Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-15043
Автор(ы) публикации: З. И. СОКОЛОВА

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Освободительное движение на Кубе прошло в своем развитии три поступательно сменявших друг друга этапа. Каждому из них соответствовало свое поколение революционеров, которое возглавляло борьбу в десятилетней войне (1868 - 1878 гг.), явившейся первой национально-освободительной революцией на Кубе, в революционно- освободительной войне 1895 - 1898 гг., на пролетарском этапе. Начало последнего связано с образованием в стране в 1925 г. компартии, которая вывела кубинский пролетариат на руководящие позиции в освободительном движении. На этом этапе произошли две революции - революция 1930-х годов и победоносная Кубинская революция. Каждой из революций предшествовала революционная ситуация со своими специфическими чертами, в которых диалектически преломились общие закономерности освободительной борьбы. Ни одна из этих революционных ситуаций пока не стала объектом исследования.

Советские историки не выработали единой точки зрения по таким принципиальным вопросам революционной ситуации 1950-х годов на Кубе, как сроки ее возникновения, характер и условия развития, действие в ней общих закономерностей и своеобразие их преломления в кубинской действительности, хотя речь идет о революционной ситуации, которая занимает особое место в истории Кубы, потому что она увенчалась победоносной революцией и созданием первого в Западном полушарии социалистического государства. Наличие этой революционной ситуации в момент штурма казарм Монкада и Баямо 26 июля 1953 г. либо отрицалось, либо о ней умалчивали. Эта тенденция не изжита до сих пор. Между тем в материалах и документах I съезда Коммунистической партии Кубы (КПК) (декабрь 1975 г.), и прежде всего в ее Программной платформе1 , вопросу о сроке возникновения революцион-


В основу статьи положена лекция из цикла "Ленинизм и методологические проблемы исследования освободительного и революционного движения на Кубе", прочитанного в Институте общественных наук АН Республики Куба в 1981 году. Автор пользуется возможностью выразить благодарность ветерану коммунистического движения на Кубе, члену ЦК КП Кубы и директору Института коммунистического движения и социалистической революции на Кубе при ЦК Компартии Кубы Ф. Гробарту, сотрудникам этого института Э. Пересу и Э. Думпьерре, принявшим участие в обсуждении этого цикла, Х. Эрере Медина и В. Альварес (Центр исследований военной истории), А. Гарсии и П. Мирончуку.

1 См. Программная платформа Коммунистической партии Кубы. В кн.: I съезд Коммунистической партии Кубы, Гавана, 17 - 22 декабря 1975 г. М. 1976.

стр. 3


ной ситуации уделено особое внимание. Эти мысли нашли свое отражение и в советских исследованиях, вышедших после этого съезда2 . При этом обнаружилось различие мнений.

Существует по крайней мере четыре точки зрения относительно революционной ситуации 1950-х годов на Кубе. Первая принадлежит авторам книги "Великий Октябрь и Кубинская революция", которые признают наличие революционной ситуации накануне штурма казармы Монкада, но собственным же утверждением о том, что "главной причиной, не позволившей революционной ситуации вылиться в революцию в тот момент, была слабость субъективного фактора"3 , фактически отрицают, что 26 июля 1953 г. было началом революции. Рассуждения авторов внутренне противоречивы и непоследовательны. Ссылаясь на приведенное в Программной платформе КПК указание на то, что переворот 10 марта 1952 г. "привел... к возникновению революционной ситуации"4 , они одновременно утверждают, что "накал революционного брожения достиг к лету 1953 г. уровня революционной ситуации. Куба была на грани революции"5 . Государственный переворот 10 марта 1952 г. расценивается авторами как попытка "найти контрреволюционный выход из кризиса" (очевидно, имеется в виду кризис "верхов"), однако это верное в принципе наблюдение не подкрепляется в книге логически завершенным анализом. Ставя вопрос о возможном "исчезновении" революционной ситуации и "перерывах" в ее развитии, авторы сводят революционную ситуацию 1950-х годов на Кубе к сумме нескольких революционных ситуаций, не раскрывая при этом органической связи между ними. Таким образом, фактически снимается вопрос о поступательном развитии революционной ситуации 1950-х годов на Кубе от низшей стадии до революционного кризиса, приведшего к свержению диктатуры.

Вторую точку зрения высказывает авторский коллектив книги "Куба: опыт общественного развития"6 , отрицающий наличие революционной ситуации в стране в момент штурма казарм Монкада и Баямо.

Соответствующее место из Программной платформы КПК, где речь идет о возникновении революционной ситуации, авторы обходят молчанием. Они отрицают и то, что революция началась 26 июля 1953 года. Их утверждение, что "вооруженные действия передового отряда были призваны способствовать быстрейшему созреванию революционной ситуации"7 , несостоятельно: во-первых, оно, по существу, отрицает объективный характер процесса возникновения революционной ситуации и признает возможность ее формирования субъективными силами; во-вторых, неверно оценивает природу самих вооруженных действий, сужая их роль до фактора, формирующего революционную ситуацию, тогда как они наряду со стачками и подпольной борьбой были важнейшим компонентом развивавшейся в стране революции.

Третья позиция представлена выводом Е. А. Ларина, который исходит из того, что на рубеже 1940 - 1950-х годов "на Кубе шло назревание общенационального кризиса, основными признаками которого были банкротство политической надстройки, кризис экономической структуры


2 См.: Великий Октябрь и Кубинская революция. М. 1977; Ларин Е. А. Повстанческая армия в Кубинской революции (декабрь 1956 - январь 1959 г.). М. 1977; Соколова З. И. От Монкады до "Гранмы" (Некоторые проблемы вооруженной борьбы на Кубе). В кн.: "Гранма" - новый этап революционной борьбы на Кубе. М. 1978; и др.

3 Великий Октябрь и Кубинская революция, с. 54.

4 I съезд Коммунистической партии Кубы, с. 293.

5 Великий Октябрь и Кубинская революция, с. 54.

6 Куба: опыт общественного развития. М. 1979, с. 16.

7 Там же, с. 17.

стр. 4


и усиление классовой борьбы, охватившей широкие слои кубинского общества"8 .

Нами уже предпринималась попытка показать, что штурм казарм Монкада и Баямо был осуществлен при наличии в стране революционной ситуации и что само это вооруженное выступление было одним из ее проявлений; раскрыть на конкретном материале кубинской действительности 1950-х годов действие каждого из трех отмеченных В. И. Лениным признаков революционной ситуации; обратить внимание на специфику формирования субъективного фактора Кубинской революции в период от штурма Монкады и Баямо (26 июля 1953 г.) до высадки на Кубе отряда революционеров во главе с Фиделем Кастро (2 декабря 1956 г.)9 .

Необходимость нового обращения к вопросу о революционной ситуации 1950-х годов на Кубе объясняется нерешенностью в советской литературе ряда вопросов, имеющих прямое отношение к выяснению своеобразия форм проявления общих закономерностей в процессе ее возникновения и развития10 . При исследовании революционной ситуации 1950-х годов на Кубе мы исходим из основного закона революции, сущность которого состоит в том, что нельзя идти в решительный бой с одним авангардом, "пока весь класс, пока широкие массы не заняли позиции либо прямой поддержки авангарда, либо, по крайней мере, благожелательного нейтралитета по отношению к нему и полной неспособности поддерживать его противника". "Для этого, - считал Ленин, - нужен собственный политический опыт этих масс. Таков - основной закон всех великих революций"11 . Это указание имеет принципиальный характер. Оно требует, чтобы исследователь раскрыл процесс приобретения массами собственного политического опыта и выявил конкретные условия, содействовавшие этому процессу, равно как и роль политического авангарда в решении этой исторической задачи.

Как известно, ленинская концепция революционной ситуации включает три взаимосвязанных ее признака: "1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство; тот или иной кризис "верхов", кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов... 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс,., в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими "верхами", к самостоятельному историческому выступлению. Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и отдельных классов, - подчеркивает Ленин, - революция - по общему правилу - невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией"12 .


8 Ларин Е. А. Ук. соч., с. 22. О вкладе Е. А. Ларина в разработку проблем революционной ситуации см.: Соколова З. И. Советская историография Кубинской революции. - Вопросы истории, 1980, N 11, с. 42; ее же. Новейшие советские исследования Кубинской революции. В кн.: Советско-кубинские отношения 1917 - 1977. М. 1980, с. 231 - 233.

9 См. "Гранма" - новый этап, с. 6 - 23.

10 Кубинские исследователи делают только первые шаги в изучении революционной ситуации 1950-х годов. Так, Т. Фунг Риверон в работе об общих закономерностях и своеобразии социалистической революции на Кубе уделяет наибольшее внимание кризису "верхов", поведению буржуазных политических партий (см. Fung Riveron T. M. En torno a las regularidades y particularidades de la revolucion socialista en Cuba. La Habana. 1982, pp. 52 - 53, 54 - 60). Некоторые данные о признаках революционной ситуации на Кубе содержатся также в статье: Perez Conception H. Del 10 de marzo al 26 de julio. La Revolucion en la Habana. - Universidad de la Habana, 1984, N 222, pp. 257, 264 - 269.

11 Ленин В. И. ПСС. Т. 41, с. 78.

12 Там же. Т. 26, с. 218 - 219.

стр. 5


"Совокупность объективных перемен" в 1950-е годы на Кубе была подготовлена развитием капитализма в стране, находившейся в полной зависимости от иностранного, прежде всего американского, финансового капитала. С начала этого десятилетия страну охватил глубокий социально-экономический кризис. Кубинский капитализм обнаружил полную неспособность найти выход из рамок отсталости, преодолеть однобокость монокультурной экономики. Характерно, что указанный кризис возник в условиях, когда наблюдался рост наиболее развитой отрасли экономики Кубы - сахарного производства13 . США - главный импортер кубинского сахара - в данной ситуации отказались от его закупки, усугубив тем самым неустойчивое и зависимое положение ориентированной на монокультуру экономики Кубы. Различные классы кубинского общества по-разному определяли пути выхода из этого кризиса. Как показала история, существовал единственный выход - социальная революция. Она была объективно обусловлена.

Стремясь не допустить революционного взрыва в стране и несколько смягчить остроту социально-экономического кризиса, Международный банк реконструкции и развития во второй половине 1950 г. направил на Кубу группу экспертов, которая выработала "план Траслоу" (по имени американского экономиста, возглавившего миссию). Социально- классовый смысл "Доклада о Кубе"14 , подготовленного этой группой, состоял в том, чтобы укрепить позиции американского капитала за счет изменения социального законодательства в ущерб рабочему классу Кубы. Государственный переворот 10 марта 1952 г. был одним из первых шагов на пути реализации предложений, содержащихся в "Докладе о Кубе". В результате переворота была установлена военная диктатура реакционнейших сил, представлявшая собой, как отмечено в Программной платформе КПК, "сговор между империализмом и буржуазно-помещичьей олигархией"15 .

Своеобразие момента состояло в том, что ставленник американского империализма Ф. Батиста узурпировал власть в ходе начавшейся в стране кампании по президентским и общим выборам, которые должны были состояться в июне 1952 года. Это обстоятельство с особой наглядностью обнажило остроту вопроса о политической власти. "Переворот, - говорится в Программной платформе КПК, - привел к предельному обострению всех противоречий, свойственных неоколониальному режиму,.. и к возникновению революционной ситуации"16 . Таким образом, одна из особенностей революционной ситуации 1950-х годов на Кубе состояла в том, что переживавшие кризис "верхи" (в лице наиболее реакционной их части) первыми перешли в наступление против тех сил, которые связывали выход из кризиса с предстоящими выборами, т. е. сложилась ситуация, подобная той, о которой в свое время писал Ф. Энгельс: "Имеется десять шансов против одного, что наши правители еще задолго до этого времени (завоевания большинства в парламенте. - З. С. ) применят против нас насилие; а это перенесет нас с арены парламентской борьбы на революционную арену"17 . Однако действия кубинских "верхов", рассчитанные на выход из кризиса, превратились в своего рода контрреволюционный "заход" в революционную ситуацию. Контрреволюция на Кубе перешла в наступление раньше, чем началась революция. Она навязала стране военный режим и тем ока-


13 В 1952 г. на Кубе было произведено 7,1 млн. т сахара, из них в США экспортировано 4,9 млн. (см. Rodriguez J. L. La politica economica en Cuba prerevolutionaria (1945 - 1958). -Economia y desarrollo, 1980, N 56, p. 189).

14 См. Banco internacional de Reconstruccion у Fomento, Informe sobre Cuba. Tt. 1 - 3. Washington. 1951.

15 I съезд Коммунистической партии Кубы, с. 292.

16 Там же, с. 293.

17 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 22, с. 287.

стр. 6


зала решающее влияние на выбор революционными силами путей дальнейшей борьбы. Борьба с военной диктатурой могла быть только вооруженной, требующей создания "самостоятельного организованного движения, независимого от продажных и проимпериалистически настроенных политиканов", и организации "народного вооруженного восстания как высшей формы массовой борьбы"18 .

В условиях революционной ситуации шло ускоренное накопление массами собственного политического опыта. Логику ее развития определяло движение от низшей стадии, когда инициатива борьбы была перехвачена контрреволюцией, сумевшей временно добиться перевеса, ибо массовые силы революции оказались не готовыми к быстрой смене политической обстановки и к решению вопроса о власти в свою пользу, к высшей стадии - революционному кризису. Революционная ситуация 1950-х годов развивалась в прямой зависимости от поэтапного восхождения субъективного фактора Кубинской революции к качественно новому состоянию по мере накопления и осмысления массами собственного политического опыта. Это восхождение совершалось в процессе непосредственной борьбы "низов" с "верхами".

Перемены в партийном составе "верхов", в принципе не менявших свою социальную природу, оказывали влияние на характер переживаемого ими кризиса на каждой из стадий развития революционной ситуации и свидетельствовали о том, что по мере его углубления все более отчетливо выявлялась классовая однотипность и контрреволюционная направленность позиций различных групп кубинской буржуазии, заинтересованной в целом как класс в недопущении победы радикальной революции. Истинный смысл игры в оппозицию и стремления создать видимость "борьбы" между различными партиями состоял в том, чтобы затушевать остроту классовых противоречий и антагонистический характер размежевания общественных сил. Главным в политической линии буржуазии Кубы было ее стремление обеспечить себе гегемонию в революции. Это со всей остротой и наглядностью обнажила борьба, которую вели между собой мелкобуржуазная Партия кубинского народа ("ортодоксы") и отстраненная от власти в ходе государственного переворота 10 марта 1952 г. Кубинская революционная партия ("аутентики"). В конечном итоге в момент свержения диктатуры и с первых шагов перерастания демократической революции в социалистическую "аутентики" и руководство "ортодоксов" оказались в едином контрреволюционном лагере, хотя и продолжали прикрывать либеральной фразеологией свой маневр и политический курс против установившейся в стране революционно-демократической диктатуры.

Магистральное направление, социальное содержание и стержень политической жизни на Кубе в период революционной ситуации определялись расстановкой классовых сил в развивавшейся в стране революции, борьбой буржуазии и пролетариата за гегемонию в ней в процессе реализации своих классово оформленных политических линий и программ. В эту борьбу революционная ситуация втягивала широкие народные массы, за которыми было решающее слово. Заслуга "Движения 26 июля" как революционного и политического авангарда в борьбе с буржуазией состояла в разоблачении антинародной сущности ее политического курса и маскирующей его либеральной фразеологии, что рассматривалось как одна из задач революционной борьбы. Именно в ходе ее решения происходило накопление широкими народными массами политического опыта, что содействовало формированию зрелого субъективного фактора революции. Эго была борьба за обеспечение гегемонии пролетариата в революции, против политики и идеологии национальной буржуазии. Политический авангард Кубинской революции решал эту


18 I съезд Коммунистической партии. Кубы, с. 293.

стр. 7


задачу на протяжении всего периода революционной ситуации и особенно активно после 26 июля 1953 года. Борьба за ее решение шла постепенно, поэтапно, но последовательно и неуклонно. Политическая зрелость масс крепла в процессе накопления ими собственного политического опыта.

Конкретное социально-политическое содержание этой борьбы менялось в зависимости от углубления революционной ситуации, дальнейшей поляризации сил революции и контрреволюции. С усложнением политических условий, влиявших на формирование зрелого субъективного фактора, усложнялись и углублялись критерии оценки степени его зрелости. Говоря словами Ленина, задача революционного авангарда состояла в том, чтобы реально обеспечить "способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не "упадет", если его не "уронят"19 .

Революционная ситуация 1950-х годов прошла три стадии: от 10 марта 1952 до 26 июля 1953 г.; от 26 июля 1953 до 2 - 5 декабря 1956 г.; от 2 - 5 декабря 1956 до конца декабря 1958 года. Каждой из них соответствует присущее именно данной стадии органическое единство объективного и субъективного факторов революции, определяемое характером, глубиной и природой накопленного массами политического опыта, в первую очередь в отношении главного вопроса революции - вопроса о власти. Для каждой из стадий характерны доминирующие формы, методы и средства борьбы с военной диктатурой, специфические каналы и формы политической связи революционного авангарда с массовыми силами революции и степень прочности этой связи. Происходившие в субъективном факторе качественные изменения свидетельствовали о его поступательном развитии на базе максимального использования потенциала революционной энергии, накапливавшейся от этапа к этапу. Третья стадия стала кульминационной, потому что движущие силы революции были вплотную подведены к необходимости не только свержения старой власти, но и установления "самодержавия народа" - революционно- демократической диктатуры "низов", зачаточные формы и органы которой возникли еще в ходе гражданской войны на освобожденных территориях. Функционирование этих органов было гарантировано Повстанческой армией.

Анализ проблемы формирования зрелого субъективного фактора Кубинской революции требует учета ряда сложностей, характерных для страны в 1950-е годы. Рабочий класс ее еще не был тогда единой и монолитной силой. Наличие в рабочем движении различного рода течений (синдикализм, мухализм и др.) ослабляло его ряды. Это во-первых. Во- вторых, партия рабочего класса - Народно-социалистическая партия (НСП)20 , созданная в 1925 г, как партия нового типа, хотя и провела огромную работу по идеологическому воспитанию масс, была лишена возможности реализовать на практике свою программу революционного действия. "У этой организации, действовавшей в условиях "холодной войны", империалистического господства в нашей стране, - говорил Ф. Кастро, - было мало шансов завоевать большинство народа и преодолеть огромные трудности, стоявшие на пути социалистической революции"21 . В-третьих, инициатива борьбы, исходившая от официально объявивших себя сторонниками идеологии Хосе Марти22 революцион-


19 Ленин В. И. ПСС. Т. 26, с. 219.

20 Так называлась с 1944 г. Коммунистическая партия Кубы.

21 Кастро Рус Ф. Марксизм-ленинизм и Кубинская революция. В кн.: Коммунистическое движение. Проблемы теории и практики. Прага. 1980, с. 86.

22 Это проявилось в форме "Движения столетия" в честь 100-летия со дня рождения Хосе Марти, которое исполнялось в 1953 году.

стр. 8


ных демократов в лице студенчества и мелкобуржуазной интеллигенции, таила в себе определенную опасность: она могла отвлечь рабочий класс, в особенности его молодые отряды, от борьбы за классово самостоятельную политическую линию, за обеспечение своей гегемонии в революции на базе пролетарской идеологии. И, наконец, "нельзя забывать, что Куба была американской полуколонией, где все средства массовой информации находились под контролем империализма и реакции, которым удалось в известной степени изолировать марксистско-ленинскую партию"23 . Это своеобразие условий борьбы кубинского пролетариата за осуществление своей гегемонии в революции нашло отражение в политической деятельности революционного авангарда, возглавленного Ф. Кастро.

Определяя содержание гегемонии пролетариата, Ленин указывал, что она "есть его (и его представителей) политическое воздействие на другие элементы населения в смысле очищения их демократизма (когда есть демократизм) от недемократических примесей, в смысле критики ограниченности и близорукости всякого буржуазного демократизма"24 . Это ленинское указание имеет важное значение для анализа условий борьбы кубинского пролетариата в революции 1950-х годов. К сожалению, некоторые исследователи упрощенно понимают пути и механизм политического воздействия кубинского пролетариата на демократические силы в период, начавшийся с момента штурма казарм Монкада и Баямо. Говоря о гегемонии кубинского пролетариата в революции, нельзя ограничиваться простой констатацией фактов, свидетельствующих о его участии в классовых битвах в 1950-е годы. Нельзя также сводить вопрос о гегемонии пролетариата к хронологии и статистике стачек. Необходим тщательный анализ их характера, природы, условий проведения, политического значения, а главное, связи между стачками и другими революционными действиями.

Речь идет о том, чтобы выявить закономерности, определявшие углубление социально- политического содержания решаемых стачками задач, раскрыть взаимосвязанность стачек с другими формами борьбы рабочего класса, проследить возрастание ведущей роли пролетариата, который обеспечил не только победу демократической революции, но и ее перерастание в социалистическую.

Недооценка этих требований при изучении развития рабочего движения на Кубе в годы революции 1953 - 1958 гг. может привести к необоснованным утверждениям. Примером служит акцент на "непередовых" настроениях кубинского пролетариата в одной из последних советских работ о Кубинской революции25 . Такой подход не только не соответствует действительности, но и означает шаг назад в сравнении с имеющимися исследованиями о борьбе рабочего класса с тиранией Батисты26 .

Необходимо увязывать изучение проблемы гегемонии пролетариата в Кубинской революции с исследованием условий и характера политической борьбы, развернувшейся в стране после начала революции, когда на первый план выдвинулся вопрос о власти, ставший с 26 июля 1953 г. и вплоть до победы революции стержнем политической жизни страны и борьбы между партиями и классами. Было бы при этом принципиальной ошибкой, если бы вопрос о власти был сужен до задачи


23 Кастро Рус Ф. Ук. соч., с. 86.

24 Ленин В. И. ПСС. Т. 20, с. 131.

25 См. напр.: Окунева М. А. Рабочий класс в Кубинской революции. М. 1985, с. 144.

26 Скляр В. Борьба рабочего класса против гнета иностранных монополий в годы тирании Батисты. В кн.: Иностранные монополии на Кубе. 1898 - 1958 гг. М. 1976; Toro Gonzalez C. del. Algunos aspectos economicos, sociales у politicos del movimento obrero cubano (1933 - 1958). La Habana. 1974.

стр. 9


свержения военной диктатуры и не учтена перспектива дальнейшего развитие Кубинской революции и установления новой, революционной власти27 .

Политическая борьба, обнажившая характер взаимоотношений всех классов, стала важнейшим средством классового воспитания пролетарских масс и условием выработки самостоятельной пролетарской политической линии. Для понимания значения этой борьбы в созревании субъективного фактора Кубинской революции важна ленинская мысль о том, что "сознание рабочих масс не может быть истинно классовым сознанием, если рабочие на конкретных и притом непременно злободневных (актуальных) политических фактах и событиях не научатся наблюдать каждый из других общественных классов во всех проявлениях умственной, нравственной и политической жизни этих классов", что "самопознание рабочего класса" возможно главным образом "на опыте политической жизни выработанных представлений о взаимоотношении всех классов современного общества". Ленин подчеркивал, что "самым цельным, полным и оформленным выражением политической борьбы классов является борьба партий"28 . Политическая борьба между партиями, развернувшаяся в ходе Кубинской революции, отличалась чрезвычайной остротой29 . Одной из объективных причин ее сложности был недостаточно высокий уровень развития классовых отношений, что нередко затушевывало классовые грани социальных противоречий, особенно на этапе национально-освободительной борьбы, тормозило вызревание и обнажение этих противоречий, затрудняло решение пролетариатом задачи выработки самостоятельного классового политического курса в демократической революции, без которого немыслимо осуществление им руководящей роли в революционной борьбе.

Самостоятельную, в основе своей пролетарскую линию в борьбе с буржуазными партиями проводило прежде всего руководство новой революционной организации "Движение 26 июля", выступившее с "Программой Монкады" (своего рода "программой-минимум"), энергично и действенно разоблачавшее политические комбинации и маневры буржуазных партий, объявивших о своей оппозиции военной диктатуре, но фактически стремившихся обеспечить национальной буржуазии гегемонию в революции. Сама логика этой борьбы толкала "Движение 26 июля" к тому, чтобы занять объективно пролетарские позиции. От этого непосредственно зависела возможность для "Движения 26 июля" сохранить авангардную роль в развернувшейся революционной борьбе. "Движение 26 июля", впитавшее в себя революционную сущность демократизма Хосе Марти, боровшееся за сохранение и дальнейшее развитие традиций национально-освободительной борьбы, могло эффективно функционировать как политический авангард лишь при условии, что оно обеспечит выполнение классовой воли кубинского пролетариата, главной движущей силы общественного прогресса в стране.

Ареной идейной и идеологической борьбы, от исхода которой зависела последовательность политической линии пролетариата, стало теоретическое наследие Хосе Марти30 . Идейная защита революционных, наиболее сильных сторон его учения, умение выделить его революционно-


27 Кастро Ф. Речи и выступления. М. 1960, с. 15 - 92.

28 Ленин В. И. ПСС. Т. 6, с. 69 - 70; т. 12, с. 137.

29 Подробнее см.: Никифоров Б. С. Куба: крах буржуазных политических партий. М. 1973.

30 Вопрос об изучении теоретического наследия Хосе Марти и его влиянии на борьбу революционных сил за национальное и социальное освобождение является одним из актуальнейших в исторической науке Кубы (см., напр.: Algunas ideas de Jose Marti en relacion con la clase obrera y el socialismo. La Habana. 1981; El Partido Revolucionario Cubano de Jose Marti. La Habana. 1982; Nieves Rivera D. La unidad de accion revolucionaria en el Partido Revolucionario Cubano y en el Movimento de 26 de Julie. - Universidad de la Habana, 1983, N 219.

стр. 10


демократическую сущность в конкретных условиях 1950-х годов были направлены прежде всего на укрепление позиций пролетарской демократии. "Кубинская революция смогла победить и выстоять именно потому, что в ней, хотя и в своеобразной форме, имела место гегемония пролетариата, ибо революционный процесс направлялся в соответствии с интересами и идеологией пролетариата, которые отражались и выражались революционным авангардом во главе с Фиделем Кастро"31 .

Кубинский опыт еще раз подтвердил глубину ленинской мысли, "что пролетариат, если он хочет победить буржуазию, должен выработать себе своих, пролетарских, "классовых политиков", и таких, чтобы они были не хуже политиков буржуазных"32 . Решение этой задачи осуществлялось на Кубе в острейшей борьбе с буржуазным либерализмом, получившим в условиях уже начавшейся революции широкое и очень опасное для ее судеб распространение. Развитие событий в стране показало чрезвычайную актуальность ленинской характеристики главных лагерей в революционной борьбе: "Борются и будут бороться три главных лагеря: правительственный, либеральный и рабочая демократия, как центр притяжения всей вообще демократии. Деление на два лагеря есть уловка либеральной политики, сбивающей иногда с толку, к сожалению, кое-кого из сторонников рабочего класса. Только поняв неизбежность деления на три основных лагеря, может рабочий класс вести на деле свою, а не либеральную рабочую политику, используя конфликты лагеря первого с лагерем вторым, но не давая себя ни на минуту обмануть якобы демократической фразеологией либералов. И не только себя не давать в обман, но и не давать обманывать крестьян, как главную опору буржуазной демократии, - таковы задачи рабочих"33 .

Расстановка классовых сил на Кубе осложнялась нерешенностью задач национального освобождения и буржуазно-демократической революции, неоколониальным положением страны. Либеральная буржуазия была заинтересована в том, чтобы абсолютизировать задачи завоевания национальной независимости, оторвать их от задач демократической революции, лишить последнюю социалистической перспективы развития. Именно поэтому либералы были заинтересованы в том, чтобы канонизировать демократизм Хосе Марти, выхолостить из него революционное содержание и объективно присущую ему тенденцию к развитию в направлении научного социализма.

Взяв на вооружение наиболее слабые стороны учения Хосе Марти, не соответствовавшие принципиально новой, чем в его времена, расстановке классовых сил в стране после выхода пролетариата на арену освободительной борьбы, либеральная буржуазия Кубы в лице прежде всего "аутентиков"34 , руководства "ортодоксов", а на заключительном этапе борьбы - и правого крыла "Движения 26 июля" стремилась не допустить развертывания самостоятельной пролетарской борьбы, помешать упрочению союза рабочего класса с демократическими массами, предотвратить выполнение им своей исторической миссии. Задача революционного авангарда состояла в том, чтобы воспрепятствовать политическому воздействию либералов на широкие массы трудящихся. Ее решение требовало беспощадного разоблачения попыток либералов опе-


31 Дарусенков О. Т. Кубинская революция: от народно-демократического к социалистическому этапу. - Вопросы истории КПСС, 1984, N 2, с. 28.

32 Ленин В. И. ПСС. Т. 41, с. 65.

33 Там же. Т. 21, с. 172.

34 "Аутентики" изображали себя прямыми наследниками Хосе Марти и его партии, созданной в 1892 г., и даже присвоили себе ее название - Кубинская революционная партия (КРП). В действительности же КРП, созданная наиболее ярким представителем либеральной буржуазии Кубы Грау Сан-Мартином в период спада революции 1930-х годов, была не чем иным, как попыткой национальной буржуазии не допустить пролетариат к руководству революцией.

стр. 11


реться на идеологию Хосе Марии, из которой они брали только революционную фразеологию, но никак не сущность революционного демократизма35 .

То, что "Движение 26 июля" развертывало свою деятельность, особенно на начальном этапе, под лозунгами революционного демократизма Хосе Марти, имело огромное значение для разработки пролетарской линии в Политической борьбе и защиты революционной сущности идеологии Хосе Марти. Штурм казарм Монкада и Баямо означал на деле идейный разрыв с тактикой либерализма. Выход Ф. Кастро и его сторонников из партии кубинского народа ("ортодоксов") и создание ими самостоятельной политической организации - "Движения 26 июля" означали организационный разрыв революционного авангарда с либерализмом. Важнейшим практическим шагом на этом пути стало обнародование "Программы "Монкады", изложенной в речи Ф. Кастро "История меня оправдает"36 . Подпольная публикация в 1954 г. этой речи и ее распространение среди широких народных масс внесли существенные изменения в условия развития и созревания субъективного фактора революции: появился программный документ, идейно организующий массы и направляющий их борьбу на решение ближайших задач. В этой речи Ф. Кастро, как отмечается в Программной платформе КПК, "изложил с марксистских позиций народную и прогрессивную программу движения, которое он возглавлял... Эта программа... не была социалистической. Но это была прогрессивная программа, отражавшая максимальные требования, которые могли быть выдвинуты при объективных и субъективных условиях того времени"37 . "Программа Монкады" несла в себе заряд, импульсы и потенциальную энергию, которые были направлены на перерастание демократической революции в социалистическую. Она стала в тот период концентрированным выражением пролетарского понимания демократических требований развивающейся в стране революции и их истинного места в предстоящей борьбе за социализм.

"Марксизм, - писал Ленин, - признает классовую борьбу вполне развитой, "общенациональной" лишь тогда, когда она не только охватывает политику, но и в политике берет самое существенное: устройство государственной власти"38 . Мысли Ф. Кастро по вопросу о власти, по его собственному признанию, сформировались под непосредственным влиянием книги Ленина "Государство и революция" и его вывода о необходимости уничтожения старого аппарата государственной власти39 . Обосновав необходимость революционной борьбы с военной диктатурой, Ф. Кастро поставил вопрос о неотъемлемом праве кубинского народа на восстание против "незаконной власти". Это право "независимо от того, включено оно или нет в юридическую конституцию, всегда сохраняет полную силу в демократическом обществе", составляя "существенную предпосылку политической свободы". Программно- стратегическое


35 Попытки либералов использовать учение Хосе Марти для того, чтобы увести массы с революционного пути и извратить сущность его демократизма, разоблачали видные деятели коммунистического движения на Кубе - Х. Антонио Мелья, Б. Рока, Х. Маринельо и др. (см. Siete enfoques marxistas sobre Jose Marti. La Habana. 1978). Об исторических корнях либерализма и условиях его эволюции на Кубе Ф. Кастро говорил в речи по случаю 100-летия развития революционного процесса на Кубе 10 октября 1968 г. (см. подробнее: Historia de la Revolution Cubana. Selection de descursos sobre temas historicos. La Habana. 1980). Анализ позиции либеральной буржуазии в годы Кубинской революции см.: Mencia M. La prision fecunda. La Habana. 1980, pp. 90 - 91, 161 -162. В советской историографии эти вопросы рассмотрены в упомянутой выше книге Б. С. Никифорова.

36 О значении этого документа см.: Aguirre M., Monal J., Garcia D. El leninismo en la Historia me absolvera. La Habana. 1980.

37 I съезд Коммунистической партии Кубы, с. 294.

38 Ленин В. И. ПСС. Т. 23, с. 239.

39 Кастро Ф. Речи и выступления. 1961 - 1963. М. 1963, с. 526.

стр. 12


значение имел и тезис Кастро о том, что революционное движение олицетворяет суверенитет народа и является единственным источником законной власти40 .

"Программа Монкады", предусматривавшая, как подчеркивал Кастро, "свержение тирании, установление народного строя, ликвидацию коррупции, несправедливости, выполнение требований крестьян, рабочих, всех трудящихся, т. е. целей, которые еще не приняли форму социалистической программы"41 , могла стать конкретным руководством к действию лишь при условии, что кубинский пролетариат на деле выполнит свою руководящую роль в революции. Решению этой задачи была подчинена и экономическая платформа "Программы Монкады", основывавшаяся на четких классовых позициях и требовавшая удовлетворения насущных экономических нужд народа. В ней нашла преломление ленинская идея о том, что "революция в настоящем, серьезном значении немыслима без "решения экономических программ". Революцию могут делать только массы, двигаемые глубокими экономическими нуждами... Выкинуть экономические программы значит выкинуть экономические основные причины революции, значит выкинуть экономические интересы, толкающие на великую, невиданно-самоотверженную борьбу массы забитого, запуганного, темного народа"42 .

"Программа Монкады" стала важнейшим документом, мобилизующим массы на революционную борьбу. Идейная борьба вокруг требований этой программы, которая развернулась между различными классовыми силами, превратилась в мощный фактор политической жизни страны. Исход этой борьбы всецело зависел от политической готовности и идеологической способности революционного авангарда защитить пролетарское понимание демократических требований, составивших основу "Программы Монкады", и дать тем самым революции новую перспективу развитие Заслуга "Движения 26 июля" как революционного авангарда состояла в том, что демократические требования назревшей революции не были отделены им от социалистической перспективы ее развития. Последовательная реализация демократических требований, включенных в "Программу Монкады", открывала путь к социалистической революции.

"Уже тогда, - подчеркивал Ф. Кастро, - фактически мы были марксистами-ленинцами, и, разумеется, думали соответствующим образом"43 . Это признание имеет существенное значение для понимания и анализа природы субъективного фактора в Кубинской революции. Наличие боевого революционного авангарда, стремившегося усвоить марксизм-ленинизм, свидетельствовало не только о высокой степени зрелости этого фактора и соответствии этой зрелости тем конкретным идеологическим, тактическим и организационным задачам, которые стояли перед революцией на том этапе ее развития, но и о наличии в самом субъективном факторе потенциальной энергии для дальнейшего его совершенствования по мере усложнения путей реализации этих задач и смены форм борьбы.

Одним из важнейших лозунгов борьбы за "Программу Монкады" на втором этапе революционной ситуации было имевшее принципиальное политическое значение требование широких народных масс об освобождении из тюрем участников первого вооруженного восстания. Диктатор вынужден был пойти на уступки. Освобождение в мае 1955 г. заключенных явилось крупной политической победой трудящихся и их революционного авангарда, сумевшего и из тюремных застенков обеспе-


40 Кастро Ф. Речи и выступления. М. 1960, с. 80, 43.

41 Кастро Рус Ф., с. 86.

42 Ленин В. И. ПСС. Т. 14, с. 238.

43 Кастро Рус Ф., с. 86.

стр. 13


чить руководство массовым демократическим движением. Тем самым был сделан существенный шаг на пути к практическому овладению массами "программой-минимум" революции и созданы реальные условия и предпосылки для идейного завоевания трудящихся и их перехода на сторону политического авангарда. Это закладывало условия для изоляции либерализма и нейтрализации буржуазии как класса, претендовавшего на руководство революцией. В результате сложились условия, обеспечивающие кубинскому пролетариату самостоятельный политический курс, гегемонию в развивавшейся революции.

После высадки с "Гранмы" (декабрь 1956 г.) борьба политического авангарда революции с либерализмом приняла ярко выраженный наступательный характер. Быстрые темпы ее развития по восходящей линии на этапе вооруженной борьбы, начавшейся с высадки на Кубе экспедиционного отряда во главе с Ф. Кастро, были предопределены интенсивной поляризацией классовых и политических сил, что нашло, в частности, выражение в активном и открытом переходе части либералов на сторону реакции. Либерализм оппозиционных режиму Батисты партий превращался в силу, открыто направленную против развивавшейся в стране революции. Формирование контрреволюционного либерализма44 на Кубе в период гражданской войны свидетельствует о чрезвычайной актуальности ленинских мыслей о закономерностях эволюции либерализма "от сторонника свободы к безвольному и подлому пособнику абсолютизма"45 . Содержание политической борьбы приняло качественно новый характер. Речь теперь шла о реализации задач по непосредственной организации массовых сил революции, о создании политического большинства, готового к решающей схватке с военной диктатурой. Гражданская война усложнила условия политической борьбы, возросла политическая активность "аутентиков" и "ортодоксов", оказывавших давление на правое крыло "Движения 26 июля"46 .

Стержнем политических дебатов стал вопрос о вооруженной борьбе. Оппозиционные буржуазные партии настаивали на ее прекращении. В этих условиях политический авангард предпринял шаги по укреплению защитных функций революции, внося качественные изменения в социальный состав Повстанческой армии. Особое значение придавалось при этом упрочению ее рабоче-крестьянского характера. В момент создания Второго Восточного фронта им. Франка Пайса (март 1958 г.) он на 62% состоял из рабочих и крестьян. В декабре 1958 г. Колонна N 6 "Хуан Мануэль Амехейрас" на 75% состояла из рабочих и крестьян, причем на долю рабочих приходилось 42,6%. Ударная группа этой колонны на 79,2% состояла из рабочих и крестьян, причем на долю рабочих приходилось 49%. В Колонне N 19 "Хосе Тей" рабочие составляли 50,6%, а крестьяне - 38,6%, т. е. в общей сложности численность рабочих и крестьян в этой колонне достигала 89,2% - Колонна вторжения N 2 "Антонио Масео", которой командовал К. Сьенфуэгос,


44 Контрреволюционный либерализм организационно оформился, когда в ноябре 1957 г. был подписан "Пакт Майями" о создании Кубинской хунты освобождения. Буржуазные партии поспешили назначить на пост временного президента страны президента Национального банка Кубы Ф. Пасоса. Этот маневр либеральной буржуазии разгадал Ф. Кастро в своем ответе авторам "Пакта Майями" (см. Bohemia, La Habana, 1958, N 3).

45 Ленин В. И. ПСС. Т. 16, с. 459.

46 О классовой сущности политической линии либералов, официально находившихся в оппозиции к режиму военной диктатуры, см. упомянутую выше статью Э. Переса, обратившего внимание на профашистский характер диктатуры Батисты и отметившего, что ведущие буржуазные партии, к числу которых можно отнести и "аутентиков", не в состоянии были оказать сопротивление этой диктатуре, их политическое поведение в конечном итоге содействовало ее укреплению. Автор пишет также об идейном разброде и организационном распаде буржуазных партий на различные течения (см. Perez Concepcion H. Op. cit., pp. 270 - 271).

стр. 14


на 70% состояла из рабочих и на 9,1% - из крестьян. Колонна вторжения N 8 "Сиро Редондо" под командованием Э. Че Гевары на 59,8% состояла из рабочих и на 7,6% - из крестьян47 . Эти данные говорят о том, что кубинский пролетариат играл решающую роль в Повстанческой армии, которая была главной ударной силой в борьбе с основной опорой батистовского режима - старой армией.

Важнейшим шагом на пути укрепления позиций политического авангарда явилось совещание революционных сил в Лос-Альтос-де-Момпье, состоявшееся 3 мая 1958 года. На этом совещании были подведены итоги борьбы, дан анализ причин неудач в организации всеобщей политической стачки 9 апреля 1958 года. В непосредственное подчинение главнокомандующему Повстанческой армией Ф. Кастро были переданы силы народной милиции. На него была возложена также обязанность генерального секретаря "Движения 26 июля". Укрепление руководящего ядра политического авангарда революции повысило готовность его к непредвиденным поворотам событий и к смене форм борьбы48 .

Была проведена огромная работа по организации и объединению массовых сил революции. В сентябре 1958 г. конгресс вооруженных крестьян в Соледад-де-Маяри Арриба обсудил вопрос об аграрном законе, призванном укрепить союз рабочего класса и крестьянства. Конгресс принял решение о создании в зоне действия Повстанческой армии крестьянских объединений нового типа: не по отраслевому принципу, который действовал при объединении крестьян в ассоциации, а на строго классовой основе. Закон N 3 "О праве крестьян на землю", принятый 10 октября 1958 г.49 , мобилизовал их на революционную борьбу. Реализация этого закона была возложена на Аграрное бюро, созданное при Генеральном штабе Второго Восточного фронта им. Франка Пайса. Закон продемонстрировал глубокую заинтересованность кубинского пролетариата в аграрных преобразованиях, проводимых в интересах его главного союзника по революционной борьбе. Закон способствовал укреплению новой, родившейся на освобожденной территории революционно-демократической власти.

С этим актом непосредственно было связано и решение задачи бойкота избирательного фарса, назначенного на 3 ноября, в котором были заинтересованы либералы, рассчитывавшие путем формальной замены Батисты на президентском посту своим представителем отвлечь массы от революционной борьбы. Бойкот стал крупной победой политического авангарда революции. Он означал победу политической линии кубинского пролетариата над либерализмом как течением политической мысли, победу авангарда революции над либеральными партиями как реально организованной политической силой национальной буржуазии, пытавшейся помешать осуществлению пролетариатом своей гегемонии, и изоляцию буржуазных партий, лишение их социальной опоры в массах.

Существенно изменились условия, в которых проходило формирование и созревание субъективного фактора революции. Рабочий класс приобрел опыт работы по привлечению на свою сторону крестьянства и других непролетарских слоев. Это открывало новые перспективы и для дальнейшего политического роста самого пролетариата. В ноябре - декабре 1958 г. рабочий класс Кубы под руководством революционного авангарда провел колоссальную работу по сплочению своих рядов, по закреплению достижений в деле формирования союза рабочего класса


47 Primera conferencia cientifica militar. Un ejercito de obreros у campesinos. Estudio del caracter clasista, popular у revolucionario del surgimiento у desarrollo de la Fuertas Armadas Revolucionarias. La Habana. 1981, pp. 8 - 9.

48 См. Че Гевара Э. Эпизоды революционной войны. М. 1973, с. 204 - 210.

49 Boletin Oficial del Ejercito Rebelde. Sierra Maestra. Octubre 20 de 1958, N 5.

стр. 15


и крестьянства. Вся работа, активизировавшаяся особенно после публикации Обращения Единого Национального рабочего фронта - объединения заинтересованных в победе революции организаций, в том числе и рабочего класса (ФОНУ) к трудящимся от 10 ноября 1958 г.50 , проводилась в зонах действия Повстанческой армии, которая выступала главным цементирующим революционные силы фактором, выполняла функции защиты революционных завоеваний и была решающей ударной силой революции.

Для понимания особенностей развития рабочего движения на Кубе на этом этапе революции чрезвычайно важно рассмотрение деятельности Рабочей комиссии, созданной 16 ноября 1958 г. при генштабе фронта, которым командовал К. Сьенфуэгос (на севере провинции Лас Вильяс). В ее обязанности входило развертывание внутри профсоюзов борьбы с мухалистскими элементами и реализация на практике лозунга революционных сил по демократизации профсоюзов. 19 декабря в поселке Ла Каридад было проведено первое собрание представителей свободных от мухалистов профсоюзов. На него были приглашены и местные крестьяне. Для работы с ними внутри Рабочей комиссии был создан Крестьянский фронт. Комиссия провела два региональных пленума рабочих- сахарников: 28 ноября в Хуан Франсиско и 6 декабря в Хобо Росадо.

С 18 по 20 декабря в зоне действия этого фронта в поселке Хенерал Карильо была проведена первая национальная конференция рабочих с приглашением на нее крестьян - всего на ней присутствовали 700 делегатов от пяти провинций, которые высказались против мухализма и приняли "Воззвание первой национальной конференции к рабочим- сахарникам"51 . На конференции не было представителей от провинции Ориенте, но революционные рабочие этой провинции в зоне действия Второго Восточного фронта в те же дни провели свой первый пленум (в некоторых источниках он именуется конгрессом). Его работой руководил Р. Кастро. Рабочие делегаты прогнали с пленума мухалистов, пытавшихся навязать антикоммунистические решения. Это был съезд революционных рабочих52 . Он показал, что политическому авангарду Кубинской революции удалось поднять мобилизационную готовность рабочего класса и заблаговременно ориентировать его на проведение всеобщей национальной забастовки.

Переход массовых сил революции на сторону ее политического авангарда свидетельствовал о торжестве его политической линии, о том, что либералы лишились опоры в массах. Успех этой политической линии был обеспечен рядом факторов, имевших принципиальное значение. Во-первых, принципиальная революционная позиция политического авангарда, возглавленного Ф. Кастро, дала возможность до конца последовательно использовать революционный потенциал демократизма Хосе Марти и, завершив его соединение с научным социализмом, идейно и организационно порвать с правым крылом "Движения 26 июля". Во-вторых, наличие Повстанческой армии, рабоче- крестьянских вооруженных сил позволило революционному авангарду концентрировать энергию масс для нанесения решающего удара в решающем месте в решающий момент и обеспечить защиту завоеваний революции, а равно и возможности для ее поступательного развития. В-третьих, координация массовых выступлений пролетариата и крестьянства с действиями Повстанческой армии в момент свержения старого режима и


50 A la clase trabajadora del Frento Obrero Nacional Unido. In: La Revolucion Cubana 1953 - 1980. T. I. La Habana. 1983, pp. 113 - 117.

51 См.: Martinez Heredia F. La ley 3 de la Sierra Maestra y la politica agraria del ejercito rebelde. - Economia y desarrollo, 1978, N 49, pp. 142 - 143.

52 Calvez W. Camilo senor de la vanguardia. La Habana. 1979, pp. 391 - 393.

стр. 16


общенациональной забастовки (2 - 7 января 1959 г.) против окопавшейся в "верхах" после свержения тирании Батисты правительственной хунты повысила мобильную готовность политического авангарда к смене форм борьбы. В-четвертых, наличие в зародышевой форме системы революционно-демократической диктатуры, функционировавшей как альтернатива режиму тирании в зонах действия Повстанческой армии53 , позволило установить фактическое двоевластие еще до свержения старой власти, укрепить органы революционной власти на местах, создать условия для сформирования и воспитания в ходе гражданской войны новых кадров. В-пятых, обеспечение единства революционных организаций в вопросах тактики, преодоление раскола и различного рода синдикалистских тенденций в рабочем движении в момент свержения старой власти стратегически усилили политический авангард, открыли перспективы для радикализации революции. В этой совокупности факторов особого внимания заслуживает вопрос о месте и роли зачаточных форм революционно-демократической диктатуры в обеспечении победы революции. Ленин видел в них "органы массовой непосредственной борьбы", "органы восстания", считал, что "они необходимы для сплочения масс, для боевого объединения, для передачи партийных (или по соглашению с партией выдвинутых) лозунгов политического руководства, для заинтересования, пробуждения, привлечения масс. Но они недостаточны для организации непосредственных боевых сил, для организации восстания в самом тесном значении слова", настаивал на необходимости "военной организации наряду с организацией советов для их защиты, для проведения того восстания, без которого бессильны будут всякие советы и всякие выборные от массы"54 . В Кубинской революции своеобразие решения этой задачи состояло в том, что в формировавшейся в ходе гражданской войны системе революционно-демократической диктатуры решающая роль принадлежала Повстанческой армии. Она была силой, организованной не только политически и идейно, но и материально.

"Революционные партии рабочего класса, - говорится в новой редакции Программы КПСС, - руководствуются научной теорией общественного развития - марксизмом- ленинизмом, проводят принципиальную классовую политику. Их отличает убежденность в исторической неизбежности замены капитализма социализмом, ясное понимание объективных закономерностей социалистической революции, в каких бы формах - мирных или немирных - она ни осуществлялась, умение использовать общие принципы борьбы за социализм в конкретных условиях каждой страны"55 . Опыт политического авангарда Кубинской революции по завоеванию на свою сторону широких народных масс является вкладом в развитие марксистско-ленинской теории и одним из свидетельств глубокой обоснованности вывода о чрезвычайно важном значении для победы революции творческого применения общих теоретических принципов в революционной практике.


53 О системе революционно-демократической диктатуры см.: Соколова З. И. Важнейший этап кубинской революции. - Латинская Америка, 1976, N 6.

54 Ленин В. И. ПСС. Т. 13, с. 320, 321, 322.

55 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М. 1986, с. 134.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/РЕВОЛЮЦИОННАЯ-СИТУАЦИЯ-1950-Х-ГОДОВ-НА-КУБЕ-ВОПРОСЫ-ТЕОРИИ-И-МЕТОДОЛОГИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

З. И. СОКОЛОВА, РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ 1950-Х ГОДОВ НА КУБЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 02.11.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/РЕВОЛЮЦИОННАЯ-СИТУАЦИЯ-1950-Х-ГОДОВ-НА-КУБЕ-ВОПРОСЫ-ТЕОРИИ-И-МЕТОДОЛОГИИ (дата обращения: 17.11.2018).

Автор(ы) публикации - З. И. СОКОЛОВА:

З. И. СОКОЛОВА → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
36 просмотров рейтинг
02.11.2018 (15 дней(я) назад)
0 подписчиков

Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
представлены некоторые свойства эфирной среды
Каталог: Физика 
2 дней(я) назад · от джан солонар
Событие №-63 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Бельгией вращающегося облака в виде водоворота.(Бельгия.2018 г.) Событие №-64 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Ливиттом в Канаде небесного цунами.(Канада.2018 г.) Событие №-65 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Киевом необычного облака,напоминающее ангела.(Украина.2018 г.)
Каталог: Философия 
3 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
Событие №-60 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Омском необычно красных облаков,напоминающих «ворота Ада».(Россия.2017 г.) Событие №-61 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Виргинией апокалиптического облака.(США.2018 г.) Событие №-62 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Таиландом светящегося плазмой облака.(Таиланд.2018 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
Событие №-57 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в Пятигорске возле колледжа необычной потусторонней сущности.(Россия.2017 г.) Событие №-58 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Сан-Хосе необычного столба света,идущего прямо с небес на землю.(Аргентина.2017 г.) Событие №-59 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Санта Круз в Калифорнии гигантского облака.(США.2017 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
В сборнике представлены статьи солонар д.п. "Золотая коллекция" Порталуса / PORTALUS.RU-1532510229
Каталог: Физика 
6 дней(я) назад · от джан солонар
Рецензии. Л. ТОМАС. ИСТОРИЯ СИБИРИ. ОТ ИСТОКОВ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
ЛОНДОНСКАЯ ГАЗЕТА ОБ ОКТЯБРЬСКОЙ СТАЧКЕ 1905 Г. В ПЕТЕРБУРГЕ
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
Рецензии. А. Н. КИРПИЧНИКОВ. КАМЕННЫЕ КРЕПОСТИ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ
Каталог: Культурология 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
Рецензии. И. И. МИГОВИЧ. ПРЕСТУПНЫЙ АЛЬЯНС. О СОЮЗЕ УНИАТСКОЙ ЦЕРКВИ И УКРАИНСКОГО БУРЖУАЗНОГО НАЦИОНАЛИЗМА
Каталог: Религиоведение 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Россия, последние СТАТЬИ:

Россия, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ 1950-Х ГОДОВ НА КУБЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов