Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7021

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В 1756 г. китайцы покорили Восточный Туркестан. Правившие там потомки узбекской династии ходжей вынуждены были искать убежища в Бухаре и Фергане. В течение второй половины XVIII в. и первой половины XIX в. ходжи безуспешно пытались вернуть потерянную власть, поднимая против китайцев одно за другим восстания кашгарских мусульман1 .

Образование в 60-х гг. XIX в. монархии Мухаммеда Якуб-бека Бадаулета2 было одним из эпизодов этой длительной борьбы.

Фигура Якуб-бека появилась на исторической арене в тот момент, когда экспансия российского царизма в Средней Азии и английского капитализма в Афганистане приняла особенно активный характер. В то же время в результате грандиозной по своим масштабам крестьянской войны тайпинов и дунганского восстания власть китайцев на территории западных провинций Китая сильно ослабела. Историческая обстановка благоприятствовала, таким образом, приходу к власти Якуб-бека.

В процессе взаимной борьбы за захват все новых я новых территорий Англия и Россия в 60 и 70-х годах XIX в. внимательно изучали Восточный Туркестан и личность его правителя.

За короткий период времени в Кашгарии побывал целый ряд английских и русских посольств, миссий, купцов, ученых, путешественников и т. п.

В 70 и 80-х годах прошлого века возникает обширная литература о Якуб-беке - от многочисленных заметок и статей в русской и английской периодике до солидных монографий, посвященных Кашгарии и ее правителю. Из английских работ наиболее выделяется книга Boulger "The life of Jakoob beg; athalik ghazi, and badaulet, amar of Kashgar", вышедшая в 1878 г. в Лондоне, а также книга Bellow "Kashmir and Kashgar", изданная там же в 1875 году.

Из русских работ следует отметить книгу А. Н. Куропаткина "Кашгария", изданную в 1879 г. в Петербурге; в ней дан краткий очерк истории края, составленный на основе сведений, собранных автором во время его поездки в Кашгарию во главе посольства к Якуб-беку.

Кроме того необходимо отметить статью Н. И. Веселовского "Бадаулет Якуб-бек, аталык Кашгарский"3 , в основе которой лежат сведения Мирзы Мухаммед Эмина, полученные им от близко стоявшего к Якуб-беку кушбеги Мирзы Ахмеда, и статью М. Ф. Гаврилова "Страничка из истории Якуб-бека Бадаулета - правителя Кашгарии", в которой дан краткий пересказ содержания рукописи Муллы Мирзы, сына муллы Исы-Мирзы-баши, - одного из ближайших помощников Якуб-бека4 .

Публикуемая ниже рукопись "Ресалэ-и-Якуби" по своему характеру и по степени достоверности может быть поставлена в один ряд с источниками, указанными выше.

Автор "Ресалэ", Камиль-хан-ишан, сын казия Низам-уд-дин-хана, по его собственным словам, "прожил много лет при Бадаулете Мухаммеде Якуб-беке и в кругу близких к нему людей и потому знаком с жизнью Бадаулета от рождения до кончины его. Некоторые из событий он видел сам, о других же он знает по слуху". По свидетельству Мирзы Ахмеда, ташкентский казий Низам-уд-дин был зятем Якуб-бека. Камиль-хан-ишан был политическим советником Якуб-бека. Он бывал в Турции, Мекке и Индии5 .

Как и другие источники мемуарного типа, "Ресалэ-и-Якуби" несвободна от дефектов, присущих последним. Субъективный подход к событиям, тенденция оправдать себя и очернить противников - все это имеет место в "Ресалэ".

Особенностью "Ресалэ" является то, что автор чрезмерно идеализирует личность Якуб-бека, рисуя его мудрым, храбрым и великодушным правителем.

"Ресалэ-и-Якуби" найдена нами в бумагах Н. И. Гродекова при ознакомлении с архивным фондом Щепкина в отделе рукописей Государственного Исторического музея в Москве.

Рукопись писана по-узбекски, крупным насталиком; по формату представляет собой тетрадь in quarto из белой бумаги евро-


1 Веселовский Н. "Лекции по истории Востока", стр. 106. СПБ. 1910. Литографированное издание.

2 Бадаулет - "счастливый" - прозвище Якуб-бека, которое принято и включено им в свой официальный титул.

3 Записки ВОИРАО. Т. XI, стр. 87 - 103. СПБ. 1899.

4 Сборник "В. В. Бартольду", стр. 125 - 132. Ташкент. 1927. Рукопись написана по поручению М. Ф. Гаврилова; хранится в Государственной Публичной библиотеке Узбекской ССР в Ташкенте.

5 Веселовский Н. Цит. статья, стр. 95 - 101.

стр. 127

пейского происхождения1 . К рукописи приложен никем не подписанный перевод ее на русский язык. Ниже мы публикуем "Ресалэ" в этом переводе, предварительно сверив его с подлинником, выправив и отредактировав. Мы опустили все явно недостоверные места, а также все моралистические и панегирические отступления автора и оставили лишь то, что так или иначе уточняет наши представления о социально-историческом процессе, протекавшем на территории Кашгарии.

И. Первышев.

Отец Якуб-бека родился в Кучкеке2 . Его имя было Мулла Мир-Латиф-бек, казий3 . Он был сыном Мир-Фулад-бека, сына Мир-Хусейна. Каждый из них в свое время был у сородичей сердаром или другим знатным лицом. Мулла Мир-Латиф-бек, казий, жил в Пскенте4 . Для окончания курса наук он отправился в Бухару, где некоторое время служил мударрисом в одном из медресе. Затем он вернулся в Пскент, где также был мударрисом. Из Пскента он поехал в Коканд, где получил назначение на должность казия в Капа5 ; в район его ведения входили также Ош и Узгент6 .

В 1038 г. родился Якуб-бек7 . Ему было 15 лет, когда отец его переехал со всем семейством из Капа в Псхент. Здесь мальчик поступил на службу к Гедай-баю, парваначи8 , кереучинскому хакиму. Молодой нукер пользовался благосклонным вниманием со стороны начальства9 . После того как Гедай-бай, отказавшийся подчиниться Коканду, бежал в Бухару, хакимом Кереучи10был назначен Мухаммед Керим Кашка, парваначи. Якуб-бек продолжал служить при нем нукером. Когда кипчаки завладели Кокандом и всей Ферганской долиной, мингбаши Мусульман - Кул - посадил на ответственные должности своих людей.

В Кураму11 он назначил кипчака Нар Мухаммеда, парваначи, а в Ташкент - Азиза, парваначи. Якуб-бек остался служить Нар Мухаммеду, парваначи. Когда Азиз, парваначи, отложился от Коканда и начал против него военные действия, Нар Мухаммед выступил из Кереучи и произвел ночное нападение на Ташкент. Взяв город, он захватил в плен Азиза, парваначи, и отослал его в Коканд.

Якуб-бек хорошо служил Нар Мухаммеду и достиг при нем чина юзбаши12 .

Однажды жившие вокруг Ташкента казахи подняли восстание и осадили Ташкент. Якуб-бек проявил в борьбе с ними большую храбрость. Во время сражения лошадь Якуб-бека была убита, и он должен был сдаться в плен. Его посадили в Ниязбекскую крепость13 . Вырвавшись из плена, Якуб-бек явился к Нар Мухаммеду, парваначи, который произвел его в пансад-баши14 . Вскоре после этого Нар Мухаммед назначил его начальником крепости в Чиназе. Из Чиназа он был переведен в Аулие-Ата, а затем в Ак-мечеть15 .

Из Ак-мечети Якуб-бек был отозван Нар Мухаммедом в Ташкент. Оставив вместо себя начальником крепости Абдували-дадхо16 , Якуб-бек приехал в Ташкент, где стал ближайшим советником Нар Мухаммеда.

В 1266 г. Керим-кули, дасторханчи, возмутился против мингбаши Мусульман-кула и с отрядом в 20 человек ушел в Ташкент к Нар Мухаммеду. Ташкент отложился от Коканда. Мусульман-кул собрал войско со всей Ферганы и пошел на Ташкент. Нар Мухаммед, бывший в то время кушбеги, пожаловал Якуб-бека чином беха дур-баши и подчинил ему всю хозяйственную часть армии. Мусульман-кул расположился в окре-


1 Рукопись окончена 1 Ашура 1305 г. хиджры (1888 г.). На подлиннике имеется надпись по-русски: "От Бек-кули-бека".

2 Кучкек - название кишлака.

3 Имя отца Якуб-бека частично подтверждается данными Мирзы Ахмеда. Последний говорит о Латифе (Н. И. Веселовский. Цит. соч., стр. 94).

4 Пскент - большой кишлак в 50 км от Ташкента, по дороге в Ходжент.

5 Капа - кишлак в районе Оша.

6 По свидетельству Мирзы Ахмеда, отец Якуб-бека был сослан в Капа правителем Коканда Алим-беком.

7 В рукописи - 1038 год, что явная описка. Следует читать 1238 г. хиджры (1822 - 1823). Эта дата будет в соответствии с примерными подсчетами Куропаткина, по словам которого в 1876 г. Якуб-беку на вид было около 50 лет (А. Н. Куропаткин "Кашгария", стр. 132. СПБ. 1879).

8 Парваначи - высший военный чин в Кокандском ханстве.

9 Это расходится с показаниями Мирзы Ахмеда. Последний утверждал, что, потеряв родителей в детстве, Якуб-бек остался на попечении своего дяди и поступил в служители к мингбаши Гедай-баю, а затем к ходжентскому беку Мухаммед Керим Кашка. По сведениям Куропаткина, потеряв родителей, Якуб-бек стал бачей, был увезен в Коканд, где переходил из рук в руки, пока не попал к Мухаммед Керим Кашка, См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 132 и 133.

10 Кереучи - кишлак.

11 Курама - кишлак.

12 Юзбаши - командующий сотней, средний военный чин в Кокандском ханстве.

13 Ниязбек - кишлак в 25 км к северо-востоку от Ташкента.

14 Пансад-баши - командующий пятьюстами человек, старший военный чин в Кокандском ханстве.

15 Излагая содержание рукописи Муллы Мирзы, М. Ф. Гаврилов писал, что пребывание Якуб-бека на должности начальника крепости Ак-мечеть совпало по времени с господством временщика Алим-кула. Между тем Якуб-бек был беком Ак-мечети в 1850 или 1852 г.; когда временщиком был Мусульман-кул, Алим-кул же выдвинулся позже.

16 При нем Ак-мечеть была взята русскими (1853 г.).

стр. 128

стностях города Ташкента, производя время от времени нападения на город.

Однако его положение было непрочным: войско мало-помалу разбегалось: вылазки ташкентцев становились все более ощутительными. Якуб-бек разогнал, наконец, остатки войска Мусульман-кула1 .

В Коканде к этому времени узбеки взяли верх над кипчаками и злоупотребляли своей победой: грабили и убивали. Войдя в Коканд во главе многочисленного войска, Якуб-бек остановил резню. Затем он возвел на трон Худаяр-хана; общее волнение улеглось, и население вернулось к своим занятиям. Худаяр-хан пожаловал Якуб-беку должность хакима в Ходженте2 .

Якуб-бек отправился в Ходжент и управлял им около года. Тем временем его завистники окружавшие хана, добились того, что хан отдал распоряжение арестовать Якуб-бека и доставить его в Коканд. Для этой цели в Ходжент был командирован пансад-баши Камбар с отрядом в 200 всадников. Однако Якуб-беку удалось избегнуть ареста и бежать в Ура-тюбе3 . Уратюбинский хаким хорошо его встретил и дал провожатых до Бухары. Приехав в Бухару, он явился к эмиру Насрулле-хану и был принят последним на службу. Вскоре же Якуб-бек принял активное участие в походе эмира против непокорных кенегесцев. Услышав о нахождении Якуб-бека в Бухаре и о его боевых подвигах, Худаяр-хан раскаялся в том, что поверил клеветникам. Он пригласил Якуб-бека в Коканд и осыпал его благодеяниями4 .

В 1275 г. (1858 - 1859 гг. н. э.), когда эмир осадил Ходжент, Худаяр-хан поставил Якуб-бека во главе 500 джигитов и отправил его на выручку Ходжента. Якуб-бек с честью выполнил эту задачу и был осыпан милостями хана.

Брат Худаяр-хана, Малля-бек, собрал в окрестностях Андижана войско из кипчаков и кара-киргиз; повел его против Коканда и взял город. Худаяр-хан бежал в Бухару, где поступил на службу к эмиру. Малля-хан начал править Кокандским ханством. Якуб-бек остался служить Малля-хану. Однажды он был призван Малля-ханом для совещания по поводу жалоб, поданных населением Курамы на кереучинского бека. Якуб-бек высказался за назначение в Кереучи нового бека и заявил, что он охотно принял бы это место. Малля-хан назначил его в Кереучи. Заявление Якуб-бека объяснялось тем, что он хотел быть подальше от Малля-хана, человека вспыльчивого и неуравновешенного. В Кереучи Якуб-бек пробыл недолго. Малля-хан скоро вернул его в Коканд и подчинил ему все войска и артиллерию. Якуб-бек занялся обучением сарбазов и артиллеристов, чтобы привести их в состояние боевой готовности.

В 1277 г. (1860 - 1861), когда хаким города Ура-Тюбе Абдул-Гафар-бек отложился от Коканда, Малля-хан отправил против Ура-Тюбе войско под начальством Якуб-бека.

Осада Ура-Тюбе продолжалась пять месяцев. На помощь ура-тюбинцам эмир выслал войско во главе с Ибрахим-Хаяль, парваначи из рода Мангыт. Якуб-бек одержал полную победу над бухарским и ура-тюбинским войсками. Разгромив Ибрахим-Хаяль, парваначи, и покорив Ура-Тюбе, он вернулся в Коканд, ведя за собой 500 пленников из рода Мангыт.

В 1278 г. (1861 - 1862) Малля-хан командировал Якуб-бека в Канаат-ша-аталыка в г. Туркестан для укрепления обороноспособности города. Приехав в Туркестан, они узнали о том, что в Коканде произошел переворот: около 20 заговорщиков, в том числе Шадман-ходжа и Худай Назар-дадхо5 , в полночь ворвались в лагерь, в спальню Малля-хана, изрубили его на куски и возвели на трон Ша Мурада6 .

Оба сердара решили выждать дальнейшего развития событий. Худаяр-хан, узнав о перевороте, направился в Ташкент и вызвал к себе Якуб-бека. Ташкентцы стали на сторону Худаяр-хана. Якуб-бек снова был назначен в Кереучи.

Когда Ша Мурад-хан узнал об укреплении Худаяр-хана в Ташкенте, он собрал войско из кара-киргиз и кипчаков и, поставив во главе его мингбаши Шадман-ходжи, отправил против Ташкента.

Дойдя до Кереучи, где находился Якуб-бек, Ша Мурад-хан осадил крепость. После продолжительной перестрелки Якуб-бек решил перейти на сторону Ша Мурад-хана. Хан взял его с собой в поход на Ташкент. Осада Ташкента длилась два месяца. Худаяр-хан обратился к бухарскому эмиру с просьбой о помощи. Эмир выступил с боль-


1 По свидетельству Мирзы Ахмеда, Нар Мухаммед был отозван в Коканд и вскоре убит. По сведениям Куропаткина, войско из Ташкента в Коканд было отправлено по требованию самого Мусульман-кула, но, дойдя до Коканда, оно отказалось подчиняться Мусульман-кулу; он был схвачен и выдан Худаяр-хану, который приказал расстрелять Мусульман-кула. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 134.

2 По словам Мирзы Ахмеда, это было сделано по его ходатайству. Веселовский. Цит. соч., стр. 96.

3 Камиль-хан явно стремится оправдать Якуб-бека. Мирза Ахмед объясняет этот эпизод иначе, а именно: Якуб-бек составлял заговор против Худаяр-хана. В число участников заговора входили бухарский эмир, уратюбинский и хатырчинский беки и др. Худаяр-хану своевременно донесли об этом, и он принял меры к аресту Якуб-бека, но последнему удалось бежать в Бухару (Веселовский. Цит. соч. стр. 97).

4 Мирза Ахмед связывал возвращение Якуб-бека ко двору Худаяр-хана со своим заступничеством за него перед ханом. См. Веселовский. Цит. соч., стр. 97.

5 В подлиннике ошибочно - Худай-Назар-Дуст.

6 Ша Мурад-хан был племянником Малля-хана и сыном Сарымсак-бека. Переворот произошел в начале 1862 года. См. Наливкин В. "Краткая история Кокандского ханства", стр. 193. Казань. 1886.

стр. 129

шим войском против Коканда1 , чем вынудил Ша Мурад-хана прекратить осаду Ташкента и отправиться в Коканд. На пути в Коканд Ша Мурад-хан назначил Якуб-бека начальником города Ходжента. Поклявшись в верности хану, Якуб-бек расстался с ним и поехал в Ходжент. Войско бухарского эмира подошло к Ходженту и осадило его с юга. С севера город был осажден Худаяр-ханом. Когда начался усиленный обстрел крепости, среди осажденных возник раскол. Большинство стояло за то, чтобы перейти на сторону эмира. Подчиняясь желанию народа, Якуб-бек вышел навстречу эмиру с делегацией от населения. Оставив Худаяр-хана в Ходженте, эмир взял Якуб-бека с собой в Бухару2 .

Через некоторое время Худаяр-хан пошел в поход на Коканд, где сидел Ша Мурад-хан с войском, состоявшим из кара-киргиз и кипчаков. Худаяр-хану удалось обратить в бегство войско Ша Мурад-хана. Кипчаки и кара-киргизы собрались в Андижане и выбрали своим предводителем кипчака Муллу Алим-кула. Худаяр-хан вступил в беззащитный Коканд. Отсюда он повел войско против Муллы Алим-кула, но потерпел поражение и был вынужден обратиться за помощью к эмиру бухарскому. Исполняя просьбу хана, эмир пошел со всеми своими силами на Коканд. Узнав о его приближении, Мулла Алим-кул отступил в горы Кара-Гульча.

Пробыв некоторое время в Коканде и убедившись в непримиримости кипчаков и кара-киргиз, эмир выступил в обратный путь. Якуб-бек остался в Коканде, не последовав за эмиром. После ухода эмира Мулла Алим-кул занял город Коканд, послал за Якуб-беком и предложил ему начальство над узбекским населением.

По совету Якуб-бека, он провозгласил кокандским ханом сына Мялля-хана, Султана Саид-хана3 , Утвердив Муллу Алим-кула в должности командующего войсками, Султан Саид назначил во все округа новых начальников. Кураминский округ достался Якуб-беку. Однако последнему недолго пришлось сидеть в Кереучи. Мулла Алим-кул вскоре же вызвал его в Коканд и сделал своим ближайшим помощником.

Тем временем русские продолжали надвигаться с севера. Они уже завладели Туркестаном и Аулие-Ата и шли на Чимкент. Мулла Алим-кул в сопровождении Якуб-бека выступил против них из Коканда. В Чимкенте встретили русское войско и начали готовиться к бою.

Учитывая силу русских войск, Якуб-бек дал Мулле Алим-кулу такой совет: "Лучше помириться с русскими, чем сражаться с ними. Русские имеют государственный строй, поэтому они сильны, а у нас его нет. Обождем лет пять - десять, введем у себя такую же организацию, а потом посмотрим". Услышав такой совет, Мулла Алим-кул выхватил саблю и бросился на Якуб-бека, укоряя его в трусости, но все присутствовавшие стали просить за Якуб-бека, и он был пощажен.

Мулла Алим-кул приказал вступить в бой с русскими. Во время боя Якуб-бек совершил подвиги храбрости. Потерпев значительные потери. Мулла Алим-кул решил вернуться в Коканд. Беком Чимкентской крепости он назначил Мирзу Ахмеда-куш-беги и ушел в Коканд, забрав с собой Якуб-бека.

Русские осадили Чимкент и открыли артиллерийский огонь по крепости. Не выдержав осады, Мирза Ахмед-кушбеги бросил крепость и бежал в Ташкент. Получив известие об этом, Мулла Алим-кул также приехал в Ташкент, чтобы принять меры к обороне города. Здесь он узнал о восстании в Кашгаре. Соперничая с Якуб-беком и боясь его, он дал ему поручение ехать в Кашгар. Якуб-бек отправился в Кашгар.

Когда он располагался с войском в кишлаке Минг-юл, правитель Кашгара Садык-бек, из кипчаков, вышел к нему навстречу и ввел в город. Вскоре Садык-бек увидел, что народ во всем подчиняется не ему, а Якуб-беку. Тогда он удалился в горы, собрал войско из кипчаков и кара-киргиз и пошел против Якуб-бека. Последний вышел из города и без труда разбил войско Садык-бека. Однако с китайцами, засевшими в гульбаге4 , пришлось еще долго бороться.

С самого начала своего похода в Кашгарию Якуб-бек вошел в сношения с хакимами и сердарами Бадахшана, Шугнана и Дарваза Хаким Бадахшана, Джехандар-Ша, отправил в Кашгар на помощь Якуб-беку отряд в 500 всадников под начальством человека испытанной верности, сердара Мухаммеда Садыка. Последний остановился со своим отрядом в Янги-Гисаре. В это время к Кашгару приблизилось войско Садык-бека, состоявшее из 3 - 4 тысяч кара-киргиз и кипчаков. Собрав все свои силы и разместив их в местности Харам, Якуб-бек вызвал к себе из Янги-Гисара отряд Джехандар-Ша, а затем соединенными силами они двинулись против Садык-бека. Натиск армии Якуб-бека был настолько сильным, что войско Садык-бека сразу разбежалось. Сам Садык-бек вскоре же явился к Якуб-беку с повинной от всех окрестных кочевников.

К этому времени хакимы и сердары округов Ак-су и Куча5 с большим войском, состоявшим из дунган, подошли к Кашгару и расположились в местности Хан-Арык. Якуб-бек немедленно собрал 1500 всадников, пошел на Хан-Арык и на следующий день утром ударил на противника. Битва была долгой и упорной. Сам Якуб-бек был ранен, но несмотря на это продолжал оставаться на поле битвы. Противник был обращен в бегство; кашгарское войско пресле-


1 По данным Наливкина, эмир пошел на Ходжент. См. Наливкин. Цит. соч., стр. 194.

2 По Наливкину, Якуб-бек сдался не эмиру, а Худаяр-хану, который был послан эмиром против Ходжента. См. Наливкин. Цит. соч., стр. 194.

3 По Наливкину, это произошло во второй половине июля 1863 г. (стр. 200).

4 Гульбаг - цитадель.

5 В рукописи везде - Кучар.

стр. 130

довало его на расстоянии 3 - 4 ташей1 , убивая бегущих. Все поле было усеяно трупами дунган. В плен было взято 1500 человек, захвачено много оружия и военных припасов.

Одновременно продолжалась осада Янги-Гисарского гульбага, где отсиживались китайцы Население Янги-Гисара и Янги-Шаара было настроено против китайцев. Когда Якуб-бек вызвал охотников участвовать в штурме Янги-Гисара, к нему явилось несколько тысяч человек. Был произведен подкоп под стены крепости, подведены мины и посредством взрыва их в стене гульбага была образована брешь. Войско Якуб-бека бросилось на штурм, и после ожесточенной борьбы крепость была взята. Возвратясь из Янги-Гисара в Кашгар, Якуб-бек продолжал осаду кашгарского гульбага, который также вскоре был взят при помощи взрыва мин. В это время пришло известие, что из Коканда на Кашгар движется большое войско. Выступление кокандского войска определялось следующими причинами: в Коканде в тот момент на ханском троне сидел Худай-кули-хан2 . Когда бухарский эмир с многочисленным войском приблизился к Коканду, Худай-кули-хан поспешно отступил в Ош. Эмир послал отряд в погоню за ханом. Не решаясь встретиться с бухарским отрядом, Худай-кули-хан перешел кашгарскую границу. Отсюда он тотчас послал Якуб-беку извещение о своем прибытия, в котором сообщал о своей готовности служить ему. Поверив его искренности, Якуб-бек принял его на службу и включил в состав войска, с которым он пошел на Яркенд. После двухмесячной осады Якуб-бек взял этот город. Отпраздновав эту удачу и ознаменовав ее раздачей щедрой милостыни, он собирался остаться в Яркенде на некоторое время. Однако это ему не удалось. Один из кокандских сипаев, Бек-Мухаммед-мингбаши, подговорил кипчаков и кара-киргиз, числом до 10 тысяч, самовольно, вопреки всем данным клятвам в верности, уйти в Кашгар.

Когда эти неблагодарные и клятвопреступные люди подходили к гульбагу, к ним навстречу вышел кипчак Куш-парваначи, поставленный Якуб-беком во главе гарнизона, и ввел их в крепость. Здесь они начали готовиться к встрече с Якуб-беком. Передав управление Яркендом Иса-ходже, последний бросился по следам Бек-Мухаммеда-мингбаши. Осажденные им в гульбаге кипчаки безуспешно произвели несколько вылазок.

Тогда они решили сдаться. Якуб-бек принял парламентеров и обещал вновь принять их к себе на службу, не применяя репрессий. Большая часть кипчаков оставила своих вождей и примкнула к Якуб-беку, обещая ему верную службу. Бек-Мухаммед-мингбаши и Мавлян-дадхо со своими приближенными, в числе 16 человек, перевалили через горы в Фергану, где Худаяр-хан приказал поймать их, казнить, а тела зарыть. Вскоре после этого Якуб-бек пошел походом на Марал-баши, в котором находилось 5 тысяч дунган. Осада длилась 40 дней и окончилась взятием крепости посредством взрыва мин и штурма.

Поручив начальство над этой крепостью Хаким-хан-Тюре, Якуб-бек опять осадил Яркенд. Дунгане не могли долго выдержать осаду; истощив силы на безуспешных вылазках, они иступили в переговоры, предлагая Якуб-беку сдать крепость, если им будет обещано свободное отступление в Куча. Якуб-бек принял это условие, и дунгане были выпущены из города с унизительными признаками поражения. Иса-ходжа провел их мимо Якуб-бека и заставлял низкими поклонами благодарить его за помилование.

Управление окрестными кишлаками Якуб-бек поручил надежным людям; хакимом Яркенда был назначен Мулла Юнус-джан-дадхо3 .

После этого был объявлен поход на Хотан. Якуб-бек выступил со всем войском на Хотанскую дорогу и после длительного марша остановился на привал в кишлаке Зава. Узнав о нахождении Якуб-бека в Зава, правитель Хотана Хабибулла-ходжа выехал навстречу к нему, поцеловал руку я сделал богатое подношение. Щедро его наградив, Якуб-бек вместе с ним въехал в Хотан, где поселился в так называемом посольском замке (Ильчи-каласи). Однако Хабибулла-ходжа изменил Бадаулету. Он тайно разослал в окрестные города Юрун-каш, Каракаш, Керия и др. -письма с предложением прибыть в Хотан и захватить Якуб-бека. Хакимы указанных городов подступили с войсками к Ильчи-каласи. Сначала Якуб-бек решил применить тактику уговоров; несколько раз он высылал к повстанцам своих людей, которые пытались убедить собравшихся в бесполезности борьбы. Эта тактика не имела успеха. Толпа стала кидать в переговорщиков камнями в прогнала их палками. Тогда Якуб-бек решил строго наказать изменников. Солнце уже закатывалось, когда он выслал войско против бунтовщиков. Завязавшийся бой длился всю ночь. К утру ни одного противника не оставалось в живых. По случаю успеха Якуб-бек отслужил благодарственные моления и сделал большие пожертвования в пользу местных святынь4 .


1 Таш - мера длины, около 8 километров.

2 Худай-кули-хан (по прозвищу Бельбаг-чи-хан) был выдвинут киргизами и кипча-хами после гибели Султан Саид-хана. Однако кипчакам не удалось удержаться в Коканде, и они были вынуждены бежать в Кашгар. См. Наливкин. Цит. соч., стр. 203.

3 Мулла Юнус-джан-ташкентец, произведен в чин дадхо Алим-кулом, при Якуб-беке правил Яркендом. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 141.

4 По сведениям Куропаткина, история занятия Хотана рисуется иначе: Якуб-бек обманным путем завлек Хабибуллу в свой лагерь, где приказал зарезать. Тактику обмана он применял и при захвате других городов: Ак-су, Куча и др. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 141 и сл.

стр. 131

Хакимом Хотанского округа был назначен преданный Мир-Баба-дадхо1 ; в помощь ему были даны опытные люди. Часть захваченной в Хотане добычи Якуб-бек роздал своему войску и знатным хотанцам. Испросив благословение дервишей, Якуб-бек выехал в обратный путь. Когда он вступил в пределы Яркендского округа, Мулла Юнус-джан-дадхо вышел из города навстречу Бадаулету, подержал ему стремя, помог сойти с коня и с почетом проводил в город. Обрадованный усердием дадхо и оказав ему щедрые милости, Якуб-бек пробыл в Яркенде четыре дня. Затем он выехал в Кашгар, где был встречен с неменьшими почестями. Много народа, улемов и военачальников вышло к нему навстречу. Якуб-бек остановился в гульбаге. Как и в других городах, он роздал в Кашгаре щедрую милостыню и подарки и совершил поклонение местным святыням: мазару Саид-Апака, Саид-Арслан-хана, Хазрат-Паша и др.

Примерно через год Якуб-бек приступил к покорению северных городов Кашгарии2 . Он двинул свое войско на Аксуйскую дорогу. В кишлаке Марал-баши он передал командование авангардом своему любимому сыну Бек-кули-беку, а сам пошел позади с главными силами.

Когда Бек-кули-бек достиг кишлака Ай-куль, правитель города Ак-су, Джемаль-уд-дин-ходжа, вывел все войска из города и расположился в боевом порядке на берегу реки Ак-су Бек-кули-бек выступил из Ай-куля и, увидев приготовившегося к бою противника, немедленно отдал приказание начать бой. Первая схватка была безрезультатной. К этому времени подтянулись главные силы под начальством Якуб-бека, которые и решили дело в пользу кашгарцев Бек-кули-бек преследовал противника до ворот города, ворвался в город на плечах отступавших в паническом бегстве войск Джемаль-уд-дина-ходжи, занял крепость и взял в плен Джемаль-уд-дина-ходжу и его приближенных сановников.

Якуб-бек, по своему обыкновению, милостиво обошелся с пленными, созвал через глашатаев народ, обратился к нему с увещанием и оказал различные милости. Бадаулет позаботился также о духовенстве, щедро осыпав его милостями и наградами.

Находившиеся в Ак-су выходцы из Куча бежали в Куча и рассказали там о всем происшедшем правителю города. Рашид-уд-дин-ходжа собрал совет военачальников, на котором порешили выслать против Якуб-бека 10 тысяч всадников под начальством двух преданных командиров.

Якуб-бек отправил в авангарде Бек-кули-бека, а сам пошел следом за ним. Кучанское войско заняло позиции в Коштаме, а войско Якуб-бека - в Майда-Юлгуне. Прошла ночь, наутро начался бой, в результате которого кучанское войско было рассеяно по степям и горам. Остатки его вернулись в Куча. Выехавший из Куча Рашид-уд-дин-ходжа дорогой узнал о полном поражении своего войска и тут же лишился чувств. Придя в себя, он присоединился к беглецам, направлявшимся в Куча. Якуб-бек преследовал бегущего противника, взял Куча и приказал доставить ему Рашид-уд-дина-ходжу. Последнего долго искали, пока, наконец, нашли в развалинах, посреди степи. Местные кучанские правители также были все переловлены и в оковах приведены к Якуб-беку. Последний обошелся с ними милостиво. Это было в 1282 году3 .

Затем Якуб-бек разослал своих людей по окрестным кишлакам, чтобы они успокоили население; наградил войско деньгами из кучанской казны и сделал щедрые пожертвования в пользу местных мазаров.

Всех лиц, которые во время правления Рашид-уд-дина-ходжи отличились в сражениях против китайцев, Бадаулет приказал созвать и наградить еще более щедро чем своих воинов. Хакимом Кучанского округа он назначил Иса-ходжу, родственника Рашид-уд-дина-ходжи4 .

Из Куча Якуб-бек направился в Ак-су. Население города собралось перед дворцом, радостно приветствуя своего хана. Проведя здесь несколько дней, Бадаулет двинулся в Кашгар. Хакимом Ак-су был оставлен Хаким-хан Тюре, сын Ишана-ходжи5 . Хакимом Уч-Турфана Бадаулет назначил преданного ему Мухаммеда Баба-токсаба. Приняв от окрестных кара-киргизских биев и начальников подарки, Якуб-бек отдарил их и приказал подчиняться распоряжениям Мухаммеда Баба.

Отсюда он поехал через горы, остановился в кишлаке Артуче, поклонился мазару святого Султана Сутука и Буграк-хана и роздал щедрую милостыню бедным. Прибыв в Кашгар, Бадаулет принял во дворце приветствия и поздравления всего народа. Представителям населения он приказал объявить, что ни один начальник не посмеет отступить от правил шариата под страхом самого сурового наказания.

К тому времени под властью Якуб-бека были следующие города с окрестными районами: Кашгар, Янги-Гисар, Яркенд, Кума, Хотан, Санджу, Марал-баши, Ак-су, Куча, Бай, Уч-Турфан, Артуч и др.

Хотанский хаким Мир-Баба-дадхо начал притеснять народ и поступать против ша-


1 По другим источникам, хакимом Хотана был назначен Ниаз-бек, помогавший Якуб-беку овладеть Яркендом. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 141.

2 По другим источникам, Якуб-бек отправился в поход на Куча летом 1867 года.

3 Камиль-хан-ишан ошибается: это происходило в 1283 г. хиджры (1866 - 1867).

4 Его брата. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 142.

5 Камиль-хан-ишан ошибается: Хаким-хан Тюре был сыном Катта-Тюре, отравленного Якуб-беком. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 143.

стр. 132

риата. Это стало известно Якуб-беку. Он немедленно сместил хакима, а на его место назначил яркендского уроженца Нияз-бека, дав ему соответствующие указания.

Ряды войска Бадаулета все время пополнялись добровольцами.

Получив донесение о том, что дунгане, населявшие Тогсун и Куня-Турфан, опустошают окрестности Куча и все ближе и ближе подступают к самому городу, Якуб-бек стал готовиться в поход, как вдруг услышал, что дунгане ночью напали на Куча, взяли город и разграбили его. Кучанский хаким Иса-ходжа недолго оказывал сопротивление. Он бежал в Ак-су, преследуемый по пятам дунганами. Известие об этом вызвало ярость Якуб-бека, он решил основательно наказать дунган. Поручив своему любимому сыну Бек-кули-беку управление государственными делами и признав его своим наследником, Якуб-бек отправился в поход. Дня четыре он провел в Марал-баши. Здесь им было получено известие о том, что Аксуйский хаким Хаким-хан Тюре, выступивший против дунган, разбит наголову и бежал сначала в Ак-су, а потом в кишлак Кызыл. Дунгане заняли было город Ак-су, но, узнав о приближении войск Якуб-бека, тотчас оставили этот город, отступив к Тогсуну. Бадаулет со всем войском и артиллерией беспрепятственно вошел в Ак-су и отдал приказание неотступно преследовать дунган и жестоко с ними расправляться. Дунгане, охваченные паническим ужасом, бежали днем и ночью, проходя за один день трехдневный путь. Не останавливаясь в Курля и Карашаре, они бежали, пока не достигли Тогсуна. Кашгарское войско, посланное в погоню за ними, остановилось в Карашаре, крепости, заложенной калмыками. Отсюда Якуб-беку было послано донесение. Бадаулет шел позади, имея в своем распоряжении 12 тысяч человек воинов.

Прибыв в Куча, Бадаулет выслушал жалобы населения города на дунган, распорядился раздать хлеб и другие продукты питания и принял меры к успокоению населения. После этого он в сопровождении телохранителей спешно выехал на Куня-Турфан. Войско следовало за ним на некотором расстоянии.

Достигнув крепости Карашар, Бадаулет приказал заготовить там провиант и фураж для войска и направить все силы на Тогсун. Сам же с авангардом и телохранителями двинулся дальше. При Айгыр-булаке авангард был встречен градом стрел. Бадаулет ответил залпами из ружей и пушек. От сильной стрельбы ясный день стал подобен темной ночи. С обеих сторон было много потерь. После стремительной атаки войско дунган было отброшено к Тогсуну. Якуб-бек захватил много пленных, с которыми обошелся очень милостиво. Опросив их о положении городов Куня-Турфана и Урумчи, он отпустил их в разные стороны, снабдив одеждой и питанием на дорогу. Подступив затем к Тогсуну, Якуб-бек осадил его со всех сторон. После непродолжительной осады город был взят штурмом. Захваченные в плен дунгане были отпущены невредимыми. Жителям города были оказаны различные милости. Затем Якуб-бек направил войско на Куня-Турфан. У кишлака Дадин, вблизи Куня-Турфана, войско Бадаулета подверглось внезапному нападению дунган. Начался бой, в результате которого дунгане бежали в Куня-Турфан. Бадаулет осадил Куня-Турфан. Осажденные дунгане произвели несколько вылазок, но каждый раз были отбрасываемы. Осада города затянулась на целый год. Взяв Куня-Турфан, Бадаулет поступил с населением города милостиво; вновь был учрежден суд по шариату. Такой справедливости население города давно уже не видывало.

Пробыв некоторое время в Куня-Турфане, Якуб-бек выступил против Урумчи, в котором засел дунганский отряд под начальством Дауда Хальфы. Бадаулет предвидел, что Дауд Хальфа может зайти ему в тыл и завладеть Куня-Турфаном. Поэтому он спешил сразиться с ним и разбить его. Приехав в кишлак Ур-теньга, Якуб-бек стянул к себе войска со всех ближайших городов. Собралось такое количество войска, что людьми наполнились степи и горы. Якуб-бек выслал отряд для захвата крепости Диванчи, принадлежавшей к Урумчинскому округу. После трехдневной осады отряд взял крепость и продолжал двигаться на Урумчи. Дауд Хальфа в свою очередь выслал отряд из Урумчи, чтобы преградить путь войску Якуб-бека. Завязался бой, в котором отряд Бадаулета одержал полную победу. Дунганский отряд отошел к городу. Отряд Якуб-бека остановился недалеко от города в укреплении Даки-Юнус. Прошла ночь. На следующее утро начался бой главных сил, который тянулся с перерывами несколько дней. Осажденные делали частые вылазки. Якуб-бек приказал завалить ворота крепости снегом, чтобы лишить осажденных возможности делать вылазки. Осада продолжалась девять месяцев, после чего урумчинцы сдались на милость победителя. Якуб-бек принял их заверения в верности, оставил начальником крепости Дауда Хальфу и ушел в Кашгар. На пути он остановился в Тогсуне и пожил там около месяца. Хакимом Куня-Турфана он назначил Хаким-хана Тюре, а в Тогсун был послан преданный ему дадхо Джехан. В Карашаре, по приказанию Бадаулета, была построена новая крепостная стена. Начальником Карашарской крепости был назначен пансад Нияз-бек.

В степях, окружающих Карашар, в то время кочевало до 10 тысяч кибиток калмыков. Все они выказали полную покорность Якуб-беку и отправили ему богатые подарки. Отдалив их в свою очередь, Бадаулет поставил начальником над ними Нияз Мухаммеда, пансада.

Из Карашара Якуб-бек переехал в Курля, где он пробыл 15 дней, чиня суд, по шариату, и расточая милости.

Отсюда он отправился в Куча, где увидел, что жители, которым ранее он ока-

стр. 133

зал милости, приобрели много имущества и стали состоятельными людьми. Войско Куча и все население города с радостью приветствовали Якуб-бека. В Куча Якуб-бек пробыл долго. Он пригласил отовсюду столяров, кузнецов, ружейных и пушечных мастеров, построил мастерские, казармы и т. п. Поручив управление Кучанским округом преданному человеку, Тохта-беку, он поехал в Кашгар. По дороге дней на 10 он остановился в кишлаке Дабас для производства суда. Здесь он также приказал построить казармы и мастерские. Оставив начальником гарнизона в кишлаке Дабас Мухаммеда Эмин-бека, Бадаулет направился через город Бай в Ак-су. Здесь он был встречен с почетом жителями города и духовенством.

В Ак-су Якуб-бек пробыл почти шесть месяцев1 . Он находился еще там, когда получил известие о том, что урумчинский хаким Дауд Хальфа вновь отказался подчиняться распоряжениям Бадаулета. Якуб-бек хотел лично наказать хакима, но преданные ему люди упрашивали его отправить сначала кого-либо другого и только в случае неудачи выступить лично. Якуб-бек согласился с их мнением, вытребовал из Кашгара своего сына Бек-кули-бека и, назначив его главнокомандующим всего войска, отправил его в поход на Урумчи.

В 1290 г. (1873 - 1874) Бек-кули-бек выступил в поход, привязав к себе сердца воинов щедрой раздачей подарков. Пробыв около 10 дней в Тогсуне, Бек-кули-бек подступил к кишлаку Диванчи и занял крепость без единого выстрела.

Дауд Хальфа собрал в Урумчи большое войско и выступил с ним навстречу Бек-кули-беку. За 2 1/2 таша от города он встретил кашгарцев залпом из пушек и ружей. Бек-кули-бек выдвинул свою артиллерию и также открыл пушечный, и ружейный огонь. Дунгане бросились бежать. Бек-кули-бек бросил на них свои отряды и преследовал их до самых ворот Урумчи. Началась осада города. Через шесть месяцев Дауд Хальфа бежал, оставив гарнизон на волю победителя. Население города открыло ворота Бек-кули-беку. По примеру отца, он не причинял населению насилий и притеснений. Знатные люди города были награждены подарками. Урумчинским хакимом был назначен Турды-кули-дадхо.

Взяв Урумчи, Бек-кули-бек повел войско против кишлака Кумадин, в котором засел отряд бежавших дунган. Осажденные ежедневно делали вылазки, которые не имели успеха. Через 50 дней крепость Кумадин была взята, после чего Бек-кули-бек вернулся в Урумчи. Пробыв здесь 10 дней, он выступил на Манас. После упорной борьбы од взял крепость Санджу, затем крепость Куты-бий и подступил к Манасу. Дунгане встретили войско Бек-кули-бека огнем артиллерии. После пятимесячной осады гарнизон Манаса сдался. Бек-кули-бек поручил управление Манасом одному из местных дунганских военачальников, затем вернулся в Тогсун, пробыв некоторое время в Урумчи, Время Бек-кули-бека проходило в заботах об охране безопасности кочевников, живших в окрестных степях, в распределении жалованья войску и других делах.

Получив сообщение о том, что назначенный им начальник крепости в Манасе восстал и замышляет нападение на Урумчи, бек решил предупредить его: он выехал из Тогсуна, быстро миновал Диванчи и Урумчи и осадил дунган в Санджу. Через четыре дня крепость Санджу была взята приступом. Взяв Кути-бий, Бек-кули-бек подступил к Манасу. Осада продолжалась долго. В результате крепость была взята. После праздника Курбан-байрам Бек-кули-бек выехал из Манаса в Кашгар. Назначив нового начальника крепости в Кути-бий, а также в Санджу, он приехал в Урумчи, где был встречен населением и военачальниками. В 1292 г. (1875) он уехал в Тогсун; здесь к нему явились гонцы от дунган, бежавших от китайцев и искавших у него защиты и покровительства. Бек-кули-бек приказал отвести дунганам землю в районе Куня-Турфана и оказать им помощь. Во время пребывания бека в Карашаре к нему явились с подарками представители калмыкских родов. Отдарив их, бек направился в Курля, откуда, уже нигде не останавливаясь, проехал в Кашгар.

Бек-кули-бек был принят отцом очень сердечно и радушно. По поводу благополучного возвращения после двухлетнего отсутствия сына, покрытого славою, отец устроил большое угощение всему народу и роздал щедрую милостыню. Видя в сыне достойного себе преемника, Якуб-бек поручил ему управление государственными делами в Кашгаре, а сам уехал в Ак-су. В это время появились слухи о приближении китайцев.

Якуб-беку донесли, что китайское войско численностью в 60 тыс. человек под начальством Дунтуня идет для расправы с бежавшими дунганами.

Якуб-бек решил дать отпор китайцам: он поехал в Карашар и отсюда выслал отряд для занятия Тогсуна. Затем он вызвал к себе двух сыновей: Ишан-кули-бека2 и Хак-кули-бека. Каждому из них Якуб-бек поручил часть войска. Однако оба сына были неопытны. Ишан-кули-беку было не больше 16 лет, и ребячество еще не покинуло его. Хак-кули-беку было 28 лет. Он был высокого роста и сложен крепко, как слон, но развитие ума у него не соответствовало развитию тела. Друзья Якуб-бека, зная о недостатках обоих сыновей, были сильно удивлены назначением их на ответственные должности военачальников. Однако никто не посмел выступить против воли Бадаулета. Предводитель китайского войска прислал ультиматум, в котором тре-


1 Якуб-бек устроил в Ак-су свою резиденцию. См. Куропаткин. Цит. соч., стр. 148.

2 В других источниках имя Ишан-кули-бека не встречается.

стр. 134

бовал возвращения бежавших от него дунган: Лухидарина и Шухидарина1 .

Бадаулет отказался выполнить требование китайцев. Тогда они двинулись из Урумчи. Хак-кули бек, получив приказание привести крепость Диванчи в боевую готовность, выехал из Тогсуна и, осмотрев укрепления в Диванчи, решил, что надо строить крепость заново, на новом месте. Ни с кем не посоветовавшись, Хак-кули-бек приказал построить новую крепость, однако он выбрал неудачное место - у подошвы невысоких гор. Когда китайцы подошли к Диванчи и осадили ее, гарнизон крепости, видя, что дело проиграно, вышел и сдался на волю победителей.

В это время прибыл русский посол Куропаткин2 , Якуб-бек выехал навстречу ему в Курля. Хак-кули-бек находился в Карашаре. Под натиском китайцев Хаким-хан Тюре вынужден был покинуть Куня-Турфан. Оставив Куня-Турфан и Тогсун без защиты, он приехал в Карашар. Когда китайское войско заняло, Тогсун, Якуб-бек потребовал Хак-кули-бека к себе. Боясь наказания, Хак-кули-бек отговаривался от поездки всякими предлогами.

Нияз-бек, хотанский хаким, таил в душе ненависть к Якуб-беку. Он вошел в тайные сношения с некоторыми из приближенных Бадаулета. Решив отомстить, он приехал в Курля и подсыпал яд в пищу Якуб-бека. В тот же день, вечером, когда Бадаулет бил своего мирзу за какую-то провинность, он вдруг упал3 . Находившийся тут же Нияз-бек с помощью еще двух человек поднял Якуб-бека и отнес его во внутренние покои. О случившемся он сообщил только Хак-кули-беку и просил его поскорее приехать. Хак-кули-бек был замешан в убийстве своего отца, это подтверждается тем, что несмотря на несколько требований отца приехать к нему он не ехал, а теперь вдруг сразу приехал. Оставив тело отца во дворце, Хак-кули-бек взял его печать и вместе с Нияз-беком составил план захвата власти. Их план состоял в том, чтобы привлечь кашгарское войско на свою сторону и лишить Бек-кули-бека власти. Ими было составлено письмо к Бек-кули-беку с требованием о присылке войск с артиллерией под начальством Джамадара-дадхо. Письмо было написано от имени Якуб-бека и припечатано его печатью. Получив это письмо, Бек-кули-бек немедленно выслал войско под командой Джамадара-дадхо. Он узнал о смерти отца тогда, когда Джамадар достиг уже Марал-баши. Немедленно было послано последнему приказами вернуться. Когда войско вернулось в Кашгар, Бек-кули-бек объявил ему о смерти Якуб-бека и о замысле его противника Нияз-бек-хахима захватить власть в свои руки. Войско заявило о своей верности Бек-кули-беку и о готовности сражаться с любым противником.

Нияз-бек был хитрым и опасным противником. Он пытался обмануть Хак-кули-бека и с этой целью устроил дело так, что власть в Ак-суйском округе перешла в руки Хаким-хана Тюре. Сам же Нияз-бек бежал в Хотан, где объявил себя независимым от Кашгара правителем. Хак-кули-бек, захватив из Ак-суйской казны деньги, в сопровождении сотни сарбазов отправился в Кашгар; дорогой он наткнулся на разъезд Марал-башинского гарнизона и завязал с ним перестрелку, жертвой которой пал сам. Хаким-хан Тюре, погнавшийся за Хак-кули-беком, не догнал его в вернулся в Ак-су.

Бек-кули-бек начал борьбу с Хаким-ханом Тюре. Решительная схватка произошла у кишлака Чадыр-куль. В результате боя Хаким-хан Тюре обратился в бегство. Бек-кули-бек пошел после этого в Ак-су; здесь он назначил начальником крепости Абд-ур-Рахмана-дадхо, после чего вернулся в Кашгар. Покончив с Хаким-ханом Тюре, Бек-кули-бек начал борьбу с Нияз-беком, хотанскам хакимом, которую завершил также успешно. Нияз-бек бежал к китайцам. Хакимом Хотана был назначен Мухаммед Эмин-бек, после чего Бек-кули-бек вернулся в Кашгар. Здесь его ожидало неприятное известие: за несколько дней до прибытия его в Кашгар китайцы, жившие в Янги-Шааре, захватили крепость и никого не впускали. В то же время китайские войска постепенно приближались к Кашгару, занимая город за городом. Они находились уже вод крепостью Марал-баши, когда Бек-кули-бек начал борьбу с китайцами, засевшими в Янги-Шааре.

Во время осады Янги-Шаара войско Бек-кули-бека начало постепенно разбегаться. При нем оставалось человек 60 - 70. Он сделал еще попытку собрать войско, но, видя, что это не удается, посоветовался с близкими людьми и бежал в Фергану. Это произошло в 1295 г. (1877). Отсюда он направился в Пскент, родину своего отца, где и живет, довольный своей судьбой.


1 У М. Ф. Гаврилова упоминаются руководители дунган Шухдарин и Дахударин, но как бежавшие от Якуб-бека в пределы России. См. Гаврилов М. Цит. соч., стр. 127.

2 Посольство Куропаткина прибыло в Кашгарию 25 октября 1876 г., а в Курля, где находился Якуб-бек, - 10 января 1877 года. См. Куропатки и. Цит. соч., стр. 5 и 6.

3 По свидетельству Мирзы Ахмеда, Якуб-бек умер от припадка во время избиения мирзы. Очевидцем его смерти был Нияз-бек-дадхо, яркендский бек, состоявший при Бадаулете заведующим финансами (Веселовский. Цит. соч., стр. 102). Версия отравления Нияз-хаким-беком подтверждается показанием Муллы Мирзы (Гаврилов. Цит. соч., стр. 129).

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/РЕСАЛЭ-И-ЯКУБИ-ВОСПОМИНАНИЯ-О-ЯКУБ-БЕКЕ-КАШГАРСКОМ-КАМИЛЬ-ХАНА-ИШАНА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Вacилий ПашкоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/admin

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

РЕСАЛЭ-И-ЯКУБИ (ВОСПОМИНАНИЯ О ЯКУБ-БЕКЕ КАШГАРСКОМ КАМИЛЬ-ХАНА-ИШАНА) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/РЕСАЛЭ-И-ЯКУБИ-ВОСПОМИНАНИЯ-О-ЯКУБ-БЕКЕ-КАШГАРСКОМ-КАМИЛЬ-ХАНА-ИШАНА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Вacилий Пашко
Минск, Беларусь
567 просмотров рейтинг
18.08.2015 (765 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
11 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
11 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
РЕСАЛЭ-И-ЯКУБИ (ВОСПОМИНАНИЯ О ЯКУБ-БЕКЕ КАШГАРСКОМ КАМИЛЬ-ХАНА-ИШАНА)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK