Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7354

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Двадцать лет назад, 20 сентября 1918 г., в степях Закаспия от рук английских и эсеро-меньшевистских палачей погибли 26 бакинских комиссаров, погибли верные, пламенные, беззаветно преданные делу рабочего класса руководите ли Советской власти в Баку в 1918 г.: Степан Шаумян, Алеша Джапаридзе, Мешади Азизбеков, Ваня Фиолетов, Гриша Корганов, Павел Зевин, Татевос Амирян, Арсен Амирян, Осепянц, Малыгин, Басин, Авакян, Солнцев, Констандян, Борьян, Метакса, Николайшвили, Соломон Богданов, Александр Богданов, Павлухин, Берг, Котанов, Габышев, Мишне, Петров, Везиров.

Советская Россия в это время была окружена со всех сторон огненным кольцом международной контрреволюции. Иностранные империалисты в союзе с российской белогвардейщиной тщетно пытались совместными усилиями свергнуть Советскую власть. С севера наступали английские оккупанты, высадившие десант в Мурманске; немецкие захватчики заняли Украину, лишив Советскую Россию украинского хлеба и угля; на Северном Кавказе поднимались казачьи восстания; на Волгу двигались контрреволюционные чехословацкие части; на восток совместно с Колчаком наступали японские и американские войска; из Ирана в Туркестан шли отряды английской армии с целью превратить Среднюю Азию в свою колонию; английские генералы через свою меньшевистско-эсеровско-дашнакскую агентуру готовили свержение Советской власти в Баку.

Бакинской коммуне и 26 погибшим бакинским комиссарам посвящается эта статья.

I

Февральская буржуазно-демократическая революция привела к двоевластию в стране: соглашательские партии - меньшевики и эсеры - захватывали депутатские места в советах, образовав в них свое большинство и передав власть в руки буржуазного Временного правительства. Февральская революция не изменила положения трудящихся классов как в Центральной России, так и в Закавказье.

"Февральская революция, - писал товарищ Сталин о Закавказье, - не внесла существенных изменений в положение трудовых классов края... вся власть оставалась в руках имущих классов. Последние цепко держались за власть и выжидали, охотно предоставляя эсеро-меньшевистским стратегам усыплять рабочих и крестьян мудрыми речами о буржуазном характере русской революции, о неосуществимости социалистического переворота и проч."1 .

Большевистская партия повела решительную борьбу за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, разоблачая


1 И. Сталин "Контрреволюционеры Закавказья под маской социализма", стр. 19. Партиздат ЦК ВКП(б) Грузии. 1935.

стр. 32

контрреволюционность буржуазии и ее верных слуг - меньшевиков и эсеров.

В Баку после получения известий о революции возникают, как и по всей стране, две власти; в ночь с 5 на 6 марта создается исполнительный комитет общественных организаций, представляющий центральное Временное правительство, и одновременно с ним избирается совет рабочих депутатов. На первом же заседании совета, 6 марта, председателем его был избран заочно любимец бакинского пролетариата Степан Шаумян. Избрание руководителя бакинских большевиков председателем совета, в котором большевики не имели большинства, говорило о том влиянии, которым пользовались бакинские большевики среди рабочего класса.

С первых же дней революции большевистская организация, только что вышедшая из подполья, начала собирать свои силы; она сплачивает округ себя пролетариат и крестьянство.

Апрельские тезисы Ленина и решения Апрельской конференции определили тактику большевиков, явились мощным оружием в борьбе с муссаватистами, дашнаками, эсерами и меньшевиками. Вся деятельность большевиков проходила в борьбе против меньшевистско-эсеровского и муссаватистско-дашнакского большинства в совете, целиком шедшего за буржуазией.

После объединения совета рабочих депутатов с советом солдатских депутатов его влияние усиливается. В вопросах о восьмичасовом рабочем дне, о заключении коллективного договора, о присоединении окраин к городу соглашательские партии проявляют свою контрреволюционную сущность, идут на поводу у буржуазии. И только большевики выдвигают и защищают требования рабочих, возглавляют их борьбу, прядают ей организованный характер.

Твердая политика большевиков в защите требований рабочих и полное банкротство соглашателей способствуют еще большему объединению пролетариата вокруг большевистской партии, что, конечно, в еще большей степени укрепляет позиции большевизма в Баку.

Проведенная пролетариатом под руководством большевиков бакинская сентябрьская стачка, главным требованием которой было заключение коллективного договора, обнаружила высокую степень организованности и классовой солидарности пролетариата. Испуганные этим выступлением, нефтепромышленники вынуждены были подписать предварительный договор.

Большевики ведут борьбу за привлечение на свою сторону и крестьянства, призывает его к захвату помещичьих земель, к созданию крестьянских комитетов, к установлению связи с бакинским пролетариатом. Несмотря на предательскую работу меньшевиков, эсеров, дашнаков, муссаватистов, стремившихся отвлечь крестьянские массы Азербайджана от революционной борьбы и разжигавших национальную вражду, в уездах Азербайджана происходят революционные крестьянские восстания, особенно разгорающиеся после Октябрьской революции. Наиболее сильными восстаниями были охвачены Елизаветпольский, Шемахинский, Казахский, Кубинский и ряд других уездов. Большую революционизирующую роль в деревне сыграли возвращавшиеся с франта солдаты, которые "разнесли по деревням аграрную революцию" (Сталин).

После победы Октябрьской социалистической революции начинается новый этап в борьбе бакинского пролетариата за Советскую власть. "Октябрьская революция резко изменила положение. Она одним взмахом перевернула все отношения, поставив вопрос о переходе власти в руки

стр. 33

трудовых классов. Клич "Вся власть рабочим и крестьянам" громом прокатился по стране, подняв на ноги угнетенные массы"1 .

Известие об Октябрьской социалистической революции было получено в Баку 26 октября (8 ноября). 31 октября (13 ноября) на расширенном заседании совета совместно с представителями промыслово-заводских, полковых, ротных и флотских комитетов была принята резолюция большевиков о переходе всей власти в руки Бакинского совета. На заседании совета 2 ноября Шаумян делает доклад, в котором развертывает программу практического осуществления перехода власти в руки Бакинского совета. Депутаты контрреволюционного блока меньшевиков, эсеров и дашнаков в знак протеста покидают заседание совета. Шаумян предлагает упразднить исполком общественных организаций, передать вооруженную силу совету, выделить комиссаров во все воинские части, в банки, в милицию. Все предложенные Шаумяном мероприятия принимаются огромным большинством. Бакинский совет объявляет себя высшим органом власти в Баку и его районах и избирает новый состав исполкома совета под председательством Шаумяна.

Контрреволюционные соглашательские партии, потеряв всякое влияние в совете и уйдя из него, создали "комитет общественной безопасности", поставивший своей задачей борьбу против большевистского исполкома.

На экстренном заседании совета создается Военно-революционный комитет при исполкоме совета, которому даются самые широкие полномочия для восстановления в городе революционной дисциплины и порядка.

Происходившие в декабре перевыборы совета значительно укрепили новый его состав представителями большевистской партии. Исполком совета постепенно расширяет свою власть; игнорируя городскую думу, он берет в свои руки дело снабжения города, создав свою продовольственную комиссию.

Решительная политика бакинских большевиков, приводившая к укреплению сил революции, была одобрена Лениным в его телеграмме Шаумяну 14 февраля 1918 г.: "Дорогой товарищ Шаумян! Большое спасибо за письмо. Мы в восторге от вашей твердой и решительной политики. Сумейте соединить с ней осторожнейшую дипломатию, предпосылаемую, безусловно, теперешним труднейшим положением, - и мы победим. В. Ульянов (Ленин)"2 .

Так бакинские большевики, следуя указаниям великих вождей пролетариата Ленина и Сталина, укрепляя свои ряды, готовили массы к решительной борьбе за диктатуру пролетариата. Они учитывали необходимость собирания всех революционных сил: они знали, что контрреволюционные партии не успокоятся и приложат все усилия для свержения власти совета.

II

Все контрреволюционные силы стремились к одной общей задаче - к борьбе с Советской властью и с большевистской партией. Необходимо было пресечь контрреволюционную деятельность этих партий и расчистить почву для прочного установления Советской власти. В декабре 1917 г. совет выносит решение об организации Красной Гвардии. Последняя вместе с созданными тогда же интернациональными полками составляет вооруженную силу пролетарской революции. Военно-револю-


1 И. Сталин "Контрреволюционеры Закавказья под маской социализма".

2 Ленин. Соч. Т. XXII, стр. 254.

стр. 34

ционный комитет Кавказской армии, во главе которого стоял Корганов, в своем воззвании сообщает, что будет временно находиться в Баку. Контрреволюционная муссаватская партия также концентрирует свои силы для борьбы с Бакинским советом с целью захвата власти. Она создает так называемую "дикую дивизию". Силы революции и контрреволюции готовятся к решительной борьбе. Столкновение было неизбежно.

Поводом к выступлению контрреволюции против Бакинского совета рабочих и солдатских депутатов явился инцидент на пароходе "Эвелина". 29 марта (н. с.) исполкому совета рабочих депутатов стало известно, что на пароходе "Эвелина" имеется вооруженная муссаватская группа. Военно-революционный комитет отдал распоряжение о задержании парохода и направил на пристань небольшой отряд красногвардейцев. На пароходе оказалось много офицеров и солдат "дикой дивизии". Когда на пароход была послана комиссия для переговоров, то некоторые члены этой комиссии были подвергнуты аресту, а по остальным открыли ружейный огонь, в результате несколько человек было убито и ранено. Тогда Военно-революционный комитет решительно потребовал сдачи оружия, что и было сделано из боязни более серьезных действий. 30 марта (н. с.) с утра в некоторых частях города происходят митинги мусульманской буржуазии, организованные муссаватистами. В этот же день, в 5 часов вечера, буржуазно-контрреволюционные банды муссаватистов на Шемахинке и Татарской улице открывают стрельбу по советским войскам. Одновременно происходят нападения на конную сотню Красной Гвардии и на батарею. Муссаватисты начали систематический обстрел частей Красной Армии. Происходят настоящие вооруженные классовые бои, начинается гражданская война между революционным пролетариатом Баку и контрреволюционными силами муссаватистов. Военные действия были открыты не только в самом городе, но и за его пределами. Так, 18-го, ночью, в Сураханах муссаватистами был разоружен отряд Красной Гвардии и заменен муссавитскими частями.

В дни этих мартовских боев, в ночь с 30 на 31 марта (н. с.) был образован Комитет революционной обороны в составе С. Шаумяна - чрезвычайного комиссара Совнаркома по делам Кавказа, Г. Корганова - председателя Военно-революционного комитета Кавказской армии, А. Джапаридзе - председателя Бакинского совета и др.

Комитет революционной обороны опубликовал следующее сообщение: "1. Комитет революционной обороны является высшим военно-политическим органом, объединяющим все советские организации города Баку и его районов. 2. Все другие революционно-политические организации города и районов подчиняются Комитету революционной обороны"1 .

В тот же день - 31 марта (и. с.) - Комитет революционной обороны объявил Баку на осадном положении и издал следующий приказ: "Все воинские части, находящиеся в Баку и поддерживающие Советскую власть, в эту решительную минуту должны свято выполнять свой революционный долг... Невыполнение кем-либо своих боевых обязанностей будет строго преследоваться вплоть до расстрела. Мародеры, грабители и убийцы, кто бы они ни были, будут расстреливаться на месте".

Комитет революционной обороны, подтянув свои силы, повел Красную Гвардию в решительное наступление против врага. В результате упорных боев "дикая дивизия" была разбита наголову. Это привело к тому, что в Военно-революционный комитет явилась делегация муссаватистов для переговоров; Военно-революционным комитетом ей был по-


1 "Бакинский рабочий" N 62 (178) от 11 апреля (29 марта) 1918 года.

стр. 35

ставлен следующий ультиматум: "Мы требуем немедленного прекращения военных действий, открытых против Советской власти в г. Баку, требуем снять немедленно вооруженные посты и срыть окопы. Во избежание повторения в дальнейшем подобных выступлений Комитет революционной обороны требует:

"1. Открытого и безоговорочного признания власти Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов и полного подчинения всем его распоряжениям.

"2. Дикая дивизия, как контрреволюционная воинская часть, не может быть терпима в пределах Баку и его районов. Другие национальные мусульманские воинские части, как и армянские, должны быть выведены из города или подчинены всецело Совету рабочих, солдатских и матросских депутатов. Все вооруженное население должно быть под контролем и учетом Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов.

"3. Требуем принятия срочных мер для открытия железнодорожного пути от Баку до Тифлиса и от Баку до Петровска.

"Если к трем часам дня 1 апреля нового стиля нами не будет получено согласие партии "Муссават"... на предъявленные нами требования, Комитет революционной обороны будет считать состояние войны, начатой муссаватистами, продолжающимся и возлагает на них всю ответственность за последствия"1 .

Поставленный Комитетом революционной обороны ультиматум был принят муссаватистами, но, тем не менее, стрельба в городе продолжалась еще некоторое время, и только 2 апреля (20 марта) были приняты действительные меры для прекращения военных действий.

Во время переговоров с представителями контрреволюционного Муссавата тов. Джапаридзе заявил, что в руках Военно-революционного комитета имеются достаточные данные, изобличающие партию Муссават как организатора и руководителя восстания. Этим заявлением тов. Джапаридзе разоблачал контрреволюционную сущность муссаватистов перед массами.

Тов. Шаумян 13 апреля 1918 г. о мартовских событиях писал в Москву Совнаркому РСФСР: "Закавказье вступило в полосу активной вооруженной борьбы за Советскую власть. В течение 3-х дней: 30 - 31 марта и 1 апреля в городе Баку шел ожесточенный бой, сражались, с одной стороны, советская Красная Гвардия, Красная интернациональная армия, сорганизованная нами, Красный флот, который удалось нам реорганизовать в короткий срок... С другой стороны, "дикая дивизия", среди которой немало русских офицеров, и банды, руководимые партией "Муссават"; с обеих сторон принимали участие в городских боях более 20000 человек... Разгром противника был полнейший. Мы продиктовали им условия, которые беспрекословно были подписаны"2 .

В мартовских боях бакинский пролетариат под руководством большевистской партии, в огне гражданской войны с азербайджанской буржуазией и помещичьей контрреволюцией, возглавлявшихся партией Муссават, и в борьбе против меньшевиков, дашнаков и эсеров установил Советскую власть в Баку. Меньшевики, буржуазные националисты и другие враги народа пытались представить мартовские события не как подлинно классовую борьбу бакинского пролетариата с контрреволюционной буржуазией, а как армяно-мусульманскую резню. Тов. Шаумян, выступая с резкой критикой этой клеветы, писал: "Гражданская война разразилась. Наши враги в открытом бою потерпели жестокое поражение.


1 "Известия Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов" N 63 (286) за 1918 год.

2 Архив Института имени Шаумяна, связка III.

стр. 36

Но лакеи буржуазии не унывали. Гг. меньшевики на другой день после событий заявил, что это была не гражданская война, а армяно-татарская резня. Жизнь сама опровергла это утверждение"1 .

В результате мартовских боев в Баку устанавливается Советская власть; она ведет решительную атаку как на армянскую, так и на азербайджанскую буржуазию. После этого надо быть кровавой собакой, вроде троцкистского бандита Сефа или буржуазного националиста А. Караваева и других, чтобы утверждать, что мартовские бои были якобы не гражданской войной, а армяно-мусульманской резней. Однако никакая клевета со стороны буржуазных националистов, меньшевиков, эсеров, дашнаков и муссаватистов ни в какой степени не смогла подорвать значения той подлинно героической классовой борьбы бакинского пролетариата, в результате которой была разбита и уничтожена контрреволюция и установлена диктатура пролетариата. Мартовские бои были чисто классовой борьбой, на одной стороне был контрреволюционный "мусульманский национальный совет" - ярко выраженная буржуазно-помещичья организация - и на другой стороне - красногвардейские отряды совета рабочих и солдатских депутатов.

Азербайджанский пролетариат так же, как и рабочий класс других наций, в мартовские дни принимал самое активное участие в разгроме Муссавата.

В рядах Красной Гвардии под руководством пламенных большевиков - товарищей Азизбекова, Буниат Сардарова, Мухтадира, Кази-Магомеда, азербайджанские рабочие и крестьяне беспощадно боролись против муссавистов, героически защищали Советскую власть в Баку.

В результате мартовских боев власть перешла в руки Комитета революционной обороны, которым был проведен ряд мероприятий. Вдохновителями и инициаторами социалистических мероприятий в Азербайджане были Ленин и Сталин. Одним из первых мероприятий Советской власти явился роспуск реакционной бакинской городской думы и закрытие контрреволюционных газет.

Тов. Микоян в статье "Бакинская организация большевиков в 1917 - 1918 гг." пишет: "Сейчас же после мартовских событий (через неделю) состоялась общебакинская партийная конференция, где обсуждалась тактика нашей партии. Там был поставлен вопрос о разгоне национальных советов (правильнее, армянского национального совета, поскольку после мартовских событий мусульманский совет перестал легально существовать), разоружении национальных вооруженных частей и организации своей Красной Армии. Дальше также встал вопрос о дальнейшем существовании думы (где мы составляли меньшинство), которая противодействовала Советской власти. Был возбужден вопрос и о национализации нефтяной промышленности, национализации домов, о мерах привлечения мусульманской бедноты на сторону Советской власти путем улучшения положения рабочих, с одной стороны, и разрешения земельного вопроса для окружающего мусульманского крестьянства, с другой стороны".

На протяжении всего периода от свержения самодержавия и вплоть до мартовских боев 1918 г. бакинская городская дума играла контрреволюционную роль, ибо 99% этой думы состояло из муссаватистов, дашнаков, меньшевиков и эсеров. 20 апреля 1918 г. декретом Советской власти эта контрреволюционная дума была разогнана. Вслед за этим были закрыты контрреволюционные газеты, выступавшие открыто против Советской власти и требовавшие ее свержения (меньшевистская газета "Наш


1 Степан Шаумян "Статьи и речи 1917 - 1918 гг.", стр. 144, Баку. 1929.

стр. 37

голос", газета "Баку" и газета "Каспий"). Эти действия Советской власти вызвали бешенство со стороны буржуазных, контрреволюционных партий.

Для создания и укрепления Красной Армии, для оказания помощи бедноте, пострадавшей от гражданской войны, и для нужд революции Комитет революционной обороны 6 апреля постановил обложить контрибуцией в 50 млн. руб. все коммерческие банки, кредитные учреждения, нефтепромышленные и торговопромышленные общества, фабрично-заводские предприятия и т. д.

Бакинские нефтепромышленники оказали бешеное сопротивление этому постановлению и не желали ему подчиниться. Но бакинские большевики оказались достаточно твердыми и настойчивыми при проведении этого мероприятия. 12 апреля на совещании председатель Комитета революционной обороны Шаумян и председатель совета Джапаридзе заявили нефтепромышленникам, что никаких затягиваний и отсрочек в наполнении постановления Комитета революционной обороны они не потерпят. Нефтепромышленники снова пытались уклониться от уплаты контрибуции. Тогда в Комитете революционной обороны был поставлен вопрос об аресте управляющих крупными фирмами и было выписано на имя тов. Микояна за подписью Шаумяна, Курганова, Джапаридзе шесть мандатов на производство ареста. Все шесть управляющих были арестованы, и на следующий день требуемая сумма была внесена. Контрибуция взыскана была одинаково как с азербайджанской, так и с армянской буржуазии. Приводим текст одного из шести ордеров, выписанных на имя тов. А. И. Микояна: "Ордер. Настоящим Комитет революционной обороны предписывает тов. Анастасу Микояну произвести арест гражданина Степана Серг. Тагианосова и доставить его в распоряжение Комитета революционной обороны. Члены Комитета революционной обороны г. Баку - Корганов, Джапаридзе, Шаумян".

Партия большевиков великолепно отдавала себе отчет в том, что, разбитая наголову в открытом бою, контрреволюция вовсе не собирается сложить оружие, что она с удесятеренной энергией будет сопротивляться Советской власти и пытаться реставрировать свою прежнюю власть, свои потерянные права и привилегии. Поэтому бакинские большевики во главе с Шаумяном, Джапаридзе и Азизбековым так решительно проводили целый рад социалистических мероприятий с целью укрепления диктатуры пролетариата.

III

Одним из первых мероприятий нового правительства была национализация банков. Национализация банков 'была проведена приблизительно недели через три после мартовских событий. За это время буржуазия успела, несомненно, значительную часть банковских ценностей скрыть, и поэтому, когда банки были национализированы, ценностей там оказалось гораздо меньше, чем предполагалось. Тем не менее национализация банков была большим плюсом для молодой Советской власти, ибо все оставшиеся ценности попали в руки совета и пошли на укрепление диктатуры пролетариата, на организацию Красной Армии и на другие нужды революции.

Для укрепления диктатуры пролетариата и подавления сопротивления буржуазии необходимо было создать единый полновластный орган государственной власти, который, руководя всеми пролетарскими силами, мог бы целесообразно их организовать и направлять как против буржуазно-помещичьей контрреволюции, так и для успешного осуществления хозяйственного строительства. Тов. Микоян, говоря о необходимости созда-

стр. 38

ния такого органа государственной власти, писал: "В дальнейшем стал вопрос о возглавляющем органе власти в Баку. До этого момента положение было такое: с одной стороны существовал исполнительный комитет Бакинского совета во главе с тов. Джапаридзе; наряду с исполкомом существовал Военно-революционный комитет Кавказской красной армии. Наконец, во время мартовских событий был создан также "Комитет обороны г. Баку и его районов", во главе которого стоял тов. Шаумян. Когда события были ликвидированы, возник вопрос: ликвидировать ли Комитет обороны, передав все его функции Бакинскому совету, или создать другой орган? Бакинским комитетом партии было решено создать Бакинский совет народных комиссаров с тем, что ему будут подчиняться не только Баку с его районами, но и ближайшие уезды, не захваченные муссаватистами, а также районы Закавказья, которые предполагалось постепенно стянуть под знамена Советской власти. Бакинский совет "народных комиссаров мыслился не только властью для Баку, но и высшей властью, если не для всего, то по крайней мере для восточного Закавказья"1 .

25 апреля 1918 г. на заседании Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов был сформирован Бакинский совнарком, который сконцентрировал в своих руках политическую власть и стал проводить в жизнь социалистические мероприятия и декреты Советской власти. Заведывание отдельными отраслями управления было поручено комиссарам, которые должны были проводить в жизнь все декреты и указания Совнаркома РСФСР и постановления Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов.

Бакинский совнарком был составлен в большинстве из коммунистов:

1. Председатель Совнаркома - комиссар по внешним делам, чрезвычайный комиссар по делам Кавказа - С. Шаумян.

2. Председатель исполкома совета и комиссар по внутренним делам - Джапаридзе.

3. Губернский комиссар - Азизбеков.

4. Комиссар по народному хозяйству - Фиолетов.

5. Комиссар труда - Зевин.

6. Комиссар по военно-морским делам и авиации - Корганов и др.

Бакинский совет народных комиссаров был ответственен перед Бакинским советом рабочих, солдатских и матросских депутатов и его исполнительным комитетом. В речи после сформирования Бакинского совнаркома тов. Шаумян сказал: "Теперь Советская власть восторжествовала; теперь мало кто осмелится выступить против идеи Советской власти. Вы знаете, товарищи, что в последнее время кроме исполнительного комитета образовался Совет народных комиссаров. Это произошло после того, как закончилась гражданская война и власть наша стала не декларативной, а действительной"2 .

Бакинский совнарком немедленно после избрания начал свою деятельность. Он выработал декларацию, положив в основу ее указания Ленина и Сталина.

"Бакинский совет народных комиссаров, - говорилось в декларации, - будет теснейшим образом связан с российской центральной властью и будет проводить в жизнь, сообразуясь с местными условиями, все директивы и распоряжения рабоче-крестьянского правительства России- верховного Совета народных комиссаров. В республике советов, в республике рабочих и крестьянских коммун, основа которой была положена


1 А. Микоян "Бакинская организация большевиков в 1917 - 1918 гг." в сборнике "Из прошлого", стр. 33, Баку. 1923.

2 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 151.

стр. 39

Октябрьской революцией, Бакинский совет продолжает оставаться неразрывной частью единого великого целого. Одной из основных задач Бакинского совета народных комиссаров будет установление возможно более тесной связи с центральной властью, возможно более тесного объединения бакинских рабочих, крестьянской бедноты деревни с рабочими и крестьянами всей России... Бакинский совет рабочих, солдатских и матросских депутатов, признающий для себя обязательными постановления Всероссийского съезда советов, действующий в полном согласии с Центральным исполнительным комитетом и верховным Советом народных комиссаров, наметил ряд социальных мероприятий, которые должны быть проведены в жизнь.

"Власть совета тогда только будет истинно пролетарской властью, когда она рядом мероприятий ограничит экономическое господство буржуазии, улучшит положение рабочего класса и городской бедноты. Мероприятия, уже намеченные советом в общих чертах - о нефтяной промышленности, о банках, о городском хозяйстве, о морском транспорте, о железных дорогах и т. д., должны претвориться в будущем в конкретные решения и проводиться в жизнь.

"Земли в Бакинской губернии до сих пор находятся в руках беков и ханов. Необходимы решительные шаги для передачи всех помещичьих земель в руки крестьянства...

"Рабочий класс России впервые после Октябрьской революции стал на путь создания собственной пролетарской власти. Широкие массы и их выборные представители впервые начинают учиться трудному и сложному делу управления государством и устроения хозяйственной жизни страны. Ошибки, неудачи вполне естественны и неизбежны. Нужно только сознание общей ответственности и дружная общая работа вокруг совета во имя великих идеалов освобождения труда, провозглашенных рабоче-крестьянской Октябрьской революцией.

"В надежде на широкую поддержку рабочих и на их живую творческую самодеятельность Бакинский совет народных комиссаров приступает к своей работе.

"Председатель Бакинского совета народных комиссаров, комиссар по внешним делам - Степан Шаумян. Комиссар по" военно-морским делам - Корганов. Комиссар по делам просвещения - Н. Колесникова"1 .

Партия большевиков после установления Советской власти на первый план выдвинула задачу организации Красной Армии, т. е. той вооруженной реальной силы, на которую можно было бы опереться при подавлении сопротивления буржуазии и помещиков. Тов. Шаумян в своей речи о создании Красной Армии в Баку говорил: "Когда состоялся съезд Кавказской армии и образовался краевой совет Кавказской армии, который переехал к нам в Баку, мы решили, что нужно создать реальный фундамент для Советской власти. В течение каких-нибудь двух - трех месяцев Военно-революционный комитет Кавказской армии развернул самую энергичную работу. Несмотря на то, что все члены его были из России, они остались, так как мы просили их об этом; и в течение трех месяцев энергичной работы они создали в Баку реальную вооруженную силу. Когда мы объявили себя властью, то у нас не было ни одной винтовки, чтобы создать Красную Гвардию и Красную Армию. Только благодаря стараниям Военно-революционного комитета мы овладели военным аппаратом и только это дало нам возможность представлять из себя силу"2 .


1 "Вестник Бакинского совета народных комиссаров" N 1 - 2.

2 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 153.

стр. 40

Вопросом создания боевых сил Красной Армии занимался главным образом Военно-революционный комитет Кавказской армии. Видную роль в этом деле сыграли тт. Микоян и Корганов. В условиях окружения со всех сторон внешними врагами, при явной и скрытой контрреволюционной деятельности муссаватистов, дашнаков, эсеров и меньшевиков тт. Корганов и Микоян положили много сил и энергии для создания Красной Армии. 8 апреля 1918 г. был издан приказ Комитета революционной обороны, в котором говорится, что для защиты от диких орд, захвативших Петровск и стремящихся захватить Баку, объявляется мобилизация Красной Гвардии, а также всех отдельных лиц, имеющих оружие. 18 апреля 1918 г. мобилизация была объявлена вновь, а 19 апреля была опубликована инструкция по мобилизации и внутреннему распорядку в частях Красной Армии, которая гласила: "1. Мобилизация Красной Армии объявляется на два месяца. 2. Мобилизованные рабочие-красногвардейцы сохраняют свои места и получаемое ими жалованье, за обмундировку и довольствие вычетов из их жалованья не производится. Комитет революционной обороны"1 .

Бакинские большевики под руководством гениальных вождей пролетарской революции Ленина и Сталина производят коренную ломку старых, рушащихся форм капиталистических отношений и проводят ряд социалистических мероприятий. Одним из проведенных бакинскими большевиками мероприятий является национализация нефтяной промышленности. Большевики Азербайджана понимали, что нефть является жизненным нервом страны, что жидкое топливо - "черное золото" - необходимо молодой Советской России. Инициаторами, вдохновителями национализации нефтяной промышленности были Ленин и Сталин.

Товарищ Сталин из Царицына руководил бакинскими большевиками и их работой по укреплению Советской власти. Товарищ Сталин направлял в Баку хлеб, оружие, людей, он прилагал все усилия для укрепления диктатуры пролетариата в Баку.

Вопрос о национализации нефтяной промышленности вынашивался большевиками еще до мартовских событий. Бакинские большевики в лице Шаумяна, Фиолетова, Джапаридзе, Азизбекова и других считали необходимым проведение национализации нефтяной промышленности как важнейшего средства, способного сорвать организацию контрреволюции. Национализация нефтяной промышленности была подготовлена всей предыдущей работой большевистской организации.

Ленин еще в 1917 г. в своей статье "Грозящая катастрофа и как с ней бороться" о национализации нефтяной промышленности писал: "Возьмите нефтяное дело. Оно "обобществлено" уже предшествующим развитием капитализма в гигантских размерах. Пара нефтяных королей - вот кто ворочает миллионами и сотнями миллионов, занимаясь стрижкой купонов, собиранием сказочных прибылей с "дела", уже организованного фактически, технически, общественно в общегосударственных размерах, уже ведомого сотнями и тысячами служащих, инженеров и т. д. Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для революционно-демократического государства, особенно когда оно переживает величайший кризис, когда надо во что бы то ни стало оберегать народный труд и увеличивать производство топлива"2 .

Исходя из этих ленинских указаний, партия большевиков разъясняла рабочим необходимость национализации нефтяной промышленности. Необходимость ее проведения диктовалась также и тем состоянием, в котором она находилась в 1917 и начале 1918 года. Еще 3 апреля 1918 г. на


1 Единый партархив при Институте имени Шаумяна, фонд 26 комиссаров.

2 Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 169.

стр. 41

собрании инженеров и техников, "признавших" Советскую власть, после обращения Джапаридзе к собранию с призывом "приступить к активной работе и тем спасти промышленность от катастрофы" выступил Фиолетов и заявил, что национализация нефтяной промышленности - вопрос, решенный советом, и осуществление ее является делом ближайшего будущего.

Добыча нефти падала из месяца в месяц: с 33 млн. пудов в январе 1917 г. она снизилась до 20 млн. пудов в марте 1918 года. Буржуазия всячески пыталась свернуть добычу, ожидая "лучших времен". Наряду с падением добычи нефти падал и вывоз нефтепродуктов. Так, с 47 млн. пудов в апреле 1917 г. вывоз пал до 1 млн. 500 тыс. пудов в феврале 1918 года.

Необходимо было принять самые срочные меры для национализации нефтяной промышленности и ликвидации тем самым ее тяжелого состояния.

Тов. Микоян пишет: "С момента мартовских событий и до них на нескольких общебакинских конференциях страстно дебатировался вопрос о национализации нефтяной промышленности. Нефтепромышленники саботировали, доводя нефтяную промышленность до развала, не уплачивая рабочим вовремя жалования и т. д. Многие партийные товарищи стали настаивать на необходимости национализации нефтяной промышленности, как меры спасения ее и пресечения сильной организации нефтепромышленного капитала... Положительный ответ Москвы и общее настроение партийной организации вызвали постановление общебакинской партийной конференции о необходимости национализации нефтяной промышленности, что и было проведено позже сорганизованным Советом народного хозяйства"1 .

В течение мая Бакинский совет народного хозяйства проводит ряд мероприятий для подготовки национализации нефтяной промышленности. В частности 18 мая проводится акт национализации бакинских рыбных промыслов. Весьма важное значение имел вопрос о национализации недр земли. Бакинский совет народных комиссаров, проводя это мероприятие, тем самым готовил почву для национализации всей нефтяной промышленности.

Декрет о национализации недр земли от 22 мая 1918 г. был издан за подписями С. Шаумяна и И. Фиолетова. Важнейший пункт декрета гласил: "Во исполнение декрета о земле 28 октября 1917 г. Бакинский совет народных комиссаров настоящим объявляет: "Все недра земель, занятых в Бакинском районе под добычу нефти и озокерита или под разведку на нефть и озокерит, принадлежавшие до сего времени на правах частной собственности отдельным лицам, частным товариществам и обществам, а также сельским обществам, независимо от того, разрабатывалась ли она самими владельцами или их арендаторами, отныне переходят в полную собственность к государству"2 . Вслед за этим декретом от 2 июня 1918 г. проводится декрет о национализации нефтяной промышленности.

Тов. Шаумян в своей речи о национализации нефтяной промышленности говорил: "Волей бакинского пролетариата объявлена национализация нефтяной промышленности. Нобель, Манташев, Гукасов и т. д. лишены их собственности, их богатств, добытых трудом рабочего класса, и эти богатства принадлежат народу и не могут быть отняты у него"3 .

В декрете Совнаркома о национализации нефтяных предприятий


1 А. Микоян "Бакинская организация большевиков в 1917 - 1918 гг.", стр. 3.

2 "Вестник Бакинского совета народных комиссаров" N 1 - 2.

3 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 215 - 216.

стр. 42

было сказано: "Во исполнение постановления Верховного совета народных комиссаров о национализации нефтяной промышленности Бакинский совет народных комиссаров до получения точных инструкций:

"1. Налагает запрещение на все движимое и недвижимое имущество, в чем бы оно ни заключалось, а также на капиталы, текущие счета и ценности всех нефтяных предприятий.

"2. Подчиняет в административном, техническом и финансовом отношении все нефтяные предприятия Бакинскому совету народного хозяйства.

"3. Предписывает всему административному и техническому составу, также служащим, мастеровым и рабочим оставаться на своих местах и неуклонно выполнять лежащие на них обязанности.

"4. Возлагает на промыслово-заводские и конторские комитеты обязанность наблюдения и строгой ответственности:

"а) за целость и сохранность всего имущества, денежных сумм, документов, конторских книг и всего делопроизводства.

"б) за правильный и непрерывный (ход работ " добросовестное выполнение рабочими, мастеровыми и служащими своих обязанностей, а также за производительность труда их.

"5. Обязывает промыслово-заводские и конторские комитеты, а также самих служащих, мастеровых и рабочих принимать к немедленному и точному выполнению все технические распоряжения администрации"1 .

Декрет о национализации нефтяной промышленности подписан тт. Шаумяном и Фиолетовым.

Вслед за опубликованием декрета о национализации нефтяной промышленности было опубликовано обращение к бакинским рабочим, в котором на первый план выдвигалась задача организации производства в национализированной промышленности, в котором 'говорилось: "...перед вами, товарищи рабочие, и перед Советской властью стоит более трудная и сложная задача - задача организации экспроприированной и национализированной промышленности.

"От успешного выполнения этой задачи зависит судьба всей промышленности молодой Советской республики. Она требует от вас величайшей выдержки и чрезвычайной стойкости, железной трудовой дисциплины и высокого сознания своего долга - к этому призываем мы вас, товарищи рабочие!

"Выполните свою великую историческую миссию, будьте уверены, что Советская власть своей железной рукой подавит всякое сопротивление, всякий саботаж врагов социализма"2 .

Национализация нефтяной промышленности нанесла сокрушительный удар буржуазии. Она (буржуазия) подняла дикий вой и через своих представителей в Москве и Петрограде пустила в ход все свои приемы "воздействия" на центральные органы власти, чтобы добиться отмены этого декрета.

Сопротивление нефтепромышленников не смогло остановить проведение национализации нефтяной промышленности. СНК РСФСР по предложению Ленина и Сталина издал декрет о национализации всей нефтяной промышленности в республике.

Исключительная роль в национализации нефтяной промышленности принадлежит товарищу Сталину. Товарищ Сталин послал из Москвы


1 "Вестник Бакинского совета народных комиссаров" N 1 - 2.

2 "Известия Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов" N 104 (326).

стр. 43

следующую телеграмму: "Чрезвычайному комиссару по делам Кавказа Шаумяну. Председателю Совдепа Джапаридзе. Комиссару по народному хозяйству - Фиолетову... Совет народных комиссаров утвердил национализацию нефтяной промышленности... Джугашвили"1 .

Тов. Шаумян о выдающейся роли товарища Сталина в деле национализации нефтяной промышленности говорил следующее: "Мною было получено одно письмо от товарища Сталина, в конце которого было прибавлено, что его просматривал и одобрил тов. Ленин и все, что заявляется в этом письме, является официальным, исходящим от Совета народных комиссаров. Затем в трех телеграммах, полученных от Сталина, сообщалось категорически, что национализация утверждена..."2 .

Национализация нефтяной промышленности была встречена бакинским пролетариатом с большим подъемом. На ряде митингов и собраний рабочие промыслов и заводов выносили приветственные резолюция по адресу Бакинского совета народных комиссаров и Бакинской большевистской организации.

Бакинский пролетариат, взяв в свои руки нефтяную промышленность, под руководством Бакинского совета народных комиссаров и большевистской организации приступил к упорядочению этого дела. Районные советы по указанию Бакинского совета депутатов взялись за поднятие трудовой дисциплины, за организацию рабочей силы, за обеспечение нефтяной промышленности необходимыми техническими материалами, за повышение производительности пруда и т. д.

Национализация нефтяной промышленности проводилась в ожесточенной борьбе с нефтепромышленниками и буржуазно-технической интеллигенцией, находившейся у них на службе. Национализация встретила также бешеное сопротивление со стороны меньшевиков, дашнаков и эсеров.

Нефтепромышленники, убедившись в своем бессилии помешать национализации нефтяной промышленности, начали организовывать саботаж и расхищение.

Они постарались взять с текущих счетов возможно большие суммы денег, расхищали материалы, необходимые для нефтяной промышленности, и вообще всячески пытались сорвать национализацию нефтяной промышленности. В ответ да саботаж нефтепромышленной буржуазии чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией принимает ряд репрессивных мер вплоть до выселения из Баку директора правления предприятий Нобеля - Леснера и директора правления Российского нефтепромышленного общества - А. А. Саркисяна.

В результате ряда мероприятий, проведенных Бакинским совнаркомом и Советом народного хозяйства, добыча нефти и переработка ее начали значительно увеличиваться:

Месяц

Добыча в тыс. тонн

Переработка в тыс. тонн

Май

180

99

Июнь

293

159

Июль

281

253


1 "Сборник, посвященный XXV-летию Союза рабочих нефтяной промышленности АССР", стр. 73. 1932.

2 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 214.

стр. 44

Нефтепродукты были очень нужны Советской России как топливо, а также и для других надобностей, особенно для обороны страны. Ленин придавал очень большое значение увеличению вывоза нефти.

Бакинский пролетариат, повышая добычу нефти, одновременно увеличивал из месяца в месяц и вывоз нефтепродуктов. Было вывезено:

в апреле

5,065

млн. пудов

в мае

10,659

" "

в июне

27,493

" "

в июле

28,677

" "

В общем в Советскую Россию для нужд революции было вывезено нефти и нефтепродуктов более 80 млн. пудов, что сильно поддержало молодую Советскую республику в ее борьбе с контрреволюцией.

Бакинский совет народных комиссаров при решительной поддержке Ленина и Сталина проводит национализацию Каспийского торгового флота, тесно связанную с национализацией нефтяной промышленности.

Декрет о национализации Каспийского торгового флота, изданный 6 июня 1918 г., гласил:

"1) Весь Каспийский торговый флот, принадлежащий акционерным обществам, паевым товариществам, торговым домам, единоличным предпринимателям, владеющим морскими и речными судами всех типов, со всем движимым и недвижимым имуществом, кассовой наличностью, текущими счетами в кредитных учреждениях и вообще в чем бы оно ни состояло, активом и пассивом этих предприятий объявляется неделимой собственностью Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.

"2) В число национализованных предприятий входят все береговые сооружения и предприятия, обслуживающие торговый флот, а именно: а) доки с мастерскими, б) механические заводы, в) плавучие средства, г) наливные станции со всем движимым и недвижимым имуществом и вое приспособления для погрузки и налива судов.

"3) Все отделы судоходных предприятий, занятые страховыми, экспедиторскими и другими операциями, подлежат национализации"1 .

В связи с национализацией флота бакинская буржуазия и контрреволюционные буржуазно-помещичьи партии подняли дикий вой против Советской власти, в центр посыпались телеграммы и докладные записи о беззаконии, насилии и т. п. Все это ни к чему не привело. В самый решающий момент товарищ Сталин направляет в Баку письмо, в котором он всецело одобряет решительную политику бакинских большевиков. "В вопросе о национализации Каспийского флота можете действовать решительно... можете быть уверены, что Совнарком будет с вами... все сказанное примите не как мое личное мнение, а как предложение Ленина, с которым я говорил вчера по всем затронутым вопросам по прямому проводу"2 .

Наряду с национализацией нефтяной промышленности и Каспийского флота был национализирован целый ряд других отраслей промыш-


1 "Вестник Бакинского совета народных комиссаров" N 1 - 2.

2 И. Сталин "Письмо Шаумяну" от 8 июня 1918 года (С. Шаумян "Статьи и речи", стр. 293).

стр. 45

ленности, как то: рыбные промысла и т. д. Было решено также национализировать дома. Проект о национализации их подготовил тов. Микоян еще в апреле 1918 г., но осуществить его полностью не удалось в связи с осложнением положения Советской власти в Баку.

Наряду с повышением добычи нефти и подъемом народного хозяйства Бакинский совет народных комиссаров заботился об улучшении положения пролетарских масс: был установлен восьмичасовой рабочий день, была повышена заработная плата. По предложению тов. Фиолетова заработная плата рабочим в Баку была повышена до уровня заработной платы других промышленных центров Советской России.

Бакинская коммуна испытывала большие трудности в снабжении населения продуктами. На недостатке продуктов спекулировали контрреволюционные партии дашнаков, муссаватистов, эсеров и меньшевиков, все они хотели костлявой рукой голода задушить революцию, создавали в снабжении продуктами искусственные трудности и вели среди масс демагогическую агитацию против Советской власти, за приглашение англичан якобы для того, чтобы те привезли с собой хлеб и "защитили" Баку от германо-турецкого нашествия.

Бакинские большевики поставили во главе продовольственного дела тов. Джапаридзе, который проявил огромную энергию для улучшения положения масс. Однако в результате оторванности Баку от основных хлебных районов страны и отсутствия достаточного количества продовольствия бакинский пролетариат терпел большие трудности: рабочие питались орехами и четвертью фунта хлеба в день, которые они получали по карточке.

Товарищ Сталин из Царицына все время оказывал огромную поддержку бакинскому пролетариату, направляя в Баку хлеб и другие необходимые продукты. 10 июня товарищ Сталин посылает следующую телеграмму: "Сообщите по радио Баку Шаумяну, что я, Сталин, нахожусь на юге и скоро буду на Северном Кавказе. Линия Хасав-юрт - Петровск будет исправлена во что бы то ни стало. В помощь для Баку отправлено и будет отправляться регулярно все. Сегодня выезжает нарочный из Царицына с письмом Шаумяну. Хлеб пошлем во что бы то ни стало. Просим укрепить фронт Аджикабул, не падать духом"1 .

Вслед за этой телеграммой товарища Сталина в Баку была получена 10 июня 1918 г. телеграмма Серго Орджоникидзе, действовавшего по указанию товарища Сталина: "Завтра отправляем десять тысяч пудов хлеба водой. Сделано распоряжение о немедленной отправке маршрутных поездов из Ставропольской губернии и Терской области. Привет бакинским товарищам, ведущим героическую борьбу против насильников и изменников пролетариата".

IV

Величайшее значение для укрепления диктатуры пролетариата в Баку и установления Советской власти во всем Азербайджане и Закавказье имело правильное разрешение аграрного и национального вопросов.

Тов. Шаумян, анализируя положение закавказской деревни, писал следующее: "Ни в одной части России помещичья кабала, с одной сто-


1 "Известия Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов" N 111 от 11 июня 1918 года.

стр. 46

роны, и земельный голод, с другой, - не проявляются в такой острой форме как, именно, в Закавказье. Именно здесь, в Закавказье, можно видеть не только пережитки крепостного права, но и часто крепостнические отношения. Сохранению живучести крепостнических отношений очень много способствовали, с одной стороны, темнота и забитость, а с другой, - пестрота закавказской деревни в этнографическом отношении... Земельный вопрос во всем его объеме может разрешить лишь сам народ, само трудовое крестьянство, организованное в крестьянские комитеты"1 .

Наша партия, руководимая величайшими вождями трудящихся масс, придавала и придает исключительно важное значение крестьянству как союзнику пролетариата в деле совершения пролетарской революции, укрепления диктатуры пролетариата и социалистического строительства, а отсюда и перед большевиками Азербайджана стояла задача сплочения революционных масс крестьянства под знаменем Советской власти и освобождения их из-под влияния эсеров, дашнаков и муссаватистов. Аграрный и национальный вопросы в Азербайджане были неразрывно связаны между собой, и поэтому разрешение одного вопроса без одновременного разрешения другого было невозможно.

Во главе с тов. Азизбековым был организован иногородний отдел. Азизбеков в исключительно тяжелых условиях работы с большевистской настойчивостью, неутомимой энергией и величайшим мужеством сплотил под советскими знаменами много крестьянских сел. Он был назначен губернским комиссаром и проводил большую работу за признание на местах Советской власти и по организации местных крестьянских советов. В азербайджанской деревне шла волна аграрной революции. Азербайджанские и армянские крестьяне начали истреблять "своих" беков и ханов. В результате усиленной деятельности большевиков Советская власть до конца мая была установлена в 16 селах Ленкоранского, 24 Бакинского и 4 Шемахинского уездов. Иногородний отдел разослал до 50 инструкторов по селам Бакинской губернии, им даны были соответствующие инструкции об организации и укреплении Советской власти и улаживании мирным путем всех конфликтов. Наряду с этим был издан ряд воззваний к крестьянам на всех языках.

Эта работа большевиков и, в частности, кипучая деятельность тов. Азизбекова дала свои плоды, и в газетах того времени находим целый ряд резолюций и постановлений сельских сходов, в которых крестьяне приветствуют Советскую власть и высказываются за борьбу против помещиков. Тов. Джапаридзе 26 марта в докладе говорил, что, как и повсюду, и в Баку переход трудящихся масс крестьянства на сторону пролетариата является необходимым условием победы революции. "Известия Бакинского совета" в специальной статье, посвященной этому же вопросу, писали тогда: "В данную эпоху революции, когда крестьянство проявило себя, как активная сила, но очутилось пред сильно организованной помещичьей контрреволюцией, судьба коммунизма, в частности Советской власти, у нас в значительной степени зависит от того, каково будет отношение окружающих нас крестьянских масс к рабочим и их органам власти. Со своими беками или со всеми рабочими? От ответа крестьян на этот вопрос зависит будущее Советской власти у нас в Баку. Торжество революции в городе не может быть обеспечено без прочного революционного союза пролетариата с крестьянством"2 .


1 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 95, 97.

2 "Известия Бакинского совета рабочих, солдатских и матросских депутатов" за май 1918 года.

стр. 47

Большую роль в деле проведения политики партии в деревне сыграл пламенный боец, вернейший сын азербайджанского народа Мешади Азизбеков. Он принадлежал к той славной плеяде большевиков-азербайджанцев, которая была подготовлена и выпестована великим Сталиным. Мешади Азизбеков в течение всего периода своей революционной деятельности вел самоотверженную работу, чтобы сплотить азербайджанский народ вокруг большевистской партии и ее вождей Ленина и Сталина. Особенно же большую и напряженную работу среди азербайджанского крестьянства тов. Азизбекову пришлось вести в период Советской власти в Баку в 1918 году. Он был членом Бакинского совнаркома; 18 мая 1918 года он был назначен губернским комиссаром, он возглавлял иногородний отдел при Совнаркоме. Азизбеков объездил много сел и деревень, где по его призыву устраивались многолюдные митинги, единогласно признававшие Советскую власть. Во всех селах Бакинской губернии, где побывал тов. Азизбеков, были организованы органы Советской власти. Приезда его с нетерпением ожидали повсюду, из многих деревень поступали просьбы организовать его приезд. Общее собрание членов Сальянской большевистской организации постановило:

"1) Ввиду того, что при содействии граждан г. Сальяны удалось создать условия мирного сожительства граждан без различия наций, принять решительные меры к умиротворению города и его районов.

"2 Мы уверены, что в силу поддержки трудящихся кругов населения нам в ближайшее время удастся упрочить Советскую власть, которая охотно признается населением.

"3) В интересах общего дела просим увеличить наши ряды подготовленными людьми, снабдив соответствующей литературой, а также принять меры к приезду губернского комиссара тов. Азизбекова"1 .

Тов. Азизбеков 4 апреля 1918 г. писал тов. Шаумяну: "Тов. Степан, сегодня ездил в сел. Говсан, Туркяны, везде единогласное, воодушевленное признание Советской власти в центре и здесь в Баку. Последняя деревня Зиря на конце Апшеронского полуострова признала Советскую власть без моего приезда в Зиря и привезли приговор2 в Баку М. Б. Азизбеков"3 . Кипучая деятельность тов. Азизбекова на всех участках борьбы за диктатуру пролетариата, за установление и упрочение Советской "власти приводила в бешенство контрреволюционеров - муссаватистов и дашнаков. М. Азизбеков отдал свою жизнь, свою кровь - капля за каплей - за Советскую власть.

Бакинская организация большевиков вела борьбу за установление Советской власти не только в окрестных деревнях, но и в ближайших городах. Так, из Баку были направлены большевистские пропагандисты и агитаторы в город Кубу. Здесь они объединяются с кубинскими большевиками. Один из участников особого большевистского отряда, посланного в город Кубу, в письме к тов. Шаумяну так рассказывает об установлении там Советской власти:

"23 апреля я явился на площадь гор. Кубы и с помощью Джафара Багирова созвал торжественное собрание всех жителей, на котором с большим подъемом была признана власть Совета народных комиссаров. Организована Красная Гвардия - 50 чел. пеших и 100 человек конных, которым поручена охрана железнодорожной линии от ст. Худат


1 "Известия Совета рабочих и солдатских депутатов Бакинского района" N 81, от 1 мая 1918 года.

2 Под приговором понимается постановление общего собрания крестьян.

3 Музей истории партии при Институте имени Шаумяна, фонд оригиналов.

стр. 48

до ст. Зорик Владикавказской железной дороги на расстоянии 140 верст, а также поручена охрана шолларского водопровода"1 .

ТОВ. Багиров после установления Советской власти работает заместителем председателя Кубинского ревкома, ведет революционную агитацию среди крестьян, поднимает их против ханов и беков. В Совете он разоблачает контрреволюционеров: муссаватистов, дашнаков, эсеров и меньшевиков, - ведущих подрывную, провокаторскую работу.

Тов. Багиров ведет беспощадную борьбу с муссаватскими бандами, на него не раз нападали бандиты-кулаки; во главе революционного отряда он громит муссаватские банды, захватившие Кубу, и восстанавливает там Советскую власть.

При всех обстоятельствах большевики с несокрушимой волей боролись за установление и укрепление союза рабочего класса с крестьянством, за установление единства этих двух классов в виде военно-политического союза, направленного против как внутренней, так и внешней контрреволюции, которая хотела расчленить нашу великую родину и тем самым превратить ее в колонию империалистов.

После огромной работы, проведенной большевиками в Бакинской губернии, 26 мая в Баку собрался съезд советов крестьянских депутатов Бакинского уезда. На съезде присутствовал 81 делегат от 29 селений, в которых были организованы советы, они представляли 38 тыс. крестьян. Съезд имел важное значение для укрепления Советской власти в Закавказье.

Приветствуя съезд, Джапаридзе сказал, что исход борьбы, которую пролетариат ведет против контрреволюции, зависит от того, выступит ли вместе с ним крестьянство на борьбу против помещиков и буржуазии.

Сознавая огромное значение смычки революционного пролетариата с революционным крестьянством Азербайджана, бакинские большевики в своих выступлениях особенно подчеркивали необходимость решительных мероприятий для передачи крестьянству помещичьих земель и для создания крестьянских советов.

Тов. Шаумян в своем выступлении на съезде наметил ряд основных вопросов, стоящих перед съездом. На первое место он выдвинул вопрос об уничтожении помещичьей власти, захвате помещичьих земель и передаче их крестьянам.

Одновременно состоялся крестьянский съезд в Шемахинском уезде, на нем присутствовало 299 делегатов, выражавших волю 285 тыс. крестьян. Съезд в Шемахе поражает своей организованностью. Депутаты активно участвовали в обсуждении всех вопросов. Съезд состоял из трудовых крестьян, и по инициативе самих крестьян они обсуждали вопрос, как удалить кулаков от участия в сельских сходах. Было постановлено, что каждый, имеющий более десяти десятин земли, не имеет права участвовать в сельских делах.

Бакинский совет народных комиссаров 19 июня 1918 г. издал декрет об отчуждении и социализации земли в Закавказье и Дагестанской области. Декрет гласит: "Бакинский совет народных комиссаров постановил:

"1. Немедленно произвести изъятие земель, построек, инвентаря, сельскохозяйственных продуктов и материалов из частного владения всех помещиков, их доверенных и нетрудовых арендаторов и, впредь до проведения в жизнь "Основного закона о социализации земли", изданного Всероссийским центральным исполнительным комитетом, использо-


1 "Бакинский рабочий" N 75 (191) от 26 (13) апреля 1918 года.

стр. 49

вать эти имущества на основании "Временной инструкции переходных мер по проведению в ЖИЗНЬ закона о социализации земли".

"2. Для осуществления этих мероприятий учредить временные земельные комитеты, согласно прилагаемого при сем положения о них.

"3. Предписывается всем советам крестьянских депутатов на местах образовать - временные земельные комитеты и немедленно приступить к проведению в жизнь настоящего декрета. Там же, где нет совета крестьянских депутатов, образование временных земельных комитетов поручается комиссарам Советской власти, по указанию народного комиссара земледелия.

Председатель Совнаркома С. Шаумян"1 .

Декрет об отчуждении всех земель и передаче их крестьянству имел большое революционное значение: от проведения этого декрета зависела крепость союза рабочего класса Баку с азербайджанским крестьянством. Таким образом, декрет был направлен на укрепление диктатуры пролетариата. Тов. Микоян пишет в своих воспоминаниях: "Победившая в Баку пролетарская революция, чтобы закрепить свою победу, нуждалась в смычке с аграрной революцией. Крестьяне нуждались в прямой помощи и руководстве бакинских рабочих для свержения помещичьего ига, как раз тогда классовая борьба крестьянства против помещиков поднималась все выше и выше, охватив огнем гражданской войны многие деревни Азербайджана"2 .

Бакинский пролетариат, проводя в соответствии с основными социалистическими декретами центрального советского правительства целый ряд мероприятий, как то: национализацию банков, недр земли, нефтяной промышленности, Каспийского нефтяного флота, проведя конфискацию земли у помещиков и т. д., тем самым вместе со всем российским пролетариатом под руководством партии большевиков и гениальнейших вождей Ленина и Сталина осуществлял величайшую историческую миссию. Все эти мероприятия были направлены на уничтожение экономических основ капитализма, а следовательно, на уничтожение класса капиталистов, на концентрацию основных средств производства в руках пролетарского государства для перехода к строительству социалистического общества.

V

Центральное правительство РСФСР всеми силами помогало Советской власти в Баку, чтобы не дать возможности контрреволюции поднять голову и захватить там политическую власть. В Баку посылались отдельные части Красной Армии, посылались обмундирование, оружие и другие технические средства.

После мартовских событий разбитая контрреволюция разбрелась по районам Азербайджана в поисках среди кулаков и помещиков сил для борьбы с Советской властью. Баку в это время был на положении осажденного лагеря. Из Петровска начал было наступать так называемый Дагестанский полк, но ему под Хурдаланом был дан бой, он был разбит и отброшен. Из Шемахи и Ганджи также наступали на Баку контрреволюционные части. Одновременно началось скопление сил контрреволюционеров к югу от Баку - в Сальянах, - куда прибыла "дикая дивизия" из Ленкорани. Грузинские меньшевики, руководившие "За-


1 "Вестник Бакинского совнаркома" N 3.

2 А. Микоян "Двадцать шесть". "Бакинский рабочий" N 217 от 20 сентября 1933 года.

стр. 50

кавказским сеймом", также готовили вооруженный поход против Советской власти. Они снабжали отряды контрреволюционеров военным снаряжением, боеприпасами, офицерским составом.

Контрреволюция вошла в тесный контакт с "Закавказским сеймом" и с верховным турецким командованием. К началу июня силы контрреволюции начали теснить Красную Армию к Баку.

Грузинские меньшевики открыли прямую дорогу на Баку германо-турецким полчищам, дав им возможность беспрепятственно продвигаться через Грузию в Азербайджан, причем последние по пути занимали города и разрушали их.

Азербайджанская буржуазия центром сосредоточения своих контрреволюционных войск сделала город Ганджу.

В результате голода и неудач на фронтах положение трудящихся масс в Баку было тяжелое. Меньшевики, эсеры, дашнаки и муссаватисты, воспользовавшись этими обстоятельствами, поднимают головы и начинают, с одной стороны, организовывать свои контрреволюционные силы, а с другой, ведут демагогическую агитацию, говоря, что Советская власть своими силами удержаться не сможет, что нужно ориентироваться на бывших русских союзников - англичан - и при их помощи отбить врага и достать хлеб. Вся эта контрреволюционная свора шла на любую подлость и предательство, лишь бы добиться свержения Советской власти.

Бакинский пролетариат, обливаясь кровью, грудью отстаивая свою свободу, героически боролся против германо-турецких полчищ, и в то же время ему приходилось вести борьбу с внутренней контрреволюцией.

Турецкая армия, воспользовавшись помощью закавказских меньшевиков и полной поддержкой контрреволюционного Муссавата, заняла Батуми, прошла по территории Грузии и к началу июня 1918 г. стала приближаться к Гандже. Турецкая армия двигалась двумя путями: частью из Карса и Александрополя, через Караклие, Делижан, Казах, Акстафу в Ганджу, частью из Ирана, через Шушинский уезд. Последним путем прибыл отряд турок численностью в 7 тыс. чел. при 40 пушках во главе с генералами Нури-пашой и Назим-пашой.

Прибыв в Ганджу, штаб турецкой армии совместно с муссаватистами стал организовывать муссаватское, беко-ханское правительство. 17 июня 1918 г. мусульманский национальный совет, перебравшийся из Тифлиса, по указанию турок, объявил себя распущенным и создал муссаватское правительство, угодное турецким генералам.

Перед советским правительством Баку остро встал вопрос об отпоре германо-турецким оккупантам. К 20 июня советское командование сформировало 20 батальонов, которые в начале июля двинулись на фронт. Их задачей было занять Ганджу и отбросить противника к границе.

12 июля эти продвигавшиеся с боем войска встретились с кавалерией противника и после недолгого сражения заняли станцию и селение Кюрдамир. Укрепившись на занятых позициях, советские войска 16 июля выдержали семичасовой бой с крупным соединением противника и обратили его в бегство. На поле боя остались снаряжение, оружие и другое военное имущество.

18 июля произошел новый бой по всему двадцативерстному фронту. И на этот раз советские войска проявили необычайный героизм и отбили все атаки противника.

Развивая свой успех, часть советских войск двинулась в направлении Геокчая и здесь 27 июля встретилась с большой колонной регулярных турецких войск. В начале боя перевес был на стороне советских

стр. 51

войск. Но меньшевистско-дашнакско-эсеровские провокаторы сеяли в войсках неверие в победу, вносили дезорганизацию в армию, агитировали за возвращение в Баку, за приглашение англичан. Бойцы устали, не хватало продовольствия, воды. В результате всего этого инициатива была отдана в руки противника, который вынудил советские войска отступать. Безуспешно пытаясь задержаться, они стремительно катились к Баку и 29 июля подошли к Баладжарам. Между тем в самом Баку назревали новые события, надвигалась угроза английской оккупации.

VI

Великая Октябрьская социалистическая революция, горячо приветствуемая трудящимися всего мира, встречена была бешеной ненавистью со стороны мирового империализма. Империалисты и не могли отнестись к ней иначе, так как "Октябрьская революция нанесла мировому капитализму смертельную рану, от которой он никогда не оправится больше"1 .Отсюда та лютая злоба, с которой империалистические государства пытались задушить молодую Советскую республику с самых первых дней ее существования. В этих контрреволюционных попытках чуть ли не самая видная и активная роль принадлежала английскому империализму, питавшему особую ненависть к Советской республике. Английские капиталисты в результате Великой социалистической революции лишились не только капиталов, помещенных в займы царского правительства, но и построенных ими в царской России предприятий. Они были смертельно напуганы огромным революционизирующим влиянием, которое Великая Октябрьская социалистическая революция оказывала на угнетенные народы колоний. Принимая деятельнейшее участие в вооруженной интервенции против Страны советов, английские империалисты преследовали чисто грабительские цели захвата наиболее богатых в экономическом отношении территорий.

Чрезвычайно важное место в контрреволюционной, разбойничьей политике британского империализма занимало стремление его к захвату и порабощению Азербайджана и в первую очередь Баку с его огромными нефтяными источниками. Английские империалистические разбойники давно взирали с завистью и вожделением на нефть - бакинское черное золото. Но не только англичан, а и германских империалистов неудержимо влекло к бакинским нефтяным промыслам. Начавшееся в 1918 г. вторжение германо-турецких войск в Закавказье и последующее наступление их на Баку имели своей целью овладение нефтяными источниками. Это подтверждается словами генерала Людендорфа, сказанными им на конференции в городе Спа: "С помощью румынской нефти было невозможно покрыть наш дефицит. За счет Закавказья, особенно Баку, этого можно было достигнуть при условии обеспечения транспорта"2 . Опасность захвата Баку германо-турецкими империалистами сильно встревожила англичан и заставила их ускорить осуществление своих планов, о которых с большой откровенностью писал английский генерал Денстервиль: "Захват Баку нами привел бы к следующим последствиям: закрытие доступа врагу к запасам нефти и закрытие дверей в Центральную Азию. Захват нами нефтяных запасов неминуемо остановил бы движение по Закавказским железным дорогам, так как эти дороги обычно


1 И. Сталин "Вопросы ленинизма", стр. 207. 10-е изд.

2 Фишер "Империализм нефти", стр. 22.

стр. 52

зависели от бакинских нефтяных источников... Значение Баку было огромно, и любой риск попытки овладеть им оправдывался безусловно"1 . Революционный, пролетарский Баку, в котором в 1918 г. уже существовала Советская власть, представлял собою подлинный форпост революции на Востоке. Он оказывал громадное революционизирующее воздействие на рост освободительного движения угнетенных народов и тем самым был серьезной угрозой британскому колониальному владычеству. Свергнуть Советскую власть в Баку для ликвидации этой опасности - вот одна из задач, которую ставили перед собой английские империалисты. Затем Баку имел для них большой интерес в качестве важного стратегического пункта, обеспечивающего господство на Каспийском море. Об этом весьма выразительно пишет генерал Денстервиль в своих мемуарах: "Господство на Каспийском море все еще оставалось нашей конечной целью, почему я и был убежден, что мое начальство придет и, наконец, пришло к убеждению, что контроль над морем может принадлежать только тому, кто владеет Баку, а потому нам необходимо будет оккупировать этот город"2 .

К тому же Баку, по замыслам английского командования, должен был служить удобным плацдармом для развертывания интервенции против Советской России.

Придавая столь большое значение захвату Баку - города нефти, - англичане стремились опутать его целой сетью своих интриг и выжидали удобного момента для осуществления своих планов. Непосредственным исполнителем был генерал Денстервиль, командовавший британским отрядом в Персии. Однако войска, находившиеся в его распоряжении, были немногочисленны, к тому же значительная часть их предназначалась для борьбы с революционным движением в Персии и не могла быть выведена оттуда. Ввиду этого генерал Денстервиль должен был озаботиться приисканием себе союзников внутри страны, которые бы преданно служили интересам британского империализма и, выполняя роль его агентов, подготовили бы оккупацию Баку англичанами.

Такие слуги скоро нашлись в лице казачьего полковника Бичерахова и контрреволюционных партий дашнаков, эсеров, меньшевиков.

Бичерахов был типичным белогвардейцем, однако он считал нужным до известной поры несколько маскировать свое контрреволюционное нутро с целью обмана советского правительства. Бичерахов имел довольно сильный отряд и потому был особенно ценен для выполнения планов Денстервиля, послушным орудием которого он и сделался. В Энзели состоялась встреча Денстервиля с Бичераховым, где они и пришли к полному соглашению относительно плана совместных действий, на которые Денстервиль возлагал большие надежды.

"Выяснилось, - писал Денстервиль, - что интересы Бичерахова совершенно совпадают с нашими интересами". Бичерахов получил конкретное задание: прикинувшись сочувствующим Советской власти, проникнуть в ряды Красной Армии для подрыва революционной обороны Баку.

Выполняя это поручение Денстервиля, Бичерахов вступил в переговоры с Советской властью.

После ряда колебаний большевики все же решили принять предло-


1 Денстервиль "Британский империализм в Баку и Персии в 1917 - 1918 гг.", стр. 126.

2 Там же.

стр. 53

жение Бичерахова, и 11 июня 1918 г. отряд под его командованием был включен в состав Кавказской советской Красной Армии.

Большевики рассчитывали, что с помощью агитации сумеют привлечь бичераховских солдат на сторону Советской власти и разоблачить контрреволюционную сущность Бичерахова. Однако, как выяснилось в дальнейшем, принятие отряда Бичерахова в состав Красной Армии было ошибкой и нанесло вред делу революционной обороны Баку.

Кроме полковника Бичерахова опорой британского империализма были контрреволюционные партии дашнаков, эсеров и меньшевиков. Эти партии рассчитывали с помощью англичан свергнуть Советскую власть в Баку, а затем подавить пролетарскую революцию и в остальной России. Их стремление продолжать в интересах буржуазии войну с Германией до победного конца также толкало их к установлению единства действий с английскими империалистами. Как рассказывает Денстервиль, 23 апреля 1918 г. к нему приехал представитель партии дашнаков - "армянский доктор из Баку с вестями от тамошнего армянского национального совета, просившего нашей помощи, советуя нам немедленно же двинуться в эту часть света... Все планы, предлагаемые доктором, базировались на военной помощи со стороны англичан... Я растолковал ему, что у меня войск нет и никаких обещаний относительно отправки войск из Багдада я ему дать не могу"1 . При этом Денстервиль предложил дашнакам самим создать вооруженную силу контрреволюции, обещая им свою поддержку.

Не 'Менее тесный контакт установился у генерала Денстервиля и с эсерами и меньшевиками: "Я неоднократно вел переговоры с представителями партии с. -р., программа которых гораздо больше соответствует нашим целям, и по своему существу она созидательна, тогда как программа Советской власти чисто разрушительная. Они хотят нашей помощи, особенно финансовой. Я поддерживаю дружественные отношения с, с. -р., и они знают, что смогут во многом рассчитывать на нас, если захотят взять власть в свои руки"2 . Денстервиль, далее, пишет, что партия эсеров "вскоре, должно быть, свергнет власть Советов. Во всяком случае, они намереваются это сделать". Так был заключен союз контрреволюционных дашнаков, эсеров и меньшевиков с английскими интервентами для свержения Советской власти в Баку. Товарищ Сталин так характеризовал этот союз: "Союз эсеров и меньшевиков с агентами империализма есть "союз" рабов, лакеев со своими хозяевами"3 .

Эсеры, дашнаки и меньшевики стали ревностно служить своим новым хозяевам; они буквально из кожи лезли для того, чтобы подготовить занятие Баку англичанами.

В то время как британский империализм строил свои козни против Советской власти в Баку, над ней нависла опасность в лице, как было указано выше, германо-турецких полчищ, призванных и поддерживаемых муссаватистскими контрреволюционерами. Муссаватисты, утвердившиеся в мае 1918 г. в Гандже, с целью борьбы против большевиков и для подавления разраставшегося крестьянского движения призвали себе на помощь германо-турецких оккупантов, которые и без этого "приглашения" готовились уже к захвату Баку. - Началось наступление германо-турецких войск на Азербайджан.


1 Денстервиль "Британский империализм в Баку и Персии в 1917 - 1918 гг.", стр. 100 - 101.

2 Там же, стр. 163.

3 Сталин "К расстрелу 26 бакинских товарищей агентами английского империализма". Партиздат ЦК КП(б) Грузии. 1935.

стр. 54

Товарищ Сталин, характеризуя подобные события, писал: "Разбитые на голову, "национальные правительства" "вынуждены" были обратиться за помощью против "своих" рабочих и крестьян к империалистам Запада, к вековым угнетателям и эксплоататорам мелких национальностей всего мира. Так началась полоса иностранного вмешательства и оккупация окраин, - полоса, лишний раз разоблачившая контрреволюционный характер "национальных" и областных "правительств"1 .

VII

Начавшееся в июне 1918 г., как было указано выше, удачное контрнаступление Красной Армии против турок приостановилось ввиду того, что дашнаки, эсеры и меньшевики срывали наступление. Действия их имели целью создать непосредственную угрозу для Баку, с тем чтобы заставить бакинских пролетариев согласиться на приглашение англичан. Своей предательской деятельностью дашнаки как нельзя лучше помогали туркам, перешедшим в наступление, приведшее их к Аджикабулу. В связи с неудачей на фронте в Баку подняла голову контрреволюция: был раскрыт эсеровский заговор против Советской власти. Положение Баку было чрезвычайно тяжелым и опасным. Великие стратеги социалистической революции Ленин и Сталин уделяли огромное внимание обороне пролетарского Баку и неустанно следили за ходом борьбы большевиков Азербайджана на фронтах гражданской войны. Они неоднократно указывали бакинским большевикам на необходимость создания мощной, хорошо вооруженной и дисциплинированной Красной Армии. В тяжелые дни германо-турецкого наступления Ленин и Сталин принимали все необходимые меры для предотвращения серьезной опасности, угрожавшей Баку. Товарищ Сталин, руководя в этовремя обороной Царицына, посылал в Баку оружие, боевые припасы и отряды бойцов. В особенности же важное значение для обороны Баку имели директивы и руководящие указания товарища Сталина. Так, еще 10 июня 1918 г. товарищ Сталин писал в Баку: "Просим укрепить фронт Аджикабул и не падать духом". Помимо всего этого товарищ Сталин 1 июля послал в Москву телеграмму Чичерину, в которой указывал на необходимость воздействовать дипломатическим путем на турок, чтобы приостановить их наступление: "Бакинский 'район действительно угрожаем. Турецкие войска во главе с немецкими офицерами ведут настоящую войну с бакинскими частями. Надо думать, что так называемое соглашение с немцами является ширмой для наступления на Баку... Мы принимаем срочные меры, о которых сообщит отправляемый к Вам нарочный. Надеемся, что справимся. Сталин"2 .

Извещая о ходе переговоров с немцами, предпринятых по инициативе товарища Сталина, Ленин писал 7 июля 1918 г.: "Царицын. Наркому Сталину... Относительно Баку самое важное, чтобы Вы были непрерывно в сношениях с Шаумяном и чтобы Шаумян знал предложение германцев... Относительно того, что немцы согласились бы приостановить наступление турок на Баку, если бы мы гарантировали немцам часть нефти... Итак, будьте беспощадны против левых эсеров и извещайте чаще. Ленин"3 .

Товарищ Сталин немедленно выполнил директивы Ленина, о чем свидетельствует телеграмма: "Москва тов. Ленину. Кремль. 7 июля 1918 г. 3 часа ночи. Сегодня же отправляю в Баку нарочного с письмом.


1 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос". Сборник статей и речей, стр. 55. 1934.

2 Сурен Шаумян "Бакинская коммуна", стр. 38. 1927.

3 "Большевик" N 2 за 1936 год, стр. 74.

стр. 55

Все будет сделано. Что касается истеричных - будьте уверены, у нас рука не дрогнет. С врагами будем действовать по-вражески. Сталин"1 . Тяжелое положение, в котором находился Баку в связи с наступлением интервентов, еще более осложнялось продовольственными затруднениями. Причина их заключалась в том, что Баку, питавшийся привозным хлебом, был отрезан от Северного Кавказа ввиду захвата железной дороги белогвардейцами. Но еще большее значение в обострении продовольственных затруднений имела подлая, провокационная деятельность эсеров, меньшевиков и дашнаков. Представители этих контрреволюционных партий, пролезшие в продовольственный аппарат, сознательно срывали дело снабжения бакинских рабочих и Красной Армии, стремились вызвать голод и возбудить недовольство против "Советской власти.

Усилия Бакинского совнаркома устранить продовольственные затруднения парализовались подрывной вражеской работой. Так например большевики Азербайджана пытались использовать внутренние ресурсы для обеспечения Баку хлебом, в частности хороший урожай в 1918 г. на Мугани. Но эта попытка не имела успеха, так как продовольственный аппарат, в котором орудовали меньшевики, эсеры и дашнаки, сорвал работу по переброске хлеба из Мугани в Баку. "Бакинский рабочий", разоблачая дашнакских и эсеровско-меньшевистских предателей, стремившихся путем голода принудить бакинский пролетариат согласиться на приглашение англичан, писал об этом: "Ни для кого не тайна, что провокационная работа наших врагов пользуется таким... успехом в отсталых слоях массы только благодаря той продовольственной разрухе, которая привела наш город к форменному голоду... Мало кому известен тот факт, что именно продовольственное дело до самых последних дней находилось в руках оборонческих партий. И даже сейчас дело реализации урожая в Ленкоранском уезде и на Мугани... находится в руках эсеров... Социальные саботажники стремились "костлявой рукой голода" задушить рабоче-крестьянскую власть у нас; и им удалось очень многое. Несмотря на то, что урожай на Мугани уже реализован, мы еще не получили хлеба"2 .

В этот критический момент, 10 июня, товарищ Сталин и тов. Орджоникидзе оказывают огромную помощь советскому Баку, направляя туда продовольственные запасы. Российский пролетариат, руководимый своими, любимыми вождями, несмотря на испытываемые им самим продовольственные трудности оказывает братскую помощь рабочим Азербайджана.

Между тем гнусные предатели - дашнаки, эсеры и меньшевики, - используя создавшееся благодаря их же подлой, изменнической деятельности тяжелое продовольственное положение, повели бешеную контрреволюционную агитацию среди рабочих против Советской власти. С пеной у рта они агитировали за приглашение англичан в Баку; при этом они раздавали заведомо лживые обещания, что якобы многочисленные английские войска послужат надежной защитой городу, а доставленное ими продовольствие устранит всякие затруднения. Предатели, конечно, вполне отдавали себе отчет в том, что приглашение англичан приведет к разрыву с Советской Россией и Баку лишится единственной реальной помощи, без которой не сможет устоять перед натиском турок. Но это не беспокоило гнусных изменников: они преследовали лишь одну цель - свергнуть Советскую власть, - и ради достижения этой цели они готовы были отдать на истребление все население Баку. Они требовали


1 "Большевик" N 2 за 1936 год, стр. 74.

2 "Бакинский рабочий" за июль 1918 года.

стр. 56

переизбрания Бакинского и районных советов и удаления их большевистского руководства, удаления Шаумяна с поста чрезвычайного комиссара по делам Кавказа, смены народных комиссаров и т. д. Под влиянием переживаемых трудностей некоторые отсталые слои рабочих временно подпали под действие этой вражеской агитации. Шаумян 12 мая 1918 г. писал об этом следующее: "Бакинский пролетариат переживает тяжелый продовольственный кризис... И вот темные элементы пользуются положением, бросают в массы самые провокационные лозунги, натравливают голодных и раздраженных рабочих против своих выборных организаций, против Советской власти. Эту преступную работу ведут, главным образом, меньшевики. Хорошо известные сознательным рабочим господа Айолло, Садовский... ездят по районам и произносят самые преступные и провокационные речи... Они сеют сейчас национальную рознь между русскими рабочими и армянами"1 .

Большевики Азербайджана вели неустанную работу по разоблачению перед рабочими подлой деятельности эсеровско-меньшевистско-дашнакских предателей. Большевики разъясняли и доказывали рабочим, что им нечего надеяться на защиту и помощь английских империалистов, которые стремятся лишь овладеть бакинской нефтью, что, наконец, англичане не имеют достаточно войск для обороны Баку. Большевики призывали бакинских пролетариев мобилизовать все свои силы на защиту Советской власти и с братской помощью Советской России продолжать борьбу против турок и муссаватистов, против всех агентов империализма.

Ведя в чрезвычайно тяжелых условиях героическую борьбу против контрреволюции, руководители Бакинского совнаркома не сумели осуществить одно из указаний товарища Сталина: они не смогли своевременно положить конец контрреволюционной агитации эсеро-меньшевистских и дашнакских предателей. Как отмечает тов. Микоян: "не только не был расстрелян ни один эсер или меньшевик, но и не было произведено даже ни одного ареста или обыска, хотя ими велась бешеная травля против Советской власти". А это давало дашнакским, эсеровским и меньшевистским контрреволюционерам возможность безнаказанно делать свое мерзкое дело. Эта серьезная ошибка в работе наших товарищей, руководителей Бакинского совнаркома, была одной из причин падения Советской власти в Баку в 1918 году.

Внимательно следя за положением в Баку, Ленин и Сталин в своих руководящих указаниях и директивах требовали от большевиков Азербайджана решительных действий для прекращения антисоветской деятельности эсеров, меньшевиков и дашнаков.

На объединенном заседании Бакинского совета совместно с представителями районных советов 16 июля 1918 г. дашнако-эсеровские и меньшевистские предатели выступили с наглым требованием - пригласить англичан. При голосовании этого предложения победа осталась за большевиками, и эсеровско-меньшевистско-дашнакский блок на этот раз потерпел неудачу.

По поводу этой вылазки английских агентов товарищ Сталин 21 июля прислал в Баку следующую телеграмму: "По последним сведениям народнические фракции Бакинского Совдепа добиваются призвания варягов-англичан, якобы на помощь против турецких захватчиков... Именем Всероссийского ЦИК и Совета Народных Комиссаров я требую от всего Бакинского Совета, от армии и флота, полного подчинения воле


1 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 141 - 142.

стр. 57

рабочих и крестьян всей России. Во исполнение решения Пятого Съезда Советов я требую от Бакинского Совнаркома безоговорочного проведения в жизнь независимой международной политики и решительной борьбы с агентами иноземного капитала, вплоть до ареста членов соответствующих комиссий. По уполномочию Совета Народных Комиссаров, Народный Комиссар Сталин"1 . На другой день, 22 июля, в Баку на имя Шаумяна была получена телеграмма Ленина, выражающая полную солидарность с требованиями товарища Сталина: "Могу только поддержать вполне телеграмму Сталина против народнической фракции Бакинского Совдепа и относительно воли пятого съезда советов. Предсовнарком Ленин"2 .

Эти два важнейших исторических документа показывают нам, как великие вожди социалистической революции Ленин и Сталин, выражая непреклонную волю рабочих и крестьян Советской России, со всей силой подчеркивали необходимость независимой международной политики, требовали от большевиков Азербайджана беспощадной борьбы против наймитов империализма и этим указывали единственно правильный путь к победе.

Проводившаяся в условиях полной безнаказанности контрреволюционная агитация эсеровско-меньшевистско-дашнакского блока имела, как уже было указано, некоторый успех среди истощенных и измученных рабочих, в особенности среди наиболее отсталых слоев рабочих, а также оказывала свое воздействие и на армию. Сигнализируя об этом, бюро печати при Бакинском совнаркоме сообщало: "Под влиянием неудачи на главном фронте правые партии подняли головы и повели энергичную агитацию за призвание англичан... Англофильская агитация дезорганизовала армию"3 .

Большевики прилагали все усилия к тому, чтобы предостеречь рабочих от вражеских провокаций наемников империализма. 16 июля на заседании Бакинского совета Шаумян произнес пламенную речь, в которой разоблачал козни предателей: "Пусть кто-нибудь из вас, который считает себя серьезным человеком, задаст себе вопрос и ответит на него: не пожелают ли англичане, укрепившись здесь при помощи некоторых несоветских сил, похоронить Советскую и пролетарскую власть и устроить себе английскую колонию. Баку будет собственностью англичан с того момента, когда английские силы будут представлять здесь значительную величину. Я категорически заявляю, что приглашение англичан... может только превратить Баку в собственность Англии"4 .

25 июля 1918 г. состоялось снова заседание Бакинского совета совместно с районными советами, судовыми комитетами и Военно-революционным комитетом Кавказской Красной Армии; председателем заседания был А. Джапаридзе, в качестве докладчика выступил Степан Шаумян. Указав, что задачей данного заседания является рассмотрение вопроса о приглашении англичан, Шаумян перед началом своей речи зачитал историческую телеграмму товарища Сталина от 21 июля 1918 г. и на основании ее потребовал от имени большевиков и центрального правительства решительно отвергнуть провокационные предложения о призвании англичан. Вкладывая в свои слова огромную силу убеждения, Шаумян говорил о том, что "Советская Россия предоставляет нам громадные средства. Сегодня из Астрахани прибудут 5 шхун, которые ве-


1 "Бакинский рабочий" от 21 июля 1918 года. См. также "Правда" от 20 сентября 1938 г., N 260 (7585).

2 Единый партархив при Институте имени Шаумяна, фонд 26 комиссаров. См. также "Правда" от 20 сентября 1938 г., N 260 (7585).

3 Сурен Шаумян "Бакинская коммуна", стр. 50.

4 Степан Шаумян "Статьи и речи", стр. 228.

стр. 58

зут 80 орудий, 160 пулеметов, 10000 ружей, 20000 патронов, массу обмундирования и т. д. Россия до сих пор ничего не жалела и теперь не жалеет сил. Вместо того чтобы связываться с иноземцами, мы лучше обратимся к России, а до того времени мобилизуем все наши пролетарские силы, армию и флот, и во имя того, чтобы мы не порвали связи с правительством, я приглашаю вас снять вопрос о приглашении англичан и обсудить вопрос о защите фронта общими усилиями нашими вместе с Советской Россией"1 .

С горячей речью выступил и А. Джапаридзе, убеждавший рабочих не поддаваться проискам врагов: "Я обращаюсь ко всем рабочим. Помните, что если англичане даже будут призваны сюда, то наше спасение будет только тогда, если мы сами будем представлять единую силу. Я говорю вам: не зовите англичан, потому что вы погубите Советскую власть, оторвете Баку от России, и эта ошибка будет непоправима. Ваш приговор, ваше решение пригласить англичан будет смертельным ударом Бакинскому Совету"2 .

Заседанию были предложены две резолюции: подлинно революционная - большевистская - и с другой стороны - эсеровская, поддержанная дашнаками и меньшевиками, с требованием приглашения англичан.

Резолюция большевиков гласила: "Бакинский Совет рабочих, красноармейских, матросских и крестьянских депутатов с участием районных советов депутатов, Центрокаспия, Военно-революционного комитета Кавказской Красной Армии, судовых и ротных комитетов на заседании от 25 июля, заслушав доклад делегатов, ездивших на фронт, и обсудив военное положение гор. Баку, постановляет: 1) Поручить Исполнительному комитету и Совету народных комиссаров принять немедленно все меры, чтобы вернувшиеся с фронта, уставшие воинские части отдохнули, оправились, вновь сорганизовались и стали боеспособными единицами. 2) Собрать всех обученных, бывших в строю воинов, которых имеется несколько тысяч в Баку под видом еще не мобилизованных или дезертиров, и создать из них новые боевые части. 3) Объявить новую мобилизацию за 10 лет и поручить Совету народных комиссаров принять самые энергичные меры, чтобы провести эту мобилизацию быстро и полно, не останавливаясь перед самыми строгими репрессиями против уклоняющихся. 4) Обратиться к революционной России с призывом придти на помощь скорейшей присылкой войск для усиления обороны г. Баку. 5) Что касается агитации за приглашение англичан Совет заявляет: а) принимая во внимание, что появление английских войск на территории Баку будет означать оккупацию этого города английским империализмом, и город Баку будет потерян для революции; б) принимая во внимание, что эта агитация разрушает внутренний революционный фронт, вносит разлад и деморализацию в армию и мешает созданию необходимых новых частей, без которых и с англичанами и без англичан мы погубим наше дело обороны; в) принимая во внимание определенное решение против приглашения каких бы то ни было империалистов на Российскую территорию, которое принято 5-м Всероссийским съездом советов, а также определенное заявление Центрального правительства, не допускающего приглашения англичан в Баку, - Бакинский Совет постановляет отстаивать Баку своими революционными силами и силами


1 Бюллетень Диктатуры Центрокаспия и Президиума временного исполкома N 2 от 3 августа 1918 года.

2 Там же, N 4 и 5 от 5 и 6 августа 1918 года.

стр. 59

революционной России и положить конец всякой растлевающей и дезорганизующей агитации за приглашение англичан"1 .

Благодаря предательской агитации эсеров, меньшевиков и дашнаков результаты голосования были не в пользу большевиков: за резолюцию большевиков было подано 236 голосов, а за резолюцию эсеров, меньшевиков и дашнаков - 259, и, таким образом, незначительным большинством всего 23 голосов прошла резолюция контрреволюционного блока о приглашении англичан. Ликованию предателей не было границ. Тогда снова выступил Шаумян. "Вы не нашли еще Англии, - с чувством горечи и гнева говорил вождь бакинского пролетариата, - но вы потеряли Центральную Российскую власть. Вы не нашли еще Англии, но потеряли нас... От имени нашей партии заявляю, что ответственность за это предательство мы на себя не возьмем... вы, принявшие эту резолюцию, порвали всякую связь между вами, ставшими на предательскую точку зрения, и нами. Мы снимаем ответственность за преступную политику, которую вы начинаете, и отказываемся от постов народных комиссаров"2 . Принятие резолюции блока эсеров, меньшевиков и дашнаков ничуть не означало, что рабочие идут за ними. Изголодавшиеся и измученные неравной борьбой, рабочие были обмануты и сбиты с толку эсерами, дашнаками и меньшевиками. Их заблуждения должны были с неизбежностью скоро рассеяться перед лицом суровой действительности и тем самым доказать всю правоту большевиков.

Поэтому большевики после заседания 25 июля еще в течение нескольких дней удерживали власть, с полным основанием рассчитывая найти выход из создавшегося положения. 26 ИЮЛЯ было созвано заседание Исполнительного комитета Бакинского совета совместно с Военно-революционным комитетом, где был принят ряд чрезвычайных мер для борьбы с контрреволюцией: поручить ЧК вести борьбу с контрреволюционной агитацией, ввести в городе военное положение, объявить всеобщую воинскую повинность.

На объединенном заседании ВЦИК, Моссовета, фабрично-заводских комитетов и профсоюзов Москвы 29 июля 1918 г. Ленин, оценивая бакинские события, резко заклеймил предательство дашнаков, меньшевиков и эсеров, говоря, что они лишь называли себя социалистами, на деле же все время были связаны с буржуазией, и это доказывается их выступлением в пользу приглашения английских войск в Баку. По поводу действий бакинских большевиков Ленин говорил, что "как ни трудно положение наших бакинских товарищей, они, отказываясь от такого заключения мира, сделали шаг, единственно достойный социалистов не на словах, а на деле. Решительный отказ от какого бы то ни было соглашения с англо-французскими империалистами - единственно правильный шаг бакинских товарищей, так как нельзя приглашать их, не превращая самостоятельной социалистической власти, будь то на отрезанной территории, в раба империалистической войны". Подводя итог своему анализу бакинских событий, Ленин со всей силой подчеркнул, что "мы можем теперь сказать, что единственной партией, которая империалистов не приглашала и в грабительский союз с ними не вступала, а лишь отступала от них тогда, когда насильники наступали, единственной партией была партия большевиков-коммунистов"3 . Выражая одобрение правильной линии, проводившейся большевиками Азербайджана,


1 Бюллетень Диктатуры Центрокаспия и Президиума временного исполкома N 4 и 5 от 5 и 6 августа 1918 года.

2 Там же. N 5 от 6 августа 1918 года.

3 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 155 - 156.

стр. 60

Ленин и Сталин указывали на необходимость принятия самых энергичных мер для спасения Советской власти и подавления контрреволюционных сил. С этой целью Лениным 29 июля была послана в Баку телеграмма следующего содержания: "Для Шаумяна в Баку. Всякое действие дашнаков против решения 5-го съезда советов и Центральной Советской власти будет рассматриваться как восстание и как измена... Ленин"1 .

Несмотря на героические усилия большевиков Азербайджана во главе с Шаумяном и Джапаридзе, Советская власть в Баку временно пала. Непосредственным толчком к этому послужило ухудшение положения на фронте вследствие обнаружившейся измены. Английский агент Бичерахов окончательно сорвал с себя маску: 30 - 31 июля он предательски увел свой отряд с фронта, обнажив его на протяжении 30 километров. В образовавшуюся огромную брешь немедленно хлынули турки, и положение на фронте стало катастрофическим. Насколько велики были последствия бичераховской измены, можно судить хотя бы по свидетельству Денстервиля: "Не предприми Бичерахов своего рокового похода на север... город никогда бы не пал"2 .

Не менее изменнически вели себя и дашнаки: их военные начальники Амазасп и Казаров отказывались выставить свои части на фронт и по предписанию армянского национального совета потребовали начать мирные переговоры с турками. Несомненно, что действия Бичерахова и дашнаков были согласованы с английским командованием и имели своей задачей свергнуть Советскую власть и ускорить прибытие в Баку англичан. И их цель была достигнута: под непосредственным влиянием неудач на фронте Бакинский совнарком 31 июля сложил свои полномочия и обратился к бакинским рабочим с воззванием за подписями Шаумяна и Джапаридзе, в котором разъяснял создавшуюся обстановку:

"...С этого момента политические и военные представители Российской Советской власти и воинские силы, присланные из России, не могут оставаться в Баку и быть пособниками английских империалистов, быть соучастниками предательства, совершенного под влиянием... эсеров, меньшевиков и дашнаков... Но покидая этот город, "потеря которого может иметь роковое значение для всей Советской Росши, они не теряют надежды, что бакинские рабочие и матросы каспийской флотилии поймут, на какое предательство ,их толкнули... эсеры. Они надеются, что рабоче-крестьянская Россия еще придет в Баку. Бакинский пролетариат вновь свяжется с рабоче-крестьянской Россией и вновь станет под знамя Советской социалистической республики"3 .

Оказавшись в исключительно тяжелых условиях, окруженные со всех сторон врагами, большевики Азербайджана сложили свои полномочия. Товарищ Сталин так характеризовал это событие: "В августе 1918 г., когда турецкие войска подошли вплотную к Баку, а эсеро-меньшевистские члены Бакинского совета, вопреки большевикам, увлекли за собой большинство Совета и призвали на помощь английских империалистов, бакинские большевики во главе с Шаумяном и Джапаридзе, оставшись в меньшинстве, сняли с себя ПОЛНОМОЧИЯ И ОЧИСТИЛИ поле для политических противников"4 .


1 Архив Музея революции в Баку.

2 Денстервиль "Британский империализм в Баку и Персии в 1917 - 1918 гг.", стр. 209.

3 Степан Шаумян "Статьи и речи 1917 - 1918 гг.", стр. 243 - 244.

4 И. Сталин "К расстрелу 26 бакинских товарищей агентами английского империализма", стр. 34.

стр. 61

Нужно, конечно, отметить, что и обстановка, в которой пришлось вести свою работу большевикам Азербайджана, была очень тяжелой. Вокруг советского Баку все туже стягивалось вражеское кольцо: с запада наступали турецкие войска и муссаватские банды, с севера - дагестанские контрреволюционные отряды, в самом Баку вели подрывную деятельность дашнаки, эсеры и меньшевики, призвавшие в результате англичан. И в довершение всего этого продовольственный кризис и трудности сообщения с Советской Россией. И несмотря на все это Советская власть в Баку за четыре месяца своего существования проделала огромную работу как в отношении революционной обороны Баку, так и в области социалистических мероприятий.

Эти четыре месяца ее существования являются одним из славнейших эпизодов в истории героической революционной борьбы бакинских рабочих.

Товарищи Сталин и Молотов, приветствуя азербайджанских трудящихся в день пятнадцатилетия Советской власти в Азербайджане, писали: "Незабываемые, героические страницы вписали В историю пролетарской революции Азербайджанские трудящиеся массы и их вожди Азизбеков, Джапаридзе, Шаумян, Фиолетов, кровью своей отвоевавшие право на строительство социализма, на Советскую власть в Азербайджане"1 . Всеми своими успехами и достижениями большевики Азербайджана обязаны гениальному руководству Ленина и Сталина.

VIII

После того, как бакинские большевики сняли с себя полномочия, 31 июля, было образовано из эсеров, меньшевиков и дашнаков контрреволюционное правительство Центрокаспия. Оно состояло из двух органов: 1) президиума "Временного исполнительного комитета", куда "входили: председатель - А. Аракелян (дашнак) - и члены: А. Велунц (эсер), Л. Уманский (эсер), Мелик Еолчиян (дашнак), Айолло (меньшевик), Садовский (меньшевик) и др., 2) "Временной диктатуры центрального комитета Каспийской военной флотилии" из пяти членов, представителей комсостава флотилии: Бушева, Леммлейна, Печенкина, Ермакова и Тюшкова. Это правительство, бывшее верным слугой английского империализма, начало свою деятельность тем, что назначило предателя, ярого монархиста Бичерахова, главнокомандующим своими войсками и проявило усиленную заботу о скорейшем прибытии в Баку английских войск.

4 августа в Баку вступили англичане, но вопреки прежним заверениям эсеров и дашнаков их было не больше 300 - 400 человек. Притом и этот английский отряд вовсе не спешил выступить на фронт: он нашел себе достаточно "дела" в самом городе, так как англичане ревностно принялись за вывоз бакинской нефти в Персию.

Занятие англичанами Баку было одним из крупнейших шагов в развитии интервенции против Советской России. "Мурман на севере, чехословацкий фронт на востоке, Туркестан, Баку и Астрахань на юго-востоке - мы видим, что почти все звенья кольца, скованного англо-французским империализмом, соединены между собой"2 , - так писал Ленин об оккупации Баку англичанами. Товарищ Сталин в статье "Политика Советской власти по национальному вопросу в России" отмечал, что в 1918 - 1920 гг. Антанта проводила план экономического окружения Советской России посредством отрыва от нее важнейших в сырье-


1 "Правда" от 30 декабря 1935 года.

2 Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 156 .

стр. 62

вом отношении окраин и что этот план оставался "неизменной основой всех походов Антанты на Россию, с 1918 г. по 1920 г."1 . Это замечание товарища Сталина вскрывает цели, преследовавшиеся интервентами во время захвата ими Баку в 1918 году.

Меньшевистско-эсеровские и дашнакские изменники с распростертыми объятиями встретили своих "уважаемых гостей и союзников". На состоявшемся 8 августа заседании "Диктатуры Центрокаспия" и президиума "Временного исполнительного комитета" их главари весьма откровенно высказывали свои дальнейшие и притом чрезвычайно обширные планы; так, меньшевик Садовский откровенно заявил, что целью правительства Центрокаспия является продолжение империалистической войны до победного конца. Для этого, а также для свержения Советской власти дашнаки, эсеры и меньшевики рассчитывали прибегнуть к помощи англичан. Но их расчет оказался неверным, и англичане стали неограниченными вершителями судеб города. Уже вскоре после занятия Баку Денстервиль решил, что "Диктатура Центрокаспия" "недостаточно решительно ведет борьбу против революционного движения, и возымел намерение устранить эту Диктатуру". "Мне представлялось, - пишет в своих мемуарах Денстервиль, - что единственным выходом из создавшегося положения был бы уход от власти Диктатуры с тем, чтобы сформировать в городе правительство союзников с передачей мне всей полноты гражданского и военного управления" (разрядка наша. - Г. и С. ). Из этого видно, что английские интервенты стремились к превращению Баку и Азербайджана в свою колонию и мало церемонились со своими эсеро-меньшевистско-дашнакскими лакеями, вовсе не считаясь со своими обещаниями не вмешиваться в их "внутренние дела". Товарищ Сталин не раз указывал на эту лакейскую роль меньшевиков и эсеров: "Приглашая англичан в Баку и предавая большевиков, бакинские меньшевики и эсеры думали "использовать" английских "гостей", как силу, причем предполагалось, что хозяевами в стране останутся меньшевики и эсеры, "гости" же уедут восвояси. На деле получилось обратное: "гости" стали неограниченными хозяевами, эсеры и меньшевики превратились в непременных участников злодейского и низкого убийства 26 комиссаров"2 .

После ухода от власти большевики во главе с Шаумяном, Азизбековым и Джапаридзе вели подготовку к эвакуации в Астрахань, для того чтобы связаться с Советской Россией и получить от нее помощь. На Петровской площади были сосредоточены их основные силы, всего до 3 тыс. человек с оружием, в том числе находился и отряд Петрова. Петровская площадь имела вид настоящего лагеря; на прилегавших к ней улицах были выставлены посты на случай внезапного нападения войск "Диктатуры Центрокаспия". Но агенты английского империализма вначале не решались на это, так как большевики располагали значительной вооруженной силой, а самое главное, из боязни, что рабочие дадут отпор подобной попытке.

Для подготовки расправы над большевиками эсеро-меньшевистская и дашнакская печать повела гнусную, клеветническую кампанию против их руководителей. Продажные писаки подняли дикий вой, выдвигая против Шаумяна, Азизбекова, Джапаридзе и других большевиков заведомо лживые обвинения "в присвоении казенных денег", в "государственной измене" и т. д. Кристальная честность Шаумяна и его сорат-


1 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 58.

2 И. Сталин "К расстрелу 26 бакинских товарищей агентами английского империализма", стр. 35 - 36.

стр. 63

ников была хорошо известна каждому трудящемуся, но дашнакско-эсеровские негодяи не брезгали никакими грязными средствами, для того чтобы дискредитировать большевиков в глазах рабочих.

Как раз в это время распоряжением "Диктатуры Центрокаспия" была закрыта большевистская газета "Бакинский рабочий" и большевики лишились возможности использовать печать для борьбы против подлой, клеветнической кампании. Поэтому на партийном заседании было решено захватить одну из типографий и отпечатать в ней номер "Бакинского рабочего" с разоблачением всех махинаций эсеров, меньшевиков и дашнаков. Исполнение этого плана было возложено на тов. Микояна, испытанного большевистского руководителя, проявившего уже свой огромный талант организатора рабочего класса. В ночь на 10 августа группа вооруженных большевиков под руководством тов. Микояна заняла намеченную типографию и выпустила номер "Бакинского рабочего", в котором был помещен материал, подобранный Шаумяном и Джапаридзе. В одной из статей Шаумян разоблачал предательскую сущность "Диктатуры Центрокаспия": "Новая власть - власть дашнаков... эсеров, меньшевиков и командного состава флотилии - уже разоблачила себя, как власть, отклонившую бакинский пролетариат от Советской России, желающую в угоду английским империалистам втянуть его в новую ©овну, как власть, не смевшую говорить о Советской власти в Баку, уже предавшую эту власть англичанам и их наемнику Бичерахову. Эта власть - уже сбросила с себя маску"1 .

Связь бакинских большевиков с Советской Россией была крайне затруднена. Ленин, обеспокоенный отсутствием в течение значительного времени вестей из Баку, 9 августа запросил по этому поводу Астрахань: "Положение в Баку для меня все же не ясно. Кто у власти? Где Шаумян? Запросите Сталина и действуйте по соображении всех обстоятельств. Вы знаете, что я доверяю полностью Шаумяну. Отсюда нельзя разобраться в положении и нет возможности помочь быстро. Ленин"2 . Этот документ чрезвычайно ярко показывает, с каким неустанным вниманием великий вождь революции следил за борьбой бакинских большевиков и как высоко ценит он их руководителя - С. Шаумяна.

В Баку, между тем, собралась партийная конференция большевиков, на которой обсуждался вопрос, поднять ли немедленно восстание против контрреволюционного правительства или же эвакуироваться в Астрахань, чтобы оттуда вернуться с подкреплениями и тогда восстановить Советскую власть в Азербайджане. 12 августа конференция вынесла решение об эвакуации, причем вместо эвакуирующихся Шаумяна, Аздабекова и Джапаридзе руководителем бакинской большевистской организации должен был остаться тов. Микоян. Погрузившись на пароходы, большевики во главе с Шаумяном, Азизбековым и Джапаридзе в ночь на 14 августа отплыли на Астрахань. Но у острова Жилого 16 августа их настиг флот Центрокаспия. Большевикам был предъявлен ультиматум- вернуться в Баку; они ответили отказом. Тогда суда Центрокаспия начали обстрел пароходов, на которых находились большевики. Принять бой большевики не имели возможности, так как располагали лишь наливными судами против крейсеров и канонерских лодок Центрокаспия; к тому же полевая артиллерия, единственно имевшаяся у большевиков, была совершенно не приспособлена для морского боя. Расстреливаемые огнем противника, имея уже убитых и раненых, находясь под угрозой быть потопленными, большевики вынуждены были возвратиться в Баку.


1 С. Шаумян "Физиономия новой власти". "Бакинский рабочий" N 126 (242) от 11 августа 1918 года.

2 Единый партархив при Институте имени Шаумяна, фонд 26 комиссаров.

стр. 64

По прибытии их туда правительство Центрокаспия разоружило большевистские отряды и арестовало их руководителей, в числе которых находились Шаумян, Азизбеков, Джапаридзе и другие руководящие работники. Все арестованные были заключены в тюрьмы на Баилове и Шемахинке.

Контрреволюционная "Диктатура Центрокаспия" поставила себе задачей во что бы то ни стало уничтожить вождей бакинского пролетариата и тем обезглавить его; но она хорошо знала, что в бакинском пролетариате крепко живет революционная традиция и что он любит своих вождей. Поэтому она, стремясь подорвать высокий авторитет, которым пользовались большевики в рабочей массе, усилила подлую кампанию самой низкой лжи и клеветы.

Бакинская большевистская организация, руководимая тов. Микояном, в это время проводила огромную работу: она разоблачала гнусных эсеро-дашнакских клеветников, срывала маску с контрреволюционного правительства, рассказывая рабочим о том, что готовится злодейское убийство бакинских комиссаров; наконец, она прилагала все усилия для того, чтобы спасти арестованных товарищей.

Эта работа бакинских большевиков под руководством тов. Микояна скоро дала большие результаты. Рабочие увидели, что деятельность "Диктатуры Центрокаспия" не только не улучшила, но еще более ухудшила их положение: продовольственный кризис принял громадные размеры, фронт разваливался. Как раз в это время происходили выборы в Бакинский совет 3-го созыва в обстановке самых жестоких преследований большевиков, которым запрещалось даже вести предвыборную агитацию. Несмотря на это большевики одержали крупную победу: в Бакинский совет были избраны 28 большевиков, среди них виднейшие руководители Советской власти в Баку: Шаумян, Джапаридзе, Азизбеков, Фиолетов, Корганов и другие. Факт избрания большевиков, посаженных в тюрьму контрреволюционным правительством, имел огромное значение и свидетельствовал о росте влияния большевиков. Голосуя за их избрание, бакинские рабочие выразили им свое доверие и свой протест против "Диктатуры Центрокаспия".

Результаты выборов крайне напугали "Диктатуру Центрокаспия", показав ей всю непрочность ее положения. Эсеры, меньшевики и дашнаки решили поспешить с убийством бакинских комиссаров, боясь, что жертвы могут быть вырваны рабочими из их рук. Денстервиль в свою очередь настоятельно требовал от "Диктатуры Центрокаспия" "решительных действий" в отношении большевиков, понимая под этим их немедленное физическое уничтожение. Эсеры и дашнаки с готовностью принялись выполнять требование английского генерала: 7 сентября чрезвычайная следственная комиссия "Диктатуры Центрокаспия" постановила привлечь к ответственности за "государственную измену" арестованных большевиков во главе с Шаумяном, Азизбековым и Джапаридзе. 11 сентября "Диктатура Центрокаспия" официально сообщила, что военно-следственная комиссия "закончила" свою работу и что бакинские комиссары предаются военно-полевому суду. Не подлежало никакому сомнению, что суд этот, составленный из эсеров, меньшевиков и дашнаков, является лишь комедией и что судьба бакинских комиссаров предрешена заранее.

Зная об этом, бакинская большевистская организация под руководством тов. Микояна принимала все меры для освобождения комиссаров. По ее инициативе на первом же заседании вновь избранного совета было внесено предложение освободить арестованных депутатов-большевиков не дожидаясь результатов следствия, и создать для расследования их

стр. 65

дела междупартийную следственную комиссию. Но это предложение было отвергнуто большинством совета, состоявшим из представителей партий дашнаков, эсеров и меньшевиков. Кроме того бакинская большевистская организация неоднократно требовала от контрреволюционного правительства освобождения комиссаров, но "Диктатура Центрокаспия" отмалчивалась или отказывалась удовлетворить это требование. "Диктатура Центрокаспия" своими действиями подготовила падение Баку; она проявила полную неспособность наладить защиту города, и он был накануне взятия турками. От англичан не было никакого толку для обороны города; за все время оккупации их прибыло лишь около тысячи человек, из которых значительная часть отсиживалась в тылу. Пытаясь свалить с себя часть ответственности, контрреволюционное правительство упрекало англичан в том, что они не прислали обещанные войска. Отвечая на это, Денстервиль заявлял, что он никогда и не давал таких обещаний, что он и сам обманут, так как ему говорили о наличии в Баку достаточного количества войск. Придя к убеждению, что "уже ничто, кроме чуда, не может спасти города от турок", этот генерал, не желая защищать город, больше всего заботился о своей собственной эвакуации и раньше всех сбежал из Баку со своим отрядом.

Пока шли все эти препирательства между "Диктатурой Центрокаспия" и англичанами, турки занимали одну позицию за другой и, наконец, 15 сентября ворвались в город и овладели им.

Растерянность и заботы о бегстве накануне занятия Баку турками помешали правительству Центрокаспия устроить военно-полевой суд над бакинскими комиссарами. Тогда у дашнаков, эсеров и меньшевиков созрел план - оставить комиссаров в тюрьме до прихода турок и тем самым отдать их на растерзание врагу. Бакинские большевики во главе с тов. Микояном разгадали этот злодейский замысел и настойчиво стали требовать освобождения или эвакуации комиссаров. В ответ на эти требования члены контрреволюционного правительства - Садовский и Багатуров - цинично заявили тов. Микояну, что имеется два постановления "Диктатуры Центрокаспия" об оставлении комиссаров в бакинской тюрьме, а это, как говорил тов. Микоян, "было бы равносильно убийству их".

И только перед самым вступлением турок бакинским большевикам удалось добиться освобождения заключенных комиссаров. Достигнуто это было благодаря исключительной решимости и энергии тов. Микояна, который с группой большевиков явился к членам правительства Центрокаспия - Велунцу и Далину - и заставил их сделать распоряжение об эвакуации. Заключенные комиссары должны были под конвоем отправиться на пристань и сесть на пароход "Севан". Но по дороге под действием турецкого огня конвоиры разбежались, а парохода "Севан" в порту уже не оказалось. Ввиду этого комиссары во главе с Шаумяном, Азизбековым и Джапаридзе сели на пароход "Туркмен". Нужно полагать, что пароход "Туркмен" был заранее приготовлен "Диктатурой Центрокаспия", для того чтобы увезти комиссаров в Красноводск. В море комиссары при содействии Амирова пытались направить судно в Астрахань, так как только там было единственное спасение от вражеской расправы. Но команда, подкупленная меньшевиками, эсерами, дашнаками и английскими офицерами, находившимися на борту парохода, воспротивилась этому и взяла курс на Красноводск.

В Красноводске комиссарам грозила неминуемая гибель, так как там они попадали в руки закаспийских эсеров; но избежать этого не было возможности. 16 сентября пароход пришел в Красноводск и эсеровское

стр. 66

правительство, уже предупрежденное о прибытии комиссаров, сразу же на пристани, арестовало бакинских комиссаров и их семьи и посадило их в красноводскую тюрьму. В ней они подвергались настолько зверскому и грубому обращению, что 18 сентября оказались вынужденными подать в красноводский правительственный распорядительный комитет заявление о там, что им не выдают даже пищи и что условия их заключения хуже чем в царских тюрьмах; они требовали улучшения положения и возможности сноситься с товарищами, находящимися в других тюремных помещениях. Ответом на это заявление была такая издевательская резолюция Куна: "Объявить заключенным, что тюрьма не для комфорта. Второе - можно просить, но не требовать. Вообще укажите заключенным побольше думать и поменьше писать"1 .

Между тем закаспийские эсеры, раболепные слуги английского империализма, лихорадочно готовили убийство бакинских комиссаров. Председатель эсеровского красноводского распорядительного комитета - Кун - посылает Бичерахову телеграмму, в которой запрашивает монархиста-предателя Бичерахова о судьбе 26 комиссаров, вождей бакинского пролетариата: "Мною задержан пароход "Туркмен" с 26 бакинскими комиссарами во главе с Шаумяном и Джапаридзе. Наше мнение передать их военно-полевому суду. Жду распоряжений. Кун"2 . Ответ Бичерахова гласил: "Одобряю ваши действия, направленные к аресту бакинских Комиссаров. Предложение ваше о предании их военно-полевому суду разделяю. Мнение мое поддерживает Диктатура Центрокаспия. Бичерахов"3 .

Участь вождей бакинского пролетариата эсеровско-меньшевистскими палачами была решена. Заранее торжествуя по поводу предстоящей расправы с бакинскими комиссарами, орган закаспийского правительства эсеров "Голос Средней Азии" писал в передовой от 20 сентября 1918 г.: "Судьба нам снова улыбнулась. К нам в руки попали бывшие вершители судеб Баку. Среди нашей добычи находится один из знаменитых героев - Шаумян, которого давно окрестили кавказским Лениным. Они сеяли ядовитые семена недоверия к нашим союзникам англичанам, благородно отозвавшимся на зов бакинцев о спасении. Они все твердили, что рядом с английскими империалистами сражаться честным революционерам позор". Выразив таким образом свои верноподданнические чувства английским хозяевам, орган эсеровских бандитов призывает дальше к зверскому убийству комиссаров: "Мы живем в эпоху варварства, так будем пользоваться его законами. Око - за око, кровь - за кровь, голова - за голову. За каждого убитого эсера и буржуа - расстрел большевика... Отныне будут отвечать головы Шаумяна, Петрова, Джапаридзе, Корганова и других... Мы не остановимся даже перед причинением ужасных мук до голодной смерти и четвертования включительно". Вряд ли возможно откровеннее выразить омерзительный цинизм и чудовищное варварство, на которые оказались способны эсеровские людоеды!

19 сентября председатель закаспийского областного правительства Фунтиков приказал составить в Ашхабаде поезд со специально подобранной из эсеров бригадой. В этом поезде члены закаспийского правительства прибыли в Красноводск, где устроили секретное заседание совместно с красноводским правительственным распорядительным комитетом. На совещании было принято решение о немедленной расправе с бакинскими комиссарами. Для того чтобы сохранить убийство в глубокой тайне,


1 Единый партархив при Институте имени Шаумяна, фонд 26 комиссаров.

2 Там же.

3 Там же.

стр. 67

палачи составили такой план действий: под видом отправки в Индию бакинских комиссаров увозят из Красноводска, на пути к Ашхабаду их убивают, английские военные власти выдадут в Мешхеде подложную расписку о принятии арестованных, после этого комиссары должны один за другим "умереть естественной смертью", что будет "подтверждено" официальными свидетельствами английских врачей.

Тотчас же после заседания эсеровские убийцы вывели из тюрьмы 26 комиссаров, имена которых были в списке, полученном от "Диктатуры Центрокаспия". Даже не дав арестованным проститься с семьями, их посадили в особый поезд и повезли по направлению к Ашхабаду. На 207-й версте от Красноводска, между станциями Ахча-Куйма и Перевал, у 178 телефонного столба поезд был остановлен и комиссаров отвели на 150 метров в сторону от железной дороги. Под покровом ночи в глухой, безлюдной степи эсеровскими зверями были растерзаны любимые руководители бакинских рабочих: Шаумян, Азизбеков, Джапаридзе, Фиолетов, Корганов, Зевин, Малыгин и другие большевики. Они были растерзаны, а не расстреляны, ибо, как показало позднейшее вскрытие могилы, тела комиссаров были обезглавлены, а у многих из них были размозжены черепа.

26 бакинских комиссаров умерли за социалистическую революцию как несгибаемые большевики; ни пытки, ни вид смерти не сломили их стального, большевистского мужества, их последним возгласом было: "Да здравствует коммунизм!". Даже эсеровский убийца Седых вынужден был признать на суде, что когда комиссаров выводили из вагона, один из них крикнул: "Я спокоен. Я знаю, что я умираю за свободу!"

Тов. Микоян, находившийся в то время в заключении в красноводской тюрьме, так описывает то гнетущее впечатление, которое произвело на него и на всех рабочих злодейское убийство 26 комиссаров: "Проходят мучительные дни и недели безвестья. Где они, куда их повезли, не можем установить. Одни говорят, что они в Ашхабаде, другие - в Персии... Мы не знаем, где наши близкие друзья, бакинский пролетариат - где его вожди, Советская власть - где ее лучшие борцы. Сомнения вкрадываются в душу, терзают ее. Тяжело думать, что нет больше в живых Степана, Алеши, Ванички... Вдруг неожиданно некто с воли сообщает нам в тюрьму страшную правду, вскрывает перед нами кошмарную картину неслыханного злодеяния эсеровских палачей. Этот неизвестный нам, незнавший нас - железнодорожный рабочий из Красноводска, кажется проводник.

"В ту ночь он был на вокзале. Видел людей подозрительных, вооруженных, переодетых, в белых чалмах. В вагонах - лопаты. Почуяв, что готовится что-то недоброе, страшное, решился быть свидетелем готовившейся кровавой расправы. Незаметно, тайком пролез меж вагонов и устроился на буферах. Он видел своими глазами, как в далекой степи остановили поезд, вывели из вагонов по группам пленных борцов коммунизма, недалеко от полотна зверски растерзали их. В пулеметной трескотне он слышал последние слова жертв белого террора: "Мы умираем за коммунизм. Да здравствует коммунизм!"1 .

Палачами 26 комиссаров были переодетые в туркменские одежды члены закаспийского областного правительства: Фунтиков, Дружкин и другие эсеровские главари. Непосредственным участником и вдохновителем злодейского убийства являлся английский капитан Тиг-Джонс. О нем впоследствии Фунтиков писал: "Представитель английской миссии в Ашхабаде Тиг-Джонс... говорил мне лично до расстрела комиссаров,


1 "Бакинский рабочий" N 241 (645) от 20 сентября 1922 г., вечерний выпуск.

стр. 68

как и Дружкин, о необходимости расстрела, а после расстрела выражал удовольствие, что расстрел в соответствии с видами английской миссии произведен"1 .

Но этими людьми, или, вернее, зверями в человеческом образе, не кончается обширный круг виновников, организаторов и участников злодейского убийства 26 комиссаров. К числу подлых убийц принадлежат английские империалисты в лице Денстервиля и Тиг-Джонса, по прямой указке которых было совершено это кошмарное преступление. К числу палачей относятся и многочисленные агенты британского империализма: Бичерахов, бакинские эсеры, меньшевики и дашнаки, закаспийские эсеры, всякие Айолло и Садовские, Фунтиковы и Дружкины и прочая контрреволюционная мразь. Одни из них уже понесли заслуженную кару, другие - пока еще нет, но все они навеки пригвождены историей к позорному столбу, а их имена стали синонимом предательства и преступления.

Беспощадно клеймя этих гнусных злодеев, товарищ Сталин писал по поводу убийства 26 комиссаров: "Только империалистические людоеды, насквозь прогнившие и потерявшие всякую моральную силу, могут нуждаться в ночных убийствах и в разбойничьих нападениях на безоружных политических работников противоположного лагеря"2 .

Умерщвляя бакинских комиссаров, империалистические разбойники стремились обезглавить бакинский пролетариат, но они жестоко просчитались: это трагическое событие оказало на бакинских рабочих громадное революционизирующее влияние. При скорбной вести о гибели своих вождей бакинские рабочие крепче сплотились вокруг большевистской организации, возглавляемой ближайшим соратником великого Сталина тов. Микояном, и под ее руководством продолжали беспощадную борьбу против английского империализма и его муссаватистско-дашнакских и иных агентов.

В марте 1919 г., через шесть месяцев после злодейского убийства 26 комиссаров, в условиях жесточайшего муссаватистского террора собралась бакинская рабочая конференция. Тов. Микоян, вырвавшийся из лап закаспийских палачей и ставший во главе бакинской подпольной организации, сделал на конференции доклад об этом кровавом преступлении, совершенном бандитами империализма. Конференция, выражая свое глубокое возмущение, постановила в память двадцати шести провести однодневную политическую забастовку. Конференция 20 марта обратилась к бакинским рабочим с пламенным воззванием, которое гласило:

"Товарищи. Сегодня мы должны отметить исторический день 20 сентября 1918 г., отметить память погибших вождей и товарищей. Сегодня мы должны прекратить всякую работу. Весь день мы должны посвятить светлой памяти великих борцов...

"Товарищи рабочие. Сегодня все, как один, должны заявить гнусным палачам, подлым изменникам, всем явным и тайным врагам пролетариата, что пали от грязных рук палачей наши вожди - великие борцы. Они пали, но их память вечно жива в наших сердцах, и святое дело их не умерло. Оно разрослось, приняло более широкие, могучие размеры,


1 Чайкин, В. "К истории российской революции". Вып. 1-й. "Казнь 26 бакинских комиссаров", стр. 55.

2 И. Сталин "К расстрелу 26 бакинских товарищей агентами английского империализма".

стр. 69

как наилучший способ увековечения их памяти. Мы будем теснее сплачиваться, энергичнее бороться за их и наши общие идеалы. Пусть сегодня наш протест против международных империалистов послужит венком на свежих могилах павших борцов.

"Дадим, товарищи, святую клятву, что так же самоотверженно и преданно будем продолжать ту борьбу, на терновом пути которой геройски пали наши вожди и товарищи. Вечная память павшим борцам"1 .

Продолжая славное дело 26 комиссаров, большевики Азербайджана, выполняя гениальные указания Ленина и Сталина, укрепили союз пролетариата и крестьянства Азербайджана и при братской помощи Советской России в апреле 1920 г. окончательно установили Советскую власть в родном Азербайджане.

К пятой годовщине гибели 26 комиссаров, 5 сентября 1923 г., вожди народа товарищи Сталин и Молотов от имени ЦК РКП(б) прислали бакинским рабочим следующую телеграмму:

"ЦК РКП (б) разделяет сегодня с Вами скорбь по поводу гибели 26 комиссаров, павших жертвой англо- эсеровских палачей в далеких песках Закаспия.

"ЦК РКП (б) считает, что лучшим памятником для погибших товарищей, революционные заслуги которых запечатлены в сердцах бакинских рабочих, является выкованная Вами путем упорного труда в тесном, крепнущем с каждым днем союзе с крестьянством Советская Азербайджанская Республика.

"ЦК РКП(б) верит, что Вы и впредь окажетесь достойными продолжателями великого революционного героизма, завещанного 26 погибшими товарищами, и сумеете превратить Азербайджанскую Советскую Республику в образец для грядущих советских республик Востока"2 .

Азербайджанский народ оправдал доверие великого Сталина. Под руководством партии большевиков азербайджанские рабочие и крестьяне уничтожили осиное гнездо троцкистско-бухаринских и муссаватистско-дашнакских буржуазно-националистических бандитов, превратили свою страну в передовую, орденоносную советскую республику нефти и хлопка.

Счастливый и свободный азербайджанский народ, вместе с братскими республиками Советского Союза уверенно идущий к коммунизму под гениальным руководством любимого Сталина, будет вечно хранить светлую память о 26 комиссарах, погибших; за коммунизм.


1 Негативный фонд Института имени Шаумяна, N 3458.

2 Там же, N 4857.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ВЛАСТЬ-В-БАКУ-В-1918-ГОДУ-БАКИНСКАЯ-КОММУНА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Г. ГАСАНОВ, Н. САРКИСОВ, СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ В БАКУ В 1918 ГОДУ (БАКИНСКАЯ КОММУНА) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ВЛАСТЬ-В-БАКУ-В-1918-ГОДУ-БАКИНСКАЯ-КОММУНА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Г. ГАСАНОВ, Н. САРКИСОВ:

Г. ГАСАНОВ, Н. САРКИСОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
861 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
12 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ В БАКУ В 1918 ГОДУ (БАКИНСКАЯ КОММУНА)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK