Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14292
Автор(ы) публикации: Л. Б. АЛАЕВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

К. Маркс и Ф. Энгельс заложили основы научной теории эволюции общины. Они обосновали приоритет общинной собственности над частной и дали схему развития общины от самых первичных, первобытных форм до соседской стадии. Эти этапы эволюции были выявлены основоположниками научного коммунизма лишь в самых общих чертах. Они не считали свою схему окончательной, о чем свидетельствуют уточнения и изменения, вносимые ими в течение всей их жизни в формулировки, касающиеся рода, семьи, общины. Перед учеными-марксистами стоит задача творческого освоения наследия Маркса и Энгельса в этой области.

Научная актуальность проблем общины за последние годы возросла благодаря двум взаимосвязанным обстоятельствам. Это, во-первых, необходимость осмысления эволюции освободившихся стран Азии и Африки, оценки социальных преобразований в этих странах, в частности попыток использовать общину как одну из опор некапиталистического пути развития1 . Во-вторых, дальнейшая разработка в марксистской литературе проблемы социально-экономических формаций, и в частности обсуждение теории "азиатского способа производства", в которой некая особая азиатская община занимает столь важное место2 .

Собранный за последние десятилетия этнографический материал позволяет значительно уточнить и усложнить наши представления об этапах развития общины от родовой к соседской. Ю. В. Маретин, например, вводит такие "стадиальные типы", как раннеродовая, родовая, соседско-родовая, соседско-болыиесемейная, соседская община3 . Накопление данных сделало назревшей задачу дальнейшего изучения типологии собственно соседских общин - тех, что уже прошли указанные стадии и достигли уровня, характеризуемого преобладанием мелких семей, самостоятельных семейных хозяйств, частного владения основными средствами производства, включая пахотную землю. Именно в этом виде сельские общины обычно существуют во многих рабовладельческих и феодальных обществах, играя иногда немалую роль в системе их социальных отношений.

Основное внимание в данной статье сосредоточено на том, чтобы, рассматривая форму землевладения (сочетание коллективных и индивидуальных прав на землю) в качестве показателя силы или слабости общины как социального института, показать, что эволюция ее в классовом обществе является сложной и неоднолинейной.

Наиболее распространенная точка зрения на эту проблему сводится


1 И. Л. Андреев. Специфика некапиталистического развития народов, не завершивших процесса складывания классов. "Волросы истории", 1972, N 9.

2 "Общее и особенное в историческом развитии стран Востока. Материалы дискуссии об общественных формациях на Востоке (Азиатский способ производства)". М. 1966, стр. 93 - 98, 117 - 119, 132 - 133.

3 См. Ю. В. Маретин. Основные типы общины в Индонезии. "Проблемы истории докапиталистических формаций". Кн. 1. М. 1968.

стр. 98


к тому, что сельская община, наблюдаемая в ряде классовых обществ, есть пережиток первобытных отношений. В ходе социально-экономического развития она неминуемо гибнет - либо под влиянием внутренних процессов разложения, либо в результате воздействия внешних факторов (государства, господствующего класса, товарных отношений). История общины предстает при этом как более или менее длительная агония. Соответственно все конкретные общинные формы рассматриваются как нанизанные на единый стержень: чем сильнее выражено "общинное начало", тем община древнее и первобытнее, чем больше в ней индивидуализма, тем она "новее" и более развита. Особенно ярким свидетельством первобытности считается передел земли, а его отсутствие воспринимается как показатель развитости частной собственности и общины как института.

Подавляющая часть историков и этнографов убеждена, что им известны общие закономерности эволюции общины, а стало быть, и то, как она могла формироваться в конкретном обществе. Только этой убежденностью можно объяснить, в частности, появляющиеся в работах крупных специалистов (не являющихся, правда, специалистами по истории России) утверждения о древности переделов в русской общине. М. О. Косвен, например, писал, что уравнительное землепользование - это "архаическая черта русской сельской общины", сохранившаяся до XX в. с неких древних времен4 . С. Д. Сказкин также был уверен, что "русская община на всем протяжении своего существования сохранила принцип периодического уравнительного передела" и, следовательно, имела "весьма архаическую форму"5 . Мнения, противоречащие однолинейному рассмотрению общинных форм, долгое время считались заведомо неправильными, подлежащими не обсуждению, а лишь решительному осуждению. Достаточно вспомнить реакцию М. О. Косвена на мысли, высказанные И. М. Дьяконовым по поводу особенностей структуры и эволюции общины на Древнем Востоке6 .

В историографической монографии П. Ф. Лаптина взгляды, совпадающие с господствующей концепцией, названы обычно "реалистическими", а отклоняющиеся от нее - "антиисторическими" и не соответствующими исторической действительности7 . Мнение М. М. Ковалевского о том, что передел в сельской общине возникает сравнительно поздно, когда создается нехватка пустующей земли, автор комментирует следующим образом: "Совершенно ясно, что концепция Ковалевского в корне неправильна, так как она не отражает действительного исторического процесса"8 . Однако это утверждение не подкрепляется фактами. А. Л. Шапиро, разобрав основания, на которых базируются рассуждения о переделах в эпоху раннего средневековья, сделал заключение: "В историографии сложилось парадоксальное положение, когда историки Западной Европы восполняют недостаток сведений об уравнительных переделах, привлекая без достаточных оснований позднейший русский материал, а историки СССР восполняют отсутствие сведений о переделах в Древней Руси, привлекая без достаточных оснований материал западноевропейский"9 .


4 М. О. Косвен. Очерк истории первобытной культуры. М. 1953, стр. 200.

5 С. Д. Сказкин. Очерки по истории западноевропейского крестьянства в средние века. М. 1968, стр. 82, 86. На это утверждение С. Д. Сказкина уже обратил внимание А. Л. Шапиро (А. Л. Шапиро. Проблемы генезиса и характера русской общины в свете новых изысканий советских историков. "Ежегодник по аграрной истории". Вып. VI. Вологда. 1976, стр. 46).

6 М. О. Косвен. К вопросу о древневосточной общине. "Вестник древней истории", 1963, N 4, стр. 30 - 34.

7 П. Ф. Лаптин. Община в русской историографии. Киев. 1971, стр. 200 - 228.

8 Там же, стр. 212. Столь же решительны возражения П. Ф. Лаптина по поводу аналогичных взглядов И. В. Лучицкого (см. там же, стр. 216).

9 А. Л. Шапиро. Указ. соч., стр. 46.

стр. 99


Если принять за аксиому, что демократичность, общность землевладения, принцип равенства прав и другие общинные черты являются наследием первобытного коммунизма, то логически надо сделать вывод, что классовые общества с сильной и заметной общиной более примитивны, чем другие, где община не играет большой роли. Между тем в исторической литературе собрано много фактов, свидетельствующих о том, что такой прямолинейной связи между крепостью общины и уровнем развития общества не существует. Например, в средние века община занимала господствующее положение в землевладении и землепользовании в основных районах Индии, на Яве, в позднесредневековых Японии и Вьетнаме. В тот же период она очень слабо прослеживается в Китае, Лаосе, Таиланде, Иране, Османской Турции. Говорит ли это что- либо о степени развития классовых отношений и степени преодоления первобытности в первой и второй группах стран? По-видимому, нет.

Историографическим эталоном эволюции сельской общины в период перехода к классовому обществу и становления феодализма стала германская марка. Именно на ее материале была выдвинута Г. Л. Маурером10 "общинная", или "марковая", теория, которая стала затем предметом одной из наиболее ожесточенных и длительных дискуссий в медиевистике.

В свое время, в середине XIX в., эта теория сыграла большую роль, так как ее авторы провозгласили изначальность общины и вторичность частной земельной собственности. Маркс и Энгельс еще до Маурера пришли к такому же выводу и потому увидели в его работах подкрепление своей точки зрения11 . Однако они не стали сторонниками общинной теории. Энгельс первым указал на серьезнейшие методические и методологические слабости Маурера - его невнимание к хронологии (привычка "приводить доказательства... из всех времен одно рядом с другим и вперемежку"), непонимание категории "развития", роли насилия в истории, примитивный эволюционизм12 . Из этих теоретических посылок вытекали те черты общинной теории - игнорирование изменений внутри общины и противопоставление ее как внеисторического института государству и феодализму, - которые особенно не удовлетворяют современных исследователей13 . Вопросы оценки вклада Маурера давно решены в специальной литературе, и здесь о них говорится лишь потому, что не всегда достаточно подчеркивается отличие марксистского понимания исторического развития от общинной теории Маурера, а иногда даже провозглашается, что всемерная защита этой теории - "почетная миссия советской историографии"14 .

Фактологическая основа книг Маурера, по существу, сводилась к трем группам данных: во-первых, упоминание Тацита о переделах земли у свевов; во-вторых, зафиксированные в XVIII-XIX вв. в Рейнской области общины с долевым переделом земли, носившие название "Gehoferschaften" ("подворщина"); в-третьих, старые межи в немецких деревнях, очерчивающие равновеликие площади. Правомерность использования "вперемежку" этих групп данных для реконструкции гипотетической древней германской общины всегда вызывала сомнения. Вскоре и


10 Основные выводы Маурера были сформулированы уже в первой его работе: G. L. Maurer. Einleitung zur Geschichte der Mark-, Hof-, Dorf- und Stadt verfassung und der offentlichen Gewalt. Munchen. 1854 (pyc. пер.: Г. Л. Маурер. Введение в историю общинного, подворного, сельского и городского устройства и общественной власти. М. 1880).

11 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 32, стр. 36, 158, 541; т. 35, стр. 349.

12 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 35, стр. 105.

13 А. И. Неусыхин. Возникновение зависимого крестьянства как класса феодального общества. М. 1956, стр. 36; А. И. Данилов. Проблемы аграрной истории раннего средневековья в немецкой историографии конца XIX - начала XX в. М. 1958, стр. 163.

14 П. Ф. Лаптин. Указ. соч., стр. 4.

стр. 100


сами эти данные подверглись переосмыслению. Цитату Тацита еще в XIX в. стали понимать как говорящую о переложном земледелии, а не о переделах. Ф. Энгельс при подготовке 4-го издания "Происхождения семьи, частной собственности и государства" в 1891 г. внес соответствующее дополнение в текст работы15 . Такая трактовка сообщения Тацита утвердилась в литературе 16 . "Gehoferschaften" в Рейнской области, как доказал К. Лампрехт17 , возникли не ранее XIII в. на землях, выделенных феодалами для новопоселенцев. Передел в этих общинах был долевым, то есть не имел отношения к идеям имущественного равноправия. "Лампрехтовская трактовка происхождения трирских подворных общин была постепенно признана большинством историков"18 . Наконец, равенство наделов общинников, следы которого сохранились в межах XIX в., пока не удалось связать с дофеодальным или раннефеодальным периодом. Равенство участков (не размеров владений!) можно связать лишь с феодальными временами, с регулированием землепользования на основе регламентации феодальных податей.

Обстоятельный обзор дискуссии, разгоревшейся в немецкой и мировой историографии по этим вопросам, всех попыток как опровергнуть Маурера, так и защитить его дан в упомянутой книге А. И. Данилова. Критики общинной теории, не во всем согласные и между собой, сходились на следующем: в раннее средневековье на территории Германии община была слабой и аморфной организацией, лишь в XI-XII вв. развивается марка с характерными для нее сервитутами, принудительным севооборотом, чересполосицей, системой "открытых полей" и т. п. В современной западноевропейской медиевистике продолжает дебатироваться вопрос о том, имеет ли средневековая марка генетическую связь с ранней общиной, однако факт усиления марковой организации к XII в., по- видимому, не вызывает уже сомнения19 .

Сторонники противоположной точки зрения - о неуклонном ослаблении общины - также прибегали к новым аргументам и материалам. Попытаемся разобраться в них на примере монографии А. И. Неусыхина, которая считается классической в плане обоснования этой концепции. А. И. Неусыхин выдвинул следующую схему этапов эволюции германской общины: 1) кровнородственная община; 2) первый этап земледельческой общины, характеризуемый переделами пахотной земли и появлением частного пользования землей; 3) второй этап-прекращение переделов, появление индивидуальной семьи наряду с патриархальной, ограниченное право наследования земли; 4) сельская община, "марка в узком смысле слова", где пахотный надел становится свободно отчуждаемым аллодом малой семьи, а общинные угодья - придатком частной собственности. В этой концепции последовательно выдержан принцип эволюционного перехода от общего к частному, постепенного разложения общинного землевладения и созревания частной собственности. Однако эта стройность достигнута путем специфической интерпретации материала. В частности, первые два этапа вводятся в схему на основе только теоретических соображений, а не конкретно-исторических данных, которые можно было бы отнести к древним германцам. Что касается этапа передельной общины, то автор дважды20 указывает, что сведения о таковой отсутствуют.

Второй этап земледельческой общины А. И. Неусыхин связывает с Салической правдой (V век). Проблема сводится к следующему: когда


15 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 21, стр. 139 - 140.

16 А. И. Неусыхин. Указ. соч., стр. 103.

17 K. Lamprecht. Deutsches Wirtschaftsleben im Mittelalter. Bd. I. Leipzig. 1886, S. 449 - 453.

18 А. И. Данилов. Указ. соч., стр. 188.

19 Краткий обзор новых работ по этой проблеме см.: Ю. Л. Бессмертный. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе в XII-XIII веках. М. 1969, стр. 163 - 166.

20 А. И. Неусыхин. Указ. соч., стр. 10, 89.

стр. 101


община сильнее - в V или XII веке? А. И. Неусыхин считает, что в V в., так как Салическая правда, по его мнению, говорит об общинной собственности на землю, а позднее явно существует частная. Он видит доказательства общинной собственности на пахотную землю в том, что: а) члены общины не имели права распорядиться участком; б) существовал принудительный севооборот; в) выморочные земли переходили во владения общины. Но, во-первых, отсутствие частной собственности само по себе не говорит о наличии общинной. Обосновав отсутствие права распоряжения землей у частных лиц, автор даже не ставит вопроса о том, имела ли такое право община. Во-вторых, наличие принудительного севооборота у салических франков нельзя пока считать доказанным, так как неясно, был ли севооборот вообще: Салическая правда не содержит прямых указаний на двухполье и даже ни разу не упоминает ни о земле, находящейся под паром, ни о чередовании яровых и озимых посевов21 . Если же признать косвенные данные, привлекаемые А. И. Не-усыхиным, достаточными, то и в этом случае, по его же словам, принудительный севооборот в V в. был еще неразвитым и достиг полного расцвета позже, на стадии общины-марки22 . Получается, что один и тот же общинный институт в неразвитом состоянии олицетворяет общинную собственность на пахотную землю, а в развитом теряет это значение, не умаляет частную собственность и является лишь проявлением "общинного верховенства над всей территорией села" и "регулирующей роли общины в процессе производства"23 . В-третьих, положение о переходе выморочного имущества в руки общины базируется лишь на умолчании Салической правды о том, кому переходила земля, если умерший не имел сыновей. По мнению А. И. Неусыхина, "само собой разумелось, что он (участок. - Л. А.)переходил к сородичам". С не меньшей долей вероятия можно допустить, что участок, не имеющий наследников мужского пола, вообще ни к кому не переходил, оставался пустующим и потому его дальнейшая судьба не представляла собой объекта правового регулирования.

Мысли автора в данном случае идут по уже знакомому пути: раз нет полной частной собственности, значит, "само собой разумеется", есть общинная. Права "земледельческой общины" на пустоши Салической правдой также не подтверждаются. А. И. Неусыхин использует в данном случае главу "De migrantibus". Автор отмечает, что новый поселенец брал любую землю по своему усмотрению, без санкции общины и без договора с ней. Он мог быть изгнан в результате индивидуальных действий одного из жителей виллы, никаких коллективных действий на этот счет не предусмотрено. Наконец, как бы мы ни расценивали степень общинности прав на пустоши по Салической правде, позже эта степень, как показывает А. И. Неусыхин, увеличивается: мигрант может поселиться в вилле уже только с предварительного согласия всех соседей24 , а "на стадии общины-марки" появляется "общинная регулировка порядка их (угодьев. - Л. А.)индивидуального использования"25 .

Таким образом, если внимательно рассмотреть материал книги А. И. Неусыхина, выясняется, что в раннефеодальный период частная собственность на землю была слаба, но общинная еще слабее, так как незаметно никаких ее признаков. В дальнейшем, несомненно, шел процесс вызревания частной собственности (появление права распоряжения) на пахотную землю, но также и общинной собственности не только на пустующую, но и на всю землю деревни. Развивалось понятие собственности в целом, причем из двух возникающих ее форм общинная до


21 Там же, стр. 103.

22 Там же, стр. 10, 18.

23 Там же, стр. 14.

24 Там же, стр. 118.

25 Там же, стр. 89.

стр. 102


некоторой степени опережала частную: приобретение индивидуумами права распоряжения не ограничивало общину (ибо она и раньше не имела такого права), возникновение же и детализация правил принудительного севооборота (и связанных с этим сервитутов) суживали права индивидуального пользования участком в пользу общины.

Между тем бытует мнение, что А. И. Неусыхин доказал выдвинутую им схему поэтапного разложения общины, и эта схема переносится как эталон на другие раннесредневековые общества Европы и не только Европы. Конкретно-исторический вопрос об эволюции общины в Германии в V-XII вв. с самого начала приобрел методологическое звучание, в результате чего считалось, что тот или иной ответ на него предопределяет решение теоретической проблемы об изначальности общинной или частной собственности. Отсюда особая ожесточенность дискуссии, обоюдное отрицание не только концептуальных построений, но и позитивных выводов, добытых путем тщательного изучения источников.

Нам кажется, нет никаких оснований делать германские племена первых веков н. э. своего рода эталоном при изучении всей истории человечества. Универсальность общины периода родового строя и тенденция ее разложения доказаны на огромном материале. Германские племена появляются на исторической арене, когда община, характерная для родового строя, уже распалась. В дальнейшем у них складывается иная община, характерная для феодального строя.

История общины на территории России известна лучше. Кроме того, она более показательна, потому что здесь община прошла путь от союза частных собственников до организации, подчинившей себе и даже отменившей частную собственность на землю. Пожалуй, ни один советский историк, изучающий русскую общину, не напишет, что подушные переделы XVIII-XIX вв. "сохранились" в ней с древнего периода.

Крупный вклад в изучение проблемы общины в России внесли историки и социологи второй половины XIX - начала XX века. Представители "государственной школы" в русской историографии первыми обратили внимание на факт позднего появления переделов. В этом их большая заслуга. Но предложенное ими объяснение (введение переделов "сверху", путем прямого воздействия государства и помещиков) сразу же было встречено критически прогрессивными русскими учеными и в дальнейшем отвергнуто. Определенную роль сыграли здесь труды А. А. Кауфмана по Сибири26 , в которых, в частности, было показано, что указ 1884 г. о введении подушных переделов лишь оформил процесс уравнения землепользования, шедший без участия государственного аппарата, по инициативе самого "мира" ("общества"). Разработанную концепцию эволюции российской общины дал Н. П. Павлов-Сильванский. Он считал, что в удельный период община на Руси существовала и проявлялась в мирском самоуправлении и совместном владении некоторыми угодьями. Пахотные же земли находились в частной собственности крестьян. Переделы земли возникли довольно поздно в результате ряда причин, важнейшими из которых были "земельное утеснение" и возрастание феодальной эксплуатации.

Славянские поселенцы шли в северные и северо-восточные районы страны группами, союзами, "родами" или "ватагами". Это было необходимо для защиты от местного населения и от нападений других "ватаг". От этих союзов ведет начало власть коллектива на территорию будущей общины-волости, но селились семьи отдельно. Значительная часть деревень XV-XVI вв. состояла из одного двора. С течением времени власть союза (общины, "мира") усиливалась. "Сначала она ни в чем не стесняет частных собственников в их наследственных правах и в


26 А. А. Кауфман. К вопросу о происхождении русской земельной общины. "Русская мысль", 1907, кн. 10 - 12.

стр. 103


их новых заимках по праву вольного захвата. Затем, во имя общего блага союза, она ограничивает это право захвата, усиливаясь в отношении незанятых земель, а на следующей ступени развития налагает некоторое ограничение и на занятые земли, посягая на право собственности"27 . Ограничения начинаются с запрещения захвата земель без санкции общины ("отводы"), затем община переходит к передаче отдельных незанятых земель от одного собственника другому, позже вводится более детальное регулирование землепользования и, наконец, полный передел.

Это относится прежде всего к черным волостям, однако первые переделы появились на частновладельческих землях, и здесь они имели свои особенности. "Переделы на владельческой земле существенно отличаются от переделов в свободных общинах, рассмотренных выше, и по своим основаниям и по своим целям. Там главное основание переделов - земельное утеснение,.. здесь обыкновенно земельное утеснение ни при чем, земли нередко есть большой запас. Здесь люди изнурены не малоземельем, а тяжестью налогов, и главная цель передела - достигнуть наиболее точного соответствия между налогами и трудовыми силами каждого. Там бедные ищут землю. Здесь бедные стремятся избавиться от земли"28 . Древнейшее известное Павлову-Сильванскому сообщение о переделе в Московском княжестве относилось к 1500 г., в XVII в. такие сведения учащаются, но лишь со второй половины XVIII в. можно говорить о господстве передельной общины в центральных областях. На окраинах (Украина, Дон, Кубань, Кавказ, Север, Сибирь) переход к переделам произошел значительно позже - в течение XIX века.

По-видимому, построения Павлова-Сильванского могут быть уточнены, так как не все они основаны на собственно историческом материале. В частности, он широко пользовался для воссоздания процессов XVII-XVIII вв. материалами XIX в., относящимися к возникновению передельной общины в Сибири. Однако его взгляды на общину (также, как и других русских историков и социологов) не были подробно проанализированы в советской историографии. Например, в "Очерках истории исторической науки в СССР" изучению проблем общины в конце XIX - начале XX в. посвящено всего несколько страниц. Мнение и выводы П. А. Соколовского и особенно А. Я. Ефименко изложены скупо. Многим исследователям общины вообще не нашлось места в "Очерках". Точка зрения Павлова-Сильванского передана настолько сжато29 , что кажется искаженной.

В обобщающих советских работах по истории России концепция развития общины в период феодализма либо отсутствует, либо существенно не отличается от приведенной выше схемы Павлова-Сильванского. Так, в исследовании Б. Д. Грекова30 после подробного разбора верви по "Русской правде" община исчезает, чтобы уже не появляться до конца XVII в., которым заканчивается изложение материала. В "Очерках истории СССР. Период феодализма" сельская община с XIV по XVII в. отмечается лишь на черносошных землях31 . На частных землях крестьянской общины как бы не существует. В томе "Очерков", посвященном XVII в., содержится фраза: "По челобитьям отдельных крестьян владелец мог отдать распоряжение о переверстании земли, убавке тягла, предоставлении льготы, но не снимал ответственности с "мира" за


27 Н. П. Павлов-Сильванский. Феодализм в удельной Руси. СПБ. 1910, стр. 114 - 115.

28 Там же, стр. 136.

29 "Очерки истории исторической науки в СССР". Т. III. M. 1969, стр. 197 - 202, 300.

30 Б. Д. Греков. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в. Кн. I-II. М. 1952 - 1954.

31 "Очерки истории СССР. Период феодализма. IX-XV вв." Ч. I. М. 1953, стр. 117, 122, 277; ч. II. М. 1953, стр. 37, 40, 42 - 44; "Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в. - начало XVII в.". М. 1955, стр. 40, 43, 45, 142.

стр. 104


то, чтобы "збавошное тягло впусте не было" и чтобы общая сумма повинностей не уменьшалась"32 . Однако автор этого текста А. А. Новосельский избегает вывода о возникновении в тот период переверсток и частичных переделов. В первой четверти XVIII в. "наделение помещичьих и монастырских крестьян землей и переверстка их земельных участков в небольших имениях осуществлялись самим феодалом или его приказчиком. В более крупных имениях в Великороссии мирская община принимала обычно участие в распределении и перераспределении надельной земли"33 . Это наблюдение тоже не обобщено в тезис о возрастании роли "мира", о распространении переверсток. Наконец, в следующем томе "Очерков" содержится многозначительная формулировка: "Общинное землепользование, связанное с переделами полей через то или другое количество лет, было преобладающим в центральной России уже в половине XVIII века. Оно было здесь давно установившимся фактом, и притом не у одних помещичьих крестьян, но и в государственных, дворцовых и монастырских волостях"34 . Здесь точка зрения Павлова-Сильванского несколько уточняется - переделы преобладали в центральных районах не со второй половины XVIII в., а "в половине XVIII в." и даже "давно" до этого. В целом в этом обобщающем труде авторы следуют изложенной концепции, хотя и не ссылаются на нее.

Еще один характерный пример. В "Истории СССР с древнейших времен до наших дней" сначала говорится, что в XI-XII вв. существовала вервь - "первоначально родовая, а впоследствии соседская община"35 . В следующем томе указывается, что "в русской деревне XIV - XV вв. сохранялись общинные порядки", хотя эта фраза не расшифрована. Частная собственность на пахотные земли в черных волостях не отрицается: общинники "владели отдельными участками усадебной и пашенной земли, которая переходила в пределах крестьянской семьи по наследству. Леса, пастбища и воды оставались в совместном пользовании всех общинников"36 . Однако купля- продажа земли, характерная для этих районов, обойдена молчанием. В последующем изложении община надолго исчезает, говорится лишь, что во второй половине XV в. в Московском княжестве деревни из одного-двух дворов стали "сближаться" и укрупняться до 10 - 15 дворов37 , а к серединеXVI в. "деревеньки были небольшие, в три-четыре двора"38 . Лишь когда речь заходит о петровской эпохе, отмечается, что некоторые помещики "вводили уравнительные переделы, получившие широкое распространение в более позднее время"39 . В данном случае расхождение с концепцией Павлова- Сильванского более принципиальное. У него возникновение передела - процесс развития самой общины, идущий, правда, под воздействием господствующего класса. В "Истории СССР с древнейших времен до наших дней" передел просто "введен" помещиками.

Лакуны в изложении истории сельской общины в обобщающих трудах отражают тот факт, что в советской историографии на протяжении длительного периода почти не было специальных работ, посвященных общине в России.


32 "Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в.". М. 1955, стр. 174.

33 "Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия в первой четверти XVIII в. Преобразования Петра I". М. 1954, стр. 158 (автор главы - А. Л. Шапиро).

34 "Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй четверти XVIII в. Народы СССР в первой половине XVIII в.". М. 1957, стр. 63 (авторы - К. В. Сивков и С. И. Волков).

35 "История СССР с древнейших времен до наших дней". Т. 1. М. 1966, стр. 535 (автор - Б. А. Рыбаков).

36 Там же. Т. II. М. 1966, стр. 70 (автор главы - Л. В. Черепнин).

37 Там же, стр. 107 - 108 (автор - А. Л. Хорошкевич).

38 Там же, стр. 142 (автор - А. А. Зимин).

39 Там же. Т. III. М. 1967, стр. 213 (автор главы - Н. И. Павленко).

стр. 105


А. Л. Шапиро еще в статье 1939 г. показал тягловый крепостнический характер крестьянской общины на частных землях в первой половине XVIII века40 . Позднее, в другой работе, он выявил прямую зависимость формы распределения земли в общине от системы обложения крестьян41 . Одновременно А. Л. Шапиро искал, хотя, по нашему мнению, не находил, "слабые пережитки древней общинной собственности на землю" и такие переделы, которые "не преследовали бы податных целей". Д. И. Петрикеев на более раннем материале подтвердил вывод А. Л. Шапиро, что община, "несмотря на известные пережитки первобытных общинных отношений, носила в основном "тягловый и полицейский характер", причем в XVII в. "тяглово- крепостнический характер общины был выражен наиболее ярко"42 . В чем заключались "известные пережитки первобытных отношений", осталось неясным. Вышел еще ряд работ, затрагивавших проблемы общины в разных областях Руси43 . Значительный шаг в изучении общины в центральных районах на частных землях был сделан В. А. Александровым44 . В его монографии приведен большой архивный материал, однако автор отказался от хронологического его рассмотрения, и это несколько ослабляет значение его выводов. Материал изложен тематически, так что весь период XVII - XIX вв. выглядит как один момент, община лишена динамики. А так как материала второй половины XVIII - начала XIX в., естественно, гораздо больше, чем от предыдущих полутора столетий45 , то именно поздняя, передельная община делается представительницей всего периода, обозначенного в заглавии.

В монографии В. А. Александрова уже ничего не говорится о "пережитках первобытности"46 . Он рассматривает общину как феодальный (сословный крестьянский) институт, сложившийся в ходе противоречивого взаимодействия феодалов и крестьян. Однако автор явно непоследователен. В одних случаях он утверждает, что община в вотчинах находилась "на основе частнофеодального права", которое определяло и "статус последней" и "ее функции и нормы существования"47 . В других случаях заявляет, что "общинный принцип владения землей оставался господствующим"48 , что община препятствовала превращению крепостных в рабов, о чем будто бы только и мечтали феодалы49 . Материал книги (может быть, из-за характера использованных источников, главным образом помещичьих инструкций по управлению вотчинами) хорошо подтверждает полную подчиненность общины вотчине и не подтверждает того, что община могла серьезно противостоять помещику.


40 А. Л. Шапиро. Крестьянская община в крупных вотчинах первой половины XVIII в. "Ученые записки" Саратовского университета. Серия исторического факультета. Т. I (XIV). 1939.

41 А. Л. Шапиро. Переход от повытной к повенечной системе обложения крестьян владельческими повинностями. "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1960". Киев. 1962.

42 Д. И. Петрикеев. Крупное крепостное хозяйство XVII в. (по материалам вотчины боярина Б. И. Морозова). Л. 1967.

43 Л. В. Данилова. Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле в XIV-XV вв. М. 1955; Ю. Г. Алексеев. Аграрная и социальная история Северо- Восточной Руси в XV-XVI вв. Переяславский уезд. М. -Л. 1966.

44 В. А. Александров. Сельская община в России (XVII - начало XIX в.). М. 1976; см. его же. Земельно-передельный тип сельской общины в позднефеодальной России. "Вопросы истории", 1975, N 10.

45 Автор признает это на стр. 45.

46 Нам кажется, что авторы рецензий на эту монографию ("История СССР", 1975, N 5) А. П. Окладников, Н. Н. Покровский и М. А. Барг не отметили этот принципиальный шаг, сделанный В. А. Александровым в своей работе.

47 В. А. Александров. Сельская община в России (XVII - начало XIX в.), стр. 51, 81,84, 111.

48 Там же, стр. 237.

49 Там же, стр. 314 - 315.

стр. 106


В последние годы развернулась дискуссия по большинству проблем истории русской общины50 . Обсуждаются ее периодизация, причины появления уравнительных переделов, отношение черной волости к дофеодальной свободной общине, с одной стороны, и к общине на частновладельческих землях - с другой, судьбы общины после Великой Октябрьской социалистической революции. Однако сам факт позднего появления передельной общины никем не оспаривается, что позволяет сделать ряд важных выводов.

Негативный вывод заключается в том, что сам по себе этот факт не свидетельствует об отсутствии общины в предыдущий период, так как община не исчерпывается переделом, как она не исчерпывается и землевладением вообще. Однако все же несомненно, что община в XVII- XVIII вв. усилилась в отношении своих членов как распорядитель земли, а следовательно, и как социальный институт. Отсюда следует также, что уравнительность землепользования и те черты "демократизма", которые связаны с нею, явления новые, не архаические, не непосредственно унаследованные от первобытного общества, что между этим переделом и демократизмом, базирующимся на нерасчлененности коллектива, лежит некий, весьма продолжительный период, когда основы демократизма были гораздо слабее и сам он тоже, видимо, был слабее.

Путь, который прошла русская община в средние века и новое время, является уникальным, а потому и объяснения его должны быть специфическими. Их надо искать в особенностях (социальных, экономических, а может быть, и политических) России. Это не значит, что внешние по отношению к общине факторы обязательно были решающими. Возможности самостоятельного социального творчества народных масс даже в условиях политического и экономического господства чуждой им силы не следует преуменьшать. В то же время любая всеобщая теория развития сельской общины в общины в условиях классового общества не может не учитывать российского варианта, как бы он ни был своеобразен. В эту теорию должно войти в качестве составной части положение о возможности при определенных условиях усиления общины, расширения ее функций, торжества (пускай временного) общинного землевладения над частным.

На теоретическую важность последнего положения указывают и материалы по ряду других стран. Как уже говорилось выше, период усиления общинных прав на землю пережила община Западной Европы. В некоторых районах, например, в Пиренеях, эта тенденция в конце XVIII - начале XIX в. привела к возникновению института переделов земли51 . Индия в средние века являлась одной из бесспорно "общинных" стран.


50 С. М. Каштанов, Ю. Р. Клокман. Советская литература 1965 - 1966 гг. по истории России до XIX века. "История СССР", 1967, N 5; Ю. Г. Алексеев. В. И. Ленин о некоторых чертах русской общины конца XIX в. "В. И. Ленин и проблемы истории". Л. 1970; В. П. Данилов. К вопросу о характере и значении крестьянской поземельной общины в России. "Проблемы социально-экономической истории России". М. 1971; его же. Община у народов СССР в послеоктябрьский период (К вопросу о типологии общины на территории советских республик). "Народы Азии и Африки", 1973, N 3; "Тезисы докладов и сообщений XIII сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (Вильнюс - Каунас, сентябрь 1971)" (тезисы Д. И. Раскина, И. Я. Фроянова, А. Л. Шапиро). М. 1971; "Тезисы докладов и сообщений XIV сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (Минск- Гродно, 25 - 29 сентября 1972 г.)" (тезисы Л. Б. Алаева, Л. В. Даниловой, С. Д. Зака, А. П. Пьянкова, Ю. Г. Алексеева, Е. А. Луцкого, В. П. Данилова). Вып. II. М. 1972; "Проблемы крестьянского землевладения и внутренней политики России. Дооктябрьский период". Л. 1972; "Ежегодник по аграрной истории". Вып. VI. Проблемы истории русской общины. Вологда. 1976.

51 И. В. Лучицкий. Поземельная община в Пиренеях. "Отечественные записки", 1883, NN 9 - 10, 12,

стр. 107


Индийская община обычно рассматривается как наиболее архаическая и косная. Однако более внимательное изучение показало, что лежащая в ее основе система джаджмани (система взаимного обслуживания членов разных каст) "не могла зародиться в недрах первобытной общины... Она могла сложиться только в условиях далеко зашедшего имущественного расслоения и разделения труда, принявшего форму узкой профессиональной специализации, то есть на относительно высокой стадии общественного развития"52 . Имеющиеся сведения о землевладении в общине показывают преобладание частного владения, начиная по крайней мере с древности, и постепенное ограничение частных прав в пользу общинных в позднее средневековье. В XVII-XVIII вв. в районах, отличавшихся особо тяжелой налоговой эксплуатацией (Андхра и Бундел-кханд), возник тягловый передел земли. Единицей обложения и одновременно наделения землей служила упряжка волов с плугом53 . В Японии сельская община сложилась в XV-XVI вв. под влиянием мероприятий, осуществленных господствующим классом, а переделы в ней возобновились в XVII в., причем проводили их феодалы54 . Афганские племена Афганистана и современного Северо-Западного Пакистана демонстрируют в XIX-XX вв. широкий спектр форм общины с разной степенью крепости патронимических (клановых) отношений и уровнем общинности землевладения. А. Д. Давыдов показал, что здесь различные способы раздела земли объяснялись не уровнем социально-экономического развития племен, а географически- историческими условиями, в которых они проживали. В частности, большое влияние на появление разделов, которым подвергался каждый, даже мелкий участок земли, и периодических переделов оказало малоземелье, от которого страдал ряд племен. Наиболее уравнительная форма передела "по ртам" отмечена у марватов - группы, в наибольшей степени утратившей племенную и патронимическую общность55 .

Некоторые из отмеченных явлений "возрождения" общины получили конкретные подтверждения на материале соответствующих стран. Другие, видимо, также могут быть объяснены. Однако уже сама возможность и необходимость конкретно-исторического объяснения эволюции общинных институтов в классовом обществе указывает на то, что, во-первых, эту эволюцию нельзя понять, исходя из одной только идеи неуклонного распада и разложения общины, и, во-вторых, необходимо теоретически предусмотреть различные типы общинной эволюции в зависимости от конкретных условий.

Проблема включения в теоретическое осмысление общины так называемого "долевого землевладения" особенно сложна. Эта форма зафиксирована и изучена (в неодинаковой степени) у многих народов в разные периоды. На территории СССР сюда относятся долевые и скла-днические деревни Севера и Северо-Востока в XIV-XVII веках56 , четвертное землевладение южных районов57 , сябриное землевладение Ук-


52 М. К. Кудрявцев. Община и каста в Хиндустане. М. 1971, стр. 150.

53 Л. Б. Алаев. Некоторые вопросы развития индийской сельской общины в конце XVIII - начале XIX века. "Вопросы истории", 1962, N 8, стр. 91 - 96; его же. Социальная структура индийской деревни (территория Уттар-Прадеша, XIX век). М. 1976, стр. 117 - 123.

54 И. Г. Поздняков. Некоторые вопросы японской сельской общины XIII- XVI вв. "Народы Азии и Африки", 1965, N 1, стр. 71, 74.

55 А. Д. Давыдов. Афганская деревня (сельская община и расслоение крестьянства). М. 1969, стр. 176 - 195.

56 А. Я. Ефименко. Исследования народной жизни. Вып. I. Обычное право. М. 1884; Л. В. Данилова. Указ. соч.; А. П. Пьянков. Сельская община Северо-Восточной Руси в XIV-XV вв. "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, 1961". Рига. 1963, стр.. 100 - 107.

57 Н. А. Благовещенский. Четвертное право. М. 1890; К. М. П[анкее]в. Четвертное землевладение (по данным рязанской статистики). "Русская мысль", 1886, N 2.

стр. 108


раины58 , резешское землевладение Молдавии59 . Долевое землевладение возникло в Родопском крае Болгарии в XIX-XX веках60 . Источники X-XII вв. указывают на существование долевых деревень в Бургундии61 . Уже упоминались "Gehoferschaften" - долевые общины в Рейнской области в XIII-XVIII веках. На территории Индии долевое землевладение под разными наименованиями (паттидари в Северной Индии, бхагдари в Гуджарате, пасунгарей в Тамилнаде) отмечается с XI по XIX век62 .

Долевое землевладение, с одной стороны, отличается высокой степенью общинности. Вся земля считается единым целым, принадлежащим всему коллективу общинников, каждый из которых владеет не конкретным участком, а фиксированной долей общего достояния. Иногда это общее право выступает еще ярче в виде переделов (обменов участками). С другой - право на долю - это право частное. Размер доли определяется не общиной, а правилами наследования или документами (в том числе купчими). Права индивидуального распоряжения долей очень широки, вплоть до права отчуждения. Такую форму землевладения вообще нельзя поставить в ряд последовательных этапов постепенного ослабления общинного и усиления частного права на землю, потому что она основана на сочетании развитого права частной собственности и крепкого общинного сплочения коллектива.

Распространение долевого землевладения на территории Евразии вызывает предположение о неких общих причинах, вызывавших его к жизни. Одна из них, по всей вероятности, - это развитие широких структур, основанных на семейных связях (патронимических или "клановых"). Однако само образование патронимических структур в каждом случае требует объяснения на конкретном материале. Явная независимость доли от хозяйственных и податных возможностей наталкивает на мысль о том, что долевое землевладение могло существовать лишь в условиях сравнительной мягкости феодальной эксплуатации общинников. Один из зафиксированных путей возникновения долевых деревень - развитие их из привилегированного частного землевладения. Сюда надо отнести четвертное землевладение, вышедшее из владений однодворцев. Резеши Молдавии в значительной части являлись потомками бояр - средних и мелких феодальных землевладельцев63 . Как нам представляется, подтвердилось высказанное Б. Х. Баден-Пауэллом еще в прошлом веке мнение, что общины паттидари в Северной Индии создавались, как правило, в результате раздробления частных вотчин64 . Таким образом, общинные черты, наблюдаемые в долевом землевладении, в ряде случаев могут быть вторичными, возникшими на базе специфической эволюции форм частной (и даже феодальной по содержанию) собственности. Итак, теоретические представления о ходе эволюции сельской общины, когда она становится элементом классового общества, нуждаются в дополнительной разработке. Всестороннее влияние окружающей среды


58 И. В. Лучицкий. Сябры и сябриное землевладение в Малороссии. "Северный вестник", 1889, NN 1, 2.

59 Д. М. Драгнев, П. В. Советов. О резешском землевладении в Молдавии XVI - середины XVIII в. "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, 1962". Минск. 1964.

60 Л. В. Маркова. Долевое землевладение в Родопском крае Болгарии (XIX - первая четверть XX в.). "Советская этнография", 1963, N 5.

61 Н. П. Грацианский. Бургундская деревня в X-XII вв. М. 1935, стр. 141 - 144.

62 Л. Б. Алаев. К вопросу о североиндийских общинах типа заминдари, паттидари и бхайячара. "Народы Азии и Африки", 1962, N 5, стр. 105 - 106; "История Индии в средние века". М. 1968, стр. 167 - 169, 341 - 342.

63 П. В. Советов. Исследования по истории феодализма в Молдавии. Т. I. Очерки истории землевладения в XV-XVIII вв. Кишинев. 1972, стр. 456 - 466.

64 См. Л. Б. Алаев. Социальная структура индийской деревни, стр. 75 - 97.

стр. 109


на общину нередко приводит к смене тенденции разложения тенденцией усиления общины и расширения ее деятельности. При этом община может приобретать новые, неизвестные ей прежде функции или же распространяться на группы сельского населения и территории, ранее общиной не охваченные. Такие явления, как наличие свободного крестьянства, патронимических структур ("вторичных родов", или "кланов"), общинного землевладения разных типов, включая передел земли и т. п., не могут рассматриваться как заведомо пережиточные, непременно унаследованные от доклассового прошлого. "Метод переживаний", или метод ретроспективного изучения общины, когда по сохранившимся "пережиткам" восстанавливают гипотетическую более раннюю стадию общины, в применении к развитым классовым структурам на нынешнем уровне знаний оказывается несостоятельным, ибо определение того, что именно является пережитком, часто зависит от субъективных взглядов исследователя. Территориально-этнические варианты сельских соседских общин могут принципиально отличаться друг от друга происхождением, социальной структурой, направлением эволюции. Возникает задача создания типологии этих вариантов на базе конкретного изучения воздействия на общину природных, демографических, экономических, социальных, правовых и этнических факторов.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-СЕЛЬСКОЙ-ОБЩИНЫ-В-КЛАССОВЫХ-ОБЩЕСТВАХ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Марк ШвеинКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Shvein

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Л. Б. АЛАЕВ, ПРОБЛЕМА СЕЛЬСКОЙ ОБЩИНЫ В КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 02.08.2017. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-СЕЛЬСКОЙ-ОБЩИНЫ-В-КЛАССОВЫХ-ОБЩЕСТВАХ (дата обращения: 13.12.2017).

Автор(ы) публикации - Л. Б. АЛАЕВ:

Л. Б. АЛАЕВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Марк Швеин
Кижи, Россия
179 просмотров рейтинг
02.08.2017 (133 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ПОЛЬСКАЯ ГАЗЕТА "TRYBUNA LUDU" О ЗНАЧЕНИИ ВОССОЕДИНЕНИЯ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ ДЛЯ ПОЛЬСКОГО НАРОДА
Каталог: Политология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯНСКИХ ГОСУДАРСТВ
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Н. М. АЛЕЩЕНКО. МОСКОВСКИЙ СОВЕТ В 1917-1941 гг.
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
СИМПОЗИУМ ПО ИСТОРИИ ОКТЯБРЬСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ В ПЕТРОГРАДЕ
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
КИТАЙ В ПЕРИОД МИРОВОГО КРИЗИСА: БЕНЕФИЦИАР, ЖЕРТВА ИЛИ ВИНОВНИК?
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ В ИСТОРИИ АЛБАНСКОГО НАРОДА
Каталог: История 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Эфирная среда обладает свойствами, аналогичными свойствам газовой среды, то есть плотностью, вязкостью, молекулярным весом, газовой постоянной, теплоемкостью и т.д. В связи с чем, эфир, наподобие воздушной среды, должен состоять из частиц обладающих определенными свойствами. Причем, реликты и фононы имеют соответственно отрицательные и положительные электрические заряды.
Каталог: Физика 
8 дней(я) назад · от джан солонар
Правда о Гостях Земли в вопросах и ответах. Truth аbout the Guests of Earth in questions and answers.
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Правда о Гостях Земли в вопросах и ответах. Truth аbout the Guests of Earth in questions and answers.
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Олег Ермаков
У ИСТОКОВ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В США
Каталог: Политология 
9 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРОБЛЕМА СЕЛЬСКОЙ ОБЩИНЫ В КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK