Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14792

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В марте 1940 г. ведущие английские ученые в области естественных наук неожиданно пришли в состояние величайшего возбуждения. Вскоре волнение распространилось на высших представителей администрации, в обязанности которых входило поддержание связей с учеными с целью мобилизации усилий науки для содействия ведению войны. Беспокойство было вызвано меморандумом, который подготовили в феврале- начале марта работавшие в Бирмингемском университете два ученых-физика Р. Пайерлс и О. Фриш. Документ был на удивление краток: всего три страницы машинописного текста. Значение меморандума для английской стратегии и политики в будущем оказалось огромным. Документ назывался "О создании "супербомбы", основанной на ядерной цепной реакции в уране". Его авторы твердо и определенно заявили, что создание ядерной бомбы практически возможно. Они подтвердили это убедительными теоретическими аргументами и показали, как такую бомбу следует делать. Под многолетними научными исследованиями этой проблемы подводилась черта, теперь дело было за практическими шагами, которые относились уже к компетенции правительства.

Содержание меморандума сводилось к следующему. Длительное время в научных кругах шла дискуссия о том, можно ли сконструировать "супербомбу" на основе ядерной цепной реакции, причем выдвигались соображения, которые как бы исключали такую возможность. Двое ученых намерены были указать на существование такой возможности и привести в обоснование своей позиции убедительные доводы. Они указали, что природный уран в основном состоит из двух изотопов: урана-238, составляющего 99,3% вещества, и урана-235, на долю которого приходится всего 0,7%. Если ядро атома урана- 235 подвергнуть бомбардировке нейтронами, то это может повлечь за собой распад ядра примерно на две одинаковые части, т. е. на два новых ядра. Этот процесс сопровождается высвобождением огромного количества энергии. При этом новые ядра выделяют новые нейтроны, в свою очередь, разделяющие другие ядра урана. Процесс длится до тех пор, пока не будет израсходован весь уран. Цепная реакция происходит потому, что при каждом распаде ядра образуются новые нейтроны числом более одного; авторы меморандума полагали, что эта цифра составляет 2,3.

Р. Пайерлс и О. Фриш, ссылаясь на датского физика Н. Бора, указали, что изотоп урана- 235 обладает гораздо большими возможностями разделения ядер, чем изотоп 238. Трудность, однако, состояла в том, что уран-235 в чистом виде не встречается в природе и составляет ничтожную часть обычного урана. Авторы меморандума заявили, что это препятствие преодолимо, ибо уже открыт эффективный способ выделения нужных изотопов урана методом газовой диффузии. В промышленном

стр. 3


плане такой способ довольно сложен, но трудности могут быть преодолены на крупном специальном заводе, и нужные количества чистого или почти чистого урана-235 будут получены сравнительно быстро. В меморандуме вкратце, но вполне конкретно был описан процесс работы завода по производству урана-235 методом газовой диффузии.

Сколько же потребуется урана, чтобы цепная реакция в нем дала не просто энергию, а вызвала взрыв, т. е, чтобы изготовить атомную бомбу? Ученые ответили на этот вопрос вполне определенно, причем подтверждалась практическая возможность изготовления такой бомбы. Если взрывчатое вещество изготовить в максимально сконденсированном виде, например, в металлическом состоянии, то можно предположить, что 1 кг будет достаточно для изготовления такой бомбы. Более крупный заряд даст более мощную бомбу. Взрыв бомбы с зарядом в 5 кг будет эквивалентен взрыву нескольких тысяч тонн динамита. Массу урана-235, при которой происходит взрыв, называют критической. Чтобы взрыв не произошел преждевременно и бомба могла быть применена в нужном месте и в соответствующее время, ученые предложили изготовлять урановую сферу из нескольких частей, каждая из которых не достигает критической массы. В таком виде страшное взрывчатое вещество вполне безопасно. В нужный момент вмонтированное в бомбу механическое приспособление срабатывает, соединяя части ядерного заряда, образуется критическая масса, и тут же следует взрыв. В качестве взрывателя для критической массы сработает проникающая радиация, постоянно присутствующая в атмосфере. Сфера с радиусом менее 3 см может быть изготовлена из двух полушарий; более крупная сфера может состоять из большего числа составных частей.

Наконец, Р. Пайерлс и О. Фриш предупреждали, что последствием взрыва атомной бомбы будет сильная, сохраняющаяся длительное время радиация, которая "будет фатальной для живых существ даже на протяжении длительного времени после взрыва... Эффективная защита от нее вряд ли возможна" 1 .

Меморандум Пайерлса - Фриша, как замечает автор биографии известного английского ученого, председателя комитета по научным вопросам военно-воздушной обороны Г. Тизарда, "представлял собой не только черновой теоретический план создания атомной бомбы, но также в простых выражениях намекал на те вопросы стратегии и морали, которые с тех пор занимали некоторые наиболее острые умы в мире" 2 . Автор явно имел в виду следующее место меморандума: "Бомба, вероятно, не сможет быть использована без того, чтобы не было убито большое число гражданского населения, а это может сделать такую бомбу непригодной для того, чтобы ее применила Англия" 3 . Это в высшей степени знаменательное суждение. Уже тогда Пайерлс и Фриш считали, что применение предложенной ими атомной бомбы было бы бесчеловечным, антигуманным, аморальным актом. Отсюда начались размышления, которые затем нашли выражение в движении английских ученых за запрещение ядерного оружия. Естественный ход событий привел впоследствии Пайерлса в ряды Пагуошского движения, целью которого является борьба против угрозы ядерной войны.

Такая оценка будущего оружия массового уничтожения не находилась у авторов меморандума в противоречии с предложением о его создании. "Мы не располагаем информацией, - писали они, - что эта же идея пришла в голову и другим ученым, но поскольку все теоретические данные, относящиеся к этой проблеме, опубликованы, то вполне возмож-


1 Текст меморандума см.: Go wing M. Britain and Atomic Energy, 1939 - 194Я. Lnd: 1964, pp. 389 - 393.

2 Clark R. W. lizard. Lnd. 1982, p. 214.

3 Ibid., p. 216.

стр. 4


но, что Германия уже разрабатывает это оружие". Исходя из такой возможности и будучи убеждены в отсутствии действенной защиты от атомной бомбы, Пайерлс и Фриш полагали, что "наиболее эффективным ответом (на такую угрозу со стороны Германии. - В. Т.) явилась бы контругроза в виде такой же бомбы" 4 . Авторы меморандума призывали начать изготовление атомной бомбы как можно скорее, даже если не имеется в виду использовать ее как средство нападения.

Большинство выдвинутых авторами положений и предложений было получено не экспериментальным путем, а в результате теоретических анализов и расчетов, которые, как вскоре подтвердила практика, даже по конкретным пунктам оказались весьма близки к реальным. Меморандум Пайерлса - Фриша - это великолепный образец теоретического анализа, строго научной интуиции при постановке крупнейшей научной проблемы нашего времени. Большое научное достижение авторов стало возможным потому, что оно основывалось на результатах развития мировой науки. Проблемой атомного ядра на протяжении многих лет были заняты ученые ряда стран. Развитие науки исподволь подготовило рождение в 1939 г. стройной концепции и конкретного плана практического создания атомного оружия. Заслуга Р. Пайерлса и О. Фриша состояла в том, что они, опираясь на достигнутое, впервые разработали и четко сформулировали такой план.

Еще древние греки пришли к мысли, что материя состоит из мельчайших неделимых частиц. Они назвали эти частицы атомами. Прошло много столетий, и только в начале XX в. благодаря великим открытиям в области физики было установлено, что атом имеет сложную структуру. Впоследствии было открыто, что в центре атома находится ядро, обладающее положительным электрическим зарядом. Именно в ядре сконцентрирована почти вся масса атома. Вокруг ядра движутся электроны, образующие электронные оболочки. Размеры этих оболочек и определяют размеры атома. Ядро состоит из элементарных частиц - протонов и нейтронов. Прошло не так много лет, и элементарные частицы, строго говоря, перестали быть элементарными. Ученые вначале теоретически предсказали, что существуют еще более мелкие частицы, связывающие в атомном ядре между собой особыми силами протон и нейтрон. Это - мезоны; они были обнаружены экспериментально в 1947 году. Мезонов существует много видов. Протон и нейтрон постоянно обмениваются ими - в ядре пульсирует мезонный ток.

Для вывода о возможности создания цепной реакции в уране ученым в конце 30 - начале 40-х годов оказалось достаточным сведений о том, что атомное ядро состоит из нейтронов и протонов, и о том, как они взаимно действуют в определенных условиях. Развитие науки, занимающейся исследованием атомного ядра, убедительно демонстрирует ее интернациональный характер. Ученые ряда стран к концу 30-х годов теоретическим и экспериментальным путем подошли к тому рубежу, когда уже оказалось возможным осуществить на практике цепную урановую реакцию как в мирных, так и в военных целях. Уровень развития науки в СССР, США, Германии, Франции и Англии позволял решить эту задачу в самом ближайшем будущем. Ученые этих стран одновременно и параллельно исследовали атомное ядро и добились важных успехов.

Начавшаяся на пороге XX в. научная революция сказалась прежде всего в важнейших открытиях в области строения атома. В Англии в 1903 г. Э. Резерфорд вместе с Ф. Содди разработал теорию радиоактивного распада, затем в 1911 г. открыл существование атомного ядра, а в 1919 г. наблюдал искусственное превращение ядер. А. Эйнштейн в Германии разработал в 1905 г. принцип эквивалентности массы и энер-


4 Ibid.

стр. 5


гии. В Дании Н. Бор создал теорию строения атома. В Англии в 1932 г. Дж. Чедвик установил существование элементарной частицы нейтрона. Исследования атома в Советском Союзе также выходили на уровень передовых мировых достижений. Д. Д. Иваненко сформулировал в 1932 г. гипотезу о строении атомного ядра из протонов и нейтронов. Плодотворно работали французские ученые Ирен и Фредерик Жолио-Кюри. Им удалось получить в 1933 г. радиоизотопы. Итальянец Э. Ферми в 1934 г. использовал нейтроны для бомбардировки ядра атома. В 1937 г. И. Кюри установила, что ядра урана делятся под воздействием медленных нейтронов. В Германии О. Ган и Ф. Штрассман в 1938 г., взяв под сомнение открытие И. Кюри, поставили самостоятельный опыт, который подтвердил ее правоту.

Немецкие ученые, однако, не смогли в полной мере объяснить достигнутые результаты. Это сделала австрийский физик, нашедшая убежище в Швеции, Л. Мейтнер вместе со своим племянником О. Фришем, работавшим у Н. Бора. Они поняли, что под воздействием нейтрона ядро урана делится на две части и в результате образуются ядра новых элементов. Они, исходя из выведенного А. Эйнштейном уравнения относительной эквивалентности массы и энергии, пришли к мысли, что если возможен процесс распада, при котором появляются новые элементы, стоящие в таблице Менделеева далеко от распавшегося, то можно предположить, что при этом выделяется огромная энергия. О. Фриш в Копенгагене опытным путем подтвердил это предположение. Н. Бор понял смысл произведенных его коллегами открытий и выступил с их интерпретацией в среде ученых. Последовала серия проверочных опытов в разных странах, и они подтвердили, что при расщеплении ядра урана на две части выделяется огромное количество энергии.

В начале 1939 г. О. Фриш, Л. Мейтнер и Ф. Жолио-Кюри опубликовали в научных изданиях статьи о сделанном открытии. В Советском Союзе Г. Н. Флеров и К. А. Петржак открыли явление самопроизвольного распада урана. Э. Ферми и Л. Сцилард (эмигрант из Венгрии, работавший в США) внесли ценный, завершающий вклад в "открытие века". В 1939 г. было окончательно установлено, что атом урана можно разделить на две части и при этом высвободить огромное количество энергии. В процессе расщепления выделяются нейтроны, которые, в свою очередь, могут расщепить другие атомы урана и вызвать цепную ядерную реакцию 5 .

В раскрытии законов, управляющих энергией атомного ядра, много сделали ученые России и Советского Союза. Н. Бор назвал Периодическую систему Менделеева "путеводной нитью к разработке электронного строения атома" 6 . После Октябрьской революции научно-исследовательская работа в СССР с каждым годом приобретала все больший размах. Это касалось и фундаментальных проблем физики. Наиболее дальновидные ученые заговорили о возможностях открытия атомной энергии и о его последствиях. "Недалеко то время, - писал в 1922 г. акад. В. И. Вернадский, - когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник силы, который даст ему возможность строить свою жизнь, как он захочет. Это может случиться в ближайшие годы, может случиться через столетие. Но ясно, что это должно быть. Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение? Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую неизбежно должна дать ему наука? Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы. Они должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий. Они должны


5 Иойрыш А. И., Мор охов И. Д., Иванов С. К. А-бомба. М. 1980, с. 13 - 21.

6 См. Емельянов В. С. Атом и мир. М. 1964, с. 17.

стр. 6


связать свою работу с лучшей организацией всего человечества" 7 . Примечательно, что В. И. Вернадский предвидел, что в зависимости от того, как будет организовано человечество, великие научные открытия могут принести ему либо благо, либо зло. Наше время убедительно подтвердило это положение.

К началу 30-х годов в СССР уже действовали научные центры в Ленинграде и Харькове по исследованию атомного ядра. В 1937 г. в Ленинграде был пущен первый в Европе циклотрон. Одновременно росли кадры ученых-атомщиков. В 30-х годах у нас уже проводятся конференции по атомному ядру. Советские ученые делятся своими достижениями, соображениями и гипотезами. На конференциях присутствуют крупнейшие иностранные ученые. В СССР приезжали французские физики Ф. Жолио- Кюри и М. Перрен, англичанин П. Дирак и др. Сообщения о достижениях советских ученых широко публиковались в научных журналах и даже в массовой прессе. С полным основанием в издании, подготовленном АН СССР, констатируется, что "состояние исследований, как экспериментальных, так и теоретических, в СССР в 1939 г, было на уровне лучших достижений мировой науки... период с 1932 по 1940 г. был весьма плодотворным для советских физиков. Работы И. В. Курчатова, Я. И. Френкеля, Л. Д. Ландау, Ю. Б. Харитона, И. Е. Тамма, Я. Б. Зельдовича, А. И. Алиханова, А. И. Лейпунского, Н. Н. Семенова и многих других отечественных ученых приоткрыли тайну деления ядер и вплотную приблизили практическое осуществление цепной реакции деления ядер атомов урана" 8 .

Впоследствии Ю. Б. Харитон вспоминал: "В 1939- 1941 годах вместе с Я. Б. Зельдовичем мы сформулировали условия, требуемые для такого непрерывного процесса, - иными словами, для работы энергетического ядерного реактора. Выяснилось, в частности, что природный уран для этого не годится. Была намечена программа поисков эффективных способов выделения активного изотопа - урана-235 и исследования различных замедлителей - тяжелой воды, гелия, углерода, необходимых для организации регулируемой ядерной реакции. Была также дана грубая оценка массы урана-235, которая нужна для осуществления ядерного взрыва" 9 . Расчеты ядерных реакций, сделанные Харитоном и Зельдовичем, были опубликованы в "Журнале экспериментальной и теоретической физики" и в журнале "Успехи физических наук". Харитон и Зельдович были в этой области первыми.

В те годы секретность не распространялась на эти исследования, и физики различных стран были хорошо осведомлены о деятельности своих коллег. "К концу 1940 г., - писал впоследствии американский автор, - развитие работ по атомной энергии в Советском Союзе было эквивалентно американским работам в этой области" 10 . Даже в первые годы второй мировой войны в советских научных журналах продолжалась публикация статей о работах по атомной энергии. В СССР такие исследования были засекречены лишь после того, как на Западе уже давно была введена строжайшая секретность на работы по исследованию атома.

В Англии на протяжении многих лет велись работы по изучению атома. К началу войны они сосредоточились в основном в университетах Оксфорда, Кембриджа, Ливерпуля, Бирмингема и в Имперском колледже Лондонского университета. В 30-х годах кадры ученых-атомщиков значительно пополнились за счет прибытия на Британские острова мно-


7 Вернадский В. И, Материалы к библиографии ученых СССР, Серия химических наук. Вып. 6. М. 1947, с. 14.

8 Атом служит социализму. М. 1977, с. 29.

9 Известия, 26.11.1984.

10 Liberman J. The Scorpion and the Tarantula. The Struggle to Control Atomic Weapons. 1945 - 1949. Boston. 1970, p. 192.

стр. 7


гих ученых, вынужденных к эмиграции из Германии нацистским режимом. Позднее, по мере захвата гитлеровцами ряда других стран, прибывали ученые и из этих государств. Этот процесс серьезно ослабил интеллектуальный и научный потенциал Германии и в то же время имел положительное значение для английских научно-технических усилий. Бежавшие от фашизма ученые знали на собственном опыте, что он несет народам, и поэтому были готовы упорно трудиться над изысканием средств, которые не позволили бы нацизму установить свое господство над Европой и миром.

Английские атомщики в разное время по-разному оценивали перспективы использования энергии атомного ядра в зависимости от результатов производимых ими экспериментов. Скептиком был одно время в своих прогнозах патриарх английских физиков, выходец из Новой Зеландии Э. Резерфорд. Известно его замечание, относящееся к 1933 г., что надежды получить источник энергии в результате превращений атома - "чистейшая фантазия" и . В 1939 г., когда рядом ученых в других странах был сделан вывод о возможности цепной реакции в результате деления ядер урана, это вызвало оживление в среде английских ученых-атомщиков. Однако оно быстро исчезло после того, как английские физики поставили ряд опытов по проверке этой гипотезы, причем результаты были разочаровывающими. М. Говинг, автор официальной английской истории разработки атомной проблемы, справедливо замечает, что "хотя британские ученые сыграли... весьма важную роль в развитии ядерной физики на протяжении 30-х годов, случилось так, что ни одно из драматических открытий 1939 г. не было сделано в Англии" 12 .

С весны 1939 г. газеты, в том числе и английские, начали активно обсуждать возможности создания "сверхбомбы" - так тогда называли то, что впоследствии получило название атомной бомбы, однако английские ученые, которые исполняли обязанности советников правительства по различным военным проблемам, "оставались в целом спокойно скептическими" 13 . В их числе был и Г. Тизард. Он не ставил под сомнение факты о строении атомного ядра, полученные учеными, но заявлял об очень больших имевшихся у него сомнениях относительно применения этих открытий в военной сфере. Он считал, что шанс в этой области - один из 100000. Свою точку зрения он подтверждал неоднократно. Проф. Чедвик, "величайший ядерный физик Англии, который сам открыл нейтрон, очень сомневался" в возможности использования урана для создания атомной бомбы 14 . "Скептицизм, - замечает Говинг, - был глубоким и почти всеобщим" 15 .

Такова была позиция английских ученых, когда Р. Пайерлс и О. Фриш сформулировали свой меморандум. Они жили и работали в Англии, но, строго говоря, к числу английских ученых тогда не принадлежали. О. Фриш нашел в Англии убежище, спасаясь от фашизма. Р. Пайерлс, молодой немецкий ученый, также был эмигрантом 16 . Англия находилась в состоянии войны с Германией, и поэтому английские власти, по соображениям безопасности, весьма настороженно относились к таким людям и ограничивали их допуск к работе по военным проблемам. Положение стало заметно меняться после того, как появился меморандум Пайерлса - Фриша. Они вручили документ М. Олифанту, австралийцу, занятому научными исследованиями в Англии, имевшими военное значение, который снабдил его благожелательным сопроводит


11 Gowing M., Arnold L. Independence and Deterrence. Britain and Atomic Energy. 1945 - 1952. Vol. I. Policy Making. Lnd. 1974, p. 1.

12 Gowing M. Op. cit., p. 33.

13 Ibid., pp. 34 - 35.

14 Ibid., p. 38.

15 Ibid., p. 37.

16 Clark R. W. Op. cit., p. 214.

стр. 8


тельным письмом на имя Тизарда. 19 марта 1940 г. оба документа уже лежали на письменном столе Тизарда.

С этого момента интерес в Англии к атомной проблеме, который до сих пор затухал, оживился. Она оказалась в центре внимания ученых, деятельность которых стимулировалась властями, и предметом особой заботы правительства. Для начала предприняли три срочные меры: министерству экономической войны было поручено позаботиться, чтобы находящаяся в Европе урановая руда не попала в руки нацистов, органам разведки было дано задание выяснить, чем заняты определенные германские ученые, а дипломаты получили указание узнать, что делают в атомной области ученые США.

Одновременно был создан комитет по разработке урановой бомбы. В целях конспирации ему дали не имеющее какого-либо смысла название- Комитет МОД. Он приступил к работе в апреле 1940 года. Ему было поручено тщательно изучить проблему и доложить, можно ли в ходе войны изготовить атомную бомбу; если да, то целесообразно ли отвлечение на это предприятие ресурсов, которые были так необходимы для других военных нужд 17 .

Комитет МОД подготовил под руководством министра авиационной промышленности Дж. Мур-Брабазона два доклада. Авторы их утверждали, что "можно создать урановую бомбу, мощь которой будет эквивалентна взрыву 1800 тонн тринитротолуола", что она будет поражать не только силой взрыва, ни и радиоактивностью, которая "сделает пространство вокруг места взрыва бомбы опасным для человеческой жизни на длительное время". Комитет полагал, что расходы на создание бомбы будут оправданы, и (высказывал при этом весьма многозначительное соображение: "Если даже война закончится до того, как бомбы будут изготовлены, то усилия все равно будут не напрасны, ибо, если не считать невероятную возможность полного разоружения, ни одна страна не может пойти на риск оказаться без оружия, дающего такие решающие возможности" 8 . Авторы докладов отмечали, что над решением этой проблемы работают Германия и США, и подчеркивали большую опасность, если Англия отстанет в этой области от Германии.

Когда появились доклады Комитета МОД - это было в июне и июле 1940 г., - Англия потерпела в войне с Германией сокрушительное поражение. "Военное положение Англии, - замечает английский автор А. Грум, - было мрачным, если не абсолютно безнадежным" 19 . Неудивительно, что за возможность создания атомной бомбы британское правительство ухватилось как утопающий за соломинку. Поэтому было "без размышлений" принято решение развернуть работы по созданию атомной бомбы.

Уже в докладах Комитета МОД была определенно зафиксирована желательность того, чтобы Англия самостоятельно осуществила этот проект. Так полагали ученые - члены Комитета. Еще больше импонировала эта идея политикам, ибо обладание атомной бомбой, как уже тогда полагали, символизировало бы для Англии положение великой державы. Премьер-министр У. Черчилль сразу же понял потенциальное значение нового оружия и поручил члену кабинета Дж. Андерсону возглавить работу по его созданию. Организация работ по изготовлению атомной бомбы в Англии получила кодовое название "Тьюб Эллойс". В отличие от кодового слова "МОД" новое название имело определенный смысл и могло быть переведено как "Сплавы для изготовления труб".

Английские ученые знали, что во Франции велись успешные работы по изучению атомного ядра под руководством Жолио-Кюри, который


17 Groom A, J. R. British Thinking about Nuclear Weapons. Lnd, 1974, p. 1.

18 Gowing M Op, cit, pp. 394, 395.

19 Groom A. J. R. Op, cit., p. 2.

стр. 9


официально зарегистрировал ряд своих открытий и получил на них патенты. Когда в 1940 г. поражение Франции стало фактом, английские специальные службы вывезли в Англию ряд работавших с Жолио-Кюри физиков, а также и запасы некоторых материалов. Холбан и Коварски передали англичанам результаты исследований, проведенных в Париже, и возобновили свою работу на английской земле. 15 июля 1941 г. они представили доклад о том, что атомную бомбу практически можно изготовить. Взамен им было обещано учесть французские интересы в области атомной энергии. Однако, воспользовавшись услугами французских ученых, английское правительство обмануло их. Черчилль впоследствии отказался поделиться информацией по атомным делам с правительством де Голля.

Знаменательно, что уже на этапе Комитета МОД некоторые английские и американские ученые начали задумываться над тем, допустимо ли применение в войне бомбы, способной стереть с лица земли огромный город со всем его мирным населением, т. е. оружия массового уничтожения людей. Именно об этом англичанин Ч. Дарвин говорил в 1941 г. с американскими учеными В. Бушем и Дж. Конантом. Обсудив проблему, они пришли к выводу, что в конце концов премьер-министр Англии и президент США вряд ли решатся применить это оружие 20 .

Как ни соблазнительна была идея получить самостоятельно собственную атомную бомбу, британское правительство понимало, насколько Англия зависит от поддержки США в ведении войны, и поэтому содержание доклада Комитета МОД было сообщено американцам. Сделано это было очень неохотно. Головы у лондонских политиков закружились, и они решили, что тот, кто заполучит атомную бомбу, будет управлять миром. А если делать ее вместе с американцами, то и результаты придется делить пополам.

В то время, как явствует из результатов встречи Черчилля и Рузвельта в августе 1941 г. в гавани Арджентия, Англия и США ставили своей целью в войне установление англо- американского господства в мире. Документы, свидетельствующие об этом, давно опубликованы. История создания атомной бомбы Англией дает этому дополнительные подтверждения. Как явствует из письма Мур-Брабазона лорду Хэнки, председателю научного консультативного комитета английского военного кабинета, министр авиационной промышленности считал, что, "обладая этим оружием, Соединенные Штаты и Англия могут управлять всем миром. Подавляющее превосходство ударной мощи... даст возможность международным (читай: английским и американским. - В. Т.) полицейским силам не допустить, чтобы другие страны осуществили разработку атомной бомбы" 21 .

Колебания британского правительства относительно совместной с американцами работы над атомным проектом объяснялись и тем, что в Лондоне полагали, что английские ученые идут впереди американских, хотя уверенности в длительном сохранении этого преимущества не было. Английское руководство не отдавало себе отчета, насколько это дорогое предприятие. И, наконец, слишком уж заманчивой была перспектива сделать английскую атомную бомбу раньше, чем США. Это сразу же радикально изменило бы баланс сил между двумя странами в пользу Англии, и ее голос в англо-американских отношениях зазвучал бы совершенно по-иному. Как это ни выглядит сомнительно, учитывая международную обстановку и военное положение Англии в конце 1941 г., уже тогда создание английского атомного оружия имело целью изменить соотношение сил как между Англией и Германией, так и между Англией и США. Что касается Советского Союза, то о нем в этом плане пока не


20 Ibid., p. 3.

21 Ibid, p. 4.

стр. 10


думали, ибо считали, что он потерпит в войне поражение и впоследствии будет целиком и полностью подчинен воле победителя. Учитывали также возможности получения преимуществ от овладения атомной энергией в промышленных целях, но Черчилля это тогда мало интересовало.

11 октября 1941 г. Ф. Рузвельт обратился к Черчиллю с предложением осуществить разработку нового оружия совместно. Черчилль, вопреки своей привычке отвечать президенту США немедленно, затянул ответ до декабря. Американцы вежливо, но твердо вели дело к совместной работе с англичанами. Однако, несмотря на безусловную срочность работ, лишь в середине 1942 г. британское правительство приняло американское предложение о совместном осуществлении атомного проекта. Решающим было то, что к тому времени в США были сделаны важные шаги вперед в разработке атомного проекта. К тому же и в Англии поняли, каких огромных средств потребуют работы в этой области.

В Соединенные Штаты была направлена группа английских ученых и инженеров для работы совместно с американцами над решением атомной проблемы. Одновременно работы были организованы в Канаде на тройственной англо-американо-канадской основе. Но английское правительство не вложило все свои научные и инженерные силы в сотрудничество с США. Значительная группа ученых была оставлена в Англии и вела параллельные, работы по созданию атомного оружия. Исследования велись в основном в ряде лабораторий концерна "Империал кэмикал индастриз". Крупнейший английский физик Дж. Чедвик в те дни утверждал: "Я абсолютно уверен, что помощь со стороны США не нужна нам для осуществления этого проекта в Англии. Мы можем стоять на собственных ногах" 22 .

В США прекрасно понимали английские колебания и маневры и, вероятно, отдавали себе отчет в том, что стремление Англии к обладанию самостоятельным атомным оружием имеет косвенную антиамериканскую' направленность. Поэтому, когда в Англии убедились, что американцы достигли значительного прогресса и британское правительство пожелало послать в США новую группу специалистов, с американской стороны последовал отказ. Если в 1941 и в первой половине 1942 г. англо-американское сотрудничество в осуществлении ядерного проекта было довольно тесным, то затем ситуация изменилась. Американцы, по существу, изолировали своих английских коллег, находившихся в США, и это состояние продолжалось около года.

В США работы по изготовлению ядерного оружия велись под кодовым названием "Манхэгтенский проект". Во главе его был поставлен военный - генерал Гровс. Научно- техническое руководство осуществлял известный физик-теоретик Р. Оппенгеймер. Автор работы о нем, французский прогрессивный публицист М. Рузе, пишет, что "цель была не в том, чтобы содействовать развитию теоретических исследований, а в том, чтобы приобретенные в прошлые годы знания нашли практическое применение в огромных масштабах. А это значило преодолеть тысячи технологических трудностей и... ничего больше. Мы постоянно читаем о том, что война стимулировала ядерные изыскания в США. Но это значит смешивать науку с технологией. Сам Оппенгеймер много раз утверждал, что война слишком затормозила развитие науки, в университетах перестали преподавать физику, и формирование новых исследователей задержалось на несколько лет. Молодежь, которая могла бы пойти по этому пути, ушла на фронт, а самые блестящие профессора работали над созданием бомбы" 23

Таким образом, усилия американских и английских ученых и инженеров были сосредоточены главным образом на технологической реали-


22 Gowing М., Arnold L. Op. cit. Vol. I, p. 7.

23 Рузе М. Роберт Олпенгеймер и атомная бомба. М. 1965, с. 52.

стр. 11


зации сделанных ранее фундаментальных открытий в науке в различных странах мира. Технологическое решение проблемы оказалось намного более сложным, длительным и дорогим делом, чем поначалу полагали английские ученые, специалисты и политики. В эту же ошибку поначалу впали и американцы. Руководители исследовательского комплекса в Лос-Аламосе, где велись основные работы по "Манхэттенскому проекту", вначале думали, что сделают атомную бомбу в течение одного года. Эти расчеты вынуждали англичан идти на сотрудничество с американцами, но последние в 1942 г. заняли отрицательную позицию в отношении совместной работы с англичанами. Генерал Гровс похвалялся впоследствии тем, что саботировал, как только мог, сотрудничество с англичанами 24 .

Нежелание американцев равноправно сотрудничать со своими английскими коллегами в решении атомной проблемы вызвало в Англии "состояние шока, страха и породило решимость не допустить, чтобы англичан оттерли от решения проблемы атомной бомбы" 25 . Учитывая первоначальные свои колебания относительно сотрудничества с США и жажду получения собственного атомного оружия, английским руководителям следовало бы спокойнее отнестись к действиям американцев: ведь в данном случае им ответили лишь "взаимностью". Но английские правящие круги еще с имперских времен усвоили принцип: то, что нам можно делать в отношении других, недопустимо, чтобы наши партнеры применяли в отношении нас самих, если нам это невыгодно. Так еще до создания атомного оружия проявились довольно сильные англо- американские противоречия по этому вопросу. Они оказались весьма устойчивыми и долговременными.

Как только Дж. Андерсон убедился в том, что американцы умышленно блокируют сотрудничество с английскими специалистами, он тут же написал Черчиллю: "Этот оборот событий явился для нас взрывом бомбы и абсолютно невыносим. Я думаю, Вам следует попросить президента Рузвельта немедленно заняться этим вопросом" 26 . К тому времени стало ясно, что "Англия просто не имеет ресурсов для разработки атомной бомбы" и что этот проект обойдется в сумму, исчисляемую в миллиардах долларов 27 . Поэтому Черчилль несколько раз поднимал перед Рузвельтом вопрос о совместной разработке атомного проекта. Его предложение сводилось к тому, что "все должно быть на основе полного совместного использования результатов производимых работ, как это бывает между равными партнерами" 28 . Между тем размах работ в США и участие в них Англии отнюдь не свидетельствовали о равенстве партнерства, если, конечно, не руководствоваться принципом: "Идеи наши - деньги ваши". Да и по части идей американцы уже не отставали от англичан.

В конце концов вопрос был решен компромиссом. В августе 1943 г. во время встречи в Квебеке Черчилль и Рузвельт по настоянию английской стороны заключили соглашение, по которому обязались никогда не использовать атомную бомбу друг против друга, не применять ее против третьей стороны, кроме как с взаимного согласия, не передавать третьим странам без взаимного согласия никакой информации о разработке атомной бомбы, а также договорились о том, что в послевоенный период атомная энергия будет использована Англией в коммерческих целях на условиях, которые определит президент США. На этих : основаниях будут приняты меры к обеспечению "полного и эффективно-


24 Там же, с. 56.

25 Pierre A. J. Nuclear Politics. The British Experience with an Independent Strategic Force. 1939 - 1970. Lnd 1972, p. 38.

26 Ibid.

27 Gowing M., Arnold L. Op. cit. Vol. I, p. 3.

28 Pierre A. J. Op. cit, p. 40.

стр. 12


го сотрудничества между двумя странами в деле успешного завершения осуществляемого проекта" 29 . Как справедливо замечает Л. В. Поздеева, "согласие Англии на подобного рода ограничения было как бы ее платой за возобновление атомного сотрудничества" 30 . После этого в США прибыла новая крупная группа английских ученых и инженеров для участия в работе по атомному проекту.

Соглашение в Квебеке зафиксировало важное изменение в соотношении сил между Англией и США. Это был август 1943 г., т. е. период после Сталинграда и битвы на Курской дуге, когда стало очевидным, что война против Германии и ее союзников будет выиграна антигитлеровской коалицией. Вместе с тем всем участникам коалиции было ясно, что в большой тройке Англия занимает третье место. Отсюда и весьма невыгодные для нее условия соглашения в Квебеке. По сути дела, оно зафиксировало связывающие Англию условия, причем весьма тяжелые, только лишь за то, что ее специалисты допускались к участию в американском проекте, где они неминуемо должны были раствориться в огромном штате, уже работавшем в США. Надежда англичан на то, что результаты будут разделены пополам, в соглашении отражения не нашла. Это было в высшей степени многозначительно, ибо предопределяло будущие решения. Английское правительство жаждало получить атомную бомбу в свое распоряжение - это ему не было обещано. Было у него желание использовать атомную энергию и в промышленных целях, но и в этом случае условия, на которых данный вопрос будет решаться, формулировал президент США. Кроме всего прочего, это был удар и по английскому самолюбию.

Естественным поэтому было стремление английской стороны сразу же подправить Квебекское соглашение в свою пользу 31 . Это формально удалось сделать в сентябре 1944 г., когда Черчилль и Рузвельт согласовали в Гайд-парке (имение Рузвельта) памятную записку, содержавшую обещание полного сотрудничества между двумя странами в осуществлении атомного проекта для военных и коммерческих целей и после окончания войны. Эта договоренность могла быть аннулирована лишь по обоюдному согласию. 32

Работы по атомному проекту были делом долговременным, и это обстоятельство весьма обесценивало договоренности, достигнутые в Квебеке и Гайд-парке. По существу, это были джентльменские соглашения, не имевшие юридической силы. Поскольку они не были утверждены ни английским парламентом, ни конгрессом США, более того, были заключены втайне и от парламента и от конгресса, то они лишь морально связывали Рузвельта. Это означало, что его преемник отнюдь не обязан был их придерживаться. Вряд ли в Лондоне не понимали этого обстоятельства и не знали, что американская традиция свидетельствует о том, что новый президент зачастую выбрасывает за борт неугодные ему соглашения своего предшественника.

Но что было делать? "Все англичане, которые знали о проекте, были крайне заинтересованы в том, чтобы сотрудничество продолжалось", - замечают М. Гозинг и Л. Арнольд. Эти же авторы поясняют, что работы по атомному проекту стоили примерно 2 млрд. долл. и участие в нем могло дать Англии "бесценную информацию". Более того, у британского руководства существовала уверенность, что такое сотрудничество "будет содействовать глубокому англо-американскому взаимопониманию, которое явится основой стабильности в послевоенном ми-


29 Groves J. V. How it can be Told. The Story of the Manhattan Project. N. Y. 1962, pp. 132 - 133.

30 Поздеева Л. В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. 1941 - 1945. М. 1969, с. 176.

31 Gowing M. Op. tit., pp. 439 - 440.

32 Ibid., p. 447.

стр. 13


ре" 33 . Это следует понимать так, что в Лондоне считали, будто совместная с американцами работа по изготовлению атомной бомбы должна содействовать установлению с ее помощью англо-американского господства над послевоенным миром.

Какие важные цели преследовало английское правительство, добиваясь создания атомной бомбы? Поначалу действительно существовало стремление упредить немцев и изготовить атомную бомбу до того, как ее сделает Германия. Но вскоре стало ясно, что такая опасность с ее стороны не угрожает. Сначала американские и английские специалисты думали, что для создания бомбы потребуется всего год. Но дело оказалось намного сложнее. Значит, и для немцев существовали те же трудности, если они работали над бомбой. Но вот в ноябре 1944 г. американские войска захватили в Страсбурге документы, убедительно свидетельствующие о том, что немцы очень далеки от создания бомбы. Это дало союзникам полную уверенность, что война закончится до того, как Германия сможет произвести собственное атомное оружие.

На первый взгляд покажется странным, но именно в то время США и Англия развили максимальную деятельность по изготовлению бомбы. Зачем? Последующие годы дали на этот вопрос точный ответ. Он содержался в ставших впоследствии известными официальных английских и американских документах последних лет второй мировой войны. Что касается Соединенных Штатов, то, как замечает М. Рузе, "несмотря на официальную политику Белого дома, многие руководители службы безопасности вовсе не скрывали, что рассматривают вступление США в войну против держав оси лишь как первый тактический этап длительной борьбы, в которой главным врагом в конечном счете явится Советский Союз" 34 . Надежды, которые связывало с атомной бомбой английское правительство, были сложнее. Прежде всего на основании опыта работы в этой области в военные годы - самостоятельно или совместно с США - оно "прониклось огромной решимостью создать бомбу и, в случае необходимости, сделать это самостоятельно" 35 . Уже в тот период наметились цели, которых впоследствии Англия намеревалась добиться, обладая ядерным оружием. Причем эти цели, как показало будущее, были сформулированы с удивительной полнотой и определенностью еще задолго до окончания войны.

Уже примерно с конца 1942 г. Черчилль пришел к весьма неутешительному для себя выводу, что Советский Союз выйдет из войны победителем и, следовательно, будет мощной европейской и мировой державой. Об этом свидетельствует меморандум Черчилля членам военного кабинета от октября 1942 г., в котором он писал о том, что "русское варварство" угрожает независимости и культуре европейских государств. Премьер-министр предлагал работать над созданием "Объединенной Европы", которая должна была действовать против Советского Союза 36 . В марте 1945 г. Черчилль пишет, что "Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного (читай: буржуазного. - В. Т.) мира" 37 . Эта позиция английского правительства в отношении СССР, в основе которой лежат классовые противоречия, формулировалась в годы второй мировой войны одновременно с усилиями по созданию ядерного оружия. С тех пор и до настоящего времени внешняя политика Англии и ее планы, связанные с ядерным оружием, определяются этой концепцией англо-советских отношений.

В годы войны в британском руководстве были люди, которые пони-


33 Gowing M., Arnold L. Op. cit. Vol. I, pp. 3, 7.

34 Рузе М. Ук. соч., с. 56.

35 Groom A. J. R. Op. cit., p. 17.

36 Concervative and Unionist Control Office. All Answers for the Elections. Lnd. 1950, p. 154.

37 Churchill W. S. The Second World War. Vol. VI. Boston. 1953, p. 400.

стр. 14


мали, что позиция правительства в отношении разрабатывавшейся тогда атомной бомбы может оказать отрицательное воздействие на послевоенные отношения с СССР. Однако не они делали погоду в правительстве. "Черчилль самым решительным образом отказался просить президента США согласиться хотя бы самым минимальным образом информировать... Россию" 38 . Летом 1943 г. Черчилль говорил американским лидерам, что Англия "жизненно заинтересована в том, чтобы быть в состоянии поддержать свою независимость в будущем перед лицом международного шантажа, к которому русские в конце концов будут иметь возможность прибегнуть" 39 . Отсюда явствует, во-первых, что английское правительство готовило ядерное оружие "против русских" и, во-вторых, что Черчилль уже в 1943 г. определил, что английские и американские атомные бомбы будут использованы для ядерного шантажа. И это подтвердила послевоенная история международных отношений. В данном случае Черчилль приписал стране, которую считал своим врагом, собственные замыслы. Это стандартный прием, к которому автоматически прибегают английские, политики в соответствующих случаях. Они делали это и в условиях существования антигитлеровской коалиции.

Уже тогда Черчиллю было ясно, что США будут в конце концов иметь атомную бомбу. Но Черчилль не считал, что ее будет достаточно для того, чтобы бороться против Советского Союза. Крайне важным в атомной схеме английского правительства был элемент полной самостоятельности и независимости от США в антисоветских атомных планах. Дж. Андерсон "рассматривал атомную бомбу в аспекте советской угрозы и ставил под вопрос разумность полагаться исключительно на Соединенные Штаты". "Мы, - писал он, - не можем встретить послевоенное будущее без этого оружия и целиком полагаться на Америку, если Россия или какая-либо другая страна разработает его" 40 .

Как в любом сложном явлении международной жизни, так и в английской атомной политике действовал не один, а ряд мотивов. Важную роль среди них играло убеждение тогдашних британских руководителей, что Англия, обретя атомную бомбу, сможет этим путем сохранить уходящее в прошлое положение великой державы и, более того, если бомба появится своевременно, в той или иной форме установит свое господство над миром или частью его. Будет ли это самостоятельное или англо-американское господство, тогда не уточняли, ибо многие черты послевоенного будущего были неясны. После совещания в Квебеке в августе 1943 г. Дж. Андерсон говорил премьер-министру Канады Макензи Кингу, что "атомное оружие даст контроль над миром той стране, которая первой получит его". И далее: "Война, вероятно, закончится к тому времени, когда бомба будет изготовлена, и она явится ужасающим фактором в послевоенном мире, ибо даст абсолютный контроль той стране, которая будет располагать секретом ее изготовления" 41 .

Итак, будущая борьба против Советского Союза переплеталась в разгоряченных умах английских деятелей с борьбой за установление после войны своего или англо- американского мирового господства. В те дни, еще не имея бомбы в своем распоряжении, английские руководители чрезвычайно преувеличивали ее возможное воздействие на международные отношения. История послевоенной мировой политики показала это со всей убедительностью. На первый взгляд, непонятен такой просчет у государственных деятелей, известных своей опытностью и практицизмом в мировых делах. Чем еще может быть объяснен этот про-


38 Gowing М., Arnold L. Op. cit. Vol. I, p. 10.

39 Groves J. V. Op. ci:., p. 132.

40 Groom A. j, R. Op с it., p. 9.

41 Ibid.

стр. 15


счет, как не безудержным ослепляющим желанием отбросить Советский Союз, лишить его плодов победы в войне, подчинить его воле империалистов? Английская историография, упоминая этот просчет, обходит молчанием его причины.

Стремление Англии к обладанию собственным ядерным оружием, как уже отмечалось выше, было в известной степени направлено и против Соединенных Штатов, ибо это оружие должно было дать Англии возможность разговаривать с ними если не на равных, то хотя бы более твердым тоном. Именно поэтому и были колебания у англичан - самостоятельно или вместе с американцами делать атомную бомбу. В конце концов пошли по двум путям: английские специалисты участвовали в "Манхэттенском проекте" в США; одновременно велись некоторые самостоятельные работы в Англии. Как отмечают авторы официальной английской истории атомной проблемы, "отношения Англии с Соединенными Штатами по этому вопросу были важны для нее не только потому, что Англия нуждалась в информации для осуществления своей самостоятельной программы, но и потому, что эти отношения должны были стать ключом к упрочению и сбалансированию англо-американских отношений в целом". Эти же авторы утверждают, что поведение американцев в атомных делах "вызвало у Англии решимость стать ядерной державой с тем, чтобы приобрести этим способом влияние в Вашингтоне" 42 . Эта решимость укреплялась по мере того, как увеличивались свидетельства, что правящие круги США стремятся к монопольному обладанию атомным оружием.

Наконец, такое оружие в руках Англии должно было обеспечить ей особое, преимущественное положение среди других буржуазных государств и прежде всего среди стран Западной Европы. В Лондоне предполагали; что это обстоятельство заставит Западную Европу внимательно прислушиваться к голосу Англии в мировой политике. Когда в Англии мечтали использовать свою атомную бомбу для установления англо- саксонского господства над миром, то это означало, что западноевропейским странам отводилась роль объектов британской великодержавной политики. Отсюда логически вытекает, что обладание Англией атомным оружием было в известной мере направлено и против интересов западноевропейских стран. Это обстоятельство впоследствии наложило отпечаток и на англо-французские отношения.

Высокомерно-несправедливое отношение английского правительства к французам в атомных делах надолго запомнили в Париже, тем более что французские ученые работали над атомной проблемой и в Англии и в Канаде. Их вклад в ее решение был значительным. Однако английские власти не давали никакой научной информации генералу де Голлю. Черчилль был категорически против того, чтобы поделиться атомными секретами с союзной Францией. Когда затрагивается этот неприятный для английской стороны вопрос, то те, кто пытается оправдать несправедливое поведение британского правительства, ссылаются на соглашение в Квебеке, предусматривавшее, что передача атомной информации третьей стороне может последовать лишь с совместного англо- американского согласия. Однако это простая отговорка, ибо хорошо известно, что правительство Англии категорически не желало ставить этот вопрос перед американцами. "Англичане, - говорится в английской официальной истории разработки атомной проблемы в годы войны, - не видели необходимости обсудить весь этот вопрос с американцами" 43 .

Советские и французские физики в конце 30-х годов и в самом начале второй мировой войны по мере того, как одно открытие в области


42 Gowing M., Arnold L. Op. cit. Vol. I, pp. 63, 135.

43 Cowing M. Op. cit., p. 291.

стр. 16


исследования атомного ядра следовало за другим, предвидели использование атома прежде всего и исключительно в мирных целях. Лишь по мере того, как вырисовывалась опасность, что нацисты могут создать атомное оружие, французы пришли к выводу о необходимости опередить в этом фашизм.

В Англии и в США были ученые, понимавшие огромное значение атомной энергии для нужд мирной экономики. Они учитывали, что англо-американская конкуренция е этой сфере может быть весьма значительной. Пока шла война, этот вопрос, естественно, отодвигался на второй план из-за военных соображений. Однако уже в то время определилась тенденция в английских правящих кругах рассматривать атомную энергию и после окончания войны прежде всего в военном аспекте. Мирному использованию атома явно отводилась второстепенная роль. В послевоенный период эта тенденция приобрела устойчивый характер. В ходе англо-американских переговоров летом 1943 г. Черчилль, его личный советник по науке лорд Червелл (проф. Линдеманн) и Дж. Андерсон "подчеркивали, что они не так уж заинтересованы в промышленном использовании атомной энергии после войны, чего опасаются Соединенные Штаты. Их интересуют прежде всего военные возможности, которые откроет атомная энергия в послевоенные годы" 44 .

К концу войны в США завершались работы по созданию атомной бомбы. Испытание ее было произведено 16 июля 1945 г. в Аламогордо, в пустыне штата Нью-Мексико в США. Вечером в тот же день Трумэн в Потсдаме получил шифровку: "Операция сделана сегодня утром. Диагноз еще не полный, но результаты представляются удовлетворительными и уже превосходят ожидания. Доктор Гровс доволен" 45 . Результаты испытания в основном соответствовали предположениям ученых. Вряд ли дата испытания лишь случайно совпала с открытием 17 июля Потсдамской конференции глав государств СССР, США и Англии. Трумэн немедленно сообщил Черчиллю о результатах испытания.

Крайне важна для понимания английской политики в отношении ядерного оружия реакция Черчилля, когда Трумэн сообщил ему долго-ладанную новость. Первая мысль британского премьер-министра была о том, что атомная бомба должна быть использована против Советского Союза. Теперь Англия и США, запугав СССР абсолютным оружием, смогут добиться его капитуляции, причем сдача позиций Советским Союзом может начаться здесь же, в Потсдаме. "Теперь, - заявил он фельдмаршалу Алинбруку, начальнику британского имперского Генерального штаба, "угрожающе выпятив подбородок", - у нас есть в руках средство, которое изменит соотношение сил с Россией в нашу пользу... Теперь у нас есть новое средство, которое восстановит наши позиции". Черчилль говорил ему, что сейчас Советскому Союзу можно заявить: "Если вы настаиваете на том, чтобы сделать то или это, то ладно же... а затем - куда девались эти русские?". Имелось в виду, что после "ладно же" сбрасываются атомные бомбы на Советский Союз и в результате "эти русские'" будут стерты с лица земли. Аланбрук замечает, что Черчилль "уже видел себя способным уничтожить все русские промышленные центры и население. Черчилль не хотел учитывать никакие относящиеся к этому проблемы, такие, как доставка бомб на цели, их изготовление, возможность того, что русские тоже могут располагать такими бомбами, и т, п. Черчилль мгновенно изобразил великолепную картину, когда он, будучи единственным обладателем этих бомб, может сконцентрировать их в любом желательном для него месте и таким


44 Groom A. J. R Op. cit., pp. 8 - 9.

45 Правда, 2. VIII. 1983.

стр. 17


образом станет всемогущим и способным диктовать Сталину свои условия" 46 .

Аналогичными мыслями делился Черчилль со своим личным врачом лордом Мораном, который сопровождал премьер-министра в Потсдам. 23 июля Моран записал в дневнике слова Черчилля: "Мы посадили американцев на эту бомбу. Мы подстегивали их соображениями, что она может быть использована еще в этой войне. У нас есть соглашение с ними. Бомба даст американцам возможность сформулировать мир... Если бы русские заполучили ее, это означало бы конец цивилизации... Бомба появилась как раз вовремя, чтобы спасти человечество" 47 . В состоянии захлестнувшего его восторга Черчилль забыл неприятный для Англии факт, что испытана была американская, а не английская бомба и что, следовательно, распоряжаться ею будет правительство США. Вероятно, это произошло потому, что оно разделяло мнение Черчилля, считавшего атомную бомбу фактором противоборства с Советским Союзом.

Черчилль больше, чем Трумэн, рассчитывал, что атомная бомба сработает уже в Потсдаме, что советская делегация, узнав об успешном испытании атомного оружия, станет более покладистой и должна будет принять выдвигаемые Англией и США требования. Для этого нужно было сообщить советской стороне о создании атомного оружия и его успешном испытании. Сценарий этого сообщения был тщательно разработан англичанами и американцами. "По вопросу о том, когда сказать Сталину, - писал впоследствии Иден в своих мемуарах, - договорились, что президент Трумэн сделает это после одного из заседаний. Он выполнил это 24 июля, и так кратко, что Черчилль и я, украдкой наблюдавшие за Сталиным, усомнились, понял ли он, о чем шла речь. Реакция Сталина ограничилась кивком головы и кратким "спасибо". Никаких комментариев" 48 .

Идеи в основном верно передает этот эпизод. Как рассказал автору этих строк В. Н. Павлов, переводивший этот разговор, Сталин вообще ограничился легким кивком головы и слово "спасибо" произнесено не было. Не один Идеи гадал, понял ли Сталин суть сообщенного ему Трумэном. Л. Вудвард, официальный историк внешней политики Англии периода войны, пишет: "Черчилль считал, что Сталин не понял значения этого нового оружия" 49 . Многие западные политики и историки занимались подобного рода гаданиями, и совершенно напрасно. Советское руководство прекрасно знало о потенциальных возможностях создания ядерного оружия и делало необходимые выводы.

Осенью 1942 г., в перерыве между боями, младший техник-лейтенант Г. Н. Флеров направил в Государственный Комитет Обороны (ГКО) письмо, в котором сообщал о теоретической возможности создания Германией атомной бомбы и привлекал внимание руководителей СССР к этой проблеме. И. В. Сталин, прочтя письмо Флерова, пригласил к себе академиков А. Ф. Иоффе и В. И. Вернадского, научные интересы которых были близки к этой теме. Им был поставлен вопрос о том, могут ли немцы изготовить урановую боМ'бу и что они думают по поводу прекращения на Западе открытых публикаций по урану 50 . Когда Трумэн и Черчилль пытались преподнести в Потсдаме сюрприз советской делегации, из этого ничего не получилось. Советскому руководству суть проблемы была уже известна. Более того, оно в военных условиях организовало работы по урановой проблеме.


46 Bryant A. Triumph in the West. 1943 - 1946. Lnd. 1959, pp. 477 - 478.

47 Churchill Taken from the Diaries of Lord Moran. Lnd. 1966, p. 302.

48 Eden A. The Reckoning. Lnd. 1965, p. 635.

49 Woodward L. British Foreign Policy in the Second World War. Vol. I Lnd. 1970, p. LX.

50 Иойрыш А. И., Морохов И. Д., Иванов С. К. Ук. соч., с. 367.

стр. 18


К началу Великой Отечественной войны научные работы по атому и его ядру в Советском Союзе и США велись примерно одинаковыми темпами, а в теоретической разработке некоторых сторон проблемы советские исследователи шли несколько впереди. Начало войны прервало работы в этой области. Ученые занялись решением текущих конкретных проблем, связанных с обороной страны. И. В. Курчатов участвовал в работах по противоминной защите кораблей вместе с нынешним президентом АН СССР А. П. Александровым. Я. Б. Зельдович занимался проблемами горения пороха в реактивных зарядах "катюш", а Ю. Б. Харитон - разработкой взрывчатых составов для авиационных бомб 51 .

Однако советских ученых не могла не беспокоить возможность, пусть проблематичная, создания ядерного оружия в Германии. В СССР было известно, что в Германии открыто деление ядра урана под воздействием нейтронов, что там ведутся работы по делению изотопов урана и что немцы пытались вывезти из Норвегии запас тяжелой воды, необходимой для работ с ураном 52 . Учитывая эти факты, советские ученые уже с осени 1942 г. стали обращаться в правительство с предложениями о возобновлении исследований по ядерной физике. В начале 1943 г. ГКО дал поручение Курчатову развернуть исследования по применению внутриядерной энергии в военных целях. Для этого были созданы необходимые условия. В Москве начала работу возглавляемая Курчатовым лаборатория АН СССР для разработки проблем атомной энергии. Она объединяла лучших специалистов этой области. Их целью была разработка ядерного оружия. Работы велись в архитрудных условиях войны.

Интересно суждение участников "Манхэттенского проекта" о сроках изготовления ядерного оружия в США. Возглавлял проект генерал Гровс - тупой, ограниченный солдафон, но энергичный администратор. В беседе с автором этих строк профессор Массачусетского технологического института Б. Фелд рассказал, что он участвовал в качестве ассистента Э Ферми в создании уранового реактора, вначале в Нью-Йорке (попытка закончилась безуспешно), а затем в Чикаго, где опыт удался в декабре 1942 года. Б. Фелд был причастен к разработке атомного оружия в США на протяжении ряда лет. Он рассказывал, что Гровс в свое время приобрел известность в руководящих кругах США как руководитель постройки здания Пентагона, Поэтому ему и было поручено руководство атомным проектом. Гровс презирал и ненавидел ученых, придумал для них оскорбительную кличку - "длинноволосые". Но уже скоро он понял, что успех в разработке атомного оружия и, следовательно, решение возложенной на него задачи зависят от мобилизации и организации прежде всего интеллектуальных усилий ученых. Понимание своей зависимости от умов исследователей делало их еще более ненавистными для Гровса.

Он создал такую "систему безопасности", которая фактически чинила серьезные препятствия конструированию атомной бомбы. Гровс разбил работу ученых на секции - узлы, причем каждый специалист занимался только своим участком и не имел права интересоваться, чем занят его коллега. Между тем разработка атомной бомбы - это комплексный, коллективный творческий процесс, требующий сотрудничества и обмена идеями всех его участников. Гровс создал сложную бюрократическую систему, при которой решение даже простых организационных вопросов требовало от ученых больших усилий и длительного времени.

Гровс был явным расистом и не только сам не доверял ученым неанглосаксонского происхождения, но требовал этого и от других.


51 Известия, 26.11.1984.

52 Атом служит социализму, с. 38 - 42.

стр. 19


Его отношение к Л, Сциларду, эмигранту из Венгрии, талантливому ученому, - лишь один из примеров такого рода. Все это, по мнению Фелда, намного задержало создание атомной бомбы в США. Фелд заключил свой рассказ словами: "Немцам следовало бы поставить Гровсу памятник. Если бы не он, то атомная бомба была бы изготовлена раньше и ее успели бы применить в войне против Германии" 53 .

На заключительном этапе войны стало очевидным, что вторая мировая война будет выиграна антигитлеровской коалицией. Поражение и капитуляция фашистской Германии стали вопросом времени. В распоряжении Англии и США была достоверная информация о том, что Германия не сможет получить атомное оружие и этим путем склонить чашу весов в свою пользу. В этих условиях началось движение ученых против применения атомного оружия и за установление над ним международного контроля с тем, чтобы избежать в будущем гонки ядерных вооружений, чреватой для человечеству неисчислимыми бедствиями. Возникла парадоксальная ситуация: те, кто добивался создания атомного оружия и кто его создал, теперь ратовали за то, чтобы оно не было применено ни сейчас, ни в будущем. С этих позиций выступили многие ученые- атомщики. Это естественно, ибо только они понимали всю безмерную опасность их детища.

Н. Бор был одним из тех, кто первым понял возможности военного использования энергии, заключенной в ядре атома. Теперь он одним из первых выступил против ядерного оружия. В 1944 г. он встретился с рядом ученых Англии и США и понял, что атомная бомба появится в самом ближайшем будущем. Понял - и ужаснулся. В перспективе вырисовывалась гонка ядерных вооружений, "если только не будут приняты срочные меры по установлению нового, более прогрессивного порядка в мире" 54 . Знаменательно, что Бор по существу повторил высказанную Вернадским задолго до него мысль о том, что необходимо создание нового, более прогрессивного общества, чтобы освобожденная ядерная энергия принесла людям благо, а не атомную смерть.

Встречи Бора с учеными и людьми, связанными с осуществлением атомного проекта, например, с англичанином Андерсоном, убедили его в обоснованности опасений и необходимости сделать соответствующие предостережения английскому и американскому правительствам. Андерсон как опытный в правительственных делах человек взялся подготовить документ для передачи его Черчиллю. Бор и Андерсон пытались убедить английского премьер-министра в том, что рассчитывать на монопольное владение атомным оружием нельзя, что Советский Союз неизбежно создаст свою атомную бомбу и последует "неистовая гонка вооружений, в которой США и Англия будут на первых порах иметь неустойчивое и тревожное превосходство". Чтобы избежать этого, нужно стремиться к "эффективному международному контролю". В качестве первого шага необходимо сообщить Советскому Союзу, что американцы вскоре будут иметь атомную бомбу 55 .

В апреле 1944 г. Бор прибыл в Лондон. В беседе с Г. Дейлом, президентом Королевского общества (Британская академия наук), Бор обнаружил, что его английского коллегу заботят аналогичные опасения. Дейл написал Черчиллю: "Я убежден, что в течение ближайших шести месяцев вы можете принять решения, которые определят будущий путь истории человечества. Исходя из этого убеждения, я обращаюсь к вам с настоятельной просьбой согласиться на непродолжительную беседу с профессором Бором" 56 . 16 мая 1944 г. Черчилль принял


53 Беседа автора с Б. Фелдом состоялась 23 августа 1983 г. во время 33-й Паруошской конференции. Ее содержание публикуется с разрешения Б. Фелда.

54 Иойрыш А. И., Морохов И. Д., Иванов С. К. Ук. соч., с. 195.

55 Там же, с. 196 - 197.

66 Gowing M. Op. cit., p. 354.

стр. 20


Бора, причем был невежлив и невнимателен. Собеседники стояли на диаметрально противоположных позициях, их занимали различные мысли.

В США Еюр нашел более внимательного слушателя. 23 августа его принял Рузвельт и, как казалось, выслушал с пониманием. Однако результаты встречи Черчилль - Рузвельт, состоявшейся в сентябре 1944 г. в Квебеке, говорили о том, что оба деятеля не вняли предостережениям Бора. Более того, они договорились о "проведении расследования по поводу деятельности профессора Бора". Вернувшись в Англию, Черчилль писал своему личному советнику по научным вопросам лорду Черуэллу: "Президент и я серьезно обеспокоены профессором Бором. Как случилось, что он допущен к работам?.. По-моему, Бора следует арестовать... он на грани государственного преступления" 57 . Так в английском правительстве впервые борьба против опасности ядерной войны и гонки атомных вооружений была официально квалифицирована как государственное преступление. С поразительной последовательностью этой линии придерживались все действовавшие в дальнейшем в Англии правительства.

В США, где концентрировалась основная масса ученых-атомщиков (включая значительное число английских), выступления против применения атомного оружия и за взятие его под международный контроль были самыми энергичными. В сентябре 1944 г. В. Буш и Дж. Конант представили военному министру США Г. Стимсону меморандум, в котором заявили, что страна, первой применившая атомное оружие, возьмет на себя тяжкую моральную ответственность. Л. Сцилард, явившийся в свое время инициатором начала работ по атомному проекту в США, в марте 1945 г. решил, что необходимо призвать президента к полному отказу от применения атомной бомбы и передаче ее в распоряжение международной организации при участии СССР, Англии и других стран. Сцилард получил подпись Эйнштейна под письмом по этому вопросу на имя Рузвельта. 12 апреля президент умер, так и не успев прочитать письмо Эйнштейна. Уже при Трумэне Сцилард получил возможность сообщить свою и Эйнштейна точку зрения государственному секретарю Дж. Бирнсу и получил ответ, что ученые сделали свое дело, а остальное их не касается 58 .

В июне 1945 г. в Чикаго, в Металлургической лаборатории (закодированное название одного из отделений "Мэнхэттенского проекта") шесть ученых во главе с Дж. Франком организовали ряд собраний своих коллег и выработали составленный в сильных выражениях меморандум под названием "Социальные и политические последствия развития атомной энергии". Ученые предупреждали, что секрет бомбы сохранить не удастся, что необходимо отказаться от внезапного атомного удара по Японии и добиваться заключения международного соглашения о будущем контроле над ядерным оружием. 11 июня 1945 г. Франк направил этот документ Стимсону 59 .

Что касается английских ученых в США, то они были рассредоточены по всей стране и не могли высказать коллективного мнения по этим исторического значения проблемам. Однако, как вспоминает Б. Фелд, двое, или трое англичан, работавших в Металлургической лаборатории в Чикаго, присоединились к документу, выработанному под руководством Франка.

Так зарождался реалистический подход к оценке политического и общечеловеческого значения атомного оружия, начинался обществен-


57 Иойрыш А. И., Морохов И. Д., Иванов С. К. Ук. соч., с. 225.

58 Там же, с. 218.

59 The Bulletin оf the Atomic Scientists, December, 1982, Chicago, pp. 38 - 39; Gowing M. Cp. cit, p, 374.

стр. 21


ный протест против страшной опасности, которая могла возникнуть для человечества, если бы авантюристические агрессивно-империалистические круги США и Англии попытались использовать новейшие достижения науки и техники во зло людям.

Интересно, что некоторые ученые отрицательно относились к применению атомного оружия совершенно по иным причинам. Те, кто проводил испытание первой бомбы в Аламогордо, были уверены, что она сработает. Они также полагали, что цепная реакция, которая возникнет в бомбе, будет развиваться в строго определенных границах. Однако полной уверенности в этом у них не было. А. Комптон, руководивший атомной программой в Чикагском университете, вспоминал позднее свои беседы с Р. Оппенгеймером, научным руководителем "Манхэттенского проекта", в период разработки бомбы. Оба задавались вопросом, как цепная реакция в бомбе будет воздействовать на "водород, находящийся в морской воде. Не вызовет ли взрыв бомбы взрыв всего мирового океана. Оппенгеймер опасался не только этого. Азот, содержащийся в атмосфере, также неустойчив, хотя и в меньшей степени, чем водород. Не среагирует ли он также на ядерный взрыв в атмосфере и не приведет ли взрыв к тому, что вся планета испарится. Это явилось бы окончательной катастрофой" 60 .

Накануне испытаний ученые - их участники держали "веселое" пари друг с другом: не явится ли бомба взрывателем для атмосферы и если да, то будет ли в результате уничтожен только штат Нью-Мексико или весь мир. Шутка? Не совсем. Были даны указания еще раз пересчитать данные относительно возможности выхода ядерной реакции бомбы за заданные параметры. Лишь после этого был произведен испытательный взрыв и сомнения относительно опасности и, следовательно, нежелательности использования атомной бомбы отпали 61 .

Неуспех усилий Бора в Лондоне и Вашингтоне был обусловлен прямо противоположным отношением субъективно честных ученых Запада и правительств Англии и США к ядерному оружию. Ученые стремились обуздать ядерного джинна, ими же самими выпущенного из бутылки, взять его под международный контроль, не допустить гонки ядерных вооружений и в конечном итоге предотвратить ядерную войну. У правительств Англии и США цели были иными. Они рассчитывали, что атомная бомба даст в их руки господство над миром, позволит лишить СССР плодов победы во второй мировой войне и, более того, прервать движение человечества по пути прогресса и социализма, используя для этого, если потребуется, атомные бомбы против Советского Союза. Факты, говорящие об этом, хорошо известны.

В самом начале работ по атомной проблеме в Англии Мур-Брабазон, препровождая правительству доклад Комитета МОД, сформулировал задачи, которые Англия должна и может решать при помощи будущей атомной бомбы. "Бомба даст наконец реальную возможность создать "международные полицейские силы". Америка и Англия, располагая подавляющим превосходством мощи, будут в состоянии контролировать весь мир и управлять им. Они будут в состоянии не допустить, чтобы какая-либо другая страна создала аналогичное оружие" 62 . Было ли это мнением одного Мур-Брабазона? Отнюдь нет. Это точное отражение тогдашней, да и последующей, политики английского правительства.

В августе 1941 г. Черчилль встретился с Рузвельтом в гавани Арджентия на Ньюфаундленде. Они договорились, что по окончании войны все страны будут разоружены, "в то время как Англия и США


60 Lens S. The Day before Doomsday. N. Y. 1977, p. 4.

61 Ibid.

62 Pierre A. J. Op. cit., pp. 19 - 20.

стр. 22


остаются вооруженными". Они-то и произведут послевоенное урегулирование для "всех народов во всех землях". Следовательно, судьба СССР в послевоенном мире должна была определяться Англией и США 63 . Налицо полное совпадение с мыслями Мур- Брабазона.

По мере того как благодаря прежде всего усилиям и жертвам Советского Союза победа над фашистской Германией приближалась, а роль СССР в мире возрастала, английское правительство в 1944- 1945 гг. начало разрабатывать планы "переключения войны с Германией" на Советский Союз. Фельдмаршал Аланбрук в мае 1945 г. записал в своем дневнике: "Сегодня вечером я внимательно просмотрел доклад о возможности открытия военных действий против России в случае, если в ходе дальнейших переговоров с ней возникнут осложнения. Нам было поручено провести такое исследование". Поручить могло только правительства. "Эта идея, - продолжает фельдмаршал, - несомненно фантастическая, и она не имеет никаких шансов на успех. Не подлежит сомнению, что отныне Россия стала самой могущественной державой Европы" 54 . Вот почему Черчилль и Бор не нашли общего языка. Черчиллю нужна была атомная бомба для войны против Советского Союза.

Прошло четверть века после Потсдамской конференции, и Л. Вудвард, который имел неограниченный доступ ко всем государственным документам, постарался ответить на вопрос, почему Черчилль и Трумэн ограничились лишь сообщением Сталину о создании ими атомной бомбы, но не попытались здесь же, в Потсдаме, применить прямую угрозу использовать ее против СССР с целью вынудить его капитулировать перед англо- американским диктатом. Обращение Вудварда к размышлениям на эту тему многозначительно. Оно означает, что такая идея явно занимала умы английской и американской делегаций в Потсдаме.

Интересны рассуждения Вудварда, почему все же Черчилль и Трумэн не пошли на прямой шантаж в то время. "Могли ли на Потсдамской конференции западные демократии предупредить Советское правительство, что против него может быть использовано абсолютное оружие, чтобы заставить его выполнить заключенные в Ялте соглашения" 65 в том духе, как этого хотели правительства Англии и США, - ставит вопрос Вудвард. А они хотели бы толковать эти соглашения как запрещающие Советскому Союзу поддерживать стремления народов Восточной и Юго-Восточной Европы к переустройству своей жизни на демократической основе и разрешающие империалистам экспорт контрреволюции в страны, где развертывалась социальная революция.

Ответ Вудварда состоит из двух частей. Во-первых, он совершенно справедливо замечает, что "вряд ли могла быть практически осуществима такая акция по политическим причинам, т. е. имея в виду позицию общественного мнения в Соединенных Штатах и Великобритании" 66 . Проще говоря, народы Англии и США не приняли бы политику атомного шантажа в отношении СССР - своего союзника, благодаря усилиям и жертвам которого была добыта победа над общим врагом. Во-вторых, подобные действия США и Англии якобы "шли бы вразрез со всеми привычками и идеалами западных демократий" 67 . Эту вредную и злонамеренную ложь (она призвана обмануть читателя относительно "традиций и идеалов" внешней политики империализма) можно было бы игнорировать, если бы это не было характерным примером фальсификации. Ведь общеизвестно, что в дни Потсдамской конферен-


63 Williams W. A. American-Russian Relations. 1781 - 1947. N. Y. 1952, p. 262.

64 Bryant A. Op. с it., p. 470.

65 Woodward L. Op. cit., p. LX.

66 Ibid.

67 Ibid.

стр. 23


ции Англия еще владела колониальной империей, охватывавшей четверть земного шара и созданной методами разбоя, прямой агрессии, провокаций и обмана. И вторая "западная демократия" имела не менее впечатляющий послужной список в области тех же "традиций и идеалов". Читая подобные пассажи Вудварда, приходишь к мысли, что даже самые солидные буржуазные историки способны спокойно излагать заведомую неправду.

В первой половине 1945 г. работы по созданию атомной бомбы в США подходили к концу. Германия уже капитулировала. Война с Японией продолжалась, но было ясно, что предстоящее вступление в нее Советского Союза, о чем Сталин, Рузвельт и Черчилль условились еще на Ялтинской конференции в феврале 1945 г., быстро приведет Японию к капитуляции. В этих условиях стал актуальным вопрос, как быть с атомной бомбой, которая вот-вот будет испытана. По соглашению в Квебеке, заключенному Черчиллем и Рузвельтом 19 августа 1943 г., и согласно памятной записке, принятой ими в Гайд-парке 19 сентября 1944 г., стороны обязались не применять будущей атомной бомбы против третьей стороны без взаимного согласия; они также договорились, что бомба, возможно, может быть использована против Японии.

К апрелю 1945 г. стало ясно, что летом бомба будет готова. В апреле американцы уведомили главу миссии английского комитета начальников штабов в Вашингтоне и члена Объединенного политического комитета фельдмаршала Г. Уилсона, что они намерены применить бомбу в августе. Так был поставлен вопрос о процедуре получения согласия Англии на использование атомной бомбы. С согласия Черчилля переговоры по этому вопросу велись между американцами и английскими военными представителями в США. По его же желанию англичане проявляли очевидную сговорчивость и готовность к сотрудничеству. "Стимсон и фельдмаршал Уилсон, - замечает М. Говинг, - дружески согласились в конце июня 1945 г. зафиксировать решение об использовании этого оружия в памятной записке Объединенного политического комитета" 68 . Черчилль просто поставил свои инициалы на документе об этом "дружеском согласии", и 4 июля 1945 г. Объединенный политический комитет в Вашингтоне зафиксировал согласие английского правительства на применение атомной бомбы против Японии. Это решение имело военный характер. Казалось бы, следовало посоветоваться с комитетом начальников штабов. Но обошлись без этого 69 . И так все было ясно.

Английские историки пишут, что Англия так легко и быстро согласилась на это преступление из-за своей зависимости от США и потому, что ее вклад в разработку атомного оружия был меньшим, чем американцев. Внешне в этой аргументации есть некоторый резон. Однако истинная причина была в том, что английское правительство не меньше, чем американское, хотело поскорее провести атомную бомбежку, чтобы получить мощное средство давления на СССР. Поэтому Лондон не только не воспользовался своим правом вето, вытекавшим из Квебекского соглашения, но всячески подчеркивал свое единодушие с американцами. Черчиллю и в голову не приходила мысль о какой-либо возможности иного решения. Он сам это признавал: "Никогда я даже бегло не обсуждал вопрос (со своими коллегами по правительству. - В. Т.), должна ли быть применена атомная бомба или нет" 70 .

Так английское правительство взяло на себя тягчайшую ответственность за преступную акцию, которая никакой военной необходимостью


68 Gowing M. Op. cit., pp. 370 - 372.

69 Bryant A. Op. cit., p. 483.

70 Churchill W. S. Triumph and Tragedy. Lnd. 1954, p. 553.

стр. 24


не вызывалась. Да и сам Черчилль понимал тяжесть содеянного. В январе 1953 г. он спрашивал Трумэна: "Г-н президент, у вас готов ответ к тому часу, когда вы и я предстанем перед святым Петром и он скажет: "Вы оба ответственны за сбрасывание атомных бомб. Что вы можете сказать в свое оправдание?" 71 . Должно быть отмечено и следующее. Решение о применении атомного оружия было принято консервативным правительством Черчилля. Вскоре, еще до исполнения этого решения, в Англии консерваторов сменили у власти лейбористы. Правительство Эттли имело юридические и иные возможности поставить перед США вопрос о пересмотре этого решения. Однако оно не сделало этого и тем самым взяло на себя долю ответственности за трагедию Хиросимы и Нагасаки.

Английское правительство озаботилось тем, чтобы его представители приняли участие в самом акте атомной бомбардировки. Специально подготовленные для этой операции американские самолеты базировались на Тиниане, небольшом островке в Тихом океане. Туда же были доставлены две атомные бомбы - пятитонный "Малыш" и примерно такого же веса и размера "Толстяк", названный так в честь английского премьер- министра 72 . На базу прибыли англичане - полковник авиации Чешир и физик У. Пинни. "Эти английские наблюдатели были посланы на остров Тиниан, чтобы посмотреть, как будет осуществляться операция, - пишет Говинг, - а также чтобы обеспечить определенное представительство Англии на последних этапах" 73 . Итак, английская официальная историография зафиксировала и участие английской стороны в последних актах атомной драмы.

Сбрасывание двух атомных бомб на японские города, строго говоря, не было военной операцией. Ни в Хиросиме, ни в Нагасаки не было военных объектов. Там имелось только гражданское население. Кроме того, бомбежка не была связана с какой-либо опасностью для американских самолетов и летчиков. Потолок, который имели бомбардировщики, обеспечивал их полную неуязвимость для японских истребителей и зенитной артиллерии. Операция была задумана с целью наряду с прочим проверить, сколько тысяч мирных, беззащитных жителей можно будет уничтожить одной бомбой. По нормам международного права и требованиям общечеловеческой морали это было явное преступление.

В этом бесчеловечном акте американской военщины есть еще одна отвратительная черта Полковник П. Тиббетс, ведший самолет на Хиросиму, и другие американские летчики прекрасно знали, что идут на безнаказанное истребление многих тысяч мирных жителей. В ночь с 5 на 6 августа эти решившиеся на преступление века люди были исполнены радости и восторга. Тиббетс в сентиментальном порыве начертал на борту своей машины имя матери: Энола Гей. В ту ночь "на Тиниане царило оживление. Взлетная полоса и самолеты ярко освещены. Около сотни журналистов атакуют членов экипажей: их просят захватить с собой кольца, часы, чтобы иметь потом сувенир, побывавший "там" 74 . Они позируют перед аппаратами, выражая крайнюю ра-


71 См. Яковлев Н. Н. Силуэты Вашингтона. М. 1983, с. 46.

72 Seaborg G. Т. The History of the Transuranium Elements and an Outlook for their Future. Moscow. 1971, pp. 2 - 3. В Аламогордо была испытана плутониевая бомба. Теперь на Тиниане находились две следующие: одна урановая и одна плутониевая. Плутоний открыли в 1940 г. американцы. Это осуществили Г. Сиборг и трое его коллег в Калифорнийском университете. Облучив уран нейтронами, они получили новый искусственный элемент, год спустя названный плутонием. Плутоний-239 оказался пригодным для использования в качестве взрывчатки в атомных бомбах и в качестве горючего в атомных реакторах.

73 Gowing M Op. cit.. p. 379.

74 См. Бойков В. Я становлюсь смертью... - Новое время, 1981, N 32, с. 22.

стр. 25


дость; в общем, "идут на дело" в полном восторге. Эти снимки в миллионах экземпляров обошли весь мир и до сих пор часто появляются в различных изданиях.

Советские авторы, оценивая бонз нацистской Германии, Гиммлера и Канариса, писали, что они "оба любили властвовать, оба ни в грош не ставили человеческую жизнь, оба испытывали наслаждение, планируя операции, предусматривающие истребление людей" 75 . Эти слова приходят на память, когда читаешь описание обстановки на Тиниане в те дни. Встает вопрос, каковы же моральные принципы и психология организаторов и исполнителей атомного преступления 1945 г., - вопрос, актуальный на многие будущие годы атомного века.

6 августа бомбардировщик "Энола Гей" сбросил атомную бомбу на Хиросиму. 9 августа другой американский самолет сбросил такую же бомбу на Нагасаки. Результат: в Хиросиме убито и пропало без вести около 200 тыс. человек, ранено и пострадало от радиации около 160 тыс. человек; в Нагасаки убито и пропало без вести более 73 тыс. человек, от ран и радиации позднее скончалось еще 35 тыс. человек 76 . Вспоминая о тех днях, видный военный деятель США адмирал У. Леги писал: "У меня было такое чувство, что, применив атомную бомбу первыми, мы опустились до морального уровня, характерного для варваров средних веков" 77 . В специальном самолете- наблюдателе, сопровождавшем бомбардировщики, следили за действием атомной бомбы англичане Чешир и Пинни 78 . Тем самым Англия демонстрировала свою причастность к происходившему в августе 1945 года.

Одновременно с согласованием представителями Англии и США вопроса об использовании первых атомных бомб работала конференция в Сан-Франциско, создавшая международную организацию государств для поддержания и укрепления мира, безопасности и развития сотрудничества между государствами. Напрасно искать в Уставе Организации Объединенных Наций, подписанном 26 июня 1945 г., какое-либо упоминание о ядерном оружии - его там нет. И это при убежденности правительств Англии и США в том, что атомная бомба радикально изменит соотношение сил в мире и под ее знаком будет организован послевоенный мир. Сокрытие от создателей ООН такого важного международного фактора, как ядерное оружие, было проявлением в отношении этой международной организации крайней нелояльности Англии и США, имевшей отрицательное значение для ее дальнейшей деятельности. А между тем очень многие ученые, да и государственные деятели - от Н. Бора до Дж. Андерсона - настаивали на установлении международного контроля над атомной энергией. В этой области ООН могла бы многое сделать, если бы правительства Англии и США прислушались к доводам здравого смысла. Они не сделали этого, атомное оружие нужно было им не для целей, сформулированных в Уставе ООН, а для прямо противоположного - для борьбы против Советского Союза.

"Ни один историк сегодня не настаивает, что атомная бомбардировка была необходима, чтобы поставить Японию на колени", - писал в 1977 г. американский автор С. Лене 79 . И он прав. Бомбили японские города, чтобы запугать Советский Союз и заставить его подчиниться воле США и Англии. Атомный проект, задуманный учеными как средство борьбы против фашизма, очень скоро, задолго до изготовления первых трех бомб, приобрел антисоветскую направленность. Это научно установленная объективная истина. Ее подтверждения бесчисленны. Ге-


75 См. Иойрыш А. И., Морохов И. Д., Иванов С. К. Ук. соч., с. 183.

76 Советская военная энциклопедия. Т. I. M. 1976, с. 319 - 320.

77 См. Новое время, 1981, N 32, с. 23.

78 Cowing M. Op. cit., p. 380.

79 Lens S. Op. cit., p. 32.

стр. 26


нерал Гровс в одной из комиссий конгресса США говорил: "Уже через две недели после того, как я принял на себя руководство Манхэттенским проектом, я не сомневался в том, что противником в данном случае является Россия и что проект осуществляется именно исходя из этой предпосылки" 80 . Английское правительство также рассматривало будущую атомную бомбу как оружие, нацеленное против Советского Союза. Эта линия была явно несовместима с целями и задачами ООН, с идеей международного контроля над атомной энергией. Поэтому английское правительство (американское тоже) скрыли изготовление ядерного оружия от сообщества народов и государств. И совершенно обоснованно позднее английский автор А. Грум писал, что "позиция Черчилля в этом вопросе вольно или невольно вела к послевоенной гонке вооружений или "холодной войне" 81 .

Таким образом, в действиях правительства Англии в годы второй мировой войны обнаруживаются истоки ее политики в отношении ядерного оружия, которой она неизменно придерживалась на протяжении всего послевоенного периода. Своими действиями в эти годы английское правительство вместе с правительством США взяло на себя двойную ответственность - за преступление в Хиросиме и Нагасаки и за гонку ядерных вооружений, которая неизбежно должна была последовать за применением первых атомных бомб. Послевоенные годы показали несостоятельность надежд, которые в Лондоне и Вашингтоне возлагали на ядерное оружие.


80 Правда, 2.VIII.1983.

81 Groom A. J. R. Op. cit., p. 15.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ЯДЕРНОГО-ОРУЖИЯ-В-АНГЛИЙСКОЙ-ПОЛИТИКЕ-В-ГОДЫ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Член-корреспондент АН СССР В. Г. Трухановский, ПРОБЛЕМА ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В АНГЛИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 05.07.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОБЛЕМА-ЯДЕРНОГО-ОРУЖИЯ-В-АНГЛИЙСКОЙ-ПОЛИТИКЕ-В-ГОДЫ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ (дата обращения: 19.07.2018).

Автор(ы) публикации - Член-корреспондент АН СССР В. Г. Трухановский:

Член-корреспондент АН СССР В. Г. Трухановский → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
27 просмотров рейтинг
05.07.2018 (14 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Рецензии. Б. МИХЭН-УОТЕРС. САМОДЕРЖАВИЕ И АРИСТОКРАТИЯ. РУССКАЯ СЛУЖИЛАЯ ЭЛИТА 1730 г.
Каталог: История 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. Е. Н. КУЛЬКОВ, О. А. РЖЕШЕВСКИЙ, И. А. ЧЕЛЫШЕВ. ПРАВДА И ЛОЖЬ О ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
Каталог: Военное дело 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. Ж. ШАРЛО. ГОЛЛИЗМ В ОППОЗИЦИИ (1946 - 1958). ИСТОРИЯ ГОЛЛИЗМА
Каталог: Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. Н. Н. ЯКОВЛЕВ. СИЛУЭТЫ ВАШИНГТОНА
Каталог: Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. С. П. ПОЖАРСКАЯ. ИСПАНИЯ И США. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО. 1936 - 1976
Каталог: Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. ИСТОРИЯ ГЕРМАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА В АФРИКЕ
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. ПЕРВОЕ СЕРБСКОЕ ВОССТАНИЕ 1804 - 1813 гг. И РОССИЯ. КНИГА ВТОРАЯ. 1808 - 1813 гг.
Каталог: История 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. С. Л. СЕНЯВСКИЙ. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ РАЗВИТОГО СОЦИАЛИЗМА (1961 - 1980 гг.)
Каталог: Социология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. Д. П. УРСУ. СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ СТРАН ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКИ. 1960 - 1980
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Рецензии. ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ СОВЕТСКОГО НАРОДА. (ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ)
Каталог: Политология 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРОБЛЕМА ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В АНГЛИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK