Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6649
Автор(ы) публикации: Ем. Ярославский

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

ОПЫТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МАССОВОЙ СТАЧКИ И ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СВЕТЕ УЧЕНИЯ МАРКСА-ЛЕНИНА1

ВВЕДЕНИЕ. ОТ РЕВОЛЮЦИИ 1848 г. К ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

После революции 1848 г. и Парижской Коммуны 1871 г. во всех передовых капиталистических странах перед пролетариатом стоит задача завоевания власти. Буржуазная демократия обнаружила до конца свою эксплоататорскую сущность. Социал-демократия, которая в течение очень многих лет была единственной организацией, претендовавшей на представительство пролетарских интересов и руководство классовой борьбой пролетариата, превратилась теперь в прямое орудие буржуазии, приспособленное к тому, чтобы убаюкивать массы возможностью мирно, реформистским путем отстаивать интересы пролетариата без революционных потрясений, даже без уничтожения капитализма, путем сотрудничества с буржуазией. Когда-то игравшие в левизну во II Интернационале Каутские и Гильфердинги превратились в прямых контрреволюционеров. Достаточно взять последние работы Каутского о большевизме, чтобы видеть, насколько далеко ушел по пути контрреволюции Карл Каутский, в прошлом автор таких работ, которые мы в 1905 - 1906 гг. выдвигали как работы, правильно оценивавшие путь пролетариата. Теперь дело дошло до того, что махровый меньшевик Ф. Дан вынужден "отстаивать" советское государство от нападок Карла Каутского.

Вместе с тем, после революции 1917 г., создавшей новый тип государства- СССР, после 13 лет пролетарской диктатуры и успешного социалистического строительства, вопрос о завоевании власти пролетариатом перестал быть даже для самых отсталых капиталистических стран только теоретическим вопросом. Миллионы пролетариев и сотни миллионов трудящихся ежедневно на опыте Советского Союза убеждаются в возможности не только завоевать власть, но и удержать ее в своих руках для дальнейшего расширения базы


1 Настоящая статья представляет собой исправленную автором стенограмму доклада, прочитанного на публичном заседании Общества историков-марксистов от 26 ноября 1930 г. В ней сделаны незначительные новые примечания, относящиеся к тексту. Самый текст снабжен некоторыми цитатами, опущенными во время доклада.

стр. 3

пролетарской революции, в целях социалистического переустройств, всего народного хозяйства. Теперь можно сравнивать уже не только две программы, а две системы государственного устройства, две системы хозяйства, две культуры, два типа общественных отношении и связей.

Одна - капиталистическая, переживающая после бурного расцвета эпохи империализма период упадка, распада, жесточайших кризисов со всеми вытекающими отсюда последствиями, всей тяжестью своей ложащимися на плечи пролетариата и 'трудящихся масс. Недавние певцы этого расцвета, которые говорили об эпохе "организованного капитализма", вынуждены теперь констатировать его организационный распад, его неспособность справиться с ужасающим кризисом. Массовая безработица обрекает на голод миллионы пролетариев. Аграрный кризис, разоряя миллионы мелких "хозяев", увеличивает эту армию безработных, ведет к невиданному разорению и обнищанию масс. Для "избыточного" населения Европы двери Америки и других государств, которые до сих пор служили каналами для этого "избыточного" населения, остаются закрытыми, по крайней мере, на довольно значительный срок, если не до конца этой эпохи. Возможность паразитически, безнаказанно грабить население колоний и полуколоний значительно сокращается благодаря революционному движению, которое доходит до восстаний в Китае, Индии, Индонезии и ряде других стран. Парламентаризм, который был системой управления буржуазной демократии, перестал уже удовлетворять потребности буржуазии и сменяется фашистскими методами управления. Капиталистические страны больше не могут опираться на созданную ими самими в течение долгих лет систему Империалистические страны вынуждены искать выхода в новых переделах мира и лихорадочно готовятся к новым войнам под шумок мирных конференций и речей о разоружении.

Рядом с этой системой существует 13 лет другая - советская система, которая возникла в огне гражданской войны, сложилась в борьбе со всем старым миром капитализма, со всеми пережитками крепостничества, патриархальщины. Это советская система не только отстояла завоевания пролетариата, вопреки всем си лам капитализма, но успешно разрешает величайшую историческую задачу социалистического переустройства. Она создает свою социалистическую культуру, носителями и строителями которой являются миллионные массы. Она создает и укрепляет очаг мировой социалистической революции, оплот пролетариев всего мира. Впервые в истории человечества пролетариат всего мира может почерпать уверенность в своей победе из живого опыта победившего пролетариата. Эта советская система становится все полнокровнее: ее питают живые соки революционного энтузиазма масс, героического револю-

стр. 4

ционного творчества этих масс, всевозможные формы социалистического соревнования, коммунистического труда.

Идет состязание двух миров: капитализма и социализма. Капиталистический мир готовится военной силой смести советскую систему. Советское государство создало свою организацию обороны, свою военную организацию, только внешне напоминающую армию империалистических государств, но внутренне основанную на совершенно иных, принципиально новых началах. И социальный состав этой военной организации, и внутреннее устройство, и цели, и связи с массами населения, и отношение к массам населения делают Красную армию армией защиты революции, защиты пролетарского государства, роднят ее с той революционной армией, теми "боевыми дружинами" и той "красной гвардией", которые в 1905 и 1917 гг. боролись во главе революционного народа.

Существование советского государства, его успешная борьба за строительство социализма еще более подчеркивают перед рабочим классом всего мира задачу завоевания власти, задачу свержения капиталистического строя, задачу социалистической революции. В этой обстановке пролетариат должен иметь в своих руках проверенное опытом оружие, проверенную опытом революции организацию борьбы.

Вот почему изучение богатейшего опыта революции 1905 г. и ее завершения - революции 1917 г., - вооруженного восстания первой и второй (вернее третьей - Октябрьской) русских революций имеет в настоящее время огромное практическое значение.

К сожалению однако это изучение ведется далеко не систематически. Мы до сих пор не имеем, несмотря на большую работу, проделанную за 25 лет после революции 1905 г. в смысле собирания богатого материала, в смысле издания целого ряда сборников, относящихся к революции 1905 г., - в частности, сборников, касающихся работы в армии, боевой работы нашей партии, крестьянского и стачечного движения, деятельности советов 1905 г., - мы все еще не имеем сводной работы, которая бы обобщила опыт революции 1905 г. и громадный материал, заключающийся в работах Ленина. Надо сказать, что наши противники, наши классовые враги в этом отношении пожалуй более активны. Имеется целый ряд военных работ, изданных нашими классовыми врагами, которые этот опыт во всяком случае достаточно внимательно штудируют и извлекают из него все, что может помочь им в дальнейшем для подавления революции.

Я сошлюсь на две имеющихся у меня под рукой работы. Первая из них - работа подполковника Хартенштейна "Боевое использование охранительной полиции (Шуппо) при внутренне- политических волнениях", в которой дается уже развернутый опыт подавления

стр. 5

восстаний, имевших место после 1917 г. не только в Германии, но и в других странах; вторая работа "Уличные бои" принадлежит перу полковника Ровецкого и дает для польских фашистов, для пилсудчиков целый ряд очень ценных указаний, как подавлять восстание, как подавлять революцию. В основу обеих работ положено изучение опыта восстаний, имевших место после 1917 г.

Конечно пролетариат должен уметь извлечь полезные уроки не только из революции 1905 г. и 1917 г. Мы сами, когда ставили в 1905 г. вопрос о восстании, стремились использовать опыт всех революций в прошлом, в том числе и опыт буржуазных революций.

Говоря о различных классах, действовавших в русской революции, в статье, посвященной памяти Герцена, Ленин намечал такие три основных этапа борьбы:

"Чествуя Герцена, мы видим ясно три поколения, три класса, действующие в русской революции. Сначала - дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями "Народной воли". Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. "Молодые штурманы будущей бури" - звал их Герцен.

Но это не была еще сама буря. Буря - это движение самих - масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян. Первый натиск бури был в 1905 г. Следующий начинает расти на наших глазах"2 .

Вот краткая и яркая картина, в которой показано, значение участия трех классов в революции, причем Ленин прямо указывает на то, что в развитии революционной борьбы только пролетариат фактически является гегемоном, руководителем народных масс. Даже у тех, кого Герцен назвал "молодыми штурманами будущей бури", не было еще этой широкой связи с трудящимися массами, они не могли поэтому подняться на высоту исторических задач, которые стояли перед этими массами3 .

Это движение, эта буря имеет свои законы, которые нам и надо изучить. В "революционной буре" пролетариат не является игрушкой стихии, он сам организует эту бурю, он направляет ее, он вы-


2 Ленин, Соч., т. XI, изд. Института Ленина, с. 468 - 469.

3 Мы вовсе не хотим умалить значение этого движения, которому Ленин давал очень высокую оценку, когда писал например в "Что делать": "Но кружку корифеев, вроде Алексеева и Мышкина, Халтурина и Желябова, доступны политические задачи в самом действительном, в самом практическом смысле этого слова, доступны именно потому и постольку, поскольку их горячая проповедь встречает отклик в стихийно пробуждающейся массе, поскольку их кипучая энергия подхватывается и поддерживается энергией революционного кружка".

стр. 6

бирает наиболее благоприятные моменты, чтобы придать этой буре значение решающего удара, он учитывает возможность временного поражения и необходимости иногда отступить в порядке, уметь маневрировать в обстановке этой бури, отыскивать верных союзников для укрепления нового подъема своего движения. Он выбирает наиболее сильные для данной обстановки, для данного момента средства и методы борьбы. Одним словом, пролетариате этой революционной буре играет организующую, руководящую роль.

Уже в самом начале революции 1905 г. Ленин отмечал, какое огромное значение имеют эти революционные дни для воспитания самих масс, для их политического воспитания, для их организации.

"В истории революции, - писал Ленин, - всплывают наружу десятилетиями и веками зреющие противоречия. Жизнь становится необыкновенно богата. На политическую сцену активным борцом выступает масса, всегда стоящая в тени и часто поэтому игнорируемая или даже презираемая поверхностными наблюдениями.

Эта масса учится на практике, у всех перед глазами делая пробные шаги, ощупывая путь, намечая задачи, проверяя себя и теории всех своих идеологов. Эта масса делает героические усилия подняться на высоту навязанных ей историей гигантских мировых задач и, как бы велики ни были отдельные поражения, как бы ни ошеломляли нас потоки крови и тысячи жертв, - ничто и никогда не сравнится по своему значению с этим непосредственным воспитанием масс и классов в ходе самой революционной борьбы"4 .

В этом смысле революция 1905 г. является исключительно богатой событиями, которые политически воспитали массы, организовали их, дали им действительную проверку всех борющихся в революции и против революции классов, всех политических партий, всех средств, форм и методов борьбы. И несмотря на то, что революция 1905 г. закончилась поражением, несмотря на то, что декабрьское восстание было высшей точкой восходящей революции, после которой пошли уже арьергардные бои, - несмотря на это, опыт восстания 1905 г. был именно той "генеральной репетицией", которая дала возможность пролетариату в 1917 г. закончить свою борьбу победоносно.

Само собой разумеется, что постановка вопроса о вооруженном восстании у Ленина полностью и целиком увязана с его общей оценкой характера движущих сил революции, а также со строжайшим учетом основных этапов революционной борьбы. Поэтому, прежде чем перейти к событиям 1905 г. и к оценке их, я хотел бы остановиться на исторической постановке вопроса о вооруженном восстании в работах Ленина. По сути дела - путь всего революционного движения,


4 Ленин, Соч., т. VII, с. 83.

стр. 7

начиная с его первых шагов и кончая социалистической революцией - был намечен еще в "Друзьях народа". Последний абзац этой замечательной работы говорит об этом пути:

"На класс рабочих и обращают социал-демократы все свое внимание и всю свою деятельность. Когда передовые представители его усвоят идеи научного социализма, идеи об исторической роли русского рабочего, когда эти идеи получат широкое распространение, и среди рабочих создадутся прочные организации, преобразующие теперешнюю разрозненную экономическую войну рабочих в сознательную классовую борьбу, тогда русский рабочий, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведет русский пролетариат рядом с пролетариатом всех стран прямой дорогой открытой политической борьбы к победоносной коммунистической революции" 5 .

Здесь, в этом отрывке дана вся схема борьбы. Революция наполнила ее живым содержанием, но она по сути дела только подтвердила правильность того предвидения, какое было в свое время у Маркса, Энгельса, какое было у Ленина. Здесь нет еще слов о вооруженной восстании; но для нас в ту пору, когда еще прямой постановки вопроса о вооруженном восстании не было, ясно было, что если "русские рабочие поднимутся во главе всех демократических элементов", то они смогут свалить абсолютизм конечно только силой; ясно было и тогда, что если "русский пролетариат рядом с пролетариатом других стран пойдет прямой дорогой открытой политической борьбы, победоносной коммунистической революции", то эта победоносная коммунистическая революция тоже не удастся без вооруженной борьбы.

РАЗВИТИЕ ВЗГЛЯДОВ ЛЕНИНА НА ВОПРОС О ВОССТАНИИ

Ленин так определил три 'этапа в постановке вопроса о восстании:

Первая ступень - В "Задачах русских социал-демократов" Ленина говорится, что "решать теперь вопрос, к какому средству прибегнет социал-демократия для непосредственного свержения самодержавия, изберет ли она восстание или широкую политическую стачку, или иной прием атаки, было бы похоже на то, как если бы генералы, не собрав армии, устроили военный совет". Здесь, как мы видим, идет речь о собирании армии6 . Стало быть - о пропаганде, агитации, об организации вообще; но еще нет постановки вопроса о восстании непосредственно.

Вторая ступени - 1902 г., т. е. год массового стачечного движения, массовых демонстраций, переходящих уже кое-где в вооруженные демонстрации, в вооруженные столкновения, год массового


5 Ленин, Соч., т. I, с. 194.

6 Там же, с. 183.

стр. 8

стихийного крестьянского движения. - "Представьте себе, - писал Ленин, -народное восстание. В настоящее время (февраль 1902 г) вероятно все согласятся, что мы должны думать о нем и готовиться к нему. Но как готовиться? Не назначить же центральному комитету агентов по всем местам для подготовки восстания?"7 . Это последнее замечание нужно иметь в виду в связи с тем, что в этот же период Ленин ставит вопрос о создании крепкой организации партии, без которой немыслима была для Ленина постановка вопроса о восстании.

Третья ступень - это уже 1905 г., когда после 9 января мы имели массовое движение рабочих, выступавших нередко с лозунгами вооруженной борьбы против царского самодержавия. В газете "Вперед" и затем в резолюции III съезда делается дальнейший шаг: кроме общеполитической подготовки восстания выдвигается прямой лозунг: тотчас же организоваться и вооружиться для восстания, устраивать особые боевые группы, ибо движение "уже привело к необходимости вооруженного восстания" (п. 2 резолюции III съезда). В связи с этим я должен остановиться на одном неправильном, по-моему, толковании ленинских положений о восстании, Я говорю о книге т. Горина о советах, где он пытается доказать, что Ленин будто бы полагал, что лозунг вооруженного восстания является продуктом самодеятельности пролетарских масс. Особенно несостоятельной кажется эта попытка еще потому, что Горин пытается опереться в своем явно неверном меньшевистском утверждении на... Ленина. Он цитирует следующее место из брошюры Ленина "Две тактики": "Социал-демократия выставила лозунг подготовки восстания еще три года тому назад на основании общих соображений. Самодеятельность пролетариата пришла к ЭТОМУ же лозунгу под влиянием непосредственных уроков гражданской войны". Но ведь совершенно ясно, что Ленин имеет в виду вовсе не то, о чем пишет Горин, не по-ленински ставящий здесь вопрос о самодеятельности масс8 .

Конечно неверно так толковать создавшееся в 1905 г. положение. Выходит, что лозунг вооруженного восстания выдвигался партией раньше как-то независимо от движения самих масс, которые сами пришли под влиянием непосредственных уроков гражданской войны, к постановке этого лозунга тремя годами позже. Конечно это не так. Именно в том факте, что массы поняли неизбежность этого пути, сыграла громадную роль вся наша партийная работа, вся наша подгото-


7 Ленин, Соч. т. IV. с. 498.

8 Горин, Очерки по истории Советов рабочих депутатов в 1905, изд. 2-е Комакадемии, 1930. Книга изобилует рядом неправильных положений в оценке характера и движущих сил революции 1905 - 1907 гг. и число механистических постановок вопросов о формах борьбы и о советах.

Редакция отмечает, что эта оценка книги Горина является личным мнением статьи. - Ред.

стр. 9

вительная работа, пропаганда и агитация. Без этой работы сами массы в этот момент быть может поставили бы стихийно вопрос о вооруженном восстании, но безусловно поставили бы его не так, как он был поставлен под влиянием работы партии.

ВОПРОС О ФОРМАХ БОРЬБЫ В РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Для того чтобы правильно понять вопрос о восстании, надо иметь в виду, какие требования предъявлял Владимир Ильич всякому марксисту при рассмотрении вопроса о формах борьбы.

"Во-первых, - писал Ленин в статье "Партизанская война", - марксизм отличается от всех примитивных форм социализма тем, что он не связывает движения с какой-либо одной определенной формой борьбы. Он признает самые различные формы борьбы, причем не "выдумывает" их, а лишь обобщает, организует, придает сознательность тем формам борьбы революционных классов, которые возникают сами собой в ходе движения. Безусловно враждебный всяким отвлеченным формулам, всяким доктринерским рецептам, марксизм требует внимательного отношения к идущей массовой борьбе, которая с развитием движения, с ростом сознательности масс, с обострением экономических и политических кризисов, порождает все новые и все более разнообразные способы обороны и нападения. Поэтому марксизм, безусловно, не зарекается ни от каких форм борьбы. Марксизм ни в коем случае не ограничивается возможными и существующими только в данный момент формами борьбы, признавая неизбежность новых, неведомых для деятелей данного периода форм борьбы с изменением данной социальной конъюнктуры. Марксизм в этом отношении учится, если можно так выразиться, у массовой практики, далекий от претензий учить массы выдумываемым кабинетными "систематиками" формам борьбы. "Мы знаем, - говорил напр. Каутский, рассматривая формы социальной революции, - что грядущий кризис принесет нам новые формы борьбы, которых мы не можем предвидеть теперь".

Во-вторых, марксизм требует безусловно исторического рассмотрения вопроса о формах борьбы. Ставить этот вопрос вне исторически конкретной обстановки - значит не понимать азбуки диалектического материализма. В различные моменты экономической эволюции, в зависимости от различных условий- политических, национально-культурных, бытовых и т. д., различные формы борьбы выдвигаются на первый план, становятся главными формами борьбы, а в связи с этим, в свою очередь, видоизменяются и второстепенные, побочные формы борьбы.

Пытаться ответить "да" или "нет" на вопрос об определенном средстве борьбы, не рассматривая детально конкретной обстановки данного движения на данной ступени его развития - значит покидать совершенно почву марксизма"9 .

Это необходимо особенно иметь в виду тем товарищам из западно-европейских и других зарубежных коммунистических партий,


9 Ленин, Соч., т. X, с. 80 - 81.

стр. 10

которые нередко склонны механически переносить "а сегодняшний день, без учета конкретной экономической и политической обстановки, без учета конкретного соотношения сил, то понятие о формах борьбы, которое развилось под влиянием обстановки 1905 г. в совершенно иной среде.

Это можно проследить на целом ряде движений и восстаний; напр., в Ревельском восстании некоторые товарищи отстаивали неправильные формы борьбы ссылками на опыт 1905 г., который происходил в совершенно иной обстановке, чем Ревельское восстание.

Перечисляя различные формы борьбы, Ленин намечает с периода 1896 г. по 1906 г. такие формы борьбы:

"Сначала экономические стачки рабочих (1896 - 1900), затем политические демонстрации рабочих и студентов (19Ю1- 1902), крестьянские бунты (1902), начало массовых политических стачек в различных комбинациях с демонстрациями (Ростов, 1902, летние стачки 1903 г., 9-е января 1905 г.), всероссийская политическая стачка с местными случаями баррикадной борьбы (октябрь 1905 г.), массовая баррикадная борьба и вооруженное восстание (1905 - декабрь), парламентская мирная борьба (апрель - июнь 1906), военные частичные восстания (июнь 1905, июль 1906 гг.), крестьянские частичные восстания (осень 1905, осень 1906 гг.)" 10 .

В настоящем докладе я не имею возможности коснуться всех этих форм борьбы, проследить их значение для подготовки к восстанию 1905 г. Необходимо однако отметить в этой схеме, набросанной Лениным, что после массовой баррикадной борьбы и вооруженного восстания 1905 г. наступает фактический спад этого движения, потому что мы имеем после массовой баррикадной борьбы и вооруженного восстания 1905 г. перечисление таких форм, как парламентская мирная борьба (апрель - июнь 1906 г.), военные частичные восстания (1905 - 1906 гг.), крестьянские частичные восстания (1905 - 1906 гг.).

Другими словами, если брать декабрьское вооруженное восстание как высшую точку восходящей революционной борьбы, мы уже имеем здесь арьергардные бои.

1905 ГОД И ВОПРОС О ВОССТАНИИ

Переходя непосредственно к событиям 1905 г., я хотел бы с самого начала сказать, что не ставлю перед собой задачи подробного описания этих событий и даже вообще описания самых событий 1905 г., предполагая, что эти события известны всем здесь присутствующим. Чтобы правильно понять, как Ленин оценивал события 1905 г., надо иметь в виду, какой основной закон революции выдвигает Владимир Ильич. Нам нужно иметь в виду этот основной закон революции для того, чтобы понять то, что произошло в 1905 г.


10 Ленин, Соч., т. X, с. 81 - 82

стр. 11

"Основной закон революции, - писал Ленин в "Детской болезни левизны", - подтвержденный всеми революциями и в частности всеми тремя русскими революциями в XX в., состоит вот в чем: для революции недостаточно, чтобы эксплоатируемые и угнетенные массы сознали невозможность жить по-старому и потребовали изменения; для революции необходимо, чтобы эксплоататоры не могли жить и управлять по-старому. Лишь тогда, когда "низы" не хотят старого и когда "верхи" не могут по-старому, лишь тогда революция может победить. Иначе эта истина выражается словами: революция невозможна без общенационального (и эксплоатируемых и эксплоататоров затрагивающего) кризиса. Значит, для революции надо, во-первых, добиться, чтобы большинство рабочих (или во всяком случае, большинство сознательных, мыслящих, политически активных рабочих) вполне поняло необходимость переворота и готова было итти на смерть ради него; во-вторых, чтобы правящие классы переживали правительственный кризис, который втягивает в политику даже самые отсталые массы (признак всякой настоящей революции: быстрое удесятерение или даже увеличение во сто раз количества способных на политическую борьбу представителей трудящейся и угнетенной массы, доселе апатичной), обессиливает правительство и делает возможным для революционеров быстрое свержение его" 11 .

Имел ли место такой общенациональный кризис в 1905 г.? То есть, другими словами, имелись ли налицо те самые условия для свержения власти и победоносной революции, которые намечены в этом самом законе Ленина? Даже самый поверхностный анализ того положения, в каком была Россия в 1905 г., говорит именно о наличии такого общенационального кризиса, когда эксплоататоры уже не могли жить и управлять по-старому, а низы не хотели и осознали, что невозможно жить по-старому.

В этом общенациональном кризисе целый ряд событий сыграл решающую роль. Прежде всего конечно это был кризис полукрепостнического хозяйства, которое всей своей тяжестью ложилось на плечи миллионных масс крестьянства и которое не могло быть разрушено без революции, во главе которой стоял бы пролетариат. Всякая попытка разрешить этот вопрос без участия пролетариата, без его руководства могла, конечно, привести только к созданию какой-нибудь паршивенькой буржуазной республики, в которой вековой вопрос, вековой спор, который решался в революцию 1905 г., не мог бы быть разрешен.

Необычайно тяжелое экономическое положение пролетарских масс еще более ухудшилось в связи с войной 1904 - 1905 гг. Политическое бесправие объединяло пролетарские массы с широкими демократическими массами, толкая их на совместное выступление против царского самодержавия. Невыносимый национальный гнет питал


11 Ленин, Соч., т. XXV, с. 223.

стр. 12

в миллионных массах бесправных "нацменьшинств" ненависть к царизму и делал эти массы восприимчивыми к идеям революции, Поэтому достаточно было сравнительно небольшого толчка, чтобы эти массы в решающем центре, в Петербурге, пришли в движение. Война 1904 - 1905 гг. конечно сыграла в этом отношении большую роль. По поводу падения Порт-Артура вы помните, что писал Ленин. Прежде всего падение Порт-Артура вскрыло, что представляет собою само движение, вскрыло, что самодержавие переживает действительно серьезный кризис. "Гроб повапленный, - вот чем оказалось самодержавие в области внешней защиты, наиболее родной и близкой ему тек сказать специальности".

Говоря об отношении международной буржуазии к России, Ленин тогда писал:

"Она так привыкла отождествлять моральную силу России с военной силой европейского жандарма. Для нее престиж молодой русской расы был неразрывно связан с престижем непоколебимо сильной, твердо охраняющей современный "порядок" царской власти. Неудивительно, что катастрофа правящей и командующей России кажется всей европейской буржуазии "страшной": эта "катастрофа" означает гигантское ускорение всемирного капиталистического развития, ускорение истории, а буржуазия очень хорошо, слишком хорошо знает, по горькому опыту знает, что такое ускорение есть ускорение социальной революции пролетариата" 11а .

В самом факте поражения царизма Ленин видел уже не только для России, но и для мировой буржуазии "начало ускорения всемирного капиталистического развития, ускорения кризиса капитализма, который должен будет привести к социальной революции пролетариата и к победе пролетариата".

Надо сказать, что еще до 9 января целый ряд событий накалил в достаточной степени почву. Напомню только о бакинской стачке, где дело уже доходило до первых попыток строить баррикады накануне 9 января.

9 января было событием, которое положило новую грань. Ленин прямо расценивает 9 января как восстание. Получив только первые сведения о 9 января он писал в статье "Начало революции в России": "Величайшие исторические события происходят в России. Пролетариат восстал против царизма. Пролетариат был доведен до восстания правительством?12 .

Прежде всего, Ленин считал ценным и важным, что пролетариат вышел из этого столкновения с царизмом выросшим, что он получил величайший урок гражданской войны.

"Рабочий класс получил великий урок гражданской войны; революционное воспитание пролетариата за один день шагнуло


11а Ленин, Соч., т. VII, с. 44 - 45 и 48.

12 Там же, с. 77.

стр. 13

вперед так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни. Лозунг геройского петербургского пролетариата: "Смерть или свобода!" эхом перекатывается теперь по всей России"13 .

Лозунг всеобщей стачки уже не для одного Петербурга, а для всей России был выдвинут именно в эти дни, в день 9 января, в январские дни. В этом особенное значение январских дней. Лозунг всеобщей массовой политической стачки был подхвачен самыми широкими массами.

"Всеобщая стачка, - писал Ленин в той же статье, - подымает и мобилизует все более широкие массы рабочего класса и городской бедноты. Вооружение народа становится одной из ближайших задач революционного момента".

Всеобщая массовая политическая стачка и столкновение невооруженных рабочих в январские дни с царизмом поставили вплотную практический вопрос о вооруженной борьбе.

"Чем скорее, - писал Ленин, - удастся вооружиться пролетариату, чем дольше продержится он на своей военной позиции забастовщика-революционера, тем скорее дрогнет войско,, тем больше найдется среди солдат людей, которые поймут наконец, что они делают, которые станут на сторону народа против извергов, против тирана, против убийц безоружных рабочих, их жен и детей".

И Ленин особенно настойчиво подчеркивает эти лозунги, подчеркивает, что январские дни выдвигают задачу вооружения народа, объединения всех сил для вооруженного удара.

"Немедленное вооружение рабочих и всех граждан вообще, подготовка и организация революционных сил для уничтожения правительственных властей и учреждений, вот та практическая основа, на которой могут и должны соединиться для общего удара все и всякие революционеры" 14 .

Когда Ленин говорил "о всех и всяких революционерах" и о том, что надо вооружить не только рабочих, но и всех граждан вообще, Ленин имел в виду, что налицо именно общенациональный кризис, что пролетариат становится во главе всенародной борьбы. Ленин не однажды подчеркивал именно всенародный характер борьбы и то, что пролетариат является гегемоном именно народной революции.

Это движение было конечно подготовлено всей предыдущей борьбой рабочего класса, крестьянства и других слоев мелкой буржуазии против царского самодержавия. Мы имеем накануне 1905 г. массовое рабочее движение, массовое крестьянское движение, особенно развившееся в 1902 г., массовое студенческое движение. На


13 Ленин, Соч., т. VII, с. 79.

14 Там же, с. 80 - 88.

стр. 14

почве этого движения - рост революционных организаций рабочего класса, рост народнических организаций, организации партии эсеров наряду с оживлением либерального движения и формированием буржуазных и помещичьих партий на фоне огромного роста политического самосознания самых широких масс трудящихся.

Само собой разумеется, что вопрос о роли пролетариата в революции должен был быть поставлен в этой обстановке во весь рост. Наши споры с меньшевиками в этот период, наши споры с эсерами о том, что именно пролетариат должен быть в этой революции гегемоном, руководителем, имели колоссальное не только теоретическое, но и практическое значение для исхода революции. В зависимости от того, какую роль пролетариат будет играть в этой революции, решался и вопрос о том, каковы будут результаты этой революции, как будут использованы плоды победы для дальнейшего самостоятельного движения пролетариата. Мы должны подчеркнуть при этом тот факт, что уже с самого начала первой революции Ленин рассматривал начавшуюся революцию, как войну, как настоящую войну, в которой пролетариат будет учиться военным урокам у правительства, что пролетариат научится в этой революции искусству гражданской войны, искусству побеждать, если он, начав революцию, будет участвовать в ней в качестве руководящей движущей силы революции.

"Революция есть война, - писал Ленин. - Это единственная законная, правомерная, справедливая, действительно великая война из всех войн, какие знает история. Эта война ведется не в корыстных интересах кучки правителей и эксплоататоров, как всякие войны, а в интересах массы, народа, против тиранов, в интересах миллионов и десятков миллионов эксплоатируемых и трудящихся против произвола и насилия"15 .

Конечно это надо было особенно подчеркнуть тогда, - это надо и сегодня подчеркнуть перед пролетарскими партиями всего мира, имея в виду реформистские меньшевистские иллюзии, которые до сих пор еще кое-где сильны, будто революция может быть и не войной, что революция может быть "мирной".

С другой стороны, надо отметить, что нам пришлось тогда, уже в обстановке первой революции, вести борьбу на два фронта: как против меньшевистской недооценки революции как войны, подчеркивая военно-боевую, военно-техническую организационную сторону дела, так и против всякого рода бланкистских и путчистских взглядов, которые игнорируют необходимость массовой работы, массовой организации, кропотливой работы в этих организациях борьбы за завоевание армии, борьбы за крестьянство, считая, что все дело в военно-технической подготовке небольшой группы рево-


15 Ленин, Соч., т. VII, с. 86.

стр. 15

люционеров. Опыт январских дней Ленин изучал поэтому кропотливо, как изучает военный вождь. Вы знаете, что уже на основании первых сведении, которые получил Ленин, на основании сведении, опубликованных в английских газетах, Ленин набрасывает план, положенный Треповым и Владимиром Романовым в основу военного подавления 9 января. Вы можете этот тан найти в "V Ленинском сборнике", он составлен на основании газетных данных о подавлении уличного движения рабочих. Ленин обращает внимание на то, что для правительственного строя подавления этого движения облегчались тем, что правительство знало весь план движения рабочих. "Задача военных действии, - писал Ленин, - разумеется страшно облегчалась тем, что все прекрасно знали, куда идут рабочие, знали, что существует лишь один сборный пункт и одна цель".

Ленин был убежден в том, что массы будут учиться на основе изучения этого плана. "Единственным и неизбежным выводом, - говорил он, - этих размышлений, этого противоречия "Владимирова урока" в сознании массы будет тот вывод, что на войне надо действовать по- военному" 16 . Вот почему Ленин предлагал всем нам тогда заняться изучением военных вопросов.

Не приходится конечно говорить о том, что 9 января у самой массы был какой бы то ни было план, который мог бы привести ее к победе. Ведь масса не с этой целью шла, - не с целью борьбы, не с целью восстания, - масса шла к Зимнему дворцу, обманутая гапоновцами. Всякий товарищ, который тогда вел работу в Петербурге, может припомнить, что попытки большевиков убедить массы в том, что их расстреляют, что им надо вооружиться, наталкивались на такую иллюзию массы: а все-таки, может быть действительно так выйдет, как говорит Гапон, может быть царь в самом деле ничего не знает, он выйдет к нам, выслушает и т. д.

Во время уже самого движения 9 и в особенности 10 января в листовках, выпущенных рабочими, мы видим уже прямые призывы к вооруженным действиям. В отдельных листовках мы видим даже некоторый план борьбы. Так например рабочие Васильевского острова, захватив типографию, отпечатали 10 тыс. листовок, в которых были такие лозунги: "К оружию, товарищи, захватывайте арсеналы, оружейные склады и оружейные магазины. Разносите, товарищи, тюрьмы, освобождайте борцов за свободу. Расшибайте жандармские и полицейские управления и все казенные учреждения. Свергнем царское правительство, поставим свое". По сути дела это были лозунги, в значительной степени правильные. Но эти лозунги не могли быть осуществлены тогда. Масса билась голыми руками, масса была не организована для боевых действий, не подготовлена к ним. Масса не имела доста-


16 Ленин, Соч., т. VII, с 87.

стр. 16

точного опыта борьбы для того, чтобы могла хоть что-нибудь из этой программы выполнить.

Какие уроки выводит Ленин из опыта январских дней? Прежде всего - что это великий урок гражданской войны. Январская массовая стачка мобилизовала широкие массы, она бросила в эти массы призыв к восстанию, она вопрос о вооруженном восстании поставила перед массами конкретно, вплотную; она показала им, что необходимо соединить все силы для вооруженного удара; она показала им, что революция - это война; она уже тогда наносила удар всяким иллюзиям меньшевиков, значительные круги которых еще верили в мирное разрешение вопроса. Она поставила перед передовыми рабочими задачу изучения плана действий противника; она показала, что планы, которые возникают уже в ходе восстания в группе передовых рабочих, не опирающиеся на какие-нибудь материальные предпосылки для их выполнения, на определенную организацию, на определенную подготовку, на вооружение, повисают в воздухе, они остаются голыми призывами, голыми лозунгами.

ЛЕТНИЕ СОБЫТИЯ 1905 г. И ВОПРОС О ВОССТАНИИ

В результате январского движения мы имеем значительно разросшееся, поднятое на более высокую ступень массовое движение рабочих, нашедшее затем широкий отклик в деревне. В целом ряде пунктов движение приводит уже к баррикадным боям, например в Варшаве и Лодзи. Наконец мы имеем значительное брожение в войсках, которое привело, в конце концов, в июле к потемкинскому восстанию.

Потемкинское восстание Ленин расценивает как переломный пункт.

Что отмечает Ленин в этом восстании как самое важное Вот, что он писал в статье "Революционная армия и революционное правительство":

"Позорная роль палачей свободы, роль прислужников полиции не могла не открывать постепенно глаза и самой царской армии. Армия стала колебаться: сначала отдельные случаи неповиновения, вспышки запасных, протесты офицеров, агитация среди солдат, отказ отдельных рот или полков стрелять в своих братьев - рабочих. Затем - переход части армии на сторону восстания" 17 .

Эта оценка Лениным потемкинского восстания была безусловно правильна. Всякий, кто в 1905 г. вел работу в войсках, знает, что именно так обстояло дело, что потемкинское восстание в значительной степени облегчило всю нашу работу в войсках, оно сделало доступными для нашей агитации и пропаганды войсковые части, до того


17 Ленин, Соч., т. VII, с. 379 - 380.

стр. 17

времени неподдававшиеся обработке. То, что гарнизон сильнейшей морской крепости, какой был броненосец "Потемкин", восстал, то, что солдаты и матросы расправились на нем с офицерским составом, то" что они направили свой корабль на помощь революции, - все это заслонило собой в глазах массы самый факт подавления этого восстания, факт сдачи броненосца "Потемкина в Варне и т. д. И Ленин писал, поэтому:

"Броненосец "Потемкин" остался непобежденной территорией революции, и какова бы ни была его судьба, перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии. Никакие репрессии, никакие частичные победы над революцией не уничтожат значения этого события. Первый шаг сделан. Рубикон перейден. Переход армии на сторону революции запечатлен перед всей Россией и перед всем миром, новые, еще более энергичные попытки образования революционной армии последуют неминуемо за событиями в Черноморском флоте. Наше дело теперь - поддержать всеми силами эти попытки, разъяснить самим широким массам пролетариата и крестьянства общенародное значение революционной армии в деле борьбы за свободу, помочь отдельным отрядам этой армии, выдвинуть общенародное значение свободы, способное привлечь массы, объединить силы, которые бы раздавили царское самодержавие" 18 .

Вот, стало быть, то основное, что выдвинул Ленин, как удар по старому порядку в войсках - это попытки образования ядра революционной армии.

Вместе с тем, эти события поставили вплотную, как это отмечал Ленин, вопрос о временном революционном правительстве. Об этом я скажу более подробно позднее, во всяком случае вне этой революционной обстановки создание революционного правительства, как показал весь опыт революции, конечно является бессмыслицей. Правда" мы имели случай увидеть и в наши дни образование такого "временного правительства" рамзинской партии, но это "правительство" заседало в Колонном зале на скамье подсудимых, давая отчет перед пролетарским судом. Попытка образования временного революционного правительства вне восстания, вне реальной обстановки восстания была бы лишь игрой в правительство.

Какой вывод должна была бы сделать революция из опыта потемкинского восстания? Надо сказать, что мы имеем исключительный в истории революции факт, когда громадный корабль, который имел полную возможность разгромить Одессу, если бы он захотел это сделать, разгромить все главные южные порты, который явился бы действительной угрозой, если бы он действовал наступательно уверенно, если бы на нем было правильное большевистское руководство," сознающее ясно цели и задачи революции, - этот корабль.


18 Ленин, Соч., т. VII, с. 380.

стр. 18

мог бы явиться действительной крепостью революции и не стал такой крепостью.

Нам было известно, что например батумский гарнизон был настроен таким образом, что если бы только пришел броненосец "Потемкин", то этот гарнизон целиком присоединился бы к восстанию. На целом ряде судов Черноморского флота настроение было такое, что если бы броненосец "Потемкин" действовал более решительно - картина была бы совершенно иная.

Броненосец "Потемкин" пришел в Одессу, когда там была всеобщая забастовка, когда за день, за два, перед этим в Одессе были баррикады. Несмотря на то, что войска действовали с ужасающей свирепостью, движения не удалось приостановить. Наоборот, нам >далось тогда распространить движение на все крупнейшие предприятия. Это была всеобщая забастовка. Однако броненосец "Потемкин, подойдя к одесскому рейду, совершенно непростительно проводил время в бездействии.

Когда броненосец "Потемкин" получил сведения о попытке разогнать похоронную демонстрацию, двух выстрелов (один выстрел был, по сути дело, холостым, а другой задел какой-то дом) по Одессе было достаточно, чтобы навести панику на власти, а он конечно имел возможность выпустить не два выстрела. Поэтому - основное правило революции, что нужно было такой военной части, как броненосец "Потемкин", прежде всего крепко связаться с наличным массовым стачечным движением, не было соблюдено. Фактически эта связь прочно и крепко не установилась; не было ни должного руководства, ни смелого наступления. Была медлительность, которая в такие моменты гибельна.

Конечно можно очень во многом обвинять и большевистский одесский комитет партии. Обстановка была такой, что руководство на этом броненосце оказалось в значительной степени случайным, Васильев-Южин, который был послан Владимиром Ильичом на броненосец "Потемкин", не мог туда попасть, точно так же, как не могли туда попасть отдельные члены одесского комитета, которые туда посылались тогда, когда по сути дела было уже поздно.

Лично мне также не удалось попасть на броненосец "Потемкин". Я был выпущен из тюрьмы в день восстания.

Оборонительная тактика, которой придерживался броненосец, была явно губительна для него. Она давала возможность действовать против него агрессивно другим более надежным частям Черноморского флота. Между прочим, был отдан приказ в случае необходимости потопить броненосец "Потемкин". Как я уже указывал, броненосец не связался даже с береговым крепостным гарнизоном, не попытался даже послать делегации к местным военным частям.

Тем не менее Ленин и все мы придавали громадное значение

стр. 19

этому восстанию, считая, что на этом уроке, точно так же как и на других уроках революции, учатся и что этот урок будет усвоен в дальнейшем, что "разбитые армии хорошо учатся".

Надо отметить, что, как и в дальнейший период революции, меньшевики плелись здесь в хвосте событий. Именно меньшевики действовали самым разлагающим образом на "Потемкине" в смысле ослабления революционной энергии матросской массы.

Затем надо сказать, что Ленин связывает именно это потемкинское восстание с постановкой вопроса о временном революционном правительстве. Некоторые товарищи думают, что только октябрьская стачка нанесла первый удар меньшевистской идее революционного самоуправления. Это неверно конечно: Владимир Ильич прямо отмечает, что именно потемкинское восстание поставило вопрос о временном революционном правительстве вплотную и показало, на какой базе может создаться такое временное революционное правительство.

Восстание на "Потемкине" дало громадный толчок новому развитию не только рабочего движения, которое почувствовало, что уже части армии и флота присоединяются к этому движению, оно дало новый толчок и крестьянскому движению, для которого восстания в войсках, в армии и флоте конечно явились большим стимулом к развитию его революционной энергии, к приданию большей уверенности его движению. Раз, дескать, солдаты и матросы за нас, то конечно, мы можем действовать смелее. Естественно это дало громадный толчок и нашей работе - работе военных и боевых организаций.

Я не останавливаюсь на целом ряде событий переходного, так сказать, периода, - августовского периода. В сентябре все эти события привели уже к постановке вопроса о новой всеобщей политической стачке.

По поводу этой сентябрьской стачки Ленин писал, что: "это были небольшие стычки на форпостах, частью может быть военная демонстрация в гражданской войне". Значит Ленин считал, что массовая политическая стачка может быть, при известных условиях первой стычкой на форпостах, военной демонстрацией в гражданской войне. Он говорит о сентябрьском движении не как об одном из тех сражений, которые определяют исход войны. Он высказывал предположение, что это еще не начало решительной борьбы, решительного натиска. Он пишет:

"Из двух предположений, высказанных нами неделю тому назад, оправдывается как будто первое, именно, что перед нами не начало решительного натиска, а лишь репетиция его".

Сентябрьскую стачку Ленин рассматривал как репетицию более -решительной борьбы. Ленин вместе с этим подчеркивал огромное воспитательное значение всей сентябрьской стачки для развития дальнейшего движения.

стр. 20

ОКТЯБРЬСКАЯ СТАЧКА И ВОПРОС О ВОССТАНИИ

Октябрьскую стачку Ленин рассматривал уже как бурю. Он писал: "Барометр показывает бурю. И не только барометр показывает бурю, но и все и вся уже сорваны с места гигантским вихрем солидарного пролетарского натиска. Революция идет вперед с поразительной быстротой, развертывая удивительное богатство событий, и если бы мы захотели изложить перед нашими читателями подробную историю последних трех-четырех дней, нам пришлось бы написать целую книгу. Написать подробную историю мы предоставляем грядущим поколениям. Перед нами захватывающие сцены одной из величайших гражданских войн, войн за свободу, которые когда- либо переживало человечество, и надо торопиться жить, чтобы отдать все свои силы этой войне" 19 .

Октябрьскую стачку Ленин рассматривал уже как начало вооруженной борьбы. Он говорил, что борьба подходит, но еще не подошла к настоящей развязке. Массовая политическая стачка им рассматривается как непосредственный, близкий подход к развязке: "Восстание близится, оно вырастает на наших глазах из всероссийской политической стачки"20 .

Как Ленин расценивал результаты октябрьской борьбы? Он расценивал их, как установление некоторого равновесия.

"Самодержавие уже не в силах открыто выступать против революции. Революция еще не в силах нанести решительного удара врагу. Это колебание почти уравновешанных сил неизбежно порождает растерянность власти, вызывает переходы от репрессий к уступкам, к законам о свободе печати и свободе собраний" 21 .

"Всероссийская политическая стачка страшно приблизила ее победу, заставив врага заметаться в предсмертном ужасе"... "Борьба подходит, но еще не подошла к настоящей развязке. Рабочий класс поднимается, мобилизуется, вооружается именно теперь в невиданных раньше размерах" 22 .

Ленин указывал, что необходимо видеть в октябрьском манифесте. Он видел в нем маневр царизма. Он отмечал, что этот маневр означает сделку с буржуазией с целью отвлечь массы от революции, перестроить силы для нападения на революцию, для развития погромного движения и разгрома революции.

Неправильно делать коренное принципиальное различие между сентябрьской и октябрьской стачкой, проводить такое коренное различие, что вот, дескать, октябрьская стачка, как выражается один


19 Ленин, Соч., т. УШ, с. 331.

20 Там же, с. 333.

21 Там же.

22 Тая же.

стр. 21

товарищ, "была неизбежна, как неизбежно появление зари после темной ночи" (Горин), т. е. изображать сентябрь "темной ночью", а октябрь "зарей", - это, по-моему, либеральное толкование октября. Октябрьская стачка непосредственно примыкает к сентябрьской, является ее продолжением. Обе стачки были двумя ступенями одного и того же массового движения. Октябрьская стачка поднялась ступенью выше потому, что она захватила гораздо более широкие круги, она была более организована, она захватила новые кадры пролетариев, кадры служащих, она заставила царизм пойти на определенный маневр, на определенную сделку с буржуазией. Но никакой октябрьской "зари" по сравнению с темной сентябрьской "ночью" конечно не было. И если говорить об отношении октябрьской стачки к декабрьскому восстанию, то нужно сказать то, что отметил Ленин в докладе на объединительном съезде в 1905 г. по вопросу о вооруженном восстании. Он указывал, что меньшевистская резолюция ни слова не говорит о том, как "послеоктябрьская борьба" привела к необходимости и неизбежности восстания, ни единого прямого и ясного слова о декабре. Именно в нашей резолюции декабрьское "восстание выступает не как заговорщический призыв, не как вопрос техники, а как политический результат вполне конкретной исторической действительности, созданной октябрьской забастовкой, обещанием свобод, попыткой отнять их и борьбой за их защиту".

Так Ленин изображал декабрьскую борьбу. Историческая обстановка, созданная октябрьской (и сентябрьской) забастовкой, заключается в том, что забастовка вынудила обещания о свободе. Попытка же отнять их заставила массу взяться за отстаивание их с оружием в руках. Ленин подчеркивал в нескольких своих работах то положение, что манифест создал такое равновесие, которое приводит к гражданской войне, выход из которого заключается именно в гражданской войне. В своей работе "Исторический смысл внутрипартийной борьбы в России", написанной уже гораздо позже, он так оценивал положение:

"Не "перспективы" мирной конституции "открыло" 17 октября, это либеральная сказка, а гражданскую войну. Эта война подготовлялась не субъективной волей партий или групп, а всем ходом событий с января 1905 г. Октябрьский манифест знаменовал не прекращение борьбы, а уравновешение сил борющихся, - царизм уже не мог управлять, революция еще не могла его свергнуть. Из этого положения с объективной необходимостью вытекал решительный бой. Гражданская война и в октябре, и в ноябре была фактом (а мирные "перспективы" - либеральной ложью); выразилась эта война не только в погромах, но и в борьбе вооруженной силой против непокорных частей армии, против крестьян в трети России, против окраин. Люди, которые при таких условиях считают "искусственным" вооруженное восстание и массовую стачку в декабре,

стр. 22

лишь искусственно могут быть причисляемы к социал-демократии. Естественная партия для таких людей есть партия либеральная" 23 .

Ленин доказывал в связи с этим, что нельзя играть и с лозунгом политической стачки, как он впоследствии убеждал, что нельзя играть с лозунгом восстания. По поводу роспуска Второй государственной думы, когда большевики требовали объявления массовой стачки, он указывал на то, что надо уметь различать стачку протеста и стачку с целью расширения восстания.

"Когда была надежда на возможность поддержать Свеаборг и Кронштадт в их восстании, - а такой момент был, - тогда объявление всенародной забастовки было естественно. Но конечно это была бы (и это был а) забастовка не с целью протеста против роспуска Думы (как сообразил ЦК), а с целью поддержки восставших, с целью расширения восстания. Но вот через день-два выяснилось окончательно, что восстание в Свеаборге и Кронштадте на этот раз подавлено. Стачка для поддержки восставших оказалась неуместной, а стачки-протеста, стачки-демонстрации передовые рабочие все время не хотели" 24 .

Я думаю, что это указание необходимо учесть особенно нашим товарищам из западноевропейских партий, которые не всегда учитывают целесообразность объявления массовой стачки.

Лозунгом всеобщей стачки так же нельзя играть, как лозунгом восстания именно потому, что это острое оружие борьбы.

Вместе с тем, борясь против такого неправильного отношения к стачке, Ленин боролся и против игнорирования воспитательного и организационного значения массовых экономических стачек, которые конечно должны подчиняться задачам всеобщей политической стачки, задачам вооруженной борьбы, задачам подготовки.

Подводя итоги октября, Ленин говорил, что октябрьская стачка есть приближение развязки, что она является непосредственным подходом к вооруженному восстанию; что восстание, как он потом в своих работах показал, явилось непосредственным завершением этой массовой политической стачки. И конечно неверно, как это утверждает т. Горин, что только в октябре пролетариат стал во главе движения: пролетариат стал во главе движения широких масс не в октябре, он стал по сути дела во главе самых широких масс после январских дней. Он стал тогда для массового движения действительным гегемоном революции, действительным вождем, руководителем.

ПОДГОТОВКА ВОССТАНИЯ

Перехожу к вопросу о подготовке самого восстания. В подготовке этого восстания несомненно сыграла большую роль военная и боевая работа нашей партии. Подробно на этой работе я не могу ос-


23 Ленин, Соч., т. XV, с. 17.

24 Там же, с. 42.

стр. 23

танавливаться. Укажу только на то, что к этому времени, ко времени декабрьского вооруженного восстания, у нас в целом ряде крупнейших центров, почти во всех крупнейших гарнизонных центрах, были военные организации. Выходили уже газеты, листовки, была уже кое-какая массовая брошюрная литература, правда еще очень несовершенная литература, но во всяком случае военной работе партия уделяла с январских дней довольно большое внимание. Сказать, что только наша партия вела эту работу в войсках, конечно нельзя Эту работу в войсках вела и партия меньшевиков, и партия с. -р. Но в этой работе мы сталкивались с различным отношением к постановке вопроса о вооруженном восстании: нам пришлось и здесь вести борьбу все время на два фронта: с с. -р., с одной стороны, и, с другой стороны, с меньшевиками. Нам пришлось вести борьбу против меньшевиков, которые слишком легко относились к вопросу о подготовке самого восстания, занимались поверхностной политической агитацией и пропагандой, вышучивали наши планы восстания, всякую разработку военно-боевых "технических" планов, уверяя, что революция есть стихийный процесс, не укладывающийся в рамки организационного предвидения и руководства. Пришлось вести борьбу и с теми, которые считали себя "самой левой партией", а на самом деле не были левыми, - с с. -р., которые сплошь и рядом рассматривали военную работу как работу,, которая дает яркие вспышки, сводившие эту работу к отдельным путчам, к отдельным авантюристским выступлениям, не связанным с широким движением масс. Нам приходилось бороться нередко против того, чтобы отдельные войсковые части, в которых накоплено достаточно недовольства, достаточно революционного настроения, не выступали разрозненно, по- одиночке, не растрачивали революционной энергии. Нам приходилось в этом отношении играть сдерживающую роль. Я вижу здесь многих товарищей, которые принимали участие в этой работе и могут припомнить, как нам неоднократно приходилось сдерживать выступления целых гарнизонов, удерживать войсковые части от выступлений и тратить на это дело довольно большие силы. С. -р. считали нас поэтому недостаточно революционными. Вот, дескать, мы рвемся в бой, а вы нас удерживаете. Наши доказательства, что надо копить силы для того, чтобы движение было единовременным, чтобы оно было массовым, чтобы в момент наивысшего движения рабочих и крестьян мы могли слить все эти три потока движения, - расценивали сплошь и рядом чуть ли не как умеренность и пр. и пр. С этим неправильным отношением и среди некоторых с. -д. к постановке самой работы в армии, ее целей и задач, нам, большевикам, пришлось вести борьбу. По этому поводу мы много спорили и в 1905, и в 1906 гг. Жизнь показала, что мы в этом отношении были абсолютно правы. Часть наших товарищей по партии, в особенности меньшевики, увлекались тогда нередко мыслью, что им удастся

стр. 24

завербовать значительные группы офицерского состава в нашу партию и что таким путем они обеспечат успех революции. Вы знаете рассуждение Плеханова о том, какое значение имеет работа среди офицерства, какие надежды он возлагал на офицерство. Вы знаете описание Троцкого, я на нем еще остановлюсь, как он убеждал гвардейских офицеров, что в их руках лежат ключи революции, ключи от арсеналов и пр. и пр. Нам, большевикам, были чужды эти иллюзии, эти расчеты на тех, у кого ключи от "арсеналов революции".

Мы вели работу и по созданию боевых организаций Неверно, что в октябре пролетариат только психологически оказался подготовленным к этой революции, как думают некоторые товарищи (Горин). Он оказался подготовленным не "психологически" только. Прежде всего он оказался подготовленным к этому восстанию политически, он оказался в значительной степени подготовленным к атому восстанию и организационно. Ведь мы с самого начала, с январских дней, ставили работу военных и боевых организаций, а в ряде центров (в Варшаве например) с 1902 - 1903 гг. велась уже революционная работа в войсках. У нас существовали боевые центры. Рекомендую по этому вопросу довольно хорошую работу т. Познер, собравшей большие материалы. В ближайшее время выйдут протоколы I конференции военных и боевых организаций с большим материалом, собранным той же т. Познер. Вы можете убедиться, что у нас за это время шла громадная военная и боевая работа.

Боевые дружины существовали уже с лета 1905 г, сначала для самообороны, а потом в качестве определенных боевых активных дружин для нападения. Они существовали с лета 1905 г. во всех крупных промышленных центрах. Мы занимались обучением этих боевых дружин. У нас существовали небольшие инструкторские школки для подготовки техников, бомбистов. Мы изучали различные способы изготовления такого оружия, как гранаты, как бомбы. В этом отношении мы пользовались опытом Русско-японской войны, которая, как указывал нам Ленин, выдвинула такое оружие, как гранаты, имеющие громадное значение в уличных боях. Затем мы использовали опыт македонских повстанцев и поставили изготовление в большом количестве так называемой македонки. Во "Вперед" мы печатали статьи об опыте баррикадной борьбы. Меньшевики над этим смеялись, как вы знаете. Они говорили о том, что мы занимаемся вопросом - в какой день назначить восстание в лунную ночь или в темную ночь, с воскресенья на понедельник или с понедельника на вторник. Все это казалось им очень остроумным, но все это показывало их, по сути дела, необычайный кретинизм и ограниченность в этих вопросах, полное непонимание этих вопросов и игнорирование их, в основе которого лежала либеральная боязнь революции, желание отделаться от самой мысли о необходимости, о неизбежности баррикадной борьбы.

стр. 25

На III съезде партии летом 1905 г. вопрос о подготовке восстания был поставлен тоже не только в плоскости пропаганды, политической и идеологической подготовки. Нет. В резолюции о вооруженном восстании говорится о том, что:

"Движение уже в настоящий момент привело к необходимости вооруженного восстания, что пролетариат неизбежно примет в этом восстании самое энергичное участие, которое определит судьбу революции в России, что руководящую роль в этой революции пролетариат сможет сыграть, лишь будучи сплочен в единую самостоятельную политическую силу под знаменем социал-демократической рабочей партии, руководящей не только идейно, но и практически его борьбой, что только выполнение такой роли сможет обеспечить за пролетариатом наиболее выгодные условия для борьбы за социализм против имущих классов буржуазно-демократической России.

III съезд РСДРП признает, что задача организовать пролетариат для непосредственной борьбы с самодержавием путем вооруженного восстания является одной из самых главных и неотложных задач партии в настоящий революционный момент Поэтому съезд поручает всем партийным организациям:

а) выяснить пролетариату путем пропаганды и агитации не только политическое значение, но и практически организационную сторону предстоящего вооруженного восстания;

б) выяснить при этой пропаганде и агитации роль массовых политических стачек, которые могут иметь важное значение в начале и в самом ходе восстания;

в) принять самые энергичные меры к вооружению пролетариата, а также к выработке плана вооруженного восстания и непосредственного руководства таковым, создавая для этого по мере надобности особые группы из партийных работников". (Из резолюции III съезда РСДРП).

Таким образом вопрос о боевой подготовке был уже сформулирован на III съезде партии в 1905 г. тогда, когда уже имелся некоторый опыт в этом отношении, когда уже по сути дела было преступлено к этой вооруженной борьбе. Поэтому неправильно говорить, что в декабре пролетариат только "психологически" был подготовлен.

И в сентябрьской и в октябрьской массовых стачках мы уже имели организованными целый ряд боевых дружин. Кое-где эти боевые дружины уже имели первые стычки с царским правительством, имели стычки с полицией, с войсками, охраняли демонстрации и т. д. Таким образом мы к декабрю уже подошли с определенной боевой подготовкой, с определенной военной и боевой организацией восстания, а не только "психологически" подготовленными к тому, чтобы начать эту вооруженную борьбу.

Очень интересно сопоставить нашу постановку вопроса о восстании с тем, как ставили этот вопрос меньшевики. Когда на Лондонском съезде обсуждался вопрос о вооруженном восстании, Мартов так выразил отношение меньшевиков к восстанию:

стр. 26

"Мы предлагаем, - говорил он, -совершенно устранить из порядка дня пункт о "подготовке восстания", предложенный товарищами большевиками. Мы находим, что принципиально недопустимо, чтобы партия классовой борьбы пролетариата на своем съезде обсуждала такой вопрос. С. -д. партия может принимать участие в восстании, призывать массы к восстанию, определять свое отношение к восстанию в форме революционной борьбы народных масс, но готовить восстание она не может" ("Протоколы", с. 58).

Видите, как тонко сказано. Она может, стало быть, принимать участие в восстании, возникшем как-то стихийно, призывать массы к этому восстанию, определять свое отношение к восстанию, т. е. чисто кабинетным путем вырабатывать резолюции о формах революционной борьбы народных масс, но готовить восстание она не может, если остается на почве своей программы, если не становится партией заговора. "Наши партийные традиции, - продолжает далее Мартов, - не знают таких вопросов, и я бы предостерег съезд от введения такого новшества, как предлагаемое включение в порядок дня вопроса о заговорщическом "делании" восстания. Что речь идет о подобном заговорщическом делании, видно из того, что в скобках после "подготовка" и т. д. стоит "боевые организации и пр.". Мы не можем на своем съезде обсуждать такого вопроса, как не можем, скажем, обсуждать вопроса - "подготовка цареубийства".

Вот как подошла к декабрю 1905 г. наша партия. Она поставила себе задачу организовать революцию, организовать массы для вооруженной борьбы и сделала уже значительную работу для того, чтобы вооружить эти массы действительным оружием в противовес попыткам меньшевиков вооружить массы "жгучей потребностью самовооружения". Весь ход событий октябрьского восстания показал, что в оценке организующей роли партии в революции, в оценке конкретной подготовки к восстанию, партия большевиков была безусловно права. Если декабрьское восстание потерпело поражение, то оно в значительной степени потерпело поражение от того, что мы недостаточно вели эту подготовку, недостаточно сумели провести подготовительную работу по вооружению передовых рабочих, организации их для решительного натиска, недостаточно имели времени для проведения работы по разложению армии нашего противника, по присоединению большей части этой армии или значительной части этой армии к восставшему пролетариату. Эти недочеты мы учли в 1917 г. и исправили их. Это дало нам возможность в октябре 1917 г. закончить дело революции победоносно.

ХОД И УРОКИ ДЕКАБРЬСКОГО ВОССТАНИЯ

Я не буду здесь останавливаться подробно на картине восстания да отдельных его эпизодах, отдельных моментах. Мне хотелось бы только привести некоторые оценки значения этого движения нашими

стр. 27

врагами. Вот записка председателя совета министров Витте Николаю II от 17 декабря. Он докладывал царю, что:

"Екатерининская дорога находится в руках мятежников Они распоряжаются движением. По моему мнению, необходимо послать туда решительного генерала с теми же инструкциями и полномочиями, какие даны генералу Ренненкампфу относительно Сибирской железной дороги. Это необходимо сделать безотлагательно, иначе закроется масса заводов, и часть России останется без топлива. Вообще вся беда, что нет войск. По крайней мере необходимо согласовать действия военного и гражданского начальства. Военное начальство стягивает войска для учения новобранцев. Губернаторы заявляют, что если у них отберут мелкие отряды, то губернии погибнут".

Как расценивал председатель совета министров создавшееся положение? "В декабре месяце, - писал он, - вся Россия была превращена в сплошной военный лагерь".

Те карты военных действий, которые имеются у нас в Музее революции, те схемы, где отмечены города, в которых власть перешла к народу, в которых было вооруженное восстание и другие отдельные моменты восстания, дают слишком недостаточное представление о всей картине декабрьского восстания 1905 г.

21 декабря, через 4 дня, тот же Витте пишет в еще более тревожных, растерянных тонах'

"К сожалению, мы везде посылаем войско уже после происшествия и в редких случаях предупреждаем случай. Происходит это, во-первых, потому, что ввиду громадности империи с 136-миллионным населением ни с какой армией за всем не угонишься. Но вне этой общей причины имеются частные: 1)действующая армия еще за Байкалом; 2) малое количество войск, находящееся в империи, крайне ослаблено уходом отпускных без пополнения новобранцами; 3) крайняя слабость многих военноначальников, преимущественно в высших чинах и 4) несогласованность действий военных и гражданский чинов". Эти и другие военные донесения показывают, что в правительстве существовала довольно большая растерянность, и только недостаточная организованность восстания, и только то, что ряд крупнейших центров все же не был в этот момент подготовлен к восстанию и не вступил в бой, объясняет то, что самое крупное восстание, по крайней мере политически самое важное восстание, восстание в Москве" было подавлено, когда после довольно продолжительного боя Семеновские части пробрались с опаской, ползком на Красную Пресню, уверенные в том, что их взорвут фугасы и мины, заложенные повстанцами.

Надо сказать, что еще накануне декабрьского восстания в отдельных районах положение правительства было весьма угрожающим. Например в рапорте Меллер-Закомельского, усмирителя севастопольского восстания, на высочайшее имя мы читаем, что: "В течение 12 и 13 ноября положение было критическим...Сводя

стр. 28

изложенное, заключаю, что малейшее колебание в верности служебному долгу Белостокского полка и прочих перечисленных выше частей привели бы к тому, что весь флот, крепость, город были бы в руках мятежников".

Так расценивали тогда правительство и агенты правительства ЭТУ обстановку Вы знаете тревожные, прямо панические телеграммы, которые посылал Дубасов царю, чтобы были присланы войска на усмирение.

Я вспоминаю маленький эпизод, связанный с началом этого восстания. Как вы помните, когда началось восстание, в Таммерфорсе происходила конференция нашей партии. Предполагался общий съезд, но так как он не состоялся, то большевики собрались отдельно и обсуждали ряд вопросов. Когда пришла первая весть о начавшемся восстании, Ильич и другие руководящие товарищи считали, что надо конференцию быстро свернуть и всем поехать принять участие в восстании. И вот я застал в Петербурге заседание, на котором присутствовал, между прочим, представитель меньшевиков Мартов и представитель с. -р. Там делались информационные доклады о подготовке к этому восстанию. Цифры приводились сравнительно довольно большие как в отношении изготовления оболочек для бомб, так и самих бомб. Но, товарищи, мы вначале 1917 г., кажется на складе одного из вокзалов, нашли бомбы, отправленные в 1905 г. в Москву. Так было поставлено это дело тогда. Когда встал вопрос о том, чтобы приостановить движение войск (семеновцев и других, отправляемых из Питера на подавление Москвы), то отряды, которые были высланы для того, чтобы взорвать железную дорогу и некоторые мосты, чтобы просто взорвать телеграфные столбы (причем давались самые простые советы, чтобы столбы не взрывать, а простреливать внизу в перекрестном направлении таким образом, чтобы их легко можно было валить), - эти отряды сравнительно простого дела не могли выполнить. Вы можете сказать, что это несколько противоречит утверждению, что мы к этому восстанию были подготовлены не только политически, но в значительной степени и технически. Что мы недостаточно были подготовлены к этому восстанию технически - это несомненно, и это я подчёркиваю здесь снова.

Мы имели такую картину восстания, когда не было ни одного сколько-нибудь значительного центра, который не был бы охвачен в это время массовой политической стачкой и той или иной формой восстания. Восстание в Екатерининском узле охватило все важнейшие узловые пункты, все важнейшие узловые станции, такие как Александровск, Горловка, Дебальцево и др. Все эти станции находились в этот момент в руках рабочих. Целый ряд закавказских железнодорожных пунктов был в руках рабочих, и в течение нескольких дней

стр. 29

вообще вся власть находилась здесь в руках рабочих. Мы имели в Сибири такое положение, когда все крупнейшие центры, как Красноярск, Чита, Иркутск, на пути движения демобилизуемой армии имели не только советы рабочих депутатов, но и советы рабочих и солдатских депутатов и даже советы казачьих депутатов, а в Красноярске мы имели гак называемую "Красноярскую республику". Громадное движение в это же время развивается на Украине и в особенности в гак наз. Прибалтийском крае, где уже вступают в бои громадные военные единицы, а не только отдельные боевые дружины; кое-где в Прибалтике мы имеем сражения, как под Туккумом, Руснем, Ленневерденом и т. д., в которых со стороны восставших принимала участие рабоче- крестьянская красная армия в составе 2 тыс. бойцов. Я не имею сейчас возможности подробно останавливаться на всех эпизодах этого движения.

Большое значение в декабре 1905 г. имело конечно сочетание массовой политической стачки и вооруженного восстания. Железнодорожная забастовка и забастовка почтово-телеграфных служащих имели также громадное значение для развития всего движения.

ЧЕМУ УЧИТ ОПЫТ БАРРИКАДНОЙ БОРЬБЫ В НАШИ ДНИ

Теперь ясно, что при всей тогдашней растерянности правительства, когда движением была охвачена огромная территория, это движение все же было недостаточно организовано для нанесения решающего удара царскому правительству. В дальнейшем мы остановимся на ряде причин, обусловливавших разгром восстания 1905 г. Здесь же надо остановиться более подробно на том, как было организовано восстание в городах. Нельзя сказать, что для всех нас было ясно тогда, как вести борьбу. В течение довольно долгого времени например велись споры по вопросу о том, применима ли баррикадная тактика в восстании пролетариата современных городов, при современной военной технике, мыслимо ли сейчас за баррикадами отстаивать районы, занятые восставшими, мыслимо ли при современной военной технике противника отстоять вообще эти районы? По воспоминаниям участников вы можете видеть, как наши товарищи по-разному представляли себе уличную борьбу. Читали тогда довольно усердно военную работу Ролля, работу Валка "Тактика уличной борьбы", большевистские брошюры инструктивного характера - Северцева и Вычегодского о тактике уличной борьбы. Но сказать, чтобы все наши товарищи, принимавшие участие в борьбе, или, по крайней мере, большинство их имело ясное представление о формах борьбы - конечно нельзя.

Опыт вооруженной борьбы с первых месяцев 1905 г. выдвинул организацию небольших боевых дружин- троек, пятков, легких отрядов, которые могут быстро применяться к местности, хорошо ее

стр. 30

знают, изучили ее, которые могут быстро переходить с места на место, менее уязвимы для противника и могут вокруг себя сколачивать сравнительно быстро такие же подвижные отряды, примыкающие к этим основным ядрам, группирующиеся вокруг этих основных ядер. Было бы неправильно утверждать, как это иногда принято, что Владимир Ильич только так и понимал дело организации наших боевых отрядов, переносить этот опыт на организацию боевых дружин повсюду, считать, что только такие маленькие отряды могут действовать в восстании. Наоборот, Владимир Ильич уже по вопросу об удавшейся в Риге попытке освободить арестованных отрядом в 25 - 75 человек сказал, что этот опыт заслуживает всяческого внимания. Он писал например по поводу этого опыта:

"Посмотрите, каким успехом даже с чисто военной точки зрения увенчалось предприятие рижан. Убито трое и ранено вероятно 5 - 10 человек у неприятеля. Наши потери - всего двое? вероятно раненых и поэтому взятых в плен врагом. Наши трофеи - два революционных вождя, отбитых из плена. Да ведь это - блестящая победа. Это - настоящая победа после сражения, против вооруженного с ног до головы врага. Это уже не заговор против какой-нибудь ненавистной персоны, не акт мести" не выходка отчаяния, не простое "устранение", нет, это обдуманное и подготовленное, рассчитанное с точки зрения соотношения сил, начало действий отрядов революционной армии. Число таких отрядов в 25 - 75 человек может быть в каждом крупном городе и зачастую в предместьях крупного города доведено до нескольких десятков. Рабочие сотнями пойдут в эти отряды, надо только немедленно приступить к широкой пропаганде этой идеи, к образованию этих отрядов, к снабжению их всяким и всяческим оружием, начиная от ножей и револьверов, кончая бомбами, к военному обучению и военному восстанию этих отрядов"26 .

Этот опыт мы полностью использовали в 1917 г., когда отряды и боевые дружины строили не только по пяткам, тройкам или десяткам - в бою приходилось чаще всего действовать именно такими группами, - а когда мы строили уже более крупные отряды, которые имели более внушительную силу для выполнения боевых заданий, требуемых революцией.

Следует несколько остановиться на тех спорах, о которых я говорил, по вопросу о баррикадной тактике. Всем вам знакомы советы, которые давал Энгельс в известном предисловии к "1848 г. Революция и контрреволюция в Германии. Как вы знаете, это предисловие Энгельса было в свое время так сфальсифицировано лидерами


25 Ленин, Соч., т. VIII, с 233, статья "От обороны к нападению" (разрядка моя - Е. Я.).

стр. 31

II Интернационала, что выходило, будто бы Энгельс был против баррикадной борьбы, что он после восстания 1848 г. и после Парижской Коммуны считал, что вообще баррикадная тактика уже не применима в современных условиях. Усилиями Д. Б. Рязанова нам удалось установить, что в этом отношении меньшевиками проделана просто-напросто грубейшая фальсификация. Об этом подлоге, как вы теперь знаете, Энгельс еще при жизни писал Лафаргу, что Бернштейн взял из его предисловия все, что ему нужно было для доказательства во что бы то ни стало мирной и противонасильственной тактики. "Между тем, - писал Энгельс, - я рекомендую эту тактику только для Германии настоящего времен и". И, наоборот, Энгельс подчеркивал в целом ряде мест, что может быть при других условиях баррикадная тактика уличной борьбы будет не только применима, а обязательна. Он писал:

"Значит ли это, что в будущем уличная борьба "е будет уже играть никакой роли? Нисколько. Это значит только, чти условия 1848 г. стали более неблагоприятными для гражданских инсургентов, более благоприятными для армии. Всякая будущая уличная борьба может таким образом победить только в таком случае, если этот минус ситуации будет компенсирован другими моментами. Она будет иметь место реже в первой фазе социальной революции, чем в дальнейшем ходе ее, и должна будет вестись при помощи более значительных сил. Но последние предпочтут тогда, как и во время всей Великой французской революции, или 4 сентября и 31 октября в Париже, открытое наступление пассивной баррикадной тактике" 25а .

Ясно, что Энгельс вовсе не отрекался от баррикадной тактики. И опыт восстания 1905 г. показал, что речь идет не об отказе от баррикадной тактики ("пассивной баррикадной тактики"), а о новой баррикадной технике, когда за баррикадами вовсе не сражаются массы, непосредственно стоящие за ними, укрывающиеся за этими баррикадами, а когда баррикады являются препятствием для движения войск, являются до известной степени даже моральной преградой для движения войск или преградой физической в том смысле, что требуют большей настороженности этих войск, требуют времени для разрушения этой преграды, требуют известных боевых действий для того, чтобы подготовить взятие территории, находящейся за баррикадами.

Какое значение имели баррикады в городах у нас в восстании 1905 г., особенно в Москве? Они имели гигантское значение: войска боялись баррикад. Не надо думать, что сейчас войска современной армии не боятся баррикад. Во время Гамбургского восстания были построены довольно неплохие баррикады, и вот был такой момент, когда броневик противника подошел к баррикадам, а в это время очень быстро позади него выросли другие баррикады, и бро-


25а Введение Энгельса к "Классовой борьбе во Франции".

стр. 32

невик очутился между двумя баррикадами; это совершенно вывело его из строя, - не в том смысле, что он не мог двигаться, а в том смысле, что это внесло панику, растерянность. Так что даже и по отношению к современным европейским городам нельзя говорить о том, что баррикадная тактика не имеет значения, что она уже совершенно не может применяться при наличии современной военной техники. Конечно современную военную технику нужно учитывать, она должна приниматься во внимание, но опыт баррикад 1905 г. и опыт гамбургских баррикад показывает, что баррикадная тактика должна быть изучена, должна применяться в соответствующей обстановке, что она не отжила своего времени. Конечно баррикадная тактика 1905 г. вовсе не была баррикадной тактикой 1848 г. Здесь мы не имели масс, скрывающихся непосредственно за баррикадой, когда позади стоят карабинеры, солдаты, которые стреляют тут же за баррикадами. Во время восстания 1905 г. нередко стреляли не из-за баррикад, а стреляли из-за других прикрытий - из-за углов, с высоких мест, с крыш и т. д. Наши боевые дружины тем и отличались, что они прекрасно знали местность. Боевые дружины шмидтовцев, Виноградова и целый ряд других тем и были сильны, что несмотря на СБОЮ малочисленность, несмотря на то, что они были хуже вооружены чем солдаты царской армии, они вселяли страх в противника своей подвижностью, своим умением применяться к местности, тем, что они были смелы, тем, что они умели нападать и умели обороняться за баррикадами.

Если говорить о другом опыте, о Кантоне, где 58 часов власть находилась в руках восставших, то надо сказать, что громадная ошибка восставших была в том, что они даже не попытались построить, баррикад, даже не попытались удержаться более долго. У них в распоряжении было 30 пушек. Правда, они эти пушки не использовали. Они могли использовать только 5 пушек и то очень плохо, потому что у них не было людей, умевших пользоваться этими орудиями. Если бы при наличии этого оружия и пулеметов, которые попали в их руки в очень большом количестве, кантонские коммунары сумели использовать опыт баррикадной тактики, то еще неизвестно, как бы кончилось это сражение кантонских коммунаров. Знакомство с новыми военными работами поэтому говорит за то, что было бы неправильно выкидывать из арсенала вооруженной борьбы рабочего класса, из арсенала грядущей революции такие средства и формы борьбы, как тактику баррикадной борьбы. Ленин подчеркивал несколько раз в своих работах именно эту мысль: надо иметь в виду, что 1905 г. подтверждает вовсе не то, что баррикадная тактика устарела, а что мы имеем перед собой другой вид баррикадной тактики, новую баррикадную тактику.

Затем - руководство восстанием. Руководство восстанием у нас в целом ряде районов, в том числе и в Москве, было Историк-марксист, т. 20.

стр. 33

крайне плохо организовано. Не было четкой организации этого руководства. Не говоря уже о том, что существовало в начале несколько центров, претендовавших на руководство восстанием, что отсутствовала благодаря этому быстрая подвижная связь с отдельными районами, что инструкции, директивы в районы попадали очень поздно, - руководящие центры не имели определенного плана восстания. Ленин отмечает, что массы вынуждены были строить баррикады, не дожидаясь указаний, ибо директивы о постройке баррикад приходили с опозданием на 1 - 2 дня. Правда, инструкции наших боевых организаций при Московском комитете были разработаны довольно неплохо, я не излагаю их в уверенности, что товарищи, интересующиеся этим вопросом, с ними знакомы26 . Эти инструкции содержат целый ряд очень существенных конкретных советов и технического, и политического характера. Но эти инструкции были распространены уже в момент восстания. Важно было конечно, чтобы такого рода инструкции пропагандировались задолго до восстания. Почему бы например некоторым нашим коммунистическим газетам сейчас не воспроизводить у себя этого материала? Это возможно даже при тех условиях работы, в которых они находятся. Такие органы, как "Роте Фане", как "Юманите" и др. органы, могут у себя помещать систематические руководящие статьи крупных военных работников о методах уличной борьбы. Можно это сделать в теоретической форме, в форме исторических очерков, как мы делали это у себя, правда, в подпольной печати - в газетах "Вперед", "Пролетарий". А эта необходимая подготовительная работа не ведется. Может быть это не анекдот, что некоторые рабочие думают, что для занятия вокзала во время восстания нужно запастись перронными билетами, когда массы рабочих не имеют абсолютно никакого представления о тактике уличной борьбы, о самых необходимых, элементарных приемах борьбы в самом начале, прежде чем еще в это движение втянуты более широкие массы.

Как были вооружены наши боевые дружины? Тут сплошь и рядом говорят о том, что наши боевые дружины были крайне плохо вооружены. Это конечно верно. Однако нельзя также преуменьшать работы по вооружению масс. Мы их вооружали не только "жгучей потребностью самовооружения". У нас такие товарищи, как Стомоньяков, Красин и целый ряд других, сидели на закупке на транспортировке оружия. Некоторые наши организации, в особенности в Закавказье, были совсем не так плохо вооружены. И надо вам сказать, товарищи, что даже такие отрывочные данные, какие мы находим в официальных источниках, об оружии, найденном после восстания при обысках, говорят о том, что наши рабочие-боевики


26 См. Ем. Ярославский, Вооруженное восстание 1905 г., Гиз, 1925.

стр. 34

уже не так плохо были вооружены. Я беру данные из недавно вышедшей работы Антошкина - "Фабрика на баррикадах. Трехгорная мануфактура в 1905 г.". Вот результаты обыска на Трехгорной мануфактуре, где был штаб Красной Пресни и где была спрятана после восстания часть оружия, - подчеркиваю, часть оружия.

"19 утром у ворот фабрики стоял караул Ладожского полка. В тот же день начался обыск фабрики шестью ротами семеновцев и двумя с половиной ротами Ладожского полка. Обыск закончился 20 декабря. Найдено несколько шашек, ружей, около сотни револьверов, охотничьи патроны и пистоны, порох, мешок с разными патронами, припасы для изготовления бомб, несколько коробок со взрывчатыми веществами, 4 коробки с гремучим студнем, с капсюлями гремучей ртути и бикфордовыми шнурами, чугунный шар, снаряженный бездымным порохом (метательная бомба), и различные вещества для приготовления взрывчатых веществ. Кто-то из рабочих 20 декабря указал капитану Тимрот, что на чердаке новых спален зарыто оружие. При обыске там оказались патроны и три бомбы большой мощности, план Прохоровской мануфактуры, два плана Пресненской части г. Москвы, с отметками, разные записи и записная книжка. Капитан Свечников рассказывал 24 декабря судебному следователю, что, придя на Прохоровскую фабрику, они (семеновцы) потребовали выдачи оружия. Для указаний вытребовали двоих бывших накануне в депутации рабочих: Селиверста Соколова (который выдавал всех, кого знал, и семеновцам, и судебному следователю) и брата жены, мужа которой накануне убили дружинники при обстреле депутации (по показанию Н. И. Прохорова, убит был рабочий красильного отделения Федор). По их указаниям семеновцы нашли в подвале нового здания спален замурованными в стене 15 ружей, из них несколько маузеровских винтовок и пулеметов Браунинга, 14 шашек, 6 револьверов разных систем, корзину и кулек с патронами разного образца и чугунную бомбу. При дополнительном обыске 17 января 1906 г. на чердаке 5-этажного корпуса спален обнаружено 19 винтовок разных систем, 9 револьверов, фитильная бомба, патроны и холодное оружие".

Найдено около 200 единиц разного огнестрельного оружия. А ведь это была только часть оружия дружинников Красной Пресни. Во всяком случае мы имели даже в Москве не одну тысячу вооруженных людей. Примерно около 8 тыс. человек (считая смены) принимали участие в боевых дружинах, участвовали в боевых действиях в Москве. Это уже довольно большая сила.

ПОДГОТОВКА ВОССТАНИЯ И БОРЬБА ЗА АРМИЮ

В этих условиях, когда массы не имели возможности до начала восстания запастись большим количеством оружия, вооружиться как следует, огромное значение имела борьба за армию. Поэтому постановка военной работы, работы по разложению армии противника, ра-

стр. 35

боты по вербовке в ней революционных сил, по созданию ячеек - будущих ядер революционных отрядов, революционных армий, которые в решительную минуту должны вокруг себя сосредоточить наиболее смелых, наиболее отважных людей, наиболее революционно настроенных и увлечь их за собой, - эта работа имела и имеет колоссальное значение. Каковы бы ни были жертвы в этой работе, опыт нашей революции показал, что эти жертвы необходимы для того, чтобы революция могла победить. Поэтому Ленин выдвигал на одно из первых мест борьбу за армию, за влияние на нее. Еще на II съезде нашей партии мы ставили этот вопрос, говорили в резолюции о вооруженном отпоре и о борьбе за влияние на армию. В этой резолюции мы читаем, что:

"Должны быть применены меры для того, чтобы в случае необходимости демонстранты могли давать активный и по возможности вооруженный отпор полицейским ордам; ввиду того, что при демонстрации все чаще против народа применяются регулярные войска, следует заботиться об ознакомлении солдат с характером и целью демонстраций и призывать их к братанию с народом; следует не допускать ненужного раздражения их со стороны демонстрантов"27 .

Здесь даются тактические указания о том, как привлекать армию на свою сторону. Это был первый период борьбы.

Другой период борьбы заключался в том, что когда мы столкнулись уже с военными восстаниями, мы имели переход частей войск на сторону народа. Мы поставили тогда гораздо более активную задачу - создать военные ячейки в войсковых частях. В этом отношении такие восстания, как Потемкинское, как восстание киевских саперов летом 1905 г., затем выступления в Кронштадте имели громадное значение. Это движение было колоссально по своим размерам, и вся беда, что оно было разрозненным по времени, недостаточно организованным. Например в 1905 г. правительство было вынуждено для предупреждения выступательных движений, для обысков и т. д, как среди рабочих, так и в крестьянстве, и в войсках, вызывать всего, по отчетам военного министерства, 25233 роты (в разное время), 5334 эскадрона (сотен), 32 учебных команды, 19 конвойных команд, 18 местных команд, 7 охотничьих команд, 410 орудий, 770 пулеметов. Всего в разное время в 1905 г. вызвано 120476 солдат. Кроме того по железным дорогам было мобилизовано 88 рот и 10 эскадронов. Только 15% вызовов из всего этого количества падает на полицию, 85% на войска.

В этом отношении также интересны типовые дисциплинарные проступки солдат за 1905 - 1906 гг. Я вам приведу из этих цифр только две:


27 Из резолюции II съезда РСДРП "Резол съездов и конфер. ВКП(б)", с. 21.

стр. 36

Подвергнуто взысканиям

1905 г.

1906 г.

за нарушение воинского чинопочитания и подчиненности

4856 чел.

12778 чел.

за побеги

5461 чел.

4182 чел.

за нарушение воинского благочиния

2813 чел.

3171 чел.

за нарушение обязанностей службы в карауле и во время дежурства

1571 чел.

2626 чел.

Вы видите, что 1905 и 1906 гг. здесь соперничают в количестве различного рода солдатских преступлений, связанных с нарушением воинской дисциплины, чинопочитания, подчиненности и т. д.

А что это означает, можно видеть из другой таблицы, где мы имеем 4 893 судебных приговора над участниками революции в 1906 г., 65% приговоров над участниками революционного движения падает на армию и флот. За одно только участие в вооруженном восстании 1906 г. особыми судебными комиссиями (морской военно-полевой суд) было приговорено матросов: к смертной казни - 54, к каторге - 278, к другим наказаниям - 1315.

Эти и другие цифры показывают, что мы имеем здесь дело с громадным размером, размахом движения. В октябре - декабре мы имели рабочих-стачечников 1 223 тыс., крестьянских выступлений - 1 590, солдатских выступлений - 89. Так что, если сравнить цифры за весь 1905 г., то мы увидим, как почти пропорционально нарастает движение.

Здесь надо отметить, как Ленин понимал создание революционной армии, что такое, по мнению Ленина, революционная армия. Напомню статью Ленина "Последнее слово" "искровской" тактики или потешные выборы как "новые побудительные мотивы для восстания". По поводу Булыгинской думы Ленин отвечал меньшевикам:

"Не в "новых мотивах" нехватка, почтеннейшие Маниловы, а в военной силе, в военной силе революционного народа (а не народа вообще), которая состоит: 1) в вооруженном пролетариате и крестьянстве, 2) в организованных передовых отрядах из представителей этих классов, 3) готовых перейти на сторону народа частях войска. Взятое все вместе - это и составляет революционную армию. Говорить о восстании, о его силе, о естественном переходе к нему и не говорить о революционной армии есть нелепость и путанница"28 .

Значит Владимир Ильич считал, что громадное значение имеет переход войск на сторону народа и что без перехода хотя бы части правительственных войск на сторону народа, по сути дела, нельзя создать революционной армии. Но Ленин говорит о том, что прежде всего надо иметь в виду вооружение пролетариата, затем вооружение крестьянства и, как одно из условии, - организацию передовых отрядов из представителей этих классов.


28 Ленин, Соч., т. VIII, с. 304

стр. 37

Какая же задача возлагается на революционную армию? "Из самого войска выходят отряды революционной армии. Дело таких отрядов - провозгласить восстание". (Конечно Ленин, говоря о революционной армии, не мог не подчеркнуть руководящей роли партии в восстании). "При наличии такого руководства (политического прежде всего) революционная армия дает массам военное руководство, необходимое для гражданской войны, как и для всякой другой войны, создает опорные пункты открытой всенародной борьбы, перебрасывает восстание в соседние местности, обеспечивает - сначала хотя бы в небольшой части территории государства (это очень важно подчеркнуть для всех наших зарубежных товарищей - Е. Я.) - полную политическую свободу, начинает революционную перестройку прогнившего самодержавного строя, развертывает во всю ширь революционное творчество народных низов".29

Ленин тесно связывает вопрос о создании революционной армии с вопросом о создании временного революционного правительства. Революционное правительство такая же насущно необходимая вещь на данной стадии народного восстания, как и революционная армия. Ленин не отделяет в процессе восстания два эти момента- образование революционной армии и образование революционного правительства, ибо образование революционной армии фактически не имеет значения, по мнению Ленина, без образования революционного правительства: революционная армия не имеет тогда должного руководства. Поэтому лозунг образования революционного правительства, как я уже подчеркнул, выдвигается Лениным именно в момент восстания, при наличии некоторой частичной победы восстания.

Об этом говорится в одном из пунктов резолюции III съезда по вопросу о победе вооруженного восстания, "органом которого и является временное революционное правительство".

Здесь надо отметить, что в западноевропейской литературе есть некоторая путаница по вопросу об образовании революционной армии.

Некоторые товарищи утверждают, что в пролетарской революции революционная армия создается только при помощи вооружения пролетариата в противоположность буржуазно-демократической революции, в которой революционная армия образуется будто бы исключительно путем перехода войск на сторону народа. Это конечно неверно. И в буржуазно-демократической революции переход войск на сторону народа обеспечивается конечно степенью организованности пролетариата, степенью его активности. И в пролетарской революции имеет громадное значение переход войск на сторону народа.


29 Ленин, Соч., т. VII, с. 383.

стр. 38

ВОССТАНИЕ И СОВЕТЫ В 1905 г.

Какую роль отводит Ленин советам в восстании? Прежде всего надо отметить, что точка зрения Ленина, точка зрения большевиков в этом вопросе отлична от точки зрения меньшевиков всякого рода оттенков.

"Весь опыт обеих революций как 1905 г., так и 1917 г., а ровно все решения партии большевиков, все ее политические заявления за много лет сводятся к тому, что Совет рабочих и солдатских депутатов реален лишь как орган восстания, лишь как орган революционной власти. Вне этой задачи советы - пустая игрушка, неминуемо приводящая к апатии, равнодушию, разочарованию масс, коим вполне законно опротивели повторения без конца резолюций и протестов" 30 .

Это надо подчеркнуть самым решительным образом, чтобы не было игры в советы, когда всякие Гильфердинги пытаются извратить самый смысл советов, превратить их в пустую игрушку в руках по сути дела буржуазии, в придаток буржуазной власти. Нам надо здесь также подчеркнуть и другую мысль Ленина, что с лозунгом советов играть нельзя, что "Совет рабочих и солдатских депутатов реален лишь как орган восстания, лишь как орган революционной власти. Вне этой задачи - советы пустая игрушка", что если нет условий для того, чтобы создавать такие советы, как органы революционной власти, как органы восстания, то их создавать нельзя, что создание их будет "пустой игрушкой".

Советы, возникшие в 1905 г., до восстания сыграли свою громадную роль, но не следует забывать, что они ведь и возникли-то в обстановке гражданской войны, в обстановке фактически нарастающего восстания, что ведь и политические стачки были элементом подготовки этого восстания, что именно поэтому советы 1905 г. сыграли такую громадную роль31 .

Меньшевики пытались придать советам значение органов самоуправления. Против этого мы самым решительным образом боролись и будем бороться всюду.

"На деле советы рабочих депутатов и подобные им учреждения были органами восстания, - писал Ленин, - их силы и успех всецело зависели от силы и успеха восстания. Из возникновение только тогда было не комедией, а подвигом пролетариата, когда нарастало восстание. При новом подъеме борьбы, при переходе ее в эту фазу неизбежны и желательны конечно подобные учреждения. Но их историческое развитие должно заключаться не в схематическом продолжении местных советов рабочих депутатов до Всероссийского рабочего съезда, а в пре-


30 Н. Ленин, Соч., т. XIV, ч. 2, с. 268.

31 Вот этой-то мысли невидимому и не усвоил П. Горин, когда в своей полемике с Невским о том, какой совет считать первым, отрицает роль Иваново-Вознесенского совета только потому, что сразу не поставил вопроса о восстании.

(Примечание к стенограмме - Е.. Я.)

стр. 39

вращении зачаточных органов революционной власти (именно такими органами были советы рабочих депутатов) в центральные органы победившей революционной власти, в революционное Временное правительство. Советы рабочих депутатов и их объединение необходимы для победы восстания. Победившее восстание неминуемо создаст иные органы".

Ленин значительно позднее также отмечал, что советы имеют громадное значение именно .потому, что они "создавались исключительно революционными слоями населения, они создавались вне всяких законов и норм, всецело революционным путем, как продукт самобытного народного творчества, как проявление самодеятельности народа, избавившегося или избавляющегося от старых полицейских пут"32 .

Вот именно с этой точки зрения рассматривал Ленин вопрос и о революционном правительстве. Ставя целью объединение этих советов и создание революционной власти, он писал:

"Революционное правительство необходимо для политического руководства народными массами, - сначала в той части территории, которая уже отвоевана у царизма революционной армией, а потом и во всем государстве. Революционное правительство необходимо для немедленного приступа к политическим преобразованиям, во имя которых идет революция"33 .

Я это подчеркиваю для того, чтобы еще раз оттенить весьма важную мысль Ленина, что нельзя создать революционное правительство до восстания, до его победы, хотя бы в одной какой-нибудь части страны.

"Революционное правительство необходимо для политического объединения восставшей части народа, которая на деле и окончательно порвала с самодержавием, для политической организации ее. Эта организация может быть конечно только временная, как только временным может быть и революционное правительство, берущее в руки власть от имени народа, для обеспечения воли народа, для деятельности посредством народа. Но эта организация должна начаться немедленно, в неразрывной связи с каждым успешным шагом восстания, ибо политическое объединение и политическое руководство не могут быть отложены ни на минуту. Для полной победы народа над царизмом это немедленное осуществление политического руководства восставшим народом не менее необходимо, чем военное руководство его силами"34 .

УРОКИ ВОССТАНИЯ ПО ЛЕНИНУ

Какие главнейшие уроки восстания выводит Ленин из опыта революции 1905 г.? Коротко остановлюсь на этих уроках, на главнейших статьях Ленина, особенно на статье "Уроки московского восста-


32 Ленин, Соч., т. IX, с. 116.

33 Там же, т. VII, с. 385.

34 Там же, с. 383 - 384.

стр. 40

ния". Прежде всего Ленин в основу этих уроков кладет советы Маркса и Энгельса, которые он так сформулировал в 1917 г.:

"1) Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твердо, что надо итти до конца.

2) Необходимо собрать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо иначе неприятель, обладающий лучшей подготовкой и организацией, уничтожит повстанцев,

3) Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно переходить в наступление. "Оборона есть смерть вооруженного восстания".

4) Надо стараться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны.

5) Надо добиваться ежедневно хоть маленьких успехов (можно сказать ежечасно, если дело идет об одном городе), поддерживая, во что бы то ни стало, "моральный перевес". И наконец он берет слова Дантона: "Смелость, смелость и еще раз смелость".

В своей замечательной статье "Уроки московского восстания" Ленин прежде всего отмечает как один из главнейших уроков организационную отсталость и недостаточное руководство декабрьским восстанием, - "все организации не были подготовлены к этому, даже Коалиционный совет боевых дружин говорил (9 декабря) о восстании, как о чем-то отдаленном, и уличная борьба несомненно шла через его голову и помимо его участия".

Второе - это то, что мы недостаточно усвоили необходимую в этом случае тактику "отчаянно смелого, бесповоротного, решительного наступления". "Мы недостаточно усвоили себе эту истину". "А теперь, - говорит он, - не пассивность должны проповедывать мы, не простое "ожидание" того, когда "перейдет" войско, - нет, мы должны звонить во все колокола о необходимости смелого наступления и нападения с оружием в руках, о необходимости истребления при этом начальствующих лиц и самой энергичной борьбы за колеблющееся войско"35 .

Сама борьба за армию, за ее переход на сторону восставшего народа, по мнению Ленина, невозможна без того, чтобы массы не выступили с оружием в руках и не умели бы упорно отстаивать с оружием в руках дело революции. Ленин поэтому после декабря 1905 г. говорил, что "нужно разъяснить массам невозможность одной только мирной стачки и необходимость бесстрашной и беспощадной вооруженной войны" 36 .

Только при этих условиях Ленин считал мыслимою нашу успешную борьбу за войско. Ленин привел целый ряд примеров, когда


35 Ленин, Соч., т. X, с. 52.

36 Там же, с. 50.

стр. 41

мы не умели бороться за войско, когда мы опаздывали с этим делом, а противник воспользовался нашей медлительностью, нашей пассивностью, когда наши запоздалые директивы ослабляли активность масс. Здесь опять-таки мы имеем дело с отсталостью в руководстве. Этот существенный недостаток мы можем видеть и в ряде восстаний после 1917 г., когда организация плетется за движением масс, а не дает руководящих указаний, не направляет его. Это, наоборот, расслабляет наши силы, это дает противнику возможность сконцентрировать свои силы и выиграть время.

Однако задача партии пролетариата заключается не в том только, чтобы со всей объективностью констатировать бесспорные недостатки движения; пролетариат критикует каждый свой шаг для того, чтобы набрать силы для нового движения, нового наступления. Поэтому Ленин, учитывая опыт декабрьского восстания, говорил, что революции есть еще куда итти. Этим он пояснил мысль, что формы борьбы пролетариата еще далеко неисчерпаны, что если правительству уже некуда итти дальше расстрела восставшего народа, то у пролетариата, который использует опыт 1905 г., имеется еще возможность итти дальше. Революция 1917 г. вполне оправдала этот прогноз. Возможность "итти дальше" есть и у пролетариата передовых капиталистических стран, как бы ни были велики военно-технические силы и средства классового врага.

Ленин особенно подчеркивал значение декабрьского восстания как сочетания различных форм классовой борьбы, как высшей формы классовой борьбы. Он говорил, что декабрьское вооруженное восстание есть высшая точка восходящей линии революционной борьбы. Это важно не только для освещения прошлого, - это важно и для завтрашнего дня пролетарской революции. И сейчас еще в ряде западноевропейских партий можно встретить неверные рассуждения относительно того, что массовая политическая стачка может решить дело. Недооценка значения вооруженного восстания как высшей формы классовой борьбы есть по сути дела отрыжка меньшевистского понимания революции, желание избежать вооруженного столкновения, продолжение тактики "скрещенных рук". Надо против этих меньшевистских остатков понимания революции бороться самый решительным образом. Намечая неизбежность будущей борьбы, новой вооруженной борьбы, Ленин определял, какой она должна быть, каким должно быть это вооруженное восстание. "Оно должно быть, по возможности, единовременно. Массы должны знать, что они идут на вооруженную, кровавую, отчаянную борьбу"37 .

Возьмем например гамбургское восстание, там массы не знали,


37 Ленин, Соч., т. X, с. 53.

стр. 42

на что они идут. Если мы возьмем ревельское восстание в декабре 1924 г. - массы не знали, что затевает партия, и даже на другой день они недоумевали: что же, собственно говоря, тут происходит?

В N 330 "Правды" от 1/ХII 1930 г. дана правильная оценка этого восстания. Привожу существенную выдержку из этой статьи: "Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс, это - во-первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа, это - во-вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах половинчатых друзей революции. Это - в-третьих".

Все эти три условия имелись налицо к 1 декабря 1924 г. в Эстонии. И ЭКП действовала вполне по- ленински, обращая сугубое внимание на военную подготовку и проведение восстания, ибо "раз есть налицо эти условия, то отказаться от отношения к восстанию как к искусству значит изменить марксизму и изменить революции"38 .

Почему же все-таки ревельское восстание закончилось поражением пролетариата? Почему при общем революционном настроении масс, при явной поддержке лозунгов компартии громадным большинством населения, при почти полном развале буржуазных верхов, при наличии великолепно продуманного военного плана восстания вооруженная борьба не имела успеха? Основная причина поражения ревельского восстания заключается в неправильном понимании эстонскими товарищами требования Ленина о подходе к вооруженному восстанию как к искусству.

Компартия Эстонии непосредственно перед восстанием сумела втянуть в революционную классовую борьбу громадные массы трудящихся. Однако в решительный момент, во время вооруженной борьбы за власть, эти массы остались пассивными зрителями. Компартия не сумела организационно и в военном отношении увязать выступление передового боевого отряда с выступлением масс. Все внимание уделялось действиям боевых дружин. Из фабрик и заводов, из войсковых частей и учреждений были изъяты наиболее активные товарищи и включены в состав боевых дружин. Заводы и войсковые части в решительную минуту остались без надлежащего руководства. Партия надеялась на стихийное развертывание" вооруженной борьбы, а не на ее организацию изнутри. Боевые дружины, на которые делалась основная ставка, были плохо сколочены, плохо знали оружие и совершенно не были подготовлены для упорного ведения уличных боев. Из-за этого пов-


38 Ленин, Соч., т. XXI, с. 195.

стр. 43

станцы были слишком быстро разбиты. "Они ушли с поля боя еще раньше, чем успели развернуться головные колонны главных сил ревельского пролетариата" 39 . А между тем весь опыт революции говорит о том, что успех восстания прямо зависит от того, насколько массы усвоят уроки революции, насколько они будут подготовлены и политически, и в организационном военно-боевом отношении к самому решительному наступлению.

"Презрение к смерти должно распространяться в массах, и обеспечить победу. Наступление на врага должно быть самое энергичное; нападение, а не защита должно стать лозунгом масс, беспощадное истребление врага - станет их задачей; организация борьбы сложится подвижная и гибкая; колеблющиеся элементы войска будут втянуты в активную борьбу"40 .

Вот как Ленин намечал будущую вооруженную борьбу.

ДЕКАБРЬСКОЕ ВОССТАНИЕ КАК ВЫСШАЯ ТОЧКА РЕВОЛЮЦИИ

Ленин считал декабрьское восстание высшим пунктом развития революции. В письме к рабочим Красной Пресни он прямо говорил: "Это был высший пункт развития первой рабочей революции против царизма". Но почему этот высший пункт не привел к победе? "Массы были тогда еще слишком не развиты, слишком разрозненны и не поддержали пресненских и московских героев, с оружием в руках поднявшихся против царской помещичьей монархии. За поражением московских рабочих последовало поражение всей первой революции". Но вместе с тем это декабрьское вооруженное восстание имело громадное значение именно потому, что в царской монархии была пробита первая брешь, которая медленно, но неуклонно расширялась и расслабляла старый средневековый порядок. Затем, после декабрьского восстания, "в трудящихся массах города и деревни подвиг московских рабочих внес глубокое брожение". До декабрьского восстания 1905 г., говорил Ленин, "народ в России оказывался неспособным на массовую вооруженную борьбу с эксплоататорами. После декабря это был уже не тот народ". Это Ленин писал уже в 1920 г., учитывая весь пройденный путь. Поэтому он считает, что после 1905 г. начинаются уже арьергардные бои Он в цюрихском докладе, в 1917 г. прямо говорил:

"Декабрьское восстание - высшая точка революции 1905- 1908 гг. С подавлением декабрьского восстания начинается нисходящая линия революции. И в этом периоде есть чрезвычайно интересные моменты; стоит только вспомнить двукратную по-попытку самых боевых элементов рабочего класса прекратить отступление революции и подготовить новое наступление". Но


39 "Правда" N 330 (4775) от 1/ХII 1930.

40 Ленин, Соч., т. X, с 53

стр. 44

"своей вершины революция 1905 г. достигла в декабрьском восстании в Москве". "Октябрь и декабрь 1905 г. знаменуют высшую точку восходящей линии российской революции" 41 .

ДЕКАБРЬСКОЕ ВОССТАНИЕ И БОРЬБА НА ДВА ФРОНТА

Необходима напомнить что и в революции 1905 г. партия наша вела борьбу на два фронта Мы вели борьбу против меньшевиков, которые говорили, что никакого восстания не было, что, по сути дела, это был путч- это был неудавшийся бунт, что это выдумало "Новое время", будто бы в Москве было вооруженное восстание. Но мы тогда вели борьбу и "налево", против переоценки сложившейся ситуации, когда не только после 1905 и 1906, но и после 1907 гг. отзовисты и другие говорили о том, что по сути дела ничего не изменилось, что остаются прежние формы борьбы. Ленин после, говоря о бойкоте, писал, что тогда, в 1905 -1907 гг., нам действительно казалось, что еще не исчерпана революционная обстановка, возможность близкого нового шквала. Но на самом деле мы ошибались - после 1905 г. это были уже арьергардные бои, которые мы должны были расценивать как отступление. Он писал, что

"Октябрьско-декабрьский период был периодом максимальной свободы, максимальной самодеятельности масс, максимальной широты и быстроты рабочего движения на почве, очищенной натиском народа от монархическо-конституционных учреждений, законов и зацепок, на почве "междувластья", когда старая власть была уже обессилена, а новая, революционная, власть народа (советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и пр.) еще недостаточно сильна для полной замены старой власти. Декабрьская борьба решила вопрос в иную сторону: старая власть победила, отбив натиск народа, удержав за собой позицию. Но само собой разумеется, эту победу не было еще оснований считать решительной победой. Декабрьское восстание 1905 г. имело свое продолжение в виде целого ряда разрозненных и частичных военных восстаний и стачек лета 1906 г. Лозунг бойкота виттевской думы был лозунгом борьбы за сосредоточение и обобщение этих восстаний".

Нас упрекали меньшевики в том, что мы вообще начали борьбу в декабре, когда мы не были достаточно подготовлены. Но вопрос ведь стоял так, как писали в свое время Маркс и Энгельс, что бывают такие моменты, когда поражение менее деморализует массу, чем сдача без борьбы. Декабрь неизбежно вытекал из всего опыта политической борьбы масс в течение предыдущих месяцев Мы действительно внесли бы деморализацию в ряды рабочих, если бы мы в декабре отказались принять бой.

Само собою разумеется, надо иметь в виду, что Ленин неоднократно предупреждал против игры в восстание, против легкомысленного обращения с лозунгом восстания. Именно потому, что воору-


41 Ленин, Соч., т. XIX, с. 355

стр. 45

женное восстание есть самая острая форма классовой борьбы, нельзя при всяких условиях провозглашать восстание, нельзя его ускорять, подхлестывать, если для этого восстания нет необходимых условий.

Ленин говорил после революции 1905 г., когда мы ожидали наступления нового шквала революции, что нам следует говорить только о более серьезной и основательной подготовке к восстанию. Нельзя, говорил Ленин, легкомысленно его выдвигать, но и нельзя пятиться от него назад, если лозунг вооруженного восстания уже брошен в массы.

ДЕКАБРЬСКОЕ ВОССТАНИЕ И МЕНЬШЕВИКИ

Необходимо хотя бы коротко остановиться на наших тогдашних разногласиях с меньшевиками. Вы знаете взгляд Плеханова, который он высказывал после революции 1905 г. о том, что "не надо было браться за оружие", точно так же и его рассуждение о том, как было бы хорошо, если бы мы работали среди офицерства, его юнкерских частей, и его довольно-таки недалекие рассуждения насчет значения крестьянских частей, пехоты и проч. и проч. Но надо иметь в виду, что меньшевики тогда и прямо ренегатски утверждали, что декабрьское восстание не было восстанием. Но если в Москве, даже по самым скромным данным было никак не меньше 1 000 вооруженных дружинников, а со сменами около 8 тыс. человек, если в течение десяти дней фактически шла борьба нескольких десятков тысяч войск правительства с восставшим народом, если были разрушены артиллерией целые кварталы, то изображать это дело не как восстание могут только меньшевики, которые советовали вооружать пролетариат "жгучей потребностью самовооружения". Поэтому нам необходимо особенно бороться против всяких попыток сейчас умалить значение этого восстания, умалить значение подготовки масс к этому восстанию, сводить эту подготовку к "психологической".

Вы помните попытку Плеханова сравнить себя в оценке восстания с Марксом. Маркс, дескать, так же сигнализировал Парижской Коммуне, что она не должна принимать вызова, - Парижская Коммуна не послушалась и была разбита. Вы также знаете, как Маркс боролся против выступлений при неблагоприятных условиях и как он примкнул к этому выступлению тогда, когда оно началось. Как он оценивает движение Парижской Коммуны? Если сравнить оценку Лениным декабрьского восстания 1905 г., то можно сравнить ее только с оценкой, данной Марксом Парижской Коммуне. Декабрьское восстание 1905 г. было после Парижской Коммуны самым величайшим актом классовой борьбы пролетариата. Оно действительно создало совершенно новую обстановку для борьбы пролетариата, оно создало новый революционный народ. И если декабрь 1905 г. не привел нас к

стр. 46

победе, то во всяком случае, мы всем опытом 1905 г. подготовляли победу 1917 г.

Неправильно поэтому смазывать и преуменьшать значение этого восстания, как такого момента, который с наибольшей остротой противопоставляет пролетариат буржуазии, в этот момент уже вступившей в сделку с царизмом.

Я еще раз обращаюсь к т. Горину, так как он поступает неправильно, когда говорит, что "если буржуазная сущность меньшевиков и не была вскрыта в революцию 1905 г., то исключительно потому, что пролетариату не пришлось непосредственно столкнуться на баррикадах с русской буржуазией"42 . Но ведь точно так же можно сказать, что пролетариат Парижской Коммуны не сталкивался непосредственно с буржуазией, потому что он имел перед собой армию версальцев, которая состояла не только из буржуа, но и из крестьян. Буржуазия необязательно должна сама непосредственно выступать во всякой революции, да еще на баррикадах. Она для этого имеет свои отряды, наемные отряды, которые выступают. Пролетариат не видит никогда на баррикадах непосредственно буржуазию. Но это не значит, что он за рейхсвером, скажем, или за каким-нибудь фашистским отрядом Пилсудского не может разглядеть буржуазию. Такого рода оценка, мне кажется, преуменьшает остроту той классовой борьбы, которая была в 1905 г., когда именно на этом опыте, как говорит Ленин, пролетариат познал все классы, их роль в этой борьбе и все партии. С этой точкой зрения Ленина расходится вышеприведенное мнение т. Горина.

ТРОЦКИЗМ И ВОССТАНИЕ В 1905 г.

Особое место занимает в истории 1905 г. Троцкий. На этом нам надо остановиться обязательно. Вы знаете, что Троцкий изображает дело так, что в 1905 г. он был очень близок к большевикам. Он даже осмеливается утверждать, что резолюцию о вооруженном восстании для III съезда партии составил он, а Красин согласился с ней, и она была примята III съездом партии, - хотя все факты и документы, опубликованные Институтом Ленина, показывают, что здесь Троцкий занимается самым непозволительным хвастовством и подделкой истории. Впрочем этим он за последнее время занимается так же усердно, как и рыбной ловлей в Босфоре. Так вот следует отметить, что с самого начала 1905 г. мы имеем со стороны Троцкого такие выступления, которые ничего общего с большевизмом не имеют, хотя Троцкий иногда в своих перманентных колебаниях и петушинских перелетах и "приближался" к большевикам.

Начну с оценки вопроса о войне Мы выступили в революции 1905 г, как пораженцы, и это надо отметить. Если например сей-


42 Горин, Очерки по истории Советов, с 83

стр. 47

час мы ставим вопрос о благоприятных условиях для вооруженного восстания в капиталистических странах, то мы говорим, что они могут создаться также в случае попытки империалистических правительств посредством интервенции решить спор между двумя системами - "кто - кого". Ведь теперь вопрос о пораженчестве будет стоять далеко не так, как он стоял в прошлую империалистическую войну, когда с. -д. удалось обмануть массы лозунгами оборончества, лозунгами мира и лозунгами участия на стороне своего буржуазного правительства в борьбе против "врага", против народа другой страны. Для миллионов рабочих, для десятков миллионов трудящихся в этих странах теперь после опыта империалистической войны и после тринадцатилетнего существования пролетарской диктатуры будет ясно, что они не могут защищать капиталистическое отечество. Но нам надо иметь в виду, что вопрос о пораженчестве возникает не с этой империалистической войны. Для истории русской революции он начинается, если хотите, с 1905 г., когда Троцкий защищал лозунг "мир во что бы то ни стало".

Вот что писал Троцкий в брошюре "Наши политические задачи".

"Отправным пунктом той кампании, которую мы должны открыть немедленно, опираясь на все имеющиеся у нас личные и организационные силы, должна быть, разумеется, война. Лозунг, который она дает, нам ясен: Мир и свобода! Мы должны выдвинуть этот лозунг не только как формулировку нашего принципиального отношения к войне, но как цель, которой мы хотим достигнуть немедленно. "Мир во что бы то ни стало".

Этим лозунгом начинается и кончается каждая прокламация, каждая агитационная речь. Необходимо учитывать все результаты войны и делать их достоянием массы. Прокламации простые, ясные и по возможности краткие, должны покрыть всю Россию, и все они в каждый данный период агитации должны бить в одну точку: Мир во что бы то ни стало. К этому лозунгу "призовите всех; пусть дойдет наш призыв в каждую мастерскую, в каждую деревню, в каждую хижину. Пусть городские работники сообщат сельским свое высшее понимание и образование. Говорите, рассуждайте всюду, ежедневно, неустанно, беспрерывно. Чем больше миллионов голосов повторят наше требование тем громче раздастся в ушах тех, к кому обращено". (Лассалль, Гласный ответ ЦК.)43 .

У Троцкого вы не найдете ни слова о том, что поражение царских войск по сути дела выгодно для революции.

Точно также и взгляды Троцкого на восстание ничего общего не имели с большевизмом. У Троцкого в то время было чисто меньшевистское представление о значении политической стачки и о соотношении между стачкой и восстанием.


43 Л. Троцкий, Наши политические задачи, с. 86 - 87.

стр. 48

Он говорил в своей речи на суде в 1907 г., оценивая 1905 г.: "Политическая стачка, вопреки сомнению господина председателя, есть в сущности своей восстание". И дальше он поясняет, почему, каким образом политическая стачка действует на власть:

"Она парализует ее жизнедеятельность. Современное -государство даже в такой отсталой стране, как Россия, опирается на централизованный хозяйственный организм" и проч. и проч. "Она парализует хозяйственный аппарат государства, разрывает связи между отдельными частями административной машины, изолирует и обессиливает правительство. С другой стороны, она политически объединяет массу рабочих с фабрик и заводов и противопоставляет эту рабочую армию государственной власти. В этом, господа судьи, и есть сущность восстания"44 .

Из этого вытекает, что удачная политическая стачка может закончиться полным поражением правительства, и дело может обойтись и без вооруженного восстания.

Затем он в этой же своей речи развивает свое представление о плане и о подготовке к восстанию. "Восстание масс не делается, господа судьи, а совершается. Оно есть результат социальных отношений, а не продукт плана". Здесь - чисто меньшевистские противопоставления плана восстания стихийному результату социальных отношений.

"Его нельзя создать, его можно предвидеть. В силу причин, которые от нас зависят так же мало, как и от царизма, открытый конфликт стал неизбежен. Каждый день он все ближе и ближе надвигается на нас. Готовиться к нему для нас означало сделать все, что можно, чтобы свести к минимуму жертвы этого неизбежного конфликта. Думали ли мы, что для этого нужно прежде всего заготовить оружие, составить план военных действий, назначить для участников восстания места, разбить город на определенные части, - словом сделать то, что делает военная власть в ожидании "беспорядков", когда разделяет Петербург на части, назначает полковников для каждой части, передает им определенное количество пулеметов и всего того, что необходимо для пулеметов. Нет, мы не так понимали свою роль. Готовиться к неизбежному восстанию, - а мы, г-да судьи, никогда не готовили восстания, как думает и выражается прокуратура, мы готовились к восстанию - для нас это, прежде всего означало просветлять сознание народа, разъяснять ему, что открытый конфликт неизбежен; что все то, что дано, опять будет отнято; что только сила может отстоять право; что необходима могучая организация революционных масс; что необходимо грудью встретить врага; что необходима готовность итти в борьбе до конца, что иного пути нет. Вот в чем состояла для нас сущность подготовки к восстанию".

Ведь это и есть полное отрицание организации восстания, меньшевистское отрицание организа-


44 Л. Троцкий, Наша первая революция, т. II, ч. 2, с. 168.

стр. 49

ции восстания, это то же самое меньшевистское рассуждение, что не надо заботиться о вооружении масс, а надо вооружать их "жгучей потребностью самовооружения". И дальше:

"Колеблющаяся армия сложила бы свое оружие у ног вооруженного народа. Но оружия у массы не было, нет и в большом количестве не может быть. Значит ли это, что масса обречена на поражение? Нет! Как ни важно оружие, но не в оружии, г-да судьи, главная сила. Нет, не в оружии! Не способность массы убивать, а ее великая готовность умирать, - вот что, г-да судьи, с нашей точки зрения, обеспечивает в конечном счете победу народному восстанию".

Конечно великая способность умирать, т. е. беззаветная преданность революции, является неизбежным условием победы восстания; но в том виде, как Троцкий изображает это дело, - а ведь он имеет в виду защиту революции 1905 г., - получается "защита" ее чисто меньшевистская. В этом представлении нет абсолютно ничего общего с нашим большевистским ленинским пониманием восстания. О действительном восстании здесь нет ни одного слова.

О баррикадах Троцкий говорит, что баррикады могут играть только моральную роль. "По нашему мнению народное восстание "готово" не тогда, когда народ вооружен пулеметами и пушками, - ибо в таком случае оно никогда не было бы готово, - а тогда, когда он вооружен готовностью умирать в открытой уличной борьбе".

Я на этом кончу свои выдержки из этого документа, которые показывают, что Троцкий был меньшевиком с головы до ног, что у него ничего не было большевистского. Его попытка примазаться к нашей большевистской резолюции о восстании показывает, что он вообще не понимал ее характера.

Если взять то, что выдвигал Троцкий, будучи председателем Петербургского совета в 1905 г., то мы увидим, что он выдвигал требование удаления войск из столицы: не борьба за армию, а удаление войска из столицы. Он рассказывает, как он поймал какого-то студента и спросил его, о чем ему говорить - об амнистии? Студент ответил: "Об амнистии все будут говорить и помимо нас. Требуйте удаления войск из Петербурга. Ни одного солдата на 25 верст в окрестности" 45 .

Очень любопытно, что этот мифический "студент" натолкнул Троцкого на замечательно "гениальную" мысль требовать вывода войск из столицы. Конечно Троцкий прекрасно знал, что войска из столицы не будут выведены в результате его речей и советов, но он говорил "Мы не можем, не хотим и не должны жить под ружейными дулами. Граждане! нашим требованием да будет удаление войск из


43 Л. Троцкий, Наша первая революция, т. II, ч. 2, с. 24.

стр. 50

Петербурга! Пусть на 25 верст вокруг столицы не останется ни одного солдата. Свободные граждане сами будут охранять порядок"46 .

В то время, как мы призывали к братанию на фронте гражданской войны с солдатами, призывали массы бороться за солдат, перетягивать их на свою сторону, вести громадную работу среди войск, - Троцкий ничего об этом не говорит. Наоборот, он повествует о том, как его пригласили на такой- то журфикс в какое-то высокопоставленное общество и как он рассказывал, собравшимся там белогвардейским офицерам о создавшемся положении. Троцкий сообщает нам: "Я в свою очередь указал на то, что рабочие безоружны, что вместе с ними безоружна свобода, что в руках офицеров ключи к арсеналам нации, что в решительную минуту эти ключи должны быть переданы тому, кому они принадлежат по праву - народу. В первый и, вероятно, в последний раз в жизни мне пришлось выступить перед такого рода аудиторией" 47 .

Но чем он оказался перед такого рода аудиторией? Самым обыкновенным либералом, а не революционером, который должен был бы поставить перед ними остро вопрос о борьбе, который бы сказал, что они будут раздавлены революцией, что революция будет беспощадна по отношению к ним. Он резко бы поставил вопрос хотя бы перед группой сочувствующих из собравшихся там. А тут была либеральная речь перед гвардейскими офицерами о том, что у них находятся ключи к арсеналам нации, - блестящая фраза и больше ничего.

У Троцкого в 1905 г. не было также ни в малейшей степени ленинского представления о советах. Как он например объяснял, почему нужен был Хрусталев как беспартийный председатель? Он объяснял это тем, что "доверяя председательство беспартийному лицу, социал-демократия рассчитывала на свой политический контроль. Она не ошиблась. Уже через 3 - 4 недели колоссальный рост ее влияния и силы сказались между прочим и в том, что Хрусталев публично заявил о своем присоединении к социал-демократии"48 .

Что было бы например, если бы мы выдвинули, скажем, в 1917 г. беспартийного председателя Совета? Это было бы политическое идиотство. Но почему Троцкий возводит в перл революционной тактики то, что председатель Совета - беспартийный адвокат? Опять-таки потому, что он, разумеется, не понимал роли советов как органов революционной власти. Совет занимался пышными декларациями, пышными обращениями, но по сути дела, организационной подготовки восстания Петербургский совет под председательством Троцкого и Хрусталева не вел.


47 Л Троцкий, Наша первая революция, т. II, ч. 2, с 73 - 74.

46 Там же, с 25.

48 Там же.

стр. 51

В этом вся беда, и Петербургский совет в самый серьезный момент, когда нужно было, чтобы он действительно стал во главе восстания, оказался для этого неспособным. Впрочем Троцкий считал, что Петербург вообще не может начать движения, что Петербург не может победить. Он прямо говорил о том, что Петербург не может взять на себя инициативу движения.

"9 января неизгладимо врезалось в сознание масс. Лицом к лицу с чудовищным гарнизоном, ядро которого образуют гвардейские полки, петербургские рабочие не могут брать на себя инициативу революционного восстания; их миссия, как это показала октябрьская стачка, нанести последний удар абсолютизму, уже потрясенному восстанием в остальной стране. Только крупная победа в провинции могла создать в Петербурге психологическую возможность решительных действий. Но этой победы не было - и колебания сменились отступлением"49 .

Конечно это неправильное объяснение. Несмотря на то, что мы в 1917 г. тоже считали, что можно начать революцию и в Москве, мы имеем все же начало революции, и очень удачное начало революции, именно в Петербурге.

Все эти факты говорят о том, что в 1905 г. Троцкий был по важнейшим вопросам революционной тактики меньшевиком.

РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ И ВОПРОС О ВОССТАНИИ

Наша оценка 1905 г. была бы совершенно неполной если бы мы не остановились, хотя бы бегло, на взглядах Розы Люксембург и люксембургианцев по вопросу о восстании. Это имеет сейчас особенно большое значение, когда мы говорим о западноевропейских компартиях, среди которых отрыжки люксембургианских настроений, отрыжки таких оценок еще сейчас имеют очень большое значение.

Вы знаете, что у Розы Люксембург ошибки в этом вопросе шли по двум линиям:

1) Недооценка роли организации вооруженного восстания. Эта оценка* вытекала у Розы Люксембург из того, что она и самую-то организацию партии представляла себе тоже как стихийный процесс. У нее не было правильного понимания соотношений между стихийностью и сознательностью.

2) Колебания по вопросу о неизбежности вооруженного восстания при увеличении роли всеобщей стачки.

Но надо тут же отметить, что если кое в чем взгляды Розы Люксембург являются отрыжкой взглядов II Интернационала, то Роза Люксембург была все же величайшей революционеркой. Ленин говорил по отношению к ней, что "орлам случается и ниже кур спускаться, но курам никогда до облак не подняться". Он называл ее орлом, ко-


49 Л. Троцкий, Наша первая революция, т. II, ч. 2, с. 122

стр. 52

торый иногда в своей борьбе спускался на землю, но меньшевистским курам не подняться никогда до облаков, до каких подымалась Роза Люксембург. Эта оценка абсолютно правильна, она оправдана всей жизнью Розы.

Но мы проявили бы величайшее неуважение к памяти такого революционера как Роза Люксембург, если бы обошли ее ошибки по вопросу о восстании.

Как она расценивала самое восстание 1905 г.? Она оценивала его конечно не так, как Плеханов. Она говорила: "Взрыв революции в Москве, в "сердце революции", не только бьет обухом царя и правительственные партии, он уничтожает плюгавое гадание наших псевдопатриотов, этих каркающих ворон революции, которые постоянно бросали фразы о "московской темноте", о "московском верноподданничестве, "о московских зверях". Богатырь - московский пролетариат- тронулся и кровью своей плюнул в лицо этим воронам и сорокам. Пусть банда эта теперь скулит под скамьей".

Но вместе с тем, когда мы приходим к оценке ее взглядов на организацию восстания, мы видим, как ошибки Розы мешали ей правильно подойти к вопросу о восстании.

Она писала в 1905 г. в "Форвертс" в статье "Политический переворот в России": "Овладеть и руководить не началом революционного взрыва, а его концом, его результатами - такова единственная разумная цель, какую может ставить себе политическая партия, если не хочет впадать ни в фантастические иллюзии, переоценивая свои силы, ни в бессильный пессимизм". В этом одно из главных ее отличий от большевиков. Мы ставили вопрос о том, что партия с самого начала руководит восстанием, организует это восстание, а не только овладевает его концом. Тот, кто не может руководить началом, вряд ли сумеет овладеть концом восстания.

В 1915 г. в статье "Кризис социал-демократии" она писала: "Здесь лежит разница между крупными кризисами истории и маленькими народными выступлениями, которые хорошо дисциплинированная партия может легко проводить в мирное время под дирижерскую палочку "инстанций". Исторический момент вызывает каждый раз соответствующую форму движения и сам создает себе новое, изобретает неизвестное до сих пор средство борьбы, определяет и обогащает арсенал народа, не заботясь о всевозможных предписаниях партии". Здесь также сквозит недооценка большевистского понимания роли партии, ее руководящей роли, значения "предписаний партии", т. е. правильных руководящих указаний партии, ее директив. В 1917 г. она писала:

"Революция, к сожалению, не делается по команде, но это и не есть задача социалистической партии. Ее обязанностью является лишь всегда смело "сказать, что есть", т. е. давать массам

стр. 53

ясное и четкое представление об их задачах в данный исторический момент, дать политическую программу действий и лозунги, которые из этой ситуации вытекают. Заботу же о том, свяжется ли и когда массовый революционный подъем с этими лозунгами, социализм должен спокойно предоставить самой истории". (Разрядка моя - Е. Я.).

Приведенные выписки показывают, насколько Роза Люксембург не понимала, какое громадное значение имеет организующая роль партии. Споры, которые вел Ленин с меньшевиками о том, что мы должны организовать революцию, конечно имеют отношение в значительной степени и к такого рода взглядам, проявляемым нашими товарищами, сплошь и рядом скатывающимися к этой точке зрения, к недооценке сознательной организующей роли партии в революции.

Не менее опасны для революции колебания Розы Люксембург по вопросу о том, неизбежно ли вооруженное восстание, раз такое громадное значение приобретает всеобщая политическая стачка. Опыт 1905 г. и опыт всех последующих политических стачек, массовых политических стачек, подчеркивает, какое могучее оружие имеет пролетариат в виде политических стачек. Было бы величайшей опасностью преуменьшать роль и значение всеобщей политической стачки. Но не менее опасно, когда во всеобщей политической стачке видят высшую форму классовой борьбы, игнорируя постановку вопроса о восстании. А между тем, уже в декабре 1918 г. Роза говорит о решительной борьбе, не говоря прямо о вооруженной борьбе: "Отсюда следует, - писала Роза, - что в наступающей фазе революции забастовки будут не только разрастаться, но они будут стоять в центре, в решающей точке революции, отодвигая на задний план вопросы чисто политического характера". Это конечно неправильно, и на этом нам необходимо сейчас заострить внимание особенно западноевропейских товарищей.

Уже после спартаковского восстания, Роза несколько пересмотрела свои взгляды, и в ее предсмертной статье "Порядок царит в Берлине" мы видим уже несколько иную оценку восстания. "Вожди оказались не на должной высоте. Но вожди могут и должны быть созданы вновь массами и из среды масс. Массы - вот решающий момент, они - то поле, на котором будет достигнута окончательная победа революции. Массы были на высоте, они обратили это "поражение" в звено той цепи исторических поражений, которые являются гордостью и силой международного социализма. И поэтому на этом поражении расцветает будущая победа. "Порядок царит в Берлине". О! тупые палачи. Ваш "порядок" построен на песке. Завтра революция с грохотом снова подымется на вас и вам на страх возвестит гласом трубным "Я была, я есмь, я буду!"

стр. 54

ПРОВЕРКА БОЛЬШЕВИСТСКОГО ОПЫТА 1905 г. в 1917 г.

Надо было бы, товарищи, сегодня более подробно остановиться на уроках восстания нашей революции 1917 г. и на уроках восстания в других странах после 1917 г. К сожалению за поздним временем, я должен сократить эту существенную часть своего доклада.

В 1917 г, мы имели проверку всех методов борьбы 1905 г., нашей большевистской тактики, наших большевистских взглядов на движущие силы революции, нашего отношения к другим партиям. Именно в этом смысле Ленин подчеркивал, что революция 1905 г. есть генеральная репетиция революции 1917 г., есть проверка всех классов, программ, идеологий, проверка правильности всей нашей партийной линии. Последующие годы дополнили, обогатили революционный опыт партии пролетариата и в 1917 г. дали ему возможность, на основе этого опыта, пройдя через ряд отдельных ошибок, притти к Октябрьской победе.

Начну коротко с апрельских дней. Ленин в "Письме к товарищам", касаясь вопроса о том, можно ли было брать власть в апрельские дни, прямо говорит, что "мы хорошо знали тогда, что Советы еще не наши, что крестьяне еще верят пути либердановско-черновскому, а не пути большевистскому, восстанию, что, следовательно, за нами большинство народа быть не может, что, следовательно, восстание преждевременно".

Здесь Ленин подчеркивает, что "необходимо сочетание наученной опытом сосредоточенности сознательных и близкого к отчаянию настроения ненависти к локаутчикам и капиталистам у широчайших масс, необходима определенная организация этих масс, чего мы еще не имели в апрельские дни". Ленин, основываясь на опыте апрельских и июльских дней, ставит вопрос о том, как должны подходить марксисты к восстанию и чем отличается марксизм в вопросах восстания от бланкизма. Он говорит что "восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это - во-первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это - во-первых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов" 50 . Раз эти условия налицо, мы имеем условия для восстания. Значит, не заговор, а опора на передовой класс, опора на революционный подъем масс и затем наличие активности масс при колебании в рядах противника Ленин считал необходимым условием для восстания. Этот взгляд Ленина мы можем проследить во всех документах 1917 г.


50 Ленин, Марксизм и восстание, Соч., т. XIV, ч. 2, с. 136.

стр. 55

Ленин перечисляет целый ряд условий, при которых военный заговор является бланкизмом.

"Если этот военный заговор устраивает не партия определенного класса, если его устроители не учли политического момента вообще и международного в особенности, если на стороне этой партии нет доказанного объективными фактами сочувствия народа, если развитие событий революции не привело к практическому опровержению соглашательских иллюзий мелкой буржуазии, если не завоевано большинство признанных "полномочными" или иначе себя показавших органов революционной борьбы вроде "советов", если в армии (буде дело происходит вовремя войны) нет вполне назревшего настроения против правительства, затягивающего несправедливую войну против воли народа, если лозунги восстания (вроде "Вся власть советам", "земля крестьянам", "немедленное предложение демократического мира всем воюющим народам в связи с немедленной же отменой тайных договоров и тайной дипломатии", и. т. п.) не приобрели широчайшей известности и популярности, если передовые рабочие не уверены в отчаянном положении масс и в поддержке деревни, - поддержке, показанной серьезным крестьянским движением или восстанием против помещиков и защищающего их правительства, если экономическое положение страны внушает серьезные надежды на благоприятное разрешение кризиса мирными и парламентскими средствами" 51 .

Эти ценные указания Ленина являются алгебраической совершенно точной, проверенной опытом революции формулой, которой всякий революционер в любой стране должен руководствоваться, должен научить применять ее к данной политической обстановке для того, чтобы решить вопрос о том, имеется ли благоприятная обстановка для восстания, для захвата власти. Анализируя июльские дни, Ленин указывает, что в июльские дни этих условий не было. Стало-быть, в июльские дни захват власти был бы преждевременным, был бы бланкизмом. И неправ конечно Троцкий, который говорит о том что, дескать, партия взяла тогда несколько левее. Не партия взяла левее. Нам и в 1917 г. пришлось вести борьбу на два фронта: с меньшевиками, которые были против дальнейшего развития революции, и с капитулянтами, с соглашателями в нашей собственной среде, вроде Зиновьева, Каменева, Рыкова и др., которые были против восстания; и нам нужно было вести борьбу налево, с теми, кто был несколько "левее" партии, вроде Богдатьева, которые считали возможным раньше чем были налицо условия для захвата власти, взять власть. Сталин писал тогда в "Правде" по поводу апрельских дней: взять власть мы конечно могли, но мы не могли бы ее удержать. И в этом суть дела. Когда мы имеем налицо такие условия, что мы можем быть уверены в том, что мы не только захватим власть на


51 Ленин, Письмо к товарищам, Соч., т. XIV. ч. 2, с. 286 (разрядка моя - Е. Я.)

стр. 56

несколько часов, а мы эту власть удержим, - тогда мы ставим вопрос о захвате власти.

Обстановка в сентябре была совершенно иная, и Ленин, анализируя эту обстановку в статье "Марксизм и восстание", говорит:

"За нами большинство класса, авангарда революции, авангарда народа, способного увлечь массы. За нами большинство народа, ибо уход Чернова есть далеко не единственный, но виднейший, нагляднейший признак того, что крестьянство от блока с. -р. (и от самих с. -р.) земли не получит. А в этом гвоздь общенародного характера революции. За нами выгода положения партии, твердо знающей свой путь, при неслыханных колебаниях и всего империализма, и всего блока меньшевиков с эсерами. За нами верная победа, ибо народ совсем уж близок к отчаянию, ибо он не видит никаких других средств борьбы"52 .

В начале 1917 г. в письме к П. К. и М. К. Ленин писал, что в Петрограде теперь, если в Москве будет одержана победа, победа обеспечена на 9 /10 бескровно.

Ленин писал в этом письме:

"Аграрное движение растет, правительство усиливает дикие репрессии. В войске симпатии к нам растут. (99% голосов солдат за нас в Москве, финляндские войска и флот против правительства- свидетельство Дубасова о фронте вообще). В Германии начало революции явное, особенно после расстрела матросов. Выборы в Москве - 47% большевиков - гигантская победа. С левыми с. -р. - явное большинство в стране. При таких условиях - "ждать" - преступление".

Тут мы стоим перед вопросом о назначении восстания на определенный срок. Наша большевистская точка зрения заключается в том, что когда есть условия для революции, мы можем назначить восстание на определенный срок. И это доказал опыт 1917 г. Дело конечно не в том, чтобы приурочить его к какому-нибудь съезду, как это предлагал обязательно Троцкий, - приурочить в том смысле, что резолюции съезда будут решать вопрос о переходе власти. Не резолюции съезда решают вопрос о переходе власти, а фактическая организация восставшего пролетариата, стоящего во главе народа, во главе революционных масс, способного в этот момент взять власть силой. И Ленин дает примерный иллюстративный план такого захвата власти. Мы, большевики, тем и отличаемся, что мы придавали плановость, организованность этому восстанию. Разработка плана имеет здесь громадное значение. Ряд военных специалистов (как подполковник Хартенштейн и полковник Ровецкий) - наши классовые враги, разрабатывающие вопросы подавления восстания, подчеркивают как ценное, опасное, важное у большевиков именно то, что большевики действуют по определенному плану, что у них этот план есть, что они умеют как следует расставлять силы,


52 Ленин, Соч. т. XIV, ч. 2, с. 137.

стр. 57

что они умеют и с малыми силами добиться тех успехов, которых нельзя добиться, если этого плана нет.

Ленин дает поэтому прямые указания, как применять марксистские положения по отношению к конкретному вопросу - к вопросу о восстании и захвате власти. Он дает в "Советах постороннего" совершенно точный план, который по сути дела и был выполнен в Октябрьские дни.

Когда Троцкий рассказывает нам, что Октябрьская революция была на 9 /10 решена тем, что он, Троцкий, придумал замечательную резолюцию, то ведь это не что иное, как самообман Троцкого, как попытка втереть очки массам насчет того, как в действительности совершилась революция. Конечно Троцкий был мастер составлять резолюции; но революция конечно не совершилась от того, что Троцкий принял замечательное решение. Если бы мы не имели на своей стороне "Авроры", если бы мы не имели на своей стороне хорошо подготовленных военных организаций, своей проверенной Красной гвардии, если бы мы не вели активной борьбы за переход войск на нашу сторону, если бы мы не вели борьбы за крестьянские массы, если бы мы не выдвинули таких лозунгов о земле, о мире и т. п., то конечно исход восстания мог бы быть иным, затяжка революции была бы конечно гораздо большей, и еще неизвестно, как бы мы справились тогда с теми трудностями, которые выдвинула перед нами революция.

Два слова насчет предположения Ленина, что начать может и Москва. Конечно нельзя сказать, что был только один возможный путь борьбы. При известных условиях, при другой расстановке наших планов и Москва могла бы начать успешнее наступление. Фактически, если говорить о значении хороших резолюций, то дело было так, что Московский совет раньше провел целый ряд мероприятий, фактически означавших диктатуру пролетариата - национализацию целого ряда предприятий рабочими, например национализацию Ликтинской мануфактуры, где хозяева отказались работать, чтобы уморить "костлявой рукой голода" рабочих, и целый ряд других мер, которые показали, что Советы под руководством большевиков становятся на путь пролетарской диктатуры.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОПЫТОВ ВОССТАНИЯ В 1905 И 1017 гг.

Я могу лишь очень коротко остановиться на опыте революций в других странах. Прежде всего необходимо указать на полемику Ленина с Радеком по вопросу о "чистой" социалистической революции в связи с ирландским восстанием 1916 г. Помните - по вопросу об ирландском восстании Радек заявил, что это путч, так как "ирландский вопрос был аграрный вопрос, крестьяне были успокоены реформами, националистическое движение теперь было чисто город-

стр. 58

ским, мелкобуржуазным движением, за которым, несмотря на большой шум, который оно производило, социально стояло немногое". Ленин решительнейшим образом выступал против этого и говорил, что "по пословице "нет худа без добра" многим товарищам, не понимавшим того, в какое болото скатываются они, отрицая "самоопределение" и пренебрежительно относясь к национальным движениям мелких наций, откроются глаза теперь под влиянием этого "случайного" совпадения оценки представителя империалистической буржуазии с оценкой социал-демократов!"

И Ленин дает определение того, что такое путч и что такое восстание. "О "путче", - говорит Ленин, - в научном смысле слова говорить можно только тогда, когда попытка восстания ничего, кроме кружка заговорщиков или нелепых маньяков не обнаружила, никаких симпатий в массах не вызвала". Ленин борется против предрассудка, против вреднейшей иллюзии, будто может быть "чистая" социалистическая революция, к которой не примешивались бы ручейки недовольства других, непролетарских слоев народа. "Думать, что мыслима социальная революция без восстаний маленьких нации в колониях и в Европе, без революционных взрывов части мелкой буржуазии со всеми ее предрассудками, без движения несознательных пролетарских и полупролетарских масс, против помещичьего, церковного, монархического, национального и т. п. гнета - думать так, значит отрекаться от социальной революции. Должно быть выстроится в одном месте одно войско и скажет: "Мы за социализм", а в другом - другое и скажет: "Мы за империализм", и это будет социальная революция! Только с подобной педантски смешной точки зрения мыслимо было обругать ирландское восстание "путчем".

Кто ждет чистой социальной революции, тот никогда ее не дождется. Тот революционер на словах, не понимающий действительной революции".

Эта статья Ленина, это заострение вопроса на том, что "чистой" социалистической революции быть не может, что социалистическая революция в любой стране пройдет через целый ряд восстаний мелких наций в колониях и в Европе, через ряд революционных взрывов части мелкой буржуазии со всеми ее предрассудками, через ряд движений несознательных пролетарских и полупролетарских масс, имеет огромное современное значение. Партия должна иметь в виду борьбу масс против помещичьего, церковного, монархического, национального и т. п. гнета. Это надо особенно учесть нашим западноевропейским товарищам, ибо в революцию 1905 г. мы имели именно такой переплет, когда национальный вопрос приобрел громадное значение. Нельзя забывать, что в революционных восстаниях на национальных окраинах - в Польше, в Прибалтийском крае, в Закавказье и т. д. - национальный гнет самодержавия имел очень большое значе-

стр. 59

ние, был стимулом этой революции. И в особенности это нам нужно иметь в виду по отношению к целому ряду европейских стран, где у нас до сих пор недооценивают значения борьбы за крестьянство, за мелкую буржуазию, недооценивают значения антирелигиозной борьбы и т. п. Ведь в современной Германии например и в других странах фашисты крепнут между прочим за счет некоторых слоев крестьянства, городского мещанства, городской мелкой буржуазии, служащих и части рабочих, т. е. тех, как говорил Ленин, -"несознательных пролетарских и полупролетарских масс, которые хотят бороться против помещичьего, против церковного, монархического, национального и тому подобного гнета, но не научились правильно, по- пролетарски бороться". Бороться за эти массы, за участие в целом ряде массовых организаций, которые переходят на нашу сторону, - вот какие важные задачи вытекают из этого для всякого пролетарского революционера, для всякой коммунистической партии.

Позвольте остановиться несколько подробнее на опыте кантонских коммунаров. Мы имеем неплохой сборник материалов53 , ряд неопубликованных материалов в Коминтерне, и мы можем с уверенностью сказать, что если кантонские коммунары и потерпели поражение, то в значительной степени потому, что был недостаточно учтен опыт русской революции с точки зрения стратегических и практических уроков пролетарского восстания.

Нужно иметь в виду, что это восстание правильно характеризуется Коминтерном, с одной стороны, как героический арьергардный бой китайского пролетариата, с другой - как знамя новой советской фазы революции. В течение 58 часов южная столица Китая была в руках пролетариата. Правда, в этой столице еще были районы, не захваченные нами. Это конечно дало потом перевес противнику. Но все же 58 часов на большей части территории Кантона господствовал пролетариат.

Кантонская коммуна имеет то значение, что с этого момента китайский пролетариат становится действительно гегемоном китайского революционного движения, несмотря на поражение этого восстания и жесточайшее подавление его. Он остается, как говорит воззвание Коминтерна, "образцом величайшего героизма китайских рабочих". Если мы слышим троцкистские и другие причитания по этому поводу, то они ничем не отличаются от плехановских причитаний 1906 г., что не надо было браться за оружие в декабре 1905 г.

Был ли налицо тот национальный кризис, о котором говорит Ленин, как об одном из обязательных условий революции? Весь анализ обстановки говорит о том, что именно были такие условия. Но надо отметить, что влияние китайской компартии на массовую орга-


53 "Кантонская коммуна", Гич.

стр. 60

низацию кантонских рабочих было ничтожно. Это признают сами руководители движения. Наша китайская компартия не научилась бороться за массовые организации пролетариата. Там были желтые профсоюзы, по отношению к которым китайские товарищи забыли советы Ленина, что мы должны работать в самых реакционных организациях пролетариата. Мелкая буржуазия была еще на стороне Гоминдана, хотя в целом ряде провинций уже было организовано крестьянское движение, но как раз в довольно значительной зоне вокруг самого Кантона крестьянские массы этим движением не были захвачены, не было организованных крестьянских масс. Затем вне Кантона в значительных военных частях партия не вела революционной работы.

Партия готовилась к восстанию организованно, у нее около 2 тыс. рабочих было организовано в боевые дружины, в Красную гвардию, но эта Красная гвардия была до того слабо подготовлена, что когда в руки восставших попало 30 пушек, то только 5 из них частично были использованы. Пулеметы, которые попали к ним в руки в большом числе, почти что не были использованы. Руководство восстанием было необычайно плохо организовано. Арсенал, в котором находилось больше 10 тыс. винтовок и который мог быть захвачен при наличии того оружия, какое было, не был захвачен, что дало потом возможность империалистам вооружить желтые профсоюзы и раздавить движение. Затем не расправились с захваченными контрреволюционерами потому, что решили, что над ними нужен какой-то судебный процесс вместо того, чтобы сразу же поставить их к стенке. Поэтому целый ряд виднейших контрреволюционеров потом вышел из тюрьмы и тут же принялся расправляться с коммунарами. Конфискация имущества этих реакционеров тоже не была проведена. Когда почти что не было денег для покупки провианта, - несколько миллионов серебра лежало в банках нетронутыми. Мы видим здесь воспроизведенными все те ошибки, какие были указаны Марксом по отношению к Парижской Коммуне, - эти ошибки оказались налицо в Кантонской коммуне. Штаб 4-й дивизии контрреволюционных войск не был изолирован, -он мог сноситься со своими. Разведочная служба была организована самым отвратительным образом. Когда уже начали отступать, то все же значительная территория была захвачена коммунарами. Но не было даже попытки построить баррикады. Ничего не было сделано, чтобы помешать контрреволюционной армии притти на помощь.

Внутри Кантона массы были недостаточно вовлечены в движение. Один из товарищей в своем отчете ИККИ говорит: "Мы не вовлекли в работу своих же товарищей, и поэтому неудивительно, что рабочие были очень плохо организованы. Большинство разоруженных солдат рассеялось по городу. Восстание не было увязано с вол-

стр. 61

нениями железнодорожников, вспыхнувшими на трех железнодорожных линиях. Мы не уделили должного внимания флоту, который так и остался в руках противника. Наша партия не уделила достаточного внимания низовым организациям рабочих" и т. д.

Товарищи, при всех этих недостатках и ошибках наших китайских товарищей, мы должны сказать словами Энгельса: "Разбитые армии хорошо учатся". После кантонского восстания мы видели китайских рабочих, которые, можно сказать, только после кантонского восстания поняли, в чем заключается их ошибка, как им надо итти к победе. И мы убеждены в том, что если теперь в другом каком-нибудь таком же центре удастся даже не на 58 часов, а на несколько часов захватить власть, то уже не будут повторены эти ошибки и такое громадное количество оружия, которое имела в своем распоряжении кантонская армия, будет теперь использовано уже по другому.

В отношении гамбургского восстания надо также сказать, что целый ряд недостатков и ошибок этого восстания не может обесценить положительного опыта этого восстания, доказавшего возможность успешной вооруженной борьбы в современном большом европейском центре. Было замечательно проведено разоружение полицейских участков, баррикады тоже были построены замечательно. Но основной недостаток движения: массы не были втянуты в это движение, массы не получили достаточного руководства, достаточной информации даже о задачах начавшегося движения. Это отмечают даже наши противники. Упомянутый уже полковник Ровецкий говорит, что "организация вооруженных сил восставших, равно как и само восстание, не были надлежащим образом подготовлены". И он отмечает, какие недостатки были у коммунаров.

"Вообще не было политической подготовки восстания в полном смысле этого слова. Это обнаружилось уже утром 23 октября, когда широкие рабочие круги были буквально застигнуты врасплох восстанием, это сказалось и во время самого боя, так как восставшие получали из районов весьма ограниченную помощь. Во всем Гамбурге только в трех районах - Аймсбютель, Бармбек и Шифбек - были более значительные силы восставших. В районе порта было почти полное спокойствие, за порядком там следила наспех сорганизованная милиция. В других рабочих районах, столь многочисленных в Гамбурге, происходили лишь манифестации и в лучшем случае, отдельные вооруженные выступления коммунистов". "План проведения восстания, хотя и правильный в общих чертах, не был все же достаточно точно и подробно разработан, он не обеспечивал например в более широком смысле слова самого восстания, не предвидел возможности захвата или повреждения центральной телефонной станции, повреждения вокруг города ж. -д. линий и т. п.".

стр. 62

Нам надо отнестись со всей серьезностью и к планам подавления восстаний, разрабатываемым нашими врагами, и к этим оценкам нашего классового врага, к ним надо прислушаться самым внимательным образом, надо, чтобы в наших военных академиях, в наших школах, и в школах, которые организуются нашими компартиями за границей, товарищи изучали этот опыт восстаний, изучали свои собственные ошибки и прислушивались к классовому врагу, изучая его собственные планы подавления революции.

К сожалению я не могу за поздним временем остановиться на целом ряде других не менее интересных восстаний, как ревельское, как болгарское восстание, как захват власти в Кракове в 1923 г. Все эти факты заслуживают самого внимательного изучения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вряд ли нужно сейчас доказывать, какое громадное значение имеет именно для победы международной революции опыт декабрьского восстания 1905 г. и победа в октябре 1917 г., которая явилась результатом использования этого опыта.

Я напомню вам только основное, что писал Ленин в 1920 г. рабочим Красной Пресни. Он писал, что

"после декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бойцов, которые победили в 1917 г. и которые теперь - через все неимоверные трудности, побеждая муки голода и разрухи, созданные империалистической войной - отстаивают дело всемирной победы социализма".

Нам необходимо помнить, что декабрьское движение 1905 г., как говорил Ленин, велико потому, что оно в первый раз превратило

"жалкую нацию, нацию рабов (как говорил Н. Г. Чернышевский в начале 60 гг.), в нацию, способную под руководством пролетариата довести до конца борьбу с гадиной самодержавия и потянуть в этой борьбе массы. Это движение велико потому, что пролетариат показал здесь на опыте возможность завоевания власти демократическими массами, возможность республики в России, показал "как это делаете я", показал практический приступ масс к конкретному выполнению этой задачи. Декабрьской борьбой пролетариат оставил народу одно из тех наследств, которые способны идейно-политически быть маяком для работы нескольких поколений".

В самом деле, прошло уже 25 лет после восстания 1905 г., но не только сегодня, а в течение многих еще лет декабрьское восстание 1905 г. будет живым источником революционного опыта для миллионных масс во всех странах, ибо этот опыт невиданно богат по своим формам борьбы, ценен по сочетанию вооруженного восстания с другими методами борьбы, по своей массовости, по идеологическому наследству, которое пролетариату осталось.

стр. 63

Практически, уже в конце 1905 г. были поставлены основные вопросы современного пролетарского движения.

Массовые стачки и вооруженные восстания сами собой ставили на очередь дня вопрос о революционной власти и о диктатуре, ибо эти приемы борьбы неминуемо порождали - сначала в местном масштабе - изгнание старых властей, захват власти пролетариатом и революционными классами, изгнание помещиков, иногда захват фабрик и т. д. и т. п. Массовая революционная борьба указанного периода вызвала к жизни такие невиданные раньше в мировой истории организации, как советы рабочих депутатов, а вслед за ними советы солдатских депутатов, крестьянские комитеты и т. п." 54 .

Мы бы неправильно использовали этот опыт, если бы мы упустили громадную роль и значение "партийного руководства, ибо только это правильное партийное руководство, правильное сочетание революционной теории с уменьем практически поставить и разрешить задачу, дало нам возможность, во-первых, правильно учесть политическую обстановку в 1905 г., а в 1917 г. это дало нам возможность широко и смело поставить все задачи борьбы". Не хвостистски констатировать только факты, а смело проявить инициативу организованного авангарда пролетарских масс. Именно это руководство дало нам возможность от несовершенной военной технической подготовки 1905 г, перейти к гораздо более высокой технической подготовке 1917 г., обеспечившей нам победу восстания. Именно это руководство партии дало нам возможность поставить организационную сторону дела на такую громадную высоту, чего никогда не понимали меньшевики. Именно это руководство партии дало нам возможность в момент, когда нам нужно было отступать, маневрировать, совершать это отступление в порядке для того, чтобы от этой передышки, которую нам давало отступление, перейти к новому социалистическому наступлению.

Это социалистическое наступление теперь на наших глазах развертывается во всем мире в величайшую социалистическую революцию. Эта великая социалистическая революция неминуемо закончится победой пролетариата, если он учтет весь громадный революционный опыт восстаний 1905 и 1917 гг., громадный опыт революций после 1917 г. и сумеет исправить ошибки, допущенные в этой борьбе отдельными компартиями и всем движением в целом.


54 Ленин, К истории вопроса о диктатуре, т. XII с 350.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Статьи-ОПЫТ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-МАССОВОЙ-СТАЧКИ-И-ВООРУЖЕННОГО-ВОССТАНИЯ-ПЕРВОЙ-РУССКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-В-СВЕТЕ-УЧЕНИЯ-МАРКСА-ЛЕНИНА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Ем. Ярославский, Статьи. ОПЫТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МАССОВОЙ СТАЧКИ И ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СВЕТЕ УЧЕНИЯ МАРКСА-ЛЕНИНА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 13.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Статьи-ОПЫТ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-МАССОВОЙ-СТАЧКИ-И-ВООРУЖЕННОГО-ВОССТАНИЯ-ПЕРВОЙ-РУССКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ-В-СВЕТЕ-УЧЕНИЯ-МАРКСА-ЛЕНИНА (дата обращения: 26.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Ем. Ярославский:

Ем. Ярославский → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
353 просмотров рейтинг
13.08.2015 (775 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
5 дней(я) назад · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
6 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
8 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
27 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
30 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
30 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Статьи. ОПЫТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МАССОВОЙ СТАЧКИ И ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СВЕТЕ УЧЕНИЯ МАРКСА-ЛЕНИНА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK