Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-14309
Автор(ы) публикации: И. А. АЛЬТМАН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Исполнилось 90 лет "дела 1 марта 1887 г.", организатором которого была группа революционеров во главе со старшим братом В. И. Ленина А. И. Ульяновым. Неудачное покушение на царя привело к полному разгрому "Террористической фракции партии "Народная Воля", возникшей в ноябре 1886 г., а последовавший вскоре судебный процесс завершился вынесением смертного приговора Ульянову и четырем его товарищам, казненным 8 (20) мая 1887 г. в Шлиссельбургской крепости.

В историю освободительной борьбы с самодержавием Ульянов вошел не только как один из руководителей покушения на Александра III, подготовленного под флагом "Народной Воли". Им была составлена программа группы - один из интереснейших документов освободительного движения, отражающий мучительные поиски правильной революционной теории в эпоху реакции, когда "всего интенсивнее работала русская революционная мысль, создав основы социал-демократического миросозерцания"1 . С возникновением группы "Освобождение труда" и первых социал- демократических кружков в России марксизм оказывал все большее влияние на революционеров 80-х годов XIX в., которым приходилось "обращаться, главным образом, к городскому и промышленному населению, а, следовательно, и отвести интересам этого населения несравненно более широкое место в своей программе"2 . Подтверждением этой мысли может служить программный документ группы Ульянова.

Текст его практически не использовался в работах дооктябрьского периода. Так, автор отчета о "деле 1 марта 1887 г.", опубликованного в эмигрантском журнале "Свободная Россия", В. Бурцев полагал, что участники этого дела не исходили из каких-либо определенных теоретических установок, хотя и отмечал, что ими была сделана попытка печатания программы группы3 . В книге жандармского генерала Н. И. Шебеко и кн. Н. Н. Голицына4 Ульянов назывался автором изданной в Харькове гектографированной программы, обосновывавшей принципы "систематического террора". Действительно, в этом документе и в программе группы Ульянова прослеживается единство взглядов в вопросе о децентрализации террора. Однако никаких данных, позволяющих считать Ульянова составителем харьковской программы, авторы не приводят, сопоставление же ее текста с программой группы свидетельствует о самостоятельности обоих документов. Член группы И. Д. Лукашевич в своих воспоминаниях, написанных в начале 1906 г., характеризовал составленный Ульяновым документ как переходный между "программой


1 В. И. Ленин. ПСС. Т. 12, стр. 331.

2 Г. В. Плеханов. Социализм и политическая борьба. Наши разногласия. М. 1948, стр. 25.

3 "Свободная Россия", Женева, 1889, N 1, стр. 59 - 60.

4 "Хроника социалистического движения в России. 1878 - 1887 гг.". М. 1906, стр. 337 - 338.

стр. 34


Народной Воли и социал-демократической"5 , но не подкреплял свой вывод его анализом. Впервые этот важный источник был введен в научный оборот лишь в 1918 г. в статье А. С. Полякова, изданной вскоре отдельной брошюрой6 . Автор в основном пересказал содержание программы, цитируя отдельные ее положения. По его мнению, составители предприняли попытку "примирить теорию и практику народовольчества с социал- демократами и дать "научное объяснение" террору". Отдельные положения программы получили в статье поверхностное освещение. До издания текста документа в 1927 г. А. И. Ульяновой-Елизаровой7 некоторые авторы, пользовавшиеся работой Полякова, недооценивали влияния идей марксизма на составителей программы. Так, активный участник студенческого революционного движения 80-х годов XIX в. Е. И. Яковенко считал, что документ "не есть, в строгом смысле, программа, а скорее - изложение мнений и взглядов кружка", представлявших "продукт тогдашней коллективной психологии"8 . Член группы С. А. Никонов писал в 1925 г. в своих воспоминаниях, что в программе Ульянов "не проявил специально- марксистской идеологии"9 .

Большая заслуга в разработке научного подхода к изучению мировоззрения группы принадлежит сестре Александра Ильича А. И. Ульяновой-Елизаровой, также привлекавшейся к следствию по делу 1 марта 1887 года. Анна Ильинична впервые сопоставила отдельные положения документа с программами "Народной Воли" и группы Благоева, показала влияние марксизма на мировоззрение Ульянов10 .

Монографии и статьи советских историков11 внесли существенный вклад в изучение основных вопросов мировоззрения Ульянова и его товарищей. Эти работы служат прочным фундаментом для дальнейшего исследования сложного процесса эволюции от народничества к марксизму, характерного для революционного движения России конца 80-х - начала 90-х годов XIX века. В то же время программа группы Ульянова не являлась еще предметом специального источниковедческого изучения. Вот почему ряд важных моментов появления этого документа, источники, положенные составителями в его основу, его структурное построение не проанализированы в литературе достаточно полно. Не получила также должной оценки основная цель авторов документа: способствовать объединению народовольцев и социал-демократов. Именно этим вопросам и посвящена данная статья.

Основными источниками для изучения программы "Террористической фракции партии "Народная Воля" являются показания членов группы на предварительном и судебном следствии, их речи на суде, воспоминания об А. И. Ульянове и деле 1 марта 1887 г., а также письма скрывшихся за границу участников покушения деятелям революционной эмиграции12 . Текст программы, восстановленный Ульяновым по памяти


5 И. Д. Лукашевич. Воспоминания о деле 1 марта 1887 г. "Былое", Птгр., 1917, N 1, стр. 40.

6 А. С. Поляков. Второе 1 марта. М. 1919.

7 "Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г.". Под ред. А. И. Ульяновой-Елизаровой. М. -Л. 1927, стр. 375 - 380 (далее - "Александр Ильич Ульянов").

8 Е. И. Яковенко. О втором 1-м марта. "Каторга и ссылка", М. -Л. 1927, N3(32), стр. 24,26.

9 ЦГИА СССР, ф. 1093 (П. Е. Щеголева), оп. 1, д. 147, л. 128.

10 А. И. Ульянова-Елизарова. Предисловие к сборнику "Александр Ильич Ульянов"; ее же. Предисловие к сборнику "Первое марта 1887 г. Дело П. Шевырева, А. Ульянова и др. Стенографический отчет". М. -Л. 1927 (далее - "Первое марта 1887 г.").

11 Б. С. Итенберг, А. Я. Черняк. Александр Ульянов (1866 - 1887). М. 1957; их же. Жизнь Александра Ульянова. М. 1966; Ю. З. Полевой. Зарождение марксизма в России. М. 1959; С. Н. Семанов. Во имя народа. М. 1961; В. П. Крикунов. А. И. Ульянов и революционные разночинцы Дона и Северного Кавказа. Нальчик. 1963; Э. Ф. Побегайло. Политические взгляды А. И. Ульянова. "Правоведение", 1970, N 6; В. А. Сутырин. Александр Ульянов. М. 1971; изд. 2-е. М. 1975.

12 См. "Лавров - годы эмиграции". Т. 11. Dordrecht-Boston. 1974, стр. 172 - 203.

стр. 35


в ходе жандармского дознания, а также основные документы следствия и воспоминания были изданы в 1927 году. Стенографический отчет о процессе и подлинник программы были опубликованы в сборнике "Первое марта 1887 г.".

Очень важным моментом для освещения политических взглядов Ульянова является дата составления программы его группы. В литературе высказывались три точки зрения по этому вопросу: А. С. Поляков без каких-либо аргументов датирует программу февралем 1887 г.13 , В. П. Крикунов полагает, что документ возник "не раньше конца ноября и не позже первой половины декабря 1886 г."14 , большинство исследователей датой ее составления считают декабрь 1886 года15 . Правильная датировка документа имеет существенное значение: известно, что с начала 1887 г. Ульянов приступил к систематическому изучению работ основоположников научного коммунизма, совместно с О. М. Говорухиным подготовил незадолго до ареста первый - в России перевод работы К. Маркса "К критике гегелевской философии права. Введение". Интерес к марксистской литературе проявляли в тот период и другие члены группы. Вот почему В. П. Крикуновым было высказано мнение, что "неправильно обрывать исследование идейного развития группы разбором ее программы"16 . Однако выдвигаемые Крикуновым аргументы при датировке программы представляются недостаточно обоснованными. Он ссылается на показание Ульянова от 5 марта, в котором он признавал, что вел разговоры с будущими участниками покушения о ненормальности существующего строя и возможных путях его изменения "не ранее второй половины ноября"17 . Эти слова не свидетельствуют об обсуждении текста программы: в показании от 21 марта Ульянов определенно указал, что "мысль о составлении программы террористической фракции явилась... приблизительно во второй половине декабря 1886 г."18 . Далее, В. П. Крикунов приводит показание П. И. Андреюшкина, заявившего, что осенью 1886 г. в Петербурге он "застал новую программу, выработанную на основаниях программы Исполнительного комитета партии "Народной Воли" и состоявшегося в последний год соглашения партии "Народной Воли" с партией социал-демократов"19 , а также слова прокурора Н. А. Неклюдова на процессе, заключившего из показания Андреюшкина, что программа "во второй половине декабря уже начинает ходить по рукам"20 . Однако из показания Андреюшкина трудно понять, о какой программе идет речь. Он пишет об уже выработанном соглашении народовольцев и социал-демократов, в то время как Ульянов лишь предполагал, что составленная им программа может "послужить делу объединения революционных сил". Более того, Андреюшкин познакомился с Ульяновым 31 декабря 1886 г., а членом группы стал лишь в январе 1887 г.21 , и сомнительно, чтобы до этого ему мог быть известен текст программы фракции.

Не приводят, к сожалению, никаких веских доводов и те исследователи, которые датировали программу второй половиной декабря 1886 года. Между тем в воспоминаниях Говорухина, написанных зимой 1887/88 гг. в Швейцарии и по времени своего создания имеющих


13 А. С. Поляков. Указ. соч., стр. 14.

14 В. П. Крикунов. Указ. соч., стр. 107, 121.

15 С. Н. Семанов. Указ. соч., стр. 96 - 97; Б. С. Итенберг, А. Я. Черняк. Жизнь Александра Ульянова, стр. 122; Э. Ф. Побегайло. Указ. соч., стр. 44.

16 В. П. Крикунов. Указ. соч., стр. 121.

17 "Александр Ильич Ульянов", стр. 369 - 370.

18 Там же, стр. 374.

19 См. В. П. Крикунов. Указ. соч., стр. 117; ЦГАОР СССР, ф. 112, оп. 1, д.648, п. 169.

20 "Первое марта 1887 г.", стр. 242.

21 Там же, стр. 70, 79, 125.

стр. 36


право претендовать на известную хронологическую точность, говорится о бурных обсуждениях проекта программы группы именно в декабре 1886 года. Из контекста, однако, трудно сделать вывод, что уже тогда программа была выработана окончательно: Говорухин отмечает, что у большинства участников обсуждения, в том числе и Ульянова, определенных взглядов на ряд вопросов еще не было22 . И все же эти воспоминания, а также письма Говорухина П. Л. Лаврову помогают точнее выяснить процесс составления программы. В показаниях от 19 марта Ульянов говорил, что программа была составлена им в феврале 1887 г.; она состояла "из общей части и собственно программы террористической фракции", а два дня спустя уточнил, что именно "во 2-й половине декабря 1886 г." "было решено формулировать наш взгляд на террор". Александр Ильич называет эту программу "особой специально- террористической"23 . Это важное положение при рассмотрении идеологии группы Ульянова, образование которой было связано с покушением на царя, следует подчеркнуть, ибо "вскоре к этому присоединилась мысль составить опыт общепартийной программы, которая могла бы объединить революционные партии"24 .

Возможно, что в декабре был выработан проект документа, однако осуществить свой план группа смогла лишь в феврале 1887 г., ибо, с одной стороны, много времени и сил отняла у нее непосредственная подготовка покушения, а с другой - члены ее еще не были готовы к решению важных теоретических вопросов. Есть ряд достоверных источников, помимо показаний Ульянова, позволяющих не только датировать программу февралем 1887 г., но и уточнить время и обстоятельства ее составления.

С. А. Никонов, близкий друг Александра Ильича, участвовавший в создании группы и арестованный по обвинению в пропаганде среди юнкеров за месяц до покушения, указывает в своих воспоминаниях, что программа возникла уже после его ареста, 28 января 1887 года. Он пишет, что обсуждал с Ульяновым текст будущей программы, намечая исключить из нее слова и выражения, которые трактовали народнические взгляды группы. "Эти наши решения были при обсуждении вопроса приняты фракцией и в конце концов при составлении программы фракции (уже после моего ареста) эти главные намеченные с Александром Ильичем черты ее были им сохранены"25 . На допросе 19 марта один из руководителей группы, Лукашевич, показал, что Ульянов торопился с печатанием "составленной в последнее время программы", подчеркнув, что сам он "узнал о ее существовании только во 2-й половине февраля"26 .

Воспоминания Лукашевича существенно дополняют его показания на следствии: в составлении программы на квартире Ульянова принимали участие, кроме него, Говорухин и М. И. Сосновский. После продолжительных споров Александр Ильич "взялся формулировать наши положения и составить текст программы нашей фракции. Он вышел в другую


22 "Александр Ильич Ульянов", стр. 219, 220, 231. Говорухин писал, что "возникли споры об общине, о капитализме... Тут всякий судил по-своему. Лишь в одном были согласны все, что систематический террор - наиболее верное средство вынудить у правительства уступки".

23 Там же, стр. 373 - 374; Ульянов отмечал, что в декабре при создании этой части документа "все были согласны с тем, что ни в одной из существующих программ не выставляется достаточно рельефно главное значение террора как способа вынуждения у правительства уступок и не дается удовлетворительного объективно-научного объяснения террора как столкновения правительства с интеллигенцией".

24 Там же, стр. 375.

25 С. А. Никонов. Жизнь студенчества и революционная работа конца 80-х годов. "Александр Ильич Ульянов", стр. 158 - 159.

26 ЦГАОР СССР, ф. 112, оп. 1, д. 649, лл. 243 - 243 об.

стр. 37


комнату и довольно быстро и хорошо справился со своей задачей"27 . Хотя в воспоминаниях нет даты этого собрания группы, но, судя по хронологии изложения, оно происходило скорее всего в середине февраля. На основании этих источников можно попытаться более точно установить дату составления программы. Она не могла появиться раньше 15 февраля, ибо до этого Ульянов в течение нескольких дней находился под Петербургом, где приготовлял динамит. 20 февраля 1887 г. выехал за границу один из составителей программы, Говорухин28 . Следовательно, текст документа был сформулирован Ульяновым между 15 и 20 февраля 1887 года29 .

Программа, как показал он на следствии, состояла из общей части, представляющей опыт новой программы, объединяющей партии "Народной Воли" и "социал-демократов" и "специально-террористической программы" 30 . Анализ текста документа позволяет выявить его четкое структурное построение: в первой части, завершающейся примечанием, изложение ведется от лица "социалистической партии", вторая же начинается словами "являясь террористической фракцией..." и дает обоснование террора. Можно допустить, что положенная в основу второй части программы идея "систематического террора" была выработана еще в декабре 1886 г. при организации группы.

Не освещен еще один важный момент, связанный с принятием программы и деятельностью Ульянова как руководителя группы. В литературе высказывалось мнение, что "программу едва ли усвоили все участники второго первого марта. Некоторые из них не могли даже ее прочитать, так как она не была готова и даже к 25 февраля не переписана набело"31 . Документы следствия и суда, а также воспоминания показывают, что большинство членов группы было ознакомлено с программой, которая обсуждалась на последнем совещании непосредственных участников покушения на Александра III 25 февраля 1887 года.

Лукашевич писал в своих воспоминаниях, что в этот день Александр Ильич "устроил общее собрание членов первой боевой группы на квартире Канчера. Тут он им еще раз объяснил устройство метательных снарядов и их действие. Затем он читал им программу террористической фракции и имел продолжительное собеседование по разным политическим вопросам с Осипановым"32 . Это любопытное свидетельство имеет большое значение, однако оно нуждается в проверке, так как Лукашевич не присутствовал на этом совещании группы. Документы следствия и стенографического отчета о процессе подтверждают достоверность его воспоминаний. Первым во время дознания сообщил о совещании М. Н. Канчер, который вместе с П. С. Горкуном и С. А. Волоховым должен был подать сигнал о проезде царя. В показании от 4 марта Канчер говорил, что в конце совещания "к нам пришел Ульянов, который затем удалился с Осипановым в другую комнату и о чем-то с ним бесе-


27 И. Д. Лукашевич. Указ. соч., стр. 40. Из писем Говорухина Лаврову от 23 мая и 2 июня 1887 г. можно заключить, что в обсуждении участвовало большее число лиц, ибо он пишет, что за пятью участниками собрания следила полиция. Говорухин отмечает, что он не участвовал в том последнем собрании, где предполагалась "стилистическая обработка" программы ("Лавров - годы эмиграции". Т. II, стр. 178 - 179, 185). Вероятно, Говорухин имеет в виду последнее собрание участников покушения 25 февраля 1887 года.

28 С. А. Никонов. Из воспоминаний об А. И. Ульянове. Предисловие А. И. Ульяновой-Елизаровой. "Пролетарская революция", М. 1929, N 2 - 3, стр. 174.

29 Ценным свидетельством такой датировки являются письма О. М. Говорухина П. Л. Лаврову, написанные им уже за границей весной 1887 года. Говорухин, сообщая, что проект вырабатывался в течение трех дней в феврале, указал еще на два собрания группы в декабре - январе (см. "Лавров - годы эмиграции" Т. II, стр. 178 - 179).

30 "Александр Ильич Ульянов", стр. 374 - 375.

31 А. С. Поляков. Указ. соч., стр. 17.

32 И. Д. Лукашевич. Указ. соч., стр. 41.

стр. 38


довал. Какое участие Ульянов принимал в нашем разговоре - я не помню" 33 .

Канчер, подробно рассказывавший о других аспектах деятельности группы, здесь явно о многом умалчивает. Это подтверждают его допрос на судебном следствии, а также показания Гаркуна от того же числа, указавшего, что "больше всех на этой сходке говорил Ульянов", который не только объяснил Осипанову устройство снарядов, но и читал ему программу группы: "Собственно, Канчер мне сказал, что Ульянов принесет программу для того, чтобы Осипанов мог повторить ее перед судом"34 . Противоречивость показаний Канчера и Горкуна, которые раскрыли на следствии основные моменты деятельности группы, легко объясняется их желанием представить себя случайными людьми, не знавшими "целей преступного сообщества".

Показания на суде еще одного участника совещания, Волохова, прямо указывают на участие Канчера в обсуждении программы. Он говорил, что разговор участников совещания проходил "в отдельной комнате, где были Канчер, Осипанов и Ульянов"35 . Наконец, и сам Канчер на суде признал это обстоятельство (к сожалению, его показания стенографический отчет передает неполно)36 . Хотя стенограмма дважды прерывается (именно в тех местах, где речь идет о чтении программы), присутствие Канчера при чтении прослеживается довольно ясно. Более того, он упоминает, что, "когда читали", в обсуждении принимал участие Андреюшкин, высказывавшийся в защиту террора. Теперь становится понятным, почему Горкун показал, что Ульянов говорил больше всех на этой сходке: именно он читал текст программы. Об этом также свидетельствуют показания на суде В. Д. Генералова, раскрывающие его участие в обсуждении программы. Он рассказал, что после решения вопросов, связанных с покушением, "Ульянов, Осипанов и я ушли в другую комнату... Когда прочли программу, я ушел, а Ульянов остался с Оси па новым"37 . Пометки карандашом, которые видел Горкун в тексте программы, показывают, что в нее в результате обсуждения были внесены определенные коррективы, возможно, народовольческого уклона.

Таким образом, после того, как Ульянов с 17 февраля 1887 г. возглавил фракцию, в ее деятельности появились новые существенные черты. В частности, состоялось коллективное обсуждение программы непосредственными участниками покушения. Если учесть, что с текстом программы были знакомы также Р. А. Шмидова38 и Б. И. Пилсудский, то можно сделать вывод об идейной сплоченности членов группы.

О том, какое значение придавал Ульянов программе группы, свидетельствует его попытка отпечатать этот документ типографским способом буквально накануне покушения. Следует указать на фактические неточности в ряде работ, освещавших осуществление этого замысла руководителя группы. Правильно отмечая, что печатание программы происходило на квартире студента Петербургского университета Пилсудского, В. П. Крикунов пишет, что оно началось 15 февраля39 ; Б. С. Итенберг и А. Я- Черняк полагают, что это произошло 27 и 28 февраля40 . Как видно из показаний Пилсудского от 16 марта41 , Ульянов работал на его квартире с двумя помощниками 28 февраля и 1 марта 1887 года.


33 ЦГАОР СССР, ф. 112, оп. 1, д. 648, л. 89.

34 См. публикацию документов: Н. Б. Коваленко, А. М. Козочкина. К биографии Александра Ульянова. "Советские архивы", 1966, N 2, стр. 71.

35 "Первое марта 1887 года", стр. 65.

36 Там же, стр. 50.

37 Там же, стр. 73.

38 Р. А. Шмидова. Воспоминания о 1 марта 1887 г. "Простор", Алма- Ата 1967, N 4, стр. 63.

39 В. П. Крикунов. Указ. соч,, стр. 121.

40 Б. С. Итенберг, А. Я. Черняк. Жизнь Александра Ульянова, стр. 139.

41 ЦГАОР СССР, ф. 112, оп. 1, д. 649, лл. 168 - 168 об.

стр. 39


В первый день им пришлось исправлять шрифт, и лишь 1 марта был окончен набор двух начальных страниц программы. В тот же день Ульянов был арестован, и закончить печатание программы ему не удалось. Подчеркнем, что он стремился отпечатать первую часть документа, рассматриваемую им как проект общепартийной программы. Публикация второй, "специально- террористической", части лишь предполагалась42 , и, следовательно, на первый план Ульянов ставил теоретические вопросы, а не обоснование тактики фракции.

Текст программы, сформулированный Ульяновым, является итогом идейных исканий членов его группы, служит достоверным источником по изучению их политических взглядов. Установление структурных особенностей программы позволяет опровергнуть мнение Н. К. Каратаева, что отдельные положения программы, сформулированные под влиянием марксизма, "теряли свое значение постольку, поскольку первоочередное внимание социалистов сосредоточивалось на индивидуальном терроре и цареубийстве"43 . Ведь в первой части программы, печатавшейся Ульяновым, о терроре не сказано ни слова.

Для понимания политических взглядов составителей программы необходимо ответить на вопрос о том, какие источники были положены в ее основу. Ульянов показал на следствии, что "прежняя программа "Народной Воли" по недостатку научной обосновки и некоторой неопределенности своих положений не вполне удовлетворяет революционные кружки", поэтому он и его товарищи считали, что "исправляя эти ее недостатки и сделав в ней некоторые изменения, можно устранить все существенные причины разногласий и послужить делу объединения революционных сил"44 . Участники группы Ульянова не ограничились уточнением и обоснованием основных положений программы Исполнительного комитета "Народной Воли". Первая часть программы, называемая Ульяновым "общей", безусловно, проникнута идеями произведений Плеханова "Социализм и политическая борьба" и "Наши разногласия", показывает знакомство составителей с "Манифестом Коммунистической партии" и "Капиталом" Маркса. Уже сама высказанная Ульяновым цель составления документа, стремление сделать его приемлемым для социал- демократов предполагали знакомство с проектами программы групп Благоева и "Освобождение труда" (1884 г.).

В литературе совершенно обоснованно подчеркивался эклектизм программы группы Ульянова. Но в чем же состояла причина эклектизма, как следует оценить тенденцию к сближению с социал-демократами молодых революционеров, организовавших группу непосредственно для террористического акта и находившихся под несомненным влиянием героического ореола "Народной Воли"? Бесспорно, что эволюция от народничества к марксизму определенной части революционеров-разночинцев 80-х годов XIX в. была обусловлена, с одной стороны, новыми явлениями в экономике страны, а с другой - распространением социал-демократических идей, кризисом теории и практики народничества. Текст программы и воспоминания членов группы Ульянова показы-


42 "Александр Ильич Ульянов", стр. 374. О. М. Говорухин писал П. Л. Лаврову 23 мая 1887 г., что документ предполагали издать также в Харькове. Возможно, В. П. Бражникову, руководителю местных революционеров, 25 февраля 1887 г. была передана для издания именно вторая часть программы (см. "Лавров - годы эмиграции". Т. II, стр. 179; Р. А. Шмидова. Указ. соч., стр. 63).

43 Н. К. Каратаев. Народническая экономическая литература 60 - 90-х гг. XIX века. "Народническая экономическая литература". М. 1958, стр. 75 - 76; ср. В. П. Крикунов. Указ. соч., стр. 112.

44 "Александр Ильич Ульянов", стр. 375. Говорухин сообщал в мае 1887 г. парижским народовольцам, что его товарищи, не примыкая к программам ни народовольцев, ни социал-демократов, считали "очень дельными воззрения группы "Освобождение труда" и, в частности, Плеханова, и постановку программных вопросов...", хотя находили, что они "не полно выражены относительно полит[ической] борьбы до конституции" ("Лавров - годы эмиграции". Т. II, стр. 174).

стр. 40


вают, что ее составители отнюдь не считали капитализм регрессом и упадком. В документе говорится, что "к социалистическому строю каждая страна приходит неизбежно, естественным ходом своего экономического развития; он является таким же необходимым результатом капиталистического производства и порождаемого им отношения классов, насколько неизбежно развитие капитализма, раз страна вступила на путь денежного хозяйства". В программе отмечалось, что каждый шаг к социализму "возможен только как результат количественного или качественного увеличения силы и сознательности в рабочем классе"45 . В своей речи на суде Ульянов говорил, что "каждая страна развивается стихийно по определенным законам, проходит через строго определенные фазы и неизбежно должна придти к (высшей. - И. А. ) общественной организации"46 . Несомненно, что Ульянов правильно понял один из главных выводов "Капитала" Маркса, который, "поставив своей задачей научный анализ капиталистической общественной формации", доказал, что "действительно происходящее перед нашими глазами развитие этой организации имеет такую-то тенденцию, что она неизбежно должна погибнуть и превратиться в другую, высшую организацию"47 .

Однако ошибочно было бы утверждать, что программа дает положительный ответ на вопрос о вступлении России на путь капитализма. В документе отмечалось, что цитированный выше закон не является единственным и "не исключает возможности более прямого перехода к социалистической организации народного хозяйства, если для этого существуют особенно благоприятные условия в привычках народа, в характере интеллигенции и правительства". Вот почему свои расхождения с социал-демократами составители программы видели прежде всего в том, что возлагали "больше надежды на непосредственный переход народного хозяйства в высшую форму"48 . Двойственное отношение к важнейшему вопросу теории революционного движения в России второй половины XIX в. отчетливо проявилось и при характеристике классовой структуры страны. В программе "Народной Воли" не рассматривались пролетариат и буржуазия, крупнейшей капиталистической силой провозглашалось государство49 . В программе группы Ульянова отмечалось, что рабочий класс "составляет значительную часть городского населения и имеет огромное значение для социалистической партии. По своему экономическому положению он является естественным носителем социалистических идей...". По мнению составителей программы, рабочий класс представлял собой наиболее сознательную общественную группу. Поэтому "главные свои силы партия должна посвящать организации и воспитанию рабочего класса, его подготовке к предстоящей ему общественной роли"50 .

Несомненно, что к таким выводам Ульянов и его товарищи пришли под влиянием марксистской литературы, приблизившей их к подлинно научному пониманию значения и роли пролетариата. Однако и в этом вопросе сказывается известная противоречивость в оценках составителей программы: по своему "общественному значению" рабочий класс ставился после крестьянства; отмечалось, что буржуазия "находится лишь в начале своего формирования", и в тексте программы отсутствует термин "пролетариат"51 . Сохранение известных народнических иллюзий при рассмотрении крестьянской общины, почти дословное цитирование


45 Там же, стр. 376.

46 Там же, стр. 339.

47 В. И. Ленин. ПСС. Т. 1, стр. 180.

48 "Александр Ильич Ульянов", стр. 376, 379.

49 См. "Народническая экономическая литература", стр. 385.

50 "Александр Ильич Ульянов", стр. 378.

51 Там же, стр. 377, 379.

стр. 41


программы "Народной Воли" при характеристике крестьянства отражало отсутствие научного анализа проблемы развития капитализма в России, определенное влияние народнической литературы, с которой Ульянов был хорошо знаком52 . Составители программы, сделав значительный шаг в сторону марксизма в отрицании "самобытности русского экономического строя вообще", не смогли преодолеть это народническое положение при характеристике крестьянской общины.

Заслуживает внимания содержащаяся в программе оценка задач интеллигенции в освободительном движении. В документе отмечалось, что, "не имея классового характера, она не может, конечно, играть самостоятельной роли в социально-революционной борьбе, но она может явиться передовым отрядом в политической борьбе, в борьбе за свободу мысли и слова". Составители отмечали, что в этом вопросе они придают интеллигенции большее значение, чем социал-демократы. Далее в программе говорилось, что русское правительство является самостоятельной общественной силой, не выражающей интересов каких-либо классов. Эти два взаимосвязанных положения, заимствованные из программы "Народной Воли", и привели членов группы к выводу о возможности успешной борьбы интеллигенции с самодержавием "без предварительной классовой организации". Вот почему, отмечая, что "главные свои силы партия должна посвящать организации и воспитанию рабочего класса", который будет составлять "ядро социалистической партии", авторы программы не считали еще возможным работать в этом направлении "при существующем политическом режиме в России"53 .

Таким образом, на практике* главной и единственно возможной признавалась борьба интеллигенции с правительством. Этот вывод группы, обоснованию которого посвящена "специально-террористическая часть" программы, отнюдь не снижает важности ряда положений документа, составители которого порвали с народническими взглядами на рабочий класс как на вспомогательный отряд революционной армии, главную силу которой составляет крестьянство54 .

Собственно программные требования Ульянов и его товарищи сформулировали в восьми пунктах. Составители использовали основные современные им программные документы "Народной Воли", группы "Освобождение труда" (проект 1884 г.), "Партии русских социал-демократов". Главным источником для членов группы послужила программа Исполнительного комитета "Народной Воли", отдельные пункты - о даровом начальном обучении, требование свободы передвижений - заимствованы соответственно из программ групп Благоева и Плеханова55 .

Заметно влияние "Проекта программы партии русских социал-демократов" на формулировки отдельных положений документа. В обеих программах требования буржуазно-демократического характера не отделены от "социалистических"56 , обе вводят пункт о национализации земли (народники в 1884 г. отмечали, что после совершения социальной революции "необходимо будет признать собственником земли государство, но практическое пользование землей возможно лишь местным общинам") 57 . Под влиянием марксизма было сформулировано Ульяновым требование "национализации фабрик, заводов и всех вообще орудий производства". Соответствующий пункт программы Благоева говорит лишь о переходе "фабрик и заводов в руки рабочих ассоциаций"58 . В осталь-


52 См. Э. Ф. Побегайло. Указ. соч., стр. 40.

53 "Александр Ильич Ульянов", стр. 377 - 379.

54 См. В. П. Крикунов. Указ. соч., стр. 114.

55 См. Б. С. Итенберг, А. Я. Черняк. Жизнь Александра Ульянова, стр. 51.

56 См. Ю. З. Полевой. Указ. соч., стр. 319.

57 "Народническая экономическая литература", стр. 622.

58 См. "Проект программы партии русских социал-демократов". "Былое", 1918, N 13, стр. 45.

стр. 42


ных пунктах требования "Народной Воли" подверглись значительным редакционным изменениям. Любопытно, что Александр III, ознакомившись с программой, написал на полях: "Чистейшая коммуна"59 .

В "специально-террористической программе", печатание которой лишь намечалось, дается объяснение террора как столкновения правительства и интеллигенции, выражается надежда на его несомненный успех. В основу этой части составители положили многолетний опыт героической борьбы с самодержавием, считая, что он должен быть научно обоснован. Требования, которые ставились условием прекращения террористической борьбы, были взяты из письма Исполнительного комитета Александру III. Говорухин приводит ценное свидетельство, что Ульянов настоял на опущении заявления Исполнительного комитета о безусловном подчинении "Народному собранию", проникнутого верой в "социалистические инстинкты" крестьянства; группа согласилась с Ульяновым, что крестьянство политически совершенно не развито, "нет полной уверенности, что крестьяне не выберут кулаков..."60 . Как заметила А. И. Ульянова-Елизарова, значение террора дано "почти в тех же выражениях, что и в программе "Народной Воли"61 .

Нельзя согласиться с Н. К. Каратаевым, что в обоснование своей деятельности группа Ульянова положила "прежние доводы землевольцев и народовольцев" 62 . В. П. Крикунов справедливо заметил, что террор в программе группы - не убийство заговорщиками высокопоставленных лиц из чувства самозащиты и мести "смерть за смерть", как было раньше63 . В программе ничего не говорится о фабричном и аграрном терроре. Выдвигая принцип систематического террора при его децентрализации, составители, по существу, выступали против организации типа старой "Народной Воли", признавали себя фракцией, ведущей активную борьбу с правительством.

Основное же внимание будущая партия должна была уделить рабочему классу. Текст программы говорит, что составители были солидарны со словами Плеханова: "Мы вовсе не хотим, чтобы тайные рабочие организации превратились в тайные питомники для разведения террористов из рабочей среды"64 . То обстоятельство, что в произведениях Плеханова и социал-демократических программах 80-х годов XIX в. не было категорического осуждения террора, "отсутствие условий для восстания" привело А. И. Ульянова к убеждению, что это "единственное средство" завоевать политическую свободу65 . Но как средство борьбы террор не принес и не мог принести успеха до тех пор, пока выступал как "особый прием тактики" "с угрозой дальнейших покушений и убийств"66 .

В документе отсутствовала постановка задачи создания "социалистической партии", от имени которой ведется изложение в "общей части" программы. Речь здесь идет не о партии "Народная Воля", как полагает Н. К. Каратаев 67 , а о новой организации, образуемой на основе данного документа. Программа группы Ульянова ставит перед партией задачи, во многом сходные с программами групп Благоева и "Освобождение труда". Уже в литературном построении первая часть сформулированной Ульяновым программы отличается от документа "Народной Воли", содержит примечание, сходное по смыслу с имею-


59 Цит. по: А. С. Поляков. Указ. соч., стр. 16.

60 "Лавров - годы эмиграции". Т. II, стр. 185.

61 "Александр Ильич Ульянов", стр. 114.

62 "Народническая экономическая литература", стр. 671.

63 В. П. Крикунов. Указ. соч., стр. 119.

64 Г. В. Плеханов. Указ. соч., стр. 394.

65 См. "Александр Ильич Ульянов", стр. 370.

66 В. И. Ленин. ПСС. Т. 6, стр. 371.

67 "Народническая экономическая литература", стр. 670.

стр. 43


щимся в программе Плеханова. Лишь во второй части составители заявляют о себе как о представителях "террористической фракции партии". Однако еще в заключении "общей части", говоря о своих взаимоотношениях с социал- демократами, авторы программы явно причисляют себя к народовольцам. Тем не менее расхождения с социал-демократами представлялись Ульянову и его товарищам "очень не существенными и лишь теоретическими. На практике же, действуя во имя одних и тех же идеалов, одними и теми же средствами, мы убеждены, что всегда будем оставаться их ближайшими товарищами"68 .

Это важное заявление, обоснованное в показаниях Ульянова на следствии как стремление выработать проект общепартийной программы, не может быть оценено однозначно. На фоне усиливающегося со второй половины 80-х годов XIX в. влияния либерального народничества, призывов к совместной борьбе с самодержавием всех оппозиционных элементов, "забыв" на время вопрос о социализме, утверждений многих революционеров, что в России совершенно неприменимы социал-демократические теории69 , единственной альтернативой для передового крыла революционного народничества была эволюция к марксизму, социал-демократическая деятельность. Характерно, что в 1883 г. Плеханов писал: "Наше революционное движение не только ничего не потеряет, но, напротив, очень много выиграет, если русские народники и русские народовольцы сделаются, наконец, русскими марксистами и новая, высшая точка зрения примирит все существующие у нас фракции..." При этом, по мысли Плеханова, социалистическая интеллигенция "должна стать руководительницей рабочего класса в предстоящем освободительном движении, выяснить ему его политические и экономические интересы, равно как и взаимную связь этих интересов, должна подготовить его к самостоятельной роли в общественной жизни России"70 .

История создания, обсуждения и печатания программы группы Ульянова, анализ основных ее положений показывают, что именно данные социал- демократические идеи нашли в ней определенное отражение, а это объективно следует признать важным моментом в процессе эволюции от народничества к марксизму. Однако, не сумев решить вопрос о вступлении России на путь капитализма, выдвигая на первый план единоборство интеллигенции с правительством, Ульянов и его товарищи не смогли полностью порвать с прежними народническими и народовольческими взглядами, что являлось непременным условием их объединения с социал-демократами.


68 "Александр Ильич Ульянов", стр. 379.

69 См. А. И. Ульянова-Елизарова. Предисловие к сборнику "Александр Ильич Ульянов", стр. X.

70 Г. В. Плеханов. Указ. соч., стр. 61 - 71.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОГРАММА-ГРУППЫ-А-И-УЛЬЯНОВА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Марк ШвеинКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Shvein

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

И. А. АЛЬТМАН, ПРОГРАММА ГРУППЫ А. И. УЛЬЯНОВА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 10.08.2017. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ПРОГРАММА-ГРУППЫ-А-И-УЛЬЯНОВА (дата обращения: 21.08.2017).

Автор(ы) публикации - И. А. АЛЬТМАН:

И. А. АЛЬТМАН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Марк Швеин
Кижи, Россия
68 просмотров рейтинг
10.08.2017 (12 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Негры в США. ГАРВИЗМ
Каталог: Право 
Вчера · от Марк Швеин
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ФИЛОСОФСКО-РЕЛИГИОЗНЫЕ ВЗГЛЯДЫ ТИТА ЛИВИЯ
Каталог: Философия 
Вчера · от Марк Швеин
ЗАГАДКА ДРЕВНЕГО АВТОГРАФА
Каталог: История 
Вчера · от Марк Швеин
РУССКИЙ ПОСОЛЬСКИЙ ОБЫЧАЙ XVI ВЕКА
Каталог: История 
Вчера · от Марк Швеин
Золото? Какое золото?
Каталог: Право 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ОРГАНИЗАЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОРОДОВ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В XVI-XVII ВЕКАХ
Каталог: Строительство 
4 дней(я) назад · от Марк Швеин
БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ
4 дней(я) назад · от Марк Швеин
ПРОБЛЕМЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ В ЖУРНАЛЕ "KWARTALNIK HISTORYCZNY" ЗА 1970-1976 ГОДЫ
Каталог: История 
4 дней(я) назад · от Марк Швеин
Сущность пола и игра полов в Мироздании. The essence of sex and the game of sexes in the Universe.
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Л. А. ЗАК. ЗАПАДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Марк Швеин

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРОГРАММА ГРУППЫ А. И. УЛЬЯНОВА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK