное восстание солдат при поддержке крестьянского населения.

Что собой представляет аграрный проект Пестеля, если отбросить некоторые его утопические черты, которые были бы безусловно сметены в результате победоносной крестьянской революции? Лучше всех, по-моему, на этот вопрос отвечает М. Н, Покровский, когда пишет:

"Сущность этих проектов, если ее выразить в самой краткой форме, сводится к полнейшему и окончательному упразднению всех остатков феодального строя в России и возведению на чистом месте строя буржуазного... Пестель был идеологом буржуазной России, очищенной от всего крепостнического. И в этом радикальном ниспровержении того, что в 1825 г. было неизмеримо свежее, крепче и ярче, нежели в 1905, был пафос пестелевского плана"41 . И в другом месте:

"Пестель был самым левым из декабристов, потому что он был самым умным из декабристов, единственным из дворянской верхушки заговора, кто понимал, что низвержение самодержавия может быть делом только массовой революции... Он понимал, что, не вырвав из-под него (самодержавия - И. Ф.) базы крупного феодального землевладения, нечего и думать о создании радикально нового порядка, а не заинтересовав в этом порядке крестьян, нечего и думать об его прочности. Мысль, что аграрный вопрос есть стержень русской революции, не была чужда Пестелю"42 . Я не склонен так категорически утверждать, как это делает М. Н. Покровский, что Пестель был сторонник массовой крестьянской революции. Есть много доказательств того, что в основном Пестель рассчитывал на военный переворот и был довольно далек как от армейской массы, так и от самого крестьянства. Но зато другие члены Южного общества, организованно влившиеся в него (Общество соединенных славян) были неизмеримо теснее связаны с солдатами, с крестьянством, и в тактике они были революционерами, верившими в массы, рассчитывавшими на них.

Вот эта политическая программа и тактика славянской группы Южного общества в соединении, в синтезе с аграрными проектами главы и руководителя этого общества - Пестеля - и дает нам некоторые элементы, зародыши, предвосхищение будущего американского типа аграрной капиталистической эволюции в русском земледелии. В пользу этого говорит наличие известных элементов фермерского капитализма в дореформенной, крепостной деревне, значительный рост массового движения крестьянства, рабочих-крепост-


41 "Декабристы", изд. 1927 г., с. 64.

42 Там же, с. 71.

стр. 121

ных и капиталистических фабрик, наконец волнения солдатских масс, как они рисуются на основании новых архивных данных. Мне кажется, что не будет зазорным видеть в Пестеле, Борисове, Андриевиче, Сухинове предшественников Герцена - революционера, Чернышевского как идеолога крестьянской революции, народников - но не как идеологов крестьянского утопического социализма, а как объективных выразителей интересов мелкого производителя и борцов за американский путь, а также марксистов с их аграрной программой в эпоху буржуазно-демократической революции, сводившейся к конфискации помещичьего землевладения.

А от Муравьева и Якушкина тянется нить к Кошелеву и Кавелину, к октябристам и кадетам, к Гучкову, Бобринскому и Столыпину.

Именно это имел в виду Ленин, когда в 1912 ,г. писал, что "Третья дума с новой стороны, в новой обстановке подтвердила то основное деление русских политических сил и русских политических партий, которое вполне определенно наметилось с половины XIX века, все больше оформлялось в 1861 - 1904 гг., оставаясь таковым же и в 1908 - 1912 гг.".

Вот где, как мне кажется, находятся истоки двух будущих тенденций аграрного развития, вот где лежит зародыш генеральной размежевки двух лагерей, по-разному относящихся к преобразованию феодальной России в Россию капиталистическую. Именно здесь мы видим прообраз, зародыш, пунктир двух методов - революционного и реформистского - ликвидации крепостничества, причем этот пунктир начал все больше превращаться в линию классовых столкновений сперва в 1861 г. (вспомните волну крестьянских волнений, готовых перерасти в революцию), а потом особенно в революции 1905 - 1907 гг. Именно в этом смысле, в смысле обострения классовой борьбы во время и вокруг реформы 1861 г., Ленин говорит, что обозначались, наметились, заострились две тенденции аграрной революции. Но прежде чем они могли явно обозначиться, должны были появиться их зародыши в предшествующей истории, но не в XVI веке, а в первой половине XIX века, характеризующейся распадом крепостничества как особой экономической системы. Мне кажется, что когда Ленин говорил о 1861 г., он имел в виду весь период распада, разложения крепостничества, хронологически определяемый; примерно, концом XVIII и первой половиной XIX века.

А если при выяснении вопроса о генезисе двух путей, о корнях их зарождения и оформления мы не учтем декабризма, не учтем различия программ и тактик двух крыльев декабристского движения, то надо сделать два вывода относительно этого движения. Во-первых, тогда надо пересмотреть вопрос, было ли это движение по своему экономическому и социально-политическому содержанию буржуазным, и, во-вторых, бросить изучать те различия, которые отделяли Северное общество от Южного, тогда надо бросить говорить о двух фракциях этого движения, о двух различных установках, ибо никакого познавательного значения они иметь не будут.

И. Кузнецов . Политически необходимо проблему двух путей увязать с проблемой перерастания, ибо сейчас правильная разработка этой проблемы крайне важна для стран колониальных и полуколониальных, где буржуазно- демократическая революция тесно связана с проблемой перерастания в социалистическую революцию. Тов. Ванаг дал очень широкое определение сущности проблемы двух путей развития. Он заявил, что проблема двух путей развития есть проблема революции и контрреволюции, революция - американский путь, контрреволюция - прусский путь. Это определение правильно, ибо с победой революции или контрреволюции связана та или иная форма решения аграрного вопроса, тот или иной тип развития капитализма. Но все же это определение не достаточно для понимания существа учения о двух путях развития капитализма. Эта проблема победы революции или контрреволюции существует ведь не только в период буржуазно-демократической революции, она стоит также и в период социалистической революции. Но для нас существо проблемы двух путей развития капитализма заключается в том, чтобы вскрыть суть классовой борьбы в период буржуазно-демократической революции.

Для этого в ванаговскую формулировку нужно вложить реальное содержание, заключающееся в анализе вопроса: вокруг чего концентрируется классовая борьба на этом историческом этапе развития. Когда мы подходим к разрешению этого вопроса, мы должны прежде всего обратиться к следующим высказываниям Ленина:

"...Есть ли в экономических условиях русского аграрного буржуазно-демократического переворота материальные основа-

стр. 122

ния, заставляющие мелких собственников требовать национализации земли, или это требование тоже только форма, только невинное пожелание серого мужика, пустое мечтание патриархального земледельца.

Чтобы ответить на этот вопрос мы должны сначала конкретно представить себе условия всякого буржуазно- демократического переворота в земледелии, а затем сопоставить с этими условиями те два пути капиталистической эволюции, которые возможны для России, как мы указывали выше. Об условиях буржуазного переворота в земледелии с точки зрения отношений землевладения говорит рельефно Маркс в III томе "Теории прибавочной стоимости" 43 . Из этих слов Ленина следует, что проблема двух путей развития, именно как проблема классовой борьбы, может быть правильно понята лишь тогда, когда мы сосредоточим наше внимание на анализе существа буржуазно-демократического переворота в земледелии. Именно этот вопрос, точнее вопрос о той форме, в которой капитализм овладевает земледелием и переделывает феодально-крепостническое и полукрепостническое земледелие, является в данном случае решающим. Он определяет, во-первых, самый тип эволюции и, во-вторых, конкретное содержание классовой борьбы на этом этапе развития:

Обратимся к постановке этой проблемы у Ленина и Маркса. Комментируя известную характеристику, данную Марксом процессу подчинения капиталом земледелия 44 , Ленин пишет: "Вспомните "Капитал" Маркса. Вы найдете там указание на чрезвычайное разнообразие землевладения - феодальное, клановое, общинное (добавим примитивно захватное), государственное и проч., которые застает капитал при своем появлении на историческую сцену; капитал подчиняет себе и преобразует по-своему все эти различные формы землевладения, но именно для того, чтобы понять, оценить, статистически выразить этот процесс, необходимо видоизменить постановку вопроса и приемы исследования применительно к различиям формы процесса...

Процесс роста и победы капитализма во всех этих случаях однороден, но не одинаков по форме" 45 .

Когда мы ведем речь о двух путях развития - прусском и американском - для нас совершенно очевидно, что в Америке и в Пруссии мы имели один и тот же процесс - процесс развития капитализма. Но различие заключается в той форме, в какой капитал овладевает земледелием.

Выдвинув это положение, Ленин подходит к конкретному историческому анализу типов капиталистической эволюции.

"В Германии пересоздание средневековых форм землевладения шло, так сказать, реформаторски, приспособляясь к рутине, к традиции, к крепостным поместьям, медленно превращавшимся в юнкерские хозяйства, к рутинным участкам "крестьян-лежебок 46 , переживающих трудный переход от барщины к кнехту и гроссбауэру. В Англии это пересоздание шло революционно, насильственно, но насилия производились над крестьянскими массами, которые изнурялись поборами, выгонялись из деревень, выселялись, вымирали и эмигрировали. В Америке это пересоздание шло насильственно по отношению к рабовладельческим экономиям Южных штатов. Их земли были разбиты, поземельная собственность из крупной феодальной стала превращаться в мелкую буржуазную" 47 . Наконец мы имеем характеристику типа развития во Франции, данную Марксом, но я из-за недостатка времени приводить ее не буду. Таким образом реальное содержание двух путей развития, реальное существо и содержание борьбы классов за форму проникновения капитализма в земледелие заключается в разрешении вопроса, как ликвидируется феодальное землевладение, крепостное, рабовладельческое, в какой форме этот процесс происходит.

С этой точки зрения и следует рассматривать ленинское определение прусского и американского путей развития. Ленин определяет прусский путь развития как тип медлен-


43 Ленин, Соч., т. IX, с. 487.

44 "Капитал", т. III, ч. 2, с. 157.

45 Ленин, Соч., т. IX, с. 234.

46 Ср. "Theorie u ber den Mehrwert", B. Н. Т. I. S. 280: Условие капиталистического способа производства в земледелии - "Замена лежебоки-крестьянина промышленником (Geschaftsmann).

47 Ленин, Соч., т. IX, с. 489, 490.

стр. 123

ной, мучительной капиталистической эволюции земледелия. Американский путь он противопоставляет ему как противоположный полюс 48 .

Я считаю, что английский путь можно с известными оговорками сближать с прусским, а французский, где не было крепостного хозяйства, где земля в основном находилась в пользовании крестьянства, выполнявшего феодальные повинности, - близко стоит к американскому, ибо революция 1789 г. уничтожила эти повинности.

Только выяснив экономическую сущность проблемы путей развития капитализма, мы на основе этого сможем дать правильный анализ содержания классовой борьбы. Сущность этой борьбы на буржуазно-демократическом этапе революции заключалась в том, что многомиллионные массы крестьянства и пролетариата были отданы в жертву мучительно медленной эволюции помещичьей латифундии, угнетались крепостничеством, страдали, как говорил Ленин, не столько от избытка капитализма, сколько от его недостатка, от сохранения крепостнических форм эксплоатации.

"Такой путь развития, - говорил Ленин, - требует для своего осуществления сплошного, систематического, необузданного насилия над крестьянской массой и над пролетариатом"49.

Борьба против этого насилия и составляет содержание классовой борьбы.

В своем настоящем докладе т. Ванаг сделал значительный шаг вперед по сравнению со своим заключительным словом на семинаре Института красной профессуры. Он признал теперь, что развитие в России, поскольку у власти стояли крепостники, шло по прусскому пути. Но встав в основном на правильный путь, т. Ванаг вносит, как нам кажется, новую путаницу в этот вопрос в связи с вопросом относительно национального объединения Германии.

У т. Ванага мы находим противопоставление, точнее отрыв проблемы двух путей развития от аграрного вопроса. Для него Германия, оказывается, есть уже не определенный тип аграрной эволюции, тип развития аграрного капитализма, а лишь своеобразный тип разрешения проблемы национального объединения.

Данное т. Ванагом толкование соответствующего места из письма Ленина к Теодоровичу заставляет сделать следующий вывод: мы не можем говорить о прусском типе аграрной эволюции в России и даже в Пруссии по той якобы простой причине, что там единственным вопросом буржуазного развития был вопрос национального объединения. Тов. Ванаг при характеристике прусского пути выбрасывает таким образом ленинское определение его как пути мучительного приспособления крепостничества к капитализму. Тов. Ванаг все содержание прусского пути развития сводит к абстрактной классовой борьбе, к тому, что боролись революция и контрреволюция вне всякой связи с реальным процессом развития Германии.

Тов. Ванаг в частности ни одного слова не сказал о феодализме в Германии, поэтому получился логический вывод, что Ленин, определяя прусский путь как путь мучительной аграрной эволюции от феодализма к капитализму, противоречит сам себе.

Тов. Ванаг не считает возможным проводить аналогию между Россией и Пруссией по тому признаку, что во главе капиталистической эволюции обеих стран шло помещичье хозяйство, медленно перерождающееся из крепостничества. Он ограничивает аналогию лишь формулой победы контрреволюции. Этим он отрывает реальное содержание классовой борьбы от той экономической основы, вокруг которой разворачивается эта борьба. Отсюда противопоставление вопроса о национальном объединении аграрному вопросу, отделение их одно от другого.

Вопрос национального объединения был для Германии вопросом ликвидации феодализма. Нет сомнения, что между Пруссией и Россией в вопросе национального объединения имеется колоссальное различие, исторически сложившееся. Но если эта проблема национального объединения накладывает особый отпечаток на развитие Германии, то она все же ни в коем случае не снимает существа вопроса борьбы двух путей, а это существо - я еще раз подчеркиваю - в первую голову сводится к тому, каким образом капитал овладевает земледелием, именно от этого зависит тип буржуазной и аграрной революций (мы не затрагиваем здесь вопроса о влиянии пути развития на промышленность). Эта сторона дела в докладе Ванага почти совершенно не освещена.

Я хочу коснуться второго существенного вопроса, который здесь затрагивался, это вопрос относительно дат. Дело заключается не в том, чтобы установить определенный год, когда классовая борьба в России развернулась во-


48 Ленин, Соч., т. IX, с. 614, 615.

49 Там же, с. 615.

стр. 124

круг двух типов развития капитализма, или связать ее раз навсегда с известным историческим и общественным движением, как сегодня пытался сделать т. Фролов. Тут должна быть дана общая формула. Вопрос о двух путях развития ставится как проблема классовой борьбы с момента, когда внутри феодально-крепостнического общества вызревают элементы капитализма, когда начинает углубляться кризис феодально-крепостнической формации. Не следует обязательно связывать возникновение этого процесса только с декабристами или только с реформой 1861 г. Несомненно, что уже декабристы отражали на себе эти процессы борьбы за определенный тип капиталистической эволюции. Иначе невозможно понять Пестеля, невозможно понять Южное общество. Связывая вопрос о двух путях с кризисом крепостничества; и переходом к капитализму, мы должны самым решительным образом бороться против тт. Малышева и Меерсона, против отнесения проблемы двух путей развития к XVI веку или к пугачевщине.

Возвращаясь к докладу т. Ванага, я должен отметить терминологическую, а может быть и не терминологическую неясность. Вопрос о реальности американского пути т. Ванаг трактует таким образом, как будто в России существовали реально и параллельно два пути - и прусский и американский. Он правильно говорит, что развитие страны шло по прусскому пути, поскольку у власти оставались крепостники-помещики. Но у него имеется и другое место, где он говорит о реальном существовании американского пути развития. При этом он цитирует слова Ленина: "До этих пор реально существует второй путь капиталистического аграрного развития, реально налицо объективные условия для перевода "поезда" на американские рельсы" 50 .

Формула Ленина, которая у нас здесь цитируется - бесспорна. Ленин говорит о наличии объективных условий для перехода на американский путь. Но можем ли мы сказать, что у нас реально существовал американский путь развития? (Ванаг: "Нет"). У нас реально существовала и развертывалась классовая борьба за этот путь развития. Но надо различать классовую борьбу за него от самого американского пути развития, от победы. А у т. Ванага происходит смешение классовой борьбы крестьянства за американский путь развития с самым американским путем развития.

(Ванаг: "Ничего подобного!"). Дальше мне придется остановиться на позиции в этом вопросе Гайстера. Но и сейчас я считаю необходимым указать, что Ванаг по-моему дал не совсем точное объяснение существа ошибки Гайстера. Тов. Ванаг заявил, что "центральным местом взглядов Гайстера является характеристика конфликта крестьянского капитализма с помещичьим капитализмом же. Эта мысль, - говорит Ванаг, - находится в явном противоречии с Лениным, рассматривающим борьбу крестьянства не на почве капитализма, а на почве крепостнических отношений. На этой основе создается союз сил пролетариата и всего крестьянства. На основе же борьбы капиталиста с капиталистом ни о каком союзе сил речи быть не может; может быть только постановка вопроса в плоскости борьбы пролетариата вместе с сельским пролетариатом и беднейшим крестьянством против капиталистов... может иметь место только завтрашний день".

Я привел это место потому, что мне кажется, т. Ванаг дает здесь неверное объяснение сущности той теории, которую защищал т. Гайстер. Сущность вопроса по Гайстеру заключается в том, что у нас борьба двух путей происходит как борьба двух капитализмов - крестьянского и помещичьего - между собой. Тов. Ванаг говорит, что эта формула дает расстановку классовых сил уже на "завтрашний день", т. е. для периода социалистической революции.

Но т. Ванаг делает ошибку, когда переносит вопрос в эту плоскость. Формула Гайстера есть теоретическое обоснование революционности кулака в буржуазно- демократической революции, вернее говоря, не просто революционности кулака, а что кулак является самой революционной фигурой. (Ванаг: "А может быть наоборот?"). Есть ряд историков, которые развивали такую теорию: в период буржуазно-демократической революции вождем крестьянства в борьбе с крепостниками был кулак. Это по-моему основное в позиции Гайстера. Тов. Гайстер, совершенно отвлекаясь от остатков феодализма и крепостничества, забывает, что остатки эти давят массу крестьянства и делают наиболее революционными слоями деревни именно бедняцкие и середняцкие слои. Вместо этого он выдвигает формулу борьбы кулака-капиталиста с помещиком-капиталистом.

Тов. Гайстер обосновывает свою постановку вопроса теорией воспроизводства, условиями этого воспроизводства, существующими для помещичьего хозяйства и для крестьянского


50 Ленин, Соч., т. XI, с. 351.

стр. 125

капиталистического (кулацкого) хозяйства. Он говорит: "Мы должны рассмотреть условия воспроизводства для капиталистического сельского хозяйства. Здесь выделяются две основных капиталистических группы - помещичья и крестьянская. Среди последней имеется энергичный рост капитализма..." И дальше: "Но этот крестьянский капитализм не обладал теми же условиями воспроизводства, какими обладало помещичье хозяйство. В самом деле капитализм в помещичье хозяйство проникал в условиях диктатуры класса помещиков. Диктатура помещиков приводит к сохранению крепостнических остатков, дешевой рабочей силы для помещичьих хозяйств, ряда привилегий для них" 51 .

Условия воспроизводства кулацкого капиталистического хозяйства при господстве крепостников, давлении остатков феодализма и крепостничества, были конечно хуже чем у капиталиста-помещика. Это положение, взятое само по себе, конечно верно, но оно не годится в качестве теоретического обоснования основной позиции т. Гайстера. Суть дела не в этом! Если уже обосновывать крестьянскую революцию с точки зрения воспроизводства, то надо поставить проблему воспроизводства не в кулацком хозяйстве, а в хозяйстве широких масс крестьянства: бедноты и середняков. Тогда не только нельзя будет говорить о расширенном воспроизводстве, но придется говорить об обнищании, о суженном воспроизводстве, о задавленности миллионных масс крестьянства крепостниками. Вот как стоит вопрос, а т. Гайстер этой основной проблемы - положения миллионов бедноты и середняков - совершенно не затрагивает.

Этой постановкой вопроса он снимает проблему буржуазно- демократической революции и революционной роли крестьянства, и в то же время обосновывает тезис о революционности кулака.

Последний момент, на котором я хочу остановиться, это- проблема перерастания.

Здесь возможна или теоретически-абстрактная или конкретно-историческая постановка вопроса. Мне кажется, что т. Ванаг сделал ошибку, не поставив этого вопроса конкретно-исторически. Перерастание бесспорно является важной проблемой, которая должна быть связана с двумя путями развития, но я подчеркиваю - она стоит далеко не для всех времен. Здесь обязателен конкретный исторический анализ. Я проиллюстрирую примерами: 1861, 1905 и 1917 гг. в России. В 1861 г., когда проблема "двух путей" уже стояла во всей широте, когда крестьянство волновалось и боролось по существу за американский путь развития, проблема перерастания еще не стояла. Точно так же в Америке, в период революции 1865 г., уничтожившей рабовладение, вопрос о перерастании не стоял, ибо там о руководстве пролетариата, как и в России в 1861 г., не могло быть и речи. Там (в Америке) шла речь лишь о буржуазном руководстве борьбой за американский путь. Следовательно проблему перерастании можно и должно связывать только с теми периодами, когда пролетариат возглавляет крестьянскую революцию.

Остановимся на проблеме перерастания в 1905 г. в России. По этому вопросу мы имеем, с одной стороны, троцкистское игнорирование двух путей развития и, с другой стороны, слепковскую трактовку двух путей развития в отрыве от проблемы перерастания. У нас иногда пишут большие книжки о 1905 г., где нет ни слова о двух путях развития и где вопрос о крестьянстве трактуется таким образом, что крестьянство-де все время колеблется между пролетариатом и самодержавием, т. е. крепостниками.

Мы должны решительно бороться против правооппортунистической слепковской постановки вопроса, отрицающей для революции 1905 г. проблему перерастания... Я приведу одно место из книги Слепкова "Пролетариат и крестьянство в революции".

"Наша партия назвала революцию 1905- 1907 гг. буржуазно- демократической. Дело в том, что во время этой революции обстановка еще не созрела для социалистического переворота... Пролетариат боролся непосредственно за уничтожение помещичьего строя, за демократический режим, при котором он мог бы годами, а может быть и десятилетиями подготовлять свою социалистическую революцию (с. 14 - 15). (Кабалкина: "Каменев говорил это относительно 1917 г."). Ясно, что эти ошибки Каменева и Слепкова одного и того же правого порядка. Слепков видит только буржуазно-демократический этап революции и совершенно отрицает для 1905 г. перерастание, борьбу за социалистический переворот. Между тем Ленин в "Двух тактиках" совершенно ясно и отчетливо говорит о перерастании:

"Полная победа теперешней революции будет концом демократического переворота и началом решительной борьбы за социалистический переворот. Чем полнее бу-


51 "Бюллетень ЗКО ИКП", с. 28 - 29.

стр. 126

дет демократический переворот, тем скорее, шире, чище, решительнее развернется эта новая борьба. Другими и словами, когда демократическая буржуазия или мелкая буржуазия поднимется еще на ступеньку, когда фактом будет не только революция, а полная победа революции, тогда мы "подменим" (может быть при ужасных воплях будущих Мартыновых) лозунг демократической диктатуры лозунгом социалистической диктатуры пролетариата, т. е. полного социалистического переворота".

Таким образом, товарищи, я полагаю, что когда мы ставим вопрос о двух путях развития, мы обязаны в конкретной форме соединять его с проблемой перерастания.

М. Кабалкина. Мне кажется, что т. Ванаг методологически неправильно поставил самый коренной вопрос - что же такое два пути? Тов. Ванаг заявил, что проблема двух путей это проблема классовой борьбы. Тов. Кузнецов сказал, что суть этой проблемы - в приспособлении капитализма к земледелию. (Кузнецов: "Я не отрывал этого от классовой борьбы"). Вы все время это подчеркивали. Вопрос нельзя ставить ни так, как его поставил т. Ванаг, ни так, как это сделал т. Кузнецов. Ни тот, ни другой не дают нам конкретного ответа на вопрос, что такое два пути. Нам нужно не только изложение всего того, что говорил по этому вопросу Ленин, мы хотим конкретно выяснить, какое место занимает учение о двух путях в проблеме демократической революции в России, ибо вне этой проблемы вопрос о двух путях носит сугубо академический характер. С этой точки зрения доклад т. Ванага не может нас вполне удовлетворить.

Начну с трюизма: с выяснения связи между политикой и экономикой. По этому вопросу мы имеем очень ценное замечание Ленина, сделанное им накануне X съезда. Ленин пишет следующее:

"Они оба, Троцкий и Бухарин, упрекают меня в том, что я подменяю вопрос или что я подхожу "политически", а они подходят "хозяйственно". Теоретически неверность вопиющая. Политика есть концентрированное выражение экономики. Политика не может не иметь первенства над экономикой. Но говорить, что политический подход равноценен хозяйственному, что можно брать то и то, это значит забывать азбуку марксизма. Без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит политического господства, а следовательно не сможет решить и своей производственной задачи" 52 .

Этот пример должен показать, что нельзя о проблеме двух путей говорить, что это глазным образом вопрос о буржуазном аграрном перевороте или что это только вопрос классовой борьбы. Равнодействующая классовой борьбы решает все вообще крупнейшие исторические вопросы, поэтому определение т. Ванага равносильно невыяснению своеобразия данного вопроса. Этот казус произошел с т. Ванагом по-тому, что он дважды совершил одну и ту же ошибку "чисто экономического подхода" - в первый раз в своей книге "Финансовый капитал", а во второй - в своем заключительном слове в ИКП. Поэтому обжегшись два раза на "чисто экономическом" подходе, т. Ванаг перешел к "чисто политическому", он не сумел установить правильного взаимоотношения между экономикой и политикой.

Главная задача не в том, чтобы универсализировать проблему двух путей, проблему бури и реформы, а чтобы показать своеобразие двух путей в России. Все помнят замечания Ленина на программу Плеханова, где Ленин обвиняет Плеханова в том, что он пишет о капитализме вообще, а не о русском капитализме. И теперь в вопросе о двух путях мы за этой универсализацией можем проглядеть "чисто русские вопросы". "Разные страны в своей буржуазной революции проводили в жизнь различные ступени политического и аграрного демократизма и притом в самых пестрых сочетаниях" 53 , писал Ленин, на какой ступени и в каком сочетании будет находиться в России аграрный и политический демократизм, решалось равнодействующей классовой борьбы, но расстановка классовых сил, идущих в бой за тот или иной тип аграрного и политического демократизма, определялась особенностями генезиса русского капитализма, своеобразием русской пореформенной экономии. И потому нужно попытаться нащупать корни двух путей, "глубоко лежащие во всей экономической структуре пореформенной России".

Этот вопрос здесь пытался поставить т. Фролов, но вместо того, чтобы выяснить, почему "национальной" проблемой капитализма


52 Ленин, Соч., т. XX, с. 126.

53 Ленин, Соч., т. XVI, с 30.

стр. 127

в России являлась борьба крестьян за землю, т. Фролов занимался выяснением, кто же были родоначальники двух тенденций буржуазной аграрной эволюция. Он заявил, что таковыми в России являются декабристы. Для этого заключения у нас недостает однако конкретного материала, ибо аграрные программы двух течений декабризма позволяют лишь утверждать, что в идеологии декабристов есть едва намечающиеся элементы этой проблемы, симптом зарождающегося в России капитализма. Это нисколько не мешает нам, как и Ленину, считать первым выразителем американской тенденции Чернышевского, ибо проблема борьбы двух путей имеет для нас значение, поскольку на арене борьбы появляются классы, борющиеся за ту или другую линию, а такой эпохой является лишь эпоха Чернышевского.

Если тт. Малышев и Меерсон ищут истоков двух путей в структуре крепостного хозяйства (и совершенно неправильно, как это доказал в своем докладе т. Ванаг), то нашей задачей является нащупать их в структуре зарождающегося капитализма. Преобладание мелкого крестьянского хозяйства, вступающего "в обстановку товарного производства" и могущего, при наличии свободы от гнета крепостничества, ежедневно и ежечасно рождать капитализм и создать единый широкий внутренний рынок - вот где самые глубокие корни американской тенденции в пореформенной экономике России. С другой стороны, наличие огромных латифундий и власти в руках помещиков и следовательно возможность для них решать "производственные задачи" в интересах своего класса - вот где корни прусского пути.

Следующий важнейший вопрос - это место двух путей в ленинском стратегическом плане буржуазно- демократической революции. У т. Ванага этот вопрос освещен чрезвычайно слабо. Ленин, поставив сначала проблему борьбы двух линий буржуазно-аграрной эволюции как чисто русскую проблему, после первых революций в Азии, ставит эту проблему в центре всего революционного движения в Азии. Так в статье "Демократия и народничество в Китае" Ленин писал: "Сун Ят-сен ставит перед нами совершенно независимо от России чисто русские вопросы" и далее: "Какая экономическая необходимость вызвала в одной из самых отсталых стран Азии распространение самых передовых буржуазно-демократических программ по отношению к земле? Необходимость разрушения феодализма во всех его видах и проявлениях..." Всеазиатское значение этой проблемы разработано Лениным и в статье "Лев Толстой и его эпоха". Таким образом проблема двух путей из "чисто русского" вопроса становится всеазиатским вопросом. Но проблема двух путей в стратегическом плане есть не только вопрос о доведении буржуазно-демократической революции до конца, но и вопрос об ее перерастании в социалистическую революцию. Две социальных войны в недрах современного общества, революционно- демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, ее прошлое и будущее и проблема двух путей - все это звенья одной и той же цепи стратегического плана Ленина. Причем и борьба двух путей имеет также свое прошлое и будущее. Ее прошлое в том, чтобы покончить с крепостничеством, ее будущее заключалось в том, чтобы стать исходным пунктом не американского капиталистического пути, а прологом социалистической революции: "А когда мы выполним это, мы посмотрим, окажется ли такой переворот лишь основой для американски быстрого развития производительных сил при капитализме, или же он станет прологом социалистической революции на Западе" 54 .

В связи с этим следует разрешить вопрос о том, когда же была снята проблема двух путей. Окончательно, несомненно, в 1917 г. Но меня интересует сейчас, что нового вносит эпоха империалистической войны в постановку вопроса о двух путях. Я имею в виду главным образом статью Ленина: "Революционный кризис и поражение России", написанную в 1915 г. "Империалистическая война связала революционный кризис в России, кризис на почве буржуазно- демократической революции, с растущим кризисом пролетарской социалистической революции. Довести до конца буржуазно-демократическую революцию в России, чтобы разжечь пролетарскую революцию на Западе - так ставилась задача в 1905 т. В 1915 г. вторая половина этой задачи стала настолько насущной, что она на очередь становится одновременно с первой" 55 . Изменяет ли что-либо в проблеме двух путей вот эта постановка? Несомненно. И вот в каком смысле. Если раньше Ленин на вопрос о том, является ли проблема американского пути лишь "основой для американски быстрого развития производительных сил при капитализме или же он станет прологом социалистической революции", отвечал: "Посмотрим", то в эпоху империалистической войны стало совершенно ясно, что разрешение аграрного


54 Ленин, Соч., т. XII, с. 294.

55 Ленин, Новые статьи и письма, с. 16.

стр. 128

вопроса по американскому образцу станет исходным пунктом развития социалистической революции, а, не основой для "американски быстрого развития производительных сил при капитализме". Вот то новое, что внесла эпоха империалистической войны в понимание проблемы "борьба двух путей".

А. Мальков . Прежде всего одно сомнение, которое всплыло в связи с выступлением т. Меерсона. По-моему, мы можем решительно поставить вопрос о том, что две тенденции развития капитализма имели место во многих странах. Правда, здесь есть опасность подойти к вопросу механически. Товарищи совершенно правильно сигнализировали эту опасность, но тем не менее, если мы обратимся к историческим фактам, они говорят в пользу того, что эти две тенденции существовали в подавляющем большинстве стран.

Что касается Пруссии, то в отношении ее для нас вопрос совершенно ясен. Точно так же очевиден вопрос о борьбе двух тенденций в турецкой революции: так наз. кемалистских тенденций и тенденций революционно- демократических, за которые сейчас борется Коминтерн.

Подробнее остановимся на примере Франции. Нужно прежде всего разъяснить недоразумение, которое имеется в нашей исторической литературе по вопросу о развитии капитализма в дореволюционной Франции. На трактовке этого вопроса нашей литературой сохранился явно народнический налет. Во всех выступлениях и статьях всегда находишь подчеркивание того, что во Франции XVIII в. не было капитализма. На самом деле факты говорят, что Франция знала капитализм и в деревне и в городе. Крестьянское хозяйство, будучи в подавляющем большинстве мелким крестьянским хозяйством, тем не менее имело капиталистов. Эти капиталисты развивались главным образом по линии скупки земли, субаренды, торговли и т. д. Те процессы, которые происходили во французской деревне, ясно говорят о капитализации крестьянских хозяйств. Возьмите хотя бы знаменитый вопрос гленажа. Одна часть крестьянства выступает против права гленажа, другая часть крестьянства выступает в защиту этого права, потому что существование мелкого крестьянина-бедняка, выражаясь нашим термином, было тесно связано с правом гленажа. Проникновение таких культур, как марена, которая являлась одной из важнейших культур в развитии Франции, характерно как раз для крупных крестьянских хозяйств. Эти факты говорят о том, что в положении французской деревни накануне Великой революции мы имеем некоторую аналогию, я оговариваюсь - грубую аналогию с предреволюционной русской деревней.

Если мы подойдем к другому полюсу, именно к полюсу помещичьему, то для Франции характерно, что помещики меньше всего занимались земледелием. Для Франции характерна аренда. Но тем не менее факты говорят, что отдельные попытки помещичьего предпринимательства все же были. Возьмите знаменитый вопрос "огораживания", попытку пересадить английскую систему огораживания на территорию Франции. Они несомненно были. И если просмотреть законодательство Франции в данный период, то можно увидать, что правительство встает на помещичью точку зрения, поддерживает помещиков, и кулацкую часть французской деревни в праве на огораживание.

Ведь совершенно неслучайно создается накануне Великой французской революции бюро сельского хозяйства, своеобразное министерство земледелия, которое ставит своей задачей перевести помещичье хозяйство на капиталистические рельсы. Показателем этого являются попытки перевести культуры из Англии, приглашение английских агрономов, попытки перейти от трехполья к правильному плодосмену. В особенности эти факты характерны для таких провинции, как Пикардия, Иль де- Франс, Лаони и др.

Чем характерен первый этап революции, период господства так наз. буржуазной аристократии? Он характерен тем что все реформы, которые проводились под жесточайшим напором классовой борьбы, напором мужика, все эти реформы были не чем иным, как юридическим оформлением и подновлением того, что уже отмирало. Не было разрешено и даже не было поставлено ни одного реального вопроса в области аграрных отношений; политика буржуазной аристократии заключалась в том, чтобы укрепить пошатнувшиеся феодальные отношения, приспособить их к новому капиталистическому развитию. Вопрос о короле, рабочий вопрос, крестьянский вопрос и т. д. - все они были связаны с тем, что буржуазия, крупные помещики и финансовая аристократия, пришедшие к власти, думали задержать революцию, т. е. направить развитие по реформистскому пути, уничтожив в феодальном строе то, что уже отжило, и сохранив все, что способно было развиваться. Вот как мне представляется постановка этого вопроса во Франции. Вот почему в другой связи, по отношению к другой эпохе и другим классам Ленин проводит аналогию между жирондистами и якобинцами,

стр. 129

с одной стороны, и двумя течениями нашей эпохи в передовом классе: оппортунистическим и революционным.

Я делаю вывод, что проблема двух путей была поставлена, что буржуазия, стоявшая у власти в первый период революции, пыталась направить развитие по прусскому пути, якобинская диктатура пыталась направить развитие по другому, революционному пути. Получилось приближение к американскому шути, но не классический американский путь.

Перейдем к Америке. Ленин, по существу, с политико- экономической точки зрения не проводит принципиального различия между американским рабовладением и русским крепостничеством. Я продолжу эту мысль: рабовладение накануне гражданской войны не было классическим рабовладением, это было в значительной степени модернизированное рабовладение, измененное теми условиями, в которых оно развивалось, а именно проникновением капитализма. Какие факты говорят в пользу этого?

Мы имеем попытки рабовладельческого хозяйства перейти на капиталистические рельсы. Существуют специально имения, которые занимаются производством рабов. Если возьмем классовую борьбу, которая происходила на Юге, она точно так же говорит о том, что там были какие-то элементы капиталистического развития: аболиционисты на нашем языке не что иное, как народническая интеллигенция, которая в тех условиях вела борьбу с рабовладением. Наконец самая завязка борьбы, инициатива борьбы исходит не со стороны Севера, а со стороны Юга; Юг пытается направить развитие по своему пути. Необходимо подчеркнуть, что столкновение приняло революционный характер, когда выступил фермерский Восток, сам же Север был склонен итти на компромисс. Это дает повод обобщить, что тех противоречий, которые мы привыкли искать между нарождающимся капитализмом и феодализмом, мы тут не видим, вместо этого мы имеем попытку создания компромисса,

Маркс 56 недвусмысленно формулировал положение, что и рабский и крепостной труд при условии связи рабовладельческого хозяйства с рынком, "на котором господствует капиталистический способ производства", служат не для создания "известного количества полезных продуктов", а для производства прибавочной стоимости. Мне думается, что именно эти указания Маркса дают нам право сделать вывод о том, что во всякой буржуазной революции мы имеем налицо две тенденции капиталистического развития. Победу той или другой тенденции решает классовая борьба. При этом может получиться, разумеется, целый ряд промежуточных форм, подходящих ближе к тому или другому полюсу.

Другое дело, по каким вопросам идет борьба, какие основные вопросы стоят перед той или иной буржуазной революцией и какие классы выступают на арене борьбы за эту революцию. Тогда мы не можем сравнивать Францию накануне Великой революции и Россию революции 1905 г. Именно учет конкретных своеобразных условий является наиболее важным. Тов. Кузнецов утверждал здесь, что Ленин не проводил аналогии между собственно прусским путем и между прусским путем, - по которому шла Россия. Следовательно у Ванага постановка вопроса неправильна. Мы знаем, что в каждой революции существует основной вопрос, решение которого определяет решение всех остальные вопросов, в том числе и аграрного вопроса. В Германии это был вопрос национального объединения. Но когда Ленин на примере аграрной революции в Пруссии стремился выявить тот путь, по которому развивалась Россия, для него проблема национального объединения Германии как основной вопрос капиталистического развития была уже снята. Основным для Ленина был классический тип аграрного преобразования, которое в Германии породила классический тип аграрного развития.

Далее я остановлюсь на вопросе о ведущих классах в революции 1905 г. Для Ленина проблема борьбы за демократический путь преобразования России была по существу проблемой союза рабочего класса с крестьянством. Тов. Литвиновым был поставлен вопрос, как нужно понимать ленинское учение о союзе рабочего класса с крестьянством и вопрос оботношении к кулаку. Тов. Литвинов предложил привлечь к разрешению этого вопроса авторитет ЦК нашей партии. Но именно документы ЦК и говорят о том, что об активной роли кулака в революции вопрос не может стоять. Кулачество, поскольку оно было элементом капиталистическим, хотя и со значительными пережитками крепостничества, не могло принимать активного участия в революционной борьбе. Следуя ленинскому учению ни в коем случае нельзя говорить о союзе пролетариата с кулаком, в лучшем случае последний может быть нейтрализован. О том же говорят и тезисы ЦК нашей партии к юбилею 1905 г.


56 "Капитал", т. 1, с. 165 - 166, изд. 1928 г.

стр. 130

Постановка т. Ванага, сводящаяся к тому, что только классовая борьба приводит к реформе, что только под напором классовой борьбы господствующий класс приступает к реформе, является правильной. Я добавлю лишь, что те "шажки", которые русское самодержавие делало по прусскому пути развития капитализма, отдельные уступки и реформы в этом направлении - все это было с его стороны прежде всего попыткой предотвратить революцию. Однако т. Ванаг допустил здесь ошибку в том смысле, что сделал слишком большой крен в одну сторону, ввиду чего и получилось некоторое противопоставление классовой борьбы экономике. А между тем Ленин, говоря о доминировании политики, о господстве в истории классовой борьбы, говорит, что понять ее без закономерности экономического развития нельзя. У Ленина есть два вопроса: вопрос экономического развития или экономической тенденции и вопрос классовой борьбы. У Ванага этого "равновесия" нет.

Наконец вопросу о фермерских тенденциях в докладе т. Ванага не уделено достаточно внимания. Здесь спорили о количественном выражении капитализма - был ли он велик или мал и т. д. По-моему, к этому вопросу надо подойти с точки зрения проблемы уничтожения крестьянства как класса. Если посмотреть на всю политику самодержавия, включая и столыпинскую реформу, то легко увидеть, что она была рассчитана на уничтожение крестьянства как класса, на расслоение крестьянства. Но процесс расслоения деревни, а следовательно и снятия фермерского пути задерживался наличием в России крепостничества. Таким образом вопрос снятия фермерского пути решался тем, в какой степени политике самодержавия удавалось в согласии с ходом экономического развития провести этот процесс расслоения. Те слои деревни, которые развитие капитализма поставило в более благоприятное положение, капиталистически перерождались за счет основной массы крестьянства, ибо иных источников накопления кулацкое хозяйство получить не могло; этот процесс шел за счет перераспределения основных средств производства в деревне. Кулацкое хозяйство несомненно росло по прусскому пути, ибо в сущности вся политика самодержавия была направлена на то, чтобы извратить американский путь развития деревни, сделать кулака составной частью юнкерского хозяйства. С этой точки зрения совершенно ясен вопрос об отношении к революции и о роли в ней кулака.

В связи с этим я остановлюсь еще на вопросе о либеральном движении в России. По-моему либеральное движение было составной частью прусского пути, и либералы были наиболее яркими представителями этого прусского пути, хотя проводили его не они. Это либеральное движение стимулировалось тем, что стоящие у власти полукрепостники-помещики проводили такую политику, которая не всегда отвечала интересам среднего помещика, оно отражало также политическое движение деревни, давление деревни.

Последний вопрос, это вопрос об ошибках Гайстера. По- моему ошибки Гайстера в основном меньшевистского порядка. Но они еще более глубоки в том смысле, что совершенно снимают проблему буржуазно- демократической революции. Под какой тип революции можно подвести революцию, подготовленную тем путем развития, о котором пишет Гайстер? Это революция 1830 г., 1848 г., борьба двух фракций буржуазии, но отнюдь не революция рабочего класса, не буржуазно-демократическая революция.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Н. Ванаг. Сначала несколько слов о так называемом цитатном методе. По этому вопросу явное недоразумение или непонимание того, какие задачи стояли передо мной как докладчиком. Тема доклада "Проблема двух путей развития капитализма в работах Ленина". Очевидно, что собрание сочинений Ленина является в нашей постановке вопроса тем источником, который приходится анализировать. По данной теме собрание сочинений Ленина является таким же источником, как архивные фонды Юсуповых, Шереметьевых и сборники РИО по теме т. Меерсона о пугачевщине или статистические сборники, периодическая печать и банковские архивы по теме т. Грановского о монополистическом капитализме в России.

Никому и в голову не придет обвинять тт. Грановского и Меерсона в том, что они буквально целые страницы своих работ заполняют фактами, цифрами, статистическими таблицами, позаимствованными из упомянутых источников". В анализе этих данных и фактов состояла их задача, точно так же как моя задача заключалась в анализе ленинских взглядов.

стр. 131

Как же могло случиться, что метод Грановского и Меерсона, будучи применен мною, встречает столь резкое осуждение со стороны этих товарищей.

Товарищи вероятно не имеют достаточно ясного представления о существе так называемого цитатного метода. Отличительная черта цитатного метода заключается в надергивании цитат, в выхватывании отдельных цитат вне их взаимной связи, вне общей концепции автора, в случайном наборе цитат, не пронизанном от начала до конца их анализом или рассчитанном на введение в заблуждение читателя или аудитории. С этим цитатным методом мой доклад не имеет ничего общего. Мои оппоненты доказали это с наибольшей наглядностью. Ведь они все в той или иной степени признавали правильность произведенного анализа. При случайном подборе цитат они не могли бы притти к такому выводу.

Я внимательно прислушивался к речам оппонентов и, признаться, долго не мог уловить, каков тот метод, которым они рекомендовали бы мне пользоваться при разборе ленинских взглядов. Они шли по моим стопам - в подтверждение своих взглядов цитировали Ленина. Только один из выступавших, т. Литвинов, демонстрировал нам иной метод. Оказывается, что самым лучшим способом уяснения ленинского взгляда на два пути развития является цитирование своих собственных опубликованных и не увидевших еще света работ. Но ведь это в лучшем случае самореклама и своеобразный способ продвижения в печать неопубликованных произведений.

Поэтому я остаюсь при моем методе и дам критику выступлений оппонентов на основе анализа именно ленинских работ, анализом ленинских высказываний. Я покажу неосновательность всего того, что тут было наговорено с такой горячностью, вплоть до обвинения в меньшевизме и угроз высшими партийными учреждениями.

Начну с основного обвинения, уличающего мой доклад в том, что он находится в коренном противоречии с теми взглядами, которые я отстаивал в своих работах о финансовом капитале. Так ли это? Нет, не так. Об этом свидетельствует между прочим и бездоказательный, голословный характер обвинения со стороны т. Грановского. Что стоило т. Грановскому, раз он пошел по пути "разоблачения" Ванага, показать, что его собственные взгляды на развитие монополистического капитализма в России полностью вытекают из моей интерпритации ленинских двух путей, против которой он не оказался в состоянии выступить.

Благодарная задача! Но очевидно не выходит, не выходит! Разоблачение взглядов Ванага продолжает оставаться плодом воображения т. Грановского и не выходит за пределы громких фраз и необоснованных обвинений.

Я не хотел касаться на этот раз проблемы финансового капитала, исходя из того, что в плане докладов вашего общества предусмотрен мой специальный доклад по этой проблеме. Однако часть моих оппонентов не нашла что сказать по существу данного доклада и вернулась к старым спорам.

Я готов остановиться на проблеме финансового капитала в свете ленинской концепции двух путей развития капитализма в России, готов показать, что из этой концепции вытекает та постановка проблемы развития финансового капитала в России, которую мне приходится защищать в течение всех последних лет.

Больше того, сознаюсь, что, ставя доклад о двух путях, я преследовал, кроме всего прочего, цель - методологически обосновать свой взгляд на проблему финансового капитала. Товарищи этого не заметили. Тем меньше оснований требовать от меня признания ошибок. Доводы же оппонентов по этому вопросу были настолько несерьезны, ошибочны и детски наивны, что они вместо того, чтобы склонить меня к этому шагу, еще больше подкрепили занимаемые мною позиции.

Как обстоит дело с вопросом о характере развития капитализма в России (в том числе и финансового) в свете ленинской проблемы двух путей? Влияла ли неразрешенность вопроса о том, пойдет ли развитие капитализма в России по типу "?" или по типу "?", на развитие в стране промышленного и финансового капитала. Другими словами - влияло ли на развитие промышленного и финансового капитала в стране то обстоятельство, что, одержав вверх над крестьянским движением эпохи 1861 г. и над революцией 1905 - 1907 гг., Пуришкевичи и Марковы 2- е взяли на себя решение задач буржуазного преобразования, пытаясь решить эти задачи в борьбе против революции реформаторскими - бисмарковскими - методами?

На этот вопрос можно дать только один ответ - влияло, да еще в какой степени! Характер этого влияния может быть определен со всею четкостью и ясностью.

Господство крепостника-помещика в капиталистической России в результате двукратных

стр. 132

(1861 г. и 1905 - 1907 гг.) попыток решения вопроса о путях развития России плебейскими методами определяло отсталость развития капитализма в стране, определяло черепаший темп этого развития. Развитие капитализма в целом уродовалось пуришкевичевщиной, сохранившей власть и доходы как после реформы 1861 г., так и после революции 1905 - 1907 гг.

Мы уже однажды обращали внимание на эту сторону развития промышленного капитала в России, оспаривая установившееся представление о сверхамериканских темпах развития капитализма в русской промышленности. Позвольте еще раз фиксировать внимание на этой стороне дела, воспользовавшись сравнениями Ленина как анализируемым нами источником.

Перед нами статья Ленина: "Наши успехи" 57 . Ценность этой статьи в том, что она опрокидывая либерально-буржуазное представление о характере развития капитализма в России, ставит вопрос о развитии капитализма в целом (как в сельском хозяйстве, так и в промышленности) в прямую связь с борьбой двух путей развития капитализма в России.

Двум методам решения проблемы буржуазного развития страны (решения аграрного вопроса) соответствуют и два, типа развития капитализма в промышленности. Попытке разрешить проблему буржуазного развития реформаторским способом соответствует отсталость развития капитализма и в промышленности, сжимаемой средневековым гнетом крепостничества, в итоге чего "Россия XX века, Россия третьеиюньской "конституции" стояла "ниже рабской Америки" 58 (не случайная аналогия! - Н. В.) стояла перед перспективой "быть раздавленной конкурентами... либо избавиться от всех остатков крепостничества" 59 . Революционному решению вопроса (победа "американского" пути) соответствует свободное, широкое развитие промышленности и высвобождение ее от иностранной зависимости.

С такой постановкой вопроса мы встречаемся у Ленина неоднократно. Вопрос о развитии капитализма в целом находится у него в прямой зависимости от реального соотношения классовых сил, боровшихся за "чистку" путей для капитализма. Чем решительнее, беспощаднее была бы ломка крепостнических отношений, чем шире, организованнее и стремительнее был бы натиск сил, боровшихся с крепостничеством, Тем лучше было бы для всего развития России 60 . Чем шире и организованнее было бы крестьянское движение в эпоху реформы 1861 г., "чем больше земли получили бы крестьяне при освобождении, чем дешевле бы они ее получили, чем быстрее, шире, свободнее шло бы развитие капитализма в России, чем скорее исчезли бы остатки крепостнических и кабальных отношений, тем значительнее был бы внутренний рынок, тем обеспеченнее развитие городов, промышленности и торговли" 61 .

Так разрешается вопрос в свете ленинского учения о двух путях. В условиях неразрешенности вопроса о национальном пути развития капитализма, в условиях всевластия крепостника-помещика развитие капитализма и в промышленности протекало с черепашьей медленностью и в явной зависимости от конкурентов, "у которых капитализм идет иным темпом и на действительно широкой основе".

Это решение прямо противоположно тому, что говорят тт. Грановский и Литвинов. Помещик-крепостник и в условиях третьеиюньской монархии не мог решить вопроса о широком и самостоятельном развитии промышленного и финансового капитала в стране.

Это вытекает из ленинской концепции двух путей. Запомните это те, кто превращает нищую, голодную, босую деревню эпохи столыпинщины в калошную, стоящую в очередях за огнеупорным кирпичей, увеличившую внутренний рынок для промышленности в такой степени, что деревня якобы стала перед товарным голодом! Запомните те, кто проглядел основное в столыпинщине, увидев в ней лишь ту "теневую" сторону, что она "содействовала такому расширению емкости русского рынка, такому росту потребности, что внутреннее производство не успевало за спросом" 62 . Запомните и те, кто требует от меня отказа от моих взглядов на развитие капитализма в России, от моего основного положения о зависимом характере русского капитализма, в том числе и финансового.

Вопрос о зависимости русского капитализма находится в теснейшей связи с вопросом о двух путях развития. Не может быть сомнения


57 Ленин, Соч., т. XVII, изд. 2-е, с. 342 - 343.

58 Там же.

59 Там же.

60 Ленин, Сравнение столыпинской и народнической аграрных программ, Соч., т. XVI.

61 Его же, По поводу юбилея, Соч., т. XV, с. 95.

62 Литвинов, Цит. соч., с. 89.

стр. 133

в том, что в ленинском представлении вопрос о зависимом или независимом характере русского капитализма решается в соответствии с путем, по которому шло освобождение России от крепостнических пут. Свободное и вполне самостоятельное развитие национального капитала возможно при революционном решении вопроса о путях развития России. Россия могла бы "выкарабкаться" на путь самостоятельного капиталистического развития и в условиях победы "прусского" пути при помощи "удачной" войны, как это удалось бисмарковской Германии в результате франко-прусской войны. Но в том то и дело, что ни того ни другого не было дано соотношением классовых сил в стране. Россия делала лишь шаги по "прусскому" пути, сохраняя Пуришкевичей хозяевами в капиталистической стране, сохранив вместе с ними выдающуюся роль иностранного капитала в хозяйстве страны.

Движение Пуришкевичей по пути капиталистической эволюции, столыпинско-кадетский путь развития неизбежно оставляет страну с ее капиталистической промышленностью зависимой от иностранного капитала. В этом - одна из сторон ленинского учения о двух путях.

Эту сторону проблемы Ленин четко вскрыл в своей статье от 20 декабря 1906 т. "Пролетариат и его союзники в русской революции". Эта статья посвящена разбору книжки Каутского, написанной в лучшие дни деятельности нынешнего социал-фашиста, в которой Каутский, по словам Ленина, формулировал "основную посылку всей тактики революционной с. -д.". Указывая, что "заграничный капитал играет у нас особенно выдающуюся роль", что он задерживает капиталистическое развитие страны, и, увязывая последнее с тактикой большевизма, Ленин заключает:

"Каутский вполне последовательно замечает: Ясно, что либералы пугаются столь гигантских задач, столь решительных изменений в существующих имущественных отношениях. По существу они хотят продолжать вести теперешнюю политику, оставляя неприкосновенными основы эксплоатации России иноземными капиталами" 63 .

Не ясно ли, товарищи, что неотъемлемой сущностью той "теперешней" политики, т. е. политики шага по пути к буржуазной монархии, шага по "прусскому" пути, является эксплоатация России иностранным капиталом.

Так обстоит дело с вопросом об увязке двух путей развития с проблемой о зависимом характере русского капитализма.

На эту связь победы контрреволюции с зависимым положением туземной промышленности в условиях "шага по пути капитализма" указывали еще Маркс и Энгельс в январе 1849 года. В статье "Новой рейнской газеты" - "Монтескье LVI" они писали:

"Обеспеченная октроированной конституцией система бюрократической опеки есть смерть для промышленности. Вспомните только о прусском управлении горной промышленностью, о фабричных регламентах и т. п... Случай с Галицией обращает наше внимание на другой пункт. Тогда прусское правительство пожертвовало промышленностью и торговлей с Силезией ради контрреволюции в союзе с Австрией и Россией. Этот маневр будет постоянно повторяться. Банкиром прусско- австрийско-русской контрреволюции, у которого королевская власть божьей милостью вместе со своими "королевскими станами" будет постоянно искать внешней поддержки, является Англия, опаснейшим противником немецкой промышленности - та же Англия. Мы полагаем, что эти данные говорят достаточно красноречиво.

Внутри - промышленность, стесненная бюрократическими путами, сельское хозяйство - феодальными привилегиями, вовне - торговля, проданная контрреволюционной Англии - вот судьбы прусского народного хозяйства под эгидой октроированной конституции" 64 .

Из сказанного ясно, что в условиях развития капитализма по "прусскому" образцу, при продолжающейся борьбе двух путей, когда Пуришкевичи направляют развитие капитализма, но прусский путь еще не победил, невозможно самостоятельное и быстрое развитие капитализма в стране. История Германии блестяще подтверждает это положение. Вплоть до победы Бисмарка в 1871 г. Германия оставалась отсталой страной, подавленной конкуренцией более сильных соседей. Лишь реформировав Германию, совершив "ряд революций сверху" и ограбив богатейшую страну на 5 миллиардов франков, Бисмарку удалось вывести капитализм в Германии на широкую дорогу.


63 Ленин, Соч., т. X, с. 199 - 200.

64 Маркс и Энгельс. Соч., т. VII, с. 159, 160.

стр. 134

Удалось ли это русскому самодержавию? Нет, не удалась, в силу нерешенности вопроса о прусских рельсах вплоть до падения царизма. В силу этого повторились, правда в новых, более сложных условиях империализма, те маневры, к которым прибегала Прусская монархия после 1848 г. Пруссия искала внешней поддержки. Чтобы удержаться, она вынуждена была искать внешней поддержки и у "опаснейшего противника немецкой промышленности" - Англии. По существу то же вынуждено было делать и самодержавие. "Без поддержки западноевропейской буржуазии Николаю II не удержаться", - писал Ленин в итоге революции и столыпинщины 65 . Без поддержки помещика-крепостника мировой буржуазией всякая попытка по-бисмарковски реформировать старую Россию была явно обречена на гибель. Без этой поддержки грозило "банкротство и крах всей столыпинской политики царизма, рассчитанной на долгие годы систематических и массовых насильственных мер против народа" 66 .

Пуришкевичи не могли оставаться после революции 1905 г. во главе капиталистического развития России без помощи международной буржуазии.

"И буржуазия всего мира, - доказывает Ленин, - дает миллиардные займы явному банкроту, царю, не только потому, что ее прельщают, как всякого рода ростовщика, высокие барыши, но и потому, что буржуазия сознает свою заинтересованность в победе старого порядка над революцией в России, ибо во главе этой революции идет пролетариат" 67 .

А Пуришкевичи пресмыкаются перед международной буржуазией, готовой уделить часть своих золотых запасов на "поддержку банкротов-крепостников, они готовы в обмен за эти услуги оказать услугу европейской буржуазии в ее империалистической политике 68 .

Всемерно следует подчеркнуть, что эти "взаимные услуги" оказываются в условиях империализма, когда империалистическая буржуазия, давая взаймы "явному банкроту", пыталась и небезуспешно включить страну "банкротов" в орбиту своего влияния путем использования связей для выгодной империалистической сделки. Таким образом политика самодержавия, целиком поддержанная буржуазией в силу ее страха перед гегемонией пролетариата в революционной борьбе, должна была не только оставить неприкосновенными основы эксплоатации России международным финансовым капиталом, но и привести к еще большему увеличению зависимости русского капитализма. Такова логика борьбы помещика-крепостника и буржуазии с революционными методами решения вопроса о путях развития капитализма в стране.

Как видите, нет никакого противоречия между моим сегодняшним докладом и основными положениями, защищаемыми мною по вопросу о финансовом капитале. Эти положения находят в докладе лишь новое методологическое подкрепление. Кстати, у Ленина вы найдете и прямые указания на роль иностранного финансового капитала в России. Возьмите статью Владимира Ильича 1912 (!) года "Капитализм и парламент". Он пишет:

"III Дума решила премии выдавать отечественным машиностроителям. Каким отечественным? "работающим" в России? А посмотреть, и окажется, что как раз иностранные капиталисты перенесли свои заводы в Россию. Таможенные пошлины высоки, прибыли необъятны - вот иностранный капитал и переселяется внутрь России. Американский трест - союз миллионеров-капиталистов - построил например громадный завод сельскохозяйственных машин под Москвой, в Люберцах. А в Харькове капиталист Мельгозе, а в Бердянске - капиталист Джон Гриеве строят сельскохозяйственные машины. Не правда ли, как много "истинно-русского", "отечественного" в этих предприятиях" 69 . Это не случайно выхваченная из контекста мысль. В 1914 году Ленин снова возвращается к этому, указывая, что "не только маленькие государства, но и Россия, например, целиком зависят экономически от мощи империалистического финансового капитала "богатых" 70 буржуазных стран". С методологической точки зрения особенно важна подчеркнутая Лениным в этой же связи мысль о том, что "и Америка в XIX веке была экономической колонией Европы". Да, она была такой колонией до ре-


65 Ленин, Заказанная полицейско-патриотическая демонстрация, Соч., т. XII, с. 155.

66 Там же.

67 Ленин, К дебатам о расширении бюджетных прав Думы, Соч., т. XII, с. 130.

68 Его же, Толки об измене. Соч., т. VII, с. 331.

69 Ленин, Соч., т. XV. с. 556.

70 Ленин, Соч., т. XVII, с. 430.

стр. 135

шения вопроса о национальном существовании Соед. Штатов, точно также в условиях третьеиюньской монархии не могло быть иного истинно-русского, национального, тт. Грановский и Литвинов, в основных, решающих отраслях русской промышленности! Это не значит, что вообще не было национального капитала, но в условиях неразрешенности задач буржуазно-демократической революции, в условиях движения по столыпинско- бисмарковскому пути, рамки национального капитала были ограничены, национальный капиталист развивался при господстве в решающих отраслях иностранного капитала. В оказании помощи иностранному капиталу "истиннорусскому" капиталисту перепадала очень солидная доля, но назвать этого капиталиста самостоятельным, независимым никак нельзя. Он выполнял в основных областях промышленности своеобразную функцию оказания помощи иностранному финансовому капиталу. Это не исключало, а предполагало, что доля прибыли перепадала и ему. "Американские, английские, немецкие капиталисты, - писал Ленин, - собирают прибыль при помощи русских капиталистов, которым перепадает очень хорошая доля" 71 .

Тов. Грановский возразит: иностранный финансовый капитал не нуждался в этой помощи. Он, как ростовщик, давая займы, стрит купоны, делом предприятия не интересовался, "русские" предприятия велись вполне самостоятельно русскими банкирами-директорами и членами правлений акционерных предприятий и т. д. и т. п. Эти доводы нам хорошо знакомы, но они совершенно не выдерживают критики. Все они лишь льют воду на мельницу империализма в первую очередь ростовщической Франции, империалистическую агрессивную политику недавнего прошлого которой пытаются представить в виде бескорыстной помощи дядюшки, дающего взаймы обанкротившемуся соседу и не преследующего при этом никакой специфически империалистической агрессии. Эта апологетика французского империализма к лицу гражданину Гиндину, а не т. Грановскому. Для подтверждения беспочвенности утверждений т. Грановского о взаимоотношениях "русских" правлений с иностранными хозяевами я приведу свидетельские показания одного из служак французского империализма Анри Пейеримгофа, который дает яркое представление о характере помощи, оказывавшейся отечественными капиталистами иностранному финансовому капиталу. В статье 1915 г. "Французские предприятия и капиталы вне Франции", Пейеримгоф указывает на одну характерную черту деятельности французского финансового капитала. Вложив капиталы в то или иное предприятие за границей, французские банкиры, как правило, оставляли управление предприятием в иностранных руках, воспитывая по словам француза "под нашим покровительством и при нашем содействии" на местах сведущих людей. Перечислив ряд причин, вызывающих это явление, Пейеримгоф приходит к заключению:

"Целый ряд крепких и почвенных предприятий вынуждены таким образом иметь два правления: одно настоящее, которое состоит из французов, а другое - национальное и более или менее фиктивное...

Здесь приходится подчинять свои организационные формы местным обычаям, там предпринимателя ожидает настоящее хождение по мукам: ему так много денег и времени стоят хлопоты для получения соответствующих разрешений от местных властей, что он вынужден привлечь в свой административный совет местных деятелей, могущих все эти мытарства облегчить. Обстоятельства могут быть таковы, что приходится иной раз весь административный совет составлять из нефранцузских сил. Опираясь на такие иностранные общества, руководимые нефранцузскими правлениями, наш крупнейший фабрикант военного снаряжения как раз теперь ведет в дружественной нам стране (имеется в виду Россия - Н. В.) свою работу по вооружению и снабжению" 72 .

Кончая с этим сюжетом, я бы сформулировал свою мысль следующим образом: в условиях неразрешенности задач буржуазно-демократической революции, господства помещика-крепостника в капиталистической стране, пытавшегося направить развитие капитализма по "прусскому" образцу, в условиях борьбы двух путей и реальности перевода поезда на американские рельсы, развитие капитализма в России характеризовалось "черепашьей" медленностью, кабальными займами, широким проникновением иностранного капитала в промышленность, при помощи которых помещи-


71 Ленин. Соч., т. XV, с. 555.

72 А. Пейеримгоф и П. Гебор, Финансовые интересы Франции, М. 1924, с. 25 - 26.

стр. 136

ки-крепостники вкупе с национальной буржуазией пытались решить вопрос о борьбе двух путей развития капитализма, установить прусский тип как национальный тип развития капитализма в стране.

Я спрашиваю: согласны ли вы, тт. Грановский и Литвинов, с этим выводом? Очевидно, нет. Так имейте в виду, что этот вывод целиком опирается на анализ путей образования и развития мощных промышленных государств, данный т. Сталиным в "Вопросах и ответах еще в 1925 г.

Устанавливая три пути образования таких государств, т. Сталин говорит в своей речи:

"Путь третий - это путь кабальных концессий и кабальных займов, идущих от стран, капиталистически развитых, в страну, капиталистически отсталую. Так обстояло дело напр. с царской Россией, которая, давая кабальные концессии и беря кабальные займы у западных держав, влезла тем самым в ярмо полуколониального существования" 73 .

Наш вывод, целиком опирающийся на ленинский анализ борьбы двух путей развития капитализма в России и на высказывание т. Сталина, имеет сугубо актуальное значение. Критики, как это сделал в данном случае т. Литвинов, услыхав о зависимом характере русского капитализма, поднимают шум, трубят тревогу, пришивают уклоны, обвиняя меня в неверии в строительство социализма в нашей стране.

Я думаю, что всякий, серьезно относящийся к нашим спорам и чуждый сенсаций, вроде продемонстрированной здесь тт. Грановским и Литвиновым, видит, что строительство социализма в нашей стране не только совместимо с отсталостью и зависимостью в прошлом русского капитализма, но ставит перед нами ряд актуальнейших вопросов этого строительства, обусловленных именно отсталостью России и зависимостью ее в прошлом. Не кто другой как т. Сталин поднял вопрос об отсталости и зависимости России на большую принципиально политическую высоту, дав в своей последней речи на съезде хозяйственников руководящие указания по вопросу о строительстве социализма в СССР. Могу только посоветовать некоторым чересчур ретивым оппонентам еще раз внимательно прочесть то, что говорится в этой речи о нашей отсталости, бывшей зависимости капиталистической России и задачах социалистического строительства.

В условиях всевластия Пуришкевичей Россия отстала от передовых капиталистических стран на 50 - 100 лет. Россия порабощалась более могущественными капиталистическими странами. Перед пролетариатом, строящим социализм в СССР, стоит основная задача - преодолеть эту отсталость, отстоять свою независимость, развить большевистские темпы в деле социалистического строительства, в кратчайший срок ликвидировать отсталость, догнать и перегнать капиталистические страны в десять лет.

Вот те выводы, которые целиком и полностью увязываются с моей постановкой вопроса о развитии капитализма в России в условиях господства крепостника-помещика. Вот ответ на вопрос о строительстве социализма в нашей стране. Обвинение меня в неверии в строительство социализма в нашей стране ломаного гроша не стоят, тем более что аргументация обвинения берется не из нашего арсенала.

Суханов когда-то писал, что Россия не достигла такой высоты развития производительных сил, при которой возможен социализм. Поистине медвежью услугу оказывают наши товарищи ленинизму в борьбе с контрреволюционной сухановщиной полагая, что эта борьба с сухановщиной должна якобы состоять в утверждении того, что помещичье-капиталистическая Россия так форсировала развитие производственных сил, что создала материальное осуществление экономических производственных условий социализма в виде крепкой национальной системы финансового капитала. Наивные люди, не дочитавшие до конца Ленина, не проникшиеся учением Ленина о революции! Ленин прямо указывает, что решающим для оценки революции не является "бесспорное положение" об отсталости России в условиях господства крепостника-помещика.

"Если для создания социализма, - пишет Ленин, - требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать - каков этот определенный уровень), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы... Слов нет, учебник,


73 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 5-е, с. 310.

стр. 137

написанный по Каутскому, был вещью для своего времени очень полезной. Но пора уже отказаться от мысли, что этот учебник предусмотрел все формы развития дальнейшей мировой истории. Тех, кто думает так, своевременно было бы объявить просто дураками" 74 . Слышите, товарищи?

Теоретически абсолютно наивным является утверждение критиков, будто отпадают какие бы то ни было основы для строительства социализма при допущении ненационального в основном развития финансового капитала в предреволюционной России и ее зависимости от международного империализма. С каких это пор база для социалистической революции может создаваться только капиталом одной определенной национальности? Этого никак не понять. Иностранные капиталисты главным образом французские, вкладывая капиталы в Донецкий бассейн, в металлургию, в машиностроение, создавали известную экономическую и техническую базу для социализма. Она создавалась вне зависимости от национального характера вложенного капитала. О субъективной основе социалистической революции - пролетариате - и говорить нечего. Само собой разумеется, что его социалистическая идеология, готовность к борьбе за социализм великолепно ковались в фабричном котле, выстроенном на иностранные капиталы. Если при этом учесть еще то обстоятельство, что зависимое положение страны облегчает возникновение глубоких революционных движений - на это обстоятельство по отношению к России указывал Ленин, - то нетрудно понять, что вся эта сказка о неверии в строительство социализма является в лучшем случае сомнительного качества полемическим приемом - не больше.

Как видите, мои прежние работы, за исключением статьи, о которой я говорил в докладе, вполне увязываются с той постановкой вопроса, которую я пытался дать в своем сообщении. Товарищи-критики даже не попытались, хотя призывали меня к этому, увязать свои взгляды с ленинской концепцией двух путей. Видимо это не так легко. Ведь им пришлось бы тогда взять под свою защиту и некоего автора, назвавшего ленинское учение о двух путях "продуктом играющего научными терминами словоблудия". У этого автора самое движение по "прусскому" пути снимает проблему двух путей, "видоизменяет взаимоотношения отдельных сил" в направлении "более резко выраженной гегемонии "города" над "деревней", промышленности над землевладением, российского капитала над иностранным, "производительных" слоев буржуазии над интеллигенцией"75 .

Тов. Грановский, пытавшийся "мартовским" дегтем измазать мои взгляды на развитие финансового капитала, "проглядел" то, что Мартов, как и меньшевизм вообще, защищая взгляды об утверждении в России прусского пути как национального пути развития капитализма, с неизбежностью приходил к выводу о "национализации" капитализма в России и выводу о высвобождении его из- под зависимости от иностранного капитала.

Аргументом, подтверждающим позиции оппонентов по данному вопросу, должны были послужить ссылки на известные цитаты Ленина о союзе крепостников-помещиков с магнатами финансового капитала, о характере внешней политики царизма и о том, что Англии, Германия и Россия - эти три великих разбойника на большой дороге - являлись главными величинами в империалистической войне.

Позвольте мне по поводу этих ссылок на Ленина заметить, что именно тут мы имеем дело с подлинным образчиком "цитатного" метода. Товарищи просто выдергивают отдельные цитаты из ленинских произведений, не пытаясь их проанализировать и увязать со всей системой взглядов Ленина о третьеиюньской монархии.

Что представляет собой тот "союз", за который уцепились товарищи, ища поддержки в борьбе против мнимого ревизиониста Ванага. Характер этого союза вскрывается учением Ленина о двух путях развития капитализма, вскрывается его характеристикой третьеиюньской монархии, как шага по пути к буржуазной монархии, далеко еще не установившейся. Теряя с развитием капитализма свою сплошную цельную социальную опору, самодержавие попыталось лавировать между разнородными элементами. Это лавирование нашло свое отражение в столыпинской реформе, им же проникнуты закон 3 июня 1907 г., "делание" выборов в Государственную думу и т. д. Помещики- крепостники строили в условиях борьбы двух путей систему государственного управления на союзе с верхушкой буржуазии,


74 Ленин, О нашей революции, Соч., т. XVIII, ч. 2, с. 119 - 120.

73 Л. Мартов, Как можно быть неправым на два фронта, "Наша Заря", N 5, 1912.

стр. 138

сохраняя за собой гигантский перевес, оставляя решающее слово во всех вопросах политики за собой. В условиях шага по прусскому пути другого союза быть не могло. Союз, в смысле "сращения", мог иметь место только в условиях "победы "прусского" пути. Такой победы не знала историческая действительность. Отсюда - гегемония помещика-крепостника в капиталистической России, его гегемония в "союзе" и развитие капитализма в стране, тормозившееся и уродовавшееся пуришкевичевщиной.

"Буржуазная политика в деревне - писал Ленин, - и всяческое содействие капитализму, - все это направлялось теми же Пуришкевичами, и результаты оказались плачевны. Пуришкевичевщина, подновленная, отремонтированная, освеженная новой аграрной политикой, новой системой представительных учреждений, продолжала давить все и вся, тормозя развитие 76 .

Пуришкевичевщина господствовала, опираясь на верхушечные слои буржуазии, она крепко держала власть в своих руках благодаря тому, что, вынужденная выбирать между революцией и пуришкевичевщиной буржуазия бесповоротно стала на путь медленной капиталистической эволюции, стала на путь реформирования России столыпинско-бисмарковскими методами.

Для иллюстрации своей мысли приведу одну замечательную ленинскую характеристику классовой сущности третьеиюньской монархии, вскрывающую всю нелепость разговоров о "сращении".

"Бывают такие крылатые слова, - писал Ленин летом 1914 г., - которые с удивительной меткостью выражают сущность довольно сложных явлений. К числу таких слов принадлежит несомненно изречение одного из помещиков, членов правого большинства Государственной думы по поводу речи Горемыкина в историческом заседании думы 22 апреля.

"Как приятно было бы иметь И. Л. Горемыкина соседом по имению..."

Дворянчик, бросивший это крылатое словечко, хотел пошутить, но нечаянно сказал правду серьезную и более глубокую, чем он думал сказать. В самом деле, вся эта IV дума, все это большинство правых и октябристов, а затем "сановники" в Государственном совете, что это такое, как не "соседи по имению".

"Соседи по имению" представляют из себя наилучшую в России классовую организацию, ибо они организованы не только по-соседски, не только в союзе, но также организованы как государственная сила. Все важнейшие учреждения заняты ими, "построены по их образу и подобию", соответственно их "нуждам" и интересам... В общем и целом прекрасный образчик классовой организации дают господа великорусские помещики...

Наша буржуазия плохо пользуется этим образчиком, боясь например думать об организации своего класса в государственную силу. Но зато пролетариат, организуясь как класс, никогда не забывал и никогда не забудет превосходного образца "соседей" по имению" 77 . Как видите наши позиции подкрепляются и с точки зрения правильного понимания союза помещика-крепостника с верхушечными слоями буржуазии. Могут заметить, что у Ленина иногда речь идет и о "магнатах финансового капитала". По этому поводу приходится только развести руками и спросить, почему же эти Путиловы, Вышнеградские и прочие заправилы "делового мира" перестают быть магнатами финансового капитала оттого, что они находятся в услужении и у международного империализма?

Вопрос о России как о великом империалистическом мировом разбойнике находится в теснейшей связи с проблемой двух путей. Вспомните указание Ленина, что Бисмарку удалось решить вопрос о капиталистическом пути развития Германии в итоге исключительно удачных войн, что без таких войн дело "реформирования" обойтись не может. Вспомните указание т. Сталина, что Россия "в будущем могла бы в конце концов выкарабкаться на путь самостоятельного промышленного развития конечно не без помощи более или менее "удачных" войн и конечно не без ограбления соседних стран 78 , и вопрос о "мировом разбойнике" разрешится довольно просто.


76 Ленин. Итоги выборов. Соч., т. XXII, с. 364.

77 Ленин, Соседи по имению, Соч., т. XVII, изд. 2-е, с. 356 - 357.

стр. 139

В условиях, когда самодержавие теряло свою сплошную цельную социальную опору, когда помещик-крепостник пытался реформированием решить задачи буржуазной революции, агрессивная внешняя политика, политика войн, ограбления чужих стран стала неот'емлемой принадлежностью шага по "прусскому" пути.

В условиях, когда весь мир поделен, когда речь идет о переделе мира, могла ли эта политика не быть империалистической? Могла ли эта политика не вестись за передел мира, за захват Галиции, Армении, Константинополя, за подчинение Балканских стран? Могла ли эта политика не затрагивать интересов не только Германии, но и покровительницы-Англии?

Россия выступила в качестве мирового разбойника империализма не благодаря силе своего капиталистического развития, а благодаря силе хорошо организованных "соседей по имению", видевших в этом разбое одно из средств решения вопроса борьбы двух путей. Ленин прямо говорит:

"Царизм видит в войне средство отвлечь внимание от роста недовольства внутри страны и подавить растущее революционное движение... посредством войны царизм стремился увеличить количество угнетаемых Россией наций, упрочить их угнетение и тем подорвать борьбу за свободу и самих великороссов. Возможность угнетать и грабить чужие народы укрепляет экономический застой, ибо вместо развития производительных сил источником доходов является нередко полуфеодальная эксплоатация "инородцев". Таким образам со стороны России война отличается сугубой реакционностью и противоосвободительным характером" 79 .

Вот в чем сущность русского империализма, вот где корни военно-феодального характера этого империализма, не снимающего вопроса в наличии некоторых черт империализма новейшего типа, а подчеркивающего преобладающий характер русского империализма. Идя "на поводу" у международного финансового капитала, русский царизм (помещик-крепостник) преследовал свои самостоятельные интересы. То были интересы борьбы с революцией путем увеличения количества угнетаемых наций, упрочения их угнетения, укрепления экономического застоя страны, упрочения докапиталистических форм эксплоатации в капиталистической России, укрепления позиций помещика- крепостника в его борьбе против "американского" пути развития капитализма. Эти интересы были вне сомнения империалистическими и как таковые удовлетворяли и запросам русской буржуазии. Следует только помнить, что эту политику вели в интересах своего класса "соседи по имению", им принадлежала решающая роль, а не сила национальной империалистической буржуазии. Предвидя возражение об умалении мною роли русской буржуазии в империалистической политике царизма и умалении силы национального финансового капитала, я воспользуюсь статьей Владимира Ильича "О национальной гордости великороссов", в которой Ленин дает ответ на аналогичное возражение.

"Нам возразят может быть, что кроме царизма и под его крылышком, - пишет Ленин, - возникла и окрепла уже другая историческая сила, великорусский капитализм, который делает прогрессивную работу, централизуя экономически и сплачивая громадные области" 80 . Ответ на это возражение у Ленина четок и ясен. История не решила этого вопроса в пользу великорусского капитала. Можно лишь допустить, что она может решить 81 вопрос в его пользу, но к декабрю 1914 г. (дата опубликования статьи) этот вопрос решен не был. Россия продолжала строить свои отношения к соседям "на унижающем великую нацию крепостническом принципе привилегий".

В полном соответствии со сказанным находится меткая характеристика Лениным роли империалистической кадетской буржуазии в империалистической политике царизма. Критикуя кадетский сборник "Чего ждет Россия от войны" (П. 1915) и в частности статью Милюкова о территориальных приобретениях России, Ленин писал:


78 Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 5-е, с. 310.

79 Ленин, Социализм и война, Соч., т. XVIII, изд. 2- е, с. 199.

80 Ленин, О национальной гордости великороссов. Соч., т. XVIII, изд. 2-е, с. 82.

81 Как и при каких условиях, мы уяснили выше. Вопрос целиком упирается в проблему борьбы двух путей. Здесь налицо яркий образчик цельности всех высказываний Ленина о путях развитая капитализма в России.

стр. 140

"Только совсем мимоходом, почти нечаянно, в одной фразе г. Милюков выбалтывает правду:

"К воссоединению Восточной Галиции давно уже стремилась одна из русских партий, находившая себе поддержку, в одной из политических партий Галиции - так наз. москвофилах".

Вот именно! "Одна из русских партий есть самая реакционная партия, Пуришкевичи и К0 , партия крепостников, возглавляемая царизмом. Эта "партия" - царизм, Пуришкевичи и т. д., интриговала давно и в Галиции и в Армении и пр., не жалея миллионов на подкупы "москвофилов", не останавливаясь ни перед каким преступлением ради высокой цели "воссоединения". Война есть продолжение политики этой партии. Война принесла ту пользу, что отбросила все условности, сорвала все покровы, показала народу воочию полную правду. На деле партия к.-д. именно эту политику поддерживала, именно ей служила.

Эта правда неприятна для либерального интеллигента, который глубочайше возмущается "клеветой", будто он слуга Пуришкевичей. Но война показала, что эта "клевета" есть самая очевидная истина"". Попробуйте-ка возразить против этой меткой, венчающей всю ленинскую постановку вопроса о двух путях развития капитализма в России характеристики существа империалистической политики России, являющейся продолжением политики самодержавия, его борьбы за упрочение роли помещика- крепостника в условиях второго шага по "прусскому пути развития капитализма в стране. Попытайтесь-ка присмотреться, товарищи-критики, к тому, что остается от нашего "сращения", когда империалистическая буржуазия в лице с.-д. партии выступает в роли "слуги Пуришкевичей".

Подходим к выводам. Надергиванием отдельных цитат из работ Ленина спора не решить. Следует внимательнейшим образом проанализировать всю сумму взглядов Ленина под углом зрения его основной концепции двух путей. Тогда лишь удастся выбраться из того клубка противоречий, который завязывается в спорах о характере развития капитализма в России, удастся диалектически разрешить вопрос о том, как сочетать понятие России - "мирового разбойника" империализма, с ее крайней отсталостью, неразвитостью и зависимостью.

В борьбе против революционного решения вопроса о путях развития капитализма русские Пуришкевичи выступали как мировые хищники империализма, одновременно они же культивировали внутри страны отсталость, ставя тем самым Россию в зависимость от более сильных соседей, включавших ее в орбиту влияния своего финансового капитала, нанимавших на свои миллиарды "черносотенные банды русского царизма и склонявших силою своего экономического влияния царскую Россию на путь поддержки империалистической завоевательной политики Франции и Англии.

Все старания представить империалистическую политику России как продукт высоко развитого национального финансового капитала не приводят к положительным результатам. Мои критики стараются, исходя из ложно понятых принципиальных теоретических соображений, доказать, будто социалистическая революция и строительство социализма,невозможны в такой (относительно отсталой) стране, как Россия. Ленин блестяще опроверг это положение в борьбе с оппортунизмом национальным и международным. В 1917 г. в своих заметках по поводу пересмотра партийной программы Ленин между прочим рекомендовал выделить из группы мировых хищников такого империалистического хищника, как Россия, который в силу всевластия Пуришкевичей сочетал в себе элементы, не только объединяющие его с хищниками вроде Франции, Англии и Германии, но, что особенно важно, и элементы, выделявшие его (хищника) из этой группы, ставившие Россию в положение страны, которой в свою очередь угрожал раздел и удушение гигантами империализма. Это в известной степени облегчало возникновение глубоких революционных движений в стране и приблизило в известной степени Октябрьскую революцию. Ленин писал: "Может быть было бы целесообразно сильнее подчеркнуть и нагляднее выразить в программе выделение кучки богатейших империалистических стран, паразитически наживающихся грабежом колоний и слабых наций. Это - крайне важная особенность империализма, которая между прочим до известной степени облегчает возникновение глубоких революционных движений в странах, которые подвергаются империалистическому грабежу, ко-


82 Ленин, Как соединяют прислужничество реакции с игрой в демократию Соч., т. XX, с. 530 - 640.

стр. 141

торым угрожает раздел и удушение их гигантами- империалистами (такова Россия) и наоборот: до известной степени затрудняет возникновение глубоких революционных движений в странах, которые грабят империалистски много колоний и чужих стран, делая таким образом большую (сравнительно) часть своего населения участником дележа империалистической добычи" 83 .

Таким образом наши взгляды не только не затрудняют понимания социалистической революции в России, а наоборот облегчают понимание возникновения "глубоких революционных движений в такой стране, как Россия. Отсталость же развития капитализма и его зависимость в прошлом придает строительству социализма в нашей стране особый отпечаток, нашедший свое выражение в словах Ленина: "Либо смерть, либо догнать и перегнать капиталистические страны".

Эта же мысль подтверждена т. Сталиным в его последней речи: "Мы отстали от передовых стран на 50 - 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут 84 .

Итог - мое понимание процессов развития капитализма в России вооружает нас в борьбе за развитие большевистских темпов в деле строительства социализма, вооружает нас в борьбе за ликвидацию отсталости, культивировавшейся буржуазно-помещичьей Россией, в борьбе против "американского" пути развития капитализма.

Перехожу от этих общих вопросов к вопросам более частного характера. Остановимся на двух тезисах т, Меерсона. Начну с тезиса о том, что я напрасно говорил о пугачевщине, обвиняя его в тех грехах, в которых он неповинен. Если бы т. Меерсон не сделал из своей "пугачевщины" широко обобщающих выводов, то конечно на ней останавливаться не приходилось бы. Но т. Меерсон в своей статье приходит к выводам, непосредственно касающимся проблемы двух путей. В поражении пугачевщины он видит причину отсталости капитализма в России. Эта постановка вопроса явно расходится с ленинским учением о двух путях. Отсталость кроется не в том, что в России побежден американский путь, а в том, что в России не был решен вопрос, по какому пути пойдет развитие капитализма. По Меерсону же решение вопроса дано поражением Пугачева, поражением американского пути. Из этой предпосылки с логической неизбежностью вытекают мои критические замечания о соотношении классов, о невозможности демократической диктатуры пролетариата и крестьянства и пр.

Тов. Меерсон пытался оспаривать мои замечания, указывая, что его концепция ничего общего не имеет (или не имела?) с теми выводами, которые я сделал в своем докладе.

Что именно к ним ведет концепция т. Меерсона нетрудно показать на двух примерах заключительной части статьи, трактующей вопрос о поражении пугачевщины и характере реформы 1861 года.

Условия победы "прусского" пути здесь со всею ясностью заложены уже в экономике России XVIII века. Они нашли свое отражение в противопоставлении хозяйства метропольного крестьянина колониальному.

"Метропольному крестьянскому торговому капиталу, - пишет т. Меерсон, - чужда была революционная экономическая программа пугачевщины. Революционной крестьянской армии были заказаны пути за черту колоний: в случае вступления Пугачева на территорию метрополии, крестьянский торговый капитал, связанный с господствующим классом социально-экономическим симбиозом, с оружием в руках защищал бы крепостную скорлупу, в которой созревал" 85 .

Что значит в переводе на язык соотношения классовых сил и борьбы, положение о том, что крестьянство, связанное социально-экономическим симбиозом с помещиком- крепостником, с оружием в руках защищало бы крепостную скорлупу и вступило бы в борьбу против "свободы", написанной на знамени Пугачева?

Это значит, что крестьянство, по крайней мере центра страны, уже в XVIII веке стало на сторону "Ordnungspate", что уже в XVIII веке произошел тот "диалектический перелом", который снимает с порядка дня вопрос о крестьянской революции и "американском" пути. Реальность этого пути ведь находит свое выражение в борьбе против крепостника-помещика, в борьбе с "оружием в руках" не против борцов с крепостничеством, а против самого крепостничества. По Ленину поворот крестьянства в сторону "Ordnungspate" был "ой, ой как да-


83 Ленин, К пересмотру партийной программы, Соч., т. XIV, 2-е изд., с. 164 и 165.

84 Сталин, Речь на I Всесоюзной конференции работников промышленных предприятий. "Правда", 5/II, 1931.

85 "Вестник Комакадемии", т. XIII, с. 106.

стр. 142

леко" и еще " XX веке, по Меерсону же поворот произошел еще в эпоху пугачевщины.

Исходя из неправильного представления о "двух путях" т. Меерсон, не заметив того, по существу пришел к ликвидации крестьянской революции, к смазыванию революционного значения проблемы "двух путей" для всей эпохи буржуазно-демократической революции в России. Ведь крестьянство, становясь на сторону порядка, защищая по Меерсону крепостничество, превращается из носителя демократических тенденций в придаток эволюции помещичьего хозяйства, ,в придаток "прусского" пути развития. В такой придаток и превратил т. Меерсон революционное крестьянство в XIX веке, указывая, что "буржуазно-демократический компромисс 1861 года был непосредственным результатом буржуазного крепостнического типа эволюции крестьянского капитала в метрополии" 86 .

Смысл этих слов один. Буржуазно-крепостническая эволюция крестьянского капитала - эволюция крестьянского хозяйства по "прусскому" пути, эволюция типа гроссбауэра, придатка капиталистической эволюции помещичьего хозяйства, защитника буржуазной монархии, борца против демократии и революции.

Таким и выступает в эпоху реформы 1861 г. в представлении т. Меерсона крестьянство метрополии, определив компромисс 1861 года.

Как далеко все это от ленинского понимания вопроса, вскрывающего борьбу двух тенденций: революционной - крестьянской и либеральной - буржуазной в реформе 1861 года, подчеркивающего потенциальную силу революционной тенденции, глубоко лежащей в экономической структуре мелкого товарного крестьянского хозяйства, придавленного крепостничеством, задерживающим его капиталистическое развитие. По т. Меерсону эта революционная тенденция не имеет никаких корней в экономике в результате поражения Пугачева и в силу "буржуазно-крепостнической" эволюции крестьянского хозяйства.

Вместо того, чтобы помочь вскрыть основу крестьянской борьбы против помещика-крепостника в эпоху буржуазно- демократической революции в России, трактовка вопроса крестьянской революции XVIII века у т. Меерсона затрудняет понимание крестьянской борьбы XX века и может привести к противоположной ленинской оценке соотношения классовых сил в революции, к ликвидации крестьянской революции и к пересмотру вопроса о реальности для России революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства в эпоху буржуазно- демократической революции. Выводы т. Меерсона о пугачевщине к этому обязывают.

Второй тезис касается того, что я придаю "двум путям" слишком обобщающее значение. Этот вопрос затрагивался и сегодня в прениях. Мне кажется, что т. Меерсон ошибается и вместе с ним ошибаются и те, кто выступал сегодня. Что вопрос о борьбе с "прусским" путем необходимо вывести далеко за пределы одной страны, свидетельствует уже один тот факт, что борьба с "прусским" путем в высокой степени актуальна в наши дни для всего революционного Востока. Борьба идет там против утверждения прусского пути капитализма, правда, эта борьба идет уже в новых исторических условиях, условиях строительства социализма в СССР и в силу этого за некапиталистический путь развития, но в своей теоретической постановке проблема двух путей и сегодня не теряет своего значения для всего революционного Востока, она только видоизменяется, ставя вопрос о некапиталистическом пути. Уже один этот факт свидетельствует о том, что мы должны широко обобщить ленинское учение, выйдя при этом за пределы России. В Германии вне всякого сомнения борьба этих двух путей существовала. Ленин в письме к Скворцову-Степанову прямо на это указывает. Об этом свидетельствует, на мой взгляд и сам т. Меерсон. Я ему задал вопрос: что было бы в результате победы революционных методов борьбы в Пруссии. Он ответил: "Более свободное развитие капитализма". А это значит, развитие капитализма в условиях максимальной ликвидации крепостнических пережитков, т. е. революционная "чистка" путей для развития капитализма по американскому пути или приближение к нему.

Ленинское учение о двух путях выходит далеко за пределы России и становится мировой проблемой. В этом ее значение. Она применима и к Америке. Гражданская война была призвана там решить эту проблему. Гражданская война решала вопрос национального существования Северных штатов (см. "Переписку Маркса и Энгельса", т. XIII), решала вопрос о господстве рабовладельцев или северян в Союзе 87 . Абсолютно неверно представление, будто рабовладельческий Юг не обнаруживал тенденции капиталистического развития. Борьба шла за то, кому быть хозяином в капитали-


86 "Вестник Комакадемии", т. ХШ, с. 107.

87 Письмо Маркса от 7/VIII и 29/X 1862 г.

стр. 143

стической Америке, Война со стороны северян носила революционный характер за "чистку путей" для развития капитализма от рабовладельцев. Победа Юга определила бы господство рабовладельцев в капиталистической Америке, она стала бы на путь развития, который приближался бы к "прусскому" пути.

Бесспорно то положение, что не при всяких условиях проблема двух путей получает одинаково актуальное значение в истории той или иной страны. Ее актуальность становится максимальной в тех странах, где решение вопроса о "чистке" пути для капитализма совершается в условиях гегемонии пролетариата в революционной борьбе. Во Франции например эта проблема не была столь жгучей. Но это вовсе не означает, что во Франции этой проблемы не существовало. Она не имела такого актуального значения, как в России, ибо в последней завершение буржуазно- демократической революции запоздало, и на сцену выступил гегемон революции - пролетариат.

Перехожу к другим замечаниям, в частности к замечанию т. Кабалкиной, и кстати затрону одно из замечаний т. Литвинова.

По-моему, товарищи сделали тут маленькое научное "открытие", состоящее в том будто Ленин уже в 1915 г. снял для России проблему борьбы "американского" и "прусского" пути. Это значит, что Ленин в 1915 г. снял лозунг буржуазно-демократической революции, демократической диктатуры пролетариата и крестьянства (Кабалкина: "Правильно"). Если бы Ленин действительно снял проблему двух путей в 1915 т., то пришлось бы сделать вывод, что Ленин ошибся в своем анализе - Россия пришла к социалистическому Октябрю через буржуазный Февраль. Этого из истории не вычеркнуть. На самом деле Ленин отнюдь не стоял на этой точке зрения. В 1915 г. в своей статье, посвященной Соединенным штатам Европы, он доказывает возможность социалистического строительства в одной стране, но отнюдь не затрагивает вопроса о социальном характере предстоящей в России революции. Об этом он говорит позднее - в октябре 1915 г., в статье "Несколько тезисов":

"Важнейшей задачей, - читаем мы, - революционной социал-демократии является - развивать начавшееся стачечное движение, проводя его под лозунгом "трех китов"... Социальным содержанием ближайшей революции может быть только революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства" 88 .

Месяцам позднее Ленин, полемизируя с Троцким по поводу его положения о том, что в России пролетариат уже противостоит буржуазной нации, возвращается к этому же сюжету в статье "О двух линиях революции" 89 . "Пролетариат борется и будет беззаветно бороться за завоевание "власти, за республику, за конфискацию земель, т. е. за привлечение крестьянства, за исчерпание его революционных сил, за участие "непролетарских народных масс" в освобождении буржуазной России от военно- феодального "империализма" (царизма). И этим освобождением буржуазной России от царизма, от земельной власти помещиков пролетариат воспользуется немедленно... для совершения социалистической революции в союзе с пролетариями Европы...".

"Теперь мы снова идем к революции. Это все видят.... и опять перед нами те же (1905 т. - И. В.) две линии революции, то же соотношение классов, только видоизмененное изменившейся международной обстановкой" 90 .

Спрашивается, что нового внес Ленин в 1915 г.? Это новое заключается в том, что вторая задача, задача социалистической революции чрезвычайно приблизилась к первой - буржуазно-демократической, но все же первая не снимается, а вторая остается именно особой второй задачей 91 .

Проблема двух путей снимается лишь в эпоху Февральской революции между Февралем и Октябрем, ленинскими апрельскими тезисами.

Я хочу подчеркнуть, что противоположный вывод т. Литвинова находится в органической связи со всей его концепцией. Вспомните хотя бы его помещиков, которые, "как зубры вымирали в Беловежской пуще"; вспомните об асфальтовых улицах, емкости крестьянского рынка в представлении т. Литвинова - и получите неизбежный вывод о снятии проблемы "двух путей" в итоге столыпинщины. Этот вывод находится в связи с органическим пороком всей его концепции о столыпинщине.

Перехожу к некоторым другим замечаниям. Коснусь вопроса, поставленного т. Фроловым, вопроса о сроках. Этот вопрос чисто схоластический: речь у меня идет не о 1861 г., а об эпохе 1861 г. Ссылки на Кашина не совсем


88 Ленин, Соч., т. XVIII, с. 311 - 312.

89 Там ж е. Соч., т. XVIII, с. 313.

90 Там же, с, 316.

91 Ленин. Несколько тезисов, Соч., т. XVIII, с. 312.

стр. 144

убедительны: кашинский материал не дает оснований для выводов о широком проникновении капиталистических отношений в производство (в крестьянском хозяйстве). Правильна ли постановка вопроса о декабристах, которую давал т. Фролов? Я полагаю, что нет. У Ленина вопрос о двух путях есть вопрос классовой революционной борьбы. Если вы докажете, что Пестель действительно опирался на массовое революционное движение, вскроете объективно- буржуазные тенденции этого движения, я с вами соглашусь. Но на анализе одной "Русской правды" вы этого вывода не построите. Проблема двух путей - проблема массовой революционной борьбы в первую очередь.

Спор о национальном объединении Германии я считаю схоластическим спором. Что такое национальный вопрос объединения Германии революционным путем? Вне всякого сомнения, борьба пролетариата в 1848 г., в 50-х, 60- х и 70-х годах была борьбой за революционные методы "чистки" пути для капитализма, решавшей вопрос, быть или не быть прусским Пуришкевичам во главе капиталистической Германии.

На вопрос о том, по какому пути направлялось у нас развитие капитализма, я дал исчерпывающий ответ в докладе. Тут спорить не стоит: развитие направлялось по "прусскому" пути. Но следует помнить, что в экономической структуре даже третьеиюньской России глубоко были заложены корни "американского" пути, которые нашли свое выражение в классовой борьбе, и эта революционная борьба оставалась реальной угрозой помещикам-крепостникам, пытавшимся вести Россию по "прусскому" пути. Реальной оставалась борьба за "американский" путь в условиях пуришкевичевщины.

Относительно стратегического плана Ленина. Мне кажется, что т. Кабалкина здесь ломится в открытую дверь. Моя задача заключалась в том, чтобы анализам проблемы двух путей подвести к ленинскому стратегическому плану, показать, что неразрешенность борьбы двух путей обусловливала демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства; я показал, что она (демократическая диктатура пролетариата и крестьянства) составляет неразрывное целое с проблемой двух путей. В этой и состоит принципиальное значение проблемы.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ДВУХ-ПУТЕЙ-РАЗВИТИЯ-КАПИТАЛИЗМА-В-РОССИИ-В-РАБОТАХ-ЛЕНИНА-2-часть

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

ПРОБЛЕМА ДВУХ ПУТЕЙ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ В РАБОТАХ ЛЕНИНА (2 часть) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 13.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ДВУХ-ПУТЕЙ-РАЗВИТИЯ-КАПИТАЛИЗМА-В-РОССИИ-В-РАБОТАХ-ЛЕНИНА-2-часть (дата обращения: 25.11.2017).

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
269 просмотров рейтинг
13.08.2015 (834 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА РИЖСКИХ РАБОЧИХ В 1905 ГОДУ
Каталог: Экономика 
15 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОЙ НАЦИИ
Каталог: Философия 
15 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
22 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРОБЛЕМА ДВУХ ПУТЕЙ РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ В РАБОТАХ ЛЕНИНА (2 часть)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK